ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Над пропастью в ад. Часть 4

 

Над пропастью в ад. Часть 4

19 марта 2014 - Диана Литовка
article202397.jpg

- Она пропала!- голосила Лиза, сидя перед шерифом.
- Когда именно?- представитель властей сохранял невозмутимость.
- Сегодня утром я зашла к ней в комнату, чтобы разбудить, как обычно. Кровать оказалась пустой. Я перевернула весь дом, всю улицу вверх дном, но нигде ее не было! Ее никто не видел!- миссис Вильямс уже давно переступила грань истерики.
- Успокойтесь, Лиза,- шериф оторвался от протокола.- Может быть, она просто отлучилась к подругам. Знаете, девочки любят устраивать девичники.
- Она бы предупредила меня!- вновь взвыла безутешная мать.
Все это время пастор Вильямс сидел, сохраняя молчание. Только сжимал руку своей безутешной жены.
- Она бы действительно предупредила,- заговорил он.- Вы же знаете наше Габи, шериф Сторм. Все ее знают.
- Она подросток,- возразил Сторм.- От них можно чего угодно ожидать.
- Мы только просим: помогите нам, шериф,- Ричард выглядел уставшим, словно не спал несколько ночей. Его плечи опустились, лицо осунулось.
Лиза продолжала всхлипывать.
- Мы сделаем все, что сможем,- кивнул шериф.- Идите домой, успокойте жену. Скоро Габи вновь будет дома, вот увидите.
- Дай-то Бог…,- покачал головой пастор.
Он осторожно взял жену под руку, и они вдвоем медленно вышли из кабинета.

 

Авернус, озеро вблизи Путеоли, в Южной Италии на самом деле является кратером потухшего вулкана. Люди слагали о нем легенды, якобы это озеро не что иное, как вход в Ад. В пору активности вулкана над озером скапливался сероводород. Птицы, на свою беду пролетающие над озером, падали замертво.
Как выяснилось, древние были не так уж и далеки от правды. По всей Земле разбросано множество врат в глубины Ада, и озеро Авернус было одним из них.
Теперь озеро уже не пугало мертвыми птицами и нестерпимой вонью, но своих свойств оно не изменяло.
- Ты готова?- Рагнар сжал руку любимой.
- Да,- Светлая пыталась сказать это как можно увереннее.
Рагнар посмотрел на Малику, а потом просто сделал шаг в синие глубины. Малика последовала за ним.
Вода оказалась приятно теплой. Рагнар не отпускал Светлую, увлекая ее за собой в темные глубины. Малика не колебалась. Теплая вода по мере погружения снижала градус своей приветливости. Рагнар упорно двигался ко дну, Малика не отставала. Они плыли долго, к счастью, обоим не требовалось пополнять запасы кислорода.
Показалось дно. Каменистое, кое-где с трещинами, из которых вверх поднимались пузырьки. Рагнар теперь сменил направление, ведя Малику параллельно дну. Он не сбавлял темпа, широкими движениями рук продвигаясь вперед. Вода становилась все холоднее, обжигая кожу плывущих. Малика старалась не отставать от Темного, совершая почти такие же широкие махи руками. Вот показалась какая-то пещера, совсем небольшая и почти незаметная. Рагнар обернулся к Малике и кивком головы указала на распахнутый зев. Малика ответно кивнула, и они вместе юркнули внутрь.
Пещера оказалась достаточно длинной, цилиндрической. Малика не знала, вниз она ведет или вверх. Наконец, забрезжил свет. Малика пригляделась: свет отличался от того, какой был на дне озера. Авернус светился едва приметно, там царил полумрак.
Пятно света на выходе из пещеры было ярким бликом солнца. Оно плыло и волновалось. Рагнар сделал несколько махов руками, чтобы быстрее достигнуть света. Пятно с каждой секундой приближалось, и, наконец, демон достиг выхода из пещеры, взяв за руку Малику.
Губ коснулась соль. Малика никогда не ходила дорогой в ад, поэтому для нее это было впервые. Она вопросительно посмотрела на Рагнара, но тот лишь кивнул, успокаивая ее.
Солнце бликовало на водах океана. Малика знала, что этим водам нет названия, они не обозначены ни на одной из человеческих карт. В Райских Садах он назывался «Океаном на краю Света».
Хозяином этих вод было чудовище, именуемое Левиофаном. Пожирая души грешников, он затаскивал их в ад. Пасти Левиофана состояли из множества острых, как бритва, клыком в несколько рядов. Тело же было покрыто каменной чешуей, такой прочной, что ни один меч не смог бы разрубить ее или причинить вреда.
Рагнар все еще держал Малику за руку. Она уже было ринулась вверх, но остановил ее, отрицательно качая головой. Малика опустилась до его уровня и замерла, ожидая сама не зная чего.
Внезапно вода задрожала. Светлая с тревогой посмотрела на возлюбленного, но тот лишь кивнул головой, призывая оставаться на месте. Малика продолжала неподвижно висеть в толще воды, которая вновь принялась дрожать. Малика почувствовала липкий холод, который исходил то справа, то слева, то снизу. Внезапно краем глаза Светлая заметила огромную тень, движущуюся прямо на них. Тень двигалась медленно, словно лениво. Малика повернулась в ее сторону, и как только ей удалось разглядеть движущийся на них предмет, ее глаза расширились в ужасе.
За все тысячелетия своего существования она ни разу не видела столько ужасного создания. Левиофан, а это был именно он, действительно обладал каменной чешуей, которая мерцала в воде, непонятно откуда ловя блики света. По мере его приближения Малика могла детально разглядеть существо. Левиофан имел удлиненное тело, совершенно лишенное плавников и каких-либо других конечностей, за исключение колючего гребня, начинающегося на лбу и идущего по длине позвоночника. Чудище заканчивалось змеиным хвостом, извивающимся и дергающимся. Он волновал воду и продвигал тело вперед. Уродливая морда с шестью маленькими глазками в два ряда заканчивалась миллиардами сцепленных меж собой клыков. Они росли совершенно в разные стороны, переплетаясь между собой косым частоколом.
Малика дернулась, но Рагнар уверенным движением прижал ее к себе, не давая возможности скрыться. Вода дрожала все сильнее, яростнее, дрожь переходила в рев. Малика вжалась в Рагнара, но в последнюю секунду все же обернулась назад. Увиденное ею навсегда отпечаталось в мозгу Светлой: Левиофан открыл сначала первую пасть, из которой вырвалась еще одна, потом еще и еще. Вода заревела, зарычала, сотрясаясь, словно от землетрясения, вот-вот готовая породить цунами. Малика почувствовала, как их подхватывает воронка и, кружа в бешеном вихре, бросает прямо в пасти чудовища, неумолимо приближая конец.
Малика открыла рот, чтобы закричать, но ее вопль утонул в реве и грохоте. Потоками морской воды их затянуло прямо внутрь чудовища. В нос ударил нестерпимый смрад, выедая глаза. Малика прижалась к Рагнару, разрываемая ужасом происходящего. Демон сжал любимую еще крепче.
Внезапно наступила тишина. Она давила на уши еще сильнее, нежели недавний грохот и рев. Малика открыла глаза, но тьма снаружи оказалась еще непроницаемей. Она была липкой и густой, словно патока. Смешанная с тишиной, она заливалась в уши и глаза. Малика чувствовала невесомость, словно она висела в пространстве. Единственным ощущением было лишь касание Рагнара к ее руке. Малика попыталась что-то сказать, но у нее ничего не вышло. Сквозь эту тишину не смог прорваться звук ее голоса, захлебнувшись безмолвием.
Вдруг невесомость сменилась ощущением легкого движения. Ее словно тащили куда-то вперед. Малика прислушалась к ощущениям – так и есть, ее тащат. Сопротивляться было бесполезно, и Светлая лишь покорилась.
Тьма постепенно расступалась, нарушаемая бликами красного света. Они вспыхивали то сверху, то снизу, то слева, то справа. С каждым разом всполохи были ярче и больше предыдущих, но освещали они лишь пустоту. Сколько Малика так плыла, она не знала. Может быть секунды, а может сотни лет. Понятие времени потерялось в бесконечной пустоте, царящей вокруг.
Вот ее ноги коснулись горизонтальной поверхности. Малика смогла твердо встать, но стоять ей не позволили, все так же направляя вперед. Рядом с ней шел Рагнар, так же движущийся вперед. Всполохи загорались все ярче, горели все дольше. Малика пыталась разглядеть изменения, и они действительно были: пустоту сменила каменистая почва. Все совершено голое, никакой растительности или животных. Вместо неба зияла черная бездна, которую протыкали скалы.
Вот над головой вновь загорелся красный шар, но он уже не угасал, словно солнце, двигаясь вместе с путниками.
Малика смогла вдохнуть. Воздух был тяжелым и едким, в горле остался кислотный налет. Светлая закашлялась, но не остановилась ни на секунду.
Время все еще не появлялось. Малика пыталась считать шаги, но каждый раз, доходя до многотысячной отметки, останавливалась и начинала заново.
Рагнар молчал, Светлая тоже не проронила ни слова. Они шли и шли, не останавливаясь, вокруг ничего не менялось – все та же каменистая почва, скалы и красное солнце, висящее над головой.
Вдруг воздух стал еще тяжелее, горячее с каждым шагом. Малика начала задыхаться.
- Еще немного,- прошептала Рагнар, сжимая ее руку в своей.
Малика вдыхала раскаленный воздух и упорно двигалась вперед, не сопротивляясь силам, ведущим ее. Впереди показались блики пламени. Так вот почему воздух становится горячее. Малика посмотрела на Рагнара и вновь устремила взгляд к горизонту, где ее уже поджидала судьба.

 

Коцит струился языками пламени. Волны поднимались и опускались, овевая горячим дыханием берега, поросшие редкими кустарниками, которые выглядели ужасающе: ломаные ветви были совершенно черны от сажи, но сплошь покрытые острыми шипами, на которых блестели крошечные капли яда, листва отсутствовала. Только округлые плоды свисали с ветвей. Казалось, что внутри этих адских яблок струится лава, переливаясь и отбрасывая блики. Меж плодов и шипов кусты обвивали змеи. Они внимательно следили за путниками, издавая тихое, но хорошо различимое шипение. Под ноги Малики то и дело бросались огромные жабы. Их кожа, покрытая язвами, сочилась ядом, некоторые угрожающе выставляли шипы. Завидев же Рагнара, монстры мгновенно отступали в тень, злобно пуча свои красные глаза.
Наконец, демон и Светлая вплотную подступили к реке. Малика чувствовала, как от жара плавились ее ресницы и брови.
- Я пойду с тобой,- выдохнул Рагнар.
Светлую обуял ужас. Она представляла, какую боль испытает, окунувшись в реку. Повернувшись к Рагнара лицом, она дрожащими губами прикоснулась его губ, словно прося сил и помощи. Ее руки коснулись смоляных волос демона, но тут же опали вниз, словно без сил.
- Я люблю тебя,- промолвила Светлая, как будто молитву.
- Я люблю тебя…,- ответил Рагнар.
Малика повернулась к реке лицом и смело шагнула в полыхающую глубину. Пламя, словно живое, обвилось по щиколоткам, заползая выше. Рагнара река впустила спокойно.
Каждый шаг давался с трудом. Боль, которую Светлой дарила река, невозможно было описать. Малика согласилась бы тысячи раз быть пронзенной мечами Тьмы, раскрошенной ими на куски. По сравнению с этой та боль казалась сладким сном. Она бы согласилась на это, только бы избавиться от мук, подаренных ей рекой.
Огонь карающими жалами протыкал кожу, пробирался под нее, выжигая все на своем пути. Малика шла, погружаясь все глубже в адские муки. Вот она уже погрузилась по колено, по бедра, по талию. Все смешалось в единое целое, ничего не осталось, кроме жрущей, жгучей боли, лишающей разума.
Пламя с ревом врывалось в тело, горели волосы, крылья. Малика сама превращалась в пламя, сливаясь с рекой. Кричать она не могла, не могла вздохнуть. Только идти, толкаемая течением и Рагнаром, которого она уже не чувствовала.
Загорелись глаза, горло, легкие. Вот пламя забилось в груди, обвивая сердце шипящим кольцом. Свет, который струился по венам от сердца, захлебывался в огне, не имею сил бороться. Пламя беспощадно жгло, въедалось, грызло и плавило все на своем пути. В голове поднялась буря, она ревела, оглушая изнутри. Боль с жадностью высасывала из тела все чувства, вытесняя их, заполняя пространства собой.
Внезапно что-то поменялось. Малика все еще горела, все еще плавилась, но вдруг будто включили свет. Теперь она могла видеть, в голове начали носиться мысли, так, как и всегда. Боль осталась, но осталась только она, окончательно затмив, раздавив все, что было до нее.
Малика огляделась. Она все еще двигалась, но уже полностью погруженная в толщу реки. Светлая могла видеть себя, свои руки, тело. Когда-то белая кожа теперь приобретала красновато-коричневый оттенок, постепенно, но верно сгущая краски. Свои крылья Малика чувствовала и даже смогла ими взмахнуть, волнуя пламя вокруг, но они казались легче прежних. Боль не отступала, но ее теперь можно было терпеть. Скрижальные надписи постепенно гасли и исчезали, зарастая, но на месте их тут же появлялись новые письмена, загораясь ярко-красным.
Кончики пальцев удлинялись и заострялись, превращаясь в когти.
Малику вдруг перестало тащить течением, и она просто замерла на месте. Внутри что-то резко дернулось, у самого сердца. Движение было таким сильным, что ее тело выгнуло. Толчки продолжались, один сильнее другого.
Толчок. Толчок. ТОЛЧОК. Еще. Еще. ЕЩЕ. Малике казалось, что ее сейчас просто выдавит изнутри, но внезапно от самого сильно толчка ее резко выбросило вперед, вытягивая из вод Коцита прочь.
Малика резко вздохнула и закашлялась, встретившись грудью с твердым берегом реки.
Воздух уже не казался едкой отравой, наполняя легкие бальзамом. Малика огляделась. Все было прежним, таким же, как и в момент ее входа в реку: ломаные кусты, змеи, жабы. С одной лишь разницей – на нее никто не кидался, отступая в тень так же, как от ее спутника.
Малика встала на ноги, которые слегка дрожали. Боли больше не было, она утихла в момент, когда Коцит перестал касаться огнем кожи Малики. Зато в нутрии царила пустота. Там, где раньше билось и светилось сердце, не было ничего. Тишина, густая, тяжелая, клубящаяся темнотой.
Теперь на месте Светлой стояла демонесса, взмахивая темными кожистыми крыльями.
- Малика…,- осторожно позвал Рагнар.
Темная резко обернулась на голос, встречаясь взглядом с любимыми глазами. В груди что-то шелохнулось, волную пустоту, царящую там, сжимая кольцами тишину. Малика резко выдохнула и больше не смогла вздохнуть. Внутри вдруг выросло что-то большое, заполняющее пространство. Нет, она не пуста, Рагнар не пуст.
У них все еще есть их любовь.

 

Рагнар обнял Малику, глядя в непривычно желтые глаза любимой. Они шли дальше, углубляясь во владения Тьмы.
- Что нам делать дальше?- Малика нервничала, озираясь по сторонам.
- Сейчас мы идем к Загану,- вздохнул Рагнар.- Я командую одним из его легионов, поэтому и отвечать мне нужно перед ним.
- Зачем нам к нему?- Малике совсем не хотелось видеть Загана.
Перед глазами Малики встал огромный бык с крыльями грифона – истинный облик этого демона. Темная вздохнула, но все же продолжала идти вслед за Рагнаром.
- Ты же не можешь быть безымянной,- хмыкнул Рагнар.- Нас тоже посвящают. Это как крещение для Светлых. Вы ведь уже пересекались с Заганом, не так ли?- Рагнар внимательно посмотрел на Малику.
- Было дело,- пожала плечами Малика.
Они продолжили идти, но уже молча.

Пейзаж постепенно менялся. Растительность становилась разнообразнее, но имела все такой же зловещий вид: ядовитые шипы, словно налитые кровью плоды, изломанные ветви и стволы. Малика то и дело запиналась за торчащие из обезвоженной почвы корневища. Рагнар успевал подхватывать демонессу, не давая ей упасть.
Тишину разрезал громкий визг. Малика шарахнулась в сторону, и если бы не сильные руки возлюбленного, опять удержавшие ее, она бы упала ниц.
- Что это?- Малика испуганно посмотрела на Рагнара.
- Малика, ты будто только что родилась,- хмыкнул он.- Это грешники…
И тут Малика увидела это.
Лес. Деревья исполинских высот покачивались на ветру, играя огненными кронами. Почти неслышный шепот огня опять перекрыл ужасный, леденящий вопль. Темная вздрогнула. Чем ближе они подходили к лесу, тем чаще в них летели крики, вонзая кинжалы ужаса. Малика пригляделась: на деревьях, подвешенные крючьями за самые разные части тела, висели люди. Их обнаженные тела извивались и корчились, когда огонь облизывал бугрящуюся ожогами, пузырящуюся, словно жидкую, кожу.
Малика шумно сглотнула. Она знала все адовы муки наперечет, но видела их собственными глазами впервые.
Вот они вошли в лес. Рагнар первым вступил в полыхающее море, и Малика уже успела испугаться, что огонь будет терзать и его, но демон протянул руки навстречу пламени, и тот принялся играть крошечными язычками сначала на руках Темного, а потом распространяясь по всему телу.
Пространство заполнял визг, хохот и множество звуков, названия которым Малика даже не знала. В огне проскакивали силуэты каких-то фигур. Рогатые, крылатые, двухголовые тени то и дело проскакивали мимо. Малика еще не видела свое отражение, и очень надеялась, что она выглядит не столь отвратительно.
Они шли по лесу, продвигаясь меж пылающих ветвей. Малика старалась не касаться обнаженных тел, которые то и дело встречались на пути. Грешники что-то шептали ей, но она старалась не вслушиваться в эту вязь бесконечных слов, чтобы не сойти с ума.
Меж деревьями показались просветы – лес редел и заканчивался. Они вышли на огромное, до самого горизонта, поле. Нет, оно не было голым. Все уставленное котлами, под которыми пылали костры, оно представляло собой еще одну тюрьму для грешных душ. И вновь пространство, наполненное криками боли, звуками бурлящей смолы, запах гари и пропитанный муками воздух.
Рагнар крепко держал Малику за руку, то и дело посматривая на возлюбленную. Малика только молча шла, опустив голову. Ей не хотелось разговаривать, только двигать вперед, лишь бы миновать все эти ужасы скорее.
Котлы сменялись дыбами, дыбы – крючьями, а потом все снова по кругу. И вокруг бесконечные крики, хохот и боль.
Казалось, этому нет конца и края, но вот на горизонте замелькали какие-то блики. Малика присмотрелась, но видела лишь рыжее зарево на бесконечно черной бездне неба.
- Мы почти пришли,- шепнул Рагнар.
Малика лишь кивнула. С каждым шагом зарево приближалось. Темная не знала, что ждет их у горизонта, но подозревала, что ничего хорошего.
Поле оборвалось бездной. Она растягивалась направо и налево, в бесконечность. Заревом на горизонте были блики все того же пламени. Оно полыхало внизу непроницаемой стеной, двигалось, словно живое. Малика посмотрела вниз. Да, пламя было живым. Не таким, какое лизало стволы деревьев, или днища котлов. Пламя в бездне колыхалось силуэтами душ. К краям бездны тянулись руки со скрюченными, раскаленными пальцами. Океан огня волновался, словно желе, бушуя и разбиваясь о стены своей тюрьмы.
Малика взглянула вперед. Пламя уходило до горизонта, но прямо над этой бездной словно зависнув в воздухе, парил замок. Самый настоящий, со шпилями и башнями.
- Мы пришли,- Рагнар вновь нарушил их безмолвие.
- Как мы туда пройдем?- Малика огляделась: не было ни мостов, ни каких-то других средств, чтобы попасть к замку.
- У тебя есть крылья,- напомнил демон,- а я пойду пешком.
Все было так просто с его слов. Малика вздохнула и взмахнула своими новыми, непривычными крыльями. Кожистые, перепончатые, они завибрировали, но легко подняли хозяйку вверх. Малика медленно направилась через бездну, стараясь не смотреть вниз.
Рагнар же просто шагнул вперед. Он не канул в огонь, но, наоборот, огонь подался вверх, выстраиваясь мостом, выгибающим спину под ноги Темного.
Жар бросался в лицо, но Малика продолжала лететь. Вот уже под ее ногами площадь. Пару взмахов крыльями, и Темная уже стояла на ногах. Рагнар встал рядом, переплетая пальцы с пальцами любимой.
- Не бойся,- он потянул ее за собой вперед.
- Не боюсь,- хмыкнула демонесса и последовала за Рагнаром.

 

Малика пригляделась. Нет, зрение ее не обманывало – стены замка сплошь состояли из человеческих скелетов. Вздрогнув от отвращения, Малика прошла арку входа, и они оказались во внутреннем дворе. Совершенно пусто.
- Нас уже ждут,- хмыкнул Рагнар.
Словно по волшебству, от его слов распахнулась огромная дверь, открывая зев главной башни. Темные нырнули внутрь, оказавшись в кромешной тьме. И опять, словно по щелчку пальцев, на стенах заполыхали факелы, освещая путь. Они пересекли зал, размеры его Малика не могла определить, потому что свет лишь обозначала узкую дорожку, в остальном пространстве царила тьма.
Вот показались ступени. Темные сделали шаг на первую, и вдруг пространство сначала резко растянулось, затем сузилось, и Рагнар с Маликой уже стояли в ярко освещенной большой комнате. Гладкие стены были увешаны картинами и коврами. На полу так же лежал огромный ковер, на середине комнаты стоял большой стол, за которым сидел…
Человек. Одетый в деловой костюм, он восседал на стуле с высокой резной спинкой, что делало его похожим на трон.
- Заган,- Рагнар почтительно кивнул.
Малика же просто посмотрела в глаза демона, уловив в них красные блики.
- Я ждал вас,- Заган встал и обошел стол. Руки он сцепил за спиной.
Малика внимательно наблюдала за каждым жестом одного из руководящих демонов.
- Мы пришли…,- Рагнару не дали договорить.
- Как ты посмел?!- голос Загана начал двоиться, напирая на уши, надавливая на виски.
В голове Малики полыхнула боль, но она смогла выстоять. Рагнар тоже продолжал стоять прямо.
- Ты, червь, ослушался меня!- продолжал наступать демон.- Ты будешь за это наказан! Ты привел шпионку в наши чертоги! Как будто и без нее их здесь мало!
Рагнар молчал, не смея перебить предводителя.
- Я рассчитывала до последнего, что ты одумаешься, Рагнар, но, кажется, я ошибался,- голос Загана перестал двоиться.
- Тогда почему ты позволил нам прийти к тебе? Почему не послала легион нам навстречу?- Рагнар вскинул голову.
- Вы пришли ко мне по доброй воле,- расхохотался Заган.- Ты в самом деле рассчитывал, что я посвящу ее? Никогда я не позволю Светлой быть ко мне настолько близко!
Малика вздрогнула. Кажется, Рагнар действительно просчитался.
- Она потеряла свою благодать, когда перешла Коцит,- возразил Рагнар.
- Глупый червяк,- выплюнул Заган.- Она использует тебя. Светлые снова жаждут войны!
- Это неправда!- не выдержала Малика.- Они всегда пытались сохранить мир. Это вы жаждите крови людей и Светлых! Нам это не нужно!
Заган сделал шаг в сторону Малики и резким движением поднял ее подбородок.
- Ты не достойна говорить со мной, ничтожная!- он шипел.- Твоя голова полетит первой!
Тут он посмотрела на Рагнара.
- А ты собственноручно отрубишь ее…
Глаза Рагнара распахнулись.
- Нет.
- Тогда я передам вас обоих Светлым Стражам. Они уже давно ждут вас наверху,- пригрозил Заган.- Рагнар, ты был моим лучшим командиром. Как мог, ты, самый преданный, изменить Тьме?
- Она пожелала встать на нашу строну благодаря мне,- ощерился Рагнар.- Это ли не самое большое подтверждение моей верности Вам, Господин?- последние слова он сказал с действительным уважением.
- Я уже говорил – нам не нужны шпионы Света!
- Она не предаст нас!- Рагнар не сдавался.
- Откуда ты знаешь?
- Потому что я люблю его…,- в глазах Малики мелькнула мольба.
Заган цокнул языком и участливо посмотрел на Малику.
- Милая, маленькая Светлая, ты действительно думаешь, что я поверю тебе? В вас тысячелетиями воспитывали ненависть к таким, как мы. И вдруг ты полюбила Темного? Ты, Светлая?!- демон сильнее сжал подбородок Малики.- Ложь так легко срывается с твоих губ…
- Она не лжет!- резким движением руки Рагнар скинул пальцы Загана с подбородка Малики.
Глаза Загана полыхнули гневом.
- Вас казнят на рассвете.
Безапелляционно, четко.
- Ты должен нам поверить, Заган,- попытался Рагнар.
- Но я не верю…

Темнота. И лишь касание его рук.
- Что с нами будет?
- Прости меня, Малика,- шепот Рагнара совсем рядом.- Я просчитался. Все пошло совсем не так, как я рассчитывал.
- Ты думал, что он обрадуется предательнице?- Малика отчаянно пыталась увидеть лицо любимого.
- Да…
- Отсюда возможно вырваться?
- Я не знаю…Нет,- Рагнар не представлял, как это возможно.
Свет. Слепящий, разрывающий тьму.
- Что это?- Малика отвернулась в сторону, ослепленная.
Рагнар попытался закрыть собой любимую, но свет наступал со всех сторон. Тьма растворялась. Растворялось все вокруг. Они сами терялись в этих лучах, постепенно теряя друг друга.
- Малика!
- Рагнар…
Крики захлебнулись и затихли. Тьма вновь захлопнулась, но уже вокруг пустоты.

- Не бойся…
Шепот. Малика с трудом разлепила веки.
- Где я?
- В лесу,- совсем рядом знакомый голос.
- Кто ты?
Смех.
- Ты уже задавала мне этот вопрос.
- Это ложь. Ты не хранитель…
- Тогда кто же?
- Я не знаю.
Малика встала. Все было по-прежнему в ее облике после перерождения. Рагнар лежал ниц на траве в нескольких шагах от нее. Она подбежала к демону, переворачивая его на спину. Темный глубоко вздохнул и открыл глаза.
- Где мы?
- В лесу,- пожала плечами Малика.
- Кто это был?
- Это…,- Малика оглянулась, но взгляд скользнул лишь по траве и деревьям – они были одни.
- Нам нужно бежать,- вдруг спохватился Рагнар.
Поздно. Деревья зашумели ветром, вдруг запутавшимся в листве. Снова свет, но яростный, прозрачный. Малика закрыла их крыльями.
- Нам с ними не справиться,- ее обреченный шепот.
Рагнар коснулся ее нежной щеки.
- Я вечно буду с тобой.
Легкое касание губ.
- Сдавайтесьбез боя!- приказ прозвучал резко.
- Сариил,- Малика медленно встала.
Она была безоружна и беспомощна. Оружие есть лишь у посвященных. Рядом уже стоял Рагнар, держа в руках полыхающий меч.
Архангел лишь ухмыльнулся. За его спиной стол целый легион карателей, жаждущих возмездия.
- По чьему приказу вы действуете?- вдруг поинтересовалась Малика. Она просто пыталась потянуть время.
- Нам не нужны приказы! Предателей необходимо карать!- голос Сариила взвился до небес.
Это конец. Малика и Рагнар понимали это.
- Я голова принять вашу кару,- Малика вдруг выступила вперед.- Я безоружна. Но, заклиная всеми святынями мира, не карайте его. ОН НЕ ВИНОВЕН!
- Это решать нам,- Сариил сжал меч в руке.- На колени предательница.
Малик послушно опустилась на колени. Рагнар же не спешил сдаваться. Он ринулся на врага, утопая в гуще лязганья мечей и копий.
Малика, стоя на коленях, смотрела, как ее возлюбленного пронзают мечами. Для легиона демон был, что мошка. Поделать она ничего не могла, чувствуя на шее холод меча архангела.
- Ты навсегда заклеймена позором, предательница,- зачитывал приговор Сариил.- Как только Смерть коснется тебя, ты окажешься в тюрьме, и не будет тебе спасения.
Малика закрыла глаза. Теперь ей уже все равно – окровавленный Рагнар тоже стоял на коленях, и один из карателей держал на его шее меч.
Вот она, смерть. Ее дыхание коснулось волос и щек Малики. Взмах, свист разрезаемого воздуха. Вспышка.

Она плывет. Словно песчинка, сносимая течением реки, легко и спокойно в ее водах, она плыла, ласкаемая теплом и покоем. Вот она, смерть.

«В чем Я найду вас, в том и буду судить вас»

© Copyright: Диана Литовка, 2014

Регистрационный номер №0202397

от 19 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0202397 выдан для произведения:

- Она пропала!- голосила Лиза, сидя перед шерифом.
- Когда именно?- представитель властей сохранял невозмутимость.
- Сегодня утром я зашла к ней в комнату, чтобы разбудить, как обычно. Кровать оказалась пустой. Я перевернула весь дом, всю улицу вверх дном, но нигде ее не было! Ее никто не видел!- миссис Вильямс уже давно переступила грань истерики.
- Успокойтесь, Лиза,- шериф оторвался от протокола.- Может быть, она просто отлучилась к подругам. Знаете, девочки любят устраивать девичники.
- Она бы предупредила меня!- вновь взвыла безутешная мать.
Все это время пастор Вильямс сидел, сохраняя молчание. Только сжимал руку своей безутешной жены.
- Она бы действительно предупредила,- заговорил он.- Вы же знаете наше Габи, шериф Сторм. Все ее знают.
- Она подросток,- возразил Сторм.- От них можно чего угодно ожидать.
- Мы только просим: помогите нам, шериф,- Ричард выглядел уставшим, словно не спал несколько ночей. Его плечи опустились, лицо осунулось.
Лиза продолжала всхлипывать.
- Мы сделаем все, что сможем,- кивнул шериф.- Идите домой, успокойте жену. Скоро Габи вновь будет дома, вот увидите.
- Дай-то Бог…,- покачал головой пастор.
Он осторожно взял жену под руку, и они вдвоем медленно вышли из кабинета.

 

Авернус, озеро вблизи Путеоли, в Южной Италии на самом деле является кратером потухшего вулкана. Люди слагали о нем легенды, якобы это озеро не что иное, как вход в Ад. В пору активности вулкана над озером скапливался сероводород. Птицы, на свою беду пролетающие над озером, падали замертво.
Как выяснилось, древние были не так уж и далеки от правды. По всей Земле разбросано множество врат в глубины Ада, и озеро Авернус было одним из них.
Теперь озеро уже не пугало мертвыми птицами и нестерпимой вонью, но своих свойств оно не изменяло.
- Ты готова?- Рагнар сжал руку любимой.
- Да,- Светлая пыталась сказать это как можно увереннее.
Рагнар посмотрел на Малику, а потом просто сделал шаг в синие глубины. Малика последовала за ним.
Вода оказалась приятно теплой. Рагнар не отпускал Светлую, увлекая ее за собой в темные глубины. Малика не колебалась. Теплая вода по мере погружения снижала градус своей приветливости. Рагнар упорно двигался ко дну, Малика не отставала. Они плыли долго, к счастью, обоим не требовалось пополнять запасы кислорода.
Показалось дно. Каменистое, кое-где с трещинами, из которых вверх поднимались пузырьки. Рагнар теперь сменил направление, ведя Малику параллельно дну. Он не сбавлял темпа, широкими движениями рук продвигаясь вперед. Вода становилась все холоднее, обжигая кожу плывущих. Малика старалась не отставать от Темного, совершая почти такие же широкие махи руками. Вот показалась какая-то пещера, совсем небольшая и почти незаметная. Рагнар обернулся к Малике и кивком головы указала на распахнутый зев. Малика ответно кивнула, и они вместе юркнули внутрь.
Пещера оказалась достаточно длинной, цилиндрической. Малика не знала, вниз она ведет или вверх. Наконец, забрезжил свет. Малика пригляделась: свет отличался от того, какой был на дне озера. Авернус светился едва приметно, там царил полумрак.
Пятно света на выходе из пещеры было ярким бликом солнца. Оно плыло и волновалось. Рагнар сделал несколько махов руками, чтобы быстрее достигнуть света. Пятно с каждой секундой приближалось, и, наконец, демон достиг выхода из пещеры, взяв за руку Малику.
Губ коснулась соль. Малика никогда не ходила дорогой в ад, поэтому для нее это было впервые. Она вопросительно посмотрела на Рагнара, но тот лишь кивнул, успокаивая ее.
Солнце бликовало на водах океана. Малика знала, что этим водам нет названия, они не обозначены ни на одной из человеческих карт. В Райских Садах он назывался «Океаном на краю Света».
Хозяином этих вод было чудовище, именуемое Левиофаном. Пожирая души грешников, он затаскивал их в ад. Пасти Левиофана состояли из множества острых, как бритва, клыком в несколько рядов. Тело же было покрыто каменной чешуей, такой прочной, что ни один меч не смог бы разрубить ее или причинить вреда.
Рагнар все еще держал Малику за руку. Она уже было ринулась вверх, но остановил ее, отрицательно качая головой. Малика опустилась до его уровня и замерла, ожидая сама не зная чего.
Внезапно вода задрожала. Светлая с тревогой посмотрела на возлюбленного, но тот лишь кивнул головой, призывая оставаться на месте. Малика продолжала неподвижно висеть в толще воды, которая вновь принялась дрожать. Малика почувствовала липкий холод, который исходил то справа, то слева, то снизу. Внезапно краем глаза Светлая заметила огромную тень, движущуюся прямо на них. Тень двигалась медленно, словно лениво. Малика повернулась в ее сторону, и как только ей удалось разглядеть движущийся на них предмет, ее глаза расширились в ужасе.
За все тысячелетия своего существования она ни разу не видела столько ужасного создания. Левиофан, а это был именно он, действительно обладал каменной чешуей, которая мерцала в воде, непонятно откуда ловя блики света. По мере его приближения Малика могла детально разглядеть существо. Левиофан имел удлиненное тело, совершенно лишенное плавников и каких-либо других конечностей, за исключение колючего гребня, начинающегося на лбу и идущего по длине позвоночника. Чудище заканчивалось змеиным хвостом, извивающимся и дергающимся. Он волновал воду и продвигал тело вперед. Уродливая морда с шестью маленькими глазками в два ряда заканчивалась миллиардами сцепленных меж собой клыков. Они росли совершенно в разные стороны, переплетаясь между собой косым частоколом.
Малика дернулась, но Рагнар уверенным движением прижал ее к себе, не давая возможности скрыться. Вода дрожала все сильнее, яростнее, дрожь переходила в рев. Малика вжалась в Рагнара, но в последнюю секунду все же обернулась назад. Увиденное ею навсегда отпечаталось в мозгу Светлой: Левиофан открыл сначала первую пасть, из которой вырвалась еще одна, потом еще и еще. Вода заревела, зарычала, сотрясаясь, словно от землетрясения, вот-вот готовая породить цунами. Малика почувствовала, как их подхватывает воронка и, кружа в бешеном вихре, бросает прямо в пасти чудовища, неумолимо приближая конец.
Малика открыла рот, чтобы закричать, но ее вопль утонул в реве и грохоте. Потоками морской воды их затянуло прямо внутрь чудовища. В нос ударил нестерпимый смрад, выедая глаза. Малика прижалась к Рагнару, разрываемая ужасом происходящего. Демон сжал любимую еще крепче.
Внезапно наступила тишина. Она давила на уши еще сильнее, нежели недавний грохот и рев. Малика открыла глаза, но тьма снаружи оказалась еще непроницаемей. Она была липкой и густой, словно патока. Смешанная с тишиной, она заливалась в уши и глаза. Малика чувствовала невесомость, словно она висела в пространстве. Единственным ощущением было лишь касание Рагнара к ее руке. Малика попыталась что-то сказать, но у нее ничего не вышло. Сквозь эту тишину не смог прорваться звук ее голоса, захлебнувшись безмолвием.
Вдруг невесомость сменилась ощущением легкого движения. Ее словно тащили куда-то вперед. Малика прислушалась к ощущениям – так и есть, ее тащат. Сопротивляться было бесполезно, и Светлая лишь покорилась.
Тьма постепенно расступалась, нарушаемая бликами красного света. Они вспыхивали то сверху, то снизу, то слева, то справа. С каждым разом всполохи были ярче и больше предыдущих, но освещали они лишь пустоту. Сколько Малика так плыла, она не знала. Может быть секунды, а может сотни лет. Понятие времени потерялось в бесконечной пустоте, царящей вокруг.
Вот ее ноги коснулись горизонтальной поверхности. Малика смогла твердо встать, но стоять ей не позволили, все так же направляя вперед. Рядом с ней шел Рагнар, так же движущийся вперед. Всполохи загорались все ярче, горели все дольше. Малика пыталась разглядеть изменения, и они действительно были: пустоту сменила каменистая почва. Все совершено голое, никакой растительности или животных. Вместо неба зияла черная бездна, которую протыкали скалы.
Вот над головой вновь загорелся красный шар, но он уже не угасал, словно солнце, двигаясь вместе с путниками.
Малика смогла вдохнуть. Воздух был тяжелым и едким, в горле остался кислотный налет. Светлая закашлялась, но не остановилась ни на секунду.
Время все еще не появлялось. Малика пыталась считать шаги, но каждый раз, доходя до многотысячной отметки, останавливалась и начинала заново.
Рагнар молчал, Светлая тоже не проронила ни слова. Они шли и шли, не останавливаясь, вокруг ничего не менялось – все та же каменистая почва, скалы и красное солнце, висящее над головой.
Вдруг воздух стал еще тяжелее, горячее с каждым шагом. Малика начала задыхаться.
- Еще немного,- прошептала Рагнар, сжимая ее руку в своей.
Малика вдыхала раскаленный воздух и упорно двигалась вперед, не сопротивляясь силам, ведущим ее. Впереди показались блики пламени. Так вот почему воздух становится горячее. Малика посмотрела на Рагнара и вновь устремила взгляд к горизонту, где ее уже поджидала судьба.

 

Коцит струился языками пламени. Волны поднимались и опускались, овевая горячим дыханием берега, поросшие редкими кустарниками, которые выглядели ужасающе: ломаные ветви были совершенно черны от сажи, но сплошь покрытые острыми шипами, на которых блестели крошечные капли яда, листва отсутствовала. Только округлые плоды свисали с ветвей. Казалось, что внутри этих адских яблок струится лава, переливаясь и отбрасывая блики. Меж плодов и шипов кусты обвивали змеи. Они внимательно следили за путниками, издавая тихое, но хорошо различимое шипение. Под ноги Малики то и дело бросались огромные жабы. Их кожа, покрытая язвами, сочилась ядом, некоторые угрожающе выставляли шипы. Завидев же Рагнара, монстры мгновенно отступали в тень, злобно пуча свои красные глаза.
Наконец, демон и Светлая вплотную подступили к реке. Малика чувствовала, как от жара плавились ее ресницы и брови.
- Я пойду с тобой,- выдохнул Рагнар.
Светлую обуял ужас. Она представляла, какую боль испытает, окунувшись в реку. Повернувшись к Рагнара лицом, она дрожащими губами прикоснулась его губ, словно прося сил и помощи. Ее руки коснулись смоляных волос демона, но тут же опали вниз, словно без сил.
- Я люблю тебя,- промолвила Светлая, как будто молитву.
- Я люблю тебя…,- ответил Рагнар.
Малика повернулась к реке лицом и смело шагнула в полыхающую глубину. Пламя, словно живое, обвилось по щиколоткам, заползая выше. Рагнара река впустила спокойно.
Каждый шаг давался с трудом. Боль, которую Светлой дарила река, невозможно было описать. Малика согласилась бы тысячи раз быть пронзенной мечами Тьмы, раскрошенной ими на куски. По сравнению с этой та боль казалась сладким сном. Она бы согласилась на это, только бы избавиться от мук, подаренных ей рекой.
Огонь карающими жалами протыкал кожу, пробирался под нее, выжигая все на своем пути. Малика шла, погружаясь все глубже в адские муки. Вот она уже погрузилась по колено, по бедра, по талию. Все смешалось в единое целое, ничего не осталось, кроме жрущей, жгучей боли, лишающей разума.
Пламя с ревом врывалось в тело, горели волосы, крылья. Малика сама превращалась в пламя, сливаясь с рекой. Кричать она не могла, не могла вздохнуть. Только идти, толкаемая течением и Рагнаром, которого она уже не чувствовала.
Загорелись глаза, горло, легкие. Вот пламя забилось в груди, обвивая сердце шипящим кольцом. Свет, который струился по венам от сердца, захлебывался в огне, не имею сил бороться. Пламя беспощадно жгло, въедалось, грызло и плавило все на своем пути. В голове поднялась буря, она ревела, оглушая изнутри. Боль с жадностью высасывала из тела все чувства, вытесняя их, заполняя пространства собой.
Внезапно что-то поменялось. Малика все еще горела, все еще плавилась, но вдруг будто включили свет. Теперь она могла видеть, в голове начали носиться мысли, так, как и всегда. Боль осталась, но осталась только она, окончательно затмив, раздавив все, что было до нее.
Малика огляделась. Она все еще двигалась, но уже полностью погруженная в толщу реки. Светлая могла видеть себя, свои руки, тело. Когда-то белая кожа теперь приобретала красновато-коричневый оттенок, постепенно, но верно сгущая краски. Свои крылья Малика чувствовала и даже смогла ими взмахнуть, волнуя пламя вокруг, но они казались легче прежних. Боль не отступала, но ее теперь можно было терпеть. Скрижальные надписи постепенно гасли и исчезали, зарастая, но на месте их тут же появлялись новые письмена, загораясь ярко-красным.
Кончики пальцев удлинялись и заострялись, превращаясь в когти.
Малику вдруг перестало тащить течением, и она просто замерла на месте. Внутри что-то резко дернулось, у самого сердца. Движение было таким сильным, что ее тело выгнуло. Толчки продолжались, один сильнее другого.
Толчок. Толчок. ТОЛЧОК. Еще. Еще. ЕЩЕ. Малике казалось, что ее сейчас просто выдавит изнутри, но внезапно от самого сильно толчка ее резко выбросило вперед, вытягивая из вод Коцита прочь.
Малика резко вздохнула и закашлялась, встретившись грудью с твердым берегом реки.
Воздух уже не казался едкой отравой, наполняя легкие бальзамом. Малика огляделась. Все было прежним, таким же, как и в момент ее входа в реку: ломаные кусты, змеи, жабы. С одной лишь разницей – на нее никто не кидался, отступая в тень так же, как от ее спутника.
Малика встала на ноги, которые слегка дрожали. Боли больше не было, она утихла в момент, когда Коцит перестал касаться огнем кожи Малики. Зато в нутрии царила пустота. Там, где раньше билось и светилось сердце, не было ничего. Тишина, густая, тяжелая, клубящаяся темнотой.
Теперь на месте Светлой стояла демонесса, взмахивая темными кожистыми крыльями.
- Малика…,- осторожно позвал Рагнар.
Темная резко обернулась на голос, встречаясь взглядом с любимыми глазами. В груди что-то шелохнулось, волную пустоту, царящую там, сжимая кольцами тишину. Малика резко выдохнула и больше не смогла вздохнуть. Внутри вдруг выросло что-то большое, заполняющее пространство. Нет, она не пуста, Рагнар не пуст.
У них все еще есть их любовь.

 

Рагнар обнял Малику, глядя в непривычно желтые глаза любимой. Они шли дальше, углубляясь во владения Тьмы.
- Что нам делать дальше?- Малика нервничала, озираясь по сторонам.
- Сейчас мы идем к Загану,- вздохнул Рагнар.- Я командую одним из его легионов, поэтому и отвечать мне нужно перед ним.
- Зачем нам к нему?- Малике совсем не хотелось видеть Загана.
Перед глазами Малики встал огромный бык с крыльями грифона – истинный облик этого демона. Темная вздохнула, но все же продолжала идти вслед за Рагнаром.
- Ты же не можешь быть безымянной,- хмыкнул Рагнар.- Нас тоже посвящают. Это как крещение для Светлых. Вы ведь уже пересекались с Заганом, не так ли?- Рагнар внимательно посмотрел на Малику.
- Было дело,- пожала плечами Малика.
Они продолжили идти, но уже молча.

Пейзаж постепенно менялся. Растительность становилась разнообразнее, но имела все такой же зловещий вид: ядовитые шипы, словно налитые кровью плоды, изломанные ветви и стволы. Малика то и дело запиналась за торчащие из обезвоженной почвы корневища. Рагнар успевал подхватывать демонессу, не давая ей упасть.
Тишину разрезал громкий визг. Малика шарахнулась в сторону, и если бы не сильные руки возлюбленного, опять удержавшие ее, она бы упала ниц.
- Что это?- Малика испуганно посмотрела на Рагнара.
- Малика, ты будто только что родилась,- хмыкнул он.- Это грешники…
И тут Малика увидела это.
Лес. Деревья исполинских высот покачивались на ветру, играя огненными кронами. Почти неслышный шепот огня опять перекрыл ужасный, леденящий вопль. Темная вздрогнула. Чем ближе они подходили к лесу, тем чаще в них летели крики, вонзая кинжалы ужаса. Малика пригляделась: на деревьях, подвешенные крючьями за самые разные части тела, висели люди. Их обнаженные тела извивались и корчились, когда огонь облизывал бугрящуюся ожогами, пузырящуюся, словно жидкую, кожу.
Малика шумно сглотнула. Она знала все адовы муки наперечет, но видела их собственными глазами впервые.
Вот они вошли в лес. Рагнар первым вступил в полыхающее море, и Малика уже успела испугаться, что огонь будет терзать и его, но демон протянул руки навстречу пламени, и тот принялся играть крошечными язычками сначала на руках Темного, а потом распространяясь по всему телу.
Пространство заполнял визг, хохот и множество звуков, названия которым Малика даже не знала. В огне проскакивали силуэты каких-то фигур. Рогатые, крылатые, двухголовые тени то и дело проскакивали мимо. Малика еще не видела свое отражение, и очень надеялась, что она выглядит не столь отвратительно.
Они шли по лесу, продвигаясь меж пылающих ветвей. Малика старалась не касаться обнаженных тел, которые то и дело встречались на пути. Грешники что-то шептали ей, но она старалась не вслушиваться в эту вязь бесконечных слов, чтобы не сойти с ума.
Меж деревьями показались просветы – лес редел и заканчивался. Они вышли на огромное, до самого горизонта, поле. Нет, оно не было голым. Все уставленное котлами, под которыми пылали костры, оно представляло собой еще одну тюрьму для грешных душ. И вновь пространство, наполненное криками боли, звуками бурлящей смолы, запах гари и пропитанный муками воздух.
Рагнар крепко держал Малику за руку, то и дело посматривая на возлюбленную. Малика только молча шла, опустив голову. Ей не хотелось разговаривать, только двигать вперед, лишь бы миновать все эти ужасы скорее.
Котлы сменялись дыбами, дыбы – крючьями, а потом все снова по кругу. И вокруг бесконечные крики, хохот и боль.
Казалось, этому нет конца и края, но вот на горизонте замелькали какие-то блики. Малика присмотрелась, но видела лишь рыжее зарево на бесконечно черной бездне неба.
- Мы почти пришли,- шепнул Рагнар.
Малика лишь кивнула. С каждым шагом зарево приближалось. Темная не знала, что ждет их у горизонта, но подозревала, что ничего хорошего.
Поле оборвалось бездной. Она растягивалась направо и налево, в бесконечность. Заревом на горизонте были блики все того же пламени. Оно полыхало внизу непроницаемой стеной, двигалось, словно живое. Малика посмотрела вниз. Да, пламя было живым. Не таким, какое лизало стволы деревьев, или днища котлов. Пламя в бездне колыхалось силуэтами душ. К краям бездны тянулись руки со скрюченными, раскаленными пальцами. Океан огня волновался, словно желе, бушуя и разбиваясь о стены своей тюрьмы.
Малика взглянула вперед. Пламя уходило до горизонта, но прямо над этой бездной словно зависнув в воздухе, парил замок. Самый настоящий, со шпилями и башнями.
- Мы пришли,- Рагнар вновь нарушил их безмолвие.
- Как мы туда пройдем?- Малика огляделась: не было ни мостов, ни каких-то других средств, чтобы попасть к замку.
- У тебя есть крылья,- напомнил демон,- а я пойду пешком.
Все было так просто с его слов. Малика вздохнула и взмахнула своими новыми, непривычными крыльями. Кожистые, перепончатые, они завибрировали, но легко подняли хозяйку вверх. Малика медленно направилась через бездну, стараясь не смотреть вниз.
Рагнар же просто шагнул вперед. Он не канул в огонь, но, наоборот, огонь подался вверх, выстраиваясь мостом, выгибающим спину под ноги Темного.
Жар бросался в лицо, но Малика продолжала лететь. Вот уже под ее ногами площадь. Пару взмахов крыльями, и Темная уже стояла на ногах. Рагнар встал рядом, переплетая пальцы с пальцами любимой.
- Не бойся,- он потянул ее за собой вперед.
- Не боюсь,- хмыкнула демонесса и последовала за Рагнаром.

 

Малика пригляделась. Нет, зрение ее не обманывало – стены замка сплошь состояли из человеческих скелетов. Вздрогнув от отвращения, Малика прошла арку входа, и они оказались во внутреннем дворе. Совершенно пусто.
- Нас уже ждут,- хмыкнул Рагнар.
Словно по волшебству, от его слов распахнулась огромная дверь, открывая зев главной башни. Темные нырнули внутрь, оказавшись в кромешной тьме. И опять, словно по щелчку пальцев, на стенах заполыхали факелы, освещая путь. Они пересекли зал, размеры его Малика не могла определить, потому что свет лишь обозначала узкую дорожку, в остальном пространстве царила тьма.
Вот показались ступени. Темные сделали шаг на первую, и вдруг пространство сначала резко растянулось, затем сузилось, и Рагнар с Маликой уже стояли в ярко освещенной большой комнате. Гладкие стены были увешаны картинами и коврами. На полу так же лежал огромный ковер, на середине комнаты стоял большой стол, за которым сидел…
Человек. Одетый в деловой костюм, он восседал на стуле с высокой резной спинкой, что делало его похожим на трон.
- Заган,- Рагнар почтительно кивнул.
Малика же просто посмотрела в глаза демона, уловив в них красные блики.
- Я ждал вас,- Заган встал и обошел стол. Руки он сцепил за спиной.
Малика внимательно наблюдала за каждым жестом одного из руководящих демонов.
- Мы пришли…,- Рагнару не дали договорить.
- Как ты посмел?!- голос Загана начал двоиться, напирая на уши, надавливая на виски.
В голове Малики полыхнула боль, но она смогла выстоять. Рагнар тоже продолжал стоять прямо.
- Ты, червь, ослушался меня!- продолжал наступать демон.- Ты будешь за это наказан! Ты привел шпионку в наши чертоги! Как будто и без нее их здесь мало!
Рагнар молчал, не смея перебить предводителя.
- Я рассчитывала до последнего, что ты одумаешься, Рагнар, но, кажется, я ошибался,- голос Загана перестал двоиться.
- Тогда почему ты позволил нам прийти к тебе? Почему не послала легион нам навстречу?- Рагнар вскинул голову.
- Вы пришли ко мне по доброй воле,- расхохотался Заган.- Ты в самом деле рассчитывал, что я посвящу ее? Никогда я не позволю Светлой быть ко мне настолько близко!
Малика вздрогнула. Кажется, Рагнар действительно просчитался.
- Она потеряла свою благодать, когда перешла Коцит,- возразил Рагнар.
- Глупый червяк,- выплюнул Заган.- Она использует тебя. Светлые снова жаждут войны!
- Это неправда!- не выдержала Малика.- Они всегда пытались сохранить мир. Это вы жаждите крови людей и Светлых! Нам это не нужно!
Заган сделал шаг в сторону Малики и резким движением поднял ее подбородок.
- Ты не достойна говорить со мной, ничтожная!- он шипел.- Твоя голова полетит первой!
Тут он посмотрела на Рагнара.
- А ты собственноручно отрубишь ее…
Глаза Рагнара распахнулись.
- Нет.
- Тогда я передам вас обоих Светлым Стражам. Они уже давно ждут вас наверху,- пригрозил Заган.- Рагнар, ты был моим лучшим командиром. Как мог, ты, самый преданный, изменить Тьме?
- Она пожелала встать на нашу строну благодаря мне,- ощерился Рагнар.- Это ли не самое большое подтверждение моей верности Вам, Господин?- последние слова он сказал с действительным уважением.
- Я уже говорил – нам не нужны шпионы Света!
- Она не предаст нас!- Рагнар не сдавался.
- Откуда ты знаешь?
- Потому что я люблю его…,- в глазах Малики мелькнула мольба.
Заган цокнул языком и участливо посмотрел на Малику.
- Милая, маленькая Светлая, ты действительно думаешь, что я поверю тебе? В вас тысячелетиями воспитывали ненависть к таким, как мы. И вдруг ты полюбила Темного? Ты, Светлая?!- демон сильнее сжал подбородок Малики.- Ложь так легко срывается с твоих губ…
- Она не лжет!- резким движением руки Рагнар скинул пальцы Загана с подбородка Малики.
Глаза Загана полыхнули гневом.
- Вас казнят на рассвете.
Безапелляционно, четко.
- Ты должен нам поверить, Заган,- попытался Рагнар.
- Но я не верю…

Темнота. И лишь касание его рук.
- Что с нами будет?
- Прости меня, Малика,- шепот Рагнара совсем рядом.- Я просчитался. Все пошло совсем не так, как я рассчитывал.
- Ты думал, что он обрадуется предательнице?- Малика отчаянно пыталась увидеть лицо любимого.
- Да…
- Отсюда возможно вырваться?
- Я не знаю…Нет,- Рагнар не представлял, как это возможно.
Свет. Слепящий, разрывающий тьму.
- Что это?- Малика отвернулась в сторону, ослепленная.
Рагнар попытался закрыть собой любимую, но свет наступал со всех сторон. Тьма растворялась. Растворялось все вокруг. Они сами терялись в этих лучах, постепенно теряя друг друга.
- Малика!
- Рагнар…
Крики захлебнулись и затихли. Тьма вновь захлопнулась, но уже вокруг пустоты.

- Не бойся…
Шепот. Малика с трудом разлепила веки.
- Где я?
- В лесу,- совсем рядом знакомый голос.
- Кто ты?
Смех.
- Ты уже задавала мне этот вопрос.
- Это ложь. Ты не хранитель…
- Тогда кто же?
- Я не знаю.
Малика встала. Все было по-прежнему в ее облике после перерождения. Рагнар лежал ниц на траве в нескольких шагах от нее. Она подбежала к демону, переворачивая его на спину. Темный глубоко вздохнул и открыл глаза.
- Где мы?
- В лесу,- пожала плечами Малика.
- Кто это был?
- Это…,- Малика оглянулась, но взгляд скользнул лишь по траве и деревьям – они были одни.
- Нам нужно бежать,- вдруг спохватился Рагнар.
Поздно. Деревья зашумели ветром, вдруг запутавшимся в листве. Снова свет, но яростный, прозрачный. Малика закрыла их крыльями.
- Нам с ними не справиться,- ее обреченный шепот.
Рагнар коснулся ее нежной щеки.
- Я вечно буду с тобой.
Легкое касание губ.
- Сдавайтесьбез боя!- приказ прозвучал резко.
- Сариил,- Малика медленно встала.
Она была безоружна и беспомощна. Оружие есть лишь у посвященных. Рядом уже стоял Рагнар, держа в руках полыхающий меч.
Архангел лишь ухмыльнулся. За его спиной стол целый легион карателей, жаждущих возмездия.
- По чьему приказу вы действуете?- вдруг поинтересовалась Малика. Она просто пыталась потянуть время.
- Нам не нужны приказы! Предателей необходимо карать!- голос Сариила взвился до небес.
Это конец. Малика и Рагнар понимали это.
- Я голова принять вашу кару,- Малика вдруг выступила вперед.- Я безоружна. Но, заклиная всеми святынями мира, не карайте его. ОН НЕ ВИНОВЕН!
- Это решать нам,- Сариил сжал меч в руке.- На колени предательница.
Малик послушно опустилась на колени. Рагнар же не спешил сдаваться. Он ринулся на врага, утопая в гуще лязганья мечей и копий.
Малика, стоя на коленях, смотрела, как ее возлюбленного пронзают мечами. Для легиона демон был, что мошка. Поделать она ничего не могла, чувствуя на шее холод меча архангела.
- Ты навсегда заклеймена позором, предательница,- зачитывал приговор Сариил.- Как только Смерть коснется тебя, ты окажешься в тюрьме, и не будет тебе спасения.
Малика закрыла глаза. Теперь ей уже все равно – окровавленный Рагнар тоже стоял на коленях, и один из карателей держал на его шее меч.
Вот она, смерть. Ее дыхание коснулось волос и щек Малики. Взмах, свист разрезаемого воздуха. Вспышка.

Она плывет. Словно песчинка, сносимая течением реки, легко и спокойно в ее водах, она плыла, ласкаемая теплом и покоем. Вот она, смерть.

«В чем Я найду вас, в том и буду судить вас»

Рейтинг: 0 181 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!