ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 31

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 31

 ГЛАВА 31.


Это "любо" пришлось ждать около двух часов.
Зарёму Хозяйка перенесла в свои покои. Девочка была пугающе бледна, металась в горячке, что-то выкрикивала неразборчивое. Хозяйка раздела её до гола, уложила на шкуры, затем отлучилась ненадолго, а вернулась с ворохом сухой травы. В помещении запахло душистым сеном. Хозяйка растирала траву в ладонях и осыпала Зарёму, бормоча, видимо наговоры. Прошла вечность, прежде чем Зарёма затихла. Спал жар, отступила бледность.
 - Она заснула. Опасность миновала, - промолвила Хозяйка, дотирая последний пучок травы.

Я сидела на спинке кровати. Зеб лежал внизу, нюхал растёртую траву и блаженно щурился. Балдел, одним словом.
 - Эй, токсикоман, дуй во двор: успокой Добрана.
Зеб нехотя сполз с кровати, побрёл на выход.

Хозяйка, наконец, сочла нужным объяснить, какой опасности избегла Зарёма: силы, предназначенные для крепкого взрослого человека, хлынули в это хрупкое тельце, детскую головку... Это просто диво, что они не разорвали её. Вот почему Хозяйка уверена - это новая Богатырка. Их почти не осталось: многие погибли в Последней Битве, уцелевшие попали в грязные руки Вонюки - Морока. Все попытки склонить богатырок к себе на службу потерпели крах, и Вонюка изолировал их, как её, Деву-Ягу. Богатырки любимцы Богов, за преданность им дарована бессмертность. Лишь Боги могут оборвать их жизненный путь...


 - Новую Битву затеваешь, Ладушка? С кем пойдёшь? Вонюка силён, как никогда. Все Тёмные у него в кулаке.
 - Ничего я не затеваю...
 - Я стара, но не глупа. Твоё внезапное явление, Последний полкан, теперь вот рождение Новой Богатырки... Всё ещё не доверяешь? Небывалое дело задумала, девонька, помощники надобны, так не чурайся меня. Слыхала о моей судьбинушке? Сама понимаешь: нет у меня иного пути, как рассчитаться с Вонюкой... Коль задумала потрепать поганца, так я желаю рядом быть, по правую руку.
 - Ладно, уговорили: будете рядом.

Вернулся Зеб. Сказал, что Добран успокоился, и что прибыли дедульки.
 - А зачем вы ведьмаков в камень обратили? Не доверяли?
Хозяйка вздохнула:
 - Безумна была... Решила, что меня погубить идёшь, ведьмаков переманишь... Силы-то мои на исходе были...
 - Понятно.
Хозяйка снова удалилась, пообещав, что сию минуту оживит Слободу.
 - Ей можно доверять? - спросил Зеб, вновь расположившись в ногах Зарёмы.
 - Можно. Теперь можно. Она больная была, пока тот камень высасывал из неё силы. Они - частично, правда, - вернулись и Хозяйка здорова.
 - А она? - Зеб кивнул на Зарёму.
 - Она теперь у нас Богатырка. Намотай на свои опалённые усы. Щелчком запросто убьёт.
Зеб инстинктивно отполз подальше, с опаской поглядывал на засыпанное травяной мукой тело девочки.

Вернулась Хозяйка, но... совершенно иная. Такой мы ещё её не видели: всё старушечье исчезло, будто смыли театральный грим, и теперь это была молодая красивая женщина лет двадцатипяти. Как в старину говорили, кровь с молоком. Пышные русые волосы, тугая коса на высокой груди. Голубовато - бирюзовые глаза так же горят угольками, но теперь их свет тёплый, ласковый.
 - Слобода дышит!- сказала Дева - Яга, счастливо улыбаясь.- Только, боюсь, моё заклятье... повыветрило в них знания волшбы...
 - А с вами что случилось?
Дева-Яга с удовольствием осмотрела себя:
 - Силушки признали плоть... растеклись... Такой я и была, когда Вонюка... А, не будем о грустном. Потерпи чуток, Ладушка, верну и твоих ребятушек.

Зашевелилась Зарёма, потянулась с хрустом и резко села:
 - Что это? Где я? Почему я... голая?!
 - Успокойся, всё отлично! Как самочувствие?
 - Голова немного кружится... руки... ноги какие-то... тяжёлые...
 - Это моя силушка в тебе приживается, - наклонилась к ней Яга. - Скоро пройдёт.
 - А что случилось? Ах, да, камень... орех...
 - Ты коснулась его, девонька, и часть моей силушки перешла к тебе. Это не опасно. Считай: ещё один Дар получила.
 - А можно ещё получить что-нибудь съедобное? Будто вечность не ела!

Упоминание о еде пробудило и во мне зверский аппетит. Встрепенулся и Зеб. Видимо, на всех сказалась нервная встряска.
Хозяйка хлопнула в ладоши: на пороге возникли две девушки, а за их спинами засопел одноногий курдуш. Хозяйка распорядилась накрыть стол, как для самых дорогих гостей. В саду.
Я напомнила в сотый раз, что для полного счастья не хватает моих друзей, которые всё ещё в виде экспонатов в Кунсткамере.
Хозяйка тронула за плечо Зарёму:
 - Попробуем, девонька, вместе.
Зарёма кивнула. Хозяйка взяла в ладони её голову, приблизилась, уткнулась лбом в лоб Зарёмы, замерла. Мы с Зебом тоже затаили дыхание.
Через минуту Яга отпустила Зарёму, выпрямилась:
 - Одевайся, пойдём вызволять ваших друзей.

Зарёма торопливо стала одеваться, но не учла вновь обретённые силы: одежда рвалась, как бумажная. Девочка готова была разреветься.
 - Погодь, - сказала Яга и скрылась за ширмой, прошуршала там и появилась, неся в руках сверкавшие золотыми бляшками чешуйчатые доспехи цвета красной меди: рубаха с длинными рукавами и штаны. - Возьми это... - голос Яги дрогнул, лицо омрачилось: - Готовила деточке своей... думала, наследница родится... - положила на кровать и снова удалилась за ширму.


Зарёма молча, насупив брови, одела доспехи. Они будто для неё готовились, пришлись в пору. Зарёма
прошлась по комнате, помахала руками, присела.
 - Не стесняет? - спросила я, дабы разрядить гнетущую паузу.
 - Нет. Будто в лёгком сарафане...

 Вышла Яга: в одной руке красные сапожки - поршни, как здесь говорят, - и каплевидный щит, в другой руке меч в ножнах и перевязь.
 - Это тоже возьми.
Зарёма поблагодарила, с трепетом приняла меч, примерилась к рукояти. Глаза её загорелись, лицо, словно осветилось внутренним светом: сила богатырки Девы давала о себе знать. А ведь девчонка ещё недавно грезила о мирном гражданском будущем - настоящая ворожея с Даром... Теперь же всё её нутро будет стремиться к поединку, к сражениям...
 - Владей на благо. Обнажай только на врага, - тихо сказала Яга, смахнув крупные слёзы. Прозвучало, как напутствие и благословление матери к дочери.

 - Да будет так! - как клятву произнесла Зарёма, а мне показалось, что за эти несколько минут девчонка повзрослела, догнав меня, а то и опередив на пару лет. Впрочем, чему удивляться: силы богатырки прижились, вытеснили всё наивное, детское, а освободившееся место заполнили вековые с житейским опытом, ратными знаниями.
 Яга, тщетно борясь со слезами, смотрела на Зарёму и, вероятно, видела воплощение собственной мечты.
 - Будь названной дочкой! – Яга протянула руки, порываясь обнять.
 - Буду! - Зарёма шагнула ей навстречу.
Мне не терпелось оказаться в Кунсткамере, но сдерживала себя, наблюдая эту трогательную сцен
у.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046476

от 4 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046476 выдан для произведения:

 ГЛАВА 31.


Это "любо" пришлось ждать около двух часов.
Зарёму Хозяйка перенесла в свои покои. Девочка была пугающе бледна, металась в горячке, что-то выкрикивала неразборчивое. Хозяйка раздела её до гола, уложила на шкуры, затем отлучилась ненадолго, а вернулась с ворохом сухой травы. В помещении запахло душистым сеном. Хозяйка растирала траву в ладонях и осыпала Зарёму, бормоча, видимо наговоры. Прошла вечность, прежде чем Зарёма затихла. Спал жар, отступила бледность.
 - Она заснула. Опасность миновала, - промолвила Хозяйка, дотирая последний пучок травы.

Я сидела на спинке кровати. Зеб лежал внизу, нюхал растёртую траву и блаженно щурился. Балдел, одним словом.
 - Эй, токсикоман, дуй во двор: успокой Добрана.
Зеб нехотя сполз с кровати, побрёл на выход.

Хозяйка, наконец, сочла нужным объяснить, какой опасности избегла Зарёма: силы, предназначенные для крепкого взрослого человека, хлынули в это хрупкое тельце, детскую головку... Это просто диво, что они не разорвали её. Вот почему Хозяйка уверена - это новая Богатырка. Их почти не осталось: многие погибли в Последней Битве, уцелевшие попали в грязные руки Вонюки - Морока. Все попытки склонить богатырок к себе на службу потерпели крах, и Вонюка изолировал их, как её, Деву-Ягу. Богатырки любимцы Богов, за преданность им дарована бессмертность. Лишь Боги могут оборвать их жизненный путь...


 - Новую Битву затеваешь, Ладушка? С кем пойдёшь? Вонюка силён, как никогда. Все Тёмные у него в кулаке.
 - Ничего я не затеваю...
 - Я стара, но не глупа. Твоё внезапное явление, Последний полкан, теперь вот рождение Новой Богатырки... Всё ещё не доверяешь? Небывалое дело задумала, девонька, помощники надобны, так не чурайся меня. Слыхала о моей судьбинушке? Сама понимаешь: нет у меня иного пути, как рассчитаться с Вонюкой... Коль задумала потрепать поганца, так я желаю рядом быть, по правую руку.
 - Ладно, уговорили: будете рядом.

Вернулся Зеб. Сказал, что Добран успокоился, и что прибыли дедульки.
 - А зачем вы ведьмаков в камень обратили? Не доверяли?
Хозяйка вздохнула:
 - Безумна была... Решила, что меня погубить идёшь, ведьмаков переманишь... Силы-то мои на исходе были...
 - Понятно.
Хозяйка снова удалилась, пообещав, что сию минуту оживит Слободу.
 - Ей можно доверять? - спросил Зеб, вновь расположившись в ногах Зарёмы.
 - Можно. Теперь можно. Она больная была, пока тот камень высасывал из неё силы. Они - частично, правда, - вернулись и Хозяйка здорова.
 - А она? - Зеб кивнул на Зарёму.
 - Она теперь у нас Богатырка. Намотай на свои опалённые усы. Щелчком запросто убьёт.
Зеб инстинктивно отполз подальше, с опаской поглядывал на засыпанное травяной мукой тело девочки.

Вернулась Хозяйка, но... совершенно иная. Такой мы ещё её не видели: всё старушечье исчезло, будто смыли театральный грим, и теперь это была молодая красивая женщина лет двадцатипяти. Как в старину говорили, кровь с молоком. Пышные русые волосы, тугая коса на высокой груди. Голубовато - бирюзовые глаза так же горят угольками, но теперь их свет тёплый, ласковый.
 - Слобода дышит!- сказала Дева - Яга, счастливо улыбаясь.- Только, боюсь, моё заклятье... повыветрило в них знания волшбы...
 - А с вами что случилось?
Дева-Яга с удовольствием осмотрела себя:
 - Силушки признали плоть... растеклись... Такой я и была, когда Вонюка... А, не будем о грустном. Потерпи чуток, Ладушка, верну и твоих ребятушек.

Зашевелилась Зарёма, потянулась с хрустом и резко села:
 - Что это? Где я? Почему я... голая?!
 - Успокойся, всё отлично! Как самочувствие?
 - Голова немного кружится... руки... ноги какие-то... тяжёлые...
 - Это моя силушка в тебе приживается, - наклонилась к ней Яга. - Скоро пройдёт.
 - А что случилось? Ах, да, камень... орех...
 - Ты коснулась его, девонька, и часть моей силушки перешла к тебе. Это не опасно. Считай: ещё один Дар получила.
 - А можно ещё получить что-нибудь съедобное? Будто вечность не ела!

Упоминание о еде пробудило и во мне зверский аппетит. Встрепенулся и Зеб. Видимо, на всех сказалась нервная встряска.
Хозяйка хлопнула в ладоши: на пороге возникли две девушки, а за их спинами засопел одноногий курдуш. Хозяйка распорядилась накрыть стол, как для самых дорогих гостей. В саду.
Я напомнила в сотый раз, что для полного счастья не хватает моих друзей, которые всё ещё в виде экспонатов в Кунсткамере.
Хозяйка тронула за плечо Зарёму:
 - Попробуем, девонька, вместе.
Зарёма кивнула. Хозяйка взяла в ладони её голову, приблизилась, уткнулась лбом в лоб Зарёмы, замерла. Мы с Зебом тоже затаили дыхание.
Через минуту Яга отпустила Зарёму, выпрямилась:
 - Одевайся, пойдём вызволять ваших друзей.

Зарёма торопливо стала одеваться, но не учла вновь обретённые силы: одежда рвалась, как бумажная. Девочка готова была разреветься.
 - Погодь, - сказала Яга и скрылась за ширмой, прошуршала там и появилась, неся в руках сверкавшие золотыми бляшками чешуйчатые доспехи цвета красной меди: рубаха с длинными рукавами и штаны. - Возьми это... - голос Яги дрогнул, лицо омрачилось: - Готовила деточке своей... думала, наследница родится... - положила на кровать и снова удалилась за ширму.


Зарёма молча, насупив брови, одела доспехи. Они будто для неё готовились, пришлись в пору. Зарёма
прошлась по комнате, помахала руками, присела.
 - Не стесняет? - спросила я, дабы разрядить гнетущую паузу.
 - Нет. Будто в лёгком сарафане...

 Вышла Яга: в одной руке красные сапожки - поршни, как здесь говорят, - и каплевидный щит, в другой руке меч в ножнах и перевязь.
 - Это тоже возьми.
Зарёма поблагодарила, с трепетом приняла меч, примерилась к рукояти. Глаза её загорелись, лицо, словно осветилось внутренним светом: сила богатырки Девы давала о себе знать. А ведь девчонка ещё недавно грезила о мирном гражданском будущем - настоящая ворожея с Даром... Теперь же всё её нутро будет стремиться к поединку, к сражениям...
 - Владей на благо. Обнажай только на врага, - тихо сказала Яга, смахнув крупные слёзы. Прозвучало, как напутствие и благословление матери к дочери.

 - Да будет так! - как клятву произнесла Зарёма, а мне показалось, что за эти несколько минут девчонка повзрослела, догнав меня, а то и опередив на пару лет. Впрочем, чему удивляться: силы богатырки прижились, вытеснили всё наивное, детское, а освободившееся место заполнили вековые с житейским опытом, ратными знаниями.
 Яга, тщетно борясь со слезами, смотрела на Зарёму и, вероятно, видела воплощение собственной мечты.
 - Будь названной дочкой! – Яга протянула руки, порываясь обнять.
 - Буду! - Зарёма шагнула ей навстречу.
Мне не терпелось оказаться в Кунсткамере, но сдерживала себя, наблюдая эту трогательную сцен
у.

Рейтинг: +1 265 просмотров
Комментарии (1)
0 # 4 мая 2012 в 20:20 0
scratch