Обелиски. ч 4

30 августа 2013 - Александр Киселев

                                                                            Таль

- Не возьмет, - в своей обычной откровенной манере заявила Риэлла.

Девушки сидели на берегу Олины, и обсуждали планы на будущее. Прошло четыре дня после Становления, и все это время они не виделись.

Едва сдерживая слезы, Таль убежала от Сивена. Ну почему, почему все против нее?! Сегодня утром всем ее мечтаниям был нанесен сокрушительный удар. Наставник Пути Крови прервал ее на полуслове.  «Нет». – Сказал он. – «Даже и не думай. Мне все равно, на что ты способна в Измененном, и сколько стрел  ты кладешь в цель. Путь крови – для мужчин. Твое призвание – дарить наслаждение». Пенек замшелый! Что она сделает важного на Пути Наслаждения или Служения?! Очаровательная, несравненная танцовщица! Дарящая Жизнь! Как почетно! Фирры все ближе подступают к их городам, а она будет танцевать?! Или станет заботливой мамочкой для раненых или страдающих от разных болячек? Таль совсем по-детски шмыгнула носом. «Уйду!» - решила она, - «уйду в Иевль. Там, по слухам, всегда не хватает Стражей». Желание совершить нечто достойное, доказать что она – не одна из многих, не давало Таль покоя, жгло изнутри каленым железом. Ее Поступок, а еще лучше – Деяние, рисовались девушке исключительно на поле брани.

Под ногами захлюпала вода. Таль огляделась. Погрузившись в невеселые раздумья, она забралась далеко от города, в совсем незнакомую часть Леса. Подумав о Измененном, девушка решила опробовать его, пока не видят другие.

Наставник был прав – только для первого изменения требовался сок А-Ти. Изменившись в первый раз, теперь она могла войти в любое из состояний почти без усилий.

Рыжий зверь вильнул хвостом. «Так, что у нас тут? Зрение, слух – обострены», - отметила Таль. «Как бы это пригодилось Стражу! Ага… тело стало почти невесомым, и значительно гибче. Побегать что ли?»

Таль припустила, стараясь бежать из всех сил. Быстрее, еще быстрее. Стволы деревьев вокруг вдруг слились в серо-коричневые размытые полосы, воздух стал упругим. «Уух! Вот это скорость! В Измененном она, пожалуй, не медленнее фирра! Мелочь, а приятно. Теперь проверим боевые навыки. Когти короткие, не очень острые… жаль. Зубы…». Таль куснула подвернувшуюся валежину. «О, зубы очень даже ничего!» Вытянутая  морда зверя позволяла захватить для укуса довольно-таки большую площадь. Что еще?

- А больше и ничего, - призналась себе девушка некоторое время спустя. Никаких скрытых талантов или умений в своем Измененном она не обнаружила. Обидно. Она уже начала сживаться со своим новым образом, и он перестал казаться ей таким уж уродливым, как на Становлении. Да, неизвестный Измененный! Да, рыжая! Ну, и что?

Справа громко хрустнула сломанная ветка. Таль резко крутнулась  на месте и застыла в недоумении, смешанном с гневом и страхом. Фирр. Фирр в Лесу! Да, наглости этим тварям не занимать. Молодая женщина в кожаной броне, утыканной стальными шипами. Особенно густо ими было усеяно левое плечо. Фирр обнажила зубы в усмешке, и Таль поняла – ее видят. «Надеялась, дура, на свое новое чутье Измененного, а ветер-то от меня!» В животе внезапно стало пусто и холодно, учащенно забилось сердце. Таль растерялась. Она никак не могла решить, что делать: встреча с врагом выбила ее из колеи. То, к чему девушка так стремилась, оказалось в двух прыжках от нее.

«Беги» - кричала осторожность. – «Беги, ты же не обучена драке!»

 «Сражайся!» - нашептывала гордыня. – «Ты ведь этого добивалась!»

И Таль осталась, наполовину из-за своей детской обиды на Сивена, отвергшего ее притязания на Путь Крови. Девушка не обманывалась на свой счет, зная, что любой из фирров стоит десятка таких,  как она. «Зато умру в бою!» - упрямо подумала она, в глубине души надеясь на чудо. Фирр прервала ее дальнейшие размышления. Она на мгновение застыла, а затем прыгнула, сократив расстояние между собой и Таль до предела.

- …не такие уж они и непобедимые, - подумала Таль, в очередной раз изгибаясь и уходя от свистящих полукружий длинных узких ножей противницы. Она уловила момент, когда фирр раскрылась, и с наслаждением погрузила зубы в ногу врага. Пасть наполнилась густой соленой влагой. «Я смогу победить!» …

- …смогу, смогу... – все с большим трудом уворачиваясь от стремительных выпадов неистовой фирр,  спустя некоторое время, твердила она себе. Тяжелый удар по голове погасил сознание, и Таль кубарем покатилась по траве, оглушенная.

- Почти смогла! - как вспышка мелькнула последняя мысль перед тем, как девушка погрузилась в черную пучину беспамятства.

Очнулась она от боли. Болели перетянутые  цепью лапы, скрученные попарно. Болело тело, застывшее в противоестественном положении, болели раны.  Фирр склонилась над ней, и с любопытством разглядывала Измененного. Увидев, что зверь пришел в себя, она выпрямилась. Казалось, кровопийца совсем не устала, даже дыхание ее было спокойным. Фирр отбросила со лба прядь черных, как ночное небо, волос, и сказала:

- Ты смелый. Я, наверное, дам тебе шанс.

«Тупая кровососка!» - в бешенстве подумала Таль. Она поняла, что имела ввиду черноволосая. «Да сюда уже со всей округи направляются склизы, если уже не собрались! И ведь, наверное, гордится собой! Как же, шанс она дала! Скорее – обрекла на долгую смерть!»

Между лап воткнулся кинжал и натянул цепь еще сильнее. Перетянутые лапы и скрюченная спина уже начали неметь, и новое сотрясение отозвалось в них вспышкой боли. Фирр уходила. Оставила ее мучиться, и даже не обернулась! Таль рванулась изо всех оставшихся сил. Куда там. Скорее и правда, ее найдут свои, чем она сможет освободиться от пут. Вот только склизы ждать не будут. Рыжий зверь тихонько, жалобно заскулил. Лес поглотил  этот звук – спокойный и безразличный, слишком величественный, чтобы обращать внимание на смерть одного из сонма тех, кто его населял. Маленький пушистый детеныш катха соскочил на землю прямо перед мордой Таль, как будто понимал, что она не может сдвинуться с места. Он с любопытством обнюхал неподвижного зверя, громко чихнул и побежал восвояси, по каким-то своим делам.

Чуть левее от Таль земля вспучилась маленьким холмиком. На поверхность вынырнула остренькая треугольная головка на белесом, полупрозрачном туловище. Таль щелкнула челюстями. «Так скоро? – обреченно подумала она. Резкий звук насторожил склиза, и он проворно юркнул обратно.

«Ненадолго», - мелькнула мысль. Склизам не потребуется много времени догадаться, что добыча не в силах сдвинуться с места. Таль сжалась в комок, и жалобный скулеж вновь разнесся по Лесу. В ответ  –  тишина. Хотя нет, слуха Измененного достиг громкий треск неподалеку, как будто даг в припадке ярости ломится сквозь чащу, не разбирая дороги. Ветер донес незнакомый запах, а некоторое время спустя появился  тот, кого услышала Таль.

Появление еще одного фирра она восприняла почти с радостью. Смерть от ножа куда легче, чем корчиться в судорогах и умирать, разлагаясь изнутри. Девушка с мольбой взглянула на пришельца. Фирр увидел ее, весь напрягся и неподвижно застыл на месте. Странный он какой-то. Он не бросил нож издалека, не оборвал ее мучения, а топтался на месте, как будто связанная Таль чем-то сильно его удивила, и не решался подойти ближе. Наконец он что-то пробурчал себе под нос, и оглянулся кругом.

Из норы снова показался склиз. Таль зарычала, задергалась в путах. Тонко свистнул распоротый воздух и совсем рядом с ее мордой в землю вонзился нож, перерубивший склиза у основания головы. Брызнула желтая сукровица, извивающееся тулово падальщика втянулось под землю. «Еще чуть – и он отрубил бы мне нос». – Таль разобрал истерический смех. Фирр промазал, убив вместо нее червя и подарив ей коротенькую отсрочку. Но…нет, фирр целил именно в червя! Он подошел и стал… распутывать цепь, которой она была связана! Вдобавок, он что-то приговаривал на неизвестном Таль наречии, слишком тихо, чтобы можно понять, что именно он говорит.

Таль оцепенела, готовая вцепиться ему в глотку при первом же резком движении. Последний виток цепи спал, и рыжий зверь взвился в прыжке вверх и вбок, подальше от своего спасителя. Все тело девушки пронзила острая боль – слишком долго она пролежала с перетянутыми жилами. Таль едва не упала. Незнакомец снова обратился к ней на своем языке, который она никак не могла понять, и попытался подойти ближе. Таль шатало, но она ощерила зубы, ясно давая понять, что без боя не сдастся. Фирр выглядел озадаченным. Он присел на корточки, и, глядя прямо в глаза Таль, медленно протянул ей руку, раскрытой ладонью вверх.

Словно оглушенная, таль во все глаза уставилась на ФИРРА, предложившего ей май-ло! Его жест однозначен! Глаза в глаза, протянутая рука, раскрытая ладонь! Как такое может быть вообще?

В испуге она метнулась в кусты, каждое мгновение ожидая почувствовать холод стали в спине. Но не засвистел в полете нож, и звуков погони тоже не было слышно. Таль заколебалась. Еще немного подумав, она решила вернуться. Оттого, что фирр не проявил агрессии, было только страшнее, но неуемное любопытство толкало девушку ему вслед.

- На подвиги. –  Сказала бы Риэлла.

Таль бесшумно кралась в кустах вслед за фирром. Она видел, как тот пожал плечами, постоял немного, и ушел с поляны, где она ожидала смерти. Затем обостренный слух Измененного уловил треск, звук падающего дерева, и короткий тихий вскрик. Принадлежал он, несомненно, ее победительнице, черноволосой кровопийце. Таль вывалила язык в довольной ухмылке. Она уже знала, что предстанет ее глазам. Хотя ликование и переполняло ее, девушка медленно выглянула из кустов. Очень медленно и очень, очень осторожно.

На прибрежной гальке лежало распростертое тело  врага. Таль учуяла запах крови, увидела широкую розовую полосу, струящуюся из под придавленной фирр, услышала повторившийся тихий стон. С мрачным удовлетворением она наблюдала, как сдыхает кровопийца и наслаждалась каждой секундой этого зрелища. Девушке хотелось выйти и спросить у фирр: «Ну как, хорошо умирать? Что ты чувствуешь, раздавленная деревом, ты, пьющая кровь  Ош-Тэафи?» Конечно, Таль ничего не сказала, и не вышла к поверженной. Злорадные слова пронеслись в ее голове, и тут же злость и ликование растаяли. Таль почувствовала, что жалеет врага. Да, она хотела бы смерти всех фирров, но… не такой. Таль ясно разглядела побледневшее лицо черноволосой, напрягшиеся руки, бессильные сдвинуть с груди толстый ствол, и с трудом подавила в себе желание выйти на берег. В полном смятении она лишь наблюдала, как засуетился спасший ее незнакомец.

Он забегал по берегу, отчаяние исказило черты его лица. Таль словно ударило холодным огнем с неба – она поняла, почему фирр с первого взгляда показался ей странным. Его лицо!  Оно доброе! Не холодная бесстрастная маска, не окровавленный оскал – излюбленная боевая раскраска фирров, а нормальное лицо!

Незнакомец ухватился за ствол, с натугой поднял его и отбросил в сторону, поранив при этом руку. Он подхватил черноволосую под мышки, выволок на берег и смешно замахал над ней руками. А потом: Таль увидела это совершенно отчетливо – он  протянул окровавленную руку к ее лицу. Тот же самый жест, что и на поляне. Май—ло.

Естественно, кровососка схватила его за руку и стала насыщаться. Таль почувствовала рвотные позывы. Находясь в Измененном, она, конечно, могла охотиться, есть сырое мясо и пить кровь. Но это Измененный, всего лишь форма для выживания! Никогда, никогда и ни одному Ош-Тэафи не пришла бы в голову мысль попробовать кровь соплеменника! Влажное отвратительное чмоканье прозвучало оглушительно громко, незнакомец отшатнулся, но чернявая держала его крепко.

- Он не в себе! – вдруг поняла Таль. Наверное, за какие-то провинности его изгнали, и фирр помешался в одиночестве. Теперь, в надежде обрести опору, он предлагает май-ло всем подряд, не делая различий между фирром и Ош-Тэафи!

Женщина–фирр встала, и уже чертила своим грязным когтем на руке несчастного свой Знак. Тот вскрикнул от боли, вырвал руку и бросился наутек. Запоздалое раскаяние обожгло Таль. Почему она не приняла его? Да, конечно, все неправильно, все должно быть не так! И все же… фирр спас ей жизнь, освободил, а теперь умрет, доверившись этой твари! Всем известно, что они поедают своих увечных и слабых, и пьют их кровь… а тут еще и май-ло. Никто не может вмешиваться в отношения май-ло: ни закон, ни Духи. Никто не упрекнет убийцу, когда она выпьет его кровь.

В висках Таль бешено застучала кровь, тело сжалось в тугой комок и взметнулось навстречу ухмыляющейся женщине-фирр. «Не отдам!» Жалость к поверженному врагу сменилась яростью. Она выскочила из кустов, легонько куснула мужчину за здоровую руку. От неожиданности он потерял равновесие и упал, смешно замахав руками, чтобы  удержаться на ногах. Не получилось. Точки от ее зубов еще не образовали Знак на руке незнакомца, а Таль уже вторично взвилась в воздух.

Второй прыжок вышел красивым, длинным и точным. Измененный приземлился между своим спасителем и черноволосой. Та уже сделала шаг вперед, собираясь настичь удирающего во все лопатки безумца, но на ее пути стала Таль. Она закружилась, переходя в двуногую форму – может быть, так с фирр будет легче справиться.

- Не смей этого делать! – закричала она, как только смогла говорить. – Неужели даже у вас нет ничего неприкосновенного, ты, кровавая сука!

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155527

от 30 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155527 выдан для произведения:

                                                                            Таль

- Не возьмет, - в своей обычной откровенной манере заявила Риэлла.

Девушки сидели на берегу Олины, и обсуждали планы на будущее. Прошло четыре дня после Становления, и все это время они не виделись.

Едва сдерживая слезы, Таль убежала от Сивена. Ну почему, почему все против нее?! Сегодня утром всем ее мечтаниям был нанесен сокрушительный удар. Наставник Пути Крови прервал ее на полуслове.  «Нет». – Сказал он. – «Даже и не думай. Мне все равно, на что ты способна в Измененном, и сколько стрел  ты кладешь в цель. Путь крови – для мужчин. Твое призвание – дарить наслаждение». Пенек замшелый! Что она сделает важного на Пути Наслаждения или Служения?! Очаровательная, несравненная танцовщица! Дарящая Жизнь! Как почетно! Фирры все ближе подступают к их городам, а она будет танцевать?! Или станет заботливой мамочкой для раненых или страдающих от разных болячек? Таль совсем по-детски шмыгнула носом. «Уйду!» - решила она, - «уйду в Иевль. Там, по слухам, всегда не хватает Стражей». Желание совершить нечто достойное, доказать что она – не одна из многих, не давало Таль покоя, жгло изнутри каленым железом. Ее Поступок, а еще лучше – Деяние, рисовались девушке исключительно на поле брани.

Под ногами захлюпала вода. Таль огляделась. Погрузившись в невеселые раздумья, она забралась далеко от города, в совсем незнакомую часть Леса. Подумав о Измененном, девушка решила опробовать его, пока не видят другие.

Наставник был прав – только для первого изменения требовался сок А-Ти. Изменившись в первый раз, теперь она могла войти в любое из состояний почти без усилий.

Рыжий зверь вильнул хвостом. «Так, что у нас тут? Зрение, слух – обострены», - отметила Таль. «Как бы это пригодилось Стражу! Ага… тело стало почти невесомым, и значительно гибче. Побегать что ли?»

Таль припустила, стараясь бежать из всех сил. Быстрее, еще быстрее. Стволы деревьев вокруг вдруг слились в серо-коричневые размытые полосы, воздух стал упругим. «Уух! Вот это скорость! В Измененном она, пожалуй, не медленнее фирра! Мелочь, а приятно. Теперь проверим боевые навыки. Когти короткие, не очень острые… жаль. Зубы…». Таль куснула подвернувшуюся валежину. «О, зубы очень даже ничего!» Вытянутая  морда зверя позволяла захватить для укуса довольно-таки большую площадь. Что еще?

- А больше и ничего, - призналась себе девушка некоторое время спустя. Никаких скрытых талантов или умений в своем Измененном она не обнаружила. Обидно. Она уже начала сживаться со своим новым образом, и он перестал казаться ей таким уж уродливым, как на Становлении. Да, неизвестный Измененный! Да, рыжая! Ну, и что?

Справа громко хрустнула сломанная ветка. Таль резко крутнулась  на месте и застыла в недоумении, смешанном с гневом и страхом. Фирр. Фирр в Лесу! Да, наглости этим тварям не занимать. Молодая женщина в кожаной броне, утыканной стальными шипами. Особенно густо ими было усеяно левое плечо. Фирр обнажила зубы в усмешке, и Таль поняла – ее видят. «Надеялась, дура, на свое новое чутье Измененного, а ветер-то от меня!» В животе внезапно стало пусто и холодно, учащенно забилось сердце. Таль растерялась. Она никак не могла решить, что делать: встреча с врагом выбила ее из колеи. То, к чему девушка так стремилась, оказалось в двух прыжках от нее.

«Беги» - кричала осторожность. – «Беги, ты же не обучена драке!»

 «Сражайся!» - нашептывала гордыня. – «Ты ведь этого добивалась!»

И Таль осталась, наполовину из-за своей детской обиды на Сивена, отвергшего ее притязания на Путь Крови. Девушка не обманывалась на свой счет, зная, что любой из фирров стоит десятка таких,  как она. «Зато умру в бою!» - упрямо подумала она, в глубине души надеясь на чудо. Фирр прервала ее дальнейшие размышления. Она на мгновение застыла, а затем прыгнула, сократив расстояние между собой и Таль до предела.

- …не такие уж они и непобедимые, - подумала Таль, в очередной раз изгибаясь и уходя от свистящих полукружий длинных узких ножей противницы. Она уловила момент, когда фирр раскрылась, и с наслаждением погрузила зубы в ногу врага. Пасть наполнилась густой соленой влагой. «Я смогу победить!» …

- …смогу, смогу... – все с большим трудом уворачиваясь от стремительных выпадов неистовой фирр,  спустя некоторое время, твердила она себе. Тяжелый удар по голове погасил сознание, и Таль кубарем покатилась по траве, оглушенная.

- Почти смогла! - как вспышка мелькнула последняя мысль перед тем, как девушка погрузилась в черную пучину беспамятства.

Очнулась она от боли. Болели перетянутые  цепью лапы, скрученные попарно. Болело тело, застывшее в противоестественном положении, болели раны.  Фирр склонилась над ней, и с любопытством разглядывала Измененного. Увидев, что зверь пришел в себя, она выпрямилась. Казалось, кровопийца совсем не устала, даже дыхание ее было спокойным. Фирр отбросила со лба прядь черных, как ночное небо, волос, и сказала:

- Ты смелый. Я, наверное, дам тебе шанс.

«Тупая кровососка!» - в бешенстве подумала Таль. Она поняла, что имела ввиду черноволосая. «Да сюда уже со всей округи направляются склизы, если уже не собрались! И ведь, наверное, гордится собой! Как же, шанс она дала! Скорее – обрекла на долгую смерть!»

Между лап воткнулся кинжал и натянул цепь еще сильнее. Перетянутые лапы и скрюченная спина уже начали неметь, и новое сотрясение отозвалось в них вспышкой боли. Фирр уходила. Оставила ее мучиться, и даже не обернулась! Таль рванулась изо всех оставшихся сил. Куда там. Скорее и правда, ее найдут свои, чем она сможет освободиться от пут. Вот только склизы ждать не будут. Рыжий зверь тихонько, жалобно заскулил. Лес поглотил  этот звук – спокойный и безразличный, слишком величественный, чтобы обращать внимание на смерть одного из сонма тех, кто его населял. Маленький пушистый детеныш катха соскочил на землю прямо перед мордой Таль, как будто понимал, что она не может сдвинуться с места. Он с любопытством обнюхал неподвижного зверя, громко чихнул и побежал восвояси, по каким-то своим делам.

Чуть левее от Таль земля вспучилась маленьким холмиком. На поверхность вынырнула остренькая треугольная головка на белесом, полупрозрачном туловище. Таль щелкнула челюстями. «Так скоро? – обреченно подумала она. Резкий звук насторожил склиза, и он проворно юркнул обратно.

«Ненадолго», - мелькнула мысль. Склизам не потребуется много времени догадаться, что добыча не в силах сдвинуться с места. Таль сжалась в комок, и жалобный скулеж вновь разнесся по Лесу. В ответ  –  тишина. Хотя нет, слуха Измененного достиг громкий треск неподалеку, как будто даг в припадке ярости ломится сквозь чащу, не разбирая дороги. Ветер донес незнакомый запах, а некоторое время спустя появился  тот, кого услышала Таль.

Появление еще одного фирра она восприняла почти с радостью. Смерть от ножа куда легче, чем корчиться в судорогах и умирать, разлагаясь изнутри. Девушка с мольбой взглянула на пришельца. Фирр увидел ее, весь напрягся и неподвижно застыл на месте. Странный он какой-то. Он не бросил нож издалека, не оборвал ее мучения, а топтался на месте, как будто связанная Таль чем-то сильно его удивила, и не решался подойти ближе. Наконец он что-то пробурчал себе под нос, и оглянулся кругом.

Из норы снова показался склиз. Таль зарычала, задергалась в путах. Тонко свистнул распоротый воздух и совсем рядом с ее мордой в землю вонзился нож, перерубивший склиза у основания головы. Брызнула желтая сукровица, извивающееся тулово падальщика втянулось под землю. «Еще чуть – и он отрубил бы мне нос». – Таль разобрал истерический смех. Фирр промазал, убив вместо нее червя и подарив ей коротенькую отсрочку. Но…нет, фирр целил именно в червя! Он подошел и стал… распутывать цепь, которой она была связана! Вдобавок, он что-то приговаривал на неизвестном Таль наречии, слишком тихо, чтобы можно понять, что именно он говорит.

Таль оцепенела, готовая вцепиться ему в глотку при первом же резком движении. Последний виток цепи спал, и рыжий зверь взвился в прыжке вверх и вбок, подальше от своего спасителя. Все тело девушки пронзила острая боль – слишком долго она пролежала с перетянутыми жилами. Таль едва не упала. Незнакомец снова обратился к ней на своем языке, который она никак не могла понять, и попытался подойти ближе. Таль шатало, но она ощерила зубы, ясно давая понять, что без боя не сдастся. Фирр выглядел озадаченным. Он присел на корточки, и, глядя прямо в глаза Таль, медленно протянул ей руку, раскрытой ладонью вверх.

Словно оглушенная, таль во все глаза уставилась на ФИРРА, предложившего ей май-ло! Его жест однозначен! Глаза в глаза, протянутая рука, раскрытая ладонь! Как такое может быть вообще?

В испуге она метнулась в кусты, каждое мгновение ожидая почувствовать холод стали в спине. Но не засвистел в полете нож, и звуков погони тоже не было слышно. Таль заколебалась. Еще немного подумав, она решила вернуться. Оттого, что фирр не проявил агрессии, было только страшнее, но неуемное любопытство толкало девушку ему вслед.

- На подвиги. –  Сказала бы Риэлла.

Таль бесшумно кралась в кустах вслед за фирром. Она видел, как тот пожал плечами, постоял немного, и ушел с поляны, где она ожидала смерти. Затем обостренный слух Измененного уловил треск, звук падающего дерева, и короткий тихий вскрик. Принадлежал он, несомненно, ее победительнице, черноволосой кровопийце. Таль вывалила язык в довольной ухмылке. Она уже знала, что предстанет ее глазам. Хотя ликование и переполняло ее, девушка медленно выглянула из кустов. Очень медленно и очень, очень осторожно.

На прибрежной гальке лежало распростертое тело  врага. Таль учуяла запах крови, увидела широкую розовую полосу, струящуюся из под придавленной фирр, услышала повторившийся тихий стон. С мрачным удовлетворением она наблюдала, как сдыхает кровопийца и наслаждалась каждой секундой этого зрелища. Девушке хотелось выйти и спросить у фирр: «Ну как, хорошо умирать? Что ты чувствуешь, раздавленная деревом, ты, пьющая кровь  Ош-Тэафи?» Конечно, Таль ничего не сказала, и не вышла к поверженной. Злорадные слова пронеслись в ее голове, и тут же злость и ликование растаяли. Таль почувствовала, что жалеет врага. Да, она хотела бы смерти всех фирров, но… не такой. Таль ясно разглядела побледневшее лицо черноволосой, напрягшиеся руки, бессильные сдвинуть с груди толстый ствол, и с трудом подавила в себе желание выйти на берег. В полном смятении она лишь наблюдала, как засуетился спасший ее незнакомец.

Он забегал по берегу, отчаяние исказило черты его лица. Таль словно ударило холодным огнем с неба – она поняла, почему фирр с первого взгляда показался ей странным. Его лицо!  Оно доброе! Не холодная бесстрастная маска, не окровавленный оскал – излюбленная боевая раскраска фирров, а нормальное лицо!

Незнакомец ухватился за ствол, с натугой поднял его и отбросил в сторону, поранив при этом руку. Он подхватил черноволосую под мышки, выволок на берег и смешно замахал над ней руками. А потом: Таль увидела это совершенно отчетливо – он  протянул окровавленную руку к ее лицу. Тот же самый жест, что и на поляне. Май—ло.

Естественно, кровососка схватила его за руку и стала насыщаться. Таль почувствовала рвотные позывы. Находясь в Измененном, она, конечно, могла охотиться, есть сырое мясо и пить кровь. Но это Измененный, всего лишь форма для выживания! Никогда, никогда и ни одному Ош-Тэафи не пришла бы в голову мысль попробовать кровь соплеменника! Влажное отвратительное чмоканье прозвучало оглушительно громко, незнакомец отшатнулся, но чернявая держала его крепко.

- Он не в себе! – вдруг поняла Таль. Наверное, за какие-то провинности его изгнали, и фирр помешался в одиночестве. Теперь, в надежде обрести опору, он предлагает май-ло всем подряд, не делая различий между фирром и Ош-Тэафи!

Женщина–фирр встала, и уже чертила своим грязным когтем на руке несчастного свой Знак. Тот вскрикнул от боли, вырвал руку и бросился наутек. Запоздалое раскаяние обожгло Таль. Почему она не приняла его? Да, конечно, все неправильно, все должно быть не так! И все же… фирр спас ей жизнь, освободил, а теперь умрет, доверившись этой твари! Всем известно, что они поедают своих увечных и слабых, и пьют их кровь… а тут еще и май-ло. Никто не может вмешиваться в отношения май-ло: ни закон, ни Духи. Никто не упрекнет убийцу, когда она выпьет его кровь.

В висках Таль бешено застучала кровь, тело сжалось в тугой комок и взметнулось навстречу ухмыляющейся женщине-фирр. «Не отдам!» Жалость к поверженному врагу сменилась яростью. Она выскочила из кустов, легонько куснула мужчину за здоровую руку. От неожиданности он потерял равновесие и упал, смешно замахав руками, чтобы  удержаться на ногах. Не получилось. Точки от ее зубов еще не образовали Знак на руке незнакомца, а Таль уже вторично взвилась в воздух.

Второй прыжок вышел красивым, длинным и точным. Измененный приземлился между своим спасителем и черноволосой. Та уже сделала шаг вперед, собираясь настичь удирающего во все лопатки безумца, но на ее пути стала Таль. Она закружилась, переходя в двуногую форму – может быть, так с фирр будет легче справиться.

- Не смей этого делать! – закричала она, как только смогла говорить. – Неужели даже у вас нет ничего неприкосновенного, ты, кровавая сука!

Рейтинг: +1 208 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 17 октября 2013 в 19:56 0
Отлично!