Омут

2 декабря 2020 - Ирина Бережная
article484781.jpg

  

  Порою жизнь подкидывает нам сюрпризы. И никогда не знаешь, когда её спокойное течение, повернёт в другую сторону. И лишь одно здесь важно, куда плывёшь, лишь бы потом не пожалел о результатах. Важно лишь поступать всегда достойно. 
    
Однажды Креонт*, Дракон и Скорпион, решили отловить Змею…
    Змея решила: "Разделяй и властвуй”,
    И выиграла ту игру.
    
    В небе парил ангел, вспарывая пушистые облака, белоснежными крыльями. Его полёт был свободным и лёгким, он отдыхал. Ему пришлось пережить сумасшедший, безумный полёт, за недостижимой целью. Достиг ли он её? Достиг, но так и не понял, чего именно он достиг. Он поставил троеточие, пусть не точку. Ведь точку там не поставишь, возможно, он опять ринется в тот ураган, но не сейчас. А может нужно просто оставить тот роман без конца. Он наслаждался прохладой воздуха, теплом солнца, каждым пёрышком крыла, ощущая ветер, что позволял ему парить. Это его дом, он рождённый в небе, не может жить иначе, он должен всегда возвращаться к родным облакам, ослепительному солнцу и ветру, из которого был рождён.
    
    Жизнь во всём её великолепии разноцветных красок, всегда на что-то вдохновляет и увлекает. Все было предсказуемо, любые сказанные слова – он знал наперёд, любые брошенные взгляды – он ждал заранее, любые сумасшедшие события – не были для него неожиданностью.
 
    Скорпион низшего уровня, крайне эмоционален.
    Дракон. Сплошные таланты, прекрасно воркует. При всём этом многие, с первого взгляда, относятся к дракону не особо дружелюбно.
    Он видел инстинкт охотника, он чувствовал в роли будущих жертв. Ну и что?!
    Это было обычное утро, он просто ждал. Но что-то его тревожило и он в этих предчувствиях оцепенел.
В его сознание проникло, слабое воспоминание о друге, таком хорошем друге, с которым, он уже так давно знаком. Он всегда радовался от встреч с ним, и пускай они такие разные – им никогда не было скучно вдвоём. Усталость мгновенно улетучилась, и он мгновенно подорвался, взяв дело в свои руки.
    Что-то привлекло его внимание, внизу среди бесконечных,
непроходимых джунглей, наметился просвет.
 
     Это было небольшое, живописное озеро, притаившееся в окружающих зарослях. У него не было берегов, берега терялись, среди густой растительности, жадно боровшейся за каждый дюйм земли. Он помнил это озеро, в нём жила, его подруга – нимфа.
 
     Не видный отсюда с высоты, там был большой, удобный камень, услужливо спрятанный ветвями деревьев, от посторонних глаз.
     Когда-то он частенько наведывался сюда, немного посидеть на этом камне, удобно расположившись в тени густой листвы.
 
     В долгих беседах с Хатор, так звали ту нимфу, время пролетало незаметно. Они были абсолютно разными, но именно это их и сближало, они видели мир с разных сторон. Он смотрел на него с высоты облаков, она сквозь непостоянную поверхность воды. Эти беседы давали ему много нового, он узнавал мир с ещё одной стороны.
    Вот и сейчас, он чувствовал её тепло, где-то там внизу, возле воды.
    Заложив плавный вираж, он начал спуск по спирали вниз, к его любимому камню. Проносясь над самой поверхностью воды, он кончиком крыла, разрезал, спокойную гладь воды. Чувствуя такую чуждую и вместе с тем такую родную стихию. Резкий разворот, у самой цели, и вот он застыл, неподвижной фигурой, на привычном камне. Лишь слабый ветер, играя пёрышками крыльев, выдавал в нём что-то живое.
    Он любовался, слабо покачивающимися, словно заигрывающими с ним, нежно-белыми кувшинками, живущими на поверхности озера. Солнечные лучи тонули в синеве воды, и безнадёжно пропадали глубже, там, где царила тьма. Он чувствовал её приближение, тем чувством, что не даётся рождённым в небе, он приобрёл его позже. Он прожил долгую жизнь, чего только не приобрёл он за то время.
    
Каждый из них был по-своему уникален.
Он был рад появлению Хатор. Сквозь ветер, он смотрел, как она радостно мчится к нему.
    
    Она стремилась вверх, к свету, чувствуя, что кто-то ждёт её, она не могла знать кто. Но это сулило новые впечатления и радость от жизни, а ведь она жила только для этого. Она жила как птица в клетке, ей постоянно не хватало свободы. Как же она ценила те мгновения, когда удавалось вырваться!
     Миновав, привычные заводи, где и сейчас веселились её подруги. Сейчас ей нужно было что-то другое, что-то, что ждало её над поверхностью, в непонятном для неё мире, мире воздуха.
    Её появление среди кувшинок, было подобно явлению богини. Бесшумно подымаясь из воды, встряхивая каштановой гривой волос, она затмевала красоту, окружающую её. Она не была ослепительно красива, она была непростительно очаровательна и дьявольски соблазнительна.
    Хатор сразу же заметила белый силуэт, проглядывающий сквозь листву, она обрадовалась, как всегда радовалась от встречи с ним. Странно, они знакомы так давно, но она ни разу не попробовала на нём силу своих чар. Может потому что в его глазах, она не видела страсти и вожделения, при виде её?
   
       С неописуемой грацией, она невесомо ступала по кувшинкам, направляясь к нему. Но её тело не было невесомым и призрачным, оно было из плоти и крови, крови подобной воде, изменчивой, молниеносно меняющейся, в которой жила страсть. Каждое движение её тела было наполнено желанием и, наверное, только ангелы могли спокойно смотреть на неё, не поддаваясь на её чары.
    На его устах играла добрая, и немного загадочная улыбка. Казалось он смотрел на кувшинки, кокетничающие у его ног. А на самом деле, он наслаждался её появлением. Он улыбался, видя с какой любовью кувшинки, выстраивались в тропу, по которой она идёт к нему. Как круги на воде замирают, не желая покидать её, не в силах оторваться от неё. Как блистающий всеми цветами радуги ореол бабочек, любовно ухаживал за её прической, покрывая волосы тончайшим слоем пыльцы.
    Приблизившись, она стремительной волной радости и счастья бросилась в его объятья. Крепко обвив руками его
шею,
     Хатор чувствовала как большие и сильные крылья, нежно обнимают её, укрывая от всех невзгод и печалей, пушистым одеялом пуха.
    
    Тихий и уютный мир, был взорван влетевшей в него Хатор. Сумасшедшая волна радости, от встречи, захлестнула их. Как много хотелось сказать друг другу. Как не хватало слов, чтоб выразить, всю горечь долгой разлуки и радость от встречи. Весь мир, кружился ослепительным разноцветьем эмоций, и не было вокруг ничего. Кроме них что встретились, почти случайно, на перекрёстках бесконечного лабиринта.
    Какое то слабое ощущение пробилось сквозь пелену слабеющего зла. Он обернулся и увидел испуганный взгляд, Хатор. Мгновение спустя в нём не осталось ярости и зла.
    Он не понял, почему нёс Хатор на руках. Он эгоистично завладел, её вниманием
    О чём они говорили? Вряд ли помнит хоть один из них. Оживлённая беседа, о чём-то и ни о чём. Бесконечные темы, непредсказуемо сменяющие друг друга. Но что-то рождалось в нём. Это было желание защитить, укрыть её от жестокости мира. И постепенно разговор, всё больше уходил в это новое русло. Он поднял глаза и с невыразимой нежностью, отдал
свой взгляд ей…
    
    Что-то было в этом жесте, что-то чего не было раньше. Нежность и защита, доброта и забота, и было что-то ещё.           
 
    Безошибочным чутьём знака воды, она почувствовала, слабое тепло, пробивавшееся сквозь ледяной панцирь его души.
 
    Его крылья не просто укрывали её, но и немного, незаметно, сжимали, выдавая отблеск страсти. Странно, быть может, Хатор ошиблась? Ведь он сын неба, ему не ведома страсть воды. Но он мужчина, а она специалист по страсти, и ещё не родился тот, кто смог бы устоять перед её чарами. Её хитрые, вызывающие глаза, встретились с его добрым и ласковым взглядом.
    Как красиво смотрелась эта пара. Ослепительно белый ангел в теле Дракона, мирно расположившийся на камне, на фоне буйной зелени, за его крыльями. Одна нога вытянута по направлению к воде, погружённая в неё кончиками пальцев. И вода, обязанная отторгнуть чуждую стихию, напротив ласково принимала её. На бедре, второй, согнутой в колене, удобно укрепившейся на выступе, который будто и задуман был для этого, крепко обвив руками его шею, спрятав голову на его плече, сидела нимфа. Правое крыло, услужливо подставленное под её голову, мягко струясь по спине, крепко и надёжно держало Хатор, в его объятьях.
     Практически прозрачная туника, не скрывала, а напротив подчёркивала, всю соблазнительность изгибов её тела. Вся её поза выражала спокойствие, умиротворённость и вместе с тем сладкую негу мужских объятий. В этой позе была сила и надежда на эту силу, желание защитить и желание отдаться под эту защиту.
    Немного приподнятая голова и глаза, с интересом, пока только интерес, Хатор почувствовала что-то родное и понятное в нём, открылись и устремились взглядом в его серый холодный взор. Этот разговор глазами длился вечность, вечность, в течение которой, он тонул в омуте её глаз.
    
    Где-то далеко, на грани слышимости, почти неразличимый, звучал набатный звон тревоги. "Знаете, девушка, Ваши глаза подобны тихому омуту, в котором мечутся тысячи чертей…Вы скорпион?!”
Но этот звон был так тих и далёк, а ему было так хорошо рядом с ней. Он так явно чувствовал, что он просто должен, защитить её от мира. По сравнению, с этим всё остальное такие мелочи… Маленький ребёнок? Ну и что? На самом деле, он не боялся маленьких детей. И это часть её, а он принимал её такой, какая она есть.
    Он отдавал себе полный отчёт, о том, что тонет. Тонет в омуте этих глаз. Но мало кто знал, что он давно изучил это, что вода стала его второй стихией. В которой, он мог не выживать, а жить! Жить полноценной, яркой жизнью, наполненной впечатлениями. Это не было самоубийством, хотя и было безумным поступком.
    
    И он уже знал имя тому, что зарождалось в глубине души, и рвалось к ней. Как знал и то, что ещё не поздно, и у него ещё есть немного времени… До того как это станет его неотъемлемой частью. До того момента когда, пути назад уже не будет. До того как слабое хрупкое ощущение тепла в душе, превратится в безудержный шквал огня. Он знал имя силы, единственной в мире, с которой он не спорил. Любовь…
    Но это будет позже, и некуда спешить – пусть всё идёт своим чередом.
    Не надо спешить, но он уже чувствовал, что меняется, меняет стихию. Но он не станет водой, и не останется воздухом. Она что-о меняла в нём, но он не изменится, так как она хочет, он изменится по-своему.
    
    Кутаясь в его объятиях, Хатор почувствовала перемену. Его тело приобрело тепло, оно становилось жарким и требующим. Руки, сохраняющие нежность, вместе с тем стали властными, и уже не просто укрывали от мира, а держали в крепких мужских объятьях. Его поцелуи приобретали окраску страсти, страсти не подвластной детям неба. Она с наслаждением, граничащим с болью, всё сильнее прижималась к нему, чувствуя силу, способную подчинить её мятежный дух.
    Непокорным движением, в котором жил вызов, она вскинула голову, и обрушилась на него, взглядом полным силы воды. Впервые она решила испробовать на нём свою силу, изменчивой и неуловимой магии страсти.
    Но странно – он был готов к этому. В его глазах больше не было бесконечности, безоблачного неба. В них был бездонный омут и дьявольская хитрость соблазнителя. Волна не смела его, ведь он был таким же, способным ответить водой, порождающей шторм.
    Мирная, спокойная поверхность озера, неуловимо изменилась. Всё здесь кипело и бурлило, огромные волны вздымались из глубин, чтобы породить безумство водяного взрыва. Воздух был наполнен, мечущимися каплями и рваными кусками тумана. Солнечные лучи не в состоянии прорваться сквозь завесу шторма, грустили где-то высоко. А здесь был шторм, здесь были владения воды, и противоборство двух стихий.
    Сейчас в этом мире, мире что создали они, что послушно становился лишь отражением игры, они были только вдвоём.
    Одновременно с набирающими силу руками, за его спиной расправлялись новые крылья. Огромные, лишённые пуха, чёрные крылья. Он чувствовал, что по его жилам струится новая кровь, кровь подобная воде. Резкий взмах, породил ещё больше безумства в бушующей стихии. Держа её в объятьях, он стрелой вонзился в небо. В её глазах не было страха, она знала, что он делает, и просто отдалась его силе. Всего лишь на миг зависнув, над ужасом, творившимся под ними, он бросил прощальный взгляд на солнце, что обжигало его глаза, почувствовал ветер, что сушил его кожу. Это было прощание, прощание с той стихией, что породила его. Лишь мимолётный хитрый взгляд, пообещал вернуться. И со страстью поцеловав Хатор, он сложил крылья, и они рухнули в объятия безумной стихии.    
     
ПОД ВОДОЙ      
    
    Вода поглотила странную пару и, сомкнувшись над ней, надёжно упрятала от неба, дальнейшие события. Ветер утих, туман развеялся. Спокойная гладь поверхности озера, как и прежде, скрывала в себе, все страсти, бушующие внизу.
    
    Он постепенно, погружался в её мир. Учился её интересам, узнавал её подруг и понемногу изменяясь, переделывал её.
Дни пролетали незаметно. Его жизнь снова взорвалась огнями ярких красок. Но было что-то ещё. Соперник! Не была бы она змееловом, он не задумываясь, принял бы вызов.
    
    Не всё так просто, к Хатор был давно неравнодушен  Креонт. И ему совсем не понравился чужак, в её компании. Но Креонт был достаточно умён, чтобы не спешить с действиями. Он видел что чужак, обыграл его по всем направлениям, одним лишь своим появлением. И умудрённый опытом сатир, просто ждал развития событий, прекрасно зная изменчивую натуру Хатор.
    Вода уже бурлила в его венах, он был здесь своим, хоть и пришёл чужаком. И видел то, что происходит. Он не спеша, разбирал ситуацию. Как подданный воды он смело бросался в игры страсти и, позволял похоти ворваться в свою душу. Но как рождённый в небе, владел холодным расчётом и познавал ситуацию, отбросив все эмоции и чувства. Результат был один - нельзя позволить, втянуть себя в игру, по правилам изменчивой стихии. До того как начинать войну, войну за территорию, которая ему не была нужна, требовалось только одно. Единственный верный выход.
    
Лучше сразу поставить все точки и, если война так война. Но зачем лишняя кровь?
. Креонт был опасен, как всегда, но пришёл на встречу открыто. Не скрывая ничего. Мирная беседа, быстро развеивала мрак недосказаностей и тьму хитрых интриг.
    Он был поражён, кого он видел перед собой?
    В душе Креонта жила Любовь. Любовь совсем непохожая на его, Любовь знака воды. И она была сильной, достаточно сильной, чтоб не оставить Креонту, путей отступления. Его же чувство было лишь на заре зарождения, и он мог легко справиться с ним.
    
    Он знал, что всё равно не останется здесь. Что его стихия воздух. И здесь он лишь затем, чтобы вырвать из воды, соблазнительную Хатор. Он чувствовал, как переделывает её, ломает и строит заново её душу. Но найдёт ли она счастье в небе? Нужна ли ей свобода, даруемая ветром?
    Креонт может дать ей счастье, родное для неё счастье, и ничего более ему и не надо. И небо неумолимо звало, в свои объятья, он чувствовал себя здесь лишним. Он с такой лёгкостью мог выиграть эту игру. Но зачем? Ведь не для себя играет – для неё.
    Риск есть, риск есть всегда и везде. Но награда для этих двоих достаточно высока, чтобы он рискнул ими.
    Его вены вновь наполнялись ветром, и вода начинала отторгать его. Всё нарастающая сила, неумолимо тянула его вверх. В небо. К солнцу. К ветру. Домой.
    Осталось лишь одно незавершённое дело...
    
    Он уступил. Он отказался от неё. Его не беспокоил Креонт, за свою Любимую он бы дрался, с кем угодно до конца. Но теперь он отчётливо видел, как мало шансов у него сделать Хатор счастливой. И как идеально подходит его соперник. И уступая, просил лишь об одном: - "Она змеелов. Она сама того, не желая, будет ломать тебя. Не сломайся”.
И в этот разговор он вложил всё то тепло, и радость. И отдавал ей всё, отдавал то, что было в душе, отдавал свою Любовь. Чувство неумолимо неслось через пространство, растапливая лёд её сердца. И вместе с этим, он терял свою Любовь.
    - Ты, говорила что никогда не Любила. Повтори, пожалуйста, ещё раз.
    Лишь красноречивое молчание, было ему ответом...
    
    Странно, ему было хорошо. Первый раз в своей жизни он влюбил девушку не в себя. Он чувствовал, что это правильно, чувствовал, что это хорошо. Он всё-таки не ошибся, он сделал её счастливой. И пусть не он был её счастьем, но суть ведь не в этом? Радостная лёгкость наполняла его. Ощущение крыльев, за спиной, звало дальше. Он вновь свободен. А в мире ещё столько дел, столько неустроенных судеб, столько несчастных людей, не знающих силу слова: - "Любовь”...
    
    Воздушные потоки, играли пухом, сильных крыльев. В небе парил ангел, вспарывая пушистые облака, белоснежными крыльями. Его полёт был свободным и лёгким, он отдыхал. Ему пришлось пережить безумное плавание, в бурных потоках, тихого омута. В погоне за безумной целью. Достиг ли он её? Нет, не достиг, посреди погони, развернувшись вспять. Но и для себя он кое что вынес из этой гонки:
    - Отец мой, ветер, почему ты не говорил мне, что моя мать вода?
    
    Эпилог
    
    Он с радостью наблюдал за развитием событий, всё было хорошо, у тех двоих. И не взирая на все невзгоды, они шли вместе к цели. Тревожило лишь одно, он видел, что Креонт ломается. Что Хатор совсем не желая этого, переламывает и губит своё счастье.
    Чуть позже, Креонт, скажет поразительную фразу: - "Мы очень похожи, разница лишь в том, что он тянется вверх, а я вниз”.
    Ему больно было видеть, как они разрушают своё счастье, и оба идут на дно. Но он сдержал своё обещание, выйти из
игры.
    И пусть оба заплатили немалую цену, за недолгое счастье. Но ведь то счастье стоило того?
    
     
     * Креонт (царь Фив) -  персонаж древнегреческой мифологии. Сын Менекея. 
    
    
 

© Copyright: Ирина Бережная, 2020

Регистрационный номер №0484781

от 2 декабря 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0484781 выдан для произведения:
  

  Порою жизнь подкидывает нам сюрпризы. И никогда не знаешь, когда её спокойное течение, повернёт в другую сторону. И лишь одно здесь важно, куда плывёшь, лишь бы потом не пожалел о результатах. Важно лишь поступать всегда достойно. 
    
Однажды Креонт*, Дракон и Скорпион, решили отловить Змею…
    Змея решила: "Разделяй и властвуй”,
    И выиграла ту игру.
    
    В небе парил ангел, вспарывая пушистые облака, белоснежными крыльями. Его полёт был свободным и лёгким, он отдыхал. Ему пришлось пережить сумасшедший, безумный полёт, за недостижимой целью. Достиг ли он её? Достиг, но так и не понял, чего именно он достиг. Он поставил троеточие, пусть не точку. Ведь точку там не поставишь, возможно, он опять ринется в тот ураган, но не сейчас. А может нужно просто оставить тот роман без конца. Он наслаждался прохладой воздуха, теплом солнца, каждым пёрышком крыла, ощущая ветер, что позволял ему парить. Это его дом, он рождённый в небе, не может жить иначе, он должен всегда возвращаться к родным облакам, ослепительному солнцу и ветру, из которого был рождён.
    
    Жизнь во всём её великолепии разноцветных красок, всегда на что-то вдохновляет и увлекает. Все было предсказуемо, любые сказанные слова – он знал наперёд, любые брошенные взгляды – он ждал заранее, любые сумасшедшие события – не были для него неожиданностью.
 
    Скорпион низшего уровня, крайне эмоционален.
    Дракон. Сплошные таланты, прекрасно воркует. При всём этом многие, с первого взгляда, относятся к дракону не особо дружелюбно.
    Он видел инстинкт охотника, он чувствовал в роли будущих жертв. Ну и что?!
    Это было обычное утро, он просто ждал. Но что-то его тревожило и он в этих предчувствиях оцепенел.
В его сознание проникло, слабое воспоминание о друге, таком хорошем друге, с которым, он уже так давно знаком. Он всегда радовался от встреч с ним, и пускай они такие разные – им никогда не было скучно вдвоём. Усталость мгновенно улетучилась, и он мгновенно подорвался, взяв дело в свои руки.
    Что-то привлекло его внимание, внизу среди бесконечных,
непроходимых джунглей, наметился просвет.
 
     Это было небольшое, живописное озеро, притаившееся в окружающих зарослях. У него не было берегов, берега терялись, среди густой растительности, жадно боровшейся за каждый дюйм земли. Он помнил это озеро, в нём жила, его подруга – нимфа.
 
     Не видный отсюда с высоты, там был большой, удобный камень, услужливо спрятанный ветвями деревьев, от посторонних глаз.
     Когда-то он частенько наведывался сюда, немного посидеть на этом камне, удобно расположившись в тени густой листвы.
 
     В долгих беседах с Хатор, так звали ту нимфу, время пролетало незаметно. Они были абсолютно разными, но именно это их и сближало, они видели мир с разных сторон. Он смотрел на него с высоты облаков, она сквозь непостоянную поверхность воды. Эти беседы давали ему много нового, он узнавал мир с ещё одной стороны.
    Вот и сейчас, он чувствовал её тепло, где-то там внизу, возле воды.
    Заложив плавный вираж, он начал спуск по спирали вниз, к его любимому камню. Проносясь над самой поверхностью воды, он кончиком крыла, разрезал, спокойную гладь воды. Чувствуя такую чуждую и вместе с тем такую родную стихию. Резкий разворот, у самой цели, и вот он застыл, неподвижной фигурой, на привычном камне. Лишь слабый ветер, играя пёрышками крыльев, выдавал в нём что-то живое.
    Он любовался, слабо покачивающимися, словно заигрывающими с ним, нежно-белыми кувшинками, живущими на поверхности озера. Солнечные лучи тонули в синеве воды, и безнадёжно пропадали глубже, там, где царила тьма. Он чувствовал её приближение, тем чувством, что не даётся рождённым в небе, он приобрёл его позже. Он прожил долгую жизнь, чего только не приобрёл он за то время.
    
Каждый из них был по-своему уникален.
Он был рад появлению Хатор. Сквозь ветер, он смотрел, как она радостно мчится к нему.
    
    Она стремилась вверх, к свету, чувствуя, что кто-то ждёт её, она не могла знать кто. Но это сулило новые впечатления и радость от жизни, а ведь она жила только для этого. Она жила как птица в клетке, ей постоянно не хватало свободы. Как же она ценила те мгновения, когда удавалось вырваться!
     Миновав, привычные заводи, где и сейчас веселились её подруги. Сейчас ей нужно было что-то другое, что-то, что ждало её над поверхностью, в непонятном для неё мире, мире воздуха.
    Её появление среди кувшинок, было подобно явлению богини. Бесшумно подымаясь из воды, встряхивая каштановой гривой волос, она затмевала красоту, окружающую её. Она не была ослепительно красива, она была непростительно очаровательна и дьявольски соблазнительна.
    Хатор сразу же заметила белый силуэт, проглядывающий сквозь листву, она обрадовалась, как всегда радовалась от встречи с ним. Странно, они знакомы так давно, но она ни разу не попробовала на нём силу своих чар. Может потому что в его глазах, она не видела страсти и вожделения, при виде её?
   
       С неописуемой грацией, она невесомо ступала по кувшинкам, направляясь к нему. Но её тело не было невесомым и призрачным, оно было из плоти и крови, крови подобной воде, изменчивой, молниеносно меняющейся, в которой жила страсть. Каждое движение её тела было наполнено желанием и, наверное, только ангелы могли спокойно смотреть на неё, не поддаваясь на её чары.
    На его устах играла добрая, и немного загадочная улыбка. Казалось он смотрел на кувшинки, кокетничающие у его ног. А на самом деле, он наслаждался её появлением. Он улыбался, видя с какой любовью кувшинки, выстраивались в тропу, по которой она идёт к нему. Как круги на воде замирают, не желая покидать её, не в силах оторваться от неё. Как блистающий всеми цветами радуги ореол бабочек, любовно ухаживал за её прической, покрывая волосы тончайшим слоем пыльцы.
    Приблизившись, она стремительной волной радости и счастья бросилась в его объятья. Крепко обвив руками его
шею,
     Хатор чувствовала как большие и сильные крылья, нежно обнимают её, укрывая от всех невзгод и печалей, пушистым одеялом пуха.
    
    Тихий и уютный мир, был взорван влетевшей в него Хатор. Сумасшедшая волна радости, от встречи, захлестнула их. Как много хотелось сказать друг другу. Как не хватало слов, чтоб выразить, всю горечь долгой разлуки и радость от встречи. Весь мир, кружился ослепительным разноцветьем эмоций, и не было вокруг ничего. Кроме них что встретились, почти случайно, на перекрёстках бесконечного лабиринта.
    Какое то слабое ощущение пробилось сквозь пелену слабеющего зла. Он обернулся и увидел испуганный взгляд, Хатор. Мгновение спустя в нём не осталось ярости и зла.
    Он не понял, почему нёс Хатор на руках. Он эгоистично завладел, её вниманием
    О чём они говорили? Вряд ли помнит хоть один из них. Оживлённая беседа, о чём-то и ни о чём. Бесконечные темы, непредсказуемо сменяющие друг друга. Но что-то рождалось в нём. Это было желание защитить, укрыть её от жестокости мира. И постепенно разговор, всё больше уходил в это новое русло. Он поднял глаза и с невыразимой нежностью, отдал
свой взгляд ей…
    
    Что-то было в этом жесте, что-то чего не было раньше. Нежность и защита, доброта и забота, и было что-то ещё.           
 
    Безошибочным чутьём знака воды, она почувствовала, слабое тепло, пробивавшееся сквозь ледяной панцирь его души.
 
    Его крылья не просто укрывали её, но и немного, незаметно, сжимали, выдавая отблеск страсти. Странно, быть может, Хатор ошиблась? Ведь он сын неба, ему не ведома страсть воды. Но он мужчина, а она специалист по страсти, и ещё не родился тот, кто смог бы устоять перед её чарами. Её хитрые, вызывающие глаза, встретились с его добрым и ласковым взглядом.
    Как красиво смотрелась эта пара. Ослепительно белый ангел в теле Дракона, мирно расположившийся на камне, на фоне буйной зелени, за его крыльями. Одна нога вытянута по направлению к воде, погружённая в неё кончиками пальцев. И вода, обязанная отторгнуть чуждую стихию, напротив ласково принимала её. На бедре, второй, согнутой в колене, удобно укрепившейся на выступе, который будто и задуман был для этого, крепко обвив руками его шею, спрятав голову на его плече, сидела нимфа. Правое крыло, услужливо подставленное под её голову, мягко струясь по спине, крепко и надёжно держало Хатор, в его объятьях.
     Практически прозрачная туника, не скрывала, а напротив подчёркивала, всю соблазнительность изгибов её тела. Вся её поза выражала спокойствие, умиротворённость и вместе с тем сладкую негу мужских объятий. В этой позе была сила и надежда на эту силу, желание защитить и желание отдаться под эту защиту.
    Немного приподнятая голова и глаза, с интересом, пока только интерес, Хатор почувствовала что-то родное и понятное в нём, открылись и устремились взглядом в его серый холодный взор. Этот разговор глазами длился вечность, вечность, в течение которой, он тонул в омуте её глаз.
    
    Где-то далеко, на грани слышимости, почти неразличимый, звучал набатный звон тревоги. "Знаете, девушка, Ваши глаза подобны тихому омуту, в котором мечутся тысячи чертей…Вы скорпион?!”
Но этот звон был так тих и далёк, а ему было так хорошо рядом с ней. Он так явно чувствовал, что он просто должен, защитить её от мира. По сравнению, с этим всё остальное такие мелочи… Маленький ребёнок? Ну и что? На самом деле, он не боялся маленьких детей. И это часть её, а он принимал её такой, какая она есть.
    Он отдавал себе полный отчёт, о том, что тонет. Тонет в омуте этих глаз. Но мало кто знал, что он давно изучил это, что вода стала его второй стихией. В которой, он мог не выживать, а жить! Жить полноценной, яркой жизнью, наполненной впечатлениями. Это не было самоубийством, хотя и было безумным поступком.
    
    И он уже знал имя тому, что зарождалось в глубине души, и рвалось к ней. Как знал и то, что ещё не поздно, и у него ещё есть немного времени… До того как это станет его неотъемлемой частью. До того момента когда, пути назад уже не будет. До того как слабое хрупкое ощущение тепла в душе, превратится в безудержный шквал огня. Он знал имя силы, единственной в мире, с которой он не спорил. Любовь…
    Но это будет позже, и некуда спешить – пусть всё идёт своим чередом.
    Не надо спешить, но он уже чувствовал, что меняется, меняет стихию. Но он не станет водой, и не останется воздухом. Она что-о меняла в нём, но он не изменится, так как она хочет, он изменится по-своему.
    
    Кутаясь в его объятиях, Хатор почувствовала перемену. Его тело приобрело тепло, оно становилось жарким и требующим. Руки, сохраняющие нежность, вместе с тем стали властными, и уже не просто укрывали от мира, а держали в крепких мужских объятьях. Его поцелуи приобретали окраску страсти, страсти не подвластной детям неба. Она с наслаждением, граничащим с болью, всё сильнее прижималась к нему, чувствуя силу, способную подчинить её мятежный дух.
    Непокорным движением, в котором жил вызов, она вскинула голову, и обрушилась на него, взглядом полным силы воды. Впервые она решила испробовать на нём свою силу, изменчивой и неуловимой магии страсти.
    Но странно – он был готов к этому. В его глазах больше не было бесконечности, безоблачного неба. В них был бездонный омут и дьявольская хитрость соблазнителя. Волна не смела его, ведь он был таким же, способным ответить водой, порождающей шторм.
    Мирная, спокойная поверхность озера, неуловимо изменилась. Всё здесь кипело и бурлило, огромные волны вздымались из глубин, чтобы породить безумство водяного взрыва. Воздух был наполнен, мечущимися каплями и рваными кусками тумана. Солнечные лучи не в состоянии прорваться сквозь завесу шторма, грустили где-то высоко. А здесь был шторм, здесь были владения воды, и противоборство двух стихий.
    Сейчас в этом мире, мире что создали они, что послушно становился лишь отражением игры, они были только вдвоём.
    Одновременно с набирающими силу руками, за его спиной расправлялись новые крылья. Огромные, лишённые пуха, чёрные крылья. Он чувствовал, что по его жилам струится новая кровь, кровь подобная воде. Резкий взмах, породил ещё больше безумства в бушующей стихии. Держа её в объятьях, он стрелой вонзился в небо. В её глазах не было страха, она знала, что он делает, и просто отдалась его силе. Всего лишь на миг зависнув, над ужасом, творившимся под ними, он бросил прощальный взгляд на солнце, что обжигало его глаза, почувствовал ветер, что сушил его кожу. Это было прощание, прощание с той стихией, что породила его. Лишь мимолётный хитрый взгляд, пообещал вернуться. И со страстью поцеловав Хатор, он сложил крылья, и они рухнули в объятия безумной стихии.    
     
ПОД ВОДОЙ      
    
    Вода поглотила странную пару и, сомкнувшись над ней, надёжно упрятала от неба, дальнейшие события. Ветер утих, туман развеялся. Спокойная гладь поверхности озера, как и прежде, скрывала в себе, все страсти, бушующие внизу.
    
    Он постепенно, погружался в её мир. Учился её интересам, узнавал её подруг и понемногу изменяясь, переделывал её.
Дни пролетали незаметно. Его жизнь снова взорвалась огнями ярких красок. Но было что-то ещё. Соперник! Не была бы она змееловом, он не задумываясь, принял бы вызов.
    
    Не всё так просто, к Хатор был давно неравнодушен  Креонт. И ему совсем не понравился чужак, в её компании. Но Креонт был достаточно умён, чтобы не спешить с действиями. Он видел что чужак, обыграл его по всем направлениям, одним лишь своим появлением. И умудрённый опытом сатир, просто ждал развития событий, прекрасно зная изменчивую натуру Хатор.
    Вода уже бурлила в его венах, он был здесь своим, хоть и пришёл чужаком. И видел то, что происходит. Он не спеша, разбирал ситуацию. Как подданный воды он смело бросался в игры страсти и, позволял похоти ворваться в свою душу. Но как рождённый в небе, владел холодным расчётом и познавал ситуацию, отбросив все эмоции и чувства. Результат был один - нельзя позволить, втянуть себя в игру, по правилам изменчивой стихии. До того как начинать войну, войну за территорию, которая ему не была нужна, требовалось только одно. Единственный верный выход.
    
Лучше сразу поставить все точки и, если война так война. Но зачем лишняя кровь?
. Креонт был опасен, как всегда, но пришёл на встречу открыто. Не скрывая ничего. Мирная беседа, быстро развеивала мрак недосказаностей и тьму хитрых интриг.
    Он был поражён, кого он видел перед собой?
    В душе Креонта жила Любовь. Любовь совсем непохожая на его, Любовь знака воды. И она была сильной, достаточно сильной, чтоб не оставить Креонту, путей отступления. Его же чувство было лишь на заре зарождения, и он мог легко справиться с ним.
    
    Он знал, что всё равно не останется здесь. Что его стихия воздух. И здесь он лишь затем, чтобы вырвать из воды, соблазнительную Хатор. Он чувствовал, как переделывает её, ломает и строит заново её душу. Но найдёт ли она счастье в небе? Нужна ли ей свобода, даруемая ветром?
    Креонт может дать ей счастье, родное для неё счастье, и ничего более ему и не надо. И небо неумолимо звало, в свои объятья, он чувствовал себя здесь лишним. Он с такой лёгкостью мог выиграть эту игру. Но зачем? Ведь не для себя играет – для неё.
    Риск есть, риск есть всегда и везде. Но награда для этих двоих достаточно высока, чтобы он рискнул ими.
    Его вены вновь наполнялись ветром, и вода начинала отторгать его. Всё нарастающая сила, неумолимо тянула его вверх. В небо. К солнцу. К ветру. Домой.
    Осталось лишь одно незавершённое дело...
    
    Он уступил. Он отказался от неё. Его не беспокоил Креонт, за свою Любимую он бы дрался, с кем угодно до конца. Но теперь он отчётливо видел, как мало шансов у него сделать Хатор счастливой. И как идеально подходит его соперник. И уступая, просил лишь об одном: - "Она змеелов. Она сама того, не желая, будет ломать тебя. Не сломайся”.
И в этот разговор он вложил всё то тепло, и радость. И отдавал ей всё, отдавал то, что было в душе, отдавал свою Любовь. Чувство неумолимо неслось через пространство, растапливая лёд её сердца. И вместе с этим, он терял свою Любовь.
    - Ты, говорила что никогда не Любила. Повтори, пожалуйста, ещё раз.
    Лишь красноречивое молчание, было ему ответом...
    
    Странно, ему было хорошо. Первый раз в своей жизни он влюбил девушку не в себя. Он чувствовал, что это правильно, чувствовал, что это хорошо. Он всё-таки не ошибся, он сделал её счастливой. И пусть не он был её счастьем, но суть ведь не в этом? Радостная лёгкость наполняла его. Ощущение крыльев, за спиной, звало дальше. Он вновь свободен. А в мире ещё столько дел, столько неустроенных судеб, столько несчастных людей, не знающих силу слова: - "Любовь”...
    
    Воздушные потоки, играли пухом, сильных крыльев. В небе парил ангел, вспарывая пушистые облака, белоснежными крыльями. Его полёт был свободным и лёгким, он отдыхал. Ему пришлось пережить безумное плавание, в бурных потоках, тихого омута. В погоне за безумной целью. Достиг ли он её? Нет, не достиг, посреди погони, развернувшись вспять. Но и для себя он кое что вынес из этой гонки:
    - Отец мой, ветер, почему ты не говорил мне, что моя мать вода?
    
    Эпилог
    
    Он с радостью наблюдал за развитием событий, всё было хорошо, у тех двоих. И не взирая на все невзгоды, они шли вместе к цели. Тревожило лишь одно, он видел, что Креонт ломается. Что Хатор совсем не желая этого, переламывает и губит своё счастье.
    Чуть позже, Креонт, скажет поразительную фразу: - "Мы очень похожи, разница лишь в том, что он тянется вверх, а я вниз”.
    Ему больно было видеть, как они разрушают своё счастье, и оба идут на дно. Но он сдержал своё обещание, выйти из
игры.
    И пусть оба заплатили немалую цену, за недолгое счастье. Но ведь то счастье стоило того?
    
     
     * Креонт (царь Фив) -  персонаж древнегреческой мифологии. Сын Менекея. 
    
    
 

 
Рейтинг: +1 51 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!