ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Стрелы Атрока. Глава 6

 

Стрелы Атрока. Глава 6

24 декабря 2011 - Александр Соколов

Тропинка привела их на обширную поляну. Посредине её стоял дуб-великан. Высотою – до самого неба! А широкий какой.… Если им, всем троим, взяться за руки, и тогда не обхватишь! А ещё громадный дуб так был похож на сказочного богатыря в зелёной шапке, что Атрока на миг показалось, будто перед ним – и вправду человек. Смотрит он будто сейчас на Атрока из-под мохнатых бровей, изучает.… Между ног великана, у могучих корней, поместилась округлая яма с глубоким, чистым песчаным дном, до краёв налитая родниковой прозрачной водой. Тут было место, где рождался ручеёк.
Бажена первой подошла к великанскому дубу (Атрок с Алёшкой – по бокам, чуть сзади). Поклонилась ему до земли.
- Здравствуй, Мудрейший!
То ли ветер в листве прошумел, то ль Атроку почудилось? Шелестящий чуть слышно добродушный голос прозвучал откуда-то с вершины дерева.
- Здравствуйте, дети. Спасибо вам, что навестили старика. Да будет за это в вашей жизни больше солнечных дней, чем ненастных. Пусть прямой будет ваша дорога.
Атрок удивился. Это – Мудрейший? Говорящее дерево…. Никогда ему не приходилось даже слышать о подобных чудесах! Что за странные Боги живут в здешних лесах? Будут ли они благосклонны к Атроку?
- Мы затем и пришли, - кротко молвила Бажена. – Принести тебе дары, и спросить совета. Атрок на дороге. Покажи, что на ней его ждёт, нить пути его с чьей дорогой совьётся? Дай совет, - продолжать ему путь свой, или лучше домой возвратиться?
Стало пронзительно тихо вокруг. Смолк говорок ручейка. Утих ветер, трогавший ветки деревьев. Атрок застыл в тревожном ожидании. Ему опять почудилось, что промеж веток дуба, скрытый листьями, кто-то смотрит сейчас на него. И не просто смотрит, а словно ощупывает всего, от головы до пяток, своим всё понимающим, всевидящим взглядом. Смотрит в самую душу.… Это длилось мгновение, а затем по веткам дуба пробежал внезапный быстрый ветер. Словно великан вздохнул, протяжно и сурово.
- Хорошо, - раздался снова шелестящий голос (или это вновь Атроку показалось?). Был он как будто усталым, или печальным немного. – Сейчас я покажу вам то, что следует вам знать. Подойдите ко мне, встаньте вместе вокруг родника.
- Все вместе? – с удивлением переспросила Бажена.
- Да, - терпеливо ответил ей голос. – Ну, смелее…. Вот, так. Теперь отпейте чуточку воды. Немного, по глотку.
На толстой ветви, протянувшейся над родником, висел сплетённый из бересты ковшик. Бажена взяла его в руки, нагнулась, зачерпнула прозрачной воды. Немного отпила и сразу, быстро протянула ковш Атроку. Атрок, обняв его обеими ладонями, отпил глоток, второй. Вода была такоё же вкусной, как и в том, знакомом с детства ручейке из степного оврага, - когда доберёшься до его, возвращаясь из дальней поездки с отцом, после жаркого дня.… Вслед за ним и Алёшка приложился к ковшику губами. Вернул его затем опять Бажене. Та остаток воды возвратила в родник, тонкой струйкой.
- Вот и ладно, - промолвил Мудрейший. – Теперь, все вместе, протяните руки. Ладонью вверх.
Откуда-то с макушки дуба слетел зелёный маленький листок. Заплясал в потоках воздуха, спускаясь ниже, ниже. Остановился над Бажениной ладонью, - лишь на короткое мгновение. Затем перелетел к Алёшке. Коснулся его пальцем, снова взвился вверх. И упал прямо в руку Атроку. Соскользнул и с неё, лёг на воду.
- Смотрите… - прошелестело меж ветвей.
Зелёный листик вдруг исчез, как будто не был. На гладкой, словно зеркало, воде взамен его возникло чудное видение.
О чародействах Атрок был изрядно наслышан. В степи подобные дела – не новость, хотя и редки. Он сразу изготовился увидеть в волшебном зеркале дорогу, по которой ехал недавно, перед встречей с Бельдюзом. Но увидел другое.
В ночи горел лесной посёлок. По улицам его носились на степных конях лихие всадники в лохматых рысьих шапках, махали саблями, устрашающе кричали, гоняясь весело за перепуганными лесными жителями. Рубили их острыми саблями, топтали конями. Те, безоружные, почти не сопротивлялись.
Атрок напряжённо вглядывался в картину ночного боя. Ему отчего-то вдруг сделалось не по себе при мысли, что видит сейчас он как раз исполнение собственной клятвы, и кто-то из всадников, может, - он сам! Нет, только не это! Хотя почему? Ведь он такого и хотел, когда клятву давал! Он и хочет!… Пусть в огне сгорят проклятые урусы! За отца!…
И всё же почему то он совсем не хотел сейчас увидеть среди нападавших кого-то знакомого. И обрадовался даже, когда понял, что напали на посёлок вовсе не куманские батыры, а совсем незнакомое войско. «Не наши!» – подумал Атрок с непонятным облегчением.
И услышал, как рядом всхлипнул Алёшка.
Шум ночного налёта раздавался так явственно, словно был где-то рядом. Рёв огня, звон оружия, крики…. Затем в ночи родился новый звук, - слитный топот множества копыт, и урусские клики:
- Хайда –а!..
Отряд витязей в островерхих шлемах, на быстрых конях, ворвался в середину боя. Взлетели тонкие мечи, запели стрелы.… Всё смешалось. Степные наездники насмерть схватились с лесною дружиной. Вот молодой урусский воин, - в серебристой пластинчатой кольчуге, под алым княжеским плащом, в расшитой золотом шапке, - поразил одного степняка, тотчас же свалил и другого, крутясь меж горящих домов на стремительном белом коне. Схватился в яром поединке с третьим.… Ещё один степной наездник появился сзади, без коня, но с тугим метким луком в руке. Со свирепым лицом, чем-то схожий с Бельдюзом, - показалось Атроку. Нацелил хищную стрелу прямо в спину урусу. Атрок вдруг почувствовал острую жалость к урусскому храброму витязю, которого сейчас убьют. Убьют предательски, в спину!… Он так славно бился!… «Оглянись! Оглянись же!…» – молил его взглядом Атрок.
Сбоку откуда-то, из темноты метнулась к степняку небольшая фигурка. Какой-то маленький мальчишка-поселянин, уцелевший во время налёта. Отчаянно вскрикнув, повис на руке у врага, вцепился зубами. Тот, злобно ругнувшись, стряхнул ему наземь, ударил.… Но витязь –урус в это время уже одолел своего противника, обернулся… Широко размахнувшись, метко бросил в убийцу свой меч.
Затем картинка в родниковой чаше изменилась. Шум боя поутих. В волшебном зеркале виднелись только двое, - тот молодой урусский витязь, и мальчишка, неподвижно обмякший у того на руках. Атрок, приглядевшись, едва удержался от вскрика.… Ведь этот смелый мальчик из урусского посёлка был удивительно похож на…
«Нет же, это невозможно! - подумалось Атроку. – Ведь тут он гораздо младше, чем.… Так не бывает!»
Урусский витязь осторожно уложил мальчишку на расстеленный плащ. Подсунул под голову шапку. В тревоге склонился над ним. Мальчишка медленно открыл глаза.
- Ты жив? Как же зовут тебя, спаситель?
- Алёшка я…
- Вот как?! Я тоже ведь Алёшка, - засмеялся витязь.
- Сбыславич! Троим удалось ускользнуть!… - донеслись голоса. И видение растаяло. Воздушный пузырёк, поднявшийся со дна, разрушил чародейское видение.
«Как, это всё? – удивился Атрок. – Что это было? Что всё это значит?»
Он поднял глаза, посмотрел на Алёшку. Тот слабо улыбался, моргая мокрыми ресницами.
- Это ты… где? Когда? – спросил его тревожным шёпотом Атрок.
- Давно, уже два года… Мы тогда ещё жили не здесь, - сиплым голосом, чуть слышно ответил Алёшка. – Я тогда…
- Ой, смотрите, - перебила его Бажена.
В родниковой чаше снова что-то завиднелось. Атрок затаил дыхание. На этот раз и впрямь видна была дорога. Она бежала по лесной опушке куда-то вдаль. Её пересекал шумливый бурный ручей, через который перекинут был удобный деревянный мостик.
По ручью плыл кораблик. Тот самый! А на мосту, спиной к смотревшим, стоял Алёшка. Атрок его сразу узнал, из-за шапки. Вот он обернулся на миг, улыбнулся хитро. И зашагал по дороге.
Тут видение исчезло, размытое ещё одним воздушным пузырьком, поднявшимся со дна.
- Вот, видели? Это моя Дорога! – с потешной важностью сказал Алёшка. – Я её отыщу!
«А где же моя?!» – подумал с горьким нетерпением Атрок.
А видение вновь появилось. Теперь это была небольшая лужайка посредине дремучего леса. На лужайке, в высокой траве, бегал маленький рыжий лисёнок. Играл.… Вдруг откуда-то с неба слетела к нему злая пёстрая птица. Ухватила когтями, нацелила свой острый клюв, чтоб убить малыша. Но в траве промелькнула стремительно тень, и лобастый волчонок вцепился зубами в крыло. Рванул, опрокинул врага. Быстро щёлкнули острые зубы. Раздался хриплый птичий крик, и оборвался тут же…
Всё исчезло. На месте лужайки возникла бескрайняя степь. Большое урусское войско шло по ней от заката. Навстречу урусам проворно стекались степные отряды. Вот два воинства сблизились, остановились, словно перед боем. Двое всадников вынеслись из урусских рядов, поскакали вперёд, - воин с поднятым стягом, и молодой полководец в блестящих на солнце богатых доспехах, укрытый зелёным плащом, - похожий на того, спасённого Алёшкой. Навстречу им, подобно птице, устремился куманский витязь. Лица его Атрок не разглядел, но по цветам одежды, - жемчужному с зелёным, - понял, что видит воина из собственного рода. Хана!
Вот съехались два витязя, - урусский и степной. Не вынув из ножен оружия, осадили коней, обнялись, словно братья. И поехали рядом, меж конных полков, под приветственный клик. Совещались о чём-то, глядя в южную сторону, где, на небе, виднелась громадная чёрная туча.
Видение снова исчезло, но чёрная туча осталась. Зловещая, похожая на страшного дракона, она теперь клубилась, полная угрозы, над пиками далёких заснеженных гор. А в солнечной долине, у подножья, был весенний день. Цвели деревья в удивительном саду, какой представить можно лишь во сне. Большая птица с огненными перьями сидела посреди ветвей, покрытых белоснежными цветами (Атрок тревожно вздрогнул: «Вот оно!»). Перед чудесным мраморным дворцом, - с островерхими башенками, с резными узорами на сверкающих стенах, - строилось конное войско. Смуглолицые воины в дивных доспехах, сияющих солнечным светом, - их тонкие копья – как будто лучи.… На крыльцо вышли двое. Прекрасная девушка в ниспадающих белых одеждах, источающих спокойный мягкий свет. Светлые нити волос её растекались по хрупким плечам. Витой серебряный обруч с большим зелёным камнем венчал её голову. В больших глазах таилась полускрытая тревога. И ещё – нежная любовь, с которой девушка глядела на своего спутника. То был красивый мальчик лет двенадцати, - в доспехах, словно сотканных из солнечных лучей, с прямым, как луч, мечом на поясе. Он обнял девушку, - наверное, сестру. Прижался на мгновение щекой к её груди. Потом отстранился, тряхнул горделиво золотистыми кудрями, и сбежал по ступенькам. Седой усатый воин подвёл ему коня.
Затем небо нахмурилось. Исчез прекрасный сад. Теперь вокруг были лишь хмурые горы. Войско в солнечных доспехах поднималось всё выше. Впереди, далеко обогнав остальных, ехал мальчик с золотистыми кудрями, устремляясь к вершине, над которой нависла зловещая туча. Его спутник, усатый нахмуренный воин, озабоченно тронул его за плечо, показал рукой вниз. Наверное, советовал не торопиться, подождать остальных. Но мальчик лишь нетерпеливо отмахнулся. Поднёс к губам витой серебряный рожок. Разнёсся над горами переливчатый сигнал, и юный полководец, выхватив из ножен тонкий меч, бесстрашно поскакал к вершине.
Сгустилась мгла. Ослепительной вспышкой ударила молния. Тьма качнулась, закрутилась в стремительном вихре, затопила собой всё вокруг, поглотила. Покатился по скользким камням витой рог. Среди чёрного вихря возникло, крутясь, лицо мальчика, искажённое страхом и болью.… Затем оно неуловимо изменилось. Тьма разошлась… Юный всадник застыл на вершине горы. Это был всё тот же мальчик, но заметно повзрослевший. Доспехи его потемнели. Плечи укутал большой чёрный плащ. На голове его плотно сидел стальной рогатый шлем. Длинные пепельные волосы струились по бледным щекам. Пронзительным, заледеневшим взглядом смотрел воитель на свою дружину, всходившую к нему по каменному гребню. Недобро усмехнувшись, поднял он руку в указующем жесте. В тот же миг, повинуясь ему, слетели с покрытого тучами неба тысячи чёрных птиц, с яростным клёкотом устремившись на войско. Ринулись вниз по камням злые чёрные псы, нападая на витязей. Те, застигнутые врасплох, были сброшены вниз.… Вновь поднял всадник руку, и пронзительный ветер принялся срывать цветы и листья с деревьев в чудесном саду.… Затем картинки в родниковой чаше замелькали очень быстро, и Атрок не всё успел разглядеть. Вот воитель с вершины горы простёр властную руку, - и взвилось яростное пламя сразу над множеством городов и селений. Послышались стоны, проклятия, просьбы о помощи, плач… Льдистый взгляд, - и урусское войско мчится в степь, поражая всех встречных мечами.… Снова властный безмолвный приказ, - и лесные селения поражает огонь, а их жителей гонят в неволю куманские воины…
Снова взмах безжалостной руки.… Но всадник вдруг покачнулся в селе, прикрыл рукою глаза. Яркой вспышкой мелькнула стрела, оперённая пламенным вихрем. Окружавшая всадника тьма разлетелась на клочья, исчезла. И сам он исчез.… Был тихий предзакатный час, виднелась дорога, по белым камням подбегавшая к пенистой речке. За рекою синели далёкие горы. Дорога стремилась туда.
«К Белому броду, за Синие горы…»

Видение в чаше родника исчезло. Атрок с Алёшкою, ошеломлённые увиденным, не в силах были шевельнуться. В голове у степного мальчишки теснилось множество мыслей, сомнений, вопросов. Главное, - Дорога есть, она открыта для него. Хотя, похоже, на дороге этой ждут от Атрока не совсем того, чего он хочет сам. Если верить тому, что он видел сейчас, то урусский князь – совсем не главный злодей, кто виновен в несчастьях отца и самого Атрока. Его заставили…
Заставили?! Ну, и что?! Всё равно его нужно убить! За отца! И его самого, и всех тех, кто ему помогает!
Бажена первая пришла в себя. Двумя лёгкими толчками растормошила мальчишек, замерших на корточках над родником. Те медленно, словно во сне, поднялись. Бажена снова поклонилась дубу.
- Спасибо тебе, Мудрейший!
Средь веток дуба что-то вновь прошелестело. Но никакого голоса Атрок в этот раз не услышал.
- Пойдём, - тронула его за руку Бажена.
- Ой, смотрите! – весёлым голосом проговорил Алёшка, показывая рукой на дальний край поляны. Там, в одном месте осторожно качнулись ветки колючих кустов.
 

© Copyright: Александр Соколов, 2011

Регистрационный номер №0008234

от 24 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0008234 выдан для произведения:

Тропинка привела их на обширную поляну. Посредине её стоял дуб-великан. Высотою – до самого неба! А широкий какой.… Если им, всем троим, взяться за руки, и тогда не обхватишь! А ещё громадный дуб так был похож на сказочного богатыря в зелёной шапке, что Атрока на миг показалось, будто перед ним – и вправду человек. Смотрит он будто сейчас на Атрока из-под мохнатых бровей, изучает.… Между ног великана, у могучих корней, поместилась округлая яма с глубоким, чистым песчаным дном, до краёв налитая родниковой прозрачной водой. Тут было место, где рождался ручеёк.
Бажена первой подошла к великанскому дубу (Атрок с Алёшкой – по бокам, чуть сзади). Поклонилась ему до земли.
- Здравствуй, Мудрейший!
То ли ветер в листве прошумел, то ль Атроку почудилось? Шелестящий чуть слышно добродушный голос прозвучал откуда-то с вершины дерева.
- Здравствуйте, дети. Спасибо вам, что навестили старика. Да будет за это в вашей жизни больше солнечных дней, чем ненастных. Пусть прямой будет ваша дорога.
Атрок удивился. Это – Мудрейший? Говорящее дерево…. Никогда ему не приходилось даже слышать о подобных чудесах! Что за странные Боги живут в здешних лесах? Будут ли они благосклонны к Атроку?
- Мы затем и пришли, - кротко молвила Бажена. – Принести тебе дары, и спросить совета. Атрок на дороге. Покажи, что на ней его ждёт, нить пути его с чьей дорогой совьётся? Дай совет, - продолжать ему путь свой, или лучше домой возвратиться?
Стало пронзительно тихо вокруг. Смолк говорок ручейка. Утих ветер, трогавший ветки деревьев. Атрок застыл в тревожном ожидании. Ему опять почудилось, что промеж веток дуба, скрытый листьями, кто-то смотрит сейчас на него. И не просто смотрит, а словно ощупывает всего, от головы до пяток, своим всё понимающим, всевидящим взглядом. Смотрит в самую душу.… Это длилось мгновение, а затем по веткам дуба пробежал внезапный быстрый ветер. Словно великан вздохнул, протяжно и сурово.
- Хорошо, - раздался снова шелестящий голос (или это вновь Атроку показалось?). Был он как будто усталым, или печальным немного. – Сейчас я покажу вам то, что следует вам знать. Подойдите ко мне, встаньте вместе вокруг родника.
- Все вместе? – с удивлением переспросила Бажена.
- Да, - терпеливо ответил ей голос. – Ну, смелее…. Вот, так. Теперь отпейте чуточку воды. Немного, по глотку.
На толстой ветви, протянувшейся над родником, висел сплетённый из бересты ковшик. Бажена взяла его в руки, нагнулась, зачерпнула прозрачной воды. Немного отпила и сразу, быстро протянула ковш Атроку. Атрок, обняв его обеими ладонями, отпил глоток, второй. Вода была такоё же вкусной, как и в том, знакомом с детства ручейке из степного оврага, - когда доберёшься до его, возвращаясь из дальней поездки с отцом, после жаркого дня.… Вслед за ним и Алёшка приложился к ковшику губами. Вернул его затем опять Бажене. Та остаток воды возвратила в родник, тонкой струйкой.
- Вот и ладно, - промолвил Мудрейший. – Теперь, все вместе, протяните руки. Ладонью вверх.
Откуда-то с макушки дуба слетел зелёный маленький листок. Заплясал в потоках воздуха, спускаясь ниже, ниже. Остановился над Бажениной ладонью, - лишь на короткое мгновение. Затем перелетел к Алёшке. Коснулся его пальцем, снова взвился вверх. И упал прямо в руку Атроку. Соскользнул и с неё, лёг на воду.
- Смотрите… - прошелестело меж ветвей.
Зелёный листик вдруг исчез, как будто не был. На гладкой, словно зеркало, воде взамен его возникло чудное видение.
О чародействах Атрок был изрядно наслышан. В степи подобные дела – не новость, хотя и редки. Он сразу изготовился увидеть в волшебном зеркале дорогу, по которой ехал недавно, перед встречей с Бельдюзом. Но увидел другое.
В ночи горел лесной посёлок. По улицам его носились на степных конях лихие всадники в лохматых рысьих шапках, махали саблями, устрашающе кричали, гоняясь весело за перепуганными лесными жителями. Рубили их острыми саблями, топтали конями. Те, безоружные, почти не сопротивлялись.
Атрок напряжённо вглядывался в картину ночного боя. Ему отчего-то вдруг сделалось не по себе при мысли, что видит сейчас он как раз исполнение собственной клятвы, и кто-то из всадников, может, - он сам! Нет, только не это! Хотя почему? Ведь он такого и хотел, когда клятву давал! Он и хочет!… Пусть в огне сгорят проклятые урусы! За отца!…
И всё же почему то он совсем не хотел сейчас увидеть среди нападавших кого-то знакомого. И обрадовался даже, когда понял, что напали на посёлок вовсе не куманские батыры, а совсем незнакомое войско. «Не наши!» – подумал Атрок с непонятным облегчением.
И услышал, как рядом всхлипнул Алёшка.
Шум ночного налёта раздавался так явственно, словно был где-то рядом. Рёв огня, звон оружия, крики…. Затем в ночи родился новый звук, - слитный топот множества копыт, и урусские клики:
- Хайда –а!..
Отряд витязей в островерхих шлемах, на быстрых конях, ворвался в середину боя. Взлетели тонкие мечи, запели стрелы.… Всё смешалось. Степные наездники насмерть схватились с лесною дружиной. Вот молодой урусский воин, - в серебристой пластинчатой кольчуге, под алым княжеским плащом, в расшитой золотом шапке, - поразил одного степняка, тотчас же свалил и другого, крутясь меж горящих домов на стремительном белом коне. Схватился в яром поединке с третьим.… Ещё один степной наездник появился сзади, без коня, но с тугим метким луком в руке. Со свирепым лицом, чем-то схожий с Бельдюзом, - показалось Атроку. Нацелил хищную стрелу прямо в спину урусу. Атрок вдруг почувствовал острую жалость к урусскому храброму витязю, которого сейчас убьют. Убьют предательски, в спину!… Он так славно бился!… «Оглянись! Оглянись же!…» – молил его взглядом Атрок.
Сбоку откуда-то, из темноты метнулась к степняку небольшая фигурка. Какой-то маленький мальчишка-поселянин, уцелевший во время налёта. Отчаянно вскрикнув, повис на руке у врага, вцепился зубами. Тот, злобно ругнувшись, стряхнул ему наземь, ударил.… Но витязь –урус в это время уже одолел своего противника, обернулся… Широко размахнувшись, метко бросил в убийцу свой меч.
Затем картинка в родниковой чаше изменилась. Шум боя поутих. В волшебном зеркале виднелись только двое, - тот молодой урусский витязь, и мальчишка, неподвижно обмякший у того на руках. Атрок, приглядевшись, едва удержался от вскрика.… Ведь этот смелый мальчик из урусского посёлка был удивительно похож на…
«Нет же, это невозможно! - подумалось Атроку. – Ведь тут он гораздо младше, чем.… Так не бывает!»
Урусский витязь осторожно уложил мальчишку на расстеленный плащ. Подсунул под голову шапку. В тревоге склонился над ним. Мальчишка медленно открыл глаза.
- Ты жив? Как же зовут тебя, спаситель?
- Алёшка я…
- Вот как?! Я тоже ведь Алёшка, - засмеялся витязь.
- Сбыславич! Троим удалось ускользнуть!… - донеслись голоса. И видение растаяло. Воздушный пузырёк, поднявшийся со дна, разрушил чародейское видение.
«Как, это всё? – удивился Атрок. – Что это было? Что всё это значит?»
Он поднял глаза, посмотрел на Алёшку. Тот слабо улыбался, моргая мокрыми ресницами.
- Это ты… где? Когда? – спросил его тревожным шёпотом Атрок.
- Давно, уже два года… Мы тогда ещё жили не здесь, - сиплым голосом, чуть слышно ответил Алёшка. – Я тогда…
- Ой, смотрите, - перебила его Бажена.
В родниковой чаше снова что-то завиднелось. Атрок затаил дыхание. На этот раз и впрямь видна была дорога. Она бежала по лесной опушке куда-то вдаль. Её пересекал шумливый бурный ручей, через который перекинут был удобный деревянный мостик.
По ручью плыл кораблик. Тот самый! А на мосту, спиной к смотревшим, стоял Алёшка. Атрок его сразу узнал, из-за шапки. Вот он обернулся на миг, улыбнулся хитро. И зашагал по дороге.
Тут видение исчезло, размытое ещё одним воздушным пузырьком, поднявшимся со дна.
- Вот, видели? Это моя Дорога! – с потешной важностью сказал Алёшка. – Я её отыщу!
«А где же моя?!» – подумал с горьким нетерпением Атрок.
А видение вновь появилось. Теперь это была небольшая лужайка посредине дремучего леса. На лужайке, в высокой траве, бегал маленький рыжий лисёнок. Играл.… Вдруг откуда-то с неба слетела к нему злая пёстрая птица. Ухватила когтями, нацелила свой острый клюв, чтоб убить малыша. Но в траве промелькнула стремительно тень, и лобастый волчонок вцепился зубами в крыло. Рванул, опрокинул врага. Быстро щёлкнули острые зубы. Раздался хриплый птичий крик, и оборвался тут же…
Всё исчезло. На месте лужайки возникла бескрайняя степь. Большое урусское войско шло по ней от заката. Навстречу урусам проворно стекались степные отряды. Вот два воинства сблизились, остановились, словно перед боем. Двое всадников вынеслись из урусских рядов, поскакали вперёд, - воин с поднятым стягом, и молодой полководец в блестящих на солнце богатых доспехах, укрытый зелёным плащом, - похожий на того, спасённого Алёшкой. Навстречу им, подобно птице, устремился куманский витязь. Лица его Атрок не разглядел, но по цветам одежды, - жемчужному с зелёным, - понял, что видит воина из собственного рода. Хана!
Вот съехались два витязя, - урусский и степной. Не вынув из ножен оружия, осадили коней, обнялись, словно братья. И поехали рядом, меж конных полков, под приветственный клик. Совещались о чём-то, глядя в южную сторону, где, на небе, виднелась громадная чёрная туча.
Видение снова исчезло, но чёрная туча осталась. Зловещая, похожая на страшного дракона, она теперь клубилась, полная угрозы, над пиками далёких заснеженных гор. А в солнечной долине, у подножья, был весенний день. Цвели деревья в удивительном саду, какой представить можно лишь во сне. Большая птица с огненными перьями сидела посреди ветвей, покрытых белоснежными цветами (Атрок тревожно вздрогнул: «Вот оно!»). Перед чудесным мраморным дворцом, - с островерхими башенками, с резными узорами на сверкающих стенах, - строилось конное войско. Смуглолицые воины в дивных доспехах, сияющих солнечным светом, - их тонкие копья – как будто лучи.… На крыльцо вышли двое. Прекрасная девушка в ниспадающих белых одеждах, источающих спокойный мягкий свет. Светлые нити волос её растекались по хрупким плечам. Витой серебряный обруч с большим зелёным камнем венчал её голову. В больших глазах таилась полускрытая тревога. И ещё – нежная любовь, с которой девушка глядела на своего спутника. То был красивый мальчик лет двенадцати, - в доспехах, словно сотканных из солнечных лучей, с прямым, как луч, мечом на поясе. Он обнял девушку, - наверное, сестру. Прижался на мгновение щекой к её груди. Потом отстранился, тряхнул горделиво золотистыми кудрями, и сбежал по ступенькам. Седой усатый воин подвёл ему коня.
Затем небо нахмурилось. Исчез прекрасный сад. Теперь вокруг были лишь хмурые горы. Войско в солнечных доспехах поднималось всё выше. Впереди, далеко обогнав остальных, ехал мальчик с золотистыми кудрями, устремляясь к вершине, над которой нависла зловещая туча. Его спутник, усатый нахмуренный воин, озабоченно тронул его за плечо, показал рукой вниз. Наверное, советовал не торопиться, подождать остальных. Но мальчик лишь нетерпеливо отмахнулся. Поднёс к губам витой серебряный рожок. Разнёсся над горами переливчатый сигнал, и юный полководец, выхватив из ножен тонкий меч, бесстрашно поскакал к вершине.
Сгустилась мгла. Ослепительной вспышкой ударила молния. Тьма качнулась, закрутилась в стремительном вихре, затопила собой всё вокруг, поглотила. Покатился по скользким камням витой рог. Среди чёрного вихря возникло, крутясь, лицо мальчика, искажённое страхом и болью.… Затем оно неуловимо изменилось. Тьма разошлась… Юный всадник застыл на вершине горы. Это был всё тот же мальчик, но заметно повзрослевший. Доспехи его потемнели. Плечи укутал большой чёрный плащ. На голове его плотно сидел стальной рогатый шлем. Длинные пепельные волосы струились по бледным щекам. Пронзительным, заледеневшим взглядом смотрел воитель на свою дружину, всходившую к нему по каменному гребню. Недобро усмехнувшись, поднял он руку в указующем жесте. В тот же миг, повинуясь ему, слетели с покрытого тучами неба тысячи чёрных птиц, с яростным клёкотом устремившись на войско. Ринулись вниз по камням злые чёрные псы, нападая на витязей. Те, застигнутые врасплох, были сброшены вниз.… Вновь поднял всадник руку, и пронзительный ветер принялся срывать цветы и листья с деревьев в чудесном саду.… Затем картинки в родниковой чаше замелькали очень быстро, и Атрок не всё успел разглядеть. Вот воитель с вершины горы простёр властную руку, - и взвилось яростное пламя сразу над множеством городов и селений. Послышались стоны, проклятия, просьбы о помощи, плач… Льдистый взгляд, - и урусское войско мчится в степь, поражая всех встречных мечами.… Снова властный безмолвный приказ, - и лесные селения поражает огонь, а их жителей гонят в неволю куманские воины…
Снова взмах безжалостной руки.… Но всадник вдруг покачнулся в селе, прикрыл рукою глаза. Яркой вспышкой мелькнула стрела, оперённая пламенным вихрем. Окружавшая всадника тьма разлетелась на клочья, исчезла. И сам он исчез.… Был тихий предзакатный час, виднелась дорога, по белым камням подбегавшая к пенистой речке. За рекою синели далёкие горы. Дорога стремилась туда.
«К Белому броду, за Синие горы…»

Видение в чаше родника исчезло. Атрок с Алёшкою, ошеломлённые увиденным, не в силах были шевельнуться. В голове у степного мальчишки теснилось множество мыслей, сомнений, вопросов. Главное, - Дорога есть, она открыта для него. Хотя, похоже, на дороге этой ждут от Атрока не совсем того, чего он хочет сам. Если верить тому, что он видел сейчас, то урусский князь – совсем не главный злодей, кто виновен в несчастьях отца и самого Атрока. Его заставили…
Заставили?! Ну, и что?! Всё равно его нужно убить! За отца! И его самого, и всех тех, кто ему помогает!
Бажена первая пришла в себя. Двумя лёгкими толчками растормошила мальчишек, замерших на корточках над родником. Те медленно, словно во сне, поднялись. Бажена снова поклонилась дубу.
- Спасибо тебе, Мудрейший!
Средь веток дуба что-то вновь прошелестело. Но никакого голоса Атрок в этот раз не услышал.
- Пойдём, - тронула его за руку Бажена.
- Ой, смотрите! – весёлым голосом проговорил Алёшка, показывая рукой на дальний край поляны. Там, в одном месте осторожно качнулись ветки колючих кустов.
 

Рейтинг: +1 341 просмотр
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 15 декабря 2012 в 10:17 0
best Браво!