ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поэма о Супергноме Пагоше(повесть) Глава 3 Танец любви

 

Поэма о Супергноме Пагоше(повесть) Глава 3 Танец любви

13 марта 2012 - владимир попов
article34474.jpg

 

Танец любви.

Горы – гряда за грядой. Красота неописуемая. Из всех стихий горы самые на вид волшебные. Даже не поднялся еще, из долины на них смотришь, а дух уже захватывает и мечтаешь подняться на ту, величественную, похожую на древнюю пирамиду. Или на эту, высокую стройную скалу, стоящую особняком, словно готовящаяся к полету к дальним мирам ракета.

Горы - особый мир: сердце там бьется учащенно, и не от разреженного воздуха, а от восторга. От величественной красоты и мощи. Хорошо, когда средь гор ущелье есть. И по нему речка быстрая течет. С ключевой водой и форелью. Отдохнуть можно под сенью одинокого дерева и силы подкрепить. А потом путь продолжить, через горы или к вершинам.

И здесь раньше такое ущелье было. По нему и должен был Пагош горную гряду преодолеть по пути к морю. Но что-то произошло, что-то случилось. То ли обвал грандиозный, то ли землетрясение, но засыпало перевал. И лишь речка из горной породы просачивается, на манер ручейка. А прохода нет. В обход скакать надо.

Отдохнул Пагош, съел пару лепешек, водой холодной из ручья запил и поехал в путь неведомый. В надежде найти другой проход через горы. Проскакал сто миль, прежде чем встретил нечто подобное переходу. Пологий склон необьятной горы. А там горы пониже, и дальше что-то похожее на дорогу или тропу.

Обрадованный гном поднялся почти на вершину. Осталось маленькую перемычку преодолеть. Несколько шагов дракона, и там уж вниз. Но несколько шагов этих никак пройти не получается. Срывается дракон, вниз съезжает. Снова Пагош на драконе вершинку штурмует, и вновь вниз летит. Попробовал без дракона, сам перебраться, но тоже сорвался. Долго так пытался, пока не понял – заколдован переход, зачарован.
Дальше скачет гном, но непреодолимы горы. То скалы неприступные, то пропасть бездонная. А то и лес непроходимый. Кустарником и бамбуком заросший. Двух шагов не пройдешь, и соваться нечего.

Вот и до моря доскакал – горы в море скалами голыми уперлись. Море неспокойное, бурное. В воду бросился, чтобы гору по воде миновать, Но куда там! Выносит его течение назад. Чуть не утонул вместе с драконом. «Ох, как непросто все в этой жизни», - думает Пагош. Пять дней он уже в пути. Отдых надо искать, совета у кого-нибудь спросить. Да и дракона покормить. Траву он не ест – плоды ему нужны, фрукты. А то часто на Пагоша стал оглядываться. Вдруг он плотоядный?

Деревня вдали показалась. «Ни в какую деревню не заходи! Пропадешь», – учил его купец Рибан. Но, делать нечего, не назад же возвращаться. Подскакал к околице. А там девушка от колодца идет. На гномичку похожа, только ростом выше, стройнее и красивее. И глаза такие хорошие, и улыбка нежная.

– Здравствуй красавица! – обращается к ней гном. Как звать-то тебя?
– Звать меня Кара, – отвечает,- гартинии мы. –

- Помощь мне нужна, Кара. Отдых, да дракона покормить.

– Только не в нашем селении. Поищи лучше другую деревню. Здесь тебя погубят, отравят! - глаза посерьезнели, не шутят. - Мужья по пустыне бродят, зверье ищут, да путешественников грабят. Возвратятся скоро. Если жены не отравят, так мужья убьют. Погрустнел Пагош. А здесь другая гартиния подбежала. Голосом сладким к Пагошу обратилась:

– Не слушай ты ее, слабая умом она у нас. Заходи в дом. Покормим и тебя и животное твое. Делать нечего, решил Пагош рискнуть и в дом вошел. Но противоядие тайком выпил и руку на меч положил.

Набежали тут гартинии одна другой краше. Из одежды на телах их красивых - одна ерунда, да бусы с кольцами. Одеждой даже не назовешь. Одна воду Пагошу несет – умыться с дороги. Вторая скатерть чистую стелет. На скатерть кувшин с вином ставит.

– Мне бы сначала дракона разгрузить, да распрячь, да покормить.

– Пойдем со мной, - манит его высокая красавица, все сделаем наилучшим образом.

И вот Пагош уже за столом сидит, а гартинии его потчуют. Сами из кувшина пьют, и гному подливают. Угощают грибками маринованными. Поплыло все у него перед глазами. Весело ему стало. А гартинии песни запели. Танцы начали. В таком-то одеянии! Стыд один, а не танцы.

Танцуют пред ним гартинии полуобнаженные, всем телом извиваются. Смотрят на него, томно улыбаются. Но Пагоша не проймешь. Кремень! Жена у него любимая есть, Понита. Что ему до пляшущих бестий. Но, продолжает смотреть, взгляд отвести не может. Непристойно, но красиво Чудно! Кровь будоражит. Танец ли, а может быть и вино. Но вот не удержался гном, встал, и тоже в пляс пустился. Танцует, а сам думает: « Эта черненькая, как хороша! Красивее в жизни не видел». И уже тянется к ней, а та обнимает его нежно, и увлекает за собой. А потом высокая его соблазняет, и та, что пела сказочным голосом,

Дивится Пагош, себя не узнает – откуда, только силы берутся. Нет, точно вином опоили.

– Где же мужья ваши? – спрашивает.

– Нет у нас мужей больше, кроме тебя!– отвечают. Чуть рассвет затеплился, не удержался Пагош, заснул в объятиях обнаженных девиц. Только самая молодая, Кара, теребит его. Слышит он сквозь сон, как шепчет она ему в ухо:

- Вставай, милый! Сейчас мужья вернутся, они уже знают, что ты здесь. Убьют тебя. Но нет сил, вырваться из плена сна. А мужья уже к дому крадутся, в дом заходят. Видят, путник лежит недвижимый, без оружия, в объятиях их жен.

Затрясла его Кара изо всех сил, и очнулся Пагош. Смотрит, враги к нему подбираются с кольями и дубьем. Потянулся за мечом - нет меча под рукой. А враги уже набросились на него. Вот-вот убьют. Но, не знают они еще, как грозен воин Пагош! В боях израненный, смерть не раз побеждавший. Вмиг достал он спрятанный на груди каленый кинжал и поразил ближайшего из врагов. Еще выпад, и второй гартиник завизжал, кубарем покатился прочь. А тут Пагош и меч свой увидел. В руки взял смертельное свое оружие и с громким криком на врагов бросился. А те от страха затряслись, битву прекратили, на колени попадали.

– Не убивай нас, - кричат, – пощади! Что с них взять: ни силы мужской, ни доблести. Подлость одна. И убивать их - гартиний без мужей оставлять, а им и так мужской ласки явно не хватает. Но для острастки закричал громовым голосом:

- Зарублю, подлое племя! Говорите, как мне через гору перейти? Да, быстро.

– Лесом, лесом только можно! – закричали те в испуге.

- Один говори, остальным молчать! – рявкнул гном опять, приставив к горлу самого испуганного меч свой дамасский!

- В лесу просеку надо рубить, – запричитал тот.- А это многие недели. Вот если бы дракон твой был огнедышащим, просеку вмиг бы выжег! -

- Как сделать дракона огнедышащим, отвечай, – спросил Пагош более миролюбиво, но еще грозно.

– Дерево есть в предгорьях с волшебными орехами, накормить его надо ими. Покажу я его тебе, только не убивай. Загнал наш герой гартиников в сарай, дверь крепко закрыл. А «проводника» к седлу дракона привязал. А потом велел женам съестных припасов в дорогу принести, да яблок на корм дракону. И к ним обратился с прощальным словом:

- Прощайте, дамочки! Хоть и опоили вы меня зельем, но ведь не отравили. Так что спасибо вам за любовь, за ласку.

– Не покидай нас гном, побудь с нами хоть пару дней. А мужья пусть в сарае посидят. А мы тебе новые танцы покажем, какие еще никто не видел, – говорит ему одна из гартиний.

- Нет,– говорит, - дело делать надо. На обратном пути Вас позабавлю, если мужей дома не будет. Опечалились гартинии, но вида не показывают.

Только самая молодая, Кара, своих чувств не скрывает:
- Возьми меня с собой. В жены не хочешь, так поеду. В пути тебя ублажать буду, песни петь.

– Нет, – отвечает, – не возьму. Слово мое твердое, купеческое. Выбежала тогда Кара из комнаты и очень скоро с тонкой материей в руках вернулась

- Возьми, – говорит, – с собой эту накидку. Сама я ее выткала и зачаровала. Накинешь на себя, и невидимым станешь.

– Спасибо тебе, никогда я тебя не забуду, молодую такую и красивую. Из-за тебя одной приеду к Вам еще. Обнял девушку, да поцеловал так крепко, так страстно, что остальные гартинии от зависти застонали.

***

© Copyright: владимир попов, 2012

Регистрационный номер №0034474

от 13 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034474 выдан для произведения:

 

Танец любви.

Горы – гряда за грядой. Красота неописуемая. Из всех стихий горы самые на вид волшебные. Даже не поднялся еще, из долины на них смотришь, а дух уже захватывает и мечтаешь подняться на ту, величественную, похожую на древнюю пирамиду. Или на эту, высокую стройную скалу, стоящую особняком, словно готовящаяся к полету к дальним мирам ракета.

Горы - особый мир: сердце там бьется учащенно, и не от разреженного воздуха, а от восторга. От величественной красоты и мощи. Хорошо, когда средь гор ущелье есть. И по нему речка быстрая течет. С ключевой водой и форелью. Отдохнуть можно под сенью одинокого дерева и силы подкрепить. А потом путь продолжить, через горы или к вершинам.

И здесь раньше такое ущелье было. По нему и должен был Пагош горную гряду преодолеть по пути к морю. Но что-то произошло, что-то случилось. То ли обвал грандиозный, то ли землетрясение, но засыпало перевал. И лишь речка из горной породы просачивается, на манер ручейка. А прохода нет. В обход скакать надо.

Отдохнул Пагош, съел пару лепешек, водой холодной из ручья запил и поехал в путь неведомый. В надежде найти другой проход через горы. Проскакал сто миль, прежде чем встретил нечто подобное переходу. Пологий склон необьятной горы. А там горы пониже, и дальше что-то похожее на дорогу или тропу.

Обрадованный гном поднялся почти на вершину. Осталось маленькую перемычку преодолеть. Несколько шагов дракона, и там уж вниз. Но несколько шагов этих никак пройти не получается. Срывается дракон, вниз съезжает. Снова Пагош на драконе вершинку штурмует, и вновь вниз летит. Попробовал без дракона, сам перебраться, но тоже сорвался. Долго так пытался, пока не понял – заколдован переход, зачарован.
Дальше скачет гном, но непреодолимы горы. То скалы неприступные, то пропасть бездонная. А то и лес непроходимый. Кустарником и бамбуком заросший. Двух шагов не пройдешь, и соваться нечего.

Вот и до моря доскакал – горы в море скалами голыми уперлись. Море неспокойное, бурное. В воду бросился, чтобы гору по воде миновать, Но куда там! Выносит его течение назад. Чуть не утонул вместе с драконом. «Ох, как непросто все в этой жизни», - думает Пагош. Пять дней он уже в пути. Отдых надо искать, совета у кого-нибудь спросить. Да и дракона покормить. Траву он не ест – плоды ему нужны, фрукты. А то часто на Пагоша стал оглядываться. Вдруг он плотоядный?

Деревня вдали показалась. «Ни в какую деревню не заходи! Пропадешь», – учил его купец Рибан. Но, делать нечего, не назад же возвращаться. Подскакал к околице. А там девушка от колодца идет. На гномичку похожа, только ростом выше, стройнее и красивее. И глаза такие хорошие, и улыбка нежная.

– Здравствуй красавица! – обращается к ней гном. Как звать-то тебя?
– Звать меня Кара, – отвечает,- гартинии мы. –

- Помощь мне нужна, Кара. Отдых, да дракона покормить.

– Только не в нашем селении. Поищи лучше другую деревню. Здесь тебя погубят, отравят! - глаза посерьезнели, не шутят. - Мужья по пустыне бродят, зверье ищут, да путешественников грабят. Возвратятся скоро. Если жены не отравят, так мужья убьют. Погрустнел Пагош. А здесь другая гартиния подбежала. Голосом сладким к Пагошу обратилась:

– Не слушай ты ее, слабая умом она у нас. Заходи в дом. Покормим и тебя и животное твое. Делать нечего, решил Пагош рискнуть и в дом вошел. Но противоядие тайком выпил и руку на меч положил.

Набежали тут гартинии одна другой краше. Из одежды на телах их красивых - одна ерунда, да бусы с кольцами. Одеждой даже не назовешь. Одна воду Пагошу несет – умыться с дороги. Вторая скатерть чистую стелет. На скатерть кувшин с вином ставит.

– Мне бы сначала дракона разгрузить, да распрячь, да покормить.

– Пойдем со мной, - манит его высокая красавица, все сделаем наилучшим образом.

И вот Пагош уже за столом сидит, а гартинии его потчуют. Сами из кувшина пьют, и гному подливают. Угощают грибками маринованными. Поплыло все у него перед глазами. Весело ему стало. А гартинии песни запели. Танцы начали. В таком-то одеянии! Стыд один, а не танцы.

Танцуют пред ним гартинии полуобнаженные, всем телом извиваются. Смотрят на него, томно улыбаются. Но Пагоша не проймешь. Кремень! Жена у него любимая есть, Понита. Что ему до пляшущих бестий. Но, продолжает смотреть, взгляд отвести не может. Непристойно, но красиво Чудно! Кровь будоражит. Танец ли, а может быть и вино. Но вот не удержался гном, встал, и тоже в пляс пустился. Танцует, а сам думает: « Эта черненькая, как хороша! Красивее в жизни не видел». И уже тянется к ней, а та обнимает его нежно, и увлекает за собой. А потом высокая его соблазняет, и та, что пела сказочным голосом,

Дивится Пагош, себя не узнает – откуда, только силы берутся. Нет, точно вином опоили.

– Где же мужья ваши? – спрашивает.

– Нет у нас мужей больше, кроме тебя!– отвечают. Чуть рассвет затеплился, не удержался Пагош, заснул в объятиях обнаженных девиц. Только самая молодая, Кара, теребит его. Слышит он сквозь сон, как шепчет она ему в ухо:

- Вставай, милый! Сейчас мужья вернутся, они уже знают, что ты здесь. Убьют тебя. Но нет сил, вырваться из плена сна. А мужья уже к дому крадутся, в дом заходят. Видят, путник лежит недвижимый, без оружия, в объятиях их жен.

Затрясла его Кара изо всех сил, и очнулся Пагош. Смотрит, враги к нему подбираются с кольями и дубьем. Потянулся за мечом - нет меча под рукой. А враги уже набросились на него. Вот-вот убьют. Но, не знают они еще, как грозен воин Пагош! В боях израненный, смерть не раз побеждавший. Вмиг достал он спрятанный на груди каленый кинжал и поразил ближайшего из врагов. Еще выпад, и второй гартиник завизжал, кубарем покатился прочь. А тут Пагош и меч свой увидел. В руки взял смертельное свое оружие и с громким криком на врагов бросился. А те от страха затряслись, битву прекратили, на колени попадали.

– Не убивай нас, - кричат, – пощади! Что с них взять: ни силы мужской, ни доблести. Подлость одна. И убивать их - гартиний без мужей оставлять, а им и так мужской ласки явно не хватает. Но для острастки закричал громовым голосом:

- Зарублю, подлое племя! Говорите, как мне через гору перейти? Да, быстро.

– Лесом, лесом только можно! – закричали те в испуге.

- Один говори, остальным молчать! – рявкнул гном опять, приставив к горлу самого испуганного меч свой дамасский!

- В лесу просеку надо рубить, – запричитал тот.- А это многие недели. Вот если бы дракон твой был огнедышащим, просеку вмиг бы выжег! -

- Как сделать дракона огнедышащим, отвечай, – спросил Пагош более миролюбиво, но еще грозно.

– Дерево есть в предгорьях с волшебными орехами, накормить его надо ими. Покажу я его тебе, только не убивай. Загнал наш герой гартиников в сарай, дверь крепко закрыл. А «проводника» к седлу дракона привязал. А потом велел женам съестных припасов в дорогу принести, да яблок на корм дракону. И к ним обратился с прощальным словом:

- Прощайте, дамочки! Хоть и опоили вы меня зельем, но ведь не отравили. Так что спасибо вам за любовь, за ласку.

– Не покидай нас гном, побудь с нами хоть пару дней. А мужья пусть в сарае посидят. А мы тебе новые танцы покажем, какие еще никто не видел, – говорит ему одна из гартиний.

- Нет,– говорит, - дело делать надо. На обратном пути Вас позабавлю, если мужей дома не будет. Опечалились гартинии, но вида не показывают.

Только самая молодая, Кара, своих чувств не скрывает:
- Возьми меня с собой. В жены не хочешь, так поеду. В пути тебя ублажать буду, песни петь.

– Нет, – отвечает, – не возьму. Слово мое твердое, купеческое. Выбежала тогда Кара из комнаты и очень скоро с тонкой материей в руках вернулась

- Возьми, – говорит, – с собой эту накидку. Сама я ее выткала и зачаровала. Накинешь на себя, и невидимым станешь.

– Спасибо тебе, никогда я тебя не забуду, молодую такую и красивую. Из-за тебя одной приеду к Вам еще. Обнял девушку, да поцеловал так крепко, так страстно, что остальные гартинии от зависти застонали.

***

Рейтинг: +1 734 просмотра
Комментарии (4)
Марина Дементьева # 18 марта 2012 в 18:33 0
live1 live1 live1
владимир попов # 18 марта 2012 в 19:00 0
Присоединяемся к танцу! dance
Елена Сподина # 25 мая 2012 в 08:11 0
girlkiss
владимир попов # 25 мая 2012 в 09:25 0
От меня elka2 От Пагоша buket3