ПОСЛЕДНИЙ ПЕШЕХОД

27 октября 2014 - Лев Голубев

Он стоял  спрятавшись за тяжёлую штору у окна своего дома, перешедшего к нему по наследству от родителей, ставших жертвами автолихачей, и с волнением, смешанным со страхом, смотрел на улицу. Перед его взором, за оконным стеклом,  по покрытой асфальтом улице,  в четыре ряда,  со скоростью в сто-сто пятьдесят  километров в час,  проносились шикарные легковые автомобили  и грузовики, так называемые иномарки.

За свою пятидесятилетнюю жизнь  на матушке земле,  он научился, вернее, жизнь заставила его научиться различать в железном ревущем потоке проносящихся мимо прожорливых, охочих до человеческих жизней монстров, различные марки автомобилей. Даже,  если он на секунду-другую  закрывал глаза, то всё равно узнавал по шуму выхлопов:  японские тойоты; немецкие мерседесы и  фольксвагены с БМВ и АУДИ;  американские форды.  И сразу же отличал их от ещё каких-то, совершенно ему незнакомых автомобилей, с неразборчивыми, из-за скорости и расстояния, эмблемами на хромированных, отражающих солнечные лучи,  радиаторах. В особой группе у него были южнокорейские и китайские автомобили - их, с каждым годом, месяцем, днём, становилось всё больше и больше. Они, вытесняя других, постепенно завоёвывали улицы, дороги, города и посёлки.

 На земле торжествовал автомобильный мир - мир грохочущего железа! Тротуары были пусты: по ним не  шли пешеходы: не было спешащих на работу тружеников заводов и фабрик; не было интеллигентных учителей и конторских работников;  не было молодых мам и нянечек с детьми в колясках;  не было семенящих мелкой походкой, опирающихся на палочки, старичков и старушек. И не было ни одного школьника или студента - на улицах не было никого - только автомобили, автомобили, автомобили: никого и ничего, кроме автомобилей!

Сегодня у него был пятидесятый день рождения, и он предчувствовал - последний в его жизни. Да что там предчувствовал - он даже не предчувствовал, он, кажется, твёрдо знал это! Он был последним пешеходом в этом мире автомобилистов!!!

 Он и ещё одна женщина, с которой они - увёртываясь от пытавшихся их сбить с ног, раздавить, уничтожить, лишить жизни, автомобилей - изредка встречаясь на тротуаре, здоровались и желали друг другу долгих лет жизни, держались  до последнего! Но…не далее, как вчера, она, пожелав ему долголетия и выдержки, попрощалась со слезами на глазах и, отойдя от него на десяток шагов, ступила на проезжую часть...

Он не успел отреагировать на её явный отказ от борьбы против засилья автомобилей и   помешать ей сделать последний,  роковой шаг уставшего, отчаявшегося бороться человека.  Он увидел, как с рёвом нёсшийся на бешеной скорости  джип, чуть повернул в её сторону тупую, похожую на бульдожью, морду, и… - когда он подбежал к ней, она уже не дышала, а сам он еле успел увернуться  в сторону от нёсшегося на него грузовика.

 Шла охота на пешеходов!!!  

Он понимал - борьба неравная! Что он или она могли сделать против железных, оснащённых мощными моторами, монстров и сидящих в них владельцев? Ни-че-го!!!

 Шла борьба за выживание на земле, и побеждали автовладельцы: даже, скорее всего,  не автовладельцы, а производители автомобилей, усиленно рекламирующие  свою продукцию, навязывая через все  СМИ мнение, что без личного автомобиля не может быть другой жизни для человека и человек - не полноценный человек без железной, извергающей смог, коробки на колёсах!

Вначале, люди пытались противостоять давлению автомобильных империй, корпораций, холдингов и компаний, но постепенно они ослабевали в борьбе и сдавали позицию за позицией. Империи были мощнее, богаче простого люда, и они диктовали условия всем, даже правительствам! На улицах и дорогах становилось всё меньше и меньше пешеходов, и всё больше автомобилей и управляющих ими, располневших от неподвижной жизни, автовладельцев. Вскоре на земле осталась небольшая горстка твёрдо державшихся за свободу пешего передвижения людей, но и их, постепенно, оставалось всё меньше. Они куда-то пропадали, исчезали бесследно…

 

                                                            *    *   *

 Ещё вчера их было двое! Двое!!! Они, чтобы лишний раз не выходить из своих домов на улицу и не попасть под колёса железных монстров, управляемых охотниками за пешеходами, часто, с оттенком грусти вспоминая прошлое и со страхом думая о будущем, вели задушевные разговоры через скайп в интернете. Двое во всём мире, только двое - он и она, а сегодня…

Ему сегодня исполнялось пятьдесят и ему надо было пойти в супермаркет, чтобы приобрести себе подарок на день рождения, но он не мог сделать даже шага - он боялся! За ним давно уже охотились, и он часто замечал - за углом их перекрёстка, меняясь, словно  часовые на посту, дежурили с не заглушенными моторами своих автомобилей, охотники за пешеходами.

Простояв ещё около часа у окна, он, перебрав все возможности и варианты жизни для последнего, оставшегося в живых, пешехода, то есть, для себя, принял решение!

 

                                                          *    *    *

По обочине, помахивая тросточкой, шёл элегантно одетый пятидесятилетний мужчина. Он был гладко выбрит, от него слегка пахло парфюмом, и он весело насвистывал задорную мелодию. Он шёл не смотря по сторонам, не оглядываясь, а только смотрел в бездонное голубое небо, и лицо его было безмятежно спокойно. А за ним, выскочив из-за угла словно волки, ревя мощными моторами и поблескивая хромом на солнце, помчались наперегонки три автомобиля…

 

                                                            ---<<<>>>---

© Copyright: Лев Голубев, 2014

Регистрационный номер №0248408

от 27 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0248408 выдан для произведения:

Он стоял, спрятавшись за тяжёлую штору у окна своего дома, перешедшего к нему по наследству от родителей, ставших жертвами автолихачей, и с волнением, смешанным со страхом, смотрел на улицу. Перед его взором, за оконным стеклом,  по покрытой асфальтом улице,  в четыре ряда,  со скоростью в сто-сто пятьдесят  километров в час,  проносились шикарные легковые автомобили  и грузовики, так называемые иномарки.

За свою пятидесятилетнюю жизнь  на матушке земле,  он научился, вернее, жизнь заставила его научиться различать в железном ревущем потоке проносящихся мимо прожорливых, охочих до человеческих жизней монстров, различные марки автомобилей. Даже,  если он на секунду-другую  закрывал глаза, то всё равно узнавал по шуму выхлопов:  японские тойоты; немецкие мерседесы и  фольксвагены с БМВ и АУДИ;  американские форды.  И сразу же отличал их от ещё каких-то, совершенно ему незнакомых автомобилей, с неразборчивыми, из-за скорости и расстояния, эмблемами на хромированных, отражающих солнечные лучи,  радиаторах. В особой группе у него были южнокорейские и китайские автомобили - их, с каждым годом, месяцем, днём, становилось всё больше и больше. Они, вытесняя других, постепенно завоёвывали улицы, дороги, города и посёлки.

 На земле торжествовал автомобильный мир - мир грохочущего железа! Тротуары были пусты: по ним не  шли пешеходы: не было спешащих на работу тружеников заводов и фабрик; не было интеллигентных учителей и конторских работников;  не было молодых мам и нянечек с детьми в колясках;  не было семенящих мелкой походкой, опирающихся на палочки, старичков и старушек. И не было ни одного школьника или студента - на улицах не было никого - только автомобили, автомобили, автомобили: никого и ничего, кроме автомобилей!

Сегодня у него был пятидесятый день рождения, и он предчувствовал - последний в его жизни. Да что там предчувствовал - он даже не предчувствовал, он, кажется, твёрдо знал это! Он был последним пешеходом в этом мире автомобилистов!!!

 Он и ещё одна женщина, с которой они - увёртываясь от пытавшихся их сбить с ног, раздавить, уничтожить, лишить жизни, автомобилей - изредка встречаясь на тротуаре, здоровались и желали друг другу долгих лет жизни, держались  до последнего! Но…не далее, как вчера, она, пожелав ему долголетия и выдержки, попрощалась со слезами на глазах и, отойдя от него на десяток шагов, ступила на проезжую часть...

Он не успел отреагировать на её явный отказ от борьбы против засилья автомобилей и   помешать ей сделать последний,  роковой шаг уставшего, отчаявшегося бороться человека.  Он увидел, как с рёвом нёсшийся на бешеной скорости  джип, чуть повернул в её сторону тупую, похожую на бульдожью, морду, и… - когда он подбежал к ней, она уже не дышала, а сам он еле успел увернуться  в сторону от нёсшегося на него грузовика.

 Шла охота на пешеходов!!!  

Он понимал - борьба неравная! Что он или она могли сделать против железных, оснащённых мощными моторами, монстров и сидящих в них владельцев? Ни-че-го!!!

 Шла борьба за выживание на земле, и побеждали автовладельцы: даже, скорее всего,  не автовладельцы, а производители автомобилей, усиленно рекламирующие  свою продукцию, навязывая через все  СМИ мнение, что без личного автомобиля не может быть другой жизни для человека и человек - не полноценный человек без железной, извергающей смог, коробки на колёсах!

Вначале, люди пытались противостоять давлению автомобильных империй, корпораций, холдингов и компаний, но постепенно они ослабевали в борьбе и сдавали позицию за позицией. Империи были мощнее, богаче простого люда, и они диктовали условия всем, даже правительствам! На улицах и дорогах становилось всё меньше и меньше пешеходов, и всё больше автомобилей и управляющих ими, располневших от неподвижной жизни, автовладельцев. Вскоре на земле осталась небольшая горстка твёрдо державшихся за свободу пешего передвижения людей, но и их, постепенно, оставалось всё меньше. Они куда-то пропадали, исчезали бесследно…

 

                                                            *    *   *

 Ещё вчера их было двое! Двое!!! Они, чтобы лишний раз не выходить из своих домов на улицу и не попасть под колёса железных монстров, управляемых охотниками за пешеходами, часто, с оттенком грусти вспоминая прошлое и со страхом думая о будущем, вели задушевные разговоры через скайп в интернете. Двое во всём мире, только двое - он и она, а сегодня…

Ему сегодня исполнялось пятьдесят и ему надо было пойти в супермаркет, чтобы приобрести себе подарок на день рождения, но он не мог сделать даже шага - он боялся! За ним давно уже охотились, и он часто замечал - за углом их перекрёстка, меняясь, словно  часовые на посту, дежурили с не заглушенными моторами своих автомобилей, охотники за пешеходами.

Простояв ещё около часа у окна, он, перебрав все возможности и варианты жизни для последнего, оставшегося в живых, пешехода, то есть, для себя, принял решение!

 

                                                          *    *    *

По обочине, помахивая тросточкой, шёл элегантно одетый пятидесятилетний мужчина. Он был гладко выбрит, от него слегка пахло парфюмом, и он весело насвистывал задорную мелодию. Он шёл не смотря по сторонам, не оглядываясь, а только смотрел в бездонное голубое небо, и лицо его было безмятежно спокойно. А за ним, выскочив из-за угла словно волки, ревя мощными моторами и поблескивая хромом на солнце, помчались наперегонки три автомобиля…

 

                                                            ---<<<>>>---

Рейтинг: +1 216 просмотров
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 28 октября 2014 в 12:30 0
Страшно, но во многом правдиво