ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поэма о Супергноме Пагоше(повесть) Гл.8

 

Поэма о Супергноме Пагоше(повесть) Гл.8

13 марта 2012 - владимир попов
article34481.jpg

Рассказ эльфа Кэра.

- Я ждал тебя, гном! - начал Кэр, так звали эльфа. - Тарус, к которому ты направляешься - мой брат. То, что я тебе поведаю, я не рассказывал и не расскажу никому из живущих на земле. Но ты избранный, у тебя есть хоть и небольшой, но шанс повлиять на ход истории. Но ты слаб. Твой меч, дракон и даже помощь племени крысолюдов ничто, перед теми силами, с которыми нам придется сразиться. Я говорю нам, потому что отныне мы союзники. Я немолод и слаб, но я буду твоим советником.

Мы, эльфы жили на берегу Аркелумского моря. Ловили рыбу, не бедствовали. Как далеко и неправдоподобно то время! – Он горестно покачал головой -Но, однажды к нам пришла беда. Взорвался мощный вулкан, который был спрятан под покровом мирной, расположенной рядом с деревней сопки.

Сила его внезапного извержения была такова, что образовался широкий, величиной с реку поток лавы, которая накрыла нашу деревню и сожгла все, что могло и не могло гореть. Все жители погибли. Все наши родственники – и мать и сестры, и жены и дети. Черная беда пришла на нашу землю. Он налил себе вина и, помолчав, выпил. Выпил вина и Пагош.

- Отец, мой брат и я находились в это время в море, далеко от деревни. Единственные из жителей, единственные из мужчин племени рыбаков. Так распорядилась судьба. Но подземная стихия была такой силы, что нашу лодку перевернуло, а нас гигантской волной швырнуло на незнакомый остров, на его скалистый берег.

Откуда он – остров – взялся, я не имею понятия. Никогда в той части моря не было никакого острова – мы часто там плавали. Отец наш был сильно изранен о камни и вскоре скончался. Мы были моложе, сильнее и выжили. Нам удалось найти пресную воду, добыть огонь. Мы многое перенесли – жизнь иногда едва теплилась в нас, но мы не сдались.

Нас спасло дерево со съедобными плодами, которое росло на острове. Потом мы научились бить рыбу острогой на мелководье и начали строить плот. Обычно в рассказах о таких странных островах герои находят там клад, либо открывают какую–нибудь тайну. Но это был не наш случай.

Нам удалось унести ноги с этого острова, на котором умер наш отец. Теченье несло наш плот в сторону родной деревни, и мы плыли в горести и печали, зная, что придется рассказать родным о смерти отца. Мы плыли всю ночь, наш плот подгонял жалкий парус, который нам удалось соорудить из сплетенной циновки.

Когда молочный рассвет очертил контуры берега, мы не увидели домов нашего поселка и решили, что нас унесло в сторону. Но нас принесло туда. Нас принесло в скорбное место беды и горя. Мы поняли это очень скоро. Но мы не могли поверить, что все погибли. Позднее мы узнаем в соседней деревне, что это было именно так. Эльф встал с кресла и начал ходить по комнате в волнении. Он ходил долго, пока немного не успокоился. Он сел в кресло снова и продолжил рассказ.

Найти останки наших родных нам не удалось. Оставаться на этом скорбном месте не было сил, и мы решили поселиться в соседней деревне, которая находилась в сорока милях от нашего поселка. Еще теплилась надежда, что кто-нибудь из родственников выжил каким-то чудесным образом, и мы встретим его там.

Путь до соседнего поселка был долог, и мы запасались плодами оставшихся в стороне от деревни фруктовых деревьев и водой. Там где прошла лава, теперь была широкая полоса черной земли и застывшей породы. Когда мы переправлялись через эту страшную полосу, земля еще была горячей, а ведь прошло много времени. Было ясно, что те, кто не попал чудом в этот широкий поток огня, сгорел от ужасной температуры воздуха, которую вызвало извержение.

Я шел от деревни опустив голову, но все же заметил, что брат мой замешкался и стоит, что-то рассматривая, недалеко от границы выжженной земли. Это был продолговатый, закопченный камень, очертаниями похожий на человека. То, что это был камень, было понятно сразу. Его вытолкнул поток лавы. Брат склонился над этим обугленным куском и что-то чертил на нем. Я решил подойти к нему, чтобы поторопить.

- Пойдем, Агар! – крикнул я ему.- Да, не удивляйся, его звали раньше Агар. Но он оставался на месте и поманил меня рукой. Я озаботился, не повредился ли он рассудком и пошел к нему. Кивком он показал мне на камень. Там, где были царапины от его скребка, виднелся желтый блестящий металл. –

- Это самородное золото, – просто сказал он. - Лава расплавила его и вытолкнула из потока, А пепел и дым покрыли его черной коркой. Странно, но у нас не было радости от этой находки. Слишком дорогой ценой она нам досталась. Кусок был неподъемным, и мы, найдя какой-то инструмент, несколько дней разделывали его, пока не смогли перетащить золото в укромное место и спрятать. Нам удалось отпилить несколько небольших кусков, которые могли понадобиться нам в ближайшее время.

Мы добрались до соседней деревни, и узнали, что в живых из нашего племени все же осталось несколько человек, но наших родственников среди них не было.

– Ладно, Пагош, я пережил уже, выстрадал это горе. Но я рассказал тебе все без утайки, чтобы ты все понял правильно. Понял и меня и брата. Пей вино, и закусывай, это вкусно. Пагош положил себе каких-то морепродуктов и налил пива и ответил: – Хорошо, если ты предлагаешь, я поем. Гном не может без еды, ты уж прости.

Дальше все сложилось просто. Мы купили повозку с лошадьми, перебрались в Аркелум. За золотом мы вернулись много позже, хорошо вооружившись и разведав безопасные пути. Мы разбогатели, купили этот замок и стали жить. Но знаешь, - он отвернул занавес от окна и посмотрел в сторону моря.

– Обычно горе сближает. Но нас с братом горе разъединило. Мы стали придираться друг к другу, нас все раздражало, мы были нетерпимы. Брат все время твердил, что виной извержению вулкана были какие-то силы, разумные силы. Он объяснял это тем, что извержение произошло ночью, когда все спали, и поток был направлен точно на деревню. Я считал его утверждения паранойей.

Мы продали большую часть золота и разделили деньги пополам. Мы перестали разговаривать, стали чужими друг другу. Брат покинул замок и переправился через море в Круну. Все это я узнал от чужих людей, также как впрочем, узнавал о его жизни в дальнейшем.Он взял со стола большой колокольчик и зазвонил. Звон колокольчика разнесся далеко по замку.

Через некоторое время в дверь вошла высокая девушка в золотом платье тончайшего шелка. Платье обращало на себя внимание в первую очередь, оно было длинным, спадало книзу каскадом, очерчивая идеальную фигуру. Оно блестело в неярких, пробивающихся через окно лучах солнца, наполняя комнату радостным светом. Пышные волосы были убраны в замысловатую прическу, украшенную золотой диадемой.

Красота ее лица - глаз, губ, щек – ослепила Пагоша. Таких красавиц он в жизни не видел, И не знал, что они есть. Это была царственная красота, которую подчеркивали аристократические руки и изящные плечи. Пагош отвел глаза.

– Это Нина – представил ее хозяин, не уточняя, кто она ему, жена, любовница. А это наш супермен Пагош – он улыбнулся Нине. Накрой нам стол в зале, мы проголодались. Нина поклонилась и вышла. – Жена? – спросил сконфуженный гном. -

- Нет, не жена, – ответил по-прежнему улыбающийся эльф.- Мы эльфы, в отличие от Вас гномов, однолюбы. Я не смог забыть свою погибшую жену. Мне нравится Нина, не более того. Ты можешь приударить за ней, я разрешаю. Она живой человек, ей нужна любовь и ласка, которую я не могу ей дать. А ты солдат, находишься в военном походе. Рискуешь жизнью, которая может оборваться в любой момент. Это вовсе не измена. Не переживай так.

Пагош почувствовал, что краснеет. Этому эльфу было ведомо многое. Он конфузливо кашлянул.

- Продолжай рассказывать, не будем отвлекаться – сказал он, чтобы скрыть смущение.

– Ладно, продолжу – молвил Кэр, став вновь серьезным. Брат уехал, до меня доходили сведения, что он стал известным магом. Я же жил жизнью богатого вельможи, получил титул барона, приобрел соседние земли, занялся торговлей. Не только Вам гномам приумножать свой капитал.

И вот в один из дней ко мне явился Агар. Он очень изменился, лицо его было одухотворенным и светилось мудростью. Он был немногословен. Он сообщил мне, что пересек заветную линию Ворот Вечности и узнал многое. Он сказал, что виною трагедии были злые Адны. Он назвал имя племени, которое давно исчезло с лица земли. –

Меня теперь зовут Тарус, что на древнем языке значит «месть» и я буду мстить. Я ухожу под землю. Надеюсь, ты скоро услышишь обо мне. Большего я тебе сказать не могу. Мне нужны деньги, чтобы устроить все с уходом под землю. Много денег. Он назвал сумму, которая меня поразила.

– Ты можешь взять принадлежащую мне часть золота – она стоит много больше. Повторяю, я ухожу, но мне возможно понадобится твоя помощь. Забудем ту неприязнь, которая отравила нам последние годы, и останемся братьями. Я согласился. Но пытался выведать у него как можно больше о его намерениях. Он лишь сказал:

- Я хочу познать смысл жизни. А ты - читай древние книги, и многое поймешь. Тарус долго готовился к своему отшельничеству, делал закупки, нанимал отряд воинов, и, наконец, исчез. Дальше ты знаешь, он поселился в заброшенном руднике и принимал там обездоленных и больных, помогая им. А теперь вести о нем не доходят до меня. Я думаю, он попал в беду. Эльф опять встал и стал смотреть в окно, как будто мог там увидеть то, что пролило бы свет на исчезновение брата.

– Я слышал от людей, - наконец подал свой голос Пагош, – что ты также прошел через Ворота Вечности.

- После ухода брата я действительно начал читать древние книги – он кивнул в сторону массивных книжных шкафов, в которых стояло множество древних фолиантов, свитков и листов выделанной кожи с письменами. И я многое понял, из того немногого, что сказал мне брат. Он намекнул, что в трагедии виновато племя Аднов.

Да, оно исчезло с лица земли, но возможно какая-то часть его ушла под землю. Казалось бы, как жить там под землей без света и воздуха? В книгах я нашел многие ответы на этот вопрос. Ты увидишь это своими глазами, если не откажешься от похода. – Я не откажусь – твердо сказал гном. Но ты не ответил на мой вопрос о Вратах Вечности.

– Отвечать нечего – сокрушенно покачал головой Кэр. Врата не пропустили меня, и я понял, что это кара за откровения брата. Он не должен был даже намекать мне о том, что узнал. А я понял из его слов, что он общался с Высшим разумом.

Знаешь, Пагош – он внимательно посмотрел в глаза гнома – в момент, когда передо мной появилась непроницаемая стена на линии пересечения – я кое-что понял о смысле жизни. Даже не попав туда, я изменил к ней отношение.

Мы еще поговорим об этом, а теперь я устал. Будем трапезничать, и пить вино. Сегодня ты останешься в замке, а завтра перевезешь сюда своего помощника, дракона и вещи. Будем готовиться к походу.
*** 

© Copyright: владимир попов, 2012

Регистрационный номер №0034481

от 13 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034481 выдан для произведения:

Рассказ эльфа Кэра.

- Я ждал тебя, гном! - начал Кэр, так звали эльфа. - Тарус, к которому ты направляешься - мой брат. То, что я тебе поведаю, я не рассказывал и не расскажу никому из живущих на земле. Но ты избранный, у тебя есть хоть и небольшой, но шанс повлиять на ход истории. Но ты слаб. Твой меч, дракон и даже помощь племени крысолюдов ничто, перед теми силами, с которыми нам придется сразиться. Я говорю нам, потому что отныне мы союзники. Я немолод и слаб, но я буду твоим советником.

Мы, эльфы жили на берегу Аркелумского моря. Ловили рыбу, не бедствовали. Как далеко и неправдоподобно то время! – Он горестно покачал головой -Но, однажды к нам пришла беда. Взорвался мощный вулкан, который был спрятан под покровом мирной, расположенной рядом с деревней сопки.

Сила его внезапного извержения была такова, что образовался широкий, величиной с реку поток лавы, которая накрыла нашу деревню и сожгла все, что могло и не могло гореть. Все жители погибли. Все наши родственники – и мать и сестры, и жены и дети. Черная беда пришла на нашу землю. Он налил себе вина и, помолчав, выпил. Выпил вина и Пагош.

- Отец, мой брат и я находились в это время в море, далеко от деревни. Единственные из жителей, единственные из мужчин племени рыбаков. Так распорядилась судьба. Но подземная стихия была такой силы, что нашу лодку перевернуло, а нас гигантской волной швырнуло на незнакомый остров, на его скалистый берег.

Откуда он – остров – взялся, я не имею понятия. Никогда в той части моря не было никакого острова – мы часто там плавали. Отец наш был сильно изранен о камни и вскоре скончался. Мы были моложе, сильнее и выжили. Нам удалось найти пресную воду, добыть огонь. Мы многое перенесли – жизнь иногда едва теплилась в нас, но мы не сдались.

Нас спасло дерево со съедобными плодами, которое росло на острове. Потом мы научились бить рыбу острогой на мелководье и начали строить плот. Обычно в рассказах о таких странных островах герои находят там клад, либо открывают какую–нибудь тайну. Но это был не наш случай.

Нам удалось унести ноги с этого острова, на котором умер наш отец. Теченье несло наш плот в сторону родной деревни, и мы плыли в горести и печали, зная, что придется рассказать родным о смерти отца. Мы плыли всю ночь, наш плот подгонял жалкий парус, который нам удалось соорудить из сплетенной циновки.

Когда молочный рассвет очертил контуры берега, мы не увидели домов нашего поселка и решили, что нас унесло в сторону. Но нас принесло туда. Нас принесло в скорбное место беды и горя. Мы поняли это очень скоро. Но мы не могли поверить, что все погибли. Позднее мы узнаем в соседней деревне, что это было именно так. Эльф встал с кресла и начал ходить по комнате в волнении. Он ходил долго, пока немного не успокоился. Он сел в кресло снова и продолжил рассказ.

Найти останки наших родных нам не удалось. Оставаться на этом скорбном месте не было сил, и мы решили поселиться в соседней деревне, которая находилась в сорока милях от нашего поселка. Еще теплилась надежда, что кто-нибудь из родственников выжил каким-то чудесным образом, и мы встретим его там.

Путь до соседнего поселка был долог, и мы запасались плодами оставшихся в стороне от деревни фруктовых деревьев и водой. Там где прошла лава, теперь была широкая полоса черной земли и застывшей породы. Когда мы переправлялись через эту страшную полосу, земля еще была горячей, а ведь прошло много времени. Было ясно, что те, кто не попал чудом в этот широкий поток огня, сгорел от ужасной температуры воздуха, которую вызвало извержение.

Я шел от деревни опустив голову, но все же заметил, что брат мой замешкался и стоит, что-то рассматривая, недалеко от границы выжженной земли. Это был продолговатый, закопченный камень, очертаниями похожий на человека. То, что это был камень, было понятно сразу. Его вытолкнул поток лавы. Брат склонился над этим обугленным куском и что-то чертил на нем. Я решил подойти к нему, чтобы поторопить.

- Пойдем, Агар! – крикнул я ему.- Да, не удивляйся, его звали раньше Агар. Но он оставался на месте и поманил меня рукой. Я озаботился, не повредился ли он рассудком и пошел к нему. Кивком он показал мне на камень. Там, где были царапины от его скребка, виднелся желтый блестящий металл. –

- Это самородное золото, – просто сказал он. - Лава расплавила его и вытолкнула из потока, А пепел и дым покрыли его черной коркой. Странно, но у нас не было радости от этой находки. Слишком дорогой ценой она нам досталась. Кусок был неподъемным, и мы, найдя какой-то инструмент, несколько дней разделывали его, пока не смогли перетащить золото в укромное место и спрятать. Нам удалось отпилить несколько небольших кусков, которые могли понадобиться нам в ближайшее время.

Мы добрались до соседней деревни, и узнали, что в живых из нашего племени все же осталось несколько человек, но наших родственников среди них не было.

– Ладно, Пагош, я пережил уже, выстрадал это горе. Но я рассказал тебе все без утайки, чтобы ты все понял правильно. Понял и меня и брата. Пей вино, и закусывай, это вкусно. Пагош положил себе каких-то морепродуктов и налил пива и ответил: – Хорошо, если ты предлагаешь, я поем. Гном не может без еды, ты уж прости.

Дальше все сложилось просто. Мы купили повозку с лошадьми, перебрались в Аркелум. За золотом мы вернулись много позже, хорошо вооружившись и разведав безопасные пути. Мы разбогатели, купили этот замок и стали жить. Но знаешь, - он отвернул занавес от окна и посмотрел в сторону моря.

– Обычно горе сближает. Но нас с братом горе разъединило. Мы стали придираться друг к другу, нас все раздражало, мы были нетерпимы. Брат все время твердил, что виной извержению вулкана были какие-то силы, разумные силы. Он объяснял это тем, что извержение произошло ночью, когда все спали, и поток был направлен точно на деревню. Я считал его утверждения паранойей.

Мы продали большую часть золота и разделили деньги пополам. Мы перестали разговаривать, стали чужими друг другу. Брат покинул замок и переправился через море в Круну. Все это я узнал от чужих людей, также как впрочем, узнавал о его жизни в дальнейшем.Он взял со стола большой колокольчик и зазвонил. Звон колокольчика разнесся далеко по замку.

Через некоторое время в дверь вошла высокая девушка в золотом платье тончайшего шелка. Платье обращало на себя внимание в первую очередь, оно было длинным, спадало книзу каскадом, очерчивая идеальную фигуру. Оно блестело в неярких, пробивающихся через окно лучах солнца, наполняя комнату радостным светом. Пышные волосы были убраны в замысловатую прическу, украшенную золотой диадемой.

Красота ее лица - глаз, губ, щек – ослепила Пагоша. Таких красавиц он в жизни не видел, И не знал, что они есть. Это была царственная красота, которую подчеркивали аристократические руки и изящные плечи. Пагош отвел глаза.

– Это Нина – представил ее хозяин, не уточняя, кто она ему, жена, любовница. А это наш супермен Пагош – он улыбнулся Нине. Накрой нам стол в зале, мы проголодались. Нина поклонилась и вышла. – Жена? – спросил сконфуженный гном. -

- Нет, не жена, – ответил по-прежнему улыбающийся эльф.- Мы эльфы, в отличие от Вас гномов, однолюбы. Я не смог забыть свою погибшую жену. Мне нравится Нина, не более того. Ты можешь приударить за ней, я разрешаю. Она живой человек, ей нужна любовь и ласка, которую я не могу ей дать. А ты солдат, находишься в военном походе. Рискуешь жизнью, которая может оборваться в любой момент. Это вовсе не измена. Не переживай так.

Пагош почувствовал, что краснеет. Этому эльфу было ведомо многое. Он конфузливо кашлянул.

- Продолжай рассказывать, не будем отвлекаться – сказал он, чтобы скрыть смущение.

– Ладно, продолжу – молвил Кэр, став вновь серьезным. Брат уехал, до меня доходили сведения, что он стал известным магом. Я же жил жизнью богатого вельможи, получил титул барона, приобрел соседние земли, занялся торговлей. Не только Вам гномам приумножать свой капитал.

И вот в один из дней ко мне явился Агар. Он очень изменился, лицо его было одухотворенным и светилось мудростью. Он был немногословен. Он сообщил мне, что пересек заветную линию Ворот Вечности и узнал многое. Он сказал, что виною трагедии были злые Адны. Он назвал имя племени, которое давно исчезло с лица земли. –

Меня теперь зовут Тарус, что на древнем языке значит «месть» и я буду мстить. Я ухожу под землю. Надеюсь, ты скоро услышишь обо мне. Большего я тебе сказать не могу. Мне нужны деньги, чтобы устроить все с уходом под землю. Много денег. Он назвал сумму, которая меня поразила.

– Ты можешь взять принадлежащую мне часть золота – она стоит много больше. Повторяю, я ухожу, но мне возможно понадобится твоя помощь. Забудем ту неприязнь, которая отравила нам последние годы, и останемся братьями. Я согласился. Но пытался выведать у него как можно больше о его намерениях. Он лишь сказал:

- Я хочу познать смысл жизни. А ты - читай древние книги, и многое поймешь. Тарус долго готовился к своему отшельничеству, делал закупки, нанимал отряд воинов, и, наконец, исчез. Дальше ты знаешь, он поселился в заброшенном руднике и принимал там обездоленных и больных, помогая им. А теперь вести о нем не доходят до меня. Я думаю, он попал в беду. Эльф опять встал и стал смотреть в окно, как будто мог там увидеть то, что пролило бы свет на исчезновение брата.

– Я слышал от людей, - наконец подал свой голос Пагош, – что ты также прошел через Ворота Вечности.

- После ухода брата я действительно начал читать древние книги – он кивнул в сторону массивных книжных шкафов, в которых стояло множество древних фолиантов, свитков и листов выделанной кожи с письменами. И я многое понял, из того немногого, что сказал мне брат. Он намекнул, что в трагедии виновато племя Аднов.

Да, оно исчезло с лица земли, но возможно какая-то часть его ушла под землю. Казалось бы, как жить там под землей без света и воздуха? В книгах я нашел многие ответы на этот вопрос. Ты увидишь это своими глазами, если не откажешься от похода. – Я не откажусь – твердо сказал гном. Но ты не ответил на мой вопрос о Вратах Вечности.

– Отвечать нечего – сокрушенно покачал головой Кэр. Врата не пропустили меня, и я понял, что это кара за откровения брата. Он не должен был даже намекать мне о том, что узнал. А я понял из его слов, что он общался с Высшим разумом.

Знаешь, Пагош – он внимательно посмотрел в глаза гнома – в момент, когда передо мной появилась непроницаемая стена на линии пересечения – я кое-что понял о смысле жизни. Даже не попав туда, я изменил к ней отношение.

Мы еще поговорим об этом, а теперь я устал. Будем трапезничать, и пить вино. Сегодня ты останешься в замке, а завтра перевезешь сюда своего помощника, дракона и вещи. Будем готовиться к походу.
*** 

Рейтинг: +1 415 просмотров
Комментарии (4)
Марина Дементьева # 14 марта 2012 в 01:34 0
Пагошечка, приветик!!! girlkiss
владимир попов # 14 марта 2012 в 11:19 0
Пагош Вас хорошо помнит и рад что навестили. А то у него сплин. hurtrazb
Николай Бутылин # 22 марта 2012 в 22:02 0
Прочитал с интересом,
спасибо Владимир!

dogflo
владимир попов # 23 марта 2012 в 15:34 0
Спасибо, Николай! Будет время познакомься с Пагошем побольше! voentank