ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Проект "Библиогрань" Глава 21 Заколдованная Хелен

 

Проект "Библиогрань" Глава 21 Заколдованная Хелен

21 сентября 2014 - Анна Магасумова
article240437.jpg
Что там, за ветхой занавеской тьмы?
В гаданиях запутались умы...
(Омар Хаям)
 
Любовь — это не что — нибудь, что с тобой происходит, а нечто, что  делаешь ты сам.
(Хелен Филдинг "Бриджит Джонс: Грани разумного")
 
 
— Djvu! Дежавю!  — произнёс Хайме.
Это значит «уже виденное». Он вспомнил, что Djvu- так  называлась технология сжатия изображений, разработанная ещё в конце XX начале XXI века для хранения сканированных документов, книг, журналов, рукописей.
— Надо же, вспомнил, о чём читал так давно! — обрадовался Хайме. — Это такая находка для нашего проекта  Библиогрань, предусматривающего создание виртуальных библиотек! Как тогда говорили:  «Новое хорошо забытое старое!»
  Подобная оцифровка книг — перевод в электронный (цифровой вид), воспроизводится на экране компа в  цветовой  технологии. Эти книги будут  легко читаться.
Мой приятель — волшебник
Приглашает опять и опять
Электронным потоком
На стекле синеоком
Бесконечные тексты писать.
В каждом байте сигнала,
Что бежит с терминала,
Я и тайну, и сказку открыл.
Буква к букве ложится,
Заполняя страницы
Без бумаги, пера и чернил.(1)
  Хайме спохватился:
— Так дежавю и жамевю меня отвлекли от Хелен! Я же здесь, чтобы спасти её!
Он закричал:
— Верона! Верона! Где Хелен?
Верона вздрогнула.
— Не кричи! Я думаю.
— Ха, она думает? О чём, если не секрет? О глобальном потеплении или о похолодании?
— Скажешь тоже! Я думаю, как помочь Хелен!
— А не ты ли сама её заколдовала?
— Да, Хелен заколдовали по моему указанию, но какое заклинание при этом использовали, нужно выяснить.

  Верона откинула со лба  прядь волос. Теперь, когда она стала простой девушкой, волосы не были такими послушными, как раньше. От каждого движения они колыхались и рассыпались по плечам, лезли в глаза, а расчёски под рукой не было. Раньше Верона ею даже не пользовалась. Причёска  была всегда аккуратной, словно напомаженной, а  волосы -  жёсткими, хотя цвет не изменился. Она осталась такой же черноволосой.  Чёрные глаза посветлели и приобрели цвет шоколада, тягучего и сладкого.
— Найдём  Мару Маринеллу. Именно она занималась этим обрядом. На всякое колдовство есть своё расколдовство!
— Да, — кивнул Хайме, -  согласно 3 закону Ньютона: «на каждое действие есть своё противодействие».
Верона с надеждой взглянула на Хайме:
-  Я надеюсь, что немного магических сил у меня всё же осталось. Мы  в иллюзорном мире грёз, а здесь магией занимается чуть ли не каждый малыш. Нам поможет Чёрная книга.
-  Книга проклятых? — переспросил Хайме. -  Я бы не хотел снова иметь с ней дело. Ужасная вещь!
— Нет, это совсем другая книга. Она ничем не навредит. Не владеющий магией,  просто  не сможет ничего  разобрать. Книга поможет мне вызвать Маринеллу.
 Верона хлопнула в ладоши.

Одна стена в комнате развернулась,  и открылись книжные полки. Пахнуло неприятно, чем — то  затхлым. Хайме сморщил нос, хотя никогда раньше не реагировал на запахи.
Верона улыбнулась.
-  Хорошо отпугивает  непосвящённых в магию.
— Да уж, ничего не скажешь! — Хайме махнул рукой. — Ничего не поделаешь!
 Стоило хлопнуть в ладоши ещё один раз, как в руках Вероны оказалась  нужная книга.
— Хотя я не должна говорить об этом, но тебе скажу. В этой книге содержатся коды доступа к феям и марам.
— Коды доступа? — удивился Хайме. — Интересненько! Я думал, что такой слэнг только у коммОграфов.
— Я же у тебя не спрашиваю про особенности твоей работы, — нашлась, что ответить Верона.
 
Она сразу нашла нужную страницу  и начала читать:
Мара Маринелла!
Тебя призывает королева!
 Несмотря на то, что Верона перестала быть ведьмой, королевой она осталась.
 Верона повторила ещё раз:
Мара Маринелла!
Тебя призывает королева!
Передо мною явись,
Мне поклонись!
Мара Маринелла!
Тебя ждёт королева.
Вероне пришлось прочитать  это обращение трижды.
— Далеко Маринелла находится, не слышит.
   Только Верона произнесла последнее слово, как возникло легкое дуновение,  и в центре кабинета появилась высокая, стройная женщина в белом воздушном платье.

— По вашему зову явилась, ваше величество! Я разве что- то...
Она умолкла, увидев рядом с Вероной  чужеземца,  и продолжила как можно тише, — … сделала не так?
— Маринелла! Твоя магия очень сильная. Я признаю это.
 Верона сказала так проникновенно, что Маринелла расплылась в довольной улыбке.
— Понимаешь, девушку нужно расколдовать, — убедительно произнесла Верона, — если мы не хотим остаться одинокими. Нелегко отказаться от колдовства, если тебя отвергли. Я не должна была просить тебя о помощи.
Маринелла ждала этих слов.
— Мне самой эта девочка понравилась, к счастью, у магии есть ограничительный фактор, он и не дал мне завершить обряд до конца. Хелен спит,  но не вечным, а крепким сном.
— Это уже обнадеживает, — подумал Хайме.
— Только разбудить ее будет намного сложнее. Надо все тщательно продумать.
— Она собирается думать, — недовольно воскликнул Хайме, еле сдерживая себя, чтобы не закричать.- Как колдовать, всё получается легко, а вернуть так,  как было, видите ли, трудно!
Верона подошла к нему и положила руку на плечо.
— Успокойся, друг! Любое заклинание требует ритуала внутренней сосредоточенности и генерирования достаточного количества энергии...
Хайме не выдержал и вмешался:
— Ого, как легко вы оперируете  терминами генерирование, энергия.
— Ты неугомонен, Хайме, дослушай… итак, чтобы установить связь между двумя заклинаниями и объектом нужно сосредоточиться.
— Объектом? Вы называете Хелен объектом?
Хайме в бешенстве со всей силы стукнул кулаком о стену. За окном раздался одинокий вой волка.
— Извини, я зачитала тебе  выдержку из учебника по высшей магии.(2) Хорошая у вас была песенка «Волшебник недоучка». Бывали тут и такие.
Сделать хотел грозу,
А получил козу,
Розовую козу,
С желтою полосой.
Вместо хвоста нога,
А на ноге рога...(3)
Да… не хотелось  бы мне встретиться с той козой!
Хайме улыбнулся. Он понемногу успокаивался. Мужчин тоже иногда можно довести, как говорится, до белого коленья.
— Я должен держать себя в руках, должен! Чтобы спасти Хелен я пойду на всё! — успокаивал сам себя Хайме и одновременно слушал объяснения Вероны.
— Объектом не обязательно может быть человек, но и любой предмет, животное, рыба или птица. Нередко даже сами феи, колдуны и колдуньи действуют друг против друга.
— Да, всё как в нашем мире.
Хайме  помрачнел. Перед его мысленным взором промелькнули картины детства:
Вот они с Хайме читают «Золотую книгу сказок» и прячут её  в тайное место;
К ним в дом по доносу соседей врываются  ищейки с собаками и сваливают  посередине комнаты все книги, среди них  и книга сказок; пылает  пламя  Фаренгейта; Хайме и Хорхе вцепились за юбку матери и плачут. Мать  же не проронила ни одной слезинки.
   Ищейки уводят отца, Аруха  Анн-Аура. Он машет рукой, прощаясь, жестом показывает два пальца V – «мы победим!»
Хайме запомнились его слова: «Мужчины не плачут, мужчины все невзгоды переносят молча».
  Отец вернулся,  сгорбленный, побеждённый,  с потухшим взглядом. С этого времени  в семье Анн — Аура начался разлад.  Аруха уходил рано утром,  возвращался  поздно, от него пахло дымом. Долго сидел за столом, уставившись в одну точку.  Мать не выдержала, забрала детей и ушла из дома.
 Она одна воспитала Хайме и Хорхе, всегда гордилась их успехами.
— Мама, не переживай, всё  будет хорошо! — Хайме поднял руку.   V — мы победим! Осталось всего ничего.
  Верона не только почувствовала состояние Хайме, она видела те же картинки из его жизни. Женское и мужское начало, две половинки души соединились.
  Хайме и Верона также как Хелен и Тумбулат — были одним целым.

  Верона загадочно улыбалась. Маринелла копалась в своей сумочке. Женщина среднего возраста, выглядела она хорошо, трудно было сказать, сколько ей лет, не одна сотня, это точно.
 -Эти  феи и колдуньи — мечтательные и эфемерные создания, постоянно витают в облаках, — сказала Верона.
 Хайме кивнул, ему  казалось, что Маринелла  слишком медленно ищет новое оборотное заклинание.  А Верона её даже не поторопит.
Он не выдержал, вспылил.
  — Девочки! Будьте добры, можно побыстрее!
Первой откликнулась Верона:
— Доброта — единственная ценность в этом иллюзорном мире.(4)
Настроение  девушки было прекрасным, такого  с ней уже давно не было.
— Молодой человек, будьте терпеливее, — откликнулась Маринелла.
Она, наконец,  перестала рыться в сумке. В руках у неё была небольшая, чуть больше ладони, красная книжечка, которую она  перелистывала. 
Делала это  с таким сосредоточенным видом, но всё- таки ответила Хайме.
— Для оборотного заклинания необходимо  значительно нарастить магическую  энергию подобно ракете перед  стартом.
Хайме был просто в шоке. Мары и ракеты — нонсенс!
— Интересно! Вы знаете о наших ракетных установках? 
— Да, молодой человек! Я многое знаю!
Я знаю, что за занавесью тьмы,
Где свет и тень так  часто бродим  мы,
Мы, Мары, в мареве луны
Читаем заклинания свои.
В окно сквозь синюю дымку смотрелась луна.  Она очаровывала.
Маринелла стала читать:
— Как бессмертный страж на небе
Луна всё видит, замечает.
Страхами людскими ведает,
Печали, беды  отвергает.
Своим холодным равнодушием
Она  любого зачарует,
И крепче связывает душами
Тех, кто её обожествляет.(5)
  Прочитав эти строки,   Мара Маринелла выскользнула из кабинета. Хайме рванул за ней.  Верона устремилась следом. Маринелла оторвалась от земли и полетела. Верона легко скользила по паркетному полу. Хайме еле — еле успевал за ними. 
 Маринелла приземлилась перед дубовой дверью с крепким засовом. Легко нажав на него, дверь открылась. В глубине  тёмной  комнаты виднелось большое ложе, на котором лежала Хелен. Она спала крепким сном. Дыхания почти не было слышно, даже ресницы не подрагивали.
Хайме стремительно подбежал к девушке.
— Стой! Остановись!
Одновременно воскликнули Верона и Маринелла.

— Отойди в сторонку, — приказным тоном сказала Маринелла.
— Слушай, что она говорит, отойди, — подтвердила Верона и тоже отошла в сторону.
   В комнате было душно. Неестественно резко пахли розы, которые стояли в вазе на небольшом столике у кровати.
   Это действительно было ложе, огромное,  почти царское, с балдахином и покрывалом под цвет роз. Сама Хелен в платье изумрудно-зелёного цвета  выглядела как нераспустившийся розовый  бутон.
  — Открой портьеры, чтобы видна была луна,  — обратилась Маринелла к Вероне. — И окно тоже.
Верона, ни слова не говоря, выполнила требование Мары.
Она прошептала:
— Если ты никому не слуга, ни хозяин,
Счастлив ты и воистину духом высок. (6)
Услышал только Хайме и улыбнулся.
— Девушка исправляется! Куда только делась её мания величия!
Верона весело посмотрела на Хайме и так, чтобы слышал только он, шепнула:
— Ты мой спаситель! Спа-си-бо!
Хайме принял это за игру и тоже прошептал еле слышно:
— Не-за-что!
Их идиллию нарушила Маринелла.
— Воркуете, душечки — голубочки! Теперь мне не мешайте, отойдите в дальний угол.
Она приблизилась к Хелен.
-  Если будете нужны, я вас позову. Теперь тихо!
 Маринелла достала из своей сумочки  розовую ленточку и начала читать странное заклинание.При этом она завязывала на ленте узелки.

— С первым узелком у Хелен сила появляется,
Со вторым узелком мощью наделяется,
С третьим узелком входит в нее сила,
С четвёртым узелком она вспомнит то, что было.
С пятым узелком Хелен судьбой своей владеет,
С узелком шестым ей никто помешать не смеет.
С седьмым узелком Хелен станет ещё красивее,
С восьмым узелком её силы возрастают,
С узелком девятым Хелен оживает! (7)
Сказав последнюю фразу, Маринелла подозвала к себе Хайме.
— Возьми розы и начинай срывать лепестки, бросая один за другим в окно. Считай. Лепестков должно быть девять, не больше.
Хайме взял цветы и подошёл к открытому окну. Луна улыбалась загадочно.


Когда Хайме стал бросать лепестки, разлетавшиеся розовым дождем, Маринелла, глядя на луну, произнесла новое заклинание:
  — Розовый листок, первый лепесток,
Прими, луна, ведь ты одна.
Второй лепесток полети дугой,
Чтоб не быть луне никогда одной.
Третий лепесток — так тому и быть,
Чтобы ты, луна, смогла полюбить
А четвертый лист  ветер унеси,
Попрошу тебя, девушку спаси!
Пятый лепесток розовый такой
Ведь для нас, луна, стала ты родной.
А с шестым листом горя бы не знать,
Чтобы девушка не смогла страдать.
Лист седьмой сейчас в небо улетит,
Хелен с Хайме долго в счастье будут  жить.
А восьмой листок снегом укрывай,
Как проснется Хелен, ты и засыпай!
А девятый лист я оставлю здесь
Принесёт всегда он влюблённым весть: 
Что и ты, луна  в небе не одна,
Что влюбилась ты, гордая луна! (5)
   Сорванные  лепестки устремились в небо, к луне, только восьмой остался на земле, укрытый снегом. Девятый лепесток закружил по комнате и рассыпался на мелкие песчинки, которые растянулись в прямую линию и устремились к Хелен. Образовав над ней фигуру в форме сердечка, они рассыпались блёстками и исчезли из виду.
    Луна засветилась розовым светом и  спряталась в дымке. В комнате стало тихо.
Хелен задышала, на лице появился румянец, дрогнули ресницы,  и она открыла глаза.
— Как долго я спала, — произнесла Хелен звонким, чистым голосом.-  Ой, я танцевала на балу!
Увидев Маринеллу, она заулыбалась.
— Это вы мне предложили выпить розового вина. Оно оказалось таким сладким, меня потянуло в сон. Как я здесь очутилась, не пойму!
 Хелен  встала  с постели,  потянулась. Только потом Хелен заметила Хайме, который молчаливо стоял  у окна.
 
— Хайме, милый, ты здесь!
Она бросилась в объятья своего любимого.
— Милая, познакомься с Вероной, королевой этого мира. Она и Маринелла помогли тебя разбудить. А ещё...
Хайме немного помолчал.
— Верона мой близкий друг, как для тебя Тумбулат. Я вот подумал, — Хайме хитро сощурился, — а не познакомить ли их?
Хелен заулыбалась. Обращаясь к каждому по очереди, она сказала:
— Спасибо! Что бы я без вас делала!
И сама себе ответила:
— Просто спала...

 

(1) «Песенка текстового редактора» из журнала «Информатика и образование»,№ 3, 2002 год, стр.17
(2) имеется в виду книга Кассандры Изон «Каждая женщина – колдунья»
(3) строки из песни «Волшебник – недоучка»,  муз.А. Зацепина, слова Л. Дербенева
(4) Соммерсет Моэм
(5) стихи автора
(6) Омар Хаям
(7) по мотивам узелковой песенки Кассандры Изон

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0240437

от 21 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0240437 выдан для произведения: Что там, за ветхой занавеской тьмы?
В гаданиях запутались умы...
(Омар Хаям)
 
Любовь — это не что — нибудь, что с тобой происходит, а нечто, что  делаешь ты сам.
(Хелен Филдинг "Бриджит Джонс: Грани разумного")
 
 
— Djvu! Дежавю!  — произнёс Хайме.
Это значит «уже виденное». Он вспомнил, что Djvu- так  называлась технология сжатия изображений, разработанная ещё в конце XX начале XXI века для хранения сканированных документов, книг, журналов, рукописей.
— Надо же, вспомнил, о чём читал так давно! — обрадовался Хайме. — Это такая находка для нашего проекта  Библиогрань, предусматривающего создание виртуальных библиотек! Как тогда говорили:  «Новое хорошо забытое старое!»
  Подобная оцифровка книг — перевод в электронный (цифровой вид), воспроизводится на экране компа в  цветовой  технологии. Эти книги будут  легко читаться.
Мой приятель — волшебник
Приглашает опять и опять
Электронным потоком
На стекле синеоком
Бесконечные тексты писать.
В каждом байте сигнала,
Что бежит с терминала,
Я и тайну, и сказку открыл.
Буква к букве ложится,
Заполняя страницы
Без бумаги, пера и чернил.(1)
  Хайме спохватился:
— Так дежавю и жамевю меня отвлекли от Хелен! Я же здесь, чтобы спасти её!
Он закричал:
— Верона! Верона! Где Хелен?
Верона вздрогнула.
— Не кричи! Я думаю.
— Ха, она думает? О чём, если не секрет? О глобальном потеплении или о похолодании?
— Скажешь тоже! Я думаю, как помочь Хелен!
— А не ты ли сама её заколдовала?
— Да, Хелен заколдовали по моему указанию, но какое заклинание при этом использовали, нужно выяснить.

  Верона откинула со лба  прядь волос. Теперь, когда она стала простой девушкой, волосы не были такими послушными, как раньше. От каждого движения они колыхались и рассыпались по плечам, лезли в глаза, а расчёски под рукой не было. Раньше Верона ею даже не пользовалась. Причёска  была всегда аккуратной, словно напомаженной, а  волосы -  жёсткими, хотя цвет не изменился. Она осталась такой же черноволосой.  Чёрные глаза посветлели и приобрели цвет шоколада, тягучего и сладкого.
— Найдём  Мару Маринеллу. Именно она занималась этим обрядом. На всякое колдовство есть своё расколдовство!
— Да, — кивнул Хайме, -  согласно 3 закону Ньютона: «на каждое действие есть своё противодействие».
Верона с надеждой взглянула на Хайме:
-  Я надеюсь, что немного магических сил у меня всё же осталось. Мы  в иллюзорном мире грёз, а здесь магией занимается чуть ли не каждый малыш. Нам поможет Чёрная книга.
-  Книга проклятых? — переспросил Хайме. -  Я бы не хотел снова иметь с ней дело. Ужасная вещь!
— Нет, это совсем другая книга. Она ничем не навредит. Не владеющий магией,  просто  не сможет ничего  разобрать. Книга поможет мне вызвать Маринеллу.
 Верона хлопнула в ладоши.

Одна стена в комнате развернулась,  и открылись книжные полки. Пахнуло неприятно, чем — то  затхлым. Хайме сморщил нос, хотя никогда раньше не реагировал на запахи.
Верона улыбнулась.
-  Хорошо отпугивает  непосвящённых в магию.
— Да уж, ничего не скажешь! — Хайме махнул рукой. — Ничего не поделаешь!
 Стоило хлопнуть в ладоши ещё один раз, как в руках Вероны оказалась  нужная книга.
— Хотя я не должна говорить об этом, но тебе скажу. В этой книге содержатся коды доступа к феям и марам.
— Коды доступа? — удивился Хайме. — Интересненько! Я думал, что такой слэнг только у коммОграфов.
— Я же у тебя не спрашиваю про особенности твоей работы, — нашлась, что ответить Верона.
 
Она сразу нашла нужную страницу  и начала читать:
Мара Маринелла!
Тебя призывает королева!
 Несмотря на то, что Верона перестала быть ведьмой, королевой она осталась.
 Верона повторила ещё раз:
Мара Маринелла!
Тебя призывает королева!
Передо мною явись,
Мне поклонись!
Мара Маринелла!
Тебя ждёт королева.
Вероне пришлось прочитать  это обращение трижды.
— Далеко Маринелла находится, не слышит.
   Только Верона произнесла последнее слово, как возникло легкое дуновение,  и в центре кабинета появилась высокая, стройная женщина в белом воздушном платье.

— По вашему зову явилась, ваше величество! Я разве что- то...
Она умолкла, увидев рядом с Вероной  чужеземца,  и продолжила как можно тише, — … сделала не так?
— Маринелла! Твоя магия очень сильная. Я признаю это.
 Верона сказала так проникновенно, что Маринелла расплылась в довольной улыбке.
— Понимаешь, девушку нужно расколдовать, — убедительно произнесла Верона, — если мы не хотим остаться одинокими. Нелегко отказаться от колдовства, если тебя отвергли. Я не должна была просить тебя о помощи.
Маринелла ждала этих слов.
— Мне самой эта девочка понравилась, к счастью, у магии есть ограничительный фактор, он и не дал мне завершить обряд до конца. Хелен спит,  но не вечным, а крепким сном.
— Это уже обнадеживает, — подумал Хайме.
— Только разбудить ее будет намного сложнее. Надо все тщательно продумать.
— Она собирается думать, — недовольно воскликнул Хайме, еле сдерживая себя, чтобы не закричать.- Как колдовать, всё получается легко, а вернуть так,  как было, видите ли, трудно!
Верона подошла к нему и положила руку на плечо.
— Успокойся, друг! Любое заклинание требует ритуала внутренней сосредоточенности и генерирования достаточного количества энергии...
Хайме не выдержал и вмешался:
— Ого, как легко вы оперируете  терминами генерирование, энергия.
— Ты неугомонен, Хайме, дослушай… итак, чтобы установить связь между двумя заклинаниями и объектом нужно сосредоточиться.
— Объектом? Вы называете Хелен объектом?
Хайме в бешенстве со всей силы стукнул кулаком о стену. За окном раздался одинокий вой волка.
— Извини, я зачитала тебе  выдержку из учебника по высшей магии.(2) Хорошая у вас была песенка «Волшебник недоучка». Бывали тут и такие.
Сделать хотел грозу,
А получил козу,
Розовую козу,
С желтою полосой.
Вместо хвоста нога,
А на ноге рога...(3)
Да… не хотелось  бы мне встретиться с той козой!
Хайме улыбнулся. Он понемногу успокаивался. Мужчин тоже иногда можно довести, как говорится, до белого коленья.
— Я должен держать себя в руках, должен! Чтобы спасти Хелен я пойду на всё! — успокаивал сам себя Хайме и одновременно слушал объяснения Вероны.
— Объектом не обязательно может быть человек, но и любой предмет, животное, рыба или птица. Нередко даже сами феи, колдуны и колдуньи действуют друг против друга.
— Да, всё как в нашем мире.
Хайме  помрачнел. Перед его мысленным взором промелькнули картины детства:
Вот они с Хайме читают «Золотую книгу сказок» и прячут её  в тайное место;
К ним в дом по доносу соседей врываются  ищейки с собаками и сваливают  посередине комнаты все книги, среди них  и книга сказок; пылает  пламя  Фаренгейта; Хайме и Хорхе вцепились за юбку матери и плачут. Мать  же не проронила ни одной слезинки.
   Ищейки уводят отца, Аруха  Анн-Аура. Он машет рукой, прощаясь, жестом показывает два пальца V – «мы победим!»
Хайме запомнились его слова: «Мужчины не плачут, мужчины все невзгоды переносят молча».
  Отец вернулся,  сгорбленный, побеждённый,  с потухшим взглядом. С этого времени  в семье Анн — Аура начался разлад.  Аруха уходил рано утром,  возвращался  поздно, от него пахло дымом. Долго сидел за столом, уставившись в одну точку.  Мать не выдержала, забрала детей и ушла из дома.
 Она одна воспитала Хайме и Хорхе, всегда гордилась их успехами.
— Мама, не переживай, всё  будет хорошо! — Хайме поднял руку.   V — мы победим! Осталось всего ничего.
  Верона не только почувствовала состояние Хайме, она видела те же картинки из его жизни. Женское и мужское начало, две половинки души соединились.
  Хайме и Верона также как Хелен и Тумбулат — были одним целым.

  Верона загадочно улыбалась. Маринелла копалась в своей сумочке. Женщина среднего возраста, выглядела она хорошо, трудно было сказать, сколько ей лет, не одна сотня, это точно.
 -Эти  феи и колдуньи — мечтательные и эфемерные создания, постоянно витают в облаках, — сказала Верона.
 Хайме кивнул, ему  казалось, что Маринелла  слишком медленно ищет новое оборотное заклинание.  А Верона её даже не поторопит.
Он не выдержал, вспылил.
  — Девочки! Будьте добры, можно побыстрее!
Первой откликнулась Верона:
— Доброта — единственная ценность в этом иллюзорном мире.(4)
Настроение  девушки было прекрасным, такого  с ней уже давно не было.
— Молодой человек, будьте терпеливее, — откликнулась Маринелла.
Она, наконец,  перестала рыться в сумке. В руках у неё была небольшая, чуть больше ладони, красная книжечка, которую она  перелистывала. 
Делала это  с таким сосредоточенным видом, но всё- таки ответила Хайме.
— Для оборотного заклинания необходимо  значительно нарастить магическую  энергию подобно ракете перед  стартом.
Хайме был просто в шоке. Мары и ракеты — нонсенс!
— Интересно! Вы знаете о наших ракетных установках? 
— Да, молодой человек! Я многое знаю!
Я знаю, что за занавесью тьмы,
Где свет и тень так  часто бродим  мы,
Мы, Мары, в мареве луны
Читаем заклинания свои.
В окно сквозь синюю дымку смотрелась луна.  Она очаровывала.
Маринелла стала читать:
— Как бессмертный страж на небе
Луна всё видит, замечает.
Страхами людскими ведает,
Печали, беды  отвергает.
Своим холодным равнодушием
Она  любого зачарует,
И крепче связывает душами
Тех, кто её обожествляет.(5)
  Прочитав эти строки,   Мара Маринелла выскользнула из кабинета. Хайме рванул за ней.  Верона устремилась следом. Маринелла оторвалась от земли и полетела. Верона легко скользила по паркетному полу. Хайме еле — еле успевал за ними. 
 Маринелла приземлилась перед дубовой дверью с крепким засовом. Легко нажав на него, дверь открылась. В глубине  тёмной  комнаты виднелось большое ложе, на котором лежала Хелен. Она спала крепким сном. Дыхания почти не было слышно, даже ресницы не подрагивали.
Хайме стремительно подбежал к девушке.
— Стой! Остановись!
Одновременно воскликнули Верона и Маринелла.

— Отойди в сторонку, — приказным тоном сказала Маринелла.
— Слушай, что она говорит, отойди, — подтвердила Верона и тоже отошла в сторону.
   В комнате было душно. Неестественно резко пахли розы, которые стояли в вазе на небольшом столике у кровати.
   Это действительно было ложе, огромное,  почти царское, с балдахином и покрывалом под цвет роз. Сама Хелен в платье изумрудно-зелёного цвета  выглядела как нераспустившийся розовый  бутон.
  — Открой портьеры, чтобы видна была луна,  — обратилась Маринелла к Вероне. — И окно тоже.
Верона, ни слова не говоря, выполнила требование Мары.
Она прошептала:
— Если ты никому не слуга, ни хозяин,
Счастлив ты и воистину духом высок. (6)
Услышал только Хайме и улыбнулся.
— Девушка исправляется! Куда только делась её мания величия!
Верона весело посмотрела на Хайме и так, чтобы слышал только он, шепнула:
— Ты мой спаситель! Спа-си-бо!
Хайме принял это за игру и тоже прошептал еле слышно:
— Не-за-что!
Их идиллию нарушила Маринелла.
— Воркуете, душечки — голубочки! Теперь мне не мешайте, отойдите в дальний угол.
Она приблизилась к Хелен.
-  Если будете нужны, я вас позову. Теперь тихо!
 Маринелла достала из своей сумочки  розовую ленточку и начала читать странное заклинание.При этом она завязывала на ленте узелки.

— С первым узелком у Хелен сила появляется,
Со вторым узелком мощью наделяется,
С третьим узелком входит в нее сила,
С четвёртым узелком она вспомнит то, что было.
С пятым узелком Хелен судьбой своей владеет,
С узелком шестым ей никто помешать не смеет.
С седьмым узелком Хелен станет ещё красивее,
С восьмым узелком её силы возрастают,
С узелком девятым Хелен оживает! (7)
Сказав последнюю фразу, Маринелла подозвала к себе Хайме.
— Возьми розы и начинай срывать лепестки, бросая один за другим в окно. Считай. Лепестков должно быть девять, не больше.
Хайме взял цветы и подошёл к открытому окну. Луна улыбалась загадочно.


Когда Хайме стал бросать лепестки, разлетавшиеся розовым дождем, Маринелла, глядя на луну, произнесла новое заклинание:
  — Розовый листок, первый лепесток,
Прими, луна, ведь ты одна.
Второй лепесток полети дугой,
Чтоб не быть луне никогда одной.
Третий лепесток — так тому и быть,
Чтобы ты, луна, смогла полюбить
А четвертый лист  ветер унеси,
Попрошу тебя, девушку спаси!
Пятый лепесток розовый такой
Ведь для нас, луна, стала ты родной.
А с шестым листом горя бы не знать,
Чтобы девушка не смогла страдать.
Лист седьмой сейчас в небо улетит,
Хелен с Хайме долго в счастье будут  жить.
А восьмой листок снегом укрывай,
Как проснется Хелен, ты и засыпай!
А девятый лист я оставлю здесь
Принесёт всегда он влюблённым весть: 
Что и ты, луна  в небе не одна,
Что влюбилась ты, гордая луна! (5)
   Сорванные  лепестки устремились в небо, к луне, только восьмой остался на земле, укрытый снегом. Девятый лепесток закружил по комнате и рассыпался на мелкие песчинки, которые растянулись в прямую линию и устремились к Хелен. Образовав над ней фигуру в форме сердечка, они рассыпались блёстками и исчезли из виду.
    Луна засветилась розовым светом и  спряталась в дымке. В комнате стало тихо.
Хелен задышала, на лице появился румянец, дрогнули ресницы,  и она открыла глаза.
— Как долго я спала, — произнесла Хелен звонким, чистым голосом.-  Ой, я танцевала на балу!
Увидев Маринеллу, она заулыбалась.
— Это вы мне предложили выпить розового вина. Оно оказалось таким сладким, меня потянуло в сон. Как я здесь очутилась, не пойму!
 Хелен  встала  с постели,  потянулась. Только потом Хелен заметила Хайме, который молчаливо стоял  у окна.
 
— Хайме, милый, ты здесь!
Она бросилась в объятья своего любимого.
— Милая, познакомься с Вероной, королевой этого мира. Она и Маринелла помогли тебя разбудить. А ещё...
Хайме немного помолчал.
— Верона мой близкий друг, как для тебя Тумбулат. Я вот подумал, — Хайме хитро сощурился, — а не познакомить ли их?
Хелен заулыбалась. Обращаясь к каждому по очереди, она сказала:
— Спасибо! Что бы я без вас делала!
И сама себе ответила:
— Просто спала...

 

(1) «Песенка текстового редактора» из журнала «Информатика и образование»,№ 3, 2002 год, стр.17
(2) имеется в виду книга Кассандры Изон «Каждая женщина – колдунья»
(3) строки из песни «Волшебник – недоучка»,  муз.А. Зацепина, слова Л. Дербенева
(4) Соммерсет Моэм
(5) стихи автора
(6) Омар Хаям
(7) по мотивам узелковой песенки Кассандры Изон
Рейтинг: 0 287 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!