ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 20

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 20

 ГЛАВА 20


Не знаю, какие в раю кущи, но место было дивное. На вершине холма широкая солнечная поляна, море цветов, воздух пропитан запахом свежего мёда. В центре поляны гигантский потрескавшийся гранитный валун, из-под него бил студёный ключ. Весело журча, ручейком убегал вниз с холма. И почти не было комаров и мух.


Приближался вечер и, понятное дело, отправляться в путь было бы глупо. Поэтому Дима сразу же приступил к постройке шалаша. Добран, всё ещё по жеребячьи возбуждённый, присоединился к нему. Притащили жерди, пушистый лапник. Я, по просьбе Димы, Спицей пробила дюжину метровых ямок. В ямки вогнали жерди, другие одним концом укладывали на камень, другой привязывали к стойкам. Затем весь этот каркас завалили ветками и лапником. Внутрь тоже набросали лапника.
 - Отель-люкс "Ветрянка" готов! Водопровод под боком, удобства... под кустиками.


Вадик всё это время дрыхнул. Ладно, пусть спит, только бы на пользу пошёл здоровый крепкий сон.
Потрудившись, Дима прилёг в сторонке, передохнуть. Я с тревогой окликнула:
 - Дим, ты в порядке?
 - Стопроцентно! Это я так... с непривычки. Я ж лентяй безбожный. Дома ничего не делал: домработница, мама... Это мой первый трудовой подвиг. Кайфово!
 - Хорошо, отдыхай.
Уп, нахлюпавшись в ручье, теперь сидел на камне, чистился и обсыхал.
Юрик, едва перебросили сюда, скрылся в траве.


Мы с Зарёмой разобрали тороки, смастерили лежаки. Добран попросил миску. Я разложила "скатёрку" и, когда на ней появился уже приевшийся набор, протянула полкану черёпку с овсяным киселём. Добран почти залпом осушив её, пошёл вниз по ручью. Добран не смотрел мне в лицо, возможно, стеснялся своего вида. Мускулистый потный торс его был грязным: прилипшая земля, пыльца, пятна древесной смолы и сока трав. Волосы - грива сбились в колтуны, с застрявшими колючками и травинками. В таком же состоянии был и хвост. Конская часть Добрана выглядела намыленной, с остатками грязной пены. Цветочная пыльца, мелкие семена прилипшие к коже, - всё вместе создавало ощущение неухоженности, как у бомжей.
Зарёма проводила его любящим взглядом, вздохнула.
 - Я помогу, - взяла гребень и побежала вслед за отцом.


Все при деле, одна я не знала, чем себя занять. Лежаки готовы, ужин давным-давно готов, хотя это меню уже поперёк горла встаёт. Обновить бы, но как?
 - Может, дичь свежая? - внезапно произнёс Вадик, при этом даже не шелохнулся.
 - Симулянт?
 - Всё обидеть норовишь? - поднялся Вадик. - Спасибо...Сильно меня колдобило?
 - Чуточку. Мы сразу спатеньки тебя уложили.
- Ладно, я твой должник.

Вадик сходил к ручью, умылся, затем сгрёб пирог со скатерти, взял лук, колчан и удалился в лес.
 - Далеко не ходи.
 - Хорошо, мамочка!
 - А мне можно прогуляться? - дурашливо спросил Дима.
 - Валяй, аппетит нагуляешь.
Дима резко сел, потянулся с хрустом, и исчез.


 Да, совсем забыла про Колобка: он, бедненький, до сих пор в пустом тороке. Если до перехода он бешено колотился - со стороны можно было подумать, что в мешке зверушка, размером с кошку, - то после перехода затих, и я совершенно забыла о нём. А сейчас вспомнила.
Развязала ремешки и вытряхнула Колобка на лежак. У него был жалкий вид: грязные засаленные нити, потускневший цвет и слегка сплющенный.
 - Бедняжечка, прости меня, если сможешь! Но ты сам виноват... вёл себя как хулиган. Давай я тебя помою, - протянула руку, но Колобок стремительно отпрянул. - Я же извинилась! Не будь... - я не договорила: Колобок ударил меня в бок, я согнулась от жуткой боли и перехватившего дыхания. Колобок перепрыгнул через мои ноги и резво покатился к кромке леса.
 - Куда ты? - вскочила я и, охнув, опустилась на лежак. Паршивец! Точно камнем врезали... Обиделся... Ничего, покуролесит и вернётся, куда он денется: как никак Проводник наш, ответственен. Я прилегла, приложила меченую руку к боку: боль потихоньку отступала. Не заметила, как заснула.

Разбудила меня Зарёма. Было уже темно, перед шалашом горел костёр. Вадик жарил на вертеле три крупных птичьих тушки.
 - Поднимайся, соня: уже всё готово. Жалко, сольки никто не сообразил прихватить. Ничего, будем как предки.
Я поднялась, отметив, что бок в полном порядке.
 - Колобок вернулся?
 - И Колобок и жирдяй загуляли, однако...
 - Что?! Димка не вернулся? Надо же что-то делать...
 - Что? - Вадик был спокоен, как танк. - Темно, хоть глаз коли. Дохлый номер. Сама знаешь: он может быть в полукилометре, а может в десяти... Не дёргайся, ничего худого с ним не случится.
 - Да почему ты так уверен? - Я почти кричала, готовая сорваться на истерику.
 - Уверен... Потому что мы... близнецы, забыла? Когда одному больно, другой чувствует. Я прочёл в одной книге... Два года назад у меня внезапно разболелся локоть. Рука немела. Деревенские бабки использовали все средства, думали, сглаз. Не помогло. Фельдшер, тётя Полина, тоже ничего не понимала. Возили в район, просвечивали. Ни-че-го! А рука ни гу-гу. Месяц кололи обезболивающие... Короче: прошло внезапно, как и началось.
 - И что?
 - А то! У этого жир... у него на локте шрам... Были и ещё случаи. Не сомневайся, проверено временем. Подождём до утра. Как рассветёт, поищем.
 - Ты пробовал сканировать?
 - Пробовал! - внезапно перешёл на крик Вадик. - Как в вату...
 - Ещё попробуй! И не кричи... здесь нет глухих.
 - Я не кричу, я ору! Я тебе не компьютер! - Вадик вскочил, зло пнул воздух и быстро пошёл по поляне.

Ужин начали в тягостном молчании. У меня кусок в горло не лез. Все пытались успокоить меня, намеренно вели себя так, словно ничего не случилось, и Димка просто отошёл в кустики.
 Вадик, поев, тут же завалился на лежак и вскоре засопел. Зарёма тоже легла, но долго вороча
лась и вздыхала. Добран полулежал на лапнике, подбрасывал хворост в костёр. Весёлый огонёк, отгонявший темноту ночи ближе к лесу, воцарившаяся тишина, тепло - всё располагало к покою, как в уютном доме у камина. Но мне было неспокойно. Димка, Колобок, Юрик... Где их черти носят? Почему я должна терзаться, волноваться? Не желаю! Хочу домой! Хочу домой!!!

 Добран, чистый, аккуратно причёсанный, в меховой безрукавке на голое тело, зачарованно смотрел на огонь. В бликах пламени он казался отлитым из красной меди. Поднял голову, глянул на меня, ободряюще улыбнулся. Мне стало, почему-то, ещё горше. Упала на лежак, накинула на себя одеяло и тихо расплакалась. Вобщем, Варька в своём репертуаре...


Обессилев от слёз, уже засыпая, неожиданно для себя отметила: Добран, по эту сторону Оберега, вроде возмужал и уже не выглядит мальчишкой, ровесником Вадика и Димки, а взрослый парень... Чертовски красивый... голливудский красавец...

 





 

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0046175

от 2 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0046175 выдан для произведения:

 ГЛАВА 20


Не знаю, какие в раю кущи, но место было дивное. На вершине холма широкая солнечная поляна, море цветов, воздух пропитан запахом свежего мёда. В центре поляны гигантский потрескавшийся гранитный валун, из-под него бил студёный ключ. Весело журча, ручейком убегал вниз с холма. И почти не было комаров и мух.


Приближался вечер и, понятное дело, отправляться в путь было бы глупо. Поэтому Дима сразу же приступил к постройке шалаша. Добран, всё ещё по жеребячьи возбуждённый, присоединился к нему. Притащили жерди, пушистый лапник. Я, по просьбе Димы, Спицей пробила дюжину метровых ямок. В ямки вогнали жерди, другие одним концом укладывали на камень, другой привязывали к стойкам. Затем весь этот каркас завалили ветками и лапником. Внутрь тоже набросали лапника.
 - Отель-люкс "Ветрянка" готов! Водопровод под боком, удобства... под кустиками.


Вадик всё это время дрыхнул. Ладно, пусть спит, только бы на пользу пошёл здоровый крепкий сон.
Потрудившись, Дима прилёг в сторонке, передохнуть. Я с тревогой окликнула:
 - Дим, ты в порядке?
 - Стопроцентно! Это я так... с непривычки. Я ж лентяй безбожный. Дома ничего не делал: домработница, мама... Это мой первый трудовой подвиг. Кайфово!
 - Хорошо, отдыхай.
Уп, нахлюпавшись в ручье, теперь сидел на камне, чистился и обсыхал.
Юрик, едва перебросили сюда, скрылся в траве.


Мы с Зарёмой разобрали тороки, смастерили лежаки. Добран попросил миску. Я разложила "скатёрку" и, когда на ней появился уже приевшийся набор, протянула полкану черёпку с овсяным киселём. Добран почти залпом осушив её, пошёл вниз по ручью. Добран не смотрел мне в лицо, возможно, стеснялся своего вида. Мускулистый потный торс его был грязным: прилипшая земля, пыльца, пятна древесной смолы и сока трав. Волосы - грива сбились в колтуны, с застрявшими колючками и травинками. В таком же состоянии был и хвост. Конская часть Добрана выглядела намыленной, с остатками грязной пены. Цветочная пыльца, мелкие семена прилипшие к коже, - всё вместе создавало ощущение неухоженности, как у бомжей.
Зарёма проводила его любящим взглядом, вздохнула.
 - Я помогу, - взяла гребень и побежала вслед за отцом.


Все при деле, одна я не знала, чем себя занять. Лежаки готовы, ужин давным-давно готов, хотя это меню уже поперёк горла встаёт. Обновить бы, но как?
 - Может, дичь свежая? - внезапно произнёс Вадик, при этом даже не шелохнулся.
 - Симулянт?
 - Всё обидеть норовишь? - поднялся Вадик. - Спасибо...Сильно меня колдобило?
 - Чуточку. Мы сразу спатеньки тебя уложили.
- Ладно, я твой должник.

Вадик сходил к ручью, умылся, затем сгрёб пирог со скатерти, взял лук, колчан и удалился в лес.
 - Далеко не ходи.
 - Хорошо, мамочка!
 - А мне можно прогуляться? - дурашливо спросил Дима.
 - Валяй, аппетит нагуляешь.
Дима резко сел, потянулся с хрустом, и исчез.


 Да, совсем забыла про Колобка: он, бедненький, до сих пор в пустом тороке. Если до перехода он бешено колотился - со стороны можно было подумать, что в мешке зверушка, размером с кошку, - то после перехода затих, и я совершенно забыла о нём. А сейчас вспомнила.
Развязала ремешки и вытряхнула Колобка на лежак. У него был жалкий вид: грязные засаленные нити, потускневший цвет и слегка сплющенный.
 - Бедняжечка, прости меня, если сможешь! Но ты сам виноват... вёл себя как хулиган. Давай я тебя помою, - протянула руку, но Колобок стремительно отпрянул. - Я же извинилась! Не будь... - я не договорила: Колобок ударил меня в бок, я согнулась от жуткой боли и перехватившего дыхания. Колобок перепрыгнул через мои ноги и резво покатился к кромке леса.
 - Куда ты? - вскочила я и, охнув, опустилась на лежак. Паршивец! Точно камнем врезали... Обиделся... Ничего, покуролесит и вернётся, куда он денется: как никак Проводник наш, ответственен. Я прилегла, приложила меченую руку к боку: боль потихоньку отступала. Не заметила, как заснула.

Разбудила меня Зарёма. Было уже темно, перед шалашом горел костёр. Вадик жарил на вертеле три крупных птичьих тушки.
 - Поднимайся, соня: уже всё готово. Жалко, сольки никто не сообразил прихватить. Ничего, будем как предки.
Я поднялась, отметив, что бок в полном порядке.
 - Колобок вернулся?
 - И Колобок и жирдяй загуляли, однако...
 - Что?! Димка не вернулся? Надо же что-то делать...
 - Что? - Вадик был спокоен, как танк. - Темно, хоть глаз коли. Дохлый номер. Сама знаешь: он может быть в полукилометре, а может в десяти... Не дёргайся, ничего худого с ним не случится.
 - Да почему ты так уверен? - Я почти кричала, готовая сорваться на истерику.
 - Уверен... Потому что мы... близнецы, забыла? Когда одному больно, другой чувствует. Я прочёл в одной книге... Два года назад у меня внезапно разболелся локоть. Рука немела. Деревенские бабки использовали все средства, думали, сглаз. Не помогло. Фельдшер, тётя Полина, тоже ничего не понимала. Возили в район, просвечивали. Ни-че-го! А рука ни гу-гу. Месяц кололи обезболивающие... Короче: прошло внезапно, как и началось.
 - И что?
 - А то! У этого жир... у него на локте шрам... Были и ещё случаи. Не сомневайся, проверено временем. Подождём до утра. Как рассветёт, поищем.
 - Ты пробовал сканировать?
 - Пробовал! - внезапно перешёл на крик Вадик. - Как в вату...
 - Ещё попробуй! И не кричи... здесь нет глухих.
 - Я не кричу, я ору! Я тебе не компьютер! - Вадик вскочил, зло пнул воздух и быстро пошёл по поляне.

Ужин начали в тягостном молчании. У меня кусок в горло не лез. Все пытались успокоить меня, намеренно вели себя так, словно ничего не случилось, и Димка просто отошёл в кустики.
 Вадик, поев, тут же завалился на лежак и вскоре засопел. Зарёма тоже легла, но долго вороча
лась и вздыхала. Добран полулежал на лапнике, подбрасывал хворост в костёр. Весёлый огонёк, отгонявший темноту ночи ближе к лесу, воцарившаяся тишина, тепло - всё располагало к покою, как в уютном доме у камина. Но мне было неспокойно. Димка, Колобок, Юрик... Где их черти носят? Почему я должна терзаться, волноваться? Не желаю! Хочу домой! Хочу домой!!!

 Добран, чистый, аккуратно причёсанный, в меховой безрукавке на голое тело, зачарованно смотрел на огонь. В бликах пламени он казался отлитым из красной меди. Поднял голову, глянул на меня, ободряюще улыбнулся. Мне стало, почему-то, ещё горше. Упала на лежак, накинула на себя одеяло и тихо расплакалась. Вобщем, Варька в своём репертуаре...


Обессилев от слёз, уже засыпая, неожиданно для себя отметила: Добран, по эту сторону Оберега, вроде возмужал и уже не выглядит мальчишкой, ровесником Вадика и Димки, а взрослый парень... Чертовски красивый... голливудский красавец...

 





 

Рейтинг: +1 202 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!