ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 65

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 65

 Г Л А В А 65

Истекла четвёртая ночь с момента ухода Большой воды. Тихая, тёплая ночь. Без луны, но обильно звёздная. Светло. Хоть и покемарила часок - другой, но чувствовала себя даже очень неплохо.

Зеб лежал на Сапоге. Справа сонно бормотала вытекающая река. Ущелье тонуло в тумане. Слева, приглушённый расстоянием, долетал шум водопада - втекающей речки. Всё собиралась выяснить, откуда она течёт: снег - давно уже история, Большая вода ушла, а поток неизменен. Пожалуй, сегодня можно слетать. Вот Зеб покушает, отдохнёт, и прошвырнёмся.

- Зеб, спустись, пожалуйста, к воде. Умыться хочу.
- Проснулась? - зевнул Зеб, клацнув зубами. Затем хмыкнул: - Храпунья...
- Что? Что ты сказал?
- Малявка, а храпака задавала такого, что у меня уши закладывало.
- Это шутка юмора?
- Я ещё не поел, чтобы шутить. Истинная, правда. До сих пор в голове эхо бродит.
- Ладно... Извини, не знала... Нервы, должно быть, расшатались...
- Да я не в укор. Просто... О, что это? - Зеб напрягся: - Видишь?

Я вертела головой, но ничего особенного не увидела.
- Где? Куда смотреть?
Зеб указал лапой. Высокий крутой берег, местами осыпавшийся - образовались рваные ниши, рядом тихая гладь воды. Ничего такого не бросалось в глаза. Далековато, да и зрение моё не сравнить с кошачьим.
- Видишь? - повторил Зеб уже с тревогой.
- Давай поближе.

Вскоре и я увидела: на поверхности воды лежала змея. Она была серебристо-голубого цвета, длиной более десяти метров и толщиной... как обычная пивная бутылка. Головы у змеи не было, вернее, она терялась в осыпи. Тело змеи вибрировало, и мелкие волны расходились веером. На первый взгляд, вызывало недоумение положение змеи: почему обвалом придавило только голову? Насколько я знаю, змеи весьма юркие и чуткие, улавливают малейшие колебания,... а тут берег осыпался... Будто намеренно сунулась под падающие камни... Хотя... она могла быть обессиленная, оглушённая... Стоп! А не Середа ли явилась за ответом? Так неудачно...

- Зеб, садись на камни.
- Стоит ли рисковать? Змеи даже на последнем издыхании... кусают.
- Эта не укусит. Садись!


Зеб буркнул невнятно и плавно опустился на торчащий из воды обломок берега. Вздрагивающее тело змеи уходило как раз под него. Точно почувствовав наше присутствие, змея слабо задёргалась. Как же ей помочь?! Разнести вдребезги эту глыбу? Рискованно: либо её заденет, либо ещё больше придавит. С другой стороны, не попытаться... как-то не свойственно для Зазирки Справедливой. А Варька пусть с обмирающим сердцем глотает слёзы в своём закутке...
Ну, дорогие мои помошнички, рискнём?

- Зеб, приподнимись.
Мы зависли над глыбой. Я направила меченую ладонь в её центр и, неожиданно для себя, выдохнула:
- Давай, только... аккуратненько.
Хрустнуло, словно стекло под ногой, и глыба осыпалась мелким щебнем.

И мы с Зебом вскрикнули от увиденного: открылась узкая ниша в стене берега, с полметра над водой, а в ней, согнутая полукольцом, ободранная рыба-сом, и тело змеи торчало из плотно сжатых губ её; жабры вяло шевелились, сквозь щели сочилась вода.
- Д – И – М - А!!! - заорала я изо всех сил.
А Зеб уже пристраивался к нише. Зацепился тремя лапами за камни, почти отвесно, а четвёртой пытался спихнуть Диму в воду. Слишком велика рыбина...

И тут случилось невероятное: тело змеи резко изогнулось в сторону Димы, скользнуло под него и петлёй высунулось у самой стены, затем мимо нас прошуршал хвост, юркнул в петлю и, образовав узел, слегка затянул его. Остаток хвоста захлестнулся на лапе Зеба.
 Впустую Зеб тужился: тело рыбины лишь чуть-чуть покачивалось. И только...
Странно, очень странно, только почему-то мои телепортические Силы не включились. Может, от того, что слишком сильно была потрясена увиденным?
- Зебушка, ну ещё немного! - вскрикивала скорее Варька, чем Зазирка.
Зеб пыхтел, молотил воздух крыльями, хвост змеи натянулся струной...

Внезапно чёрная тень накрыла нас. Я дёрнулась, вскинув голову: на нас падало огромное покрывало из перьев.
Странно, только я не успела испугаться. И предпринять что-либо для спасения.
Покрывало накрыло меня, царапнув перьями оголённые участки, пахнуло стойким запахом свежесваренного ещё горячего яйца "вкрутую" и... чудовищная сила рванула нас с Зебом, понесла...
Я с детства не люблю варёные яйца, а запах их и бледные с зеленцой желтки вызывали отвращение. Сейчас этот отвратительный запах лез в ноздри, в рот, заполнил лёгкие...
Не знаю, как Зазирка, а Варька элементарно хлопнулась в обморок, сражённая тошнотой...

...Очнулась я... на коленях Зарёмы. Рядом стояли Зеб и Ягодка. В воздухе вопросительно кудахтал Гоша.
- Что случилось? – спросила, и тотчас вспомнила предысторию. - Как Дима?
- Хорошо, - грустно улыбнулась Зарёма.
- Будет жить, - хмыкнул Зеб. - Если чешуя не отрастёт, как я, плешивым будет...
Зарёма глубоко вздохнула, внутренне всхлипнула.
- А змея?
- ??!!
- Там была змея!
- Эта? - усмехнулся Зеб, кивнув влево.
Зарёма осторожно поставила меня на ладонь, приподняла. Мы находились на берегу озера. Шагах в пяти от нас между двумя валунами горел костёрчик. Над ним переброшена сучковатая палка, опутанная серебристо-голубой нитью. Она была тонкой и мохнатой, как мохеровая...
- К...колобок?!
- Он самый! Нашёлся пропащий!

И мне рассказали то, что я упустила, пока валялась в обмороке.
Гоша вылетел в дозор, не дожидаясь пробуждения Ягодки. Возможно и не в дозор, а по наивности думал поискать чего-нибудь съестного. Как бы там ни было, но Гоша увидел, как Зеб  пытается вытянуть рыбину из ниши. Решил помочь, видимо, рассчитывая на долю. Опустился, захватил бережно лапами Зеба и понёс всю связку к берегу. Однако змея распуталась, и рыбина грохнулась в воду. Отчаянью Гоши не было границ, но всё же он донёс Зеба до берега. Змея всё ещё прочно обхватывала лапу Зеба. Он тряхнул ею и змея опала, извилисто растянулась на камнях. У змеи вообще не было головы! И вовсе это не змея, а кусок верёвки. По всей её длине сочилась вода - верёвка "худела" на глазах. Вскоре Зеб был уверен, что уже видел эту нить...
Неожиданно нить приподнялась, изогнулась в спираль и дёрнулась, сыпанув брызгами. И Зеб вспомнил: КОЛОБОК!
Пропавший в день нашествия Рарогов, Колобок объявился чудесным образом близ заваленной обвалом рыбины. И стал своеобразным насосом, снабжавшим водой сохнущие жабры Димы. Теперь вот сушится.

Для меня воскрешение Колобка было огромнейшей радостью, для других же много больше. Все знали, что это не просто клубок шерстяной нити, а ЧЬЕЙ шерсти. И что Колобок - Проводник Зазирки, определённый самой Ладанеей. Возвращение Колобка удваивало веру в Зазирку, в её будущие победы. А, следовательно, в неминуемое поражение Вонюки. И возврат к былым временам, когда царили Лад и Правь...

Не в полную силу радовалась одна Зарёма. Дима был всё ещё рыбой, и даже воскрешение Колобка не облегчало его участь. Конечно, Зарёма безмерно признательна Колобку за спасение Димушки, но... чары не сняты! И Зазирка что-то не рвётся их разрушить...

В печальном осунувшемся лице девочки это не выражалось, но я интуитивно чувствовала. Обещать обещала, но как выполнить, понятия не имела. Старшая уверяла, что заклятье кровное, то есть на крови Вадима. Где её взять? Вообще-то у Димы, в сущности, та же кровь, ведь они близнецы. Только... сгодится ли... рыбья кровь? Где гарантии, что она не подверглась изменениям? Нет таких гарантий!
Всё это я и высказала без утайки. Зарёма слушала внимательно, покусывая побелевшие губы. Помолчав, глухо выдавила:
- Попробуй...
- Хорошо. Давай попробуем.

Зарёма вошла в воду, опустилась на колени. Здесь было мелководье, и вода сейчас едва достигала пояса. Свободной рукой Зарёма похлопала по воде и тотчас рядом показалась широкая спина рыбины. Вся в ссадинах. Верхний плавник изодран.
Зарёма трепетно провела кончиками пальцев по рыбьей спине. Возникла голова. Один ус обломан, на лбу небольшая рваная рана. Рыба ткнулась губами в ладонь Зарёмы, замерла. Но через пару секунд вздрогнула, отпрянула. И на меня глянули грустные Димкины глаза.
- Привет, Дима...
Шелохнул хвостом, полуприкрыв глаза, зашевелил губами.
 - Я рада тебя видеть! Очень! Дим... я хочу попробовать снять чары. Понимаешь... никакой уверенности, что получитс
я... Могут быть... нехорошие последствия... Но попытаться надо. Ты согласен?
Кивнул. Глаза вновь широко распахнуты, глядят прямо в душу мне. И... верят в успех. Ах, мне б такую уверенность!

Дима подплыл ближе, почти касаясь Зарёмы. Затаив дыхание, она опустила меня на его спину. Было скользко и, дабы не грохнуться в воду, я села. Сырая прохлада торкнула меня и растеклась по-всему телу.
Что делать, я не знала. Для начала вжала ладони в слизистый хребет и воззвала к помощникам Телохранителям. Разумеется, чётко обозначив, чего желаю.
Через секунду я увидела рыбьи внутренности, в мельчайших подробностях. Отметила: повреждений нет. И... что "объект" долгое время ничего не ел. Затем обследовала костяк - каждый суставчик, каждую косточку. Всё цело. И, наконец, кожа - вид изнутри. Местами зияли рваные дыры. Мысленно приложила ладонь с Браслетом к каждому повреждённому участку. Последним был тот, что на лбу.
"Кино" погасло, и я опять увидела спину Димы, воду, Зарёму. Девочка гладила голову рыбины и напряжённо смотрела на меня.
Кто бы подсказал, что делать дальше?! Хотя бы: с чего начать? Может...

Я извлекла Камень. Он был странного вида: словно забрызган красками, синей и рыжей. И над каждым пятнышком едва уловимый дымок. Что бы это значило?
Не придумав ничего, я просто приложила Камень к спине Димы. Камень мгновенно стал тёплым, пятна смешались, окрасив его в бурый цвет, дымок затянул белёсой плёнкой.

А потом Диму тряхнуло. Я полетела в воду, но Зарёма была начеку и я не успела наглотаться.
Дима бился, как рыба, подсечённая на крючок. Волны, брызги окатывали нас с головой. Зарёма продолжала стоять на коленях, сжав меня в ладонях, пропахших рыбой, и что-то быстро-быстро шептала. Камень, как уголёк, жёг мне грудь.
И вдруг всё стихло. Зарёма вскочила, пронзительно вскрикнув:
- Димушка! Любый мой!
Я глянула сквозь пальцы Зарёмы: Дима удалялся. Он то скользил по поверхности воды, то уходил под воду, чтобы в следующую секунду выпрыгнуть и, извиваясь, грохнуться плашмя на воду. Рыба, казалось, обезумела.
Вот в последний раз выпрыгнула и волчком ушла в воду.
И наступила жуткая тишина.

Зарёма, всхлипнув, раскрыла ладони.
- Не получилось... - невольно вырвалось у меня.
- Ты сделала, что могла, - тихо сказала Зарёма, судорожно сглотнув. - У него... мозг простого человека... он слаб для Божественной Силы...
Мне осталось только согласиться. А на сердце лёг ещё один булыжник, и давил, давил...

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0047079

от 8 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0047079 выдан для произведения:

 Г Л А В А 65

Истекла четвёртая ночь с момента ухода Большой воды. Тихая, тёплая ночь. Без луны, но обильно звёздная. Светло. Хоть и покемарила часок - другой, но чувствовала себя даже очень неплохо.

Зеб лежал на Сапоге. Справа сонно бормотала вытекающая река. Ущелье тонуло в тумане. Слева, приглушённый расстоянием, долетал шум водопада - втекающей речки. Всё собиралась выяснить, откуда она течёт: снег - давно уже история, Большая вода ушла, а поток неизменен. Пожалуй, сегодня можно слетать. Вот Зеб покушает, отдохнёт, и прошвырнёмся.

- Зеб, спустись, пожалуйста, к воде. Умыться хочу.
- Проснулась? - зевнул Зеб, клацнув зубами. Затем хмыкнул: - Храпунья...
- Что? Что ты сказал?
- Малявка, а храпака задавала такого, что у меня уши закладывало.
- Это шутка юмора?
- Я ещё не поел, чтобы шутить. Истинная, правда. До сих пор в голове эхо бродит.
- Ладно... Извини, не знала... Нервы, должно быть, расшатались...
- Да я не в укор. Просто... О, что это? - Зеб напрягся: - Видишь?

Я вертела головой, но ничего особенного не увидела.
- Где? Куда смотреть?
Зеб указал лапой. Высокий крутой берег, местами осыпавшийся - образовались рваные ниши, рядом тихая гладь воды. Ничего такого не бросалось в глаза. Далековато, да и зрение моё не сравнить с кошачьим.
- Видишь? - повторил Зеб уже с тревогой.
- Давай поближе.

Вскоре и я увидела: на поверхности воды лежала змея. Она была серебристо-голубого цвета, длиной более десяти метров и толщиной... как обычная пивная бутылка. Головы у змеи не было, вернее, она терялась в осыпи. Тело змеи вибрировало, и мелкие волны расходились веером. На первый взгляд, вызывало недоумение положение змеи: почему обвалом придавило только голову? Насколько я знаю, змеи весьма юркие и чуткие, улавливают малейшие колебания,... а тут берег осыпался... Будто намеренно сунулась под падающие камни... Хотя... она могла быть обессиленная, оглушённая... Стоп! А не Середа ли явилась за ответом? Так неудачно...

- Зеб, садись на камни.
- Стоит ли рисковать? Змеи даже на последнем издыхании... кусают.
- Эта не укусит. Садись!


Зеб буркнул невнятно и плавно опустился на торчащий из воды обломок берега. Вздрагивающее тело змеи уходило как раз под него. Точно почувствовав наше присутствие, змея слабо задёргалась. Как же ей помочь?! Разнести вдребезги эту глыбу? Рискованно: либо её заденет, либо ещё больше придавит. С другой стороны, не попытаться... как-то не свойственно для Зазирки Справедливой. А Варька пусть с обмирающим сердцем глотает слёзы в своём закутке...
Ну, дорогие мои помошнички, рискнём?

- Зеб, приподнимись.
Мы зависли над глыбой. Я направила меченую ладонь в её центр и, неожиданно для себя, выдохнула:
- Давай, только... аккуратненько.
Хрустнуло, словно стекло под ногой, и глыба осыпалась мелким щебнем.

И мы с Зебом вскрикнули от увиденного: открылась узкая ниша в стене берега, с полметра над водой, а в ней, согнутая полукольцом, ободранная рыба-сом, и тело змеи торчало из плотно сжатых губ её; жабры вяло шевелились, сквозь щели сочилась вода.
- Д – И – М - А!!! - заорала я изо всех сил.
А Зеб уже пристраивался к нише. Зацепился тремя лапами за камни, почти отвесно, а четвёртой пытался спихнуть Диму в воду. Слишком велика рыбина...

И тут случилось невероятное: тело змеи резко изогнулось в сторону Димы, скользнуло под него и петлёй высунулось у самой стены, затем мимо нас прошуршал хвост, юркнул в петлю и, образовав узел, слегка затянул его. Остаток хвоста захлестнулся на лапе Зеба.
 Впустую Зеб тужился: тело рыбины лишь чуть-чуть покачивалось. И только...
Странно, очень странно, только почему-то мои телепортические Силы не включились. Может, от того, что слишком сильно была потрясена увиденным?
- Зебушка, ну ещё немного! - вскрикивала скорее Варька, чем Зазирка.
Зеб пыхтел, молотил воздух крыльями, хвост змеи натянулся струной...

Внезапно чёрная тень накрыла нас. Я дёрнулась, вскинув голову: на нас падало огромное покрывало из перьев.
Странно, только я не успела испугаться. И предпринять что-либо для спасения.
Покрывало накрыло меня, царапнув перьями оголённые участки, пахнуло стойким запахом свежесваренного ещё горячего яйца "вкрутую" и... чудовищная сила рванула нас с Зебом, понесла...
Я с детства не люблю варёные яйца, а запах их и бледные с зеленцой желтки вызывали отвращение. Сейчас этот отвратительный запах лез в ноздри, в рот, заполнил лёгкие...
Не знаю, как Зазирка, а Варька элементарно хлопнулась в обморок, сражённая тошнотой...

...Очнулась я... на коленях Зарёмы. Рядом стояли Зеб и Ягодка. В воздухе вопросительно кудахтал Гоша.
- Что случилось? – спросила, и тотчас вспомнила предысторию. - Как Дима?
- Хорошо, - грустно улыбнулась Зарёма.
- Будет жить, - хмыкнул Зеб. - Если чешуя не отрастёт, как я, плешивым будет...
Зарёма глубоко вздохнула, внутренне всхлипнула.
- А змея?
- ??!!
- Там была змея!
- Эта? - усмехнулся Зеб, кивнув влево.
Зарёма осторожно поставила меня на ладонь, приподняла. Мы находились на берегу озера. Шагах в пяти от нас между двумя валунами горел костёрчик. Над ним переброшена сучковатая палка, опутанная серебристо-голубой нитью. Она была тонкой и мохнатой, как мохеровая...
- К...колобок?!
- Он самый! Нашёлся пропащий!

И мне рассказали то, что я упустила, пока валялась в обмороке.
Гоша вылетел в дозор, не дожидаясь пробуждения Ягодки. Возможно и не в дозор, а по наивности думал поискать чего-нибудь съестного. Как бы там ни было, но Гоша увидел, как Зеб  пытается вытянуть рыбину из ниши. Решил помочь, видимо, рассчитывая на долю. Опустился, захватил бережно лапами Зеба и понёс всю связку к берегу. Однако змея распуталась, и рыбина грохнулась в воду. Отчаянью Гоши не было границ, но всё же он донёс Зеба до берега. Змея всё ещё прочно обхватывала лапу Зеба. Он тряхнул ею и змея опала, извилисто растянулась на камнях. У змеи вообще не было головы! И вовсе это не змея, а кусок верёвки. По всей её длине сочилась вода - верёвка "худела" на глазах. Вскоре Зеб был уверен, что уже видел эту нить...
Неожиданно нить приподнялась, изогнулась в спираль и дёрнулась, сыпанув брызгами. И Зеб вспомнил: КОЛОБОК!
Пропавший в день нашествия Рарогов, Колобок объявился чудесным образом близ заваленной обвалом рыбины. И стал своеобразным насосом, снабжавшим водой сохнущие жабры Димы. Теперь вот сушится.

Для меня воскрешение Колобка было огромнейшей радостью, для других же много больше. Все знали, что это не просто клубок шерстяной нити, а ЧЬЕЙ шерсти. И что Колобок - Проводник Зазирки, определённый самой Ладанеей. Возвращение Колобка удваивало веру в Зазирку, в её будущие победы. А, следовательно, в неминуемое поражение Вонюки. И возврат к былым временам, когда царили Лад и Правь...

Не в полную силу радовалась одна Зарёма. Дима был всё ещё рыбой, и даже воскрешение Колобка не облегчало его участь. Конечно, Зарёма безмерно признательна Колобку за спасение Димушки, но... чары не сняты! И Зазирка что-то не рвётся их разрушить...

В печальном осунувшемся лице девочки это не выражалось, но я интуитивно чувствовала. Обещать обещала, но как выполнить, понятия не имела. Старшая уверяла, что заклятье кровное, то есть на крови Вадима. Где её взять? Вообще-то у Димы, в сущности, та же кровь, ведь они близнецы. Только... сгодится ли... рыбья кровь? Где гарантии, что она не подверглась изменениям? Нет таких гарантий!
Всё это я и высказала без утайки. Зарёма слушала внимательно, покусывая побелевшие губы. Помолчав, глухо выдавила:
- Попробуй...
- Хорошо. Давай попробуем.

Зарёма вошла в воду, опустилась на колени. Здесь было мелководье, и вода сейчас едва достигала пояса. Свободной рукой Зарёма похлопала по воде и тотчас рядом показалась широкая спина рыбины. Вся в ссадинах. Верхний плавник изодран.
Зарёма трепетно провела кончиками пальцев по рыбьей спине. Возникла голова. Один ус обломан, на лбу небольшая рваная рана. Рыба ткнулась губами в ладонь Зарёмы, замерла. Но через пару секунд вздрогнула, отпрянула. И на меня глянули грустные Димкины глаза.
- Привет, Дима...
Шелохнул хвостом, полуприкрыв глаза, зашевелил губами.
 - Я рада тебя видеть! Очень! Дим... я хочу попробовать снять чары. Понимаешь... никакой уверенности, что получитс
я... Могут быть... нехорошие последствия... Но попытаться надо. Ты согласен?
Кивнул. Глаза вновь широко распахнуты, глядят прямо в душу мне. И... верят в успех. Ах, мне б такую уверенность!

Дима подплыл ближе, почти касаясь Зарёмы. Затаив дыхание, она опустила меня на его спину. Было скользко и, дабы не грохнуться в воду, я села. Сырая прохлада торкнула меня и растеклась по-всему телу.
Что делать, я не знала. Для начала вжала ладони в слизистый хребет и воззвала к помощникам Телохранителям. Разумеется, чётко обозначив, чего желаю.
Через секунду я увидела рыбьи внутренности, в мельчайших подробностях. Отметила: повреждений нет. И... что "объект" долгое время ничего не ел. Затем обследовала костяк - каждый суставчик, каждую косточку. Всё цело. И, наконец, кожа - вид изнутри. Местами зияли рваные дыры. Мысленно приложила ладонь с Браслетом к каждому повреждённому участку. Последним был тот, что на лбу.
"Кино" погасло, и я опять увидела спину Димы, воду, Зарёму. Девочка гладила голову рыбины и напряжённо смотрела на меня.
Кто бы подсказал, что делать дальше?! Хотя бы: с чего начать? Может...

Я извлекла Камень. Он был странного вида: словно забрызган красками, синей и рыжей. И над каждым пятнышком едва уловимый дымок. Что бы это значило?
Не придумав ничего, я просто приложила Камень к спине Димы. Камень мгновенно стал тёплым, пятна смешались, окрасив его в бурый цвет, дымок затянул белёсой плёнкой.

А потом Диму тряхнуло. Я полетела в воду, но Зарёма была начеку и я не успела наглотаться.
Дима бился, как рыба, подсечённая на крючок. Волны, брызги окатывали нас с головой. Зарёма продолжала стоять на коленях, сжав меня в ладонях, пропахших рыбой, и что-то быстро-быстро шептала. Камень, как уголёк, жёг мне грудь.
И вдруг всё стихло. Зарёма вскочила, пронзительно вскрикнув:
- Димушка! Любый мой!
Я глянула сквозь пальцы Зарёмы: Дима удалялся. Он то скользил по поверхности воды, то уходил под воду, чтобы в следующую секунду выпрыгнуть и, извиваясь, грохнуться плашмя на воду. Рыба, казалось, обезумела.
Вот в последний раз выпрыгнула и волчком ушла в воду.
И наступила жуткая тишина.

Зарёма, всхлипнув, раскрыла ладони.
- Не получилось... - невольно вырвалось у меня.
- Ты сделала, что могла, - тихо сказала Зарёма, судорожно сглотнув. - У него... мозг простого человека... он слаб для Божественной Силы...
Мне осталось только согласиться. А на сердце лёг ещё один булыжник, и давил, давил...

Рейтинг: +1 267 просмотров
Комментарии (1)
0 # 8 мая 2012 в 17:08 0
mmm scratch