Вкус жизни. XII глава.

6 февраля 2012 - Мария Вестер

Городок Шорт сложно было назвать цитаделью увеселительных заведений, но и тихим ночным городом он не был. Когда мы пересекли границу города, неоновые вывески магазинов ослепили мои уставшие глаза.
Когда же я рассмотрела, что именно продавалось в большинстве из них – то пришла в замешательство. Оружие. Прилавки были заполнены огнестрельным и холодным оружием, возле входов в магазины и лавочки были припаркованы десятки байков, и у меня невольно родились ассоциации с фильмом «От заката до рассвета».
– Одного не понимаю: что мой отец забыл в этом богом забытом месте? – я озиралась по сторонам, и надеялась хотя бы добраться до того места где живет наш оборотень. Кто знает, что за порядки у них в городе – ощущение, будто у них тут боевые действия проходят. Волнение Джейсона ощутила и я.
– Что случилось? – я немедленно повернулась к вампиру.
Он взглянул на меня, но прямого ответа не дал.
– Нам надо поскорее убраться из этого района и найти более тихое место для ночлега. А потом я тебе все расскажу.
Я честно сказать, не ожидала, что он будет так откровенничать со мной. С другой стороны, у меня из головы не шло то видение, когда я видела Джейсона в прошлом рядом со мной. Что? Что все это значит?! У меня голова так взорвется от вопросов без ответов.
Небольшой отель мы нашли только спустя полчаса. Жаловаться не приходилось, и я стойко стерпела то, что спать мне придется на кровати с клопами и тараканами; ну хотя бы магазинчиков с боеприпасами поблизости не было. На улице стемнело, я, рассчитывая выспаться, застилала кровать, и в этот момент ко мне в комнату зашел Джейсон. Необычно хмурый, он присел на край и молча разглядывал цветы на обоях. Так прошла пара минут, и тишина начала невыносимо давить на нервы. Я села рядом с ним, подобрав под себя ноги.
– Ну, рассказывай, что за великую тайну ты хотел мне поведать, о, сильнейший из рода… – таинственным шепотом, полным сарказма заговорила я, ткнув его в бок.
Джейсон одарил меня задумчивым взглядом, я чувствовала, что он не хочет рассказывать мне о том, что было ему известно, но он, очевидно, плохо знал меня… если что-то является тайной, покрытой мраком, я непременно должна это знать.
– Джейсон, я тебя стукну, если ты мне сейчас же все не расскажешь! Давай, колись, что там за секрет такой, о котором мне, по-твоему, нельзя знать?
Хм, а ведь и, правда, чтение мыслей незачем, когда ты чувствуешь своего собеседника.
– Когда той ночью мы сражались с вампирами, я успел перекинуться с одним из них парой слов. На тот момент времени нас интересовал лишь вопрос, где найти оборотня-вампира, так?
Я кивнула.
– Единственный о ком он слышал, живет в городе Шорт.
Я настолько опешила от сказанного, что не могла произнести ни слова! Джейсон, зная меня, понял, что сейчас будет гневная тирада по поводу такой наглости – он все время знал, где обитает наш объект и не сказал ни слова, – потому, он зажал мне рот рукой и продолжил:
– Этот город находится под покровительством моего отца, Мэри. Эти лавочки с оружием – его рук дело, он торгует здесь тем, что не приносит пользы ему самому. Я не мог сказать тебе об этом, потому что не хотел, чтобы мы оказались в этом городишке. А потом судьба сама привела нас сюда и должен сказать, мне это совсем не нравится! Ты обещаешь не кричать?
Я по-прежнему не владела своим языком, да и дыхание что-то сбивалось, потому просто кивнула. Он отпустил меня, и вновь принялся разглядывать стены.
– А… почему ты не мог просто сказать мне все тогда?
– И ты бы послушалась меня? Не поехала бы?
– Нет, конечно! Только я одного не понимаю – что такого в том, что твой отец контролирует этот город? – я смотрела на Джейсона и удивлялась тому, как из недавнего настороженного вампира-одиночки он стал доверчивым, переживающим и очень трогательным существом.
– Он знает здесь все – каждую улицу, дом и каждого жителя. – Джейсон встал и прошелся по комнате. Остановился возле бордюра кровати, облокотившись на него. – Я думаю, он знал и про оборотня… Тебе опасно здесь находится, понимаешь?! Возможно все это лишь для того, чтобы поймать тебя в ловушку, и убить.
Чертовски сложно держать свои чувства под контролем, чтобы не выдать себя. Я ведь и раньше знала, что Ричард буквально заманил нас сюда, чтобы мы расправились с тем, с кем расправиться нереально. Что все это подстроено. Но если оно так и должно быть – видение, в котором я истекала кровью, было моим будущим, значит…
Я улыбнулась. Нельзя мне давать волю чувствам – Джейсон сразу все поймет, и прикует меня цепями к этой вот кровати, чтобы я осталась жива. Ну и кого я из него сделала? Плаксивого сопливого вампира? Придется развеять все его подозрения, чтобы он потерял бдительность.
– Джейсон, ну скажи мне, пожалуйста, – я приблизилась к краю кровати и точно так же как он облокотилась на бордюр. – Зачем такие сложности твоему отцу? Зачем тогда он послал тебя со мной, чтобы ты защищал меня до самого конца? Логики здесь нет никакой, а твой отец, пожалуй, отличается разумом? – Я заглянула в его глаза, хотела, чтобы он поверил мне. В таком случае я смогу хоть немного поспать, а на утро сделать все возможное, чтобы Джейсон не пошел со мной на верную смерть.
– Да, ты права, – Джейсон не выдержал мой взгляд и отвел глаза. Жаль, мне они очень нравятся.
– Спокойной ночи, Джейсон. И не мучай себя раздумьями. Отдохни, завтра предстоит сложный день.
Его ладонь накрыла мою, я, как и раньше ощутила прохладное прикосновение, но теперь мне казалось, что оно наполнено нежностью. Джейсон посмотрел на наши соединенные руки, словно подтверждая мои мысли и призывая не оставлять без внимания этот жест, а потом пожелал спокойной ночи и удалился в соседнюю комнату. Как и всегда он будет бодрствовать ночью.
Да, печать нас связывает. Но надеюсь, если он будет далеко от меня, то не так остро почувствует то, что случится… Почему это сосущее чувство беды появляется где-то в районе желудка и настойчиво требует, чтобы его заглушили? Если что-то должно случиться, то я сделаю все зависящее от меня, чтобы оградить близких мне людей от боли. В данном случае я очень кстати захватила с собой пару ножей из Драконова дерева, которые сейчас лежали в сумке возле кровати. Так я смогу обездвижить вампира и... вернулась моя С., и продолжила за меня речь, которая в ее исполнении казалась издевательством:
«Обездвижишь его, уйдешь на бойню и что? Не вернешься. А ты подумала о них? – С. намекала на родителей. – Ах да, тебе ведь нет никакого дела до их чувств. Да и с чего ты взяла, что этому вампирчику не безразлично, что с тобой будет? Он защищает тебя только из-за приказа отца. Подумаешь, проявил милосердие пару минут назад! Дура! И в кого ты влю…»
Замолчи! Иногда, кажется, ты специально выводишь меня из себя, не хочу больше слышать тебя! И С. замолчала, но я еще слышала ее смех. Рассчитывая все же выспаться, я закрыла глаза и спустя какое-то время провалилась в сон.

Вы никогда не задумывались над тем, откуда берутся необращенные вампиры, которые сильнее обычных укушенных вурдалаков? Я знала об этом, но старалась не заострять внимание, настолько ужасным и мерзким был для меня этот процесс обращения. И вот этой ночью я увидела воочию то, что предшествовало рождению, назовем его так, Джейсона Найдкроу. Это не было в моей прошлой жизни, это даже не принадлежало мне, но что-то или скорее кто-то хотел, чтобы я это увидела.
И проклиная таинственного некто, пославшего мне видение, что серой нитью стелилось под ногами, я пошла по нему, чтобы узнать…
Белый аристократический особняк, молодая семейная пара, счастливые муж и жена, которая вот-вот должна была родить первенца. Они завтракали на веранде, а я чувствовала себя непрошеным гостем и наглым наблюдателем семейной идиллии. Я почуяла запах крови, который исходил от беременной женщины. Две жизни, два человека пахнут в два раза сильнее. Но я пришел сюда не за тем, чтобы убить и утолить жажду.
Чужое сознание, чужие эмоции. Они мне неприятны, но вырваться из видения я не могу, придется досмотреть до конца. Спустя какое-то время простого наблюдения я поняла, чьи глаза стали мне проводником в прошлое – Ричард Найдкроу. Он мне и здесь не дает прожить свою собственную жизнь, постоянно вмешиваясь в нее.
Вампир наблюдал за женщиной, и, дождавшись темноты, он взлетел на балкон. А я сдерживала себя, чтобы не слиться с ним сознанием. Мне были противны его мысли и желания, с которыми он плавно подошел к кровати.
Женщина спала. Мощный гипноз подавил ее желание закричать, когда она увидела его, проснувшись от шороха. Улыбка на лице была оскалом, и вампир прокусил свое запястье. Он заставил ее пить… И заставил молчать, превратив в марионетку. Женщина заплакала от боли, ее начало тошнить от крови вампира, лишь тогда Ричард отнял руку от ее лица, и склонился над животом, приподняв подол ночной рубашки.
Я зажала рот рукой, боясь закричать. Но меня ведь здесь нет!? Ричард прокусил кожу девушки на животе. Он обращал ее ребенка. Роды начались через мгновение. Глаза женщины распахнулись, рот раскрылся, не издав ни звука, но ее сердце заорало от боли, разрываясь на части. И его я услышала.
Дверь в комнату распахнулась, на пороге появился мужчина.
Ветки кустов царапали мне лицо, я неслась сквозь лес, уходя от дома. В моих руках был новообращенный младенец. Он не дышал, не кричал, не подавал никаких признаков жизни, лишь красные глаза сверкали в темноте угольками. Он очеловечен, и тем сильнее. Он станет мне третьим сыном, обученным всему, что я знаю и что утаивал от других…
Я знаю, что я все-таки закричала, когда увидела в том младенце Джейсона. Закричала и проснулась, или проснулась и закричала. Не знаю, ничего не знаю, и знать не хочу. Как же болит…
Я не поняла, что ногтями царапаю грудь, мое сердце стучало как бешеное, и я не могла его унять. Даже успокаивающих слов Джейсона, прижавшего меня к себе, я не слышала. Только сновидение все еще преследовало меня – беззвучно кричащая женщина – мать Джейсона.
И он сам все видел. Что теперь будет?..

© Copyright: Мария Вестер, 2012

Регистрационный номер №0022853

от 6 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0022853 выдан для произведения:

Городок Шорт сложно было назвать цитаделью увеселительных заведений, но и тихим ночным городом он не был. Когда мы пересекли границу города, неоновые вывески магазинов ослепили мои уставшие глаза.
Когда же я рассмотрела, что именно продавалось в большинстве из них – то пришла в замешательство. Оружие. Прилавки были заполнены огнестрельным и холодным оружием, возле входов в магазины и лавочки были припаркованы десятки байков, и у меня невольно родились ассоциации с фильмом «От заката до рассвета».
– Одного не понимаю: что мой отец забыл в этом богом забытом месте? – я озиралась по сторонам, и надеялась хотя бы добраться до того места где живет наш оборотень. Кто знает, что за порядки у них в городе – ощущение, будто у них тут боевые действия проходят. Волнение Джейсона ощутила и я.
– Что случилось? – я немедленно повернулась к вампиру.
Он взглянул на меня, но прямого ответа не дал.
– Нам надо поскорее убраться из этого района и найти более тихое место для ночлега. А потом я тебе все расскажу.
Я честно сказать, не ожидала, что он будет так откровенничать со мной. С другой стороны, у меня из головы не шло то видение, когда я видела Джейсона в прошлом рядом со мной. Что? Что все это значит?! У меня голова так взорвется от вопросов без ответов.
Небольшой отель мы нашли только спустя полчаса. Жаловаться не приходилось, и я стойко стерпела то, что спать мне придется на кровати с клопами и тараканами; ну хотя бы магазинчиков с боеприпасами поблизости не было. На улице стемнело, я, рассчитывая выспаться, застилала кровать, и в этот момент ко мне в комнату зашел Джейсон. Необычно хмурый, он присел на край и молча разглядывал цветы на обоях. Так прошла пара минут, и тишина начала невыносимо давить на нервы. Я села рядом с ним, подобрав под себя ноги.
– Ну, рассказывай, что за великую тайну ты хотел мне поведать, о, сильнейший из рода… – таинственным шепотом, полным сарказма заговорила я, ткнув его в бок.
Джейсон одарил меня задумчивым взглядом, я чувствовала, что он не хочет рассказывать мне о том, что было ему известно, но он, очевидно, плохо знал меня… если что-то является тайной, покрытой мраком, я непременно должна это знать.
– Джейсон, я тебя стукну, если ты мне сейчас же все не расскажешь! Давай, колись, что там за секрет такой, о котором мне, по-твоему, нельзя знать?
Хм, а ведь и, правда, чтение мыслей незачем, когда ты чувствуешь своего собеседника.
– Когда той ночью мы сражались с вампирами, я успел перекинуться с одним из них парой слов. На тот момент времени нас интересовал лишь вопрос, где найти оборотня-вампира, так?
Я кивнула.
– Единственный о ком он слышал, живет в городе Шорт.
Я настолько опешила от сказанного, что не могла произнести ни слова! Джейсон, зная меня, понял, что сейчас будет гневная тирада по поводу такой наглости – он все время знал, где обитает наш объект и не сказал ни слова, – потому, он зажал мне рот рукой и продолжил:
– Этот город находится под покровительством моего отца, Мэри. Эти лавочки с оружием – его рук дело, он торгует здесь тем, что не приносит пользы ему самому. Я не мог сказать тебе об этом, потому что не хотел, чтобы мы оказались в этом городишке. А потом судьба сама привела нас сюда и должен сказать, мне это совсем не нравится! Ты обещаешь не кричать?
Я по-прежнему не владела своим языком, да и дыхание что-то сбивалось, потому просто кивнула. Он отпустил меня, и вновь принялся разглядывать стены.
– А… почему ты не мог просто сказать мне все тогда?
– И ты бы послушалась меня? Не поехала бы?
– Нет, конечно! Только я одного не понимаю – что такого в том, что твой отец контролирует этот город? – я смотрела на Джейсона и удивлялась тому, как из недавнего настороженного вампира-одиночки он стал доверчивым, переживающим и очень трогательным существом.
– Он знает здесь все – каждую улицу, дом и каждого жителя. – Джейсон встал и прошелся по комнате. Остановился возле бордюра кровати, облокотившись на него. – Я думаю, он знал и про оборотня… Тебе опасно здесь находится, понимаешь?! Возможно все это лишь для того, чтобы поймать тебя в ловушку, и убить.
Чертовски сложно держать свои чувства под контролем, чтобы не выдать себя. Я ведь и раньше знала, что Ричард буквально заманил нас сюда, чтобы мы расправились с тем, с кем расправиться нереально. Что все это подстроено. Но если оно так и должно быть – видение, в котором я истекала кровью, было моим будущим, значит…
Я улыбнулась. Нельзя мне давать волю чувствам – Джейсон сразу все поймет, и прикует меня цепями к этой вот кровати, чтобы я осталась жива. Ну и кого я из него сделала? Плаксивого сопливого вампира? Придется развеять все его подозрения, чтобы он потерял бдительность.
– Джейсон, ну скажи мне, пожалуйста, – я приблизилась к краю кровати и точно так же как он облокотилась на бордюр. – Зачем такие сложности твоему отцу? Зачем тогда он послал тебя со мной, чтобы ты защищал меня до самого конца? Логики здесь нет никакой, а твой отец, пожалуй, отличается разумом? – Я заглянула в его глаза, хотела, чтобы он поверил мне. В таком случае я смогу хоть немного поспать, а на утро сделать все возможное, чтобы Джейсон не пошел со мной на верную смерть.
– Да, ты права, – Джейсон не выдержал мой взгляд и отвел глаза. Жаль, мне они очень нравятся.
– Спокойной ночи, Джейсон. И не мучай себя раздумьями. Отдохни, завтра предстоит сложный день.
Его ладонь накрыла мою, я, как и раньше ощутила прохладное прикосновение, но теперь мне казалось, что оно наполнено нежностью. Джейсон посмотрел на наши соединенные руки, словно подтверждая мои мысли и призывая не оставлять без внимания этот жест, а потом пожелал спокойной ночи и удалился в соседнюю комнату. Как и всегда он будет бодрствовать ночью.
Да, печать нас связывает. Но надеюсь, если он будет далеко от меня, то не так остро почувствует то, что случится… Почему это сосущее чувство беды появляется где-то в районе желудка и настойчиво требует, чтобы его заглушили? Если что-то должно случиться, то я сделаю все зависящее от меня, чтобы оградить близких мне людей от боли. В данном случае я очень кстати захватила с собой пару ножей из Драконова дерева, которые сейчас лежали в сумке возле кровати. Так я смогу обездвижить вампира и... вернулась моя С., и продолжила за меня речь, которая в ее исполнении казалась издевательством:
«Обездвижишь его, уйдешь на бойню и что? Не вернешься. А ты подумала о них? – С. намекала на родителей. – Ах да, тебе ведь нет никакого дела до их чувств. Да и с чего ты взяла, что этому вампирчику не безразлично, что с тобой будет? Он защищает тебя только из-за приказа отца. Подумаешь, проявил милосердие пару минут назад! Дура! И в кого ты влю…»
Замолчи! Иногда, кажется, ты специально выводишь меня из себя, не хочу больше слышать тебя! И С. замолчала, но я еще слышала ее смех. Рассчитывая все же выспаться, я закрыла глаза и спустя какое-то время провалилась в сон.

Вы никогда не задумывались над тем, откуда берутся необращенные вампиры, которые сильнее обычных укушенных вурдалаков? Я знала об этом, но старалась не заострять внимание, настолько ужасным и мерзким был для меня этот процесс обращения. И вот этой ночью я увидела воочию то, что предшествовало рождению, назовем его так, Джейсона Найдкроу. Это не было в моей прошлой жизни, это даже не принадлежало мне, но что-то или скорее кто-то хотел, чтобы я это увидела.
И проклиная таинственного некто, пославшего мне видение, что серой нитью стелилось под ногами, я пошла по нему, чтобы узнать…
Белый аристократический особняк, молодая семейная пара, счастливые муж и жена, которая вот-вот должна была родить первенца. Они завтракали на веранде, а я чувствовала себя непрошеным гостем и наглым наблюдателем семейной идиллии. Я почуяла запах крови, который исходил от беременной женщины. Две жизни, два человека пахнут в два раза сильнее. Но я пришел сюда не за тем, чтобы убить и утолить жажду.
Чужое сознание, чужие эмоции. Они мне неприятны, но вырваться из видения я не могу, придется досмотреть до конца. Спустя какое-то время простого наблюдения я поняла, чьи глаза стали мне проводником в прошлое – Ричард Найдкроу. Он мне и здесь не дает прожить свою собственную жизнь, постоянно вмешиваясь в нее.
Вампир наблюдал за женщиной, и, дождавшись темноты, он взлетел на балкон. А я сдерживала себя, чтобы не слиться с ним сознанием. Мне были противны его мысли и желания, с которыми он плавно подошел к кровати.
Женщина спала. Мощный гипноз подавил ее желание закричать, когда она увидела его, проснувшись от шороха. Улыбка на лице была оскалом, и вампир прокусил свое запястье. Он заставил ее пить… И заставил молчать, превратив в марионетку. Женщина заплакала от боли, ее начало тошнить от крови вампира, лишь тогда Ричард отнял руку от ее лица, и склонился над животом, приподняв подол ночной рубашки.
Я зажала рот рукой, боясь закричать. Но меня ведь здесь нет!? Ричард прокусил кожу девушки на животе. Он обращал ее ребенка. Роды начались через мгновение. Глаза женщины распахнулись, рот раскрылся, не издав ни звука, но ее сердце заорало от боли, разрываясь на части. И его я услышала.
Дверь в комнату распахнулась, на пороге появился мужчина.
Ветки кустов царапали мне лицо, я неслась сквозь лес, уходя от дома. В моих руках был новообращенный младенец. Он не дышал, не кричал, не подавал никаких признаков жизни, лишь красные глаза сверкали в темноте угольками. Он очеловечен, и тем сильнее. Он станет мне третьим сыном, обученным всему, что я знаю и что утаивал от других…
Я знаю, что я все-таки закричала, когда увидела в том младенце Джейсона. Закричала и проснулась, или проснулась и закричала. Не знаю, ничего не знаю, и знать не хочу. Как же болит…
Я не поняла, что ногтями царапаю грудь, мое сердце стучало как бешеное, и я не могла его унять. Даже успокаивающих слов Джейсона, прижавшего меня к себе, я не слышала. Только сновидение все еще преследовало меня – беззвучно кричащая женщина – мать Джейсона.
И он сам все видел. Что теперь будет?..

Рейтинг: +1 253 просмотра
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 29 ноября 2012 в 13:38 0
5min Очень понравилось!