ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Мистическая коробка

 

Мистическая коробка

11 февраля 2012 - HitriyHit

     Прозвенел звонок. Большие железные двери средней школы с грохотом распахнулись, и на улицу выбежали трое подростков. Они напоминали беглецов, которые только что вырвались из плена, где их продержали целое утро. Оказавшись на свободе, один из них плюхнулся на тонкую периллу, обрамлявшую крыльцо, и поехал вниз. Доехав до середины перил, он закричал: «Кармэло Энтони делает шикарную передачу прямо под кольцо!» и бросил баскетбольный мяч долговязому парню, который был полностью увлечён прыжками через ступеньки. Летящий со свистом красный мяч сделал в воздухе широкую дугу и словно застыл. Увидев его, долговязый парень от неожиданности споткнулся и, беспомощно взмахнув в воздухе руками, упал на мокрый асфальт, исхитрившись в последнюю секунду вырвать из воздуха шершавый мяч. «Браво!» - воодушевлённо произнёс рыжий подросток и громко рассмеялся. Он стоял в стороне. Осенний ветер растрепал его огненные волосы, а лучи солнца озарили белое лицо, усеянное веснушками.

- Ребят, я в классе сменку забыл! – выпалил рыжий подросток и исчез в дверях школы.

    В этом был весь Сэм - шустрый, весёлый и очень рассеянный парнишка. Его карие глаза не останавливались ни на секунду, постоянно бегая из стороны в сторону, как будто выискивали что-то необычное, некую находку.

- Торопись рыжик-пыжик, а то Бен Козлински спустит твою сменку в унитаз! – кинул ему вдогонку поклонник баскетбола и спрыгнул с перил прямо в большую лужу. Брызги разлетелись в разные стороны. Посмотрев на их полёт, он невольно улыбнулся и подошёл к долговязому парню. Тот, наклонившись, усиленно тёр брюки, стараясь их очистить от хлопьев грязи, которые  впились, как пиявки. Потом он поднял голову и робко сказал:

- Слушай, Майк!

- Да, Джонни? – посмотрел на него вопросительно парень в чёрной кожаной куртке.

    Майкл Бёртон – лидер их тройки. Серьёзный, умный и, пожалуй, единственный парень в школе, который осмелился треснуть рюкзаком по спине Бену Козлински, когда этот детина дёргал за косички Бетти из параллельного класса. Отчего девочка пронзительно кричала, а собравшиеся зеваки, наблюдавшие за происходящим, предвкушали, что ещё чуть-чуть и её белокурая голова с треском оторвётся от шеи и улетит в неизведанном направлении.

- Я хотел с тобой поговорить, - замявшись, сказал Джон

- Если ты насчёт этого случая! – показывая на ступеньки, сбивчиво заговорил Майк – Я, действительно, не хотел, точнее я хотел, но не думал, что ты упадёшь. Извини!

- Я о дру… - хотел что-то важное сказать высокий парень, но в это мгновенье появился Сэм, радостно размахивая синим пакетом, из которого торчал белый кроссовок, и Джон замолчал.

    С ветки сорвался жёлтый листик и, кружась в воздухе, стал плавно опускаться на тротуар. Джонни стукнул по нему мячом. Тот со звоном отскочил, пригвоздив лист к асфальту. Потом ребята разбежались по всему школьному двору, перекидываясь мячом. Каждый из них пытался продемонстрировать своё мастерство и доказать другим, что он лучший. Большие рюкзаки подпрыгивали на их спинах в такт резким движениям, а ноги шлёпали по лужам. Перехватив у Сэма мяч, Майк ловко прокинул его между ног, сделал несколько стремительных шагов вперёд и остановился. Перед ним возникла баскетбольная площадка. Она казалось одинокой и брошенной. Большие зелёные щиты промокли и отсырели по краям от частых дождей. На красных покосившихся кольцах безжизненно болтались оборванные верёвки. Слабый ветер медленно раскачивал их, а металлические шарики на кончиках верёвок беззвучно соприкасались. Майк задумался и вспомнил сегодняшний матч, который они проиграли с разгромным счётом 88:25, глубоко вздохнув от боли и разочарования. К нему подошли друзья и посмотрели на площадку. Она не изменилась. Только белые разметочные линии стали ярче, выступив из воды. Каждый из них подумал о злополучном матче и утешил себя мыслью, что в следующий раз это не повторится. Потом Майк подпрыгнул, поправляя рюкзак, и они поплелись домой.

- Джонни каланча, а Джонни каланча? – затарахтел Сэм, издавая слабый свист.

    Строение его зубов походило на  решётку радиатора, через которую со свистом проходил воздух, когда машина разгонится до приличной скорости, поэтому речь Сэма казалась забавной, напоминая суслика из известного мультика.  И всё это при условии, что ты его видишь очень редко, а если тебе приходится с ним общаться каждый день, то этот свист начинает сильно раздражать, но они привыкли и потому не обращали на эту особенность никакого внимания.

- Отвали, - явно не желаю общаться, буркнул долговязый.

- Ну, Джонни каланча! – и не думал униматься рыжий бесёнок.

- Что тебе надо? – понимая, что так просто от него не отвязаться, поддержал разговор Джон.

- С тобой в последнее время что-то происходит, - подняв указательный палец вверх, сделал вывод Сэм - Вот и сегодня на игре ты стоял под кольцом, точь-в-точь как наша математичка, когда увидела большого паука, который вылез из коробки Томми прямо на уроке и медленно пополз под шкаф.

    В это время Майк, забыв про друзей, быстро проводил ключом по чёрной высокой ограде, которая окружала школу, наслаждаясь своеобразной музыкой собственного сочинения. Он настолько увлёкся этим занятием, что стал подпевать одну из песен Эминема в такт звонкому лязгающему звуку. Однако, услышав про математичку, быстро бросил ключ в боковой карман кожаной куртки и вмешался в разговор.

- Кажется наш, малыш Джонни, втюрился! – растягивая каждое слово, констатировал он – Я даже предполагаю в кого.

    Лицо Джонни моментально налилось краской. Ему сразу захотелось оправдаться, убедить друзей, что это совсем не так. Они глубоко заблуждаются. Такого просто быть не может! Его бурная речь сопровождалась бы целым набором своеобразных жестов. Только Джонни был не таким парнем. Всегда тихий и скромный, он бы не стал отстаивать свою точку зрения, даже если бы она была единственной, истинно верной. Вместо этого он опустил глаза. Он это сделал ещё, потому что Майк был прав, прав в том, что он окончательно и бесповоротно втрескался. Майк никогда не был болтуном, но если он что-то говорил, то всегда попадал в  яблочко. Временами это пугало.

- В кого, в кого??? – с азартом залепетал Сэм, его свист стал перерастать в ультразвук. – Случайно ни в задаваку Ненси со второй парты?

- Да нет же, дубина, - расхохотался Майк. Потом он быстро обхватил одной рукой Сэма за шею, а вторую сжал в кулак и начал усиленно натирать его рыжие кудри, которые так и полыхали. А когда Сэмми вырвался, добавил – В Джейн О'Корнел!

- В ту самую? – удивлённо произнёс рыжий, посмотрев сначала на Майка и потом на Джона.

- В ту самую Джейн О'Корнел, которая живёт в соседнем доме, но наш великой центровой стесняется с ней познакомиться, - смаковал Майк.

    К этому моменту Джонни начал превращаться в комок жалости. Если несколькими минутами ранее он напоминал сочный красный помидор, то сейчас его кто-то лихо приложил мешком с мукой по лицу. Тихий и скромный парень, всегда отличавшийся невероятным терпением, сейчас сдал и просто не мог больше выслушивать дибильные подколки и насмешки друзей. Его мозг кричал, заливаясь пожарной сиреной: Джонни, рви когти! Скорей!

- Ребят, я спешу. До завтра! – невнятно пробормотал Джон. Они его не услышали, потому что были увлечены обсуждением той самой Джейн О'Корнел.

    Заморосил дождь. Возле школы прогремел гром, и ветер моментально принёс свинцовые тучи. Через несколько минут сверкнула молния, и дождь усилился. Дойдя до перекрёстка, долговязый парень посмотрел на светофор. Потом  завернул за угол и побежал, ринулся изо всей сил, домой.

 

    Повернув ключ в двери, он зашёл в дом. К тому моменту истерика души прекратилась, и Джон стал постепенно приходить в себя. Мир снова наполнился яркими красками, и всё стало просто замечательно, если не считать слова друзей, которые прочно засели в его голове. «Вот Майк, скотина» - подумал Джонни, сжав кулаки.

- Мам, это я, - радостно, пытаясь скрыть случившееся, проронил он

- Привет, дорогой. Как матч прошёл?

- Проиграли, отдав всего несколько очков, - соврал Джон

- И как же вас угораздило проиграть, - рассмеялась миссис Ламберт – И комууу - историкам, которые торчат днями за книжками и даже не знают, что такое спортзал.

- Понятья не имею, что с нами произошло, - сокрушённо ответил Джон, повесив голову

- Не расстраивайся, это им просто повезло. В следующий раз выиграете. Я тут испекла оладьи. Буд… - посмотрев на сына, хотела сказать миссис Ламберт, но вскинув руки кверху, воскликнула – Милый, что у тебя со штанами? Ты что попал в трясину?

    Джонни совсем забыл про штаны, которые измазал возле школы. Сейчас его сознание занимала Джейн. В последнее время только она заполняла его разум, уютно расположившись там. Теперь он старался понять, как поступать дальше.

- Да нет же. Это я упал на школьном дворе, - прервав размышления, сказал Джон

    Миссис Ламберт не стала выспрашивать у сына, как это произошло. Она прекрасно знала своего Джонни. Это был уже ни первый случай. С ним постоянно что-то случалось: то утром ударится коленкой об стенку ванны, отчего моментально выскочит большой синяк, то, выбрасывая мусор, поскользнётся на ровном месте прямо перед домом и упадёт, то стукнется головой об стенку тумбочки, ворочаясь во сне. Вместо этого она командным голосом проговорила:

- Снимай их немедленно и брось в стиралку. Так ты будешь оладьи? – вспомнила она

- Нее, мам, спасибо. Я не голоден.

- Ну как знаешь, - обиженно промолвила миссис Ламберт

    Комната Джонни находилась на втором этаже, напротив ванной. Она была просторной и уютной. В дальнем тёмном углу располагался огромный шкаф, за стеклянной дверью которого хранились вещи от футболок до тёплых свитеров, а внизу стояла обувь, в основном кроссовки. Особое место занимали 3 баскетбольные формы, которые висели на почётном месте в середине. Их Джонни надевал в зависимости от соперника, с которым им предстояло играть. Если попадалась команда очень сильная, то это непременно должна была быть форма «Майами Хит», если соперником оказывался середнячок, то он обязательно надевал форму «Лос-Анджелес Лейкерс», а если слабая команда – «Чикаго Буллс». И как ни странно это помогало, точнее, придавала невидимую уверенность и спокойствие. Возле широкой кровати стояла с одной стороны тумбочка, а с другой компьютерный стол. Все стены были увешаны плакатами со звёздами НБА. На одном - Кармэло Энтони делает невероятный финт и обходит защитника, на другом Шакил О'Нил «рвёт кольцо», застыв в немыслимом движении. На входной двери во всю её ширину совершает бросок Коби Брайант в  трёх очковой зоне. Вот дверь неожиданно открываются, отчего по всему телу Коби пробежала дрожь, и, бросив рюкзак к шкафу, Джон падает на кровать. За окном стучит дождь, ему снится сон: «Широкие двери школы открываются, и он плавно входит в холл, обнимая за талию Джейн, которая прижимается к нему, улыбаясь. Они проходят мимо Сэма и Майка, у которых отвисли челюсти, а глаза вылезли из орбит. Несмотря на начало учебного дня в школе царит полнейшая тишина. Все жадно следят за счастливой парочкой. Бен Козлински со своей бандой стоит возле расписания и ухмыляется. Его лицо не выражает никаких эмоций, хотя глубоко внутри засела обида, которая медленно ворочается там, как червяк. Зазвенел звонок. Джейн становится на цыпочки и целует Джонни. Потом они расходятся по классам»  Когда он проснулся, была уже половина 8 вечера. Джонни принял решение прямо сейчас пойти и познакомиться с Джейн, чего бы это ему не стоило. Сбежав по ступенькам, он на ходу сорвал с вешалки синюю куртку и выбежал на улицу, решив заодно покончить с глупыми насмешками друзей. Вечер был тёплый. Огни фонарей отражались в тёмных лужах, а окно в соседних домах начали постепенно наполняться жёлтым цветом. Вплотную подойдя к одному из домов, он остановился и на мгновенье замешкался. Его начали одолевать сомнения, которые росли с невероятной скоростью. Пересилив свой страх, он надавил на звонок. Через несколько минут шторка, прикрывавшая дверь с внутренней стороны, открылась. Раздался скрип замка, и на крыльцо вышла девушка. Роскошные светлые волосы плавно спадали на хрупкие плечи, а в больших голубых глазах появилось недоумение. На ней было аккуратное красное платьице, перевязанное белым поясом. «Боже, как она прекрасна!» - подумал Джон. Он нервно переминался с ноги на ногу, и с трудом выдавил из себя:

- Здравствуй, Джейн!

- Привет, Джон, - ответила девушка, не отводя взгляд

- Ты даже знаешь, как меня зовут? – не скрывая собственного удивления, поинтересовался Джон

- Конечно, знаю. Ведь мы соседи и к тому же учимся в одной школе, - хихикнула она

- Джейн.

- Что, Джон? – поправляя волосы, спросила девушка

- Я хотел… - затянув, как старую шарманку, начал он – Я хотел. Ммм. Попросить у вас немного сахара, а то у нас кончился.

- Минутка – упорхнула Джейн, хлопнув дверью

 Потом она появилась, держа в маленьких руках небольшой пакетик с сахаром. Он напоминал магический порошок, который лениво пересыпался внутри из стороны в стороны.

- Вот держи, - Джейн бережно передала ему пакетик – Можешь не возвращать!

- Спасибо, - только и смог ответить Джон.

    Дверь хлопнула, и он остался один. Прекрасная Джейн О'Корнел исчезла, словно виденье. «Какой ещё сахар» - ругал себя Джонни, проклиная собственную неуверенность. Дождь зарядил основательно. Капли ожесточённо барабанили по крышам. Попадая в водосточные трубы, вода с диким рёвом вырывалась наружу, где разбиваясь об асфальт, стекала с тротуара и исчезала в темноте. Накинув капюшон на голову, Джонни шёл по улице. Он продолжал себя ругать за то, что был таким недотёпой, но с другой стороны – он был доволен, что увидел Джейн и впервые заговорил с ней. «Дальше, больше!» - воодушевлённо проговорил он и ускорил шаг.

 

    Семья О‘Корнел переехала из Оклахомы полтора года назад в это тихое и красивое местечко с романтическим названием «Розвелл». Это был своеобразный рекорд. Обычно больше года они нигде не задерживались. Инициатором частых переездов была миссис О'Корнел, которая была твёрдо убеждена в том, что её муж мало зарабатывает. Ей удавалось находить работодателей, заключать сделки прямо из воздуха, а потом «бах» и они уже были в другом городе, и это напоминало волшебство. Мистер О'Корнел археолог по образованию никогда не задумывался над своим заработком. Главное – это любимое дело, которое доставляло удовольствие. Джейн росла сама по себе. Мать её просто не замечала, вместо этого она целыми днями пропадала в обществе любителей женских романов, а вечерами смотрела шоу «Колесо фортуны», которое казалось бесконечным. Отец обожал единственную дочь, только проводить время вместе им редко удавалось, но каждую прогулку, каждый пикник Джейн хранила в памяти, как драгоценное воспоминание.  Она пришла к выводу, что этот тихий городок ей нравится. Пожалуй, по нескольким причинам. Во-первых, она училась в неплохой школе, во-вторых, у неё был симпатичный сосед, хотя немного странный и застенчивый. Только новых друзей завести, пока не удалось. Джейн нравилось жить в «Розвелле» и уезжать отсюда не хотелось.

 

    Школьная столовая размещалась в холле. Широкое, хорошо освещённое помещение, плотно уставленное круглыми столиками. В узких проходах между стульями, как по лабиринтам, блуждали голодные школьники. Майк с друзьями сидели в дальнем углу возле стенки, которая была изрисована чёрным маркером.

- Клёвая погодка сегодня. Может, сходим на пустырь? – предложил Джонни

- Отличная идея! – моментально подхватил Сэм

- Я тоже об этом подумал, - невнятно произнёс Майк, основательно прожёвывая чисбургер. С трудом проглотив большой кусок, он добавил – Сам хотел предложить, но Джонни меня опередил.

    «Джонни каланча дал стрекоча!» - раздался знакомый голос. Он звучал прямо над ухом. Конечно, этот голос принадлежал Бену Козлински, который восседал в центре столовой. «Джонни каланча дал стрекоча!»- повторили шестёрки Бена и зашлись диким хохотом. Казалось, что над ним смеялся не только Бен со своей сворой, а всё столовая. Джонни каланча дал стрекоча, Джонни каланча дал стрекоча раздавалось по всюду, сопровождаясь грохотом кулаков, опускавшихся на металлические столы. Джонни весь съёжился, закрыв уши руками. Он сразу вспомнил тот день.

 

    Это произошло три года назад. Только закончилась математика и в коридор высыпали толпы измождённых школьников. На их лицах сияла радость. Джонни и ещё несколько его одноклассников решили поиграть в фишки. Сев кругом, они принялись за игру. Раздавались хлопки фишек, которые переворачивались в воздухе. Через несколько минут, когда игра полностью захватила ребят, подошёл мальчик. Сначала он стоял в стороне, с живым интересом наблюдая за происходящим, а потом громко спросил: «Можно с вами?» Все подняли голову, в том числе и Джонни. У ребят сначала возникла мысль послать эту малолетку куда подальше, но, увидев красивые, только купленные фишки в его руках, с радостью приняли. До звонка ещё оставалось 5 минут. Джонни был умелым игроком, но сегодня игра не складывалась. Только удавалось наиграть несколько фишек, как он тут же их проигрывал, а потом вновь начинал отыгрываться. Фишки в его руках то убывали, но прибывали. Постепенно он нащупал игру. Настроение сразу повысилось. Джонни начал разорять ребят. Мальчик, который до этого был в выигрыше, стал быстро проигрывать, но едва сообразив, что пора остановиться, уже растерял все свои фишки.

- А ну отдай мои фишки! – во все лёгкие закричал он

- Эт с какой радости? – удивился Джон, который был на полторы головы выше паренька

- Да потому что ты жульничал! – завопил паренёк – Я видел, как перед ударом, ты подставлял палец под фишки, чтобы они точно перевернулись. Думаешь, я слепой???

- Я играл честно! – закричал от возмущения Джонни

- Отдай! Отдай! – рычал малец, пытаясь выхватить силой свои любимые фишки, но ничего не получалось

    Уже давно прозвенел звонок, но набежавшие зеваки даже не собирались покидать такое представление. Наоборот толпа неуклонна росла. Многие, услышав громкие крики, спускались с других этажей. Учителя начали выходить из классов, недоумённо смотря на собравшихся школьников.

- Вали отсюда по добру, по здорову! – рявкнул Джон. Его всего трясло.

- Ах, так! – прохрипел мальчик. Затем, изловчившись,  он со всей силы ударил острым носом ботинка в «пах». Джонни моментально согнулся. Его пальцы разжались и на пол посыпались честно выигранные фишки. От нестерпимой боли из глаз брызнули слёзы, и он побежал. Громко рыдая, одним махом преодолел лестницу и направился в туалет. Захлёбываясь от слёз и соплей, Джонни нырнул в первую кабинку и закрылся на щеколду.

Такого поворота событий никто не ожидал. Все собравшиеся остолбенели. Мальчик, воспользовавшись сумятицей, собрал свои фишки и исчез. Учителя начали заводить детей в классы, и только Бен Козлински прокричал: «Джонни каланча дал стрекоча!», а после расхохотался. Казалось, что от его смеха затряслась вся школа. Эти слова прекрасно слышал Джонни, который прорыдал в кабинке до вечера. С тех пор, где - бы он не появлялся и чтобы не делал, его всюду сопровождала эта обидная кличка.

 

    Пустырь находился за школой. Чтобы туда попасть, нужно было пройти тенистый парк и пролезть в дырку, под оградой, которую они выкопали сразу после того случая с Джонни. «Пустырём» называлось поле, вспаханное бульдозером вдоль и поперёк. Кое-где торчали кустики. Их листья уже не были зелёными. Покрытые вечной пылью, которая поднималась большим облаком по несколько раз в день, они стали серыми и неказистыми. Пустырь по праву можно считать клондайком  различного барахла. Ребята здесь могли пропадать часами в поисках какой-нибудь интересной вещицы. На самой поверхности практически ничего не встретишь, но стоит немного капнуть, как обязательно что-то найдёшь. В прошлом году Майк нашёл отличные часы, которые до сих пор идут. Джонни посчастливилось откапать чёрную бейсбольную биту. Но в этот раз удача улыбнулась Сэму. Он около трёх часов блуждал по пустырю, и когда совсем потерял надежду, заметил какой-то тёмный предмет, лежавший под кустом. Подойдя поближе, он увидел коробку  20х30 сантиметров, в ней не было ничего особенного. Болотного цвета с двумя небольшими прорезями по углам. Но вот что удивительно! Коробка, лежавшая под кустом, была абсолютна чистой. Никто не знает, сколько она там пролежала, но, ни единая пылинка не прилипла к ней. Подняв коробку с земли, Сэм принялся рассматривать её. На одной из граней проступили какие-то иероглифы. Ещё он обнаружил рисунок, который напоминал посох направленный к солнцу. «Где-то я уже это видел» - подумал Сэм. Коробку было приятно держать в руках. От неё исходило тепло. Рыжий, подбросив коробку вверх и ловко схватив её тремя пальцами, побежал к Майку и Джонни, чтобы  похвалиться находкой. Явно расстроенные ребята курили в парке и что-то обсуждали.

- Ребзя, смотрите, что я надыбал! – просиял Сэм, показывая коробку

- Ну-ка, ну-ка, - заинтересованно сказал Майк.

    Пока он вертел коробку в руках, рассматривая её со всех сторон, к Джонни пришла прекрасная идея. Он вспомнил, что отец Джейн археолог и эта штуковина должна его точно заинтересовать, но главное – это отличный повод вновь увидеть Джейн и попытаться пригласить её на свидание.

- Фигня какая-то, - констатировал Майк

- Не нравится, не смотри, - обиженно ответил Сэм, показывая коробку Джонни

- Хм… тут какие-то иероглифы, - задумчиво произнёс Джонни – Ого!

- Что ты там ещё увидел, глазастик? – кинул Майк

- Тут какой-то рисунок. То ли дерево, которое тянется к солнцу, то ли какой-то посох, - предположил Джонни

- Посох, посох! – просвистел рыжий, подпрыгивая на месте. – А вы ничего не почувствовали?

- В смысле?

- Что именно?

- От этой коробки исходят потоки тепла, словно миниатюрная батарея спрятана внутри, - брякнул Сэм, недоверчиво поглядывая на друзей

- Я тоже почувствовал, - подтвердил Джон

- Да чушь всё это! – крикнул Майк и пошёл к школе

- А вот и ни чушь, а вот и ни чушь, - закудахтал Сэм, догоняя друга.

    Начало темнеть. Школьный двор опустел. Небесный купол перевернулся, расплескав тёмно – синюю жидкость. Поднялся слабый ветер. Жёлтая листва кружилась среди деревьев, меж стальных прутьев школьной ограды. Временами ветер затихал, и веяло тишиной.

- Сэмми! – прервал тишину долговязый

- Да, Джонни каланча? – заговорил озадаченный Сэм

- Можно у меня несколько дней побудет эта вещица? – не веря собственным словам, рёк Джон

- Без проблем! Бери, - произнёс рыжий, широко улыбаясь, его волосы на ветру так и полыхали. Он сам ещё до конца не убедился в нужности этой коробки. Она просто доставляла ему эстетическое удовольствие, к тому же неплохо согревала руки загадочным теплом.

 

    Включив ночную настольную лампу, Джонни принялся с жадностью изучать коробку. Иероглифы на гранях коробки проступили и стали более чёткими, словно кто-то смахнул с них вековую пыль. Если днём, на пустыре, Джон был уверен, что это просто непонятные символы, то теперь он осознал, что никакие это были не символы, а аккуратное сделанные карикатуры на неизвестных людей, точнее маски, целая колонка масок, выражающих палитру эмоции от восторга до всеобъемлющего страха. Маски этих людей застыли навсегда, будто сфотографированные в неожиданных ракурсах. Казалось, что в них ещё теплилась жизнь.  По телу пробежала лёгкая дрожь, а ладони вспотели. Повернув коробку, он начал изучать рисунок. «Хм… на дерево это явно не похоже. Скорее, Сэм был прав, это некий шаманский посох, направленный к солнцу», - подумал он, трогая пальцами шершавый рисунок. Выключив лампу, Джонни лёг на кровать. Сложив руки за голову, он продолжил размышления: «Чтобы мог означить этот посох? Возможно, завтра мне расскажет об этом мистер О'Корнел» и моментально уснул. Ему снилась какая-то чертовщина. Огромный костёр, вокруг которого прыгают люди. Женщины в соломенных длинных юбках и мужчины с непонятными перьями улыбаются и что-то поют. С каждой секундой костёр разгорается сильнее, бросая языки пламени в толпу. Прямо возле костра стоит старуха, на вид ей не меньше 100 лет. Она что-то шепчет и сыплет непонятный порошок в пламя. Где-то вдали раздаётся душераздирающий мужской крик. Джону голос кажется знакомым. Конечно, разве можно спутать. Это кричит он! От неожиданности парень вскрикивает и просыпается. Сердце скачет в груди, как сумасшедшее. Обведя испуганным взглядом тёмную комнату, Джонни постепенно успокаивается. Коробка, оставленная на столе, излучает тусклый зелёный свет, которые едва вырывается из прорезей. «Приснится же такое!» - восклицает он и вновь засыпает.

 

    На следующее утро Джон отправился к Джейн. Он решил не ходить сегодня в школу. Смысла в этом особенного не было, намного интересней было разузнать у мистера О'Корнела побольше о таинственной вещице. Направляясь к дому Джейн, он ощущал знакомое тепло. Буквально за один день эта вещь стала для него родной. В ней было всё прекрасно – изящные маски, загадочный рисунок. Ему начало казаться, что коробка изменяет форму, стоит только подольше подержать её в руке. Она словно подчёркивает каждую линию ладони, становясь невероятно удобной и приятной. И это не выдумки, а настоящая правда! Во всяком случае, Джон в этом абсолютно уверен. С той же уверенностью он нажал на звонок. На пороге появился мистер О'Корнел в своём халате. Он выглядел уставшим и слегка потрёпанным. «Видимо всю ночь работал в музее», - сделал вывод Джон.

- Здравствуйте, мистер О’Корнел!

- Привет, Джонни!

- Вижу у тебя, что-то есть для меня!

- От вас ничего не скроешь.

- Тогда доставай, не томи.

    Джон полез в карман и нехотя вытащил коробку. Он уже не хотел с ней расставаться и пожалел, что пришёл

- Проходи в квартиру, - сказал мистер О'Корнел и скрылся в дверях.

    В просторной гостиной на мягком диване сидела Джейн. Её волосы волнами спускались по плечам. Она что-то внимательно читаю, с шелестом переворачивая страницы.

- Привет, Джейн! Что читаешь? – поинтересовался Джон

- Привет, сосед! – заулыбалась Джейн – Готовлюсь к истории. У нас завтра контрольная и надо быть во всеоружии.

- Вижу, ты заинтриговал моего отца. Обычно, когда ему приносят что-то интересное, он полчаса сидит в кабинете, пока не вспомнит о госте, - выдохнула Джейн

- Это точно, - подтвердил Джон, и они вместе рассмеялись

- Джейн, я бы хотел…

    Тут из кабинета выскочил отец Джейн. Он сиял, как новый медяк. В три прыжка преодолев гостиную, он подбежал к Джонни и начал его трясти за плечи:

- Джонни, замечательно. Просто замечательно. Это вещь выше всяких похвал. Ты где её нашёл?

- На пустыре

- Меня уже давно так не удивляли. Я пока не уверен, мне надо время. Ты оставь мне это чудо, я должен внимательно его изучить, а вечером вернёшься и заберёшь. По рукам?

- Хорошо.

- А сейчас ступай, - торопливо говорил отец Джейн, выпроваживая Джона из дома

- Пока Джейн!

- Прощай Джон.

    Он вернулся домой. До вечера уже оставалось не так долго, но это время казалось вечностью. Джонни был в полной растерянности. Он не знал чем заняться. Посмотреть телевизор, поесть. Ему ничего не хотелось. Тоскуя по коробке, он лёг на кровать и попытался заснуть. Через час пришли друзья и предложили сходить на площадку, поиграть в баскетбол, но он отказался. Потом позвонила мисс Хоскинс – давняя подруга матери. Ещё много чего произошло этим днём, но Джонни не придавал этому никакого значения. Он сильно тосковал. Начало темнеть. Джон быстро накинул куртку и выбежал на улицу.

 

    Мистер О'Корнел сидел в кабинете и курил. На его коленке покоилась кучка пепла. Только до прожжённого халата ему не была никого дела, потому что всё внимание было приковано к коробке, которую он держал в руке. Она, безусловно, имела силу над людьми и теперь очаровала археолога. Кабинет учёного напоминал огромную библиотеку. Все стены были заставлены огромными книжными шкафами. Трудно представить, но на полках пылились сотни, тысячи книг, которые собирало ни одно поколение О'Корнел. С трудом оторвав взгляд от загадочной вещи, отец Джейн обратился к Джонни:

    Ты даже представить не можешь всей ценности этой вещи для истории. Я уже давно занимаюсь изучением  древних цивилизаций. Множество вещей прошло через мои руки. Большинство из них заставляло меня тут же бежать в музей и проводить там днями, изучая различные рукописи, чтобы узнать об их происхождении, но это особенная вещь. Ты уже сам в этом убедился. Прищуренные глаза учёного блеснули под стёклами очков. «Вот что мне удалось узнать», - с лёгкой хрипотцей в голосе сказал мистер О'Корнел и начал свой рассказ:

    Ещё до открытия Колумбом Америки, когда материк представлял собой сплошные джунгли, таивший в себе много опасности. Ещё до того, как он был разделён на три государства: Америка, Мексика и Канада. Уже в то время существовали племена аборигенов. Эти племена были рассыпаны по всему материку. Местные жители старались выжить, противопоставляя силам природы свои знания и умения. Самые умные и хитрые из них селились в центре материка. Они поклонялись языческим богам, о чём свидетельствует, сохранившиеся древесные изваяния. Но самое главное - это семейные узы. Они имели невероятнейшую силу. Вождь племени и старейшины обладали знаньями, которые хранились в глубокой тайне. Даже после смерти этих мудрецов о секретах и тайнах никто не знал. Условия были тяжёлыми, а боги капризными, поэтому один из местных аборигенов сделал своими руками коробку, вдохнув в неё жизнь. Это вещь стала порталом в иной мир. Мир, где навеки поселились ушедшие из жизни мудрецы. С помощью неё поддерживалась связь и многие секреты, становились доступными и ясными всем жителям бедных племён. Эти секреты помогали выжить, когда языческие боги были бессильны. Потому эта коробка является уникальной и очень опасной! Понимаешь меня? Очень опасной! Повертев коробку в руках, мистер О'Корнел отдал её Джонни. Закончив свой рассказ, он наклонился к удивлённому парню: «Будь осторожен!» и бросил окурок в пепельницу. Остаток сигареты ещё недолгое время горел, а потом погас.

 

    Джонни не мог уснуть. Рассказ мистера О'Корнела произвёл на него сильное впечатления. Кроме того ему постоянно казалось, что коробка пристально на него смотрит и от одной такой мысли можно заорать во всё горло и прыгнуть в окно. Не в силах сопротивляться детским страхам Джонни открыл глаза. В комнате было темно. На полке лежала коробка, от неё шло сильное излучение ярко – зелёного цвета. Лучи света, которые просачивались сквозь прорези, образовали тонкий шар, внутри которого оказалась коробка. Прошло несколько минут, и Джон стал слышать шум, напоминавшие шум прибоя. Постепенно шум начал распадаться на отдельные голоса. Они говорили на непонятном языке. Прошло ещё мгновенье и голоса пропали. На потолке стали появляться картинки. Сначала Джонни увидел хищные непроходимые джунгли, потом небо, по которому очень быстро проплывали облака. Коробка была проектором этого сумасшедшего показа. Красочные картинки кружились маленькими спиралями в глазах Джона. Невыносимый зелёный свет моментально заполнил всё комнату. Он был таким ярким, что мог сжечь глаза. Потом зелёный свет задрожал, и произошла вспышка. Через мгновенье всё закончилось и в комнате стало темно. Коробка свалилась на пол, а на её гране появилась ещё одна маска. На ней невидимая рука нарисовала изумление. И этой маской был Джонни каланча.

 

    Целое утро миссис Ламберт не покидало плохое предчувствие. Обычно в 7 часов они вместе завтракали, но сегодня Джон не спустился. Не чувствуя ног, испуганная миссис Ламберт бросилась к лестнице. Сердце упало в живот, а руки похолодели. Открыв дверь, она оказалась в спальне сына. В глаза бросилась коробка, которая валялась на полу. В комнате было пусто. Кровать была основательно измята, а в широкое окно ворвался недобрый осенний ветер. «Наверно, убежал через окно по совету Майка. Детские причуды», - подумала миссис Ламберт, убрав в сумку коробку, и ушла на работу.

    Двадцать лет безупречной репутации и безукоризненной работы дали свои результаты, мать Джона повысили до главного бухгалтера, но самое приятное – это собственный кабинет с видом на среднюю школу, в котором можно было укрыться от посторонних и досужих глаз. Но сегодня работа не клеилась: то гелевая ручка потекла, то калькулятор сломался. К тому же руки постоянно тянулись к сумке, в которой лежала коробка, отвлекая от работы. Коробка распространяла тепло. Любопытство взяло верх, и в полдень миссис Ламберт достала её из сумки. Она хотела понять, что в ней было такого особенного. Обычная коробка 20х30 см. На гранях были изображены иероглифы. Повернув коробку правой стороной, она увидела рисунок. На рисунке был изображён чёй-то портрет. Проведя рукой по его шершавой поверхности, она увидела мужчину средних лет. Густые каштановые волосы были зачёсаны назад, а глаза сияли. Мужчина смотрел прямо на миссис Ламберт и пытался что-то сказать. Он ей казался знакомым. Положив коробку обратно в сумку, она продолжила работать.

    Вечер, как вор, подкрался неожиданно, и маленький городок утонул в темноте. Звёзд не было, и только жёлтая луна жадно взирала на уснувшие дома. Возвращаясь домой, миссис Ламберт пыталась вспомнить, где она могла видеть этого человека. Бросив сумку на диван, она включила телевизор и пошла переодеваться. По телевизору шли вечерние новости. Молодая девушка с аккуратной причёской и в строгом костюме говорила о кризисе, и как он отразится на экономике страны в ближайшее время. Потом картинка пропала и пошли помехи. «Это что ещё за фокусы!», - выругалась миссис Ламберт и защёлкала по каналам. Безрезультатно, одни помехи. На диване слегка закачалась сумка и упала. Из неё выкатилась коробка и, сделав маленькую дугу, замерла на столе. Миссис Ламберт слегка вздрогнула. Помехи начали выравниваться, и вскоре появилась картинка. Коробка, выглядевшая серой и безжизненной днём, сейчас словно ожила. Она полыхала ярко-зелёным огнём. С телевизора на неё смотрел мужчина, которого она видела на рисунке. Бархатным голосом он звал её за собой. На фоне заходящего солнца мужчина был ослепительно красив, а его глаза, как два изумруда, сияли. Теперь она всё поняла. Мужчиной был её муж, который десять лет назад погиб в ужасной автокатастрофе. За это время он совсем не изменился. Постепенно лицо стало искажаться, и весь экран заполнил манящий зелёный свет. Прежде чем он задрожал, и произошла вспышка, заворожённая миссис Ламберт успела произнести: «Я иду к тебе, дорогой!» Коробка лениво перевернулась и на одной из её граней появилась новая маска. Точно отражая высшую степень наслаждения, она, безусловно, принадлежала миссис Ламберт и теперь навеки.

 

    Отец Джейн очень сожалел, что отдал коробку Джону. Ему совсем не хотелось с ней расставаться. Сживать её в руке, чувствовать приятное тепло, вот о чём он мечтал уже второй день после встречи с Джоном.  За эти несколько дней археолог совсем раскис. Не вылезая из своего кабинета, он перестать ходить в музей, отчего уже получил хорошую взбучку от жены. Вечером позвонил ребятам из университета, с которыми целый год планировал поехать к дельте Амазонки, и отказался, ссылаясь на плохое самочувствие. У него возникла безумная идея проникнуть ночью в дом к соседям и украсть коробку.  Лёжа в кровати, он прислушивался к дыханию жены. Когда оно стало совсем беззвучным, и послышался лёгкий сап, он на цыпочках вышел из комнаты и пустился вниз. В доме напротив ещё горел свет. Мистер О'Корнел решил переждать.  Долго ждать не пришлось. Через несколько минут свет погас, и он вышел на улицу. Проникнуть среди ночи в чужой дом, оказалось не так-то просто. Всматриваясь в темноту, он увидел открытое окно на втором этаже. К нему вела широкая водосточная труба, которая пряталась в углу. Мистер О'Корнел перелез через ограду и стал взбираться по водосточной трубе. Его ноги трещали в унисон с трубой. Добравшись до середины первого этажа, он сделал маленькую передышку и перевёл дыхание. Спину начало разламывать, а беспощадный ветер стрелял прозрачными пулями в рёбра. Он прекрасно понимал, что это комната Джона. Сейчас, наверно,  мальчик спокойно спит и даже не подозревает, что выживший из ума археолог ползёт к нему по водосточной трубе. Но в эту минуту мистер О'Корнел был готов на всё, а если понадобиться и на убийство. Однако этого не потребовалось, в комнате было пусто. Учёный быстро спустился вниз и забрал коробку, которая лежала на столе, излучая слабое свечение. По телу пробежали потоки тепла, а вся боль и страдания, которые он испытывал секунду назад, исчезли, просто растаяли в воздухе. Тем же способом он вернулся домой, это ему удалось сделать намного быстрее, коробка придавала сил. Старательно спрятав любимую вещь под подушку, он залез под пуховое одеяло и уснул.

 

    Проснувшись в хорошем расположении духа, Бен О'Корнел первым делом пошарил под подушкой. Убедившись, что коробка на месте, он посмотрел на часы. Большая стрелка застыла на 8. «Ого! Невероятно! Я проспал практически сутки!», - воскликнул учёный и спустил вниз.

- Папа! Дорогой! С тобой всё в порядке? – в один голос спросила жена и дочь.

    Они были сильно напуганы. В последние дни мистер О'Корнел сильно изменился. Стал раздражительным и неразговорчивым, постоянно запирался в кабинете. Порой оттуда доносился мерный стук его ботинок, но в основном царила тишина. Даже взгляд изменился.

- Отстаньте от меня! – крикнул он, громко хлопнув дверью кабинета.

    Джейн вышла на крыльцо. Осенний дождь стучал по крыше. Слабый ветер раскачивал чёрные деревья, но было тепло. Устроившись поудобней в плетёном кресле, она открыла книгу. Прочитав несколько страниц, девушка посмотрела на двор. Кругом было тихо и спокойно. Мимо пробежала собака вся грязная и мокрая и исчезла в темноте. Изучая улицу, взгляд девушки невольно остановился на доме Ламбертов, и сразу вспомнилась их первая встреча с Джоном. Он хотел пригласить её на свидание, но вместо этого попросил сахара. Румяное личико Джейн тронула улыбка. Она уже тогда понимала, что сильно нравится ему, но не подавала вида. Ей нравилось наблюдать со стороны за развитием их необычных отношений. До их первой встречи Джонни часто видел Джейн в школе, и их взгляды не раз пересекались, но не более того. Он был слишком застенчив, чтобы подойти и просто так познакомиться, поэтому тот разговор на крыльце остался в её памяти. Рассматривая красивый двухэтажный дом Ламбертов, Джейн даже не могла предположить, что там случилось, и какая опасность скоро постигнет их, как это произошло с Джонни каланчой и его милой мамой.

  Мистер О'Корнел заперся в кабинете. Порывшись в ящике рабочего стола, учёный достал лупу и принялся рассматривать коробку. От неё исходила слабое свечение зелёного цвета, которое с каждой секундой становилось ярче. «Возможно это галлюцинации от нервного расстройства», - подумал он и продолжил обычное исследование. На гранях  проступили маски. Их было много и каждая по-своему уникальна, но больше его заинтересовал рисунок. На нем был изображён валун, покрытый тонким слоем мха. Он напоминал древний тотем или некий предмет для поклонения. Археолог до конца не смог это понять, как коробка выскочила из рук и упала на пол, подкатившись к двери. Мистер Ламберт хотел поднять её, как вдруг стали происходить странные вещи. Большие шкафы с древними книгами – гордость их семьи, стали рассыпаться, как песок на ветру. По лакированному полу пошла тонкая трещина. Дойдя до стены, трещина стала расти в ширину, а потом раскрылась, как огромная пасть сказочного чудовища, из которой появилась небольшое пятнышко серого цвета. Археолог был в замешательстве. Его мозг отказался воспринимать такую реальность и отключился на несколько минут, как предохранитель на  компьютере. Придя в себя, он увидел огромный валун, который выполз из трещины. Он занимал половину кабинета и упирался в потолок. Покрытый мохом и толстым слоем застывшей глины, он казался пугающий и совсем не вписывался в интерьер комнаты. Коробка, основательно разогревшись перед славным ужином, бросила слепящие лучи света на поверхность этого древнего гиганта. Несколько минут ничего не происходило, только испуганный до чёртиков учёный громко сглотнул. Потом на поверхности валуна стали появляться буквы. Они были большие и зелёные. Словно чья-то невидимая рука писала послание из другого мира, старательно выводя каждую букву. Последние иероглифы зелёный мел обвёл несколько раз, и произошла вспышка. Коробка погасла, а на грани появилась новая маска. Она казалась безжизненной, если не считать глубочайшего ужаса, который когда-либо испытывал человек, и этим человеком был мистер О'Корнел.

 

    Наступил новый день, несущий новые проблемы и хлопоты. Джейн собрала книжки и ушла в школу. Она старалась отгонять от себя все мысли, связанные с маленьким помешательством отца. Именно, помешательством, по-другому это не назовёшь. Она его сильно любила и верила, что эти странности носят временный характер. Пройдёт время и всё будет как прежде.

    Возможно, миссис О'Корнел не была идеальной матерью. Временами ей не хватало чуткости и нежности в отношении дочери. Но она прекрасно знала своего мужа. Проживая долго под одной крышей, между людьми устанавливается связь. Они начинают чувствовать и понимать друг друга без слов, как близнецы. Что-то подобное было и между ними. Миссис О'Корнел не впадала в панику из-за проведённой ночи в одиночестве. В последнее время это стало нормальным явлением. Но сегодня в её голове не прекращал звучать маленький пронзительный звоночек, тревоживший сознание. Позавтракав, она подошла к кабинету мужа и постучала.

- Милый, ты опаздываешь в музей!

    Ей ответила тишина. Снова раздался стук и снова гнетущая тишина. Тогда её рука потянулась к изогнутой металлической ручке. Щёлкнул замок и дверь открылась. В комнате было пусто. У миссис О'Корнел сложилось впечатление, что кабинет не посещали как минимум месяц. Не смотря под ноги, она едва не наступила на небольшой предмет. Это оказалась коробка. «Хм… необычная вещица» - подумала она. Тепло, которым наполняла ладонь эта штуковина, было расслабляющим. Забыв о муже, миссис О'Корнел отправилась к подруге.

    Лора Хоскинс жила в двух кварталах от её дома. Мужчины на неё не обращали внимания из-за хромоты, которую она получила пять лет назад, упав с лестницы. Первое время Лора не могла смириться с тем, что до конца жизни будет хромать. Что она только не пробовала, чтобы избавиться от физического недуга и ходила на занятия по восстановлению здоровья, смотрела передачи, где накаченный мужик показывал упражнения по укреплению тела, покупала различные тренажёры через интернет. Только никаких результатов. Постепенно время выветривало из головы всё упорство и старания. Существенную помощь в те тяжёлые времена ей оказали романы Даниэлы Стил. Стоило только открыть первую страницу, и Лора попадала в мир романтики и любви, где невинные девушки влюблялись в настоящих мужчин. «Оо,как же красиво!» - не уставала повторять она. Наслаждаясь одинокими вечерами чтением очередной книги, Лора всё больше и больше хотела поделиться своими эмоциями и впечатленьями с другими. Именно так появилось «Общество любителей женских романов».

    Миссис О'Корнел опоздала и пришла, когда уже началось обсуждение. Лора, по традиции, начала первой делиться своими впечатлениями. Это общество только имело такое название, но романы обсуждались первые часика полтора, а потом шли в ход новые сплетни, слухи. Кто приехал, кто уехал. Не обходили вниманием симпатичного автомеханика. Именно для этого приходила миссис О’Корнел. Она не любила читать глупые выдумки, ей больше по душе тратить деньги мужа в магазинах и смотреть «Колесо фортуны», где очередной сантехник выигрывал крупную сумму денег. Обычно она с удовольствием делилась своими наблюденьями с подругами. Об этом они могли говорить ночи напролёт, но сегодня ей было скучно. Коробка согрела сумку от осеннего холода, и тепло плавно стало распространяться на левую руку Миссис О’Корнел. Она поначалу хотела поделиться своей находкой, которую нашла в кабинете мужа, но что-то её сдерживала и не давала этого сделать. В этом обществе в основном собирались женщины с ближайших кварталов, и мать Джонни каланчи не была исключением. Она любила частенько захаживать и говорить о различных мелочах. Её звонкий смех оживлял этот дом. Только сегодня её место пустовало, на это сразу обратила внимание миссис О'Корнел. В свою очередь это новость стала новой темой для разговора, который разгорелся с новой силой, как коробка, которая лежала в кожаной сумке и ждала своего часа. Попрощавшись со всеми и пообещав позвонить Лоре на днях, мать Джейн отправилась домой.

    На улице уже было темно. Высокие сгорбленные фонари освещали широкую улицу. Миссис О'Корнел достала коробку из сумки и начала её вертеть в руках. Она не заметила маски, которые таились на гранях коробки. Её тонкие пальцы сами перевернули коробку загадочным рисунком вверх. О'Корнел провела по нему рукой и подошла поближе к одному фонарю. На рисунке были изображены деньги, очень много денег, как в её любимом шоу. Сильная волна удовольствия подкатила к горлу, а спина похолодела. В глазах засверкали два зелёных огонька, в которых отражались деньги. Фонарь, под которым стояла женщина, замигал и погас. Одновременно погасли свет на всей улице, а потом случило это! Тот момент, который так ждала миссис О'Корнел, с неба посыпались деньги. Они плавно кружились в воздухе и падали. Это был настоящий денежный ливень, а через несколько минут деньги, превратились в огромный зелёный океан, который смыл все дома, фонари, деревья. От такой удачи женщину всю затрясло. Она бросила коробку и начала судорожно хватать деньги руками, ртом, ловко подгребать под себя ногами, стараясь захватить больше, намного больше, чем можно представить. Изо всех сил она заорала: «Моё!» и яркая вспышка взметнула деньги вверх. Фонарь, слегка затрещал, и загорелся вновь, как ни в чём не бывало, снабжая пустынную ночную улицу светом. Только серая коробка подкатилась к дому О'Корнелов, прислонясь к почтовому ящику. На её потемневшей грани появилась новая маска, которая олицетворяла алчность. Теперь она ждала Джейн. Ту самую Джейн О'Корнел!         

 

    Майк, как привидение, слонялся по длинным коридорам школы. Забыв про учёбу, забросив соревнования по баскетболу, он был полностью погружён в собственные мысли и рассуждения. Его волновали события последних двух недель: внезапное исчезновение Джонни и. скорее всего, миссис Ламберт, потому что никто из них не отвечал на его звонки, а также неожиданный отъезд Сэма. Ему хотелось связать все события воедино и дать разумное объяснение. Подойдя к широкому окну, он посмотрел на школьный двор. Сразу вспомнились друзья, как они вместе выбегали после уроков и шли на пустырь. Но это всё было в прошлом. «Пустырь!» - воскликнул он. Ведь именно там Сэм нашёл эту коробку. Теперь все кусочки воспоминаний соединились в ясную картинку. «Ну, конечно! Как я сразу не догадался! Всё из-за этой коробки!» - произнёс Майк, проведя пальцами по стеклу. Как только Сэм нашёл коробку, начались неприятности. Джонни попросил её на несколько дней, и после его никто не видел. Сэм, почувствовав неладное, уехал из города. Ему можно было только поражаться. Временами мозги Сэмми работали в сверхскоростном режиме, и угнаться за его рассуждениями было просто невозможно. «И что же всё-таки в этой коробке такого?» - задумался он. Если Джон исчез, следовательно, коробка его похитила. «Коробка, похищающая людей!», - большего бреда я не говорил и вряд ли скажу, подумал Майк. Повернувшись спиной к окну, он увидел в конце коридора Джейн, ту самую Джейн О'Корнел. Её лицо было бледным, как полотно. Казалось, что она не шла, а плыла, озираясь по сторонам. В её широких голубых глазах отразилась растерянность. Ещё секунду и девушка упадёт на пол. Хоть они были незнакомы, но Майк подошёл к ней и осторожно заговорил:

- Привет, Джейн.

- Здравствуй, Майк.

- Что-нибудь произошло? Ты болезненно выглядишь.

- Да… произошло.

- Не хочешь со мной поделиться? Станет легче, вот увидишь.

- Я бы этого хотела, но боюсь, что ты меня не поймёшь и примешь за сумасшедшую.

    Майк моментально сообразил, что это как-то связано с коробкой. Каким-то образом, она перекочевала от Джонни к Джейн. Буквально минуту назад, похищение людей он считал полным бредом, но теперь был твёрдо уверен в обратном.

- Послушай, давай после уроков я тебя провожу до дома, а по дороге ты мне всё расскажешь?

- Хорошо.

- Я тебя буду ждать на крыльце.

    На уроки Майк не пошёл, проведя это время в тенистом парке за школой. Ещё совсем недавно они гуляли здесь. Именно на этом месте, 2 недели назад, к ним подбежал возбуждённый Сэм и показал эту штуковину. Докурив сигарету, Майк отправился на школьный двор. Куда не посмотришь, всюду воспоминания. От наплыва чувств может запросто помутиться рассудок, но сейчас, как никогда, ему необходимо оставаться хладнокровным. Уже давно прозвенел звонок, и все разошлись по домам. Только Джейн не появилась. «Может, её задержали после уроков», - начал успокаивать себя Майк. Уже собираясь, уходить домой, он ещё раз в надежде посмотрел на большие железные двери. Одна из них плавно открылась и появилась Джейн. Зажав в руках учебники, она казалась беззащитной и сильно напуганной. Девушка подошла к нему и невнятно пробормотала:

- Майк, мои родители пропали.

    В её печальных глазах блестели слёзы.

- Как пропали? Разве это возможно?

- Я сама не понимаю, как это произошло. Просто ещё вчера у меня были отец и мать, а сегодня их нет. Словно, их стёрли навсегда из моей жизни.

    Они отправились к дому Джейн.

- Давай попробуем вспомнить, с чего это началось.

- Да я помню, - воскликнула девушка. Два локона упали на её лицо. Поправив их, Джейн продолжила – К нам в тот вечер приходил Джонни. У него в руках была какая-то штуковина. Отец тогда сильно обрадовался этому загадочному предмету и даже предложил оставить его до вечера у себя для исследований. Едва стемнело, и Джон вернулся за коробкой. После этого отец изменился. Я думала, что это временный срыв, такое бывает, когда жизнь не приносит должного удовольствия, но мне и в голову не могло прийти, что это навсегда.

- А что именно произошло с твоим отцом?

- Он стал раздражительным и нервным. Отказался ехать на раскопки к дельте Амозонки, куда готовился целый год. Перестал ходить на работу, из-за чего они часто ссорились с мамой. Постоянно запирался в кабинете, где проводил ночи. В последний день, когда я его видела, произошло ещё кое-что.

- И что же случилось?

- Отец проспал практически целые сутки, а его тапки были грязными и порванными в нескольких местах. Словно целую ночь он провёл не дома, а на какой-то свалке. Это удалось мне заметить украдкой, потому что он быстро спустился и скользнул в кабинет, из которого уже не вышел.

    Джейн заплакала и выронила книги.

- Это всё очень странно, - произнёс Майк, собирая учебники девушки – А ты ничего не заметила в его руке? Может ту штуковину, которую приносил Джон.

- Кажется, что-то подобное я видела, но не уверена.

    Их разговор затянулся, и Майку уже пора было идти домой. Он хотел попрощаться с Джейн, как увидел прямо возле дома О'Корнел странную вещь, светившуюся зелёным цветом. Девушка тоже её заметила. Они подошли поближе, чтобы разглядеть предмет. Безусловно, это была та самая коробка. Джейн вскрикнула и замолчала. Зелёный свет успокаивал и гипнотизировал их. Не удержавшись от соблазна, она взяла вещь в руки.

- Зачем ты это сделала? – возмутился Майк.

- Просто руки сами потянулись

- Ты так и не поняла, что эта штуковина только этого и добивается, а потом безжалостно давит людей как клопов.

- Я знаю, но надо рассмотреть и узнать её получше. Майк, можешь побыть у меня немного. А потом пойдёшь домой. Обещаю. Просто мне страшно, а точнее – страшно интересно.

    Только полный псих отказался бы от такого предложения, потому что Джейн считалась самой красивой девушкой в школе. Все парни были готовы с ней встречаться, стоило ей щёлкнуть пальцем.

- Я останусь. Не могу тебя оставить в таком состоянии одну.

- Спасибо

    Джейн слегка улыбнулась и принялась изучать коробку, как это делали до неё многие. Для каждого человека у коробки был свой сюрприз. Она сразу заметила, что свет, который сочился сквозь прорези менял оттенки. На сероватых гранях красовались маски. Теперь осталось место только для одной маски. Ею должна была стать Джейн. Девушка была полностью увлечена исследованием коробки и не обращала внимания на Майка, который улавливал каждое её движение. Рассмотрев внимательно маски, она повернула коробку, и ей открылся рисунок

- Майк, если несложно принеси мне тряпку, - сказала девушка, награждая его лучезарной улыбкой – Она на кухне, в умывальнике.

- Секундочку

    Майк побежал, как ошпаренный на кухню, и принёс тряпку

- Вот держи

- Спасибо

    Джейн провела влажной тряпкой по рисунку и увидела какое-то строение. Его стены проступили, и стали более отчётливо видны. «Конечно, это моя мечта – лондонский университет», - сделала вывод Джейн. Она хотела отдать мистическую коробку Майка, как стены вокруг затряслись. Коробка озарилась ярко – зелёным светом. С полок начали падать вещи. Большое зеркало, которое подарил ей отец на день рождение, сорвалось с гвоздя и разбилось, разлетевшись на сотни мелких осколков. Посыпалась побелка. Раздался громкий трест, словно поленья догорали в костре, и большая доска упала прямо на голову Майка. Он потерял сознание. Джейн не могла двигаться, страх сковал её тело. Она слегка всхлипывала, а дыхание участилось. Вскоре их уютная гостиная превратилась в огромную аудиторию. Прозвенел звонок, и студенты начали заходить внутрь. Аудитория была такой большой, что могла уместить несколько факультетов сразу. Когда все расселись, воцарилась гробовая тишина. Маленькая сморщенная старушка подошла к доске. Взяв зелёный мел, она стала писать. Мел скрипел и крошился на её выцветшее платье. Закончив писать, старушка откашлялась и прочитала вслух: «Тема лекции – Остров сумасшествия и безумия в архипелаге вечного молчания». После чего дико рассмеялась. От её смеха глобус на столе вспыхнул и стал бешено вращаться внутри тонкой металлической опоры. «Итак, к доске пойдёт! Показать где находится этот остров!», - воодушевлённо произнесла старушка – Джейн О'Корнел.

- Браво, - послышался чей-то голос

- Ты справишься, - кто-то прокричал с галёрки

- Мы с тобой одной крови!

    Невидимые силы подхватили Джейн, и она направилась к доске. На столе её уже ожидал глобус, который напоминал центрифугу. Девушка медленно спускалась, всматриваясь в студентов. Удивительно, но среди них не было, ни одного парня! Конечно, потому что вся аудитория состояла из её двойников. Они были в различной одежде, но все были Джейн. Даже старушенция напоминала Джейн в старости. Ей это удалось понять по голубым глазам, которые со временем не выцвели.

    Постепенно Майк начал приходить в сознание. Перед ним лежала коробка, которая превратилась в зелёный шар. Джейн не было рядом. Половину её тела уже забрала эта штуковина, но у Майка был шанс спасти её и положить конец этому безумию. Оставалась считанные секунды, тело девушки всё больше погружалось в неизвестность. Избавившись от доски, которая пригвоздила его к дивану. Подняв её над головой, он начал бешено колотить по коробке. С каждым ударом ярко-зелёный шар, в который облачилась коробка, темнел, а потом и совсем погас. Майк спас Джейн от адского экзамена по географии. Она потеряла сознание. Той же ночью Майк избавился от коробки. Он отнёс её на пустырь. Выбрав место, куда бульдозер не сможет добраться, и там выкопал яму 3 фута глубиной и 2 шириной. Бросив туда мистическую коробку, он похоронил её под толстым слоем земли.

    На следующее утро семья Майка уехала из тихого и красивого местечка с романтическим названием «Розвелл», и уже навсегда. Джейн уехала вместе с ними и стала любимой сестрой Майка, которой у него никогда не было. С тех пор прошло уже 15 лет, но она так и не заговорила. Замкнувшись в себе, девушка словно хранила некую тайну.

 

© Copyright: HitriyHit, 2012

Регистрационный номер №0025203

от 11 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0025203 выдан для произведения:

     Прозвенел звонок. Большие железные двери средней школы с грохотом распахнулись, и на улицу выбежали трое подростков. Они напоминали беглецов, которые только что вырвались из плена, где их продержали целое утро. Оказавшись на свободе, один из них плюхнулся на тонкую периллу, обрамлявшую крыльцо, и поехал вниз. Доехав до середины перил, он закричал: «Кармэло Энтони делает шикарную передачу прямо под кольцо!» и бросил баскетбольный мяч долговязому парню, который был полностью увлечён прыжками через ступеньки. Летящий со свистом красный мяч сделал в воздухе широкую дугу и словно застыл. Увидев его, долговязый парень от неожиданности споткнулся и, беспомощно взмахнув в воздухе руками, упал на мокрый асфальт, исхитрившись в последнюю секунду вырвать из воздуха шершавый мяч. «Браво!» - воодушевлённо произнёс рыжий подросток и громко рассмеялся. Он стоял в стороне. Осенний ветер растрепал его огненные волосы, а лучи солнца озарили белое лицо, усеянное веснушками.

- Ребят, я в классе сменку забыл! – выпалил рыжий подросток и исчез в дверях школы.

    В этом был весь Сэм - шустрый, весёлый и очень рассеянный парнишка. Его карие глаза не останавливались ни на секунду, постоянно бегая из стороны в сторону, как будто выискивали что-то необычное, некую находку.

- Торопись рыжик-пыжик, а то Бен Козлински спустит твою сменку в унитаз! – кинул ему вдогонку поклонник баскетбола и спрыгнул с перил прямо в большую лужу. Брызги разлетелись в разные стороны. Посмотрев на их полёт, он невольно улыбнулся и подошёл к долговязому парню. Тот, наклонившись, усиленно тёр брюки, стараясь их очистить от хлопьев грязи, которые  впились, как пиявки. Потом он поднял голову и робко сказал:

- Слушай, Майк!

- Да, Джонни? – посмотрел на него вопросительно парень в чёрной кожаной куртке.

    Майкл Бёртон – лидер их тройки. Серьёзный, умный и, пожалуй, единственный парень в школе, который осмелился треснуть рюкзаком по спине Бену Козлински, когда этот детина дёргал за косички Бетти из параллельного класса. Отчего девочка пронзительно кричала, а собравшиеся зеваки, наблюдавшие за происходящим, предвкушали, что ещё чуть-чуть и её белокурая голова с треском оторвётся от шеи и улетит в неизведанном направлении.

- Я хотел с тобой поговорить, - замявшись, сказал Джон

- Если ты насчёт этого случая! – показывая на ступеньки, сбивчиво заговорил Майк – Я, действительно, не хотел, точнее я хотел, но не думал, что ты упадёшь. Извини!

- Я о дру… - хотел что-то важное сказать высокий парень, но в это мгновенье появился Сэм, радостно размахивая синим пакетом, из которого торчал белый кроссовок, и Джон замолчал.

    С ветки сорвался жёлтый листик и, кружась в воздухе, стал плавно опускаться на тротуар. Джонни стукнул по нему мячом. Тот со звоном отскочил, пригвоздив лист к асфальту. Потом ребята разбежались по всему школьному двору, перекидываясь мячом. Каждый из них пытался продемонстрировать своё мастерство и доказать другим, что он лучший. Большие рюкзаки подпрыгивали на их спинах в такт резким движениям, а ноги шлёпали по лужам. Перехватив у Сэма мяч, Майк ловко прокинул его между ног, сделал несколько стремительных шагов вперёд и остановился. Перед ним возникла баскетбольная площадка. Она казалось одинокой и брошенной. Большие зелёные щиты промокли и отсырели по краям от частых дождей. На красных покосившихся кольцах безжизненно болтались оборванные верёвки. Слабый ветер медленно раскачивал их, а металлические шарики на кончиках верёвок беззвучно соприкасались. Майк задумался и вспомнил сегодняшний матч, который они проиграли с разгромным счётом 88:25, глубоко вздохнув от боли и разочарования. К нему подошли друзья и посмотрели на площадку. Она не изменилась. Только белые разметочные линии стали ярче, выступив из воды. Каждый из них подумал о злополучном матче и утешил себя мыслью, что в следующий раз это не повторится. Потом Майк подпрыгнул, поправляя рюкзак, и они поплелись домой.

- Джонни каланча, а Джонни каланча? – затарахтел Сэм, издавая слабый свист.

    Строение его зубов походило на  решётку радиатора, через которую со свистом проходил воздух, когда машина разгонится до приличной скорости, поэтому речь Сэма казалась забавной, напоминая суслика из известного мультика.  И всё это при условии, что ты его видишь очень редко, а если тебе приходится с ним общаться каждый день, то этот свист начинает сильно раздражать, но они привыкли и потому не обращали на эту особенность никакого внимания.

- Отвали, - явно не желаю общаться, буркнул долговязый.

- Ну, Джонни каланча! – и не думал униматься рыжий бесёнок.

- Что тебе надо? – понимая, что так просто от него не отвязаться, поддержал разговор Джон.

- С тобой в последнее время что-то происходит, - подняв указательный палец вверх, сделал вывод Сэм - Вот и сегодня на игре ты стоял под кольцом, точь-в-точь как наша математичка, когда увидела большого паука, который вылез из коробки Томми прямо на уроке и медленно пополз под шкаф.

    В это время Майк, забыв про друзей, быстро проводил ключом по чёрной высокой ограде, которая окружала школу, наслаждаясь своеобразной музыкой собственного сочинения. Он настолько увлёкся этим занятием, что стал подпевать одну из песен Эминема в такт звонкому лязгающему звуку. Однако, услышав про математичку, быстро бросил ключ в боковой карман кожаной куртки и вмешался в разговор.

- Кажется наш, малыш Джонни, втюрился! – растягивая каждое слово, констатировал он – Я даже предполагаю в кого.

    Лицо Джонни моментально налилось краской. Ему сразу захотелось оправдаться, убедить друзей, что это совсем не так. Они глубоко заблуждаются. Такого просто быть не может! Его бурная речь сопровождалась бы целым набором своеобразных жестов. Только Джонни был не таким парнем. Всегда тихий и скромный, он бы не стал отстаивать свою точку зрения, даже если бы она была единственной, истинно верной. Вместо этого он опустил глаза. Он это сделал ещё, потому что Майк был прав, прав в том, что он окончательно и бесповоротно втрескался. Майк никогда не был болтуном, но если он что-то говорил, то всегда попадал в  яблочко. Временами это пугало.

- В кого, в кого??? – с азартом залепетал Сэм, его свист стал перерастать в ультразвук. – Случайно ни в задаваку Ненси со второй парты?

- Да нет же, дубина, - расхохотался Майк. Потом он быстро обхватил одной рукой Сэма за шею, а вторую сжал в кулак и начал усиленно натирать его рыжие кудри, которые так и полыхали. А когда Сэмми вырвался, добавил – В Джейн О'Корнел!

- В ту самую? – удивлённо произнёс рыжий, посмотрев сначала на Майка и потом на Джона.

- В ту самую Джейн О'Корнел, которая живёт в соседнем доме, но наш великой центровой стесняется с ней познакомиться, - смаковал Майк.

    К этому моменту Джонни начал превращаться в комок жалости. Если несколькими минутами ранее он напоминал сочный красный помидор, то сейчас его кто-то лихо приложил мешком с мукой по лицу. Тихий и скромный парень, всегда отличавшийся невероятным терпением, сейчас сдал и просто не мог больше выслушивать дибильные подколки и насмешки друзей. Его мозг кричал, заливаясь пожарной сиреной: Джонни, рви когти! Скорей!

- Ребят, я спешу. До завтра! – невнятно пробормотал Джон. Они его не услышали, потому что были увлечены обсуждением той самой Джейн О'Корнел.

    Заморосил дождь. Возле школы прогремел гром, и ветер моментально принёс свинцовые тучи. Через несколько минут сверкнула молния, и дождь усилился. Дойдя до перекрёстка, долговязый парень посмотрел на светофор. Потом  завернул за угол и побежал, ринулся изо всей сил, домой.

 

    Повернув ключ в двери, он зашёл в дом. К тому моменту истерика души прекратилась, и Джон стал постепенно приходить в себя. Мир снова наполнился яркими красками, и всё стало просто замечательно, если не считать слова друзей, которые прочно засели в его голове. «Вот Майк, скотина» - подумал Джонни, сжав кулаки.

- Мам, это я, - радостно, пытаясь скрыть случившееся, проронил он

- Привет, дорогой. Как матч прошёл?

- Проиграли, отдав всего несколько очков, - соврал Джон

- И как же вас угораздило проиграть, - рассмеялась миссис Ламберт – И комууу - историкам, которые торчат днями за книжками и даже не знают, что такое спортзал.

- Понятья не имею, что с нами произошло, - сокрушённо ответил Джон, повесив голову

- Не расстраивайся, это им просто повезло. В следующий раз выиграете. Я тут испекла оладьи. Буд… - посмотрев на сына, хотела сказать миссис Ламберт, но вскинув руки кверху, воскликнула – Милый, что у тебя со штанами? Ты что попал в трясину?

    Джонни совсем забыл про штаны, которые измазал возле школы. Сейчас его сознание занимала Джейн. В последнее время только она заполняла его разум, уютно расположившись там. Теперь он старался понять, как поступать дальше.

- Да нет же. Это я упал на школьном дворе, - прервав размышления, сказал Джон

    Миссис Ламберт не стала выспрашивать у сына, как это произошло. Она прекрасно знала своего Джонни. Это был уже ни первый случай. С ним постоянно что-то случалось: то утром ударится коленкой об стенку ванны, отчего моментально выскочит большой синяк, то, выбрасывая мусор, поскользнётся на ровном месте прямо перед домом и упадёт, то стукнется головой об стенку тумбочки, ворочаясь во сне. Вместо этого она командным голосом проговорила:

- Снимай их немедленно и брось в стиралку. Так ты будешь оладьи? – вспомнила она

- Нее, мам, спасибо. Я не голоден.

- Ну как знаешь, - обиженно промолвила миссис Ламберт

    Комната Джонни находилась на втором этаже, напротив ванной. Она была просторной и уютной. В дальнем тёмном углу располагался огромный шкаф, за стеклянной дверью которого хранились вещи от футболок до тёплых свитеров, а внизу стояла обувь, в основном кроссовки. Особое место занимали 3 баскетбольные формы, которые висели на почётном месте в середине. Их Джонни надевал в зависимости от соперника, с которым им предстояло играть. Если попадалась команда очень сильная, то это непременно должна была быть форма «Майами Хит», если соперником оказывался середнячок, то он обязательно надевал форму «Лос-Анджелес Лейкерс», а если слабая команда – «Чикаго Буллс». И как ни странно это помогало, точнее, придавала невидимую уверенность и спокойствие. Возле широкой кровати стояла с одной стороны тумбочка, а с другой компьютерный стол. Все стены были увешаны плакатами со звёздами НБА. На одном - Кармэло Энтони делает невероятный финт и обходит защитника, на другом Шакил О'Нил «рвёт кольцо», застыв в немыслимом движении. На входной двери во всю её ширину совершает бросок Коби Брайант в  трёх очковой зоне. Вот дверь неожиданно открываются, отчего по всему телу Коби пробежала дрожь, и, бросив рюкзак к шкафу, Джон падает на кровать. За окном стучит дождь, ему снится сон: «Широкие двери школы открываются, и он плавно входит в холл, обнимая за талию Джейн, которая прижимается к нему, улыбаясь. Они проходят мимо Сэма и Майка, у которых отвисли челюсти, а глаза вылезли из орбит. Несмотря на начало учебного дня в школе царит полнейшая тишина. Все жадно следят за счастливой парочкой. Бен Козлински со своей бандой стоит возле расписания и ухмыляется. Его лицо не выражает никаких эмоций, хотя глубоко внутри засела обида, которая медленно ворочается там, как червяк. Зазвенел звонок. Джейн становится на цыпочки и целует Джонни. Потом они расходятся по классам»  Когда он проснулся, была уже половина 8 вечера. Джонни принял решение прямо сейчас пойти и познакомиться с Джейн, чего бы это ему не стоило. Сбежав по ступенькам, он на ходу сорвал с вешалки синюю куртку и выбежал на улицу, решив заодно покончить с глупыми насмешками друзей. Вечер был тёплый. Огни фонарей отражались в тёмных лужах, а окно в соседних домах начали постепенно наполняться жёлтым цветом. Вплотную подойдя к одному из домов, он остановился и на мгновенье замешкался. Его начали одолевать сомнения, которые росли с невероятной скоростью. Пересилив свой страх, он надавил на звонок. Через несколько минут шторка, прикрывавшая дверь с внутренней стороны, открылась. Раздался скрип замка, и на крыльцо вышла девушка. Роскошные светлые волосы плавно спадали на хрупкие плечи, а в больших голубых глазах появилось недоумение. На ней было аккуратное красное платьице, перевязанное белым поясом. «Боже, как она прекрасна!» - подумал Джон. Он нервно переминался с ноги на ногу, и с трудом выдавил из себя:

- Здравствуй, Джейн!

- Привет, Джон, - ответила девушка, не отводя взгляд

- Ты даже знаешь, как меня зовут? – не скрывая собственного удивления, поинтересовался Джон

- Конечно, знаю. Ведь мы соседи и к тому же учимся в одной школе, - хихикнула она

- Джейн.

- Что, Джон? – поправляя волосы, спросила девушка

- Я хотел… - затянув, как старую шарманку, начал он – Я хотел. Ммм. Попросить у вас немного сахара, а то у нас кончился.

- Минутка – упорхнула Джейн, хлопнув дверью

 Потом она появилась, держа в маленьких руках небольшой пакетик с сахаром. Он напоминал магический порошок, который лениво пересыпался внутри из стороны в стороны.

- Вот держи, - Джейн бережно передала ему пакетик – Можешь не возвращать!

- Спасибо, - только и смог ответить Джон.

    Дверь хлопнула, и он остался один. Прекрасная Джейн О'Корнел исчезла, словно виденье. «Какой ещё сахар» - ругал себя Джонни, проклиная собственную неуверенность. Дождь зарядил основательно. Капли ожесточённо барабанили по крышам. Попадая в водосточные трубы, вода с диким рёвом вырывалась наружу, где разбиваясь об асфальт, стекала с тротуара и исчезала в темноте. Накинув капюшон на голову, Джонни шёл по улице. Он продолжал себя ругать за то, что был таким недотёпой, но с другой стороны – он был доволен, что увидел Джейн и впервые заговорил с ней. «Дальше, больше!» - воодушевлённо проговорил он и ускорил шаг.

 

    Семья О‘Корнел переехала из Оклахомы полтора года назад в это тихое и красивое местечко с романтическим названием «Розвелл». Это был своеобразный рекорд. Обычно больше года они нигде не задерживались. Инициатором частых переездов была миссис О'Корнел, которая была твёрдо убеждена в том, что её муж мало зарабатывает. Ей удавалось находить работодателей, заключать сделки прямо из воздуха, а потом «бах» и они уже были в другом городе, и это напоминало волшебство. Мистер О'Корнел археолог по образованию никогда не задумывался над своим заработком. Главное – это любимое дело, которое доставляло удовольствие. Джейн росла сама по себе. Мать её просто не замечала, вместо этого она целыми днями пропадала в обществе любителей женских романов, а вечерами смотрела шоу «Колесо фортуны», которое казалось бесконечным. Отец обожал единственную дочь, только проводить время вместе им редко удавалось, но каждую прогулку, каждый пикник Джейн хранила в памяти, как драгоценное воспоминание.  Она пришла к выводу, что этот тихий городок ей нравится. Пожалуй, по нескольким причинам. Во-первых, она училась в неплохой школе, во-вторых, у неё был симпатичный сосед, хотя немного странный и застенчивый. Только новых друзей завести, пока не удалось. Джейн нравилось жить в «Розвелле» и уезжать отсюда не хотелось.

 

    Школьная столовая размещалась в холле. Широкое, хорошо освещённое помещение, плотно уставленное круглыми столиками. В узких проходах между стульями, как по лабиринтам, блуждали голодные школьники. Майк с друзьями сидели в дальнем углу возле стенки, которая была изрисована чёрным маркером.

- Клёвая погодка сегодня. Может, сходим на пустырь? – предложил Джонни

- Отличная идея! – моментально подхватил Сэм

- Я тоже об этом подумал, - невнятно произнёс Майк, основательно прожёвывая чисбургер. С трудом проглотив большой кусок, он добавил – Сам хотел предложить, но Джонни меня опередил.

    «Джонни каланча дал стрекоча!» - раздался знакомый голос. Он звучал прямо над ухом. Конечно, этот голос принадлежал Бену Козлински, который восседал в центре столовой. «Джонни каланча дал стрекоча!»- повторили шестёрки Бена и зашлись диким хохотом. Казалось, что над ним смеялся не только Бен со своей сворой, а всё столовая. Джонни каланча дал стрекоча, Джонни каланча дал стрекоча раздавалось по всюду, сопровождаясь грохотом кулаков, опускавшихся на металлические столы. Джонни весь съёжился, закрыв уши руками. Он сразу вспомнил тот день.

 

    Это произошло три года назад. Только закончилась математика и в коридор высыпали толпы измождённых школьников. На их лицах сияла радость. Джонни и ещё несколько его одноклассников решили поиграть в фишки. Сев кругом, они принялись за игру. Раздавались хлопки фишек, которые переворачивались в воздухе. Через несколько минут, когда игра полностью захватила ребят, подошёл мальчик. Сначала он стоял в стороне, с живым интересом наблюдая за происходящим, а потом громко спросил: «Можно с вами?» Все подняли голову, в том числе и Джонни. У ребят сначала возникла мысль послать эту малолетку куда подальше, но, увидев красивые, только купленные фишки в его руках, с радостью приняли. До звонка ещё оставалось 5 минут. Джонни был умелым игроком, но сегодня игра не складывалась. Только удавалось наиграть несколько фишек, как он тут же их проигрывал, а потом вновь начинал отыгрываться. Фишки в его руках то убывали, но прибывали. Постепенно он нащупал игру. Настроение сразу повысилось. Джонни начал разорять ребят. Мальчик, который до этого был в выигрыше, стал быстро проигрывать, но едва сообразив, что пора остановиться, уже растерял все свои фишки.

- А ну отдай мои фишки! – во все лёгкие закричал он

- Эт с какой радости? – удивился Джон, который был на полторы головы выше паренька

- Да потому что ты жульничал! – завопил паренёк – Я видел, как перед ударом, ты подставлял палец под фишки, чтобы они точно перевернулись. Думаешь, я слепой???

- Я играл честно! – закричал от возмущения Джонни

- Отдай! Отдай! – рычал малец, пытаясь выхватить силой свои любимые фишки, но ничего не получалось

    Уже давно прозвенел звонок, но набежавшие зеваки даже не собирались покидать такое представление. Наоборот толпа неуклонна росла. Многие, услышав громкие крики, спускались с других этажей. Учителя начали выходить из классов, недоумённо смотря на собравшихся школьников.

- Вали отсюда по добру, по здорову! – рявкнул Джон. Его всего трясло.

- Ах, так! – прохрипел мальчик. Затем, изловчившись,  он со всей силы ударил острым носом ботинка в «пах». Джонни моментально согнулся. Его пальцы разжались и на пол посыпались честно выигранные фишки. От нестерпимой боли из глаз брызнули слёзы, и он побежал. Громко рыдая, одним махом преодолел лестницу и направился в туалет. Захлёбываясь от слёз и соплей, Джонни нырнул в первую кабинку и закрылся на щеколду.

Такого поворота событий никто не ожидал. Все собравшиеся остолбенели. Мальчик, воспользовавшись сумятицей, собрал свои фишки и исчез. Учителя начали заводить детей в классы, и только Бен Козлински прокричал: «Джонни каланча дал стрекоча!», а после расхохотался. Казалось, что от его смеха затряслась вся школа. Эти слова прекрасно слышал Джонни, который прорыдал в кабинке до вечера. С тех пор, где - бы он не появлялся и чтобы не делал, его всюду сопровождала эта обидная кличка.

 

    Пустырь находился за школой. Чтобы туда попасть, нужно было пройти тенистый парк и пролезть в дырку, под оградой, которую они выкопали сразу после того случая с Джонни. «Пустырём» называлось поле, вспаханное бульдозером вдоль и поперёк. Кое-где торчали кустики. Их листья уже не были зелёными. Покрытые вечной пылью, которая поднималась большим облаком по несколько раз в день, они стали серыми и неказистыми. Пустырь по праву можно считать клондайком  различного барахла. Ребята здесь могли пропадать часами в поисках какой-нибудь интересной вещицы. На самой поверхности практически ничего не встретишь, но стоит немного капнуть, как обязательно что-то найдёшь. В прошлом году Майк нашёл отличные часы, которые до сих пор идут. Джонни посчастливилось откапать чёрную бейсбольную биту. Но в этот раз удача улыбнулась Сэму. Он около трёх часов блуждал по пустырю, и когда совсем потерял надежду, заметил какой-то тёмный предмет, лежавший под кустом. Подойдя поближе, он увидел коробку  20х30 сантиметров, в ней не было ничего особенного. Болотного цвета с двумя небольшими прорезями по углам. Но вот что удивительно! Коробка, лежавшая под кустом, была абсолютна чистой. Никто не знает, сколько она там пролежала, но, ни единая пылинка не прилипла к ней. Подняв коробку с земли, Сэм принялся рассматривать её. На одной из граней проступили какие-то иероглифы. Ещё он обнаружил рисунок, который напоминал посох направленный к солнцу. «Где-то я уже это видел» - подумал Сэм. Коробку было приятно держать в руках. От неё исходило тепло. Рыжий, подбросив коробку вверх и ловко схватив её тремя пальцами, побежал к Майку и Джонни, чтобы  похвалиться находкой. Явно расстроенные ребята курили в парке и что-то обсуждали.

- Ребзя, смотрите, что я надыбал! – просиял Сэм, показывая коробку

- Ну-ка, ну-ка, - заинтересованно сказал Майк.

    Пока он вертел коробку в руках, рассматривая её со всех сторон, к Джонни пришла прекрасная идея. Он вспомнил, что отец Джейн археолог и эта штуковина должна его точно заинтересовать, но главное – это отличный повод вновь увидеть Джейн и попытаться пригласить её на свидание.

- Фигня какая-то, - констатировал Майк

- Не нравится, не смотри, - обиженно ответил Сэм, показывая коробку Джонни

- Хм… тут какие-то иероглифы, - задумчиво произнёс Джонни – Ого!

- Что ты там ещё увидел, глазастик? – кинул Майк

- Тут какой-то рисунок. То ли дерево, которое тянется к солнцу, то ли какой-то посох, - предположил Джонни

- Посох, посох! – просвистел рыжий, подпрыгивая на месте. – А вы ничего не почувствовали?

- В смысле?

- Что именно?

- От этой коробки исходят потоки тепла, словно миниатюрная батарея спрятана внутри, - брякнул Сэм, недоверчиво поглядывая на друзей

- Я тоже почувствовал, - подтвердил Джон

- Да чушь всё это! – крикнул Майк и пошёл к школе

- А вот и ни чушь, а вот и ни чушь, - закудахтал Сэм, догоняя друга.

    Начало темнеть. Школьный двор опустел. Небесный купол перевернулся, расплескав тёмно – синюю жидкость. Поднялся слабый ветер. Жёлтая листва кружилась среди деревьев, меж стальных прутьев школьной ограды. Временами ветер затихал, и веяло тишиной.

- Сэмми! – прервал тишину долговязый

- Да, Джонни каланча? – заговорил озадаченный Сэм

- Можно у меня несколько дней побудет эта вещица? – не веря собственным словам, рёк Джон

- Без проблем! Бери, - произнёс рыжий, широко улыбаясь, его волосы на ветру так и полыхали. Он сам ещё до конца не убедился в нужности этой коробки. Она просто доставляла ему эстетическое удовольствие, к тому же неплохо согревала руки загадочным теплом.

 

    Включив ночную настольную лампу, Джонни принялся с жадностью изучать коробку. Иероглифы на гранях коробки проступили и стали более чёткими, словно кто-то смахнул с них вековую пыль. Если днём, на пустыре, Джон был уверен, что это просто непонятные символы, то теперь он осознал, что никакие это были не символы, а аккуратное сделанные карикатуры на неизвестных людей, точнее маски, целая колонка масок, выражающих палитру эмоции от восторга до всеобъемлющего страха. Маски этих людей застыли навсегда, будто сфотографированные в неожиданных ракурсах. Казалось, что в них ещё теплилась жизнь.  По телу пробежала лёгкая дрожь, а ладони вспотели. Повернув коробку, он начал изучать рисунок. «Хм… на дерево это явно не похоже. Скорее, Сэм был прав, это некий шаманский посох, направленный к солнцу», - подумал он, трогая пальцами шершавый рисунок. Выключив лампу, Джонни лёг на кровать. Сложив руки за голову, он продолжил размышления: «Чтобы мог означить этот посох? Возможно, завтра мне расскажет об этом мистер О'Корнел» и моментально уснул. Ему снилась какая-то чертовщина. Огромный костёр, вокруг которого прыгают люди. Женщины в соломенных длинных юбках и мужчины с непонятными перьями улыбаются и что-то поют. С каждой секундой костёр разгорается сильнее, бросая языки пламени в толпу. Прямо возле костра стоит старуха, на вид ей не меньше 100 лет. Она что-то шепчет и сыплет непонятный порошок в пламя. Где-то вдали раздаётся душераздирающий мужской крик. Джону голос кажется знакомым. Конечно, разве можно спутать. Это кричит он! От неожиданности парень вскрикивает и просыпается. Сердце скачет в груди, как сумасшедшее. Обведя испуганным взглядом тёмную комнату, Джонни постепенно успокаивается. Коробка, оставленная на столе, излучает тусклый зелёный свет, которые едва вырывается из прорезей. «Приснится же такое!» - восклицает он и вновь засыпает.

 

    На следующее утро Джон отправился к Джейн. Он решил не ходить сегодня в школу. Смысла в этом особенного не было, намного интересней было разузнать у мистера О'Корнела побольше о таинственной вещице. Направляясь к дому Джейн, он ощущал знакомое тепло. Буквально за один день эта вещь стала для него родной. В ней было всё прекрасно – изящные маски, загадочный рисунок. Ему начало казаться, что коробка изменяет форму, стоит только подольше подержать её в руке. Она словно подчёркивает каждую линию ладони, становясь невероятно удобной и приятной. И это не выдумки, а настоящая правда! Во всяком случае, Джон в этом абсолютно уверен. С той же уверенностью он нажал на звонок. На пороге появился мистер О'Корнел в своём халате. Он выглядел уставшим и слегка потрёпанным. «Видимо всю ночь работал в музее», - сделал вывод Джон.

- Здравствуйте, мистер О’Корнел!

- Привет, Джонни!

- Вижу у тебя, что-то есть для меня!

- От вас ничего не скроешь.

- Тогда доставай, не томи.

    Джон полез в карман и нехотя вытащил коробку. Он уже не хотел с ней расставаться и пожалел, что пришёл

- Проходи в квартиру, - сказал мистер О'Корнел и скрылся в дверях.

    В просторной гостиной на мягком диване сидела Джейн. Её волосы волнами спускались по плечам. Она что-то внимательно читаю, с шелестом переворачивая страницы.

- Привет, Джейн! Что читаешь? – поинтересовался Джон

- Привет, сосед! – заулыбалась Джейн – Готовлюсь к истории. У нас завтра контрольная и надо быть во всеоружии.

- Вижу, ты заинтриговал моего отца. Обычно, когда ему приносят что-то интересное, он полчаса сидит в кабинете, пока не вспомнит о госте, - выдохнула Джейн

- Это точно, - подтвердил Джон, и они вместе рассмеялись

- Джейн, я бы хотел…

    Тут из кабинета выскочил отец Джейн. Он сиял, как новый медяк. В три прыжка преодолев гостиную, он подбежал к Джонни и начал его трясти за плечи:

- Джонни, замечательно. Просто замечательно. Это вещь выше всяких похвал. Ты где её нашёл?

- На пустыре

- Меня уже давно так не удивляли. Я пока не уверен, мне надо время. Ты оставь мне это чудо, я должен внимательно его изучить, а вечером вернёшься и заберёшь. По рукам?

- Хорошо.

- А сейчас ступай, - торопливо говорил отец Джейн, выпроваживая Джона из дома

- Пока Джейн!

- Прощай Джон.

    Он вернулся домой. До вечера уже оставалось не так долго, но это время казалось вечностью. Джонни был в полной растерянности. Он не знал чем заняться. Посмотреть телевизор, поесть. Ему ничего не хотелось. Тоскуя по коробке, он лёг на кровать и попытался заснуть. Через час пришли друзья и предложили сходить на площадку, поиграть в баскетбол, но он отказался. Потом позвонила мисс Хоскинс – давняя подруга матери. Ещё много чего произошло этим днём, но Джонни не придавал этому никакого значения. Он сильно тосковал. Начало темнеть. Джон быстро накинул куртку и выбежал на улицу.

 

    Мистер О'Корнел сидел в кабинете и курил. На его коленке покоилась кучка пепла. Только до прожжённого халата ему не была никого дела, потому что всё внимание было приковано к коробке, которую он держал в руке. Она, безусловно, имела силу над людьми и теперь очаровала археолога. Кабинет учёного напоминал огромную библиотеку. Все стены были заставлены огромными книжными шкафами. Трудно представить, но на полках пылились сотни, тысячи книг, которые собирало ни одно поколение О'Корнел. С трудом оторвав взгляд от загадочной вещи, отец Джейн обратился к Джонни:

    Ты даже представить не можешь всей ценности этой вещи для истории. Я уже давно занимаюсь изучением  древних цивилизаций. Множество вещей прошло через мои руки. Большинство из них заставляло меня тут же бежать в музей и проводить там днями, изучая различные рукописи, чтобы узнать об их происхождении, но это особенная вещь. Ты уже сам в этом убедился. Прищуренные глаза учёного блеснули под стёклами очков. «Вот что мне удалось узнать», - с лёгкой хрипотцей в голосе сказал мистер О'Корнел и начал свой рассказ:

    Ещё до открытия Колумбом Америки, когда материк представлял собой сплошные джунгли, таивший в себе много опасности. Ещё до того, как он был разделён на три государства: Америка, Мексика и Канада. Уже в то время существовали племена аборигенов. Эти племена были рассыпаны по всему материку. Местные жители старались выжить, противопоставляя силам природы свои знания и умения. Самые умные и хитрые из них селились в центре материка. Они поклонялись языческим богам, о чём свидетельствует, сохранившиеся древесные изваяния. Но самое главное - это семейные узы. Они имели невероятнейшую силу. Вождь племени и старейшины обладали знаньями, которые хранились в глубокой тайне. Даже после смерти этих мудрецов о секретах и тайнах никто не знал. Условия были тяжёлыми, а боги капризными, поэтому один из местных аборигенов сделал своими руками коробку, вдохнув в неё жизнь. Это вещь стала порталом в иной мир. Мир, где навеки поселились ушедшие из жизни мудрецы. С помощью неё поддерживалась связь и многие секреты, становились доступными и ясными всем жителям бедных племён. Эти секреты помогали выжить, когда языческие боги были бессильны. Потому эта коробка является уникальной и очень опасной! Понимаешь меня? Очень опасной! Повертев коробку в руках, мистер О'Корнел отдал её Джонни. Закончив свой рассказ, он наклонился к удивлённому парню: «Будь осторожен!» и бросил окурок в пепельницу. Остаток сигареты ещё недолгое время горел, а потом погас.

 

    Джонни не мог уснуть. Рассказ мистера О'Корнела произвёл на него сильное впечатления. Кроме того ему постоянно казалось, что коробка пристально на него смотрит и от одной такой мысли можно заорать во всё горло и прыгнуть в окно. Не в силах сопротивляться детским страхам Джонни открыл глаза. В комнате было темно. На полке лежала коробка, от неё шло сильное излучение ярко – зелёного цвета. Лучи света, которые просачивались сквозь прорези, образовали тонкий шар, внутри которого оказалась коробка. Прошло несколько минут, и Джон стал слышать шум, напоминавшие шум прибоя. Постепенно шум начал распадаться на отдельные голоса. Они говорили на непонятном языке. Прошло ещё мгновенье и голоса пропали. На потолке стали появляться картинки. Сначала Джонни увидел хищные непроходимые джунгли, потом небо, по которому очень быстро проплывали облака. Коробка была проектором этого сумасшедшего показа. Красочные картинки кружились маленькими спиралями в глазах Джона. Невыносимый зелёный свет моментально заполнил всё комнату. Он был таким ярким, что мог сжечь глаза. Потом зелёный свет задрожал, и произошла вспышка. Через мгновенье всё закончилось и в комнате стало темно. Коробка свалилась на пол, а на её гране появилась ещё одна маска. На ней невидимая рука нарисовала изумление. И этой маской был Джонни каланча.

 

    Целое утро миссис Ламберт не покидало плохое предчувствие. Обычно в 7 часов они вместе завтракали, но сегодня Джон не спустился. Не чувствуя ног, испуганная миссис Ламберт бросилась к лестнице. Сердце упало в живот, а руки похолодели. Открыв дверь, она оказалась в спальне сына. В глаза бросилась коробка, которая валялась на полу. В комнате было пусто. Кровать была основательно измята, а в широкое окно ворвался недобрый осенний ветер. «Наверно, убежал через окно по совету Майка. Детские причуды», - подумала миссис Ламберт, убрав в сумку коробку, и ушла на работу.

    Двадцать лет безупречной репутации и безукоризненной работы дали свои результаты, мать Джона повысили до главного бухгалтера, но самое приятное – это собственный кабинет с видом на среднюю школу, в котором можно было укрыться от посторонних и досужих глаз. Но сегодня работа не клеилась: то гелевая ручка потекла, то калькулятор сломался. К тому же руки постоянно тянулись к сумке, в которой лежала коробка, отвлекая от работы. Коробка распространяла тепло. Любопытство взяло верх, и в полдень миссис Ламберт достала её из сумки. Она хотела понять, что в ней было такого особенного. Обычная коробка 20х30 см. На гранях были изображены иероглифы. Повернув коробку правой стороной, она увидела рисунок. На рисунке был изображён чёй-то портрет. Проведя рукой по его шершавой поверхности, она увидела мужчину средних лет. Густые каштановые волосы были зачёсаны назад, а глаза сияли. Мужчина смотрел прямо на миссис Ламберт и пытался что-то сказать. Он ей казался знакомым. Положив коробку обратно в сумку, она продолжила работать.

    Вечер, как вор, подкрался неожиданно, и маленький городок утонул в темноте. Звёзд не было, и только жёлтая луна жадно взирала на уснувшие дома. Возвращаясь домой, миссис Ламберт пыталась вспомнить, где она могла видеть этого человека. Бросив сумку на диван, она включила телевизор и пошла переодеваться. По телевизору шли вечерние новости. Молодая девушка с аккуратной причёской и в строгом костюме говорила о кризисе, и как он отразится на экономике страны в ближайшее время. Потом картинка пропала и пошли помехи. «Это что ещё за фокусы!», - выругалась миссис Ламберт и защёлкала по каналам. Безрезультатно, одни помехи. На диване слегка закачалась сумка и упала. Из неё выкатилась коробка и, сделав маленькую дугу, замерла на столе. Миссис Ламберт слегка вздрогнула. Помехи начали выравниваться, и вскоре появилась картинка. Коробка, выглядевшая серой и безжизненной днём, сейчас словно ожила. Она полыхала ярко-зелёным огнём. С телевизора на неё смотрел мужчина, которого она видела на рисунке. Бархатным голосом он звал её за собой. На фоне заходящего солнца мужчина был ослепительно красив, а его глаза, как два изумруда, сияли. Теперь она всё поняла. Мужчиной был её муж, который десять лет назад погиб в ужасной автокатастрофе. За это время он совсем не изменился. Постепенно лицо стало искажаться, и весь экран заполнил манящий зелёный свет. Прежде чем он задрожал, и произошла вспышка, заворожённая миссис Ламберт успела произнести: «Я иду к тебе, дорогой!» Коробка лениво перевернулась и на одной из её граней появилась новая маска. Точно отражая высшую степень наслаждения, она, безусловно, принадлежала миссис Ламберт и теперь навеки.

 

    Отец Джейн очень сожалел, что отдал коробку Джону. Ему совсем не хотелось с ней расставаться. Сживать её в руке, чувствовать приятное тепло, вот о чём он мечтал уже второй день после встречи с Джоном.  За эти несколько дней археолог совсем раскис. Не вылезая из своего кабинета, он перестать ходить в музей, отчего уже получил хорошую взбучку от жены. Вечером позвонил ребятам из университета, с которыми целый год планировал поехать к дельте Амазонки, и отказался, ссылаясь на плохое самочувствие. У него возникла безумная идея проникнуть ночью в дом к соседям и украсть коробку.  Лёжа в кровати, он прислушивался к дыханию жены. Когда оно стало совсем беззвучным, и послышался лёгкий сап, он на цыпочках вышел из комнаты и пустился вниз. В доме напротив ещё горел свет. Мистер О'Корнел решил переждать.  Долго ждать не пришлось. Через несколько минут свет погас, и он вышел на улицу. Проникнуть среди ночи в чужой дом, оказалось не так-то просто. Всматриваясь в темноту, он увидел открытое окно на втором этаже. К нему вела широкая водосточная труба, которая пряталась в углу. Мистер О'Корнел перелез через ограду и стал взбираться по водосточной трубе. Его ноги трещали в унисон с трубой. Добравшись до середины первого этажа, он сделал маленькую передышку и перевёл дыхание. Спину начало разламывать, а беспощадный ветер стрелял прозрачными пулями в рёбра. Он прекрасно понимал, что это комната Джона. Сейчас, наверно,  мальчик спокойно спит и даже не подозревает, что выживший из ума археолог ползёт к нему по водосточной трубе. Но в эту минуту мистер О'Корнел был готов на всё, а если понадобиться и на убийство. Однако этого не потребовалось, в комнате было пусто. Учёный быстро спустился вниз и забрал коробку, которая лежала на столе, излучая слабое свечение. По телу пробежали потоки тепла, а вся боль и страдания, которые он испытывал секунду назад, исчезли, просто растаяли в воздухе. Тем же способом он вернулся домой, это ему удалось сделать намного быстрее, коробка придавала сил. Старательно спрятав любимую вещь под подушку, он залез под пуховое одеяло и уснул.

 

    Проснувшись в хорошем расположении духа, Бен О'Корнел первым делом пошарил под подушкой. Убедившись, что коробка на месте, он посмотрел на часы. Большая стрелка застыла на 8. «Ого! Невероятно! Я проспал практически сутки!», - воскликнул учёный и спустил вниз.

- Папа! Дорогой! С тобой всё в порядке? – в один голос спросила жена и дочь.

    Они были сильно напуганы. В последние дни мистер О'Корнел сильно изменился. Стал раздражительным и неразговорчивым, постоянно запирался в кабинете. Порой оттуда доносился мерный стук его ботинок, но в основном царила тишина. Даже взгляд изменился.

- Отстаньте от меня! – крикнул он, громко хлопнув дверью кабинета.

    Джейн вышла на крыльцо. Осенний дождь стучал по крыше. Слабый ветер раскачивал чёрные деревья, но было тепло. Устроившись поудобней в плетёном кресле, она открыла книгу. Прочитав несколько страниц, девушка посмотрела на двор. Кругом было тихо и спокойно. Мимо пробежала собака вся грязная и мокрая и исчезла в темноте. Изучая улицу, взгляд девушки невольно остановился на доме Ламбертов, и сразу вспомнилась их первая встреча с Джоном. Он хотел пригласить её на свидание, но вместо этого попросил сахара. Румяное личико Джейн тронула улыбка. Она уже тогда понимала, что сильно нравится ему, но не подавала вида. Ей нравилось наблюдать со стороны за развитием их необычных отношений. До их первой встречи Джонни часто видел Джейн в школе, и их взгляды не раз пересекались, но не более того. Он был слишком застенчив, чтобы подойти и просто так познакомиться, поэтому тот разговор на крыльце остался в её памяти. Рассматривая красивый двухэтажный дом Ламбертов, Джейн даже не могла предположить, что там случилось, и какая опасность скоро постигнет их, как это произошло с Джонни каланчой и его милой мамой.

  Мистер О'Корнел заперся в кабинете. Порывшись в ящике рабочего стола, учёный достал лупу и принялся рассматривать коробку. От неё исходила слабое свечение зелёного цвета, которое с каждой секундой становилось ярче. «Возможно это галлюцинации от нервного расстройства», - подумал он и продолжил обычное исследование. На гранях  проступили маски. Их было много и каждая по-своему уникальна, но больше его заинтересовал рисунок. На нем был изображён валун, покрытый тонким слоем мха. Он напоминал древний тотем или некий предмет для поклонения. Археолог до конца не смог это понять, как коробка выскочила из рук и упала на пол, подкатившись к двери. Мистер Ламберт хотел поднять её, как вдруг стали происходить странные вещи. Большие шкафы с древними книгами – гордость их семьи, стали рассыпаться, как песок на ветру. По лакированному полу пошла тонкая трещина. Дойдя до стены, трещина стала расти в ширину, а потом раскрылась, как огромная пасть сказочного чудовища, из которой появилась небольшое пятнышко серого цвета. Археолог был в замешательстве. Его мозг отказался воспринимать такую реальность и отключился на несколько минут, как предохранитель на  компьютере. Придя в себя, он увидел огромный валун, который выполз из трещины. Он занимал половину кабинета и упирался в потолок. Покрытый мохом и толстым слоем застывшей глины, он казался пугающий и совсем не вписывался в интерьер комнаты. Коробка, основательно разогревшись перед славным ужином, бросила слепящие лучи света на поверхность этого древнего гиганта. Несколько минут ничего не происходило, только испуганный до чёртиков учёный громко сглотнул. Потом на поверхности валуна стали появляться буквы. Они были большие и зелёные. Словно чья-то невидимая рука писала послание из другого мира, старательно выводя каждую букву. Последние иероглифы зелёный мел обвёл несколько раз, и произошла вспышка. Коробка погасла, а на грани появилась новая маска. Она казалась безжизненной, если не считать глубочайшего ужаса, который когда-либо испытывал человек, и этим человеком был мистер О'Корнел.

 

    Наступил новый день, несущий новые проблемы и хлопоты. Джейн собрала книжки и ушла в школу. Она старалась отгонять от себя все мысли, связанные с маленьким помешательством отца. Именно, помешательством, по-другому это не назовёшь. Она его сильно любила и верила, что эти странности носят временный характер. Пройдёт время и всё будет как прежде.

    Возможно, миссис О'Корнел не была идеальной матерью. Временами ей не хватало чуткости и нежности в отношении дочери. Но она прекрасно знала своего мужа. Проживая долго под одной крышей, между людьми устанавливается связь. Они начинают чувствовать и понимать друг друга без слов, как близнецы. Что-то подобное было и между ними. Миссис О'Корнел не впадала в панику из-за проведённой ночи в одиночестве. В последнее время это стало нормальным явлением. Но сегодня в её голове не прекращал звучать маленький пронзительный звоночек, тревоживший сознание. Позавтракав, она подошла к кабинету мужа и постучала.

- Милый, ты опаздываешь в музей!

    Ей ответила тишина. Снова раздался стук и снова гнетущая тишина. Тогда её рука потянулась к изогнутой металлической ручке. Щёлкнул замок и дверь открылась. В комнате было пусто. У миссис О'Корнел сложилось впечатление, что кабинет не посещали как минимум месяц. Не смотря под ноги, она едва не наступила на небольшой предмет. Это оказалась коробка. «Хм… необычная вещица» - подумала она. Тепло, которым наполняла ладонь эта штуковина, было расслабляющим. Забыв о муже, миссис О'Корнел отправилась к подруге.

    Лора Хоскинс жила в двух кварталах от её дома. Мужчины на неё не обращали внимания из-за хромоты, которую она получила пять лет назад, упав с лестницы. Первое время Лора не могла смириться с тем, что до конца жизни будет хромать. Что она только не пробовала, чтобы избавиться от физического недуга и ходила на занятия по восстановлению здоровья, смотрела передачи, где накаченный мужик показывал упражнения по укреплению тела, покупала различные тренажёры через интернет. Только никаких результатов. Постепенно время выветривало из головы всё упорство и старания. Существенную помощь в те тяжёлые времена ей оказали романы Даниэлы Стил. Стоило только открыть первую страницу, и Лора попадала в мир романтики и любви, где невинные девушки влюблялись в настоящих мужчин. «Оо,как же красиво!» - не уставала повторять она. Наслаждаясь одинокими вечерами чтением очередной книги, Лора всё больше и больше хотела поделиться своими эмоциями и впечатленьями с другими. Именно так появилось «Общество любителей женских романов».

    Миссис О'Корнел опоздала и пришла, когда уже началось обсуждение. Лора, по традиции, начала первой делиться своими впечатлениями. Это общество только имело такое название, но романы обсуждались первые часика полтора, а потом шли в ход новые сплетни, слухи. Кто приехал, кто уехал. Не обходили вниманием симпатичного автомеханика. Именно для этого приходила миссис О’Корнел. Она не любила читать глупые выдумки, ей больше по душе тратить деньги мужа в магазинах и смотреть «Колесо фортуны», где очередной сантехник выигрывал крупную сумму денег. Обычно она с удовольствием делилась своими наблюденьями с подругами. Об этом они могли говорить ночи напролёт, но сегодня ей было скучно. Коробка согрела сумку от осеннего холода, и тепло плавно стало распространяться на левую руку Миссис О’Корнел. Она поначалу хотела поделиться своей находкой, которую нашла в кабинете мужа, но что-то её сдерживала и не давала этого сделать. В этом обществе в основном собирались женщины с ближайших кварталов, и мать Джонни каланчи не была исключением. Она любила частенько захаживать и говорить о различных мелочах. Её звонкий смех оживлял этот дом. Только сегодня её место пустовало, на это сразу обратила внимание миссис О'Корнел. В свою очередь это новость стала новой темой для разговора, который разгорелся с новой силой, как коробка, которая лежала в кожаной сумке и ждала своего часа. Попрощавшись со всеми и пообещав позвонить Лоре на днях, мать Джейн отправилась домой.

    На улице уже было темно. Высокие сгорбленные фонари освещали широкую улицу. Миссис О'Корнел достала коробку из сумки и начала её вертеть в руках. Она не заметила маски, которые таились на гранях коробки. Её тонкие пальцы сами перевернули коробку загадочным рисунком вверх. О'Корнел провела по нему рукой и подошла поближе к одному фонарю. На рисунке были изображены деньги, очень много денег, как в её любимом шоу. Сильная волна удовольствия подкатила к горлу, а спина похолодела. В глазах засверкали два зелёных огонька, в которых отражались деньги. Фонарь, под которым стояла женщина, замигал и погас. Одновременно погасли свет на всей улице, а потом случило это! Тот момент, который так ждала миссис О'Корнел, с неба посыпались деньги. Они плавно кружились в воздухе и падали. Это был настоящий денежный ливень, а через несколько минут деньги, превратились в огромный зелёный океан, который смыл все дома, фонари, деревья. От такой удачи женщину всю затрясло. Она бросила коробку и начала судорожно хватать деньги руками, ртом, ловко подгребать под себя ногами, стараясь захватить больше, намного больше, чем можно представить. Изо всех сил она заорала: «Моё!» и яркая вспышка взметнула деньги вверх. Фонарь, слегка затрещал, и загорелся вновь, как ни в чём не бывало, снабжая пустынную ночную улицу светом. Только серая коробка подкатилась к дому О'Корнелов, прислонясь к почтовому ящику. На её потемневшей грани появилась новая маска, которая олицетворяла алчность. Теперь она ждала Джейн. Ту самую Джейн О'Корнел!         

 

    Майк, как привидение, слонялся по длинным коридорам школы. Забыв про учёбу, забросив соревнования по баскетболу, он был полностью погружён в собственные мысли и рассуждения. Его волновали события последних двух недель: внезапное исчезновение Джонни и. скорее всего, миссис Ламберт, потому что никто из них не отвечал на его звонки, а также неожиданный отъезд Сэма. Ему хотелось связать все события воедино и дать разумное объяснение. Подойдя к широкому окну, он посмотрел на школьный двор. Сразу вспомнились друзья, как они вместе выбегали после уроков и шли на пустырь. Но это всё было в прошлом. «Пустырь!» - воскликнул он. Ведь именно там Сэм нашёл эту коробку. Теперь все кусочки воспоминаний соединились в ясную картинку. «Ну, конечно! Как я сразу не догадался! Всё из-за этой коробки!» - произнёс Майк, проведя пальцами по стеклу. Как только Сэм нашёл коробку, начались неприятности. Джонни попросил её на несколько дней, и после его никто не видел. Сэм, почувствовав неладное, уехал из города. Ему можно было только поражаться. Временами мозги Сэмми работали в сверхскоростном режиме, и угнаться за его рассуждениями было просто невозможно. «И что же всё-таки в этой коробке такого?» - задумался он. Если Джон исчез, следовательно, коробка его похитила. «Коробка, похищающая людей!», - большего бреда я не говорил и вряд ли скажу, подумал Майк. Повернувшись спиной к окну, он увидел в конце коридора Джейн, ту самую Джейн О'Корнел. Её лицо было бледным, как полотно. Казалось, что она не шла, а плыла, озираясь по сторонам. В её широких голубых глазах отразилась растерянность. Ещё секунду и девушка упадёт на пол. Хоть они были незнакомы, но Майк подошёл к ней и осторожно заговорил:

- Привет, Джейн.

- Здравствуй, Майк.

- Что-нибудь произошло? Ты болезненно выглядишь.

- Да… произошло.

- Не хочешь со мной поделиться? Станет легче, вот увидишь.

- Я бы этого хотела, но боюсь, что ты меня не поймёшь и примешь за сумасшедшую.

    Майк моментально сообразил, что это как-то связано с коробкой. Каким-то образом, она перекочевала от Джонни к Джейн. Буквально минуту назад, похищение людей он считал полным бредом, но теперь был твёрдо уверен в обратном.

- Послушай, давай после уроков я тебя провожу до дома, а по дороге ты мне всё расскажешь?

- Хорошо.

- Я тебя буду ждать на крыльце.

    На уроки Майк не пошёл, проведя это время в тенистом парке за школой. Ещё совсем недавно они гуляли здесь. Именно на этом месте, 2 недели назад, к ним подбежал возбуждённый Сэм и показал эту штуковину. Докурив сигарету, Майк отправился на школьный двор. Куда не посмотришь, всюду воспоминания. От наплыва чувств может запросто помутиться рассудок, но сейчас, как никогда, ему необходимо оставаться хладнокровным. Уже давно прозвенел звонок, и все разошлись по домам. Только Джейн не появилась. «Может, её задержали после уроков», - начал успокаивать себя Майк. Уже собираясь, уходить домой, он ещё раз в надежде посмотрел на большие железные двери. Одна из них плавно открылась и появилась Джейн. Зажав в руках учебники, она казалась беззащитной и сильно напуганной. Девушка подошла к нему и невнятно пробормотала:

- Майк, мои родители пропали.

    В её печальных глазах блестели слёзы.

- Как пропали? Разве это возможно?

- Я сама не понимаю, как это произошло. Просто ещё вчера у меня были отец и мать, а сегодня их нет. Словно, их стёрли навсегда из моей жизни.

    Они отправились к дому Джейн.

- Давай попробуем вспомнить, с чего это началось.

- Да я помню, - воскликнула девушка. Два локона упали на её лицо. Поправив их, Джейн продолжила – К нам в тот вечер приходил Джонни. У него в руках была какая-то штуковина. Отец тогда сильно обрадовался этому загадочному предмету и даже предложил оставить его до вечера у себя для исследований. Едва стемнело, и Джон вернулся за коробкой. После этого отец изменился. Я думала, что это временный срыв, такое бывает, когда жизнь не приносит должного удовольствия, но мне и в голову не могло прийти, что это навсегда.

- А что именно произошло с твоим отцом?

- Он стал раздражительным и нервным. Отказался ехать на раскопки к дельте Амозонки, куда готовился целый год. Перестал ходить на работу, из-за чего они часто ссорились с мамой. Постоянно запирался в кабинете, где проводил ночи. В последний день, когда я его видела, произошло ещё кое-что.

- И что же случилось?

- Отец проспал практически целые сутки, а его тапки были грязными и порванными в нескольких местах. Словно целую ночь он провёл не дома, а на какой-то свалке. Это удалось мне заметить украдкой, потому что он быстро спустился и скользнул в кабинет, из которого уже не вышел.

    Джейн заплакала и выронила книги.

- Это всё очень странно, - произнёс Майк, собирая учебники девушки – А ты ничего не заметила в его руке? Может ту штуковину, которую приносил Джон.

- Кажется, что-то подобное я видела, но не уверена.

    Их разговор затянулся, и Майку уже пора было идти домой. Он хотел попрощаться с Джейн, как увидел прямо возле дома О'Корнел странную вещь, светившуюся зелёным цветом. Девушка тоже её заметила. Они подошли поближе, чтобы разглядеть предмет. Безусловно, это была та самая коробка. Джейн вскрикнула и замолчала. Зелёный свет успокаивал и гипнотизировал их. Не удержавшись от соблазна, она взяла вещь в руки.

- Зачем ты это сделала? – возмутился Майк.

- Просто руки сами потянулись

- Ты так и не поняла, что эта штуковина только этого и добивается, а потом безжалостно давит людей как клопов.

- Я знаю, но надо рассмотреть и узнать её получше. Майк, можешь побыть у меня немного. А потом пойдёшь домой. Обещаю. Просто мне страшно, а точнее – страшно интересно.

    Только полный псих отказался бы от такого предложения, потому что Джейн считалась самой красивой девушкой в школе. Все парни были готовы с ней встречаться, стоило ей щёлкнуть пальцем.

- Я останусь. Не могу тебя оставить в таком состоянии одну.

- Спасибо

    Джейн слегка улыбнулась и принялась изучать коробку, как это делали до неё многие. Для каждого человека у коробки был свой сюрприз. Она сразу заметила, что свет, который сочился сквозь прорези менял оттенки. На сероватых гранях красовались маски. Теперь осталось место только для одной маски. Ею должна была стать Джейн. Девушка была полностью увлечена исследованием коробки и не обращала внимания на Майка, который улавливал каждое её движение. Рассмотрев внимательно маски, она повернула коробку, и ей открылся рисунок

- Майк, если несложно принеси мне тряпку, - сказала девушка, награждая его лучезарной улыбкой – Она на кухне, в умывальнике.

- Секундочку

    Майк побежал, как ошпаренный на кухню, и принёс тряпку

- Вот держи

- Спасибо

    Джейн провела влажной тряпкой по рисунку и увидела какое-то строение. Его стены проступили, и стали более отчётливо видны. «Конечно, это моя мечта – лондонский университет», - сделала вывод Джейн. Она хотела отдать мистическую коробку Майка, как стены вокруг затряслись. Коробка озарилась ярко – зелёным светом. С полок начали падать вещи. Большое зеркало, которое подарил ей отец на день рождение, сорвалось с гвоздя и разбилось, разлетевшись на сотни мелких осколков. Посыпалась побелка. Раздался громкий трест, словно поленья догорали в костре, и большая доска упала прямо на голову Майка. Он потерял сознание. Джейн не могла двигаться, страх сковал её тело. Она слегка всхлипывала, а дыхание участилось. Вскоре их уютная гостиная превратилась в огромную аудиторию. Прозвенел звонок, и студенты начали заходить внутрь. Аудитория была такой большой, что могла уместить несколько факультетов сразу. Когда все расселись, воцарилась гробовая тишина. Маленькая сморщенная старушка подошла к доске. Взяв зелёный мел, она стала писать. Мел скрипел и крошился на её выцветшее платье. Закончив писать, старушка откашлялась и прочитала вслух: «Тема лекции – Остров сумасшествия и безумия в архипелаге вечного молчания». После чего дико рассмеялась. От её смеха глобус на столе вспыхнул и стал бешено вращаться внутри тонкой металлической опоры. «Итак, к доске пойдёт! Показать где находится этот остров!», - воодушевлённо произнесла старушка – Джейн О'Корнел.

- Браво, - послышался чей-то голос

- Ты справишься, - кто-то прокричал с галёрки

- Мы с тобой одной крови!

    Невидимые силы подхватили Джейн, и она направилась к доске. На столе её уже ожидал глобус, который напоминал центрифугу. Девушка медленно спускалась, всматриваясь в студентов. Удивительно, но среди них не было, ни одного парня! Конечно, потому что вся аудитория состояла из её двойников. Они были в различной одежде, но все были Джейн. Даже старушенция напоминала Джейн в старости. Ей это удалось понять по голубым глазам, которые со временем не выцвели.

    Постепенно Майк начал приходить в сознание. Перед ним лежала коробка, которая превратилась в зелёный шар. Джейн не было рядом. Половину её тела уже забрала эта штуковина, но у Майка был шанс спасти её и положить конец этому безумию. Оставалась считанные секунды, тело девушки всё больше погружалось в неизвестность. Избавившись от доски, которая пригвоздила его к дивану. Подняв её над головой, он начал бешено колотить по коробке. С каждым ударом ярко-зелёный шар, в который облачилась коробка, темнел, а потом и совсем погас. Майк спас Джейн от адского экзамена по географии. Она потеряла сознание. Той же ночью Майк избавился от коробки. Он отнёс её на пустырь. Выбрав место, куда бульдозер не сможет добраться, и там выкопал яму 3 фута глубиной и 2 шириной. Бросив туда мистическую коробку, он похоронил её под толстым слоем земли.

    На следующее утро семья Майка уехала из тихого и красивого местечка с романтическим названием «Розвелл», и уже навсегда. Джейн уехала вместе с ними и стала любимой сестрой Майка, которой у него никогда не было. С тех пор прошло уже 15 лет, но она так и не заговорила. Замкнувшись в себе, девушка словно хранила некую тайну.

 

Рейтинг: 0 208 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!