ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 49

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 49

ГЛАВА 49

Зрение Упа, похоже, не уступало орлиному: он довольно быстро отыскал серебристую точку на буром от влаги камне. Останки Спицы - три горстки серебристых оплавленных опилок...
В меховой курточке, которую мне выдали взамен сгоревшей, имелся внутренний кармашек, как раз на уровне сердца. Туда я и ссыпала "прах" Спицы.

- Варь, я сейчас, - вдруг дёрнулся Уп, до этого молча созерцавший за моими действиями.
- Куда?
- В туалет, - уже в полёте ответил.
Уп поднялся над ущельем, покружил и скрылся за кромкой. Я запахнула курточку, присела на камушек и, невольно, расслабилась.

"Ку-ку, Варюха! Вы, поди, ликуете? Но это ещё не конец фильма, а только первая серия. Самое интересное во второй. У вас, значит, без потерь? Поздравляю".
"Что тебе ещё надо?"
"Тебя, радость моя! - И хохот, бросивший меня в дрожь, в висках заломило. - И твоего недожаренного котяру. Надо же, важная персона: отпрыск самой Ладанеи. Обязательно сделаю из него чучело, как только вернёт тебе первоначальный вид. Говоришь, без потерь? А где сейчас Жирдяй, знаешь? Вот тупица, прямо в руки мне идёт. Я, пожалуй, из его черепушки чару сделаю, на досуге медовухой баловаться. Пока, крошка!"

Сверху камнем упал Уп:
- Там... там... - от волнения он не мог закончить фразу.

И вот мы в воздухе. Я ничего, кроме снега, не видела. Включила "кино": Уп летел правее ущелья, в направлении грибовидной скалы. Теперь и я увидела это "там": у подножья скалы огромный круг, насухо освобождённый от снега, белая щебёнка напоминала половинки устричных раковин. В основании скалы зияла дыра - вход в пещеру. Всюду бросались в глаза следы большого огня. Вот, значит, где высиживал своих петухов Вадим. А это что движется?
- Уп, ниже!
- Не могу... что-то препятствует...

Этот гадёныш поставил вокруг скалы "защитное поле". Мы находились на высоте метров сорок, ниже - точно стеклянная преграда. Совсем как Оберег Ладанеи. Камень Смаргла исполняет желания Хозяина.
Я сделала несколько попыток пробить преграду, но безуспешно. Оставалось только наблюдать происходящее внизу.

Метрах в пяти от входа в пещеру лежала женщина в лохмотьях. Она не подавала признаков жизни. К ней бежал... Димка, спотыкаясь о щебёнку. Подбежал, наклонился, затем опустился на колени. Быстро снял куртку, стянул рубашку, стал копошиться над женщиной.

Из пещеры вышел Вадим, стал приближаться. Димка вскочил, рванул меч, отступил на несколько шагов от женщины.
- Там ребёнок, - сказал Уп.
Я смотрела только на братьев, поэтому и не увидела, что на животе женщины лежал кулёк из крапивной рубашки.

Вадим безоружен. На груди, синим пламенем, горел Камень. Димка кинулся на Вадима, но получил невидимую подсечку и грохнулся плашмя на щебёнку. Вновь вскочил, вновь кинулся в атаку... На этот раз удар был в грудь: Димку отбросило метров на пять, туда, где лежала... Что за чёрт? Женщина с ребёнком исчезли!
- Обманка! - Уп ударил крылом преграду и отшатнулся, тихо ругнувшись.

Димка лежал на спине, раскинув руки. Меч валялся в десяти шагах от него. Вадим подошёл, пнул в бок брата, затем вскинул голову вверх.
"Варь, ты легка на помине. А мы вот с брательником о тебе поговорили. Хамил в твой адрес".
"Не трогай его! Не смей!"
"А то что? Перестанешь разговаривать со мной? Ты же не дурочка, да и я не дебил. Мы оба понимаем, что все твои заморочки мне до фонаря. Мне стоит лишь шевельнуть мизинцем, и ты со своей курой-ирокезом кляксой растечётесь у моих ног. Но я этого не сделаю. Не забывай: мы ещё должны покувыркаться. Да, кстати: ты ещё девочка?"
"Не твоё собачье дело! Хочешь уйти за Оберег - я выпущу. Не трогай Димку".
"Неплохое предложение. Без балды?"
"Без".
"Хорошо. Давай сейчас у Шлема".

Вадим снял Камень, склонился над Димкой.
"Ты что там делаешь?"
"Привожу в чувство. Не оставлять же его здесь..."

Димка, действительно, шевельнулся, сел. Вадим отошел на пару шагов, что-то сказал и растворился в воздухе. Димка вскочил, бросился к мечу.
 "Варька, я жду".
- Уп, лети к Шлему Перуна.
Димка подобрал меч, куртку и тоже исчез. Как и преграда.

Вадим стоял у Оберега, точно в том месте, где я уже не раз открывала проход. При нашем приближении, Вадим исчез, и тотчас у меня в мозгу зазвучал его насмешливый голос:
"Не думай, что я так уж боюсь тебя. Это на всякий пожарный. От тебя всего можно ожидать. А мне пока не нужны лишние проблемы. Слышишь: пока! Чуть попозже жди гостей. И поторопи котяру! Если не хочет неприятностей, больших и болезненных. Ладно, сегодня я добрый. Вот и Жирдяя не тронул. В следующий раз не ждите поблажек. Открывай! Гуд бай, детка!"

Оказавшись по ту сторону, Вадим вернул себе видимость. Я смотрела на него, и просто не верилось, что в нём сидят скверны Кавардака, жаждущие власти и низкой мести. Вадим, тот самый, с которым мы прошли Проход, стоял за Оберегом, что-то говорил, махал Димкиной крапивной рубашкой. Его голос не проникал на эту сторону, недоступны были и мои мозги. Я пыталась по губам понять, о чём говорит, но не получалось. Наконец, поняв, что сотрясает воздух зря, Вадим скривил рот в гримасе, махнул рукой и исчез.

- К себе? - осторожно спросил Уп.
- Да.
У входа в пещеру стояла Зарёма. Похоже, она уже справилась с чувствами: выглядела, как обычно. Только глаза чуточку грустные.
- Что-то ещё случилось?
- Ничего. О вас беспокоилась. Дима вернулся мрачный, ни с кем и словом не обмолвился. Залёг у себя, как зверушка в норе. Вы повздорили?
- Он с братом столкнулся и проиграл поединок.
- Опять этот... Сколько ещё?
- Всё, ушёл за Оберег. Грозился, правда, скоро навестить нас с недружеским визитом. Ты уже все Песни разобрала?
- Ещё немного осталось.
- Хорошо бы побольше узнать, что за тип этот Кавардак. И о Камне тоже...
Зарёма помрачнела, глубоко вздохнула:
- Ладно, идёмте. Поди, проголодались...

На столе разложены дощечки. Зарёма и старушки передвигали их, как костяшки домино, строили геометрические фигуры. Оказалось, что дощечки имели секрет: каждая в отдельности несла одну информацию, но если дощечки притиснуть друг к дружке, то резы составляли уже иной текст и другую информацию. Очень похоже на словесную игру, когда в слове менялась буква, и слово уже значило иное. Например: коза – коса - киса...
Комбинируя дощечки, искали информацию о колдуне Кавардаке и Камне Смаргла. Я сидела здесь же, на столе, и время от времени вставляла реплику, типа:
- А если эту с этой?

Прошло более часа, как мы с Упом вернулись. Я выкупалась в купальне, плотно перекусила. Старушки объявили мне, что теперь покои Матери - мои. И, если я желаю, могу поспать. Разумеется, отказалась, и предложила поработать с дощечками. И вот бьёмся битый час, а искомого нет.

На площади воцарилась тишина: уставшие на стройке "дамбы" и расслабленные радостью - Рароги уничтожены! Затопление не грозит! - аборигенки позволили себе придавить подушки основательно. Лишь три знахарки время от времени поднимались на помост: глянуть, как чувствуют себя загипсованные мужчины.

На исходе второго часа, старушки заметно сдали: клевали носами. Я предложила им пойти отдохнуть. Восприняли как приказ: живо поднялись и удалились к себе.
- Тебе тоже не помешает вздремнуть.
Зарёма глянула на меня, грустно улыбнулась:
- Не смогу. Думы не дадут...
- А ты их гони в шею!
Зарёма откинулась на спинку стула:
- Обидятся и больше не станут приходить. И что я без них? Ходячий идол... - тихо засмеялась, видимо, представив себя им.

В дверь постучали.
- Входите, открыто, - крикнула я, как заправская хозяйка покоев.
Вошла Яга. Зарёма помогла ей допрыгать до стула.
- Не спится. Все бока отлежала. Чую: вы тут сумерничаете... дай, думаю, составлю компанию. Какие думки голову жмут?
- Дума одна: Кавардак и Камень Смаргла. Как найти управу на них и себя сберечь.
Яга задумчиво покачала головой:
- Кавардак, язви его в печень... Ратались мы с ним в чистом поле, по молодости... Коварен поганец! Напролом его не возьмёшь, хитка нужна.
- Что?
- Лукавство, - тотчас перевела Зарёма.
- Поганец, - продолжала Яга, - шибко хитроныра, так надобно бить его же оружием. На честной бой не пойдёт.
- Это понятно. Только какая... хитка одолеет силу Камня? Вот в чём болячка...
- Они молчат? - Яга кивнула на дощечки.
- Пока да... Яга, вот объясни мне: почему Смаргл не наложил защитные чары на Камень? Это же... головотяпство: пользуйся, кто хочет...
- Были чары, были... Когда царили Лад и Правь, Камень имел одного хозяина - создателя Смаргла. В руках иного это был просто камень. В дни Последней Битвы Смаргл снял чары и завещал Камень детям: сыну Купале и дочери Костроме. Видно и помыслить не мог, Боже, что Камень попадёт в недобрые руки... О том проведала Середа, втёрлась в доверие, стала душевной подружкой Костроме... Змеюка подколодная! В урочный час и похитила Камень...

- Ясно. Как же она его упустила? Почему Камень оказался у диких турченов? Странно, не находите? Может... у Морока давно полный раздрай и силы его растащили? И могущество его держится за счёт былого страха? У нас говорят: пуганая ворона и куста боится. Может, Морок просто пугало на огороде?

Зарёма и Яга переглянулись, затем глянули на меня новыми глазами. Точно я изрекла великую мудрость, и они прозрели: перед ними Мудрец...
- Только не надо так смотреть. Чего доброго в богини запишите. Ничего сверхъестественного я не сказала. Просто размышляла... Логика подсказывает.
Они вновь переглянулись:
- Логика?! Разве... Ладанея тебя покинула?
- Тьфу! Опять двадцать пять! Ваша Ладанея всё время караулит своё тело. В Пекле. А ко мне заглядывает на минутку... ножки размять...
- Ты сказала: "Логика подсказывает..." Ладанея прислала помощницу?

Объяснять им, что такое логика... нет, увольте! Пусть лучше думают: Логика - помощница, присланная Ладанеей.
- Да, помощница... Только вы не очень-то радуйтесь: помощница такая же нерасторопная, как и Ладанея. У нас говорят: на боженьку надейся, а сам не плошай. Так что будем надеяться лишь на свои силы.
- У нас, их мало.
- У нас, их много! Там, за Оберегом, угнетённое население... народ. Им нужно сказать, убедить, что Морок - Вонюка просто пугало... Его не надо бояться! А его свору можно - да, можно! - разогнать и уничтожить. Если собраться вместе! Сил хватит. Логика мне подсказывает.

- С чего начнём? - Яга выпрямилась, расправила плечи.
- С разведки. Завтра мы с Упом и Димой, - если пожелают, то и дедульки, - прощупаем Твердыню Полканов.
- Это опасно, - дёрнулась Зарёма.
- Не сидеть же нам здесь и киснуть! Это тоже опасно: не забывай угрозу Кавардака. Пока нас не будет, ищите ответы в Песнях. Всё, на сегодня разговоров хватит. Ступайте спать.

Ушли. Я перебралась на постель, но сон мой где-то заблудился. Уп, дремавший на спинке кровати, открыл глаз, сонно спросил:
- Маешься?
- Как ты угадал? - усмехнулась.
- Сопишь так... Считай турченов, которых ты поразишь.
- Ага, или баранов и слонов. Ты как, готов завтра полететь за Оберег?
- Я-то готов, а вот ты...
- Что я?
- Без Спицы ты уязвима. А с меня какой защитник...
- Да, Спица... - у меня защемило в груди, запершило в горле: подступали слёзы. Уткнулась в подушку, дабы Уп не увидел, если слёзы хлынут. 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046751

от 6 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046751 выдан для произведения:

ГЛАВА 49

Зрение Упа, похоже, не уступало орлиному: он довольно быстро отыскал серебристую точку на буром от влаги камне. Останки Спицы - три горстки серебристых оплавленных опилок...
В меховой курточке, которую мне выдали взамен сгоревшей, имелся внутренний кармашек, как раз на уровне сердца. Туда я и ссыпала "прах" Спицы.

- Варь, я сейчас, - вдруг дёрнулся Уп, до этого молча созерцавший за моими действиями.
- Куда?
- В туалет, - уже в полёте ответил.
Уп поднялся над ущельем, покружил и скрылся за кромкой. Я запахнула курточку, присела на камушек и, невольно, расслабилась.

"Ку-ку, Варюха! Вы, поди, ликуете? Но это ещё не конец фильма, а только первая серия. Самое интересное во второй. У вас, значит, без потерь? Поздравляю".
"Что тебе ещё надо?"
"Тебя, радость моя! - И хохот, бросивший меня в дрожь, в висках заломило. - И твоего недожаренного котяру. Надо же, важная персона: отпрыск самой Ладанеи. Обязательно сделаю из него чучело, как только вернёт тебе первоначальный вид. Говоришь, без потерь? А где сейчас Жирдяй, знаешь? Вот тупица, прямо в руки мне идёт. Я, пожалуй, из его черепушки чару сделаю, на досуге медовухой баловаться. Пока, крошка!"

Сверху камнем упал Уп:
- Там... там... - от волнения он не мог закончить фразу.

И вот мы в воздухе. Я ничего, кроме снега, не видела. Включила "кино": Уп летел правее ущелья, в направлении грибовидной скалы. Теперь и я увидела это "там": у подножья скалы огромный круг, насухо освобождённый от снега, белая щебёнка напоминала половинки устричных раковин. В основании скалы зияла дыра - вход в пещеру. Всюду бросались в глаза следы большого огня. Вот, значит, где высиживал своих петухов Вадим. А это что движется?
- Уп, ниже!
- Не могу... что-то препятствует...

Этот гадёныш поставил вокруг скалы "защитное поле". Мы находились на высоте метров сорок, ниже - точно стеклянная преграда. Совсем как Оберег Ладанеи. Камень Смаргла исполняет желания Хозяина.
Я сделала несколько попыток пробить преграду, но безуспешно. Оставалось только наблюдать происходящее внизу.

Метрах в пяти от входа в пещеру лежала женщина в лохмотьях. Она не подавала признаков жизни. К ней бежал... Димка, спотыкаясь о щебёнку. Подбежал, наклонился, затем опустился на колени. Быстро снял куртку, стянул рубашку, стал копошиться над женщиной.

Из пещеры вышел Вадим, стал приближаться. Димка вскочил, рванул меч, отступил на несколько шагов от женщины.
- Там ребёнок, - сказал Уп.
Я смотрела только на братьев, поэтому и не увидела, что на животе женщины лежал кулёк из крапивной рубашки.

Вадим безоружен. На груди, синим пламенем, горел Камень. Димка кинулся на Вадима, но получил невидимую подсечку и грохнулся плашмя на щебёнку. Вновь вскочил, вновь кинулся в атаку... На этот раз удар был в грудь: Димку отбросило метров на пять, туда, где лежала... Что за чёрт? Женщина с ребёнком исчезли!
- Обманка! - Уп ударил крылом преграду и отшатнулся, тихо ругнувшись.

Димка лежал на спине, раскинув руки. Меч валялся в десяти шагах от него. Вадим подошёл, пнул в бок брата, затем вскинул голову вверх.
"Варь, ты легка на помине. А мы вот с брательником о тебе поговорили. Хамил в твой адрес".
"Не трогай его! Не смей!"
"А то что? Перестанешь разговаривать со мной? Ты же не дурочка, да и я не дебил. Мы оба понимаем, что все твои заморочки мне до фонаря. Мне стоит лишь шевельнуть мизинцем, и ты со своей курой-ирокезом кляксой растечётесь у моих ног. Но я этого не сделаю. Не забывай: мы ещё должны покувыркаться. Да, кстати: ты ещё девочка?"
"Не твоё собачье дело! Хочешь уйти за Оберег - я выпущу. Не трогай Димку".
"Неплохое предложение. Без балды?"
"Без".
"Хорошо. Давай сейчас у Шлема".

Вадим снял Камень, склонился над Димкой.
"Ты что там делаешь?"
"Привожу в чувство. Не оставлять же его здесь..."

Димка, действительно, шевельнулся, сел. Вадим отошел на пару шагов, что-то сказал и растворился в воздухе. Димка вскочил, бросился к мечу.
 "Варька, я жду".
- Уп, лети к Шлему Перуна.
Димка подобрал меч, куртку и тоже исчез. Как и преграда.

Вадим стоял у Оберега, точно в том месте, где я уже не раз открывала проход. При нашем приближении, Вадим исчез, и тотчас у меня в мозгу зазвучал его насмешливый голос:
"Не думай, что я так уж боюсь тебя. Это на всякий пожарный. От тебя всего можно ожидать. А мне пока не нужны лишние проблемы. Слышишь: пока! Чуть попозже жди гостей. И поторопи котяру! Если не хочет неприятностей, больших и болезненных. Ладно, сегодня я добрый. Вот и Жирдяя не тронул. В следующий раз не ждите поблажек. Открывай! Гуд бай, детка!"

Оказавшись по ту сторону, Вадим вернул себе видимость. Я смотрела на него, и просто не верилось, что в нём сидят скверны Кавардака, жаждущие власти и низкой мести. Вадим, тот самый, с которым мы прошли Проход, стоял за Оберегом, что-то говорил, махал Димкиной крапивной рубашкой. Его голос не проникал на эту сторону, недоступны были и мои мозги. Я пыталась по губам понять, о чём говорит, но не получалось. Наконец, поняв, что сотрясает воздух зря, Вадим скривил рот в гримасе, махнул рукой и исчез.

- К себе? - осторожно спросил Уп.
- Да.
У входа в пещеру стояла Зарёма. Похоже, она уже справилась с чувствами: выглядела, как обычно. Только глаза чуточку грустные.
- Что-то ещё случилось?
- Ничего. О вас беспокоилась. Дима вернулся мрачный, ни с кем и словом не обмолвился. Залёг у себя, как зверушка в норе. Вы повздорили?
- Он с братом столкнулся и проиграл поединок.
- Опять этот... Сколько ещё?
- Всё, ушёл за Оберег. Грозился, правда, скоро навестить нас с недружеским визитом. Ты уже все Песни разобрала?
- Ещё немного осталось.
- Хорошо бы побольше узнать, что за тип этот Кавардак. И о Камне тоже...
Зарёма помрачнела, глубоко вздохнула:
- Ладно, идёмте. Поди, проголодались...

На столе разложены дощечки. Зарёма и старушки передвигали их, как костяшки домино, строили геометрические фигуры. Оказалось, что дощечки имели секрет: каждая в отдельности несла одну информацию, но если дощечки притиснуть друг к дружке, то резы составляли уже иной текст и другую информацию. Очень похоже на словесную игру, когда в слове менялась буква, и слово уже значило иное. Например: коза – коса - киса...
Комбинируя дощечки, искали информацию о колдуне Кавардаке и Камне Смаргла. Я сидела здесь же, на столе, и время от времени вставляла реплику, типа:
- А если эту с этой?

Прошло более часа, как мы с Упом вернулись. Я выкупалась в купальне, плотно перекусила. Старушки объявили мне, что теперь покои Матери - мои. И, если я желаю, могу поспать. Разумеется, отказалась, и предложила поработать с дощечками. И вот бьёмся битый час, а искомого нет.

На площади воцарилась тишина: уставшие на стройке "дамбы" и расслабленные радостью - Рароги уничтожены! Затопление не грозит! - аборигенки позволили себе придавить подушки основательно. Лишь три знахарки время от времени поднимались на помост: глянуть, как чувствуют себя загипсованные мужчины.

На исходе второго часа, старушки заметно сдали: клевали носами. Я предложила им пойти отдохнуть. Восприняли как приказ: живо поднялись и удалились к себе.
- Тебе тоже не помешает вздремнуть.
Зарёма глянула на меня, грустно улыбнулась:
- Не смогу. Думы не дадут...
- А ты их гони в шею!
Зарёма откинулась на спинку стула:
- Обидятся и больше не станут приходить. И что я без них? Ходячий идол... - тихо засмеялась, видимо, представив себя им.

В дверь постучали.
- Входите, открыто, - крикнула я, как заправская хозяйка покоев.
Вошла Яга. Зарёма помогла ей допрыгать до стула.
- Не спится. Все бока отлежала. Чую: вы тут сумерничаете... дай, думаю, составлю компанию. Какие думки голову жмут?
- Дума одна: Кавардак и Камень Смаргла. Как найти управу на них и себя сберечь.
Яга задумчиво покачала головой:
- Кавардак, язви его в печень... Ратались мы с ним в чистом поле, по молодости... Коварен поганец! Напролом его не возьмёшь, хитка нужна.
- Что?
- Лукавство, - тотчас перевела Зарёма.
- Поганец, - продолжала Яга, - шибко хитроныра, так надобно бить его же оружием. На честной бой не пойдёт.
- Это понятно. Только какая... хитка одолеет силу Камня? Вот в чём болячка...
- Они молчат? - Яга кивнула на дощечки.
- Пока да... Яга, вот объясни мне: почему Смаргл не наложил защитные чары на Камень? Это же... головотяпство: пользуйся, кто хочет...
- Были чары, были... Когда царили Лад и Правь, Камень имел одного хозяина - создателя Смаргла. В руках иного это был просто камень. В дни Последней Битвы Смаргл снял чары и завещал Камень детям: сыну Купале и дочери Костроме. Видно и помыслить не мог, Боже, что Камень попадёт в недобрые руки... О том проведала Середа, втёрлась в доверие, стала душевной подружкой Костроме... Змеюка подколодная! В урочный час и похитила Камень...

- Ясно. Как же она его упустила? Почему Камень оказался у диких турченов? Странно, не находите? Может... у Морока давно полный раздрай и силы его растащили? И могущество его держится за счёт былого страха? У нас говорят: пуганая ворона и куста боится. Может, Морок просто пугало на огороде?

Зарёма и Яга переглянулись, затем глянули на меня новыми глазами. Точно я изрекла великую мудрость, и они прозрели: перед ними Мудрец...
- Только не надо так смотреть. Чего доброго в богини запишите. Ничего сверхъестественного я не сказала. Просто размышляла... Логика подсказывает.
Они вновь переглянулись:
- Логика?! Разве... Ладанея тебя покинула?
- Тьфу! Опять двадцать пять! Ваша Ладанея всё время караулит своё тело. В Пекле. А ко мне заглядывает на минутку... ножки размять...
- Ты сказала: "Логика подсказывает..." Ладанея прислала помощницу?

Объяснять им, что такое логика... нет, увольте! Пусть лучше думают: Логика - помощница, присланная Ладанеей.
- Да, помощница... Только вы не очень-то радуйтесь: помощница такая же нерасторопная, как и Ладанея. У нас говорят: на боженьку надейся, а сам не плошай. Так что будем надеяться лишь на свои силы.
- У нас, их мало.
- У нас, их много! Там, за Оберегом, угнетённое население... народ. Им нужно сказать, убедить, что Морок - Вонюка просто пугало... Его не надо бояться! А его свору можно - да, можно! - разогнать и уничтожить. Если собраться вместе! Сил хватит. Логика мне подсказывает.

- С чего начнём? - Яга выпрямилась, расправила плечи.
- С разведки. Завтра мы с Упом и Димой, - если пожелают, то и дедульки, - прощупаем Твердыню Полканов.
- Это опасно, - дёрнулась Зарёма.
- Не сидеть же нам здесь и киснуть! Это тоже опасно: не забывай угрозу Кавардака. Пока нас не будет, ищите ответы в Песнях. Всё, на сегодня разговоров хватит. Ступайте спать.

Ушли. Я перебралась на постель, но сон мой где-то заблудился. Уп, дремавший на спинке кровати, открыл глаз, сонно спросил:
- Маешься?
- Как ты угадал? - усмехнулась.
- Сопишь так... Считай турченов, которых ты поразишь.
- Ага, или баранов и слонов. Ты как, готов завтра полететь за Оберег?
- Я-то готов, а вот ты...
- Что я?
- Без Спицы ты уязвима. А с меня какой защитник...
- Да, Спица... - у меня защемило в груди, запершило в горле: подступали слёзы. Уткнулась в подушку, дабы Уп не увидел, если слёзы хлынут. 

Рейтинг: +1 226 просмотров
Комментарии (1)
0 # 6 мая 2012 в 16:13 0
38
Популярная проза за месяц
147
126
123
102
99
99
99
94
93
93
91
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
81
80
80
79
78
77
77
76
76
73
72
70
61