ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Свидетель бессмертия

 

Свидетель бессмертия

8 сентября 2012 - Александр Приймак
article75215.jpg

 

 

Свидетель бессмертия

 

 

 

 

Первая капля дождя упала на раскаленный  пляж. Быстрой змейкой молнии шарахнуло над остатками генуэзской крепости.

 

 

 

Не рискуя купаться в грозу, Алексей решил дать волю своему любопытству. Интересно же, - что осталось от бывшего военного городка подводников? Его остатки – красноречивые доказательства секретной мощи СССР – нависали над пляжем…

На краешке выступа, ведущего в открытое море, привязан плотик. На нем загорал местный мальчишка. Алексей, продираясь туда вдоль прибрежных камней, слегка оцарапал бок и колено, но – ура! - сошел на таинственный берег!

 

 

Он оказался полностью покрытым высохшими колючками и битым стеклом... Разбитые рамы, выдернутые розетки спальных корпусов и столовой… Но должно же хоть что-то остаться!  

 

 

Крохотное, явно подсобное помещение наполовину засыпано землей. Странно… возможно, - при бомбардировке…

И вдруг – змея!

Самая настоящая – черная, толстая, лоснящаяся на Солнце, длиной – сантиметров семьдесят. Она извивалась сантиметрах в двадцати от его голых ног и напрасно старалась спрятаться. Очевидно, она издали ощутила человека. Ее «пряталки» напоминали детские: главное – спрятать голову!..

Человек постоял миг-другой и уже хотел идти, как вдруг услышал шипение:

-                       Стой!.. Спасибо,  что … не убил. Ведь у меня еще же и детки есть!.. Чем я тебе могу прислужиться? Чем интересуешься? А-а-а! Я поняла – историями! Тогда давай сделаем так. Приходи  ровно в полночь на самую верхнюю генуэзскую башню.

Придешь?

Тело змеи снова заволновалось, но уже более плавно. Алексей решил, что лучше согласиться.

Пляж. Тревожный дневной сон…

И вот дом стал затихать. Стараясь не шуметь, Алексей пробирается к едва заметной в ночи крепости…

Хорошо, что он бывал здесь и раньше, а то мог бы и костей не собрать…

На часах 23.50… Вот уже почти и вершина – в реконструкционных «лесах».

Ну, я – на месте. 23.59… А где же Она?!..

Вглядывается в Ночь… Ни – ко -
 го!

 С неба покатилась звезда… Упала неподалеку от башни…А дальше…

Там что-то зашевелилось. Зашуршало по измельченному ракушняку и камешкам… Приближалась…его Знакомая…

Приползла. Положила головку на колено:

-                       Ждал? Не боишься?

Помолчали.

- Удивлен? Нет? - Правильно!

Это мы вам могли бы удивляться: ведь вы здесь недавно. А нам – миллионы лет!  Мы были еще при тираннозаврах! Даже орангутангов не было. Были только австралопитеки…

Приляг, если хочешь, - земля ещё теплая. Умаялся за день. Приляг! А я буду рассказывать.

Он лёг. Змея расположилась рядом. Ее головка колебалась на уровне его головы, слегка напоминая микрофон.

-                       Ну, вот - однажды на Землю прилетел огнедышащий Змей ... Только огонь у него бил не из ноздрей, а из трех… лап. Из его живота вышли ваши прародители.

 Это было в Сахаре. Оттуда вы все и расползлись со временем.

-                       Хм!..

-                       Да ты слушай, впитывай. Хмыкать будешь потом.

Шли столетия…

И вот из жерл вулканов начала выплескиваться раскаленная магма. Сгорело все, что могло.

Начался глобальный потоп. Он шел из северо-запада Европы: таяли ледники, сметая все живое.

И тронулись народы – кто на лодке Ноя, кто как – спасались.

Наиболее комфортным местом оказалось то, которое позднее назвали Треполье[1]. Тогда уже Змеи тоже были чтимы почти как Боги…

Но, после того как в «грехе» Адама и Евы обвинили Змея-Соблазнителя, отношение к нам изменилось.

-                       Но все это и я знаю – из книжек…

-                       Да, конечно, теперь у вас телевизоры, интернет… А хочешь, - мы с тобой посмотрим «живую историю»? Не боишься?  Тебе повезло: если змея семь лет не слышала церковного звона, она может летать! Только сначала я должна тебе сделать… прививку!

-                       То есть?

-                       Потом поймешь! Не бойся.

И она, сделав резкий выпад, в одно мгновение припала к моему плечу и … укусила его. Потом спустила с себя кожу, смочила ее слюной, слепила крылья и прикрепила их к спине.

- Садись сверху. И рули – хвостом. Сел? Стартуем. Полет в пространстве и времени.

И мы взлетели.

Меня проняло легким холодком.

Мелькали огоньки ночных клубов, стоянок автомашин и кораблей на рейде…

Вдруг половину города явственно осветила иллюминированная буква «Я».

-                       А это еще что?

-                       А то ты не знаешь… Но это временно. Я же предупреждала: полет будет необычный.

-                       А можно сразу, ну, например, в Триполье…

-                       Я хоть и змея, но на волшебницу только учусь. Но давай попробуем.

Теперь наш полет – где-то над степью, между Бугом и Днестром…

         Костер. Люди с копьями. Пасутся и фыркают у реки кони.

 Похоже, нас заметили. Тычут в наш бок пальцами, показывают жестами – трехглавый змей! Стреляют из луков. Вот один из стрельцов макнул стрелу в горле почти недвижной змеи и выстрелил. Стрела привычно пропела свою песню и… воткнулась в мое бедро, которое стало на глазах распухать.

- Что, - попали?!.. Не горюй. Вырви и выбрось! Смочи слюной. Летим дальше или…?!..

- Летим! Но давай немного выше!

- Ты же тогда ничего не увидишь. Лучше я тебя сделаю невидимкой.

Она повернула голову. Раскрыла челюсть и … плюнула фосфоресцирующей слюной. Алексей протянул руку и… не увидел ее.

Стало рассветать. Теперь мы летели низко: заметны были даже мелкие детали.

Люди с повязками на бедрах и в шкурах занимались обычными делами.

Одни выпаливали участки леса, корчевали пеньки. Вооружившись мотыгами и серпами, выращивали злаки.

 

 

Другие охотились на мамонтов, громким криком и копьями загоняя их в вырытые ямы, прикрытые ветвями. Добивали огромными дубинками.   

 

 

Третьи рыбачили: вместо крючков были остатки рыбьих позвоночников.

 В кузницах ковали изделия из меди и железной крицы.

 

 

Среди землянок и шалашей есть уже  и двухэтажные прямоугольные дома на каменном фундаменте. Первый этаж – сруб, на второй – глинобитный – приставлены деревянные лестницы. 

 

 

 

 

Возле домов – женщины. Они возятся с детьми, приручают диких коров, коз, овец и… волков, маленьких тигрят – кошек, каких-то осадистых птиц.   

 

 

-                       Ты там не угорел? Рана сильно болит?

-                       Терпимо. Давай попробуем заглянуть вовнутрь.

-                       Пригнись!

Пол оказался земляной, выкрашенный в красный  цвет.

Прямо напротив входа - шатроподобная печь, которая топилась по-черному: дым выходил в отверстие, вырезанное в потолке.

 Вдоль стен – приземистые глиняные лавы, разные корыта.

- А такое ты видел?

Мы незаметно зависли над хорошенькой девушкой в тонкой накидке.

- На руку ее посмотри!

На запястье ее тонкой белоснежной руки красовался браслет из кости мамонта – чрезвычайно утонченной обработки. Но еще более удивительным был орнамент. Он один к одному повторял те, что красуются и на наших вышиванках и пасхальных яйцах. А еще – в классических – греческих «меандрових» орнаментах!

- Вот это да!

- Не ожидал? Да, - похоже, этим земледельцам голод уже не угрожает. Интересно, что они станут делать в свободное время?

- Ну, ты же видела – украшения.

- Да, но это же явно – для знатных…

Смотри внимательнее!

И я стал примечать:

На деревьях - круглые ульи для пчел. А вот и медленный гончарный круг!

Деревянные прялки для изготовления полотен из лена и конопли. Из них шьют длинные домотканые рубашки для мужчин, пояса которых щедро украшены орнаментом и камнями. У женщин – безрукавные платья, украшенные вышивкой с костяными и начищенными до блеска медными бляшками.

Обувь – от сандалий до сапог из выделанной кожи!

- Тише подлетай: что-то лепят!

Женщины в кожаных фартуках  лепили без гончарного круга.  И вот из-под их рук появляются фигурки.

Это же Мать с ребенком возле груди! Вот откуда пошли потом все эти Мадонны…

- Священная Мать-Богиня! Мать – хранительница Рода и его традиций. Ведь мужчины часто и надолго уходили на охоту.

 Тем временем, слепив несколько фигур и сосудов для зерна, гончары устанавливают их на приподнятых подиумах прямоугольной или крестообразной формы, которые напоминают алтарь, - в печи на втором этаже дома.

На сосудах – орнаменты, закрученные змейками – как на боках, так и на верхнем ярусе – сплошной     волнистой линией: символ бесконечной жизни, смены поколений. Помнишь, как я сменила кожу … для полета?!..

Но мы же – еще и символ мудрости: астрологические знаки помнишь?

- Мы, змеи, особенно ужи, – жители вод. А земледельцам без воды – смерть. А вон – смотри – ритуальные чаши, которые напоминают спаренный бинокль и… женскую грудь! Как думаешь – зачем?

- Грудь – плодородие?

- Верно! А почему – четыре? Не знаешь?  Возможно, что двое из них  – просто женские. А вот еще двое – как отражения Всемирной Матери-Богини и нашей Божественной связи с Космосом. И одновременно – для ритуалов, во время которых вымаливают благословенный дождь.

На многих сосудах для зерна или воды – также две пары женских грудей.

 К ужу вообще отношение особое: он лично охраняет женщину, лежа на ее груди (символ животворной влаги, молока) и возле лона (материнство, жизнь). В некоторых домах ужи были за домовых – охранников.

А вот эти штрихи – это символ дождя. Ну и понятно – очень много изображений Солнца и Луны – этих властителей света и тьмы, чудодейственных истоков энергии, и важных факторов отсчета времени!

А вот посмотри, как в женских фигурках из костей менялось понятие красоты. Сначала  - это с широкобедрые матроны с причудливым татуированием. А позднее – фигурки юных девушек, с тонкой талией, неширокими бедрами и миниатюрной грудью. Иногда – в них – отпечатки зерен и признаки беременности.

 Временами – на лоне – пара змей – символ плодородия, гармонии между Мужчиной, символом которого был змей, и Женщиной, которую он охранял, и в то же время  - символ ... противоборства. Ведь символически Женщина может быть уподоблена Змее. Язычок обеих служит как для питания, так и для выпускания яда, который может служить лекарством, и для нашептывания мудрых истин. Женщина более живучая: будто сменяя кожу, подобно змее, тем самым персонифицирует непрерывность Жизни. Причем, в некоторых парных головках змей можно увидеть эвольвентно разделенные черные и белые поля женского и мужского начал – инь и янь. Кроме того, философское содержание еще более усиливается тем, что в черном поле уже содержится зародыш белого, и наоборот – в белом поле – зародыш черного…  Вот и змеи в разное время были носителями как добра, так и зла. Именно змей иногда изображали пожирателями главного светила – Солнца.

А вот, обрати внимание – невиданная роспись сосуда!

На двух верхних его ярусах – глаза-солнца, брови – из больших дождевых полос, а ручки сосуды – будто бы уши. Четыре глаза-солнца – как четыре поры года, четыре времени суток…

Как твоя рана – печет?!

-                       Ой, - печет сильно…

-                       Поворачиваем!

Они приземлились возле разрушенной генуэзской крепости. Змея облизала его рану и… улетела:

-                       До завтра! В то же время!

Алексей побрел домой. Заснул мгновенно. Снов не было. Как провалился.

И вдруг холодный пот даже во сне пронял Алексея: прямо на него летел огромный Змей-Горыныч, который смеялся раскатистым басом и дышал огнем:

- Ах вот ты где, слишком любознательный! Ну я тебя сейчас повеселю!

 Одна голова его еще продолжала смеяться, другая иронически прикрывала пасть лапой, а третья уже облизывала его всего жарким дыханием, почему-то ближе всего приближаясь со стороны раненного бедра.

«Быстрее – где же мой меч?» – промелькнула в мозгу мысль. Мгновенно он скатился под кровать: «Ага, вот где он! Хорошо, что я захватил с собой этот «сувенир» у трипольских кузнецов!

 Горыныч заметил это и слегка смутился, но продолжал напирать, наматывая круги вокруг кровати. Теперь уже Алексей стал насмехаться  над Змеем:

-                       Ну, чего же ты, - вот тебя как много, а я один, раненный, да еще и на кровати. Подлетай ближе, ты же храбрый, правда же?!

Змей крякнул, выплеснувши огненную струю и явно нацелился вцепиться в его бедро:

-                       Очень уж вкусно ты пахнешь!

-                       Ну-ну! Ближе!

Наконец Змей отважился: первая голова перестала смеяться, вторая стала серьезнее, а третья облизнулась и почти «поцеловала»  его огнедышащими клыками, которые выпирали, и Алексей едва успел уклониться, а сам рубанул по этой, близкой, голове. Бурая вонючая кровь хлынула прямо на постель («Ой, что же это хозяйка скажет!»).

 Но расслабиться не пришлось: оскалила зубы другая голова, недоверчиво скосившись в сторону только что отрубленной… Но и Алексей был уже наготове, заведя руки с мечом над головой и ощущая, как кровь Горыныча растекается по бедру...

-                       Ну, ты, смельчак, - сдашься – разойдемся вничью! А то…

 

-                       Ну и что – то?! Налетай, когда крови своей не жаль!..

 

-                       Гм, а ты и в самом деле смелый… Ну, что же – ничья?

-                       Не я на вас напал…

-                       Хорошо, ничья…

-                       Ничья будет, когда вы мне теперь что-нибудь хорошо сделаете.

Так вот слышал я, варвары хуже вас, на нашу землю в поход собираются. Поможете земляные валы прорыть?

Две главы посоветовались пару минут, повисши над его кроватью и… согласились! А что же им оставалось делать: они хоть и Змеи, но наши же – порядки знали, и честь соблюдали!

-                       Только ты вот что, храбрый Рыцарь! И ты нам сможешь помочь – перевяжи шею, чтобы напрасно силенки не терять!

-                       Сделаю: вам повезло, - остались еще бактерицидные лейкопластыри!

Алексей перевязал, главы вели себя при этом смирно, дышали сугубо в сторону, лишь глазами косили.

- Ну, поехали, н-н - но!

Запряг он их, как мог. Выехали они в чистое поле перед поселками Триполья. Его «собственный» змеюшко подсобить прилетел мигом и подался к земледельцам. Те сразу нашли с ним общий язык, притянули они, представьте, железные плуги! Запрягли они Змеюшку-Горынюшку и как пошел он, как пошел, - пар, как от него, так и от поля так и валил, так и валил, - как от котла с похлебкой! Так он бедный устал, что взмолился  водички попить. Влез он в реку Стугна, обдав ее тяжелыми стонами, и выпил всю. Обпился Змей воды и… треснул!

  Так и перевелись  в наших краях Горыничи. А валы называли еще Трояновими и Древлянской стеной, задолго до Большой Китайской стены! - это уже чей-то чужой голос.

- А вот он и Герой, который победил Змея! - кто-то явно указывал на Алексея, который стыдливо прикрывал бедро, которое подтекало сукровицей, и хотел спрятаться где-то на задних партах аудитории...

Так сквозь летающий сонм простых и трехглавых змей, которые неожиданно стали героями некоторого приключенческого фильма, прорезался голос, а потом и самая фигура профессора. За его спиной – лепные женские фигуры из глины и мамонтовой кости – со змеями на груди и на животе, сосуды со змеями, Солнцем, Дождем и Луной… На его бейджике значилось: «Смел Гаврилович Триполь-Скиф»…

-                        Обратите внимание, что самое название «Триполье» неслучайно многозначно. Во-первых, название – Треполье может намекать нам на то, что это было третье поле. Чего? Возможно, одного из трех направлений сложного пути ариев – прародителей многих народов, в том числе, и, прежде всего, - нашего.

-                       В свете сказанного уже не представляется уже слишком странным, что Три-Полью отвечает и Тре-Главый Змей, - существо сказочно-сакральное…

-                       Что характерно: даже буква «З» и цифра «3», очевидно, неслучайно похоже и, более того, напоминают наполовину свернутую фигуру Змеи, - сакральную фигуру Триполья!..

-                        Кстати, сакральность этих мест и событий отражена также в обычном для сказаний и легенд словосочетании – «в тридевятом Царстве - тридевятом Государстве»! И в то же время заметна многократно умноженная сакральность самого числа «три»!

-                       Если принять во внимание арийское влияние, то мы заметим, что именно трижды были на нашей земле ариане, которые, в свою очередь, снова-таки – тремя основными волнами прошли через Тибет – в Индию и на Цейлон, через Корею – в Японию, и через иранские и алтайские степи – в Северную Припонтиду, к берегам Днепра, создав здесь Большую Трипольскую культуру! Между прочим, слово «ар» на санскрите означает земля, грунт. И не случайно именно тут, на родине трети мировых черноземов и зародилось  впервые и правильная пахота земли, и соответственно в целом передовая технология послепотопного земледелия, в отличие, скажем, от допотопного оросительного или подсечного земледелия в тогдашнем Египте…

-                       Числу три отвечают и  три основных стихии – вода, земля (поле), небо;

-                       Три вида змей: земные, водные (с тремя подвидами: ужи, речные змеи, морские змеи), воздушные «змеи» (три подвида: летающие протоящеры, «детские» - бумажные, ракетопланы – причем в них также, как правило, три сопла: одно основное – силовое и два дополнительных - для управления полетом и придания стойкости);

 

 

-                        Между прочим, первые пророки также уважали змей. Так, кроме изготовления других культовых предметов, Моисей призывал евреев изготовлять бронзовых змей; 

 

 

-                       Три основных временных измерения – прошлое, современное, будущее;

-                       Три основных собственно человеческих формы существования: мать, отец, дитя;

-                       Три основных духовных формы в христианстве: Бог - отец, Бог - сын, Бог - Дух святой;

-                       Наконец малый герб Украины – Тризуб – тоже едва ли простое совпадение;

-                       И, разумеется, «солнечная религия» основанная на вере в троицу[2] - Брахма, Вишну, Шива – эти божества составляли нераздельное единство, подобное христианскому…

-                       Именно арии принесли на землю Украины «солнечную»  веру – митраизм. Это стало государственной верой Аратти, в которой тоже была святая троица – Дажбог (Брахма), Велес (Вишну, или Митра), Стрибог (Шива). Дажбог – родоначальник всех росов – дажбожих детей. Велес – бог Земли, которая рождает плоды… Стрибог – бог духовного ветра как Святого Духа…

Заснул Алексей, наверное, уже перед рассветом, в тревожном сне. Утром быстро застирал забрызганную простыню.

Едва дождался ночи.

И снова побрел к той же генуэзской крепости. И снова сердце его затрепетало, когда стрелки часов приблизились к двенадцати  ночи.

Ровно в полночь на крепость упала звезда!

Шуршание травы, и вот она – его летающая Змея!

 На этот раз они дружно обнялись:

-                       Ну что, полетели?

-                       Ага!

-                       Знаю, настрадался ночью, все знаю, но это тебе еще отблагодарится.

-                        Благодарю и тебя за помощь!

-                       Не за что! Такого ты еще не видел. Удивишься!

Теперь я уже сориентировался точнее: это было место над современной Кировоградщиной. И вот он увидел самое большое в Европе культовое сооружение того времени. Шестьдесят метров в длину, двадцать шириной, восемь – высоты! На алтаре – крест со стороной полтора метра!

А дальше началось  вообще малопонятное. Помещение стало наполняться людьми, священнослужителями, воинами. На груди кое-кого из них была прикреплена эмблема: золотой плуг и ярмо[3]. На этот раз Алексей был видимым: так захотела его змея!

И вот явно в их направлении двигалось несколько уважаемых трипольцев. Они подошли на расстояние трех шагов и склонили колена и главы.

- Это же в твою честь! Они искренне благодарят за твой подвиг с Горынычем. Больше того, они предлагают тебе выбрать любую девушку, которая тебе приглянется!

- Но ведь я же женат…

- Тогда они предлагают выбрать любой  драгоценный сосуд…

- Но это же – раритет! Как же можно?

- Тогда…их шаман поколдовал и предвидит, что все равно завтра ты получишь надлежащее!

- Что же?

- Они хотят, чтобы это стало для тебя приятной неожиданностью!

И воины, и уважаемое общество снова  склонили колена в знак уважения и … прощания. Видит Бог, на их глазах, как и на Алексеевых, выступили слезы. Впрочем, он не стыдился их…

Они полетели, потому что ему завтра надо было выступать на поэтическом фестивале в Балаклаве.

-                       Ну, змеюшко, угодил, а откуда же ты узнал?

-                       На то мы и змеи! Ну, если захочешь, приходи и завтра – прощаться со мной. Удачи тебе!

И Алексею показалось, что змея подморгнула. И в то же мгновение растворилась в темном небе…

 На следующий день Алексей выступал на фестивале и завоевал первое место. В награду ему вручили миниатюрную копию старинной амфоры со стилизованной росписью с Орфеем и змееобразной лентой!

На последнее свидание он почти летел, несмотря на раненное бедро.

Она прилетела вовремя:

-                       Прощай! Приезжай еще, ты мне почему-то понравился!

-                       Мне также было очень хорошо с тобой!

-                       Когда приедешь, - сразу ко мне: я расскажу тебе о реальной, почти фантастической украинской национальной идее!

Тот даже  рот разинул. Так и стоял, пока змея ни исчезла из поля зрения…



[1] Триполье более позднее название.

[2] На санскрите – Тримутрі

[3] Позднее – эмблема скифов – сколотов.

 

© Copyright: Александр Приймак, 2012

Регистрационный номер №0075215

от 8 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0075215 выдан для произведения:

 

 

Свидетель бессмертия

 

 

Первая капля дождя упала на раскаленный  пляж. Быстрой змейкой молнии шарахнуло над остатками генуэзской крепости.

 

Не рискуя купаться в грозу, Алексей решил дать волю своему любопытству. Интересно же, - что осталось от бывшего военного городка подводников? Его остатки – красноречивые доказательства секретной мощи СССР – нависали над пляжем…

На краешке выступа, ведущего в открытое море, привязан плотик. На нем загорал местный мальчишка. Алексей, продираясь туда вдоль прибрежных камней, слегка оцарапал бок и колено, но – ура! - сошел на таинственный берег!

 

 

Он оказался полностью покрытым высохшими колючками и битым стеклом... Разбитые рамы, выдернутые розетки спальных корпусов и столовой… Но должно же хоть что-то остаться!  

Крохотное, явно подсобное помещение наполовину засыпано землей. Странно… возможно, - при бомбардировке…

И вдруг – змея!

Самая настоящая – черная, толстая, лоснящаяся на Солнце, длиной – сантиметров семьдесят. Она извивалась сантиметрах в двадцати от его голых ног и напрасно старалась спрятаться. Очевидно, она издали ощутила человека. Ее «пряталки» напоминали детские: главное – спрятать голову!..

Человек постоял миг-другой и уже хотел идти, как вдруг услышал шипение:

-                       Стой!.. Спасибо,  что … не убил. Ведь у меня еще же и детки есть!.. Чем я тебе могу прислужиться? Чем интересуешься? А-а-а! Я поняла – историями! Тогда давай сделаем так. Приходи  ровно в полночь на самую верхнюю генуэзскую башню.

Придешь?

Тело змеи снова заволновалось, но уже более плавно. Алексей решил, что лучше согласиться.

Пляж. Тревожный дневной сон…

И вот дом стал затихать. Стараясь не шуметь, Алексей пробирается к едва заметной в ночи крепости…

Хорошо, что он бывал здесь и раньше, а то мог бы и костей не собрать…

На часах 23.50… Вот уже почти и вершина – в реконструкционных «лесах».

Ну, я – на месте. 23.59… А где же Она?!..

Вглядывается в Ночь… Ни – ко -
 го!

 С неба покатилась звезда… Упала неподалеку от башни…А дальше…

Там что-то зашевелилось. Зашуршало по измельченному ракушняку и камешкам… Приближалась…его Знакомая…

Приползла. Положила головку на колено:

-                       Ждал? Не боишься?

Помолчали.

- Удивлен? Нет? - Правильно!

Это мы вам могли бы удивляться: ведь вы здесь недавно. А нам – миллионы лет!  Мы были еще при тираннозаврах! Даже орангутангов не было. Были только австралопитеки…

Приляг, если хочешь, - земля ещё теплая. Умаялся за день. Приляг! А я буду рассказывать.

Он лёг. Змея расположилась рядом. Ее головка колебалась на уровне его головы, слегка напоминая микрофон.

-                       Ну, вот - однажды на Землю прилетел огнедышащий Змей ... Только огонь у него бил не из ноздрей, а из трех… лап. Из его живота вышли ваши прародители.

 Это было в Сахаре. Оттуда вы все и расползлись со временем.

-                       Хм!..

-                       Да ты слушай, впитывай. Хмыкать будешь потом.

Шли столетия…

И вот из жерл вулканов начала выплескиваться раскаленная магма. Сгорело все, что могло.

Начался глобальный потоп. Он шел из северо-запада Европы: таяли ледники, сметая все живое.

И тронулись народы – кто на лодке Ноя, кто как – спасались.

Наиболее комфортным местом оказалось то, которое позднее назвали Треполье[1]. Тогда уже Змеи тоже были чтимы почти как Боги…

Но, после того как в «грехе» Адама и Евы обвинили Змея-Соблазнителя, отношение к нам изменилось.

-                       Но все это и я знаю – из книжек…

-                       Да, конечно, теперь у вас телевизоры, интернет… А хочешь, - мы с тобой посмотрим «живую историю»? Не боишься?  Тебе повезло: если змея семь лет не слышала церковного звона, она может летать! Только сначала я должна тебе сделать… прививку!

-                       То есть?

-                       Потом поймешь! Не бойся.

И она, сделав резкий выпад, в одно мгновение припала к моему плечу и … укусила его. Потом спустила с себя кожу, смочила ее слюной, слепила крылья и прикрепила их к спине.

- Садись сверху. И рули – хвостом. Сел? Стартуем. Полет в пространстве и времени.

И мы взлетели.

Меня проняло легким холодком.

Мелькали огоньки ночных клубов, стоянок автомашин и кораблей на рейде…

Вдруг половину города явственно осветила иллюминированная буква «Я».

-                       А это еще что?

-                       А то ты не знаешь… Но это временно. Я же предупреждала: полет будет необычный.

-                       А можно сразу, ну, например, в Триполье…

-                       Я хоть и змея, но на волшебницу только учусь. Но давай попробуем.

Теперь наш полет – где-то над степью, между Бугом и Днестром…

         Костер. Люди с копьями. Пасутся и фыркают у реки кони.

 Похоже, нас заметили. Тычут в наш бок пальцами, показывают жестами – трехглавый змей! Стреляют из луков. Вот один из стрельцов макнул стрелу в горле почти недвижной змеи и выстрелил. Стрела привычно пропела свою песню и… воткнулась в мое бедро, которое стало на глазах распухать.

- Что, - попали?!.. Не горюй. Вырви и выбрось! Смочи слюной. Летим дальше или…?!..

- Летим! Но давай немного выше!

- Ты же тогда ничего не увидишь. Лучше я тебя сделаю невидимкой.

Она повернула голову. Раскрыла челюсть и … плюнула фосфоресцирующей слюной. Алексей протянул руку и… не увидел ее.

Стало рассветать. Теперь мы летели низко: заметны были даже мелкие детали.

Люди с повязками на бедрах и в шкурах занимались обычными делами.

Одни выпаливали участки леса, корчевали пеньки. Вооружившись мотыгами и серпами, выращивали злаки.

 

 

Другие охотились на мамонтов, громким криком и копьями загоняя их в вырытые ямы, прикрытые ветвями. Добивали огромными дубинками.   

Третьи рыбачили: вместо крючков были остатки рыбьих позвоночников.

 В кузницах ковали изделия из меди и железной крицы.

 

 

Среди землянок и шалашей есть уже  и двухэтажные прямоугольные дома на каменном фундаменте. Первый этаж – сруб, на второй – глинобитный – приставлены деревянные лестницы. 

 

 

Возле домов – женщины. Они возятся с детьми, приручают диких коров, коз, овец и… волков, маленьких тигрят – кошек, каких-то осадистых птиц.   

-                       Ты там не угорел? Рана сильно болит?

-                       Терпимо. Давай попробуем заглянуть вовнутрь.

-                       Пригнись!

Пол оказался земляной, выкрашенный в красный  цвет.

Прямо напротив входа - шатроподобная печь, которая топилась по-черному: дым выходил в отверстие, вырезанное в потолке.

 Вдоль стен – приземистые глиняные лавы, разные корыта.

- А такое ты видел?

Мы незаметно зависли над хорошенькой девушкой в тонкой накидке.

- На руку ее посмотри!

На запястье ее тонкой белоснежной руки красовался браслет из кости мамонта – чрезвычайно утонченной обработки. Но еще более удивительным был орнамент. Он один к одному повторял те, что красуются и на наших вышиванках и пасхальных яйцах. А еще – в классических – греческих «меандрових» орнаментах!

- Вот это да!

- Не ожидал? Да, - похоже, этим земледельцам голод уже не угрожает. Интересно, что они станут делать в свободное время?

- Ну, ты же видела – украшения.

- Да, но это же явно – для знатных…

Смотри внимательнее!

И я стал примечать:

На деревьях - круглые ульи для пчел. А вот и медленный гончарный круг!

Деревянные прялки для изготовления полотен из лена и конопли. Из них шьют длинные домотканые рубашки для мужчин, пояса которых щедро украшены орнаментом и камнями. У женщин – безрукавные платья, украшенные вышивкой с костяными и начищенными до блеска медными бляшками.

Обувь – от сандалий до сапог из выделанной кожи!

- Тише подлетай: что-то лепят!

Женщины в кожаных фартуках  лепили без гончарного круга.  И вот из-под их рук появляются фигурки.

Это же Мать с ребенком возле груди! Вот откуда пошли потом все эти Мадонны…

- Священная Мать-Богиня! Мать – хранительница Рода и его традиций. Ведь мужчины часто и надолго уходили на охоту.

 Тем временем, слепив несколько фигур и сосудов для зерна, гончары устанавливают их на приподнятых подиумах прямоугольной или крестообразной формы, которые напоминают алтарь, - в печи на втором этаже дома.

На сосудах – орнаменты, закрученные змейками – как на боках, так и на верхнем ярусе – сплошной     волнистой линией: символ бесконечной жизни, смены поколений. Помнишь, как я сменила кожу … для полета?!..

Но мы же – еще и символ мудрости: астрологические знаки помнишь?

- Мы, змеи, особенно ужи, – жители вод. А земледельцам без воды – смерть. А вон – смотри – ритуальные чаши, которые напоминают спаренный бинокль и… женскую грудь! Как думаешь – зачем?

- Грудь – плодородие?

- Верно! А почему – четыре? Не знаешь?  Возможно, что двое из них  – просто женские. А вот еще двое – как отражения Всемирной Матери-Богини и нашей Божественной связи с Космосом. И одновременно – для ритуалов, во время которых вымаливают благословенный дождь.

На многих сосудах для зерна или воды – также две пары женских грудей.

 К ужу вообще отношение особое: он лично охраняет женщину, лежа на ее груди (символ животворной влаги, молока) и возле лона (материнство, жизнь). В некоторых домах ужи были за домовых – охранников.

А вот эти штрихи – это символ дождя. Ну и понятно – очень много изображений Солнца и Луны – этих властителей света и тьмы, чудодейственных истоков энергии, и важных факторов отсчета времени!

А вот посмотри, как в женских фигурках из костей менялось понятие красоты. Сначала  - это с широкобедрые матроны с причудливым татуированием. А позднее – фигурки юных девушек, с тонкой талией, неширокими бедрами и миниатюрной грудью. Иногда – в них – отпечатки зерен и признаки беременности.

 Временами – на лоне – пара змей – символ плодородия, гармонии между Мужчиной, символом которого был змей, и Женщиной, которую он охранял, и в то же время  - символ ... противоборства. Ведь символически Женщина может быть уподоблена Змее. Язычок обеих служит как для питания, так и для выпускания яда, который может служить лекарством, и для нашептывания мудрых истин. Женщина более живучая: будто сменяя кожу, подобно змее, тем самым персонифицирует непрерывность Жизни. Причем, в некоторых парных головках змей можно увидеть эвольвентно разделенные черные и белые поля женского и мужского начал – инь и янь. Кроме того, философское содержание еще более усиливается тем, что в черном поле уже содержится зародыш белого, и наоборот – в белом поле – зародыш черного…  Вот и змеи в разное время были носителями как добра, так и зла. Именно змей иногда изображали пожирателями главного светила – Солнца.

А вот, обрати внимание – невиданная роспись сосуда!

На двух верхних его ярусах – глаза-солнца, брови – из больших дождевых полос, а ручки сосуды – будто бы уши. Четыре глаза-солнца – как четыре поры года, четыре времени суток…

Как твоя рана – печет?!

-                       Ой, - печет сильно…

-                       Поворачиваем!

Они приземлились возле разрушенной генуэзской крепости. Змея облизала его рану и… улетела:

-                       До завтра! В то же время!

Алексей побрел домой. Заснул мгновенно. Снов не было. Как провалился.

И вдруг холодный пот даже во сне пронял Алексея: прямо на него летел огромный Змей-Горыныч, который смеялся раскатистым басом и дышал огнем:

- Ах вот ты где, слишком любознательный! Ну я тебя сейчас повеселю!

 Одна голова его еще продолжала смеяться, другая иронически прикрывала пасть лапой, а третья уже облизывала его всего жарким дыханием, почему-то ближе всего приближаясь со стороны раненного бедра.

«Быстрее – где же мой меч?» – промелькнула в мозгу мысль. Мгновенно он скатился под кровать: «Ага, вот где он! Хорошо, что я захватил с собой этот «сувенир» у трипольских кузнецов!

 Горыныч заметил это и слегка смутился, но продолжал напирать, наматывая круги вокруг кровати. Теперь уже Алексей стал насмехаться  над Змеем:

-                       Ну, чего же ты, - вот тебя как много, а я один, раненный, да еще и на кровати. Подлетай ближе, ты же храбрый, правда же?!

Змей крякнул, выплеснувши огненную струю и явно нацелился вцепиться в его бедро:

-                       Очень уж вкусно ты пахнешь!

-                       Ну-ну! Ближе!

Наконец Змей отважился: первая голова перестала смеяться, вторая стала серьезнее, а третья облизнулась и почти «поцеловала»  его огнедышащими клыками, которые выпирали, и Алексей едва успел уклониться, а сам рубанул по этой, близкой, голове. Бурая вонючая кровь хлынула прямо на постель («Ой, что же это хозяйка скажет!»).

 Но расслабиться не пришлось: оскалила зубы другая голова, недоверчиво скосившись в сторону только что отрубленной… Но и Алексей был уже наготове, заведя руки с мечом над головой и ощущая, как кровь Горыныча растекается по бедру...

-                       Ну, ты, смельчак, - сдашься – разойдемся вничью! А то…

 

-                       Ну и что – то?! Налетай, когда крови своей не жаль!..

-                       Гм, а ты и в самом деле смелый… Ну, что же – ничья?

-                       Не я на вас напал…

-                       Хорошо, ничья…

-                       Ничья будет, когда вы мне теперь что-нибудь хорошо сделаете.

Так вот слышал я, варвары хуже вас, на нашу землю в поход собираются. Поможете земляные валы прорыть?

Две главы посоветовались пару минут, повисши над его кроватью и… согласились! А что же им оставалось делать: они хоть и Змеи, но наши же – порядки знали, и честь соблюдали!

-                       Только ты вот что, храбрый Рыцарь! И ты нам сможешь помочь – перевяжи шею, чтобы напрасно силенки не терять!

-                       Сделаю: вам повезло, - остались еще бактерицидные лейкопластыри!

Алексей перевязал, главы вели себя при этом смирно, дышали сугубо в сторону, лишь глазами косили.

- Ну, поехали, н-н - но!

Запряг он их, как мог. Выехали они в чистое поле перед поселками Триполья. Его «собственный» змеюшко подсобить прилетел мигом и подался к земледельцам. Те сразу нашли с ним общий язык, притянули они, представьте, железные плуги! Запрягли они Змеюшку-Горынюшку и как пошел он, как пошел, - пар, как от него, так и от поля так и валил, так и валил, - как от котла с похлебкой! Так он бедный устал, что взмолился  водички попить. Влез он в реку Стугна, обдав ее тяжелыми стонами, и выпил всю. Обпился Змей воды и… треснул!

  Так и перевелись  в наших краях Горыничи. А валы называли еще Трояновими и Древлянской стеной, задолго до Большой Китайской стены! - это уже чей-то чужой голос.

- А вот он и Герой, который победил Змея! - кто-то явно указывал на Алексея, который стыдливо прикрывал бедро, которое подтекало сукровицей, и хотел спрятаться где-то на задних партах аудитории...

Так сквозь летающий сонм простых и трехглавых змей, которые неожиданно стали героями некоторого приключенческого фильма, прорезался голос, а потом и самая фигура профессора. За его спиной – лепные женские фигуры из глины и мамонтовой кости – со змеями на груди и на животе, сосуды со змеями, Солнцем, Дождем и Луной… На его бейджике значилось: «Смел Гаврилович Триполь-Скиф»…

-                        Обратите внимание, что самое название «Триполье» неслучайно многозначно. Во-первых, название – Треполье может намекать нам на то, что это было третье поле. Чего? Возможно, одного из трех направлений сложного пути ариев – прародителей многих народов, в том числе, и, прежде всего, - нашего.

-                       В свете сказанного уже не представляется уже слишком странным, что Три-Полью отвечает и Тре-Главый Змей, - существо сказочно-сакральное…

-                       Что характерно: даже буква «З» и цифра «3», очевидно, неслучайно похоже и, более того, напоминают наполовину свернутую фигуру Змеи, - сакральную фигуру Триполья!..

-                        Кстати, сакральность этих мест и событий отражена также в обычном для сказаний и легенд словосочетании – «в тридевятом Царстве - тридевятом Государстве»! И в то же время заметна многократно умноженная сакральность самого числа «три»!

-                       Если принять во внимание арийское влияние, то мы заметим, что именно трижды были на нашей земле ариане, которые, в свою очередь, снова-таки – тремя основными волнами прошли через Тибет – в Индию и на Цейлон, через Корею – в Японию, и через иранские и алтайские степи – в Северную Припонтиду, к берегам Днепра, создав здесь Большую Трипольскую культуру! Между прочим, слово «ар» на санскрите означает земля, грунт. И не случайно именно тут, на родине трети мировых черноземов и зародилось  впервые и правильная пахота земли, и соответственно в целом передовая технология послепотопного земледелия, в отличие, скажем, от допотопного оросительного или подсечного земледелия в тогдашнем Египте…

-                       Числу три отвечают и  три основных стихии – вода, земля (поле), небо;

-                       Три вида змей: земные, водные (с тремя подвидами: ужи, речные змеи, морские змеи), воздушные «змеи» (три подвида: летающие протоящеры, «детские» - бумажные, ракетопланы – причем в них также, как правило, три сопла: одно основное – силовое и два дополнительных - для управления полетом и придания стойкости);

 

 

-                        Между прочим, первые пророки также уважали змей. Так, кроме изготовления других культовых предметов, Моисей призывал евреев изготовлять бронзовых змей; 

-                       Три основных временных измерения – прошлое, современное, будущее;

-                       Три основных собственно человеческих формы существования: мать, отец, дитя;

-                       Три основных духовных формы в христианстве: Бог - отец, Бог - сын, Бог - Дух святой;

-                       Наконец малый герб Украины – Тризуб – тоже едва ли простое совпадение;

-                       И, разумеется, «солнечная религия» основанная на вере в троицу[2] - Брахма, Вишну, Шива – эти божества составляли нераздельное единство, подобное христианскому…

-                       Именно арии принесли на землю Украины «солнечную»  веру – митраизм. Это стало государственной верой Аратти, в которой тоже была святая троица – Дажбог (Брахма), Велес (Вишну, или Митра), Стрибог (Шива). Дажбог – родоначальник всех росов – дажбожих детей. Велес – бог Земли, которая рождает плоды… Стрибог – бог духовного ветра как Святого Духа…

Заснул Алексей, наверное, уже перед рассветом, в тревожном сне. Утром быстро застирал забрызганную простыню.

Едва дождался ночи.

И снова побрел к той же генуэзской крепости. И снова сердце его затрепетало, когда стрелки часов приблизились к двенадцати  ночи.

Ровно в полночь на крепость упала звезда!

Шуршание травы, и вот она – его летающая Змея!

 На этот раз они дружно обнялись:

-                       Ну что, полетели?

-                       Ага!

-                       Знаю, настрадался ночью, все знаю, но это тебе еще отблагодарится.

-                        Благодарю и тебя за помощь!

-                       Не за что! Такого ты еще не видел. Удивишься!

Теперь я уже сориентировался точнее: это было место над современной Кировоградщиной. И вот он увидел самое большое в Европе культовое сооружение того времени. Шестьдесят метров в длину, двадцать шириной, восемь – высоты! На алтаре – крест со стороной полтора метра!

А дальше началось  вообще малопонятное. Помещение стало наполняться людьми, священнослужителями, воинами. На груди кое-кого из них была прикреплена эмблема: золотой плуг и ярмо[3]. На этот раз Алексей был видимым: так захотела его змея!

И вот явно в их направлении двигалось несколько уважаемых трипольцев. Они подошли на расстояние трех шагов и склонили колена и главы.

- Это же в твою честь! Они искренне благодарят за твой подвиг с Горынычем. Больше того, они предлагают тебе выбрать любую девушку, которая тебе приглянется!

- Но ведь я же женат…

- Тогда они предлагают выбрать любой  драгоценный сосуд…

- Но это же – раритет! Как же можно?

- Тогда…их шаман поколдовал и предвидит, что все равно завтра ты получишь надлежащее!

- Что же?

- Они хотят, чтобы это стало для тебя приятной неожиданностью!

И воины, и уважаемое общество снова  склонили колена на знак уважения и … прощания. Видит Бог, на их глазах, как и на Алексеевых, выступили слезы. Впрочем, он не стыдился их…

Они полетели, потому что ему завтра надо было выступать на поэтическом фестивале в Балаклаве.

-                       Ну, змеюшко, угодил, а откуда же ты узнал?

-                       На то мы и змеи! Ну, если захочешь, приходи и завтра – прощаться со мной. Удачи тебе!

И Алексею показалось, что змея подморгнула. И в то же мгновение растворилась в темном небе…

 На следующий день Алексей выступал на фестивале и завоевал первое место. В награду ему вручили миниатюрную копию старинной амфоры со стилизованной росписью с Орфеем и змееобразной лентой!

На последнее свидание он почти летел, несмотря на раненное бедро.

Она прилетела вовремя:

-                       Прощай! Приезжай еще, ты мне почему-то понравился!

-                       Мне также было очень хорошо с тобой!

-                       Когда приедешь, - сразу ко мне: я расскажу тебе о реальной, почти фантастической украинской национальной идее!

Тот даже  рот разинул. Так и стоял, пока змея ни исчезла из поля зрения…



[1] Триполье более позднее название.

[2] На санскрите – Тримутрі

[3] Позднее – эмблема скифов – сколотов.

 

Рейтинг: +6 230 просмотров
Комментарии (14)
0 # 8 сентября 2012 в 22:51 +3
Очень интересное решение: история переплетается с фантазией Автора, получается такой притягательный сюжет, что читаешь, не отрываясь. Спасибо, Саша! Много нового узнала. Жду продолжение.
Александр Приймак # 8 сентября 2012 в 23:05 +2
Ах, Таня!
Как же приятно было прочесть твой - первый - комментарий!
Признаюсь: написано специально на конкурс "Покутской керамики"...
Ольга Постникова # 9 сентября 2012 в 08:33 +2
Как интересно и захватывающе!Вы - мастер! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Александр Приймак # 9 сентября 2012 в 16:39 +1
Ольга! Неожиданно, но... приятно!
Благодарю!
dance
Анна Магасумова # 9 сентября 2012 в 18:20 +2
Аруме, Александр! Давно не виделись!
Мне как историку было очень интересно, понравилась история!
Александр Приймак # 10 сентября 2012 в 20:17 0
Гут таг, Анна! Да уж больно разнообразна Жизнь!
Но Ваш отклик особо ценен!
kofe1
Наталья Бугаре # 30 октября 2012 в 15:42 +1
Очень любопытное решение- сказка-быль-фантастистика-история. Но винегретик этот весьма вкусен) supersmile
Александр Приймак # 30 октября 2012 в 15:46 0
Спасибо!
Тем более ценнно от мастерицы блюд разнообразных и вкусных! 1b086965a678b6d427561c2ffa681cb5
Владимир Кулаев # 5 января 2013 в 17:01 +1
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e t07067
Александр Приймак # 5 января 2013 в 17:04 0
ОК! 593da3d7df5e109332ded6b9f2c9b3c0 big_smiles_138 t13502
Антон Гурко # 4 апреля 2013 в 13:10 +1
Уважаемый Александр!
Интересное и одновременно познавательное произведение Вы написали. Рассказ захватывает ненавязчивым подробным описанием мифологических и культурных символов в их взаимосвязи с историей. Несколько сбивало при чтении следующее - все действия героя в реальном мире описаны будто бы вскользь, отчего возникает некоторая путаница. В целом, рассказ интересен, оригинален и, главное, очень познавателен.
С уважением!
Александр Приймак # 4 апреля 2013 в 13:53 0
Дорогой Антон! Весьма обрадован Вашим откликом. Хотелось бы, чтобы Вы более обстоятельно расказали, - что именно сбивало и путало Вас при чтении?
Вы полагаете, что следовало добавить описания реальности?
С уважением!
Антон Гурко # 4 апреля 2013 в 22:51 +1
Уважаемый Александр!
Я не совсем понял про сон Алексея. Проводником в мир прошлого является Змея, тогда почему герой продолжает путешествовать во времени без нее? Как это произошло? И во сне ли это было, или до того, как герой заснул? И почему в итоге победа над Горынычем привела к последствиям в реальном мире - простынь пришлось стирать? Не совсем ясно, где и когда происходит действие и в какой момент происходит переход из одной реальности в другую в данной части рассказа. Меня эти вопросы несколько отвлекали от восприятия рассказа.
С уважением!
Александр Приймак # 5 апреля 2013 в 12:29 0
Спасибо, Антоша, - я подумаю!
С уважением!