ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 23

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 23

 ГЛАВА 23

Через полчаса мы у себя устроили пиргорой. Вадик, присматривая за "детским садом", умудрился подстрелить двух тетеревов, а Зарёма их отменно приготовила.
Водяницы, дабы загладить свою вину, задобрили Наследника Добрана ведёрной чашей первосортной икры и свежей рыбой.


Общими усилиями мы приодели оборотня. Вообще-то, он никакой не оборотень, а ведьмак наученный, по имени Изгага. Всех разбирало забросать его вопросами, но сдерживались: ждали, когда насытится. А ел он с жадностью волка, изрядно оголодавшего.
Зебрик до нашего прихода налопался отходов от разделки дичи и безбожно дрыхнул. Я не стала его будить, залечила ухо, вернее, место, где оно было. Забавно выглядит: словно кожаная заплатка.
Зебрик приоткрыл один глаз, растянул рот до ушей в улыбке, сладко промурлыкал:
 - Ладанеюшка! - и вновь отрубился.
Юрик и Щулец сидели по разные концы "стола", надутые, с исцарапанными лицами. Драка произошла из-за спора, кто древнее - лешие или банники. Каждый остался при своём, надавали друг другу тумаков, едва без бород не остались. А результат драчки - сняли заклятье с Зебрика.
Насытившись и, с поклоном поблагодарив хозяев за хлеб-соль, Изгага приступил к долгожданному рассказу. И начал издалека.

Издревле в трёхстах верстах отсюда на западе стоял дивный град Берсень. Шиповник, значит. Действительно, вокруг града раскинулись широкие заросли шиповника. Изгага родом из Берсеня. Их род-племя сугубо мирное, ни в какие драчки не встревало, но при случае могло достойно дать отпор. Ибо берсяне испокон веков считались не только искусными оружейниками, но и мастерами применять на ратном деле свои произведения. Когда случилась Последняя Битва, берсяне, по обыкновению, держались нейтралитета. Правда, оружие продавали всем, кто платил красную цену. После Битвы Морок порушил все грады и веси в округе, а Берсень не тронул: велел расширить производство оружия, в помощь нагнали пленных соотечественников, обращённых в рабов. Бесчадно вырубался шиповник, строились мастерские, литейные, а рядом бараки для рабов... Красавец Берсень превратился в зловонное место. Соотечественники плевали в лицо всякому берсянину.


Как-то раз новая Хозяйка этих мест Дева-Яга лично посетила Берсень. И обнаружила, что вооружение здесь производится некачественное, с намеренным подвохом. Разгневалась, смертельно наказала всех, кто был ответственен. На их места посадила своих, верных ей блюдолизов. А на весь град наложила чёрную дань: ежегодно поставлять ей детишек достигших девяти лет от роду. Из них Хозяйка готовила ведьм и ведьмаков, верных и преданных ей в услужении. Вокруг её крома (кремля) была возведена слобода, где и селили прошедшие обряд посвящения в Ратники Морока. Изгага из них. Но не зря его родители ещё в младенчестве нарекли Изгагой (Изжога): не было покоя наставникам отрока ни днём, ни ночью. И в бучах первый и на язык остёр и едок. Наказания следовали одно за другим, но лишь укрепляли отрока.
Доложили Хозяйке. Велела доставить в палаты. Была спокойна и миролюбива. Подвела к стене, отдёрнула полог, и отрок Изгага увидел большое зеркало, вставленное в каменную нишу. Сказала Хозяйка заветное Слово, и ожило зеркало: показало Берсень, затем родной дом Изгаги, родителей, братьев и сестёр...
 И сказала Хозяйка: перестанешь быть докукой, будешь примерно постигать науку колдовства, буду
т так же беспечно жить родные, но если она ещё хоть раз услышит от наставников нарекания в его адрес, то случится... И зеркало показало картины, от которых кровь в жилах стыла: его матушка, отец подвергались ужасным пыткам-истязаниям...


Изгага на всю жизнь запомнил те картины. Больше на него не жаловались, напротив, хвалили за усердие и ставили иным в пример. Изгага ушёл с головой в науку чёрной волшбы и вскорости достиг небывалых успехов. Наставники приходили в оторопь, и уже бежали к Хозяйке не с жалобами, а с опасениями: не готовим ли мы своими руками супротивника равного самому Мороку? Хозяйка, втайне мечтавшая отомстить насильнику, рассчитаться за муки матери, разлучённой с дитятей, ухватилась за эту мысль. Устроила отроку экзамен, а по его завершении, согласилась с наставниками: более не стоит его вооружать, хватит с него и того, что успел познать. В тот же день Изгага был приближён к Хозяйке: назначен Старшим над её личной охраной из дюжины курдушей - при помощи магии из обычных бесенят обращённых в первостатейных воинов-стражников. (Один из них сейчас лежит в лесу в позе "цыплёнка-табака"). Решение своё Хозяйка объяснила так: пусть будет под моим личным доглядом, дабы вовремя пресечь, если что...


Когда Изгаге исполнилось 15лет, Хозяйка стала издалека прощупывать его и исправлять вдолблённую наставниками мысль: не Ратник Морока, а Супротивник. И отрок потянулся к этой мысли, как росток тянется к свету, к солнцу. Вскоре он настолько пропитался этой мыслью, что готов был тотчас выступить против Морока. Хозяйка сдерживала его порыв: мол, не время ещё, не достаточно силён, вот когда она восполнит его знания...


"Когда же, когда?"- горячо вопрошал Изгага. И получил ошеломляющий ответ: когда воспылает любовью к ней, к Хозяйке. Как представил себя в объятиях этой старухи, едва не стошнило. Хозяйка же гнула свою линию: пусть не смущает тебя твой юный возраст, это не помеха...
 А через день после этого разговора проснулся Изгага утром и не узнал себя: ложился спать нежным отроком, а пробудился... зрелым мужчиной. Сразу понял: чары Хозяйки. Кинулся к ней, выразил ярый протест. Та же, увидев его в новом обличье, не стала слушать, а с похотливой страстью стала домогаться. Получив решительный отказ, разгневалась, велела бросить в тёмную. "Как одумаешься - дай знать".
Ночь раздумий укрепила силы Изгага. Хозяйке он нужен позарез, в первую очередь как Супротивник Морока, поэтому решительных мер против него не примет. Дабы не настраивать супротив себя. А тёмная-это так, для острастки непокорному слуге.


В тёмной, едва успокоившись, Изгага попробовал - впервые не для экзамена - применить полученные знания на практике и обнаружил, что многое ему не подчиняется. Точно прозрачный заслон воздвигли: видеть видит, а дотянуться не может. Поначалу в панику ударился: обратившись в мужчину, он потерял власть над колдовскими силами, но потом сообразил, что на это Хозяйка бы не пошла, скорее всего, она, временно, поставила заслон. Единственно что исполнялось, это оборачиваться в волка. Оказалось и этого достаточно для осуществления нестерпимого желания: бежать! Ночами Изгага оборачивался волком и рыл нору. На исходе пятой ночи вылез на поверхность между Слободой и стеной крома Хозяйки.

Оставаясь в личине волка, благополучно миновал Слободу и посты охраны, углубился в лес. Натолкнувшись на незримую Стену - особое заклятье Хозяйки - сначала растерялся, а затем отчаялся: заслон на его колдовских силах не позволит сделать даже щёлку в Стене. Разве что...
Трудно сказать, почему Хозяйка упустила этот момент, но чары действовали только на поверхности. Изгага легко покинул оберегаемую зону, прорыв ход под Стеной. Зачинался новый день его новой жизни. Он свободен! Телом взрослый мужчина, душой и мыслями остался всё тем же отроком. Свобода опьянила, расслабила, и он совершенно не подумал, что его хватятся, вышлют погоню. И поплатился: настиг Изгага курдуш из личной "гвардии" Хозяйки, принялся опутывать верёвками - самовязками. Не подоспей вовремя Зазирка, так бы спеленатой куколкой и понесли беглеца к Хозяйке...


- А эти... ну, курдуши, умеют проникать сквозь Стену? - спросил Дима, когда словоохотливый Изгага, наконец, умолк.
 - Да, лишь им дано умение проделать лазейку в Стене. На короткое время.
 - Под землёй пройдём?
Изгага вскинул глаза на Вадика, затем на меня:
 - Вы собираетесь ...к Хозяйке?
 - Вообще-то нам она, как собаке пятая нога. Мы идём в земли Морока, а Хозяйка твоя просто на пути.
 - Не пропустит...
 - Это мы уже слышали, - оборвал Вадик Изгага. - А мы ей скажем, что пришли помочь отомстить Мороку. Ты же сам сказал: хочет отомстить.
 - Сказал... Но я разозлил её своим побегом... и отказом... В гневе она безумна!.. Не услышит вас...
 - Хорошо. Сам-то ты, что делать собираешься?
 - Домой пойду...
 - Ага, там уже клетка ждёт тебя. Хозяйка хоть и безумна, но такой вариант сам напрашивается. Тебе остаётся одно: помочь нам.
 - Чем же я могу?
 - Вернёшься с повинной, мол, одумался... Успокоишь Хозяйку, расскажешь о нас. Пусть примет гостей ласково.
Изгага задумался. Муки раздумий отражались на его лице: ох, как не хотелось ему возвращаться...
 - Ты поможешь нам, мы тебе, - продолжал прессинговать беднягу Вадик. - Уговорим Хозяйку дать тебе отпуск, побудешь с семьёй...
 - Но потом... возвращаться! - с болью выкрикнул Изгага. - Терпеть её домогания...

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046441

от 4 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046441 выдан для произведения:

 ГЛАВА 23

Через полчаса мы у себя устроили пиргорой. Вадик, присматривая за "детским садом", умудрился подстрелить двух тетеревов, а Зарёма их отменно приготовила.
Водяницы, дабы загладить свою вину, задобрили Наследника Добрана ведёрной чашей первосортной икры и свежей рыбой.


Общими усилиями мы приодели оборотня. Вообще-то, он никакой не оборотень, а ведьмак наученный, по имени Изгага. Всех разбирало забросать его вопросами, но сдерживались: ждали, когда насытится. А ел он с жадностью волка, изрядно оголодавшего.
Зебрик до нашего прихода налопался отходов от разделки дичи и безбожно дрыхнул. Я не стала его будить, залечила ухо, вернее, место, где оно было. Забавно выглядит: словно кожаная заплатка.
Зебрик приоткрыл один глаз, растянул рот до ушей в улыбке, сладко промурлыкал:
 - Ладанеюшка! - и вновь отрубился.
Юрик и Щулец сидели по разные концы "стола", надутые, с исцарапанными лицами. Драка произошла из-за спора, кто древнее - лешие или банники. Каждый остался при своём, надавали друг другу тумаков, едва без бород не остались. А результат драчки - сняли заклятье с Зебрика.
Насытившись и, с поклоном поблагодарив хозяев за хлеб-соль, Изгага приступил к долгожданному рассказу. И начал издалека.

Издревле в трёхстах верстах отсюда на западе стоял дивный град Берсень. Шиповник, значит. Действительно, вокруг града раскинулись широкие заросли шиповника. Изгага родом из Берсеня. Их род-племя сугубо мирное, ни в какие драчки не встревало, но при случае могло достойно дать отпор. Ибо берсяне испокон веков считались не только искусными оружейниками, но и мастерами применять на ратном деле свои произведения. Когда случилась Последняя Битва, берсяне, по обыкновению, держались нейтралитета. Правда, оружие продавали всем, кто платил красную цену. После Битвы Морок порушил все грады и веси в округе, а Берсень не тронул: велел расширить производство оружия, в помощь нагнали пленных соотечественников, обращённых в рабов. Бесчадно вырубался шиповник, строились мастерские, литейные, а рядом бараки для рабов... Красавец Берсень превратился в зловонное место. Соотечественники плевали в лицо всякому берсянину.


Как-то раз новая Хозяйка этих мест Дева-Яга лично посетила Берсень. И обнаружила, что вооружение здесь производится некачественное, с намеренным подвохом. Разгневалась, смертельно наказала всех, кто был ответственен. На их места посадила своих, верных ей блюдолизов. А на весь град наложила чёрную дань: ежегодно поставлять ей детишек достигших девяти лет от роду. Из них Хозяйка готовила ведьм и ведьмаков, верных и преданных ей в услужении. Вокруг её крома (кремля) была возведена слобода, где и селили прошедшие обряд посвящения в Ратники Морока. Изгага из них. Но не зря его родители ещё в младенчестве нарекли Изгагой (Изжога): не было покоя наставникам отрока ни днём, ни ночью. И в бучах первый и на язык остёр и едок. Наказания следовали одно за другим, но лишь укрепляли отрока.
Доложили Хозяйке. Велела доставить в палаты. Была спокойна и миролюбива. Подвела к стене, отдёрнула полог, и отрок Изгага увидел большое зеркало, вставленное в каменную нишу. Сказала Хозяйка заветное Слово, и ожило зеркало: показало Берсень, затем родной дом Изгаги, родителей, братьев и сестёр...
 И сказала Хозяйка: перестанешь быть докукой, будешь примерно постигать науку колдовства, буду
т так же беспечно жить родные, но если она ещё хоть раз услышит от наставников нарекания в его адрес, то случится... И зеркало показало картины, от которых кровь в жилах стыла: его матушка, отец подвергались ужасным пыткам-истязаниям...


Изгага на всю жизнь запомнил те картины. Больше на него не жаловались, напротив, хвалили за усердие и ставили иным в пример. Изгага ушёл с головой в науку чёрной волшбы и вскорости достиг небывалых успехов. Наставники приходили в оторопь, и уже бежали к Хозяйке не с жалобами, а с опасениями: не готовим ли мы своими руками супротивника равного самому Мороку? Хозяйка, втайне мечтавшая отомстить насильнику, рассчитаться за муки матери, разлучённой с дитятей, ухватилась за эту мысль. Устроила отроку экзамен, а по его завершении, согласилась с наставниками: более не стоит его вооружать, хватит с него и того, что успел познать. В тот же день Изгага был приближён к Хозяйке: назначен Старшим над её личной охраной из дюжины курдушей - при помощи магии из обычных бесенят обращённых в первостатейных воинов-стражников. (Один из них сейчас лежит в лесу в позе "цыплёнка-табака"). Решение своё Хозяйка объяснила так: пусть будет под моим личным доглядом, дабы вовремя пресечь, если что...


Когда Изгаге исполнилось 15лет, Хозяйка стала издалека прощупывать его и исправлять вдолблённую наставниками мысль: не Ратник Морока, а Супротивник. И отрок потянулся к этой мысли, как росток тянется к свету, к солнцу. Вскоре он настолько пропитался этой мыслью, что готов был тотчас выступить против Морока. Хозяйка сдерживала его порыв: мол, не время ещё, не достаточно силён, вот когда она восполнит его знания...


"Когда же, когда?"- горячо вопрошал Изгага. И получил ошеломляющий ответ: когда воспылает любовью к ней, к Хозяйке. Как представил себя в объятиях этой старухи, едва не стошнило. Хозяйка же гнула свою линию: пусть не смущает тебя твой юный возраст, это не помеха...
 А через день после этого разговора проснулся Изгага утром и не узнал себя: ложился спать нежным отроком, а пробудился... зрелым мужчиной. Сразу понял: чары Хозяйки. Кинулся к ней, выразил ярый протест. Та же, увидев его в новом обличье, не стала слушать, а с похотливой страстью стала домогаться. Получив решительный отказ, разгневалась, велела бросить в тёмную. "Как одумаешься - дай знать".
Ночь раздумий укрепила силы Изгага. Хозяйке он нужен позарез, в первую очередь как Супротивник Морока, поэтому решительных мер против него не примет. Дабы не настраивать супротив себя. А тёмная-это так, для острастки непокорному слуге.


В тёмной, едва успокоившись, Изгага попробовал - впервые не для экзамена - применить полученные знания на практике и обнаружил, что многое ему не подчиняется. Точно прозрачный заслон воздвигли: видеть видит, а дотянуться не может. Поначалу в панику ударился: обратившись в мужчину, он потерял власть над колдовскими силами, но потом сообразил, что на это Хозяйка бы не пошла, скорее всего, она, временно, поставила заслон. Единственно что исполнялось, это оборачиваться в волка. Оказалось и этого достаточно для осуществления нестерпимого желания: бежать! Ночами Изгага оборачивался волком и рыл нору. На исходе пятой ночи вылез на поверхность между Слободой и стеной крома Хозяйки.

Оставаясь в личине волка, благополучно миновал Слободу и посты охраны, углубился в лес. Натолкнувшись на незримую Стену - особое заклятье Хозяйки - сначала растерялся, а затем отчаялся: заслон на его колдовских силах не позволит сделать даже щёлку в Стене. Разве что...
Трудно сказать, почему Хозяйка упустила этот момент, но чары действовали только на поверхности. Изгага легко покинул оберегаемую зону, прорыв ход под Стеной. Зачинался новый день его новой жизни. Он свободен! Телом взрослый мужчина, душой и мыслями остался всё тем же отроком. Свобода опьянила, расслабила, и он совершенно не подумал, что его хватятся, вышлют погоню. И поплатился: настиг Изгага курдуш из личной "гвардии" Хозяйки, принялся опутывать верёвками - самовязками. Не подоспей вовремя Зазирка, так бы спеленатой куколкой и понесли беглеца к Хозяйке...


- А эти... ну, курдуши, умеют проникать сквозь Стену? - спросил Дима, когда словоохотливый Изгага, наконец, умолк.
 - Да, лишь им дано умение проделать лазейку в Стене. На короткое время.
 - Под землёй пройдём?
Изгага вскинул глаза на Вадика, затем на меня:
 - Вы собираетесь ...к Хозяйке?
 - Вообще-то нам она, как собаке пятая нога. Мы идём в земли Морока, а Хозяйка твоя просто на пути.
 - Не пропустит...
 - Это мы уже слышали, - оборвал Вадик Изгага. - А мы ей скажем, что пришли помочь отомстить Мороку. Ты же сам сказал: хочет отомстить.
 - Сказал... Но я разозлил её своим побегом... и отказом... В гневе она безумна!.. Не услышит вас...
 - Хорошо. Сам-то ты, что делать собираешься?
 - Домой пойду...
 - Ага, там уже клетка ждёт тебя. Хозяйка хоть и безумна, но такой вариант сам напрашивается. Тебе остаётся одно: помочь нам.
 - Чем же я могу?
 - Вернёшься с повинной, мол, одумался... Успокоишь Хозяйку, расскажешь о нас. Пусть примет гостей ласково.
Изгага задумался. Муки раздумий отражались на его лице: ох, как не хотелось ему возвращаться...
 - Ты поможешь нам, мы тебе, - продолжал прессинговать беднягу Вадик. - Уговорим Хозяйку дать тебе отпуск, побудешь с семьёй...
 - Но потом... возвращаться! - с болью выкрикнул Изгага. - Терпеть её домогания...

Рейтинг: +1 231 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!