Игра для Беркута

6 января 2012 - Александр Соколов

Пролог.

…На экране далёкие синие горы томно млели под южным горячечным солнцем. Сизый дым поднимался к зениту. Героические погранцы залихватски бросали в огонь пузатые пакеты с белым порошком. Гнусавый голос за кадром верещал о борьбе с наркомафией.
О крахе операции «Транзит» Грас узнал ещё вечером, и теперь на эту пакость на экране смотрел с отстранённым спокойствием. Да, внешне сейчас он был спокоен и невозмутим, как всегда в нелёгкие минуты. А в глубине души бушевала ярость… Там, в горах, вместе с дымом на ветер улетали немалые деньги… Да что там, немалые. Он вложил в это верное дело всё, что мог! Знал, что рискует. Но Родина за героическую службу платит скупо, а жить как-то надо. Ожидалось, что прибыль поможет покрыть все расходы, да оплатить старый долг негодяю Ван Вейку. И ещё бы осталась кругленькая сумма, какую можно положить, на «чёрный день», в один из надёжных заграничных банков… А что теперь?
«Мерзавцы! Так всех и придушил всех разом!» - думал Беркут, глядя на экран.
Ван Вейк теперь прилипнет, как паук. Противно чувствовать на горле его хватку. Впрочем, чёрт с ним. Станет сильно наглеть, можно и сковырнуть ненароком. И не таких укрощали. Денег, тех жалко всерьёз. С ними будут проблемы. А Иванцов – тоже шкура! Как решиться посмел? Знал прекрасно ведь, чей брал товар! Не иначе, решил орденок заработать! Выбрал же время… Думает, если в «горячих точках» поутихло, так на Беркута можно плевать? Ничего, рано радуется. Поглядим, чья возьмёт. Захочу, - вмиг погон лишится. Шепну, кому следует… Премьер – паренёк благодарный, не забудет, кому чем обязан. Ведь недели ещё не прошло…
Не сдержавшись, Грас смачно ругнулся.
- Скоты! Пока мы трассу чистили от быдла, эти сволочи…
Телефонный звонок разорвал его мрачные мысли.
- Майор Беркут? – напористо осведомился уверенный, смутно знакомый голос.
- Слушаю, - буркнул Грас.
- Советник Чардаш, - послышалось в трубке. – Мы встречались, на приёме в посольстве.
- Слушаю, - повторил, внутренне подобравшись, Беркут.
- Есть интересное дело, совсем в Вашем вкусе… Если Вы не против, я загляну к Вам минут через пятнадцать?
- Буду ждать.
Опустив на рычаг телефонную трубку, Грас пружинистым шагом прошёлся по комнате. Открыв дверцу бара, налил полный бокал коньяка, и залпом его осушил. Настроение улучшилось, и Беркут, в ожидании визита, стал насвистывать «Походный марш».
«Крутые горы штурмует Прайд»…
Безусловно, он знал Джарво Чардаша, - советника посольства той державы, что издавна была заклятым другом Родины. Ну, и что? Этот средних лет блондинистый аристократ с фигурою атлета, с надменным взглядом льдистых синих глаз, - взглядом, выдержать который не смог бы даже Беркут, - этот человек давно уже занимал мысли Граса. Вокруг него немало было сплетено туманных слухов и загадок, таинственно-неправдоподобных историй… Грас понимал, что такой человек понапрасну звонить не станет. А значит, предстоит прогулка…
Гость был очень пунктуален. С удобством расположившись на кожаном диване в гостиной, советник Чардаш счёл уместным выразить сочувствие.
- Я слышал краем уха, у Вас проблемы, Беркут? Прискорбно…
- Прискорбно для того, кто эти проблемы захотел создать, - с невозмутимостью ответил Грас. – Вы пришли… - с немым вопросом он посмотрел на гостя.
Тот сдержанно рассмеялся.
- Мне нравится такое Ваше отношение. Иметь и побеждать врагов – занятие для истинного воина. Но к делу… Если моё предложение Вас заинтересует, и если всё сложится удачно, Вы получите… Сколько Вы потеряли по вине ваших доблестных пограничников? Впрочем, это неважно. Назовите любую цену, и получите втрое.
У Граса вспотели ладони, но спросил он всё же равнодушно:
- А это не во вред моей стране?
- Ни в коей мере, - качнул головой Чардаш.
- Так что за дело?
- Не очень сложное. Слушайте. В одной не слишком развитой стране, в лесной деревне, живёт старик. Он собирает старинные книги. Признаться, старинные книги – также и моя слабость, и одна его книга мне очень нужна…
- Что за страна? Что за деревня?
- Вы только не подумайте, что я сошёл с ума. Тут дело вот в чём…
1

«ГОСПОДА ПОТРЕБИТЕЛИ!!!
Каждый из ВАС, кто купит до 1 августа шоколадный батончик «СЕЛЕНА»,
получит уникальный ШАНС!!!
ШАНС – стать счастливым обладателем ЗОЛОТОГО ВКЛАДЫША
и участником сверхпопулярной виртуальной игры
«ЛАРЕЦ КАЩЕЯ»!!!
Сезон охоты на Сокровища Кащея открывает ЮБИЛЕЙНАЯ ИГРА!
Победителя ждёт потрясающий приз,
7 000 000 КРЕДИТОВ!
Покупайте «СЕЛЕНУ»!
Ищите ЗОЛОТОЙ ВКЛАДЫШ!!!
Участвуйте в супер-игре «ЛАРЕЦ КАЩЕЯ»!
Играйте и выигрывайте!
У ВАС есть ШАНС!
ПОДАРИТЕ СЕБЕ УДАЧУ!
СПЕШИТЕ СТАТЬ УЧАСТНИКОМ ИГРЫ!!!


Главного программиста «Селены» Александра Зверева снова мучили сомнения. Хотя отчего бы? Он сам, как всегда, подготовил кабинки к игре, убедившись в полнейшей надёжности шлемов и другого снаряжения. Прокрутил на экране в своём уютном кабинете привычную схему-маршрутку. С ней, конечно же, тоже всё было в порядке. Насколько такое возможно для стандартной, в общем-то, игрушки, поставленной на саморазвитие десять лет назад и за это время в условиях активной эксплуатации изрядно одряхлевшей и морально устаревшей. Нужно было давно заменить её чем-нибудь более новым, если бы не столь бешеный успех, приносящий «Селене» немалую прибыль. Впрочем, на сегодня её ещё хватит. А дальше… Там будет видно.
Минут через пять игроки начнут занимать свои места в кабинках. Сегодня их семеро, разбитых, по жребию, на три стартовых группы. У каждой группы – свой, отдельный от других, маршрут, но в конце все дороги сольются в одну, и приведут куда надо. Если повезёт, конечно. Всех игроков, а вернее, - их виртуальных двойников, - ждёт нелёгкий и опасный путь. Так, по крайней мере, сказано в проспекте. Уже в самом начале пути повстречают они свирепого дракона, и кому-то, наверно, на этом придётся и закончить игру. Охотников будут преследовать отряды грозных рыцарей и банды свирепых разбойников. Между собой они враждуют, но к игрокам – охотникам одинаково беспощадны. Дорога пройдёт сквозь опасные лесные дебри, болота и горы, где водятся хищные звери и много опасных ловушек. А на горном перевале стоит крепость, которую не обойти. Зато оттуда – уже недалеко и до Кащеевой избушки, до победы. Миллионы людей сегодня будут наблюдать, по мониторам, за путём и делами сильнейшего охотника. Даже за тремя… Никто из самих участников ещё не знает, кого избрали для показа. И не узнает до конца игры. А он, Зверев, знает это уже сейчас. Беркут… Бёртон… Бельский… Если нынче будет победитель, то, скорей всего, один из них.
В кабинет, лучась от удовольствия, вошёл, мягкой походкою сытого хищника, Виктор Каманин, президент «Селены», - молодой, энергичный, очень подвижный, несмотря на свою полноту. В свои без малого тридцать он давно и по праву считался одним из умнейших и удачливых предпринимателей страны. Работать с ним Звереву нравилось.
- А ведь, Саша, удачная будет игра, нюхом чую, - в бархатном голосе Виктора, как всегда в момент успеха, слышалось мурлыкание большой зубастой кошки. – С такими игроками!.. А ты вот боялся.
- Все боялись, - пожал плечами Зверев. – А игроки и вправду неплохие. Теперь бы только сбоев в программе не случилось.
- Ну, теперь это не страшно. Ведь сам Беркут!.. В финальной игре! – президент, от обилия чувств, заметался, как бомба, по тесному кабинету. - Одно его участие покроет все расходы втрое. Представляешь, сам командир знаменитого «Чёрного Прайда»! Кавалер боевых орденов, супермен. Это купят со свистом, не будь я Каманин. А через месяц запускаем «Полигон». Другой рекламы даже я не придумаю.
- Да уж, реклама что надо. Можно будет смело заявлять, что сценарий «Полигона» писался с операций «Прайда»… Это, если Беркут не провалится.
- Да ну, ерунда, - отмахнулся владелец заводов, газет, пароходов. – Беркут не провалится, не та фигура. Даже если и не победит. А он победит, я почти уверен. А ты сомневаешься?
- Беркут, конечно, боец… - раздумчиво протянул Зверев, - но он никогда не играл в виртуальные игры. Я бы всё-таки поставил на «пятёрку», на Бёртона.
- Что?! – хохотнул президент. – На этого мальчишку Альта? Почему? Почему уж тогда не на тех сопляков, Ярски и Росина?
- Потому, - улыбнулся Зверев кончиками губ, - что у Альта шанс не меньше, чем у Беркута. Вот уж кто настоящий игрок. Трёхкратный чемпион столицы среди школьников, виртуальный охотник второй категории. И прочая, и прочая. А те мальчишки… В игре они впервые… Как и Беркут. А каждый новичок непредсказуем… Посмотрим. Тем более, в сегодняшней игре победа вовсе уж не обязательно достанется сильнейшему. Вы же знаете, шеф. Скорее, кому больше повезёт…

2

Пыльная и узенькая, в две неглубоких колеи, дорога тянулась густым лесом. Берёзы, осины, сосёнки, колючий подлесок. Золотисто-зелёные метёлки высокой травы на обочинах. Запах мёда, гудение шмелей. Жаркое солнце приветливо трогает спину сквозь защитного цвета рубашку с охотничьим шевроном на рукаве. Широкие ремни походной сумки привычно облегают плечи… Альт был доволен. Полный эффект присутствия, чего ещё желать? Попутчиков, правда, могли бы ему подобрать и получше. Ну, Дик, - вот он, топает рядом, - вроде ничего пацанёнок, толковый. Ясноглазый такой, приветливый. С симпатичной россыпью золотых веснушек на носу. С любопытством разглядывает каждое дерево по пути, каждую травинку. Забавно на него смотреть. Пожалуй, из парнишки может выйти толк. Не сегодня конечно, не в этой игре… Зато другой его попутчик – несомненный ублюдок. Худой, ощетиненный весь, с крысиной мордочкой трущобного зверёныша. Косится на всех исподлобья… Понятно, что за экземпляр. Даже охотничья форма не сделала парня похожим на человека. Сидит, как на пугале. Даже странно, как такой урод смог получить свой вкладыш – пропуск на игру. Хотя и это ясно. Где-нибудь украл.
Никаких иллюзий на счёт своих младших попутчиков ученик элитного колледжа в Лаверне Альт Бёртон не испытывал. Они ведь совсем ещё мальки. Дику едва ли тринадцать, второму же нет и того. Очень скоро, Альт знает по опыту, никого из них рядом не будет. А он сам пойдёт дальше. До конца, до победы. Ведь это не так уж и трудно – победить в этой сложной, но давно устаревшей игре. Альт не раз проходил без задержки куда более сложные. Он умеет. Он всегда побеждал. Победит и сегодня. И тогда… Юбилейный сезон, суперприз, куча денег… Для начала неплохо б купить наконец ту красавицу яхту… А то папочка всё никак не расщедрится. Собрать надёжных ребят, устроить многодневное сафари в Амазонских джунглях… Вот это будет жизнь!
Черноволосый ясноглазый Дик потрошил на ходу свою сумку. Знакомился с содержимым. Альт понимающе усмехнулся, взглянув на него краем глаза. Ясно, мальчик впервые идёт виртуальный маршрут категории «альфа». Охотничья сумка, конечно, вещь нужная, даже очень полезная для того, кто умеет с ней обращаться. Весит совсем ничего, а пронести в ней на игровой полигон можно всё, что захочешь. В любом количестве. Можно роту автоматчиков с полным боекомплектом, или звено сверхзвуковых истребителей. Или кучу ненужного хлама, мечты о котором, пусть даже совсем неосознанные, компьютер найдёт у тебя в голове во время переброски. Как в этом вот случае.
- Брось, - произнёс снисходительно он, - половину всего барахла можешь сразу же выкинуть.
- Почему? – Дик взглянул на него удивлённо своими большими наивными глазами. Симпатичный такой пацанчик. Пухлогубый, с длинными ресницами. Альт на мгновение его даже пожалел. Здесь он протянет недолго.
- А потому, что здесь по настоящему тебе потребуется только это, - Альт привычным движением выхватил из подмышечной кобуры боевой лучемёт. Такое же оружие было и у Дика, но тот, похоже, даже не подозревал, какой рукой за эту штуку браться.
- Вот твой друг и помощник. Держи его крепче в руках… Кстати, вот как им нужно работать. Смотри.
Шевельнул стволом, нажал кнопку. Синий луч ушёл наискось вверх, срезая по дороге ветки. Туда, где, шагах в двадцати от дороги, стояла большая сосна. Её крепкие толстые сучья луч скосил, как траву. Вместе с сучьями на землю мёртво шлёпнулся тяжёлый рыжий зверь. Матёрая лесная кошка.
- Ой, ну зачем ты? – вскрикнул испуганно Дик.
- Что, жалко? – Альт рассмеялся. – Не жалей. Она бы тебя не жалела… Иди, подними, - добавил он ровным голосом, полуобернувшись к Люку.
Тот отвернулся, не трогаясь с места.
- Что же ты? – мягко упрекнул его Альт, пряча в голосе неудовольствие. – Я же прошу.
- А я не нанимался! – огрызнулся зверёныш. – Сам иди, если нужно.
Альт посмотрел на него с сожалением, как на больного. Пожал плечами и, свернув с дороги, пошёл, раздвигая кусты, к убитому зверю. Дик рванулся за ним.
Зверь лежал без движения, луч разрезал его пополам. Охотничьим острым ножом Альт небрежно отхватил у хищницы уши с мягкими длинными кисточками. Спрятав добычу в особый пакет, затолкал его в нагрудный карман восхищённо глядевшему Дику.
- Нравится? Так забирай. Первоклассный трофей.
Конечно, трофей неплохой. Для того, кому не светит ничего другого.
Дорога бежала всё дальше. Сопливый паршивец Люк по прежнему плёлся чуть сзади, но для Альта его больше не существовало. Положив ладонь на плечо преданно слушавшему Дику, юный охотник не спеша объяснял:
- В нашей дороге оружие – самая нужная вещь. Заметил что непонятное, - стреляй без раздумий, и останешься жив. Всегда стреляй первым. Друзей у тебя здесь не будет, а врагов с дороги нужно убирать.
- А если не враг, а просто?.. – спросил осторожно Дик.
-Всё равно стреляй. На всякий случай.
- И в людей?
- Конечно. На этом вся игра построена, не забывай.… Да ты не бойся. Они и так все неживые здесь, одна лишь видимость. Тебе будет казаться, что это не так, что всё тут настоящее, но таковы условия игры. Настоящий, реальный – лишь ты, да твой путь, что ты должен пройти. Остальное – декорация. Помни об этом, если хочешь добраться до цели. И всегда стреляй первым.
- Хорошо, я запомню…
Незаметно дошли до развилки. Здесь дорога взбиралась на холм, поросший высокими соснами. Другая, поуже, круто сбегала в болотистую низину. Альт решительно обернулся к Люку.
- Всё приятель, тут наши пути разбегаются. Тебе туда, - непреклонно кивнул он на меньшую тропку.
- Почему это? – ощетинился тот.
- Потому, что ты мне надоел. Убирайся! Ну… - Альт, изящным движением выхватил лучемёт и выстрелил под ноги побледневшему Люку. Тот, испуганно вскрикнув, шарахнулся в сторону. Зло взглянул исподлобья на Альта, и торопливо покатился вниз по узенькой тропинке. Скрылся из глаз.
- Трусливый щенок! – плюнул презрительно Альт, убирая оружие.
- Верно, трус, - согласился с ним Дик. – Мог бы ведь тоже…
- Этот?! – Альт насмешливо фыркнул. – Никогда. Эта шакалья порода наглеет, лишь когда их целая свора. С ними иначе нельзя. Ненавижу таких!
Где-то в сосновом лесу находилось драконово логово.
Дик, с лучемётом в руке, шёл теперь впереди. Альт, поотстав, осторожною поступью хищника крался за ним по обочине, зорко всматриваясь в лесную чащу. Дракон, наверно, притаился где-нибудь поблизости, но пока ещё путь впереди был свободный, нетрудный и неопасный. Пока это всё Дику нравилось, и он, согреваемый ласковым солнцем, уже начал мечтать, как всё будет потом. Когда он, Дик Ярски, станет победителем в игре. Конечно станет, почему бы и нет? Чем он хуже того же Альта? Тот, конечно, супермен и всё такое, ну и что? Зато Дику победа гораздо нужнее! Он знает, что делать с той кучей монет, которая ему достанется. Он давно вздыхал о гоночном автомобиле, как у чемпиона Фредди Ларкина!.. Но сначала – просторный коттедж в Зелёном поясе, какие так нравятся маме. С садом и бассейном. Можно будет, наконец, уехать из скучного серого квартала, где Дик живёт сейчас, и где ему совсем не нравится. Мама с отцом будут счастливы! Или можно вовсе переехать жить в столицу. Сестрёнка поступит в Лавернский университет, Дик в колледж, а младшего брата, который всё время болеет, вылечат самые лучшие в мире врачи. А потом они, всей семьёю, отправятся в путешествие, на тропические острова! Не жизнь тогда будет, а сказка!
Дик, замечтавшись, не сразу заметил, как над верхушками сосен воздвиглась жуткая драконья голова на длинной шее. А заметив, замер на месте, не в силах и шевельнуться от леденящего ужаса. Дракон посмотрел на него с презрением, и громко фыркнул, выпустив из пасти клубы дыма. Дик от испуга упал, и струя кипящего пламени пронеслась над его головой. Дракон промахнулся. И в то же мгновение в страшную пасть впился меткий луч Альта. Дракон, с захлебнувшимся воем, рухнул на сосны, закачавшиеся как трава. Сильно вздрогнула земля, и стало очень тихо.
Дик, порядком смущённый, поднялся.
- Здорово ты его одурачил, - подойдя, сказал Альт. – Я бы так не сумел.
В голосе его так и слышалась насмешка. Дик только вздохнул.
- Пойдём посмотрим? – предложил Альт, кивнув туда, где рухнул сражённый дракон. Дик замотал головою. Смотреть вновь на это страшилище, даже на мёртвое, совсем не хотелось.
Драконий лес остался позади. Солнце жарило всё сильнее, хотелось пить. Уставшие ноги в тяжёлых ботинках давно просили об отдыхе. И волосы под шапкой взмокли. Можно было пошарить в сумке, там, наверное, нашлось бы какое–нибудь питьё. Но Дик, покосившись на спутника, который, по-прежнему бодрый и неутомимый, легко шагал всё дальше, лишь негромко вздохнул, облизнув пересохшие губы. Зато когда впереди из-за кустов блеснула узенькая лента ручейка, он первый подбежал к нему, плюхнулся на коленки на низеньком берегу среди влажной густой травы и, наклонившись, принялся жадно хватать ртом холодную воду, от которой сразу заломило зубы. Успел сделать несколько глотков, пока Альт не оттащил его за шиворот.
- Ошалел? Простынешь моментально, и лекарства не спасут.
Сам он тоже пару раз зачерпнул ладонью из ручья. Выпрямился. Огляделся.
- Ладно, привал. Полчаса отдыхаем.
Дик блаженно растянулся на траве, лениво наблюдая, как Альт выгружает из сумки банки и коробки с едой и бутылки с шипучей колой. Вяло сгрыз плитку пористого шоколада, пополам с двумя толстыми галетинами. Запил всё это, основательно приложившись к бутылке. И сразу ощутил себя ужасно сытым и вполне довольным жизнью. Шоколадную обёртку, скомкав, хотел зашвырнуть в кусты, но Альт её отобрал и засунул Дику в сумку. Сказал, с весёлой усмешкой:
- Первая заповедь Охотника – не оставлять за собою следов.
Ещё немного отдохнули. Ресницы у Дика начали слипаться.
- Эй, охотники, - раздался вдруг над ним чуть хрипловатый мужской голос.
Дик подскочил, как ужаленный, лихорадочно царапая непослушными пальцами кобуру с лучемётом. Альт равнодушно скосил взгляд в сторону, посмотрел на пришельца. Затем не спеша, поднялся.
Бородатый кряжистый мужик в длинной, до колен, рубахе, подпоясанной кушаком, в высоких сапогах, подошедший незаметно сбоку, опасным не выглядел. Дик сконфуженно притих.
- Вы мне не поможете, охотники? – спросил добродушно пришелец. – Там этот горб железный на лужку стоит, который год уже, - кивнул он в сторону леса, откуда пришёл. – Косить мешает. Его бы передвинуть в сторону маленько.
- Какой гроб? Где? – заинтересовался Альт.
- А идёмте за мною, я вам покажу, - предложил туземец и, не ожидая согласия, шагнул обратно за деревья. Альт пожал плечами, и направился следом. Дик, озираясь, - за ним.
- И что обидно, - говорил мужик, идя широким шагом, не оборачиваясь, - трава на том лужку растёт всегда ядрёная. А вот косить нельзя, народ пугается.
Лесок скоро кончился. Вышли на поляну, заросшую густо овсяницей и иван-чаем. А прямо посреди поляны, блестя железными боками, стоял новёхонький комбайн известной марки «Волнорез». Альт удивлённо присвистнул.
- А это чудо здесь откуда?
- Да всё оттуда, - проворчал мужик, махнув рукою. – На этой чуде-юде ещё кто-то из первых охотников до Кащея добирался. Человек был упорный. Шум стоял на весь лес. Впереди этой штуки всё тогда разбегалось, позади всё рыдало.
- Ну и как, получилось у него? – спросил Альт, без особого любопытства.
- Само собою, получилось. Почему бы нет? Парень он ушлый, уважаю таких… Только вот его конь боевой так с тех пор и стоит здесь, людишек пугает. Вы уж его отгоните куда, если, понятно, сумеете. Или совсем забирайте. Может, вам пригодится. А здесь ни к чему.
- Ладно, попробуем, - сказал снисходительно Альт. Он умел обращаться со строптивым гоночным «Кентавром», а уж с комбайном справится в два счёта. Прыгнул в кабину, быстро огляделся. И уже с первого взгляда определил, что в машине, вроде, всё в порядке. И даже горючее имеется. Не очень много, но хватит на небольшую прогулку.
Плавный поворот ключа, и сильная машина послушно ожила. Еле ощутимо задрожала, заурчала, как проснувшийся зверь. Она просилась в дорогу. Альт, вдавив до упора педаль, послал её вперёд. Комбайн рванулся, но тотчас же встал, обиженно взревев. Дрожь усилилась.
- Там колесо у вашего зверюги в рытвину попало, - крикнул мужик.
Альт выпустил штурвал. Посмотрел неодобрительно на Дика, стоявшего столбом у краешка поляны. Приказал ему:
- Иди веток наруби. Побольше, - он достал из-под сиденья небольшой острый топорик, который приметил сразу же, как залез а кабину. Кинул его под ноги мальчишке. – Только сам им не поранься. Умеешь обращаться?
- Я помогу ему, - кивнул туземец.
Спустя полчаса комбайн уже мирно стоял на неширокой просеке, уткнувшись носом в заросли орешника. В ста метрах от полянки. Альт медленно спустился по железной лесенке на землю. Подождал, пока подойдут туземец с Диком.
- А то забирайте совсем, - предложил мужик снова. – Не хотите?
- Нет, - Альт качнул головою. – Этот не справится, - кивнул он на Дика, - а мне такой вид транспорта не нужен.
- Ну что же, тогда получите, за свою работу, - мужик достал из кошелька, висевшего на поясе, две маленьких серебряных монетки.
Дик, округлив глаза, смотрел с неодобрением на Альта, когда тот брал награду.
- Зачем? Не надо…
- Бери давай, - ответил Альт с усмешкой. – Всё правильно. Одна тебе, другая мне. Пригодятся в дороге. Не забыл про Ворота?
- Ой… - удивлённо пискнул Дик. Затем обрадовался. - Вот классно! А я всё думал, как мы их пройдём? Теперь можно, да?
- Можно, кто ходить умеет.
Простившись с мужиком, вернулись к ручейку. Забрали сумки. На противоположном берегу опять была развилка.
Альт сказал, что теперь будет лучше, если каждый пойдёт в одиночку, по своей дороге.
«Конечно, зачем я ему, - подумал расстроенный Дик. – Такая обуза».
- Ну, удачи тебе, - сказал Альт благосклонно, пожимая Дикову руку. – И запомни, всегда стреляй первым.
- А ты.… Почему ты сейчас не стрелял? Ну, в этого.
- Ну, я это я. Мне можно, - усмехнулся Альт. – И где бы ты тогда нашёл монету для Ворот?
Сказал, и пошёл быстрым шагом охотника, больше не оглянувшись. Про Дика он мгновенно позабыл, отлично понимая, что больше на дороге этой его не встретит.


3.

Скатившись вниз, тропинка очень скоро завела Люка в топкое болото. В самую трясину. И пропала там, подлая! Потеряв дорогу, Люк сам едва не потонул в гнилой воде, утопил там лучемёт и дорожный рюкзак со всем, что в нём было. После долгих блужданий, изрядно измученный, вымокший, грязный, он всё же выбрался на твёрдый берег. Всхлипнув, сел, привалившись спиною к корявому дереву.
То, что Альт его прогнал, мальчишка воспринял как должное. Сразу ведь было понятно, что этим закончится. Слишком разные они. Значит, лучше уйти. А собою командовать Люк всё равно бы ему не позволил. Этому чистенькому супермену! Чему-чему, а огрызаться, когда нужно, Люк давно научился. Пришлось научиться. После того, как три года назад, после смерти отца, остался он совсем один на белом свете…
Они жили тогда не в Столице, а в Кличе. Так уж случилось. Отец был учителем в школе, учил ребят родному языку. В ту же школу ходил тогда и Люк. Он учился на одни пятёрки, занимался в изостудии, и был счастливейшим человеком на свете. Весной его должны были принять в отряд Угорских волчат. Это твёрдо обещал ему Клоди, командир отряда. Маму Люк помнил плохо. Она умерла, когда Люку было пять лет. Она была сорбка, родом из Белуны, а папа – угрин.
Отец вовсе не был мятежником. Но когда, в разгар зимы, в город ворвались отряды спецназа и гвардии, кого такое волновало? Не уходишь из города, значит мятежник… Отец не ушёл. И ребята, из старших волчат, не ушли. Их после, тех, кто уцелел, расстреливали в подвале родной школы. Десантники в чёрном, с кошачьей мордой на кокардах. Так говорили.… А как погиб отец, никто не знает.
В лагере для беженцев Люк не остался. А что было делать в голодном, разорённом войною краю? Он сумел добраться до Белуны, где жила бабушка, мамина мама. Но оказалось, что она совсем недавно умерла. Когда узнала о начавшейся войне. Не выдержало сердце. Люк понял, что теперь он и вовсе остался один на всей земле.… Те деньги, какие ещё у него оставались (отец ещё отдал, перед прощанием.), закончились… Люк не забыл, как впервые осмелился попросить у людей денег на хлеб. Было мучительно страшно, и стыдно. А люди равнодушно проходили мимо.
Он бы, конечно, погиб той зимой, если бы не Ленёк. Сам – лишь года на три старше Люка, но знавший о жизни раз в тысячу больше. Он подобрал тогда на улице голодного, полузамёрзшего мальчишку, накормил, привёл в тёплый уютный подвал. К таким же бесприютным, беззащитным ребятишкам, как и он.
Беззащитным – это если в одиночку. А все вместе, - они были силой, с которой приходилось считаться и подловатым полицейским из ближайшего участка, и наглым торгашам на рынке, и даже беспощадным людям из банды Дэна, который решил взять команду Ленька под свою крышу.
Так началась у Люка новая жизнь, непохожая на прежнюю. В этой новой жизни было всякое, - и хорошее, и плохое. Научился Люк и попрошайничать, и приворовывать. Участвовал в налётах на палатки мелочных торговцев. Лазил в форточки для Дэна и его людей, выполнял его другие поручения. Все так делали. Дэн за это угощал ребят конфетами и пудрой, и не орал, чтоб убирались из подвала, когда не было денег расплатиться в срок. Правда, Люка брал на дело неохотно. Морщился: «Не люблю инородцев». Но ни с кем другим у Люка таких проблем не возникало. А лучшим его другом сделался Тём, - сын спецназовца, убитого в Угорье в те же дни, когда погиб отец у Люка. А почему и нет? Не они же с Тёмом придумали эту войну. А делить им и вовсе было нечего. Один раз они только поссорились, - когда Люк наглотался пудры, а Тём отобрал у него, что осталось, и выбросил. И самого изругал тогда последними словами... Вообще–то, такая история приключилась тогда с Люком в первый и последний раз. Когда захотелось попробовать. Ленёк подобные дела не одобрял.
- Кому невтерпёж, - говорил, - обходитесь клеем. К нему не привыкают.
И Тёма, и Ленька застрелили чанчунцы, месяц назад, когда разбирались с Дэном. Так же, как многих других в этот день, кто под руку подвернулся. Люк тогда ускользнул и от них, и от и от полицейской облавы. И опять оказался один на враждебной, безжалостной улице. Знал, что не пропадёт, но всё равно пришлось несладко.
Неделю назад ему повезло. В метро он ловко вытащил бумажник из кармана у растяпистого толстяка. Правда, денег в бумажнике оказалось немного. Хватило на пару тюбиков клея, да на шоколад, который Люк всегда любил. В одном из батончиков и обнаружился заветный вкладыш… Люку показалось, что теперь для него опять начнётся совсем новая жизнь. Что сбудутся, наконец, самые несбыточные грёзы.… Потому что все эти годы была у него надежда. Надежда, что будет когда-то у Люка свой собственный дом. Просторный и светлый. Возле быстрой реки, на опушке соснового леса. Как в Кличе…
А удача поманила и пропала. Даже здесь всё пошло, как всегда.
Но так быстро сдаваться Люк совсем не привык. Он, упрямо сжав зубы, поднялся. Вылил воду из ботинок. Наломал жёстких веток, развёл небольшой костерок, - хорошо, спички в кармане уцелели. Кое-как обсушил и отчистил от грязи одежду. После, отыскав в сырых кустах сбежавшую тропинку, упрямо пошёл по ней снова.
Но далеко не ушёл. Впереди затрещали кусты, и на тропинку выпрыгнули двое решительных мальчишек. В зелёных плотных куртках, с палками в руках. Один, - постарше Люка года на два, кареглазый, хмурый, – смотрел на Люка с презрительным недружелюбием. Веснушчатое лицо другого выражало весёлую насмешку. Он был маленький, - чуть поменьше Люка, - и ужасно рыжий.
- А ну, стой! – хмуро потребовал старший.
- Ой, ну и охотничек, - рассмеялся другой, пройдясь глазами по Люку. – Сейчас он получит у нас.
Люк понял, что без драки тут не обойдётся. Драться он умел, и неплохо. Но то, что случилось затем, на обычную драку походило не очень. Младший мальчишка, метнувшись вперёд, сильно боднул Люка головой в живот. Другой тут же навалился сверху, прижал к земле. Его не били. Пыхтя, покатали по земле, затем старательно накормили травой и комьями земли. Напоследок сорвали с головы охотничью шапку, и со смехом отпустили. Люк тут же вскочил, но противников поблизости уже не было. Из кустов, отдаляясь, слышался звонкий голос рыжего мальчишки, который пел какую-то насмешливую песенку.
Настроение у Люка совсем скисло. Если всё пошло так плохо с самого начала, то чего ждать хорошего дальше? И он не очень удивился, когда взмывший над чахлым осинником страшный дракон плюнул в него огнём. Всё – одно к одному.… Закричав, мальчишка бросился в лес. Петляя между деревьев, он еле увёртывался от новых драконьих плевков. От страха забыв обо всём, он бежал, задыхаясь, сквозь лес и тогда, когда дракон уже остался позади. Бежал до тех пор, пока земля не ускользнула из-под ног.… Вскрикнув, Люк упал с высокого глинистого обрыва. Всё исчезло…


4.

Проводив уходящего Альта взглядом, Дик и сам зашагал по дороге. Свой лучемёт, памятуя о встрече с драконом, он крепко стиснул в руке. И когда, вскоре, слева чуть дрогнули кусты, он без раздумий направил туда ствол оружия. «Надо выстрелить первым!», - вспомнил он слова Альта… Дик замешкался лишь на секунду. А затем, со вздохом облегчения, опустил ствол лучемёта к земле. Из зелёных ветвей показалась симпатичная мордочка с тонкими рожками-столбиками, и тотчас на дорогу резво выпрыгнул пятнистый оленёнок. Замер, расставив копытца, с любопытством взирая на Дика. И Дик тоже смотрел на него, как зачарованный. Затем, бросив под ноги оружие, полез рукой в рюкзак, где, как он помнил, был колотый сахар.
Оленёнок взял угощение. Из руки! И даже дал себя погладить. А потом ускакал, звонко стукнув копытцами. Дик же, спрятав ненужный совсем лучемёт в кобуру, пошёл без опаски дальше.
Вскорости путь ему преградили высокие дубовые ворота. С двускатною кровлей, с резными узорами на створках. В воротах – три калитки. Рядом, на лавке, сидела старушка. С морщинистым добрым лицом, в деревенской старинной одежде, какую Дик видел однажды у бабушки в сундуке.
Дик подошёл, скрывая нерешительность.
- Бабушка, можно пройти?
- Отчего же нельзя? Проходи, - певуче сказала старушка. – Заплати монетку серебром, и проходи.
- А… куда? В которую калитку? – Дик снова, чуть-чуть, забоялся. Предстояло выбирать…
- А которую сердце подскажет. Смотри, не ошибись, - улыбнулась ласково старушка.
После долгих сомнений Дик шагнул к той калитке, что была в середине. Оглянулся, ступив за порог.
- Спасибо Вам, бабушка!
- Ступай с Богом. Удачи тебе.
За калиткой дорога шла дальше. А у обочины стоял высокий столб, с приколотым к нему куском пергамента. Дик подошёл.
«Господа охотники! – гласило объявление. – Подлинный ключ от ларца Кощея находится в неприступной крепости Загрода, на перевале. Все остальные ключи ненастоящие. Кто хочет завладеть ключом без боя, пусть принесёт 12 золотых монет. Или добудет чудотворную икону из монастыря. Или окажет важную услугу благородным Витязям Горы. Удачной вам Охоты!»
Дик опечалился. Как раздобыть такую кучу денег, он не представлял. Вот был бы рядом Альт, тогда другое дело. Или икону… где её искать? И разве отдадут её монахи просто так?
Дик решил, что о том, как он добудет ключ, пока не стоит думать. «Вот доберусь до крепости, тогда узнаю, о какой услуге попросят витязи. Вдруг мне повезёт?»
Дорога шла дальше. Поодаль, сбоку от неё, был небольшой деревянный домик, с широкими окнами в резных наличниках. Наверно, жилище старушки привратницы. Под окном, на завалинке, сидела какая-то девочка и ела землянику из глубокой зелёной чашки. Загорелая и сероглазая, она казалась немного похожей на Дикову одноклассницу, Элку Табирову, по прозвищу Красная Шапочка. Только на здешней девочке шапка была зелёная. А ещё – длинный, до смуглых коленок, зелёный же сарафанчик поверх вышитой белой рубашки, и высокие сапожки на ногах… Дик на неё засмотрелся. И девочка тоже взглянула на Дика. Глаза у неё были лучистые, озорные. Огромные, словно озёра.
- Что смотришь? – весело рассмеялась она. Махнула тонкой рукой. – Иди сюда. Хочешь земляники?
Дик удивился, но подошёл.
- На, угощайся! – девочка обеими руками протянула Дику блюдо с земляникой.
Тот осторожно взял большую спелую ягоду. Положил её в рот.… Взял еще.
- А ты что, в самом деле, охотник? – недоверчиво спросила девочка. – Или только притворяешься?
- А что, не похож разве? – ей в тон ответил Дик.
- Не очень, - вздохнула девчонка. – Охотники, - те больше всё какие-то злые, нахальные. Житья от них нет, так и лезут повсюду. У людей деньги требуют. И зверей всех в лесу распугали. В прошлый раз, когда была у них охота, снова говорящего оленя застрелили. Их теперь почти и нет нигде. И не будет совсем, если Лютик не вырастет. А им всё равно, охотникам… Дураки. Ты ещё не такой!
Дик слегка покраснел.
- Ты его не встречал? – строго спросила девочка. – Оленёнка.
- Встретил… - Дик улыбнулся, вспомнив недавнюю встречу. – Он забавный такой!
- Он маленький, глупый ещё.… Если встретишь опять, не обижай его. Пусть вырастет.
- Зачем это я стану обижать? – неловко отозвался Дик. – Сама говоришь…
- Это я так. Чтобы ты знал, - улыбнулась девочка. – Не обижайся. Ты ешь землянику. Нравится?
- Вкусная! – честно признался Дик.
-Хочешь, бери её всю.… Только блюдо баба Катя не даст. Давай, я тебе в туесок пересыплю. Идём в дом.
Заходить в помещение Дик слегка опасался. Кто знает, вдруг там какая ловушка? Но девочка смотрела на него так весело и по-доброму, что он решился. Девочка поставила на завалинку большую корзину, покрытую белым платком, что прежде стояла на земле у её ног. И первая вошла в открытую дверь. Дик – за нею.
Внутри было всё, как в обыкновенном деревенском доме. Совсем, как у двоюродной бабушки Неры, у которой Дик гостил прошлым летом. Даже часы с кукушкой на стене были такие же в точности. У открытого окна стоял дощатый стол, покрытый белой скатертью, на нём – кувшин с луговыми ромашками.
Девочка ловко пересыпала землянику в берестяной туесок. Отдала его Дику.
- Слушай.… А что ты теперь собираешься делать? Куда пойдёшь?
- Не знаю, - Дик пожал плечами. – Наверно, в крепость. Там скажут, что нужно сделать, чтобы добыть ключ.
- Если хочешь, я тебя провожу. Хоть до самой Загроды, раз ты туда хочешь идти. Я там близко живу, а сюда приходила друзей навестить. Вместе бы и пошли, нам по дороге. Только прежде мне нужно зверят покормить… Это рядом совсем, в Заячьей балке. Только в другую сторону. Туда и обратно – всего-то часок. Ты меня подождёшь? Или очень торопишься?
Дик огорчённо посмотрел на хронометр на своей руке. Секунды быстро убегали. Альт, наверно, ушёл уже далеко. Если он доберётся до крепости раньше, что тогда Дику делать?
Он вздохнул. Расставаться с хорошею девочкой совсем не хотелось. Но нужно было идти.
- Ой, как жалко, - сказала девочка. – Ну, ничего. Может быть, мы с тобой ещё встретимся.
Они вместе вышли на крыльцо. Девочка строго посмотрела туда, где стояла её корзинка. Корзинки на завалинке не было.
-Та-ак! Ну-ка, отдавайте немедленно! – ровным голосом сказала она в пространство.
Дик посмотрел на неё непонимающе.
- Опять мальчишки безобразят, - пояснила девочка. – Всё бы им только дурачиться.
Откуда-то послышалось злорадное хихиканье.
- Смейтесь, смейтесь, балбесы! – с весёлой насмешкой крикнула девочка. – Тоже мне, братья-разбойники! Пирожки таскать каждый сумеет. Это вам не с рыцарем воевать.
Хихиканье смолкло.
- Представляешь, сладу с ними не стало, - обратилась девочка к Дику. – Только чуть отвернёшься, обязательно что-нибудь стащат.
- А они кто?
- Да мальчишки балуются, кто же еще, - сердито ответила девочка. – Ой, тебе ведь надо идти?
- Да… - сказал Дик с сожалением.
Он пошёл. Дорога бежала всё дальше. Солнце щедро светило. Вскоре по правую руку встали высокие горы, заросшие густым колючим ельником. Дорога, не спеша, струилась вдоль угорья. Там и тут от неё отбегали во все стороны тропинки. Дик внезапно догадался, что на каждой из них, несомненно, водятся всякие тайны и заманчивые приключения. И подумал, что, наверно, и на его пути хороших приключений тоже будет немало.
Часа через два дорога привела его к высокому кургану с серебристой травою на склонах. Тут Дик решил отдохнуть. Взобравшись до половины кургана он, утомлённый дорогой, с удовольствием бросился навзничь среди высоких стеблей. Полежал так, раскинув руки в стороны, наблюдая бездумно, как по небу куда-то спешат облака. Слышно было, как шумит густой лес за дорогой, кузнечики трещат в траве… Дик, достал из походной сумки банку с «Колой», напился. Бросил её, опустевшую, не глядя, куда-то в траву. Тут же вспомнил, о чём говорил ему Альт, и с досадою поплёлся разыскивать. Не нашёл, - закатилась куда-то. Зато чуточку выше по склону, в стороне, заметил круглую нору. Там, - догадался немедленно Дик, - без сомнения, был секретный ход вовнутрь кургана, к тайнику с сокровищами!
Нора была огромная, и Дик на четвереньках вполне мог там пролезть. Только слишком темно там. Изнутри пахло сухою землёй. Сбегав к оставленной сумке, Дик взял фонарик и, возвратившись, отправился за сокровищами. Ход полого шёл вниз. Дик забрался в него целиком, но разглядеть что-нибудь интересное не успел. Послышалось злое жужжание, и кто-то ужалил его прямо в щеку. Вскрикнув от боли, охотник за кладами вывалился наружу, прокатился, сминая траву, до самого подножия кургана. Напоследок ударился локтем о подвернувшийся камень. Вскочил, шипя от боли. Рука сама потянулась к лучемёту. Сейчас он покажет им, этим!..
Но доставать оружие Дик все-таки не стал. Понял, что глупо это. С кем, с осиным гнездом воевать? И зачем? Ясно же, что нет никаких там сокровищ! Если и были когда, кто-нибудь их давно раздобыл уже. Да и вовсе они ни зачем даже Дику, сокровища эти дурацкие! Ему о другом нужно думать!
В сумке Дик отыскал аптечку. Залил шипучим бальзамином и укус, и ссадину на локте. Нашёл в траве потерянный фонарик (банку искать не стал). И опять зашагал по дороге.
Дальше путь его проходил без особенных приключений. Свечерело. В сумерках Дик, отойдя от дороги, нашёл травянистый пригорок. Рядом в лесу было много сухого валежника. Вдоль опушки бежал ручеёк. Дик подумал, что здесь для ночёвки самое лучшее место. Развёл небольшой костерок, с удовольствием вкусно поужинал. Посидел, глядя в пламя костра. За спиною о чём-то шептались деревья. Тихо, спокойно всё было вокруг. Никаких подозрительных звуков и шорохов. «Вот и ладно», - зевнул безмятежно охотник. Первый раз в своей жизни ночуя в лесу, один, он совсем ничего не боялся. В самом деле ведь, кто его может здесь тронуть?
«А если кто и полезет, - решил Дик, - то на что лучемёт? Пусть только сунется, век будет помнить!»
Завернувшись в большую тёплую куртку, что нашлась на дне сумки, он стал с удовольствием вспоминать, что случилось с ним за этот день. Девочку, оленёнка… Начало игры получилось совсем неплохое. Конечно, спасибо Альту…
Когда чистое небо усыпалось звёздами, Дик спокойно уснул.


5.

Дракон упал, сражённый метким выстрелом Беркута, всего в паре шагов от него. Грас, отвернувшись от поверженного чудовища, с усмешкой взглянул на густые заросли шиповника у обочины. Там полминуты назад поспешно исчез его спутник, Макс Мэрфи, спасаясь от этой глупой ящерицы-переростка.… А чего же ещё ожидать от длинноволосого прыщавого студентика, не нюхавшего строгой армейской школы? Все они одинаковы. Любят, чтобы грязную работу делал за них кто-нибудь другой.
Грасу вспомнился короткий разговор перед самым началом игры.
- Я вас узнал, офицер! – заявил тогда с вызовом Мэрфи. – Вы командовали спецбатальоном в дни Сентябрьского переворота!
- Это был не переворот, - спокойно возразил Беркут, - а наведение конституционного порядка… Ты, что ли, тоже там был? – спросил он, с большим сомнением разглядывая щуплую фигурку студента. – Повезло тебе.
- Да, я был там, когда вы!… - заявил студент, с презрением сверля его глазами.
- Ну, а теперь ты здесь, - жёстко заметил Грас, оборвав разговор.
Вот же стервец! Смеет ещё презирать. Грязный, мол, солдафон.… Попробовал бы.… В Угорье, в Южном Крае, в Приморске.… Везде, где потребует Родина!.. Даже жаль, что вот этот дракон его сейчас не прикончил. Стало бы одним конкурентом меньше.
Про себя Грас отчётливо знал, что в этой вшивой, вонючей игре победителем станет он. Плёвое дело. Командир знаменитого Чёрного Прайда бывал в переделках и намного сложнее, чем эта. Взять, к примеру, Горный рейд, где его команда в двухсотвёрстном броске, словно нож через масло прошла сквозь свирепые банды мятежников…
Вспомнив Горный рейд, Грас невольно оглянулся. Сзади, в четырёх шагах, с оружием наизготовку, стоял Кархан. Этот смуглый коренастый парнишка не старше студента, а напарник что надо. Подтянутый, натренированный, умелый боец. Рядом с ним можно не опасаться за тыл. Такие люди Беркуту всегда нравились.… В двадцать лет – Герой Родины.… Жаль, что он не из Прайда. И в Угорье его тогда не было. Впрочем, может быть, это и к лучшему. Ходили слухи, что если бы «Снежные волки» появились в Угорском краю, воевать им пришлось бы совсем на другой стороне. Но случилось иначе. В те дни, когда Беркут, с парнями из Прайда, очищал от мятежников Клич, «волки» бились в Приморске, отражая атаки Крапчатых беретов, - элитных бойцов обнаглевшей «Великой державы»…Можно им позавидовать!
Кусты у обочины дрогнули. Из них вылез, почёсываясь, помятый студентик. Грас на него не смотрел. Он не спеша, докурил сигарету, с прищуром глядя на дорогу. Путь впереди ожидался несложный. Щелчком швырнув окурок в потемневший драконий зрачок, Беркут двинулся дальше. Лучемёт он держал стволом вверх, у плеча. Указательный палец – на кнопке. Кархан, как и прежде, прикрывал его сзади, зорко смотря по сторонам.
Макс пошёл вслед за ними. Он был зол на себя за недавний испуг. И за то, что струсил на глазах у этого…
Макс узнал его сразу! Сразу вспомнился осенний слякотный вечер, клубы чёрного дыма над городом… Безоружные люди, с безумным упорством пытавшиеся задержать стальную лавину танковых спецбатальонов, рвущуюся к Парламенту. Это было почти пять лет назад. Макс никогда не забудет, как тот бронированный монстр приближался, лязгая гусеницами. Всё ближе, ближе. Безостановочно, прямо на Макса! А на танке, в башенном люке, сидел, ухмыляясь, он.… Этот. Макс помнит, как ноги пристыли к бетону, и не было сил убежать, даже сделать ни шагу. А стальная машина уже совсем рядом.… Затем какой-то человек отшвырнул его в сторону. А сам отскочить не успел. Угодил под самые гусеницы….
А теперь они, с этим танкистом, идут вместе по одной дороге.… И другой его спутник – такой же убийца. Это сразу видно. Вот же не повезло…
Так они и шли, пока не достигли развилки. Здесь дорога упиралась в огромный серый камень, и раздваивалась, огибая его с обеих сторон. Беркут, не опуская оружия, уверенно направился влево.
- Извини, но мне в другую сторону, - донёсся сзади уверенный голос Кархана.
- Что такое? – с удивлением обернулся к нему недовольный Беркут. – Мы ведь идём вместе, не так ли?
Но Кархан его не слушал. Весело усмехнулся, исчез за камнем.
- Подождите меня, я сейчас, - донеслось оттуда.
Он и впрямь вернулся почти сразу. Но теперь взамен охотничьего снаряжения на нём была блестящая на солнце кольчуга из кованого серебра. На голове – стальной островерхий шлем, с прицепленными лисьими хвостами. На поясе - длинный узкий меч. Следом, мягко ступая копытами, вышел вороной красавец конь. С серебряной сбруей, под высоким седлом.
- Это как понимать? – спросил холодно Беркут.
- А так и понимай, что мы тут расстаёмся. Охота за сокровищами меня не интересует. Желаю вам удачи. А у меня, - своя дорога. Быть может, встретимся ещё.
Он ловко взлетел в седло. Оторопевшему Максу он показался похожим на древнего степного воина, неведомо как попавшего в эти края. Пришпорил коня, и умчался, не дав своим спутникам опомниться. Конской топот затих вдалеке.
Беркут плюнул. Оглянулся на Макса.
- Пошли.
Спустя малое время Грас, натренированным взглядом, заметил справа за деревьями кучку каких-то халуп под дерновыми крышами. Там вполне могла укрываться засада.
«Это нужно проверить», - сказал себе Беркут.
Чутьё его не обмануло. Едва Грас приблизился, крадучись, к туземному поселению, в него из оконных щелей полетели тонкие стрелы. И сразу из-за ближнего угла выбежали трое косматых мужиков в неопрятных лохмотьях. Один с копьём, другие с рогатинами. Как на медведя… От стрел Грас легко увернулся, мужиков же скосил одним поворотом ствола. И, привычно зверея, принялся хлестать беспощадным лучом по скособоченным избам. Вверх, к безоблачному небу, полетела гнилая щепа, куски брёвен, вопли ужаса, детский визг. Совсем, как на Южном берегу, при усмирении инородцев…
Когда крики смолкли, Грас услышал, как сзади вопит студент. Обернулся.
- Ты подонок! – ошалевший Макс, с перекошенным красным лицом, шёл к нему с лучемётом в руке. – Что ты сделал, подлец?! Я убью тебя!
Грас, не дрогнув, шагнул к нему, выдрал из трясущихся пальцев оружие, ударил студента рукояткой по лбу. Тот упал.
- Щенок! – презрительно бросил Беркут. – Распустил свои сопли. А чего же ты хотел, когда лез сюда? Думал, что победа прибежит к тебе сама? Нет уж, придётся и поработать. По настоящему. Мало вас тогда учили, в сентябре? Что, крови испугался, губошлёп?
- А я не хочу! Не хочу этой вашей игры! – Макс был явно в истерике. – С меня хватит!.. Зверь… Я всё понял! Ты так и пойдёшь убивать! Всех подряд… Нашёл тут себе полигон… Я не хочу!
Макс лихорадочно сорвал с руки виртуальный хронометр, и швырнул его в ствол ближайшего дерева. Хронометр с обиженным звоном разбился. И в ту же секунду Макс Мэрфи исчез. Игра для него завершилась. Беркут пожал плечами, сунул лучемёт студента себе за пояс. Лишний ствол на дороге не будет помехой. По тропе, что вела от деревни, он вышел опять на дорогу.
Когда сбоку донёсся короткий свист, Беркут в прыжке развернулся, готовясь вдавить палец в кнопку. Но он опоздал. Тяжёлая арбалетная стрела пробила навылет грудь, отшвырнула Граса на обочину дороги. Беркут упал навзничь, выронив лучемёт.
Боль ядовито-жёлтым туманом застилала глаза, мешала смотреть. Беркут совсем не хотел умирать. Это было так непривычно… Подошёл арбалетчик, легко пнул башмак Беркута носком мягкого сапога. Взглянув на него, Грас застонал от досады. Его подстрелил худощавый парнишка, лет пятнадцати. В зелёной матерчатой куртке. Очень похожий на того щенка-террориста, расстрелянного в Кличе. Тот тоже пытался стрелять, когда его брали. Промахнулся, конечно. Грас тогда отдал его на часок своим славным парням, поиграть… А вот этот теперь…
«Ничего, мы ещё поквитаемся!» – зло шепнул Грас арбалетчику. Закрыл глаза. И через пару мгновений его сознание покинуло этот мир.
Грас Беркут очнулся в кресле, у монитора в игровой кабинке. Боль, терзавшая грудь, исчезла. Посидев немного, Беркут расстегнул шлем, мрачно швырнул его в угол.
Игра для Беркута кончилась.
Коль не везёт, - так не везёт во всём.
Советник Чардаш будет сильно недоволен.
 

© Copyright: Александр Соколов, 2012

Регистрационный номер №0012242

от 6 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012242 выдан для произведения:

Пролог.

…На экране далёкие синие горы томно млели под южным горячечным солнцем. Сизый дым поднимался к зениту. Героические погранцы залихватски бросали в огонь пузатые пакеты с белым порошком. Гнусавый голос за кадром верещал о борьбе с наркомафией.
О крахе операции «Транзит» Грас узнал ещё вечером, и теперь на эту пакость на экране смотрел с отстранённым спокойствием. Да, внешне сейчас он был спокоен и невозмутим, как всегда в нелёгкие минуты. А в глубине души бушевала ярость… Там, в горах, вместе с дымом на ветер улетали немалые деньги… Да что там, немалые. Он вложил в это верное дело всё, что мог! Знал, что рискует. Но Родина за героическую службу платит скупо, а жить как-то надо. Ожидалось, что прибыль поможет покрыть все расходы, да оплатить старый долг негодяю Ван Вейку. И ещё бы осталась кругленькая сумма, какую можно положить, на «чёрный день», в один из надёжных заграничных банков… А что теперь?
«Мерзавцы! Так всех и придушил всех разом!» - думал Беркут, глядя на экран.
Ван Вейк теперь прилипнет, как паук. Противно чувствовать на горле его хватку. Впрочем, чёрт с ним. Станет сильно наглеть, можно и сковырнуть ненароком. И не таких укрощали. Денег, тех жалко всерьёз. С ними будут проблемы. А Иванцов – тоже шкура! Как решиться посмел? Знал прекрасно ведь, чей брал товар! Не иначе, решил орденок заработать! Выбрал же время… Думает, если в «горячих точках» поутихло, так на Беркута можно плевать? Ничего, рано радуется. Поглядим, чья возьмёт. Захочу, - вмиг погон лишится. Шепну, кому следует… Премьер – паренёк благодарный, не забудет, кому чем обязан. Ведь недели ещё не прошло…
Не сдержавшись, Грас смачно ругнулся.
- Скоты! Пока мы трассу чистили от быдла, эти сволочи…
Телефонный звонок разорвал его мрачные мысли.
- Майор Беркут? – напористо осведомился уверенный, смутно знакомый голос.
- Слушаю, - буркнул Грас.
- Советник Чардаш, - послышалось в трубке. – Мы встречались, на приёме в посольстве.
- Слушаю, - повторил, внутренне подобравшись, Беркут.
- Есть интересное дело, совсем в Вашем вкусе… Если Вы не против, я загляну к Вам минут через пятнадцать?
- Буду ждать.
Опустив на рычаг телефонную трубку, Грас пружинистым шагом прошёлся по комнате. Открыв дверцу бара, налил полный бокал коньяка, и залпом его осушил. Настроение улучшилось, и Беркут, в ожидании визита, стал насвистывать «Походный марш».
«Крутые горы штурмует Прайд»…
Безусловно, он знал Джарво Чардаша, - советника посольства той державы, что издавна была заклятым другом Родины. Ну, и что? Этот средних лет блондинистый аристократ с фигурою атлета, с надменным взглядом льдистых синих глаз, - взглядом, выдержать который не смог бы даже Беркут, - этот человек давно уже занимал мысли Граса. Вокруг него немало было сплетено туманных слухов и загадок, таинственно-неправдоподобных историй… Грас понимал, что такой человек понапрасну звонить не станет. А значит, предстоит прогулка…
Гость был очень пунктуален. С удобством расположившись на кожаном диване в гостиной, советник Чардаш счёл уместным выразить сочувствие.
- Я слышал краем уха, у Вас проблемы, Беркут? Прискорбно…
- Прискорбно для того, кто эти проблемы захотел создать, - с невозмутимостью ответил Грас. – Вы пришли… - с немым вопросом он посмотрел на гостя.
Тот сдержанно рассмеялся.
- Мне нравится такое Ваше отношение. Иметь и побеждать врагов – занятие для истинного воина. Но к делу… Если моё предложение Вас заинтересует, и если всё сложится удачно, Вы получите… Сколько Вы потеряли по вине ваших доблестных пограничников? Впрочем, это неважно. Назовите любую цену, и получите втрое.
У Граса вспотели ладони, но спросил он всё же равнодушно:
- А это не во вред моей стране?
- Ни в коей мере, - качнул головой Чардаш.
- Так что за дело?
- Не очень сложное. Слушайте. В одной не слишком развитой стране, в лесной деревне, живёт старик. Он собирает старинные книги. Признаться, старинные книги – также и моя слабость, и одна его книга мне очень нужна…
- Что за страна? Что за деревня?
- Вы только не подумайте, что я сошёл с ума. Тут дело вот в чём…
1

«ГОСПОДА ПОТРЕБИТЕЛИ!!!
Каждый из ВАС, кто купит до 1 августа шоколадный батончик «СЕЛЕНА»,
получит уникальный ШАНС!!!
ШАНС – стать счастливым обладателем ЗОЛОТОГО ВКЛАДЫША
и участником сверхпопулярной виртуальной игры
«ЛАРЕЦ КАЩЕЯ»!!!
Сезон охоты на Сокровища Кащея открывает ЮБИЛЕЙНАЯ ИГРА!
Победителя ждёт потрясающий приз,
7 000 000 КРЕДИТОВ!
Покупайте «СЕЛЕНУ»!
Ищите ЗОЛОТОЙ ВКЛАДЫШ!!!
Участвуйте в супер-игре «ЛАРЕЦ КАЩЕЯ»!
Играйте и выигрывайте!
У ВАС есть ШАНС!
ПОДАРИТЕ СЕБЕ УДАЧУ!
СПЕШИТЕ СТАТЬ УЧАСТНИКОМ ИГРЫ!!!


Главного программиста «Селены» Александра Зверева снова мучили сомнения. Хотя отчего бы? Он сам, как всегда, подготовил кабинки к игре, убедившись в полнейшей надёжности шлемов и другого снаряжения. Прокрутил на экране в своём уютном кабинете привычную схему-маршрутку. С ней, конечно же, тоже всё было в порядке. Насколько такое возможно для стандартной, в общем-то, игрушки, поставленной на саморазвитие десять лет назад и за это время в условиях активной эксплуатации изрядно одряхлевшей и морально устаревшей. Нужно было давно заменить её чем-нибудь более новым, если бы не столь бешеный успех, приносящий «Селене» немалую прибыль. Впрочем, на сегодня её ещё хватит. А дальше… Там будет видно.
Минут через пять игроки начнут занимать свои места в кабинках. Сегодня их семеро, разбитых, по жребию, на три стартовых группы. У каждой группы – свой, отдельный от других, маршрут, но в конце все дороги сольются в одну, и приведут куда надо. Если повезёт, конечно. Всех игроков, а вернее, - их виртуальных двойников, - ждёт нелёгкий и опасный путь. Так, по крайней мере, сказано в проспекте. Уже в самом начале пути повстречают они свирепого дракона, и кому-то, наверно, на этом придётся и закончить игру. Охотников будут преследовать отряды грозных рыцарей и банды свирепых разбойников. Между собой они враждуют, но к игрокам – охотникам одинаково беспощадны. Дорога пройдёт сквозь опасные лесные дебри, болота и горы, где водятся хищные звери и много опасных ловушек. А на горном перевале стоит крепость, которую не обойти. Зато оттуда – уже недалеко и до Кащеевой избушки, до победы. Миллионы людей сегодня будут наблюдать, по мониторам, за путём и делами сильнейшего охотника. Даже за тремя… Никто из самих участников ещё не знает, кого избрали для показа. И не узнает до конца игры. А он, Зверев, знает это уже сейчас. Беркут… Бёртон… Бельский… Если нынче будет победитель, то, скорей всего, один из них.
В кабинет, лучась от удовольствия, вошёл, мягкой походкою сытого хищника, Виктор Каманин, президент «Селены», - молодой, энергичный, очень подвижный, несмотря на свою полноту. В свои без малого тридцать он давно и по праву считался одним из умнейших и удачливых предпринимателей страны. Работать с ним Звереву нравилось.
- А ведь, Саша, удачная будет игра, нюхом чую, - в бархатном голосе Виктора, как всегда в момент успеха, слышалось мурлыкание большой зубастой кошки. – С такими игроками!.. А ты вот боялся.
- Все боялись, - пожал плечами Зверев. – А игроки и вправду неплохие. Теперь бы только сбоев в программе не случилось.
- Ну, теперь это не страшно. Ведь сам Беркут!.. В финальной игре! – президент, от обилия чувств, заметался, как бомба, по тесному кабинету. - Одно его участие покроет все расходы втрое. Представляешь, сам командир знаменитого «Чёрного Прайда»! Кавалер боевых орденов, супермен. Это купят со свистом, не будь я Каманин. А через месяц запускаем «Полигон». Другой рекламы даже я не придумаю.
- Да уж, реклама что надо. Можно будет смело заявлять, что сценарий «Полигона» писался с операций «Прайда»… Это, если Беркут не провалится.
- Да ну, ерунда, - отмахнулся владелец заводов, газет, пароходов. – Беркут не провалится, не та фигура. Даже если и не победит. А он победит, я почти уверен. А ты сомневаешься?
- Беркут, конечно, боец… - раздумчиво протянул Зверев, - но он никогда не играл в виртуальные игры. Я бы всё-таки поставил на «пятёрку», на Бёртона.
- Что?! – хохотнул президент. – На этого мальчишку Альта? Почему? Почему уж тогда не на тех сопляков, Ярски и Росина?
- Потому, - улыбнулся Зверев кончиками губ, - что у Альта шанс не меньше, чем у Беркута. Вот уж кто настоящий игрок. Трёхкратный чемпион столицы среди школьников, виртуальный охотник второй категории. И прочая, и прочая. А те мальчишки… В игре они впервые… Как и Беркут. А каждый новичок непредсказуем… Посмотрим. Тем более, в сегодняшней игре победа вовсе уж не обязательно достанется сильнейшему. Вы же знаете, шеф. Скорее, кому больше повезёт…

2

Пыльная и узенькая, в две неглубоких колеи, дорога тянулась густым лесом. Берёзы, осины, сосёнки, колючий подлесок. Золотисто-зелёные метёлки высокой травы на обочинах. Запах мёда, гудение шмелей. Жаркое солнце приветливо трогает спину сквозь защитного цвета рубашку с охотничьим шевроном на рукаве. Широкие ремни походной сумки привычно облегают плечи… Альт был доволен. Полный эффект присутствия, чего ещё желать? Попутчиков, правда, могли бы ему подобрать и получше. Ну, Дик, - вот он, топает рядом, - вроде ничего пацанёнок, толковый. Ясноглазый такой, приветливый. С симпатичной россыпью золотых веснушек на носу. С любопытством разглядывает каждое дерево по пути, каждую травинку. Забавно на него смотреть. Пожалуй, из парнишки может выйти толк. Не сегодня конечно, не в этой игре… Зато другой его попутчик – несомненный ублюдок. Худой, ощетиненный весь, с крысиной мордочкой трущобного зверёныша. Косится на всех исподлобья… Понятно, что за экземпляр. Даже охотничья форма не сделала парня похожим на человека. Сидит, как на пугале. Даже странно, как такой урод смог получить свой вкладыш – пропуск на игру. Хотя и это ясно. Где-нибудь украл.
Никаких иллюзий на счёт своих младших попутчиков ученик элитного колледжа в Лаверне Альт Бёртон не испытывал. Они ведь совсем ещё мальки. Дику едва ли тринадцать, второму же нет и того. Очень скоро, Альт знает по опыту, никого из них рядом не будет. А он сам пойдёт дальше. До конца, до победы. Ведь это не так уж и трудно – победить в этой сложной, но давно устаревшей игре. Альт не раз проходил без задержки куда более сложные. Он умеет. Он всегда побеждал. Победит и сегодня. И тогда… Юбилейный сезон, суперприз, куча денег… Для начала неплохо б купить наконец ту красавицу яхту… А то папочка всё никак не расщедрится. Собрать надёжных ребят, устроить многодневное сафари в Амазонских джунглях… Вот это будет жизнь!
Черноволосый ясноглазый Дик потрошил на ходу свою сумку. Знакомился с содержимым. Альт понимающе усмехнулся, взглянув на него краем глаза. Ясно, мальчик впервые идёт виртуальный маршрут категории «альфа». Охотничья сумка, конечно, вещь нужная, даже очень полезная для того, кто умеет с ней обращаться. Весит совсем ничего, а пронести в ней на игровой полигон можно всё, что захочешь. В любом количестве. Можно роту автоматчиков с полным боекомплектом, или звено сверхзвуковых истребителей. Или кучу ненужного хлама, мечты о котором, пусть даже совсем неосознанные, компьютер найдёт у тебя в голове во время переброски. Как в этом вот случае.
- Брось, - произнёс снисходительно он, - половину всего барахла можешь сразу же выкинуть.
- Почему? – Дик взглянул на него удивлённо своими большими наивными глазами. Симпатичный такой пацанчик. Пухлогубый, с длинными ресницами. Альт на мгновение его даже пожалел. Здесь он протянет недолго.
- А потому, что здесь по настоящему тебе потребуется только это, - Альт привычным движением выхватил из подмышечной кобуры боевой лучемёт. Такое же оружие было и у Дика, но тот, похоже, даже не подозревал, какой рукой за эту штуку браться.
- Вот твой друг и помощник. Держи его крепче в руках… Кстати, вот как им нужно работать. Смотри.
Шевельнул стволом, нажал кнопку. Синий луч ушёл наискось вверх, срезая по дороге ветки. Туда, где, шагах в двадцати от дороги, стояла большая сосна. Её крепкие толстые сучья луч скосил, как траву. Вместе с сучьями на землю мёртво шлёпнулся тяжёлый рыжий зверь. Матёрая лесная кошка.
- Ой, ну зачем ты? – вскрикнул испуганно Дик.
- Что, жалко? – Альт рассмеялся. – Не жалей. Она бы тебя не жалела… Иди, подними, - добавил он ровным голосом, полуобернувшись к Люку.
Тот отвернулся, не трогаясь с места.
- Что же ты? – мягко упрекнул его Альт, пряча в голосе неудовольствие. – Я же прошу.
- А я не нанимался! – огрызнулся зверёныш. – Сам иди, если нужно.
Альт посмотрел на него с сожалением, как на больного. Пожал плечами и, свернув с дороги, пошёл, раздвигая кусты, к убитому зверю. Дик рванулся за ним.
Зверь лежал без движения, луч разрезал его пополам. Охотничьим острым ножом Альт небрежно отхватил у хищницы уши с мягкими длинными кисточками. Спрятав добычу в особый пакет, затолкал его в нагрудный карман восхищённо глядевшему Дику.
- Нравится? Так забирай. Первоклассный трофей.
Конечно, трофей неплохой. Для того, кому не светит ничего другого.
Дорога бежала всё дальше. Сопливый паршивец Люк по прежнему плёлся чуть сзади, но для Альта его больше не существовало. Положив ладонь на плечо преданно слушавшему Дику, юный охотник не спеша объяснял:
- В нашей дороге оружие – самая нужная вещь. Заметил что непонятное, - стреляй без раздумий, и останешься жив. Всегда стреляй первым. Друзей у тебя здесь не будет, а врагов с дороги нужно убирать.
- А если не враг, а просто?.. – спросил осторожно Дик.
-Всё равно стреляй. На всякий случай.
- И в людей?
- Конечно. На этом вся игра построена, не забывай.… Да ты не бойся. Они и так все неживые здесь, одна лишь видимость. Тебе будет казаться, что это не так, что всё тут настоящее, но таковы условия игры. Настоящий, реальный – лишь ты, да твой путь, что ты должен пройти. Остальное – декорация. Помни об этом, если хочешь добраться до цели. И всегда стреляй первым.
- Хорошо, я запомню…
Незаметно дошли до развилки. Здесь дорога взбиралась на холм, поросший высокими соснами. Другая, поуже, круто сбегала в болотистую низину. Альт решительно обернулся к Люку.
- Всё приятель, тут наши пути разбегаются. Тебе туда, - непреклонно кивнул он на меньшую тропку.
- Почему это? – ощетинился тот.
- Потому, что ты мне надоел. Убирайся! Ну… - Альт, изящным движением выхватил лучемёт и выстрелил под ноги побледневшему Люку. Тот, испуганно вскрикнув, шарахнулся в сторону. Зло взглянул исподлобья на Альта, и торопливо покатился вниз по узенькой тропинке. Скрылся из глаз.
- Трусливый щенок! – плюнул презрительно Альт, убирая оружие.
- Верно, трус, - согласился с ним Дик. – Мог бы ведь тоже…
- Этот?! – Альт насмешливо фыркнул. – Никогда. Эта шакалья порода наглеет, лишь когда их целая свора. С ними иначе нельзя. Ненавижу таких!
Где-то в сосновом лесу находилось драконово логово.
Дик, с лучемётом в руке, шёл теперь впереди. Альт, поотстав, осторожною поступью хищника крался за ним по обочине, зорко всматриваясь в лесную чащу. Дракон, наверно, притаился где-нибудь поблизости, но пока ещё путь впереди был свободный, нетрудный и неопасный. Пока это всё Дику нравилось, и он, согреваемый ласковым солнцем, уже начал мечтать, как всё будет потом. Когда он, Дик Ярски, станет победителем в игре. Конечно станет, почему бы и нет? Чем он хуже того же Альта? Тот, конечно, супермен и всё такое, ну и что? Зато Дику победа гораздо нужнее! Он знает, что делать с той кучей монет, которая ему достанется. Он давно вздыхал о гоночном автомобиле, как у чемпиона Фредди Ларкина!.. Но сначала – просторный коттедж в Зелёном поясе, какие так нравятся маме. С садом и бассейном. Можно будет, наконец, уехать из скучного серого квартала, где Дик живёт сейчас, и где ему совсем не нравится. Мама с отцом будут счастливы! Или можно вовсе переехать жить в столицу. Сестрёнка поступит в Лавернский университет, Дик в колледж, а младшего брата, который всё время болеет, вылечат самые лучшие в мире врачи. А потом они, всей семьёю, отправятся в путешествие, на тропические острова! Не жизнь тогда будет, а сказка!
Дик, замечтавшись, не сразу заметил, как над верхушками сосен воздвиглась жуткая драконья голова на длинной шее. А заметив, замер на месте, не в силах и шевельнуться от леденящего ужаса. Дракон посмотрел на него с презрением, и громко фыркнул, выпустив из пасти клубы дыма. Дик от испуга упал, и струя кипящего пламени пронеслась над его головой. Дракон промахнулся. И в то же мгновение в страшную пасть впился меткий луч Альта. Дракон, с захлебнувшимся воем, рухнул на сосны, закачавшиеся как трава. Сильно вздрогнула земля, и стало очень тихо.
Дик, порядком смущённый, поднялся.
- Здорово ты его одурачил, - подойдя, сказал Альт. – Я бы так не сумел.
В голосе его так и слышалась насмешка. Дик только вздохнул.
- Пойдём посмотрим? – предложил Альт, кивнув туда, где рухнул сражённый дракон. Дик замотал головою. Смотреть вновь на это страшилище, даже на мёртвое, совсем не хотелось.
Драконий лес остался позади. Солнце жарило всё сильнее, хотелось пить. Уставшие ноги в тяжёлых ботинках давно просили об отдыхе. И волосы под шапкой взмокли. Можно было пошарить в сумке, там, наверное, нашлось бы какое–нибудь питьё. Но Дик, покосившись на спутника, который, по-прежнему бодрый и неутомимый, легко шагал всё дальше, лишь негромко вздохнул, облизнув пересохшие губы. Зато когда впереди из-за кустов блеснула узенькая лента ручейка, он первый подбежал к нему, плюхнулся на коленки на низеньком берегу среди влажной густой травы и, наклонившись, принялся жадно хватать ртом холодную воду, от которой сразу заломило зубы. Успел сделать несколько глотков, пока Альт не оттащил его за шиворот.
- Ошалел? Простынешь моментально, и лекарства не спасут.
Сам он тоже пару раз зачерпнул ладонью из ручья. Выпрямился. Огляделся.
- Ладно, привал. Полчаса отдыхаем.
Дик блаженно растянулся на траве, лениво наблюдая, как Альт выгружает из сумки банки и коробки с едой и бутылки с шипучей колой. Вяло сгрыз плитку пористого шоколада, пополам с двумя толстыми галетинами. Запил всё это, основательно приложившись к бутылке. И сразу ощутил себя ужасно сытым и вполне довольным жизнью. Шоколадную обёртку, скомкав, хотел зашвырнуть в кусты, но Альт её отобрал и засунул Дику в сумку. Сказал, с весёлой усмешкой:
- Первая заповедь Охотника – не оставлять за собою следов.
Ещё немного отдохнули. Ресницы у Дика начали слипаться.
- Эй, охотники, - раздался вдруг над ним чуть хрипловатый мужской голос.
Дик подскочил, как ужаленный, лихорадочно царапая непослушными пальцами кобуру с лучемётом. Альт равнодушно скосил взгляд в сторону, посмотрел на пришельца. Затем не спеша, поднялся.
Бородатый кряжистый мужик в длинной, до колен, рубахе, подпоясанной кушаком, в высоких сапогах, подошедший незаметно сбоку, опасным не выглядел. Дик сконфуженно притих.
- Вы мне не поможете, охотники? – спросил добродушно пришелец. – Там этот горб железный на лужку стоит, который год уже, - кивнул он в сторону леса, откуда пришёл. – Косить мешает. Его бы передвинуть в сторону маленько.
- Какой гроб? Где? – заинтересовался Альт.
- А идёмте за мною, я вам покажу, - предложил туземец и, не ожидая согласия, шагнул обратно за деревья. Альт пожал плечами, и направился следом. Дик, озираясь, - за ним.
- И что обидно, - говорил мужик, идя широким шагом, не оборачиваясь, - трава на том лужку растёт всегда ядрёная. А вот косить нельзя, народ пугается.
Лесок скоро кончился. Вышли на поляну, заросшую густо овсяницей и иван-чаем. А прямо посреди поляны, блестя железными боками, стоял новёхонький комбайн известной марки «Волнорез». Альт удивлённо присвистнул.
- А это чудо здесь откуда?
- Да всё оттуда, - проворчал мужик, махнув рукою. – На этой чуде-юде ещё кто-то из первых охотников до Кащея добирался. Человек был упорный. Шум стоял на весь лес. Впереди этой штуки всё тогда разбегалось, позади всё рыдало.
- Ну и как, получилось у него? – спросил Альт, без особого любопытства.
- Само собою, получилось. Почему бы нет? Парень он ушлый, уважаю таких… Только вот его конь боевой так с тех пор и стоит здесь, людишек пугает. Вы уж его отгоните куда, если, понятно, сумеете. Или совсем забирайте. Может, вам пригодится. А здесь ни к чему.
- Ладно, попробуем, - сказал снисходительно Альт. Он умел обращаться со строптивым гоночным «Кентавром», а уж с комбайном справится в два счёта. Прыгнул в кабину, быстро огляделся. И уже с первого взгляда определил, что в машине, вроде, всё в порядке. И даже горючее имеется. Не очень много, но хватит на небольшую прогулку.
Плавный поворот ключа, и сильная машина послушно ожила. Еле ощутимо задрожала, заурчала, как проснувшийся зверь. Она просилась в дорогу. Альт, вдавив до упора педаль, послал её вперёд. Комбайн рванулся, но тотчас же встал, обиженно взревев. Дрожь усилилась.
- Там колесо у вашего зверюги в рытвину попало, - крикнул мужик.
Альт выпустил штурвал. Посмотрел неодобрительно на Дика, стоявшего столбом у краешка поляны. Приказал ему:
- Иди веток наруби. Побольше, - он достал из-под сиденья небольшой острый топорик, который приметил сразу же, как залез а кабину. Кинул его под ноги мальчишке. – Только сам им не поранься. Умеешь обращаться?
- Я помогу ему, - кивнул туземец.
Спустя полчаса комбайн уже мирно стоял на неширокой просеке, уткнувшись носом в заросли орешника. В ста метрах от полянки. Альт медленно спустился по железной лесенке на землю. Подождал, пока подойдут туземец с Диком.
- А то забирайте совсем, - предложил мужик снова. – Не хотите?
- Нет, - Альт качнул головою. – Этот не справится, - кивнул он на Дика, - а мне такой вид транспорта не нужен.
- Ну что же, тогда получите, за свою работу, - мужик достал из кошелька, висевшего на поясе, две маленьких серебряных монетки.
Дик, округлив глаза, смотрел с неодобрением на Альта, когда тот брал награду.
- Зачем? Не надо…
- Бери давай, - ответил Альт с усмешкой. – Всё правильно. Одна тебе, другая мне. Пригодятся в дороге. Не забыл про Ворота?
- Ой… - удивлённо пискнул Дик. Затем обрадовался. - Вот классно! А я всё думал, как мы их пройдём? Теперь можно, да?
- Можно, кто ходить умеет.
Простившись с мужиком, вернулись к ручейку. Забрали сумки. На противоположном берегу опять была развилка.
Альт сказал, что теперь будет лучше, если каждый пойдёт в одиночку, по своей дороге.
«Конечно, зачем я ему, - подумал расстроенный Дик. – Такая обуза».
- Ну, удачи тебе, - сказал Альт благосклонно, пожимая Дикову руку. – И запомни, всегда стреляй первым.
- А ты.… Почему ты сейчас не стрелял? Ну, в этого.
- Ну, я это я. Мне можно, - усмехнулся Альт. – И где бы ты тогда нашёл монету для Ворот?
Сказал, и пошёл быстрым шагом охотника, больше не оглянувшись. Про Дика он мгновенно позабыл, отлично понимая, что больше на дороге этой его не встретит.


3.

Скатившись вниз, тропинка очень скоро завела Люка в топкое болото. В самую трясину. И пропала там, подлая! Потеряв дорогу, Люк сам едва не потонул в гнилой воде, утопил там лучемёт и дорожный рюкзак со всем, что в нём было. После долгих блужданий, изрядно измученный, вымокший, грязный, он всё же выбрался на твёрдый берег. Всхлипнув, сел, привалившись спиною к корявому дереву.
То, что Альт его прогнал, мальчишка воспринял как должное. Сразу ведь было понятно, что этим закончится. Слишком разные они. Значит, лучше уйти. А собою командовать Люк всё равно бы ему не позволил. Этому чистенькому супермену! Чему-чему, а огрызаться, когда нужно, Люк давно научился. Пришлось научиться. После того, как три года назад, после смерти отца, остался он совсем один на белом свете…
Они жили тогда не в Столице, а в Кличе. Так уж случилось. Отец был учителем в школе, учил ребят родному языку. В ту же школу ходил тогда и Люк. Он учился на одни пятёрки, занимался в изостудии, и был счастливейшим человеком на свете. Весной его должны были принять в отряд Угорских волчат. Это твёрдо обещал ему Клоди, командир отряда. Маму Люк помнил плохо. Она умерла, когда Люку было пять лет. Она была сорбка, родом из Белуны, а папа – угрин.
Отец вовсе не был мятежником. Но когда, в разгар зимы, в город ворвались отряды спецназа и гвардии, кого такое волновало? Не уходишь из города, значит мятежник… Отец не ушёл. И ребята, из старших волчат, не ушли. Их после, тех, кто уцелел, расстреливали в подвале родной школы. Десантники в чёрном, с кошачьей мордой на кокардах. Так говорили.… А как погиб отец, никто не знает.
В лагере для беженцев Люк не остался. А что было делать в голодном, разорённом войною краю? Он сумел добраться до Белуны, где жила бабушка, мамина мама. Но оказалось, что она совсем недавно умерла. Когда узнала о начавшейся войне. Не выдержало сердце. Люк понял, что теперь он и вовсе остался один на всей земле.… Те деньги, какие ещё у него оставались (отец ещё отдал, перед прощанием.), закончились… Люк не забыл, как впервые осмелился попросить у людей денег на хлеб. Было мучительно страшно, и стыдно. А люди равнодушно проходили мимо.
Он бы, конечно, погиб той зимой, если бы не Ленёк. Сам – лишь года на три старше Люка, но знавший о жизни раз в тысячу больше. Он подобрал тогда на улице голодного, полузамёрзшего мальчишку, накормил, привёл в тёплый уютный подвал. К таким же бесприютным, беззащитным ребятишкам, как и он.
Беззащитным – это если в одиночку. А все вместе, - они были силой, с которой приходилось считаться и подловатым полицейским из ближайшего участка, и наглым торгашам на рынке, и даже беспощадным людям из банды Дэна, который решил взять команду Ленька под свою крышу.
Так началась у Люка новая жизнь, непохожая на прежнюю. В этой новой жизни было всякое, - и хорошее, и плохое. Научился Люк и попрошайничать, и приворовывать. Участвовал в налётах на палатки мелочных торговцев. Лазил в форточки для Дэна и его людей, выполнял его другие поручения. Все так делали. Дэн за это угощал ребят конфетами и пудрой, и не орал, чтоб убирались из подвала, когда не было денег расплатиться в срок. Правда, Люка брал на дело неохотно. Морщился: «Не люблю инородцев». Но ни с кем другим у Люка таких проблем не возникало. А лучшим его другом сделался Тём, - сын спецназовца, убитого в Угорье в те же дни, когда погиб отец у Люка. А почему и нет? Не они же с Тёмом придумали эту войну. А делить им и вовсе было нечего. Один раз они только поссорились, - когда Люк наглотался пудры, а Тём отобрал у него, что осталось, и выбросил. И самого изругал тогда последними словами... Вообще–то, такая история приключилась тогда с Люком в первый и последний раз. Когда захотелось попробовать. Ленёк подобные дела не одобрял.
- Кому невтерпёж, - говорил, - обходитесь клеем. К нему не привыкают.
И Тёма, и Ленька застрелили чанчунцы, месяц назад, когда разбирались с Дэном. Так же, как многих других в этот день, кто под руку подвернулся. Люк тогда ускользнул и от них, и от и от полицейской облавы. И опять оказался один на враждебной, безжалостной улице. Знал, что не пропадёт, но всё равно пришлось несладко.
Неделю назад ему повезло. В метро он ловко вытащил бумажник из кармана у растяпистого толстяка. Правда, денег в бумажнике оказалось немного. Хватило на пару тюбиков клея, да на шоколад, который Люк всегда любил. В одном из батончиков и обнаружился заветный вкладыш… Люку показалось, что теперь для него опять начнётся совсем новая жизнь. Что сбудутся, наконец, самые несбыточные грёзы.… Потому что все эти годы была у него надежда. Надежда, что будет когда-то у Люка свой собственный дом. Просторный и светлый. Возле быстрой реки, на опушке соснового леса. Как в Кличе…
А удача поманила и пропала. Даже здесь всё пошло, как всегда.
Но так быстро сдаваться Люк совсем не привык. Он, упрямо сжав зубы, поднялся. Вылил воду из ботинок. Наломал жёстких веток, развёл небольшой костерок, - хорошо, спички в кармане уцелели. Кое-как обсушил и отчистил от грязи одежду. После, отыскав в сырых кустах сбежавшую тропинку, упрямо пошёл по ней снова.
Но далеко не ушёл. Впереди затрещали кусты, и на тропинку выпрыгнули двое решительных мальчишек. В зелёных плотных куртках, с палками в руках. Один, - постарше Люка года на два, кареглазый, хмурый, – смотрел на Люка с презрительным недружелюбием. Веснушчатое лицо другого выражало весёлую насмешку. Он был маленький, - чуть поменьше Люка, - и ужасно рыжий.
- А ну, стой! – хмуро потребовал старший.
- Ой, ну и охотничек, - рассмеялся другой, пройдясь глазами по Люку. – Сейчас он получит у нас.
Люк понял, что без драки тут не обойдётся. Драться он умел, и неплохо. Но то, что случилось затем, на обычную драку походило не очень. Младший мальчишка, метнувшись вперёд, сильно боднул Люка головой в живот. Другой тут же навалился сверху, прижал к земле. Его не били. Пыхтя, покатали по земле, затем старательно накормили травой и комьями земли. Напоследок сорвали с головы охотничью шапку, и со смехом отпустили. Люк тут же вскочил, но противников поблизости уже не было. Из кустов, отдаляясь, слышался звонкий голос рыжего мальчишки, который пел какую-то насмешливую песенку.
Настроение у Люка совсем скисло. Если всё пошло так плохо с самого начала, то чего ждать хорошего дальше? И он не очень удивился, когда взмывший над чахлым осинником страшный дракон плюнул в него огнём. Всё – одно к одному.… Закричав, мальчишка бросился в лес. Петляя между деревьев, он еле увёртывался от новых драконьих плевков. От страха забыв обо всём, он бежал, задыхаясь, сквозь лес и тогда, когда дракон уже остался позади. Бежал до тех пор, пока земля не ускользнула из-под ног.… Вскрикнув, Люк упал с высокого глинистого обрыва. Всё исчезло…


4.

Проводив уходящего Альта взглядом, Дик и сам зашагал по дороге. Свой лучемёт, памятуя о встрече с драконом, он крепко стиснул в руке. И когда, вскоре, слева чуть дрогнули кусты, он без раздумий направил туда ствол оружия. «Надо выстрелить первым!», - вспомнил он слова Альта… Дик замешкался лишь на секунду. А затем, со вздохом облегчения, опустил ствол лучемёта к земле. Из зелёных ветвей показалась симпатичная мордочка с тонкими рожками-столбиками, и тотчас на дорогу резво выпрыгнул пятнистый оленёнок. Замер, расставив копытца, с любопытством взирая на Дика. И Дик тоже смотрел на него, как зачарованный. Затем, бросив под ноги оружие, полез рукой в рюкзак, где, как он помнил, был колотый сахар.
Оленёнок взял угощение. Из руки! И даже дал себя погладить. А потом ускакал, звонко стукнув копытцами. Дик же, спрятав ненужный совсем лучемёт в кобуру, пошёл без опаски дальше.
Вскорости путь ему преградили высокие дубовые ворота. С двускатною кровлей, с резными узорами на створках. В воротах – три калитки. Рядом, на лавке, сидела старушка. С морщинистым добрым лицом, в деревенской старинной одежде, какую Дик видел однажды у бабушки в сундуке.
Дик подошёл, скрывая нерешительность.
- Бабушка, можно пройти?
- Отчего же нельзя? Проходи, - певуче сказала старушка. – Заплати монетку серебром, и проходи.
- А… куда? В которую калитку? – Дик снова, чуть-чуть, забоялся. Предстояло выбирать…
- А которую сердце подскажет. Смотри, не ошибись, - улыбнулась ласково старушка.
После долгих сомнений Дик шагнул к той калитке, что была в середине. Оглянулся, ступив за порог.
- Спасибо Вам, бабушка!
- Ступай с Богом. Удачи тебе.
За калиткой дорога шла дальше. А у обочины стоял высокий столб, с приколотым к нему куском пергамента. Дик подошёл.
«Господа охотники! – гласило объявление. – Подлинный ключ от ларца Кощея находится в неприступной крепости Загрода, на перевале. Все остальные ключи ненастоящие. Кто хочет завладеть ключом без боя, пусть принесёт 12 золотых монет. Или добудет чудотворную икону из монастыря. Или окажет важную услугу благородным Витязям Горы. Удачной вам Охоты!»
Дик опечалился. Как раздобыть такую кучу денег, он не представлял. Вот был бы рядом Альт, тогда другое дело. Или икону… где её искать? И разве отдадут её монахи просто так?
Дик решил, что о том, как он добудет ключ, пока не стоит думать. «Вот доберусь до крепости, тогда узнаю, о какой услуге попросят витязи. Вдруг мне повезёт?»
Дорога шла дальше. Поодаль, сбоку от неё, был небольшой деревянный домик, с широкими окнами в резных наличниках. Наверно, жилище старушки привратницы. Под окном, на завалинке, сидела какая-то девочка и ела землянику из глубокой зелёной чашки. Загорелая и сероглазая, она казалась немного похожей на Дикову одноклассницу, Элку Табирову, по прозвищу Красная Шапочка. Только на здешней девочке шапка была зелёная. А ещё – длинный, до смуглых коленок, зелёный же сарафанчик поверх вышитой белой рубашки, и высокие сапожки на ногах… Дик на неё засмотрелся. И девочка тоже взглянула на Дика. Глаза у неё были лучистые, озорные. Огромные, словно озёра.
- Что смотришь? – весело рассмеялась она. Махнула тонкой рукой. – Иди сюда. Хочешь земляники?
Дик удивился, но подошёл.
- На, угощайся! – девочка обеими руками протянула Дику блюдо с земляникой.
Тот осторожно взял большую спелую ягоду. Положил её в рот.… Взял еще.
- А ты что, в самом деле, охотник? – недоверчиво спросила девочка. – Или только притворяешься?
- А что, не похож разве? – ей в тон ответил Дик.
- Не очень, - вздохнула девчонка. – Охотники, - те больше всё какие-то злые, нахальные. Житья от них нет, так и лезут повсюду. У людей деньги требуют. И зверей всех в лесу распугали. В прошлый раз, когда была у них охота, снова говорящего оленя застрелили. Их теперь почти и нет нигде. И не будет совсем, если Лютик не вырастет. А им всё равно, охотникам… Дураки. Ты ещё не такой!
Дик слегка покраснел.
- Ты его не встречал? – строго спросила девочка. – Оленёнка.
- Встретил… - Дик улыбнулся, вспомнив недавнюю встречу. – Он забавный такой!
- Он маленький, глупый ещё.… Если встретишь опять, не обижай его. Пусть вырастет.
- Зачем это я стану обижать? – неловко отозвался Дик. – Сама говоришь…
- Это я так. Чтобы ты знал, - улыбнулась девочка. – Не обижайся. Ты ешь землянику. Нравится?
- Вкусная! – честно признался Дик.
-Хочешь, бери её всю.… Только блюдо баба Катя не даст. Давай, я тебе в туесок пересыплю. Идём в дом.
Заходить в помещение Дик слегка опасался. Кто знает, вдруг там какая ловушка? Но девочка смотрела на него так весело и по-доброму, что он решился. Девочка поставила на завалинку большую корзину, покрытую белым платком, что прежде стояла на земле у её ног. И первая вошла в открытую дверь. Дик – за нею.
Внутри было всё, как в обыкновенном деревенском доме. Совсем, как у двоюродной бабушки Неры, у которой Дик гостил прошлым летом. Даже часы с кукушкой на стене были такие же в точности. У открытого окна стоял дощатый стол, покрытый белой скатертью, на нём – кувшин с луговыми ромашками.
Девочка ловко пересыпала землянику в берестяной туесок. Отдала его Дику.
- Слушай.… А что ты теперь собираешься делать? Куда пойдёшь?
- Не знаю, - Дик пожал плечами. – Наверно, в крепость. Там скажут, что нужно сделать, чтобы добыть ключ.
- Если хочешь, я тебя провожу. Хоть до самой Загроды, раз ты туда хочешь идти. Я там близко живу, а сюда приходила друзей навестить. Вместе бы и пошли, нам по дороге. Только прежде мне нужно зверят покормить… Это рядом совсем, в Заячьей балке. Только в другую сторону. Туда и обратно – всего-то часок. Ты меня подождёшь? Или очень торопишься?
Дик огорчённо посмотрел на хронометр на своей руке. Секунды быстро убегали. Альт, наверно, ушёл уже далеко. Если он доберётся до крепости раньше, что тогда Дику делать?
Он вздохнул. Расставаться с хорошею девочкой совсем не хотелось. Но нужно было идти.
- Ой, как жалко, - сказала девочка. – Ну, ничего. Может быть, мы с тобой ещё встретимся.
Они вместе вышли на крыльцо. Девочка строго посмотрела туда, где стояла её корзинка. Корзинки на завалинке не было.
-Та-ак! Ну-ка, отдавайте немедленно! – ровным голосом сказала она в пространство.
Дик посмотрел на неё непонимающе.
- Опять мальчишки безобразят, - пояснила девочка. – Всё бы им только дурачиться.
Откуда-то послышалось злорадное хихиканье.
- Смейтесь, смейтесь, балбесы! – с весёлой насмешкой крикнула девочка. – Тоже мне, братья-разбойники! Пирожки таскать каждый сумеет. Это вам не с рыцарем воевать.
Хихиканье смолкло.
- Представляешь, сладу с ними не стало, - обратилась девочка к Дику. – Только чуть отвернёшься, обязательно что-нибудь стащат.
- А они кто?
- Да мальчишки балуются, кто же еще, - сердито ответила девочка. – Ой, тебе ведь надо идти?
- Да… - сказал Дик с сожалением.
Он пошёл. Дорога бежала всё дальше. Солнце щедро светило. Вскоре по правую руку встали высокие горы, заросшие густым колючим ельником. Дорога, не спеша, струилась вдоль угорья. Там и тут от неё отбегали во все стороны тропинки. Дик внезапно догадался, что на каждой из них, несомненно, водятся всякие тайны и заманчивые приключения. И подумал, что, наверно, и на его пути хороших приключений тоже будет немало.
Часа через два дорога привела его к высокому кургану с серебристой травою на склонах. Тут Дик решил отдохнуть. Взобравшись до половины кургана он, утомлённый дорогой, с удовольствием бросился навзничь среди высоких стеблей. Полежал так, раскинув руки в стороны, наблюдая бездумно, как по небу куда-то спешат облака. Слышно было, как шумит густой лес за дорогой, кузнечики трещат в траве… Дик, достал из походной сумки банку с «Колой», напился. Бросил её, опустевшую, не глядя, куда-то в траву. Тут же вспомнил, о чём говорил ему Альт, и с досадою поплёлся разыскивать. Не нашёл, - закатилась куда-то. Зато чуточку выше по склону, в стороне, заметил круглую нору. Там, - догадался немедленно Дик, - без сомнения, был секретный ход вовнутрь кургана, к тайнику с сокровищами!
Нора была огромная, и Дик на четвереньках вполне мог там пролезть. Только слишком темно там. Изнутри пахло сухою землёй. Сбегав к оставленной сумке, Дик взял фонарик и, возвратившись, отправился за сокровищами. Ход полого шёл вниз. Дик забрался в него целиком, но разглядеть что-нибудь интересное не успел. Послышалось злое жужжание, и кто-то ужалил его прямо в щеку. Вскрикнув от боли, охотник за кладами вывалился наружу, прокатился, сминая траву, до самого подножия кургана. Напоследок ударился локтем о подвернувшийся камень. Вскочил, шипя от боли. Рука сама потянулась к лучемёту. Сейчас он покажет им, этим!..
Но доставать оружие Дик все-таки не стал. Понял, что глупо это. С кем, с осиным гнездом воевать? И зачем? Ясно же, что нет никаких там сокровищ! Если и были когда, кто-нибудь их давно раздобыл уже. Да и вовсе они ни зачем даже Дику, сокровища эти дурацкие! Ему о другом нужно думать!
В сумке Дик отыскал аптечку. Залил шипучим бальзамином и укус, и ссадину на локте. Нашёл в траве потерянный фонарик (банку искать не стал). И опять зашагал по дороге.
Дальше путь его проходил без особенных приключений. Свечерело. В сумерках Дик, отойдя от дороги, нашёл травянистый пригорок. Рядом в лесу было много сухого валежника. Вдоль опушки бежал ручеёк. Дик подумал, что здесь для ночёвки самое лучшее место. Развёл небольшой костерок, с удовольствием вкусно поужинал. Посидел, глядя в пламя костра. За спиною о чём-то шептались деревья. Тихо, спокойно всё было вокруг. Никаких подозрительных звуков и шорохов. «Вот и ладно», - зевнул безмятежно охотник. Первый раз в своей жизни ночуя в лесу, один, он совсем ничего не боялся. В самом деле ведь, кто его может здесь тронуть?
«А если кто и полезет, - решил Дик, - то на что лучемёт? Пусть только сунется, век будет помнить!»
Завернувшись в большую тёплую куртку, что нашлась на дне сумки, он стал с удовольствием вспоминать, что случилось с ним за этот день. Девочку, оленёнка… Начало игры получилось совсем неплохое. Конечно, спасибо Альту…
Когда чистое небо усыпалось звёздами, Дик спокойно уснул.


5.

Дракон упал, сражённый метким выстрелом Беркута, всего в паре шагов от него. Грас, отвернувшись от поверженного чудовища, с усмешкой взглянул на густые заросли шиповника у обочины. Там полминуты назад поспешно исчез его спутник, Макс Мэрфи, спасаясь от этой глупой ящерицы-переростка.… А чего же ещё ожидать от длинноволосого прыщавого студентика, не нюхавшего строгой армейской школы? Все они одинаковы. Любят, чтобы грязную работу делал за них кто-нибудь другой.
Грасу вспомнился короткий разговор перед самым началом игры.
- Я вас узнал, офицер! – заявил тогда с вызовом Мэрфи. – Вы командовали спецбатальоном в дни Сентябрьского переворота!
- Это был не переворот, - спокойно возразил Беркут, - а наведение конституционного порядка… Ты, что ли, тоже там был? – спросил он, с большим сомнением разглядывая щуплую фигурку студента. – Повезло тебе.
- Да, я был там, когда вы!… - заявил студент, с презрением сверля его глазами.
- Ну, а теперь ты здесь, - жёстко заметил Грас, оборвав разговор.
Вот же стервец! Смеет ещё презирать. Грязный, мол, солдафон.… Попробовал бы.… В Угорье, в Южном Крае, в Приморске.… Везде, где потребует Родина!.. Даже жаль, что вот этот дракон его сейчас не прикончил. Стало бы одним конкурентом меньше.
Про себя Грас отчётливо знал, что в этой вшивой, вонючей игре победителем станет он. Плёвое дело. Командир знаменитого Чёрного Прайда бывал в переделках и намного сложнее, чем эта. Взять, к примеру, Горный рейд, где его команда в двухсотвёрстном броске, словно нож через масло прошла сквозь свирепые банды мятежников…
Вспомнив Горный рейд, Грас невольно оглянулся. Сзади, в четырёх шагах, с оружием наизготовку, стоял Кархан. Этот смуглый коренастый парнишка не старше студента, а напарник что надо. Подтянутый, натренированный, умелый боец. Рядом с ним можно не опасаться за тыл. Такие люди Беркуту всегда нравились.… В двадцать лет – Герой Родины.… Жаль, что он не из Прайда. И в Угорье его тогда не было. Впрочем, может быть, это и к лучшему. Ходили слухи, что если бы «Снежные волки» появились в Угорском краю, воевать им пришлось бы совсем на другой стороне. Но случилось иначе. В те дни, когда Беркут, с парнями из Прайда, очищал от мятежников Клич, «волки» бились в Приморске, отражая атаки Крапчатых беретов, - элитных бойцов обнаглевшей «Великой державы»…Можно им позавидовать!
Кусты у обочины дрогнули. Из них вылез, почёсываясь, помятый студентик. Грас на него не смотрел. Он не спеша, докурил сигарету, с прищуром глядя на дорогу. Путь впереди ожидался несложный. Щелчком швырнув окурок в потемневший драконий зрачок, Беркут двинулся дальше. Лучемёт он держал стволом вверх, у плеча. Указательный палец – на кнопке. Кархан, как и прежде, прикрывал его сзади, зорко смотря по сторонам.
Макс пошёл вслед за ними. Он был зол на себя за недавний испуг. И за то, что струсил на глазах у этого…
Макс узнал его сразу! Сразу вспомнился осенний слякотный вечер, клубы чёрного дыма над городом… Безоружные люди, с безумным упорством пытавшиеся задержать стальную лавину танковых спецбатальонов, рвущуюся к Парламенту. Это было почти пять лет назад. Макс никогда не забудет, как тот бронированный монстр приближался, лязгая гусеницами. Всё ближе, ближе. Безостановочно, прямо на Макса! А на танке, в башенном люке, сидел, ухмыляясь, он.… Этот. Макс помнит, как ноги пристыли к бетону, и не было сил убежать, даже сделать ни шагу. А стальная машина уже совсем рядом.… Затем какой-то человек отшвырнул его в сторону. А сам отскочить не успел. Угодил под самые гусеницы….
А теперь они, с этим танкистом, идут вместе по одной дороге.… И другой его спутник – такой же убийца. Это сразу видно. Вот же не повезло…
Так они и шли, пока не достигли развилки. Здесь дорога упиралась в огромный серый камень, и раздваивалась, огибая его с обеих сторон. Беркут, не опуская оружия, уверенно направился влево.
- Извини, но мне в другую сторону, - донёсся сзади уверенный голос Кархана.
- Что такое? – с удивлением обернулся к нему недовольный Беркут. – Мы ведь идём вместе, не так ли?
Но Кархан его не слушал. Весело усмехнулся, исчез за камнем.
- Подождите меня, я сейчас, - донеслось оттуда.
Он и впрямь вернулся почти сразу. Но теперь взамен охотничьего снаряжения на нём была блестящая на солнце кольчуга из кованого серебра. На голове – стальной островерхий шлем, с прицепленными лисьими хвостами. На поясе - длинный узкий меч. Следом, мягко ступая копытами, вышел вороной красавец конь. С серебряной сбруей, под высоким седлом.
- Это как понимать? – спросил холодно Беркут.
- А так и понимай, что мы тут расстаёмся. Охота за сокровищами меня не интересует. Желаю вам удачи. А у меня, - своя дорога. Быть может, встретимся ещё.
Он ловко взлетел в седло. Оторопевшему Максу он показался похожим на древнего степного воина, неведомо как попавшего в эти края. Пришпорил коня, и умчался, не дав своим спутникам опомниться. Конской топот затих вдалеке.
Беркут плюнул. Оглянулся на Макса.
- Пошли.
Спустя малое время Грас, натренированным взглядом, заметил справа за деревьями кучку каких-то халуп под дерновыми крышами. Там вполне могла укрываться засада.
«Это нужно проверить», - сказал себе Беркут.
Чутьё его не обмануло. Едва Грас приблизился, крадучись, к туземному поселению, в него из оконных щелей полетели тонкие стрелы. И сразу из-за ближнего угла выбежали трое косматых мужиков в неопрятных лохмотьях. Один с копьём, другие с рогатинами. Как на медведя… От стрел Грас легко увернулся, мужиков же скосил одним поворотом ствола. И, привычно зверея, принялся хлестать беспощадным лучом по скособоченным избам. Вверх, к безоблачному небу, полетела гнилая щепа, куски брёвен, вопли ужаса, детский визг. Совсем, как на Южном берегу, при усмирении инородцев…
Когда крики смолкли, Грас услышал, как сзади вопит студент. Обернулся.
- Ты подонок! – ошалевший Макс, с перекошенным красным лицом, шёл к нему с лучемётом в руке. – Что ты сделал, подлец?! Я убью тебя!
Грас, не дрогнув, шагнул к нему, выдрал из трясущихся пальцев оружие, ударил студента рукояткой по лбу. Тот упал.
- Щенок! – презрительно бросил Беркут. – Распустил свои сопли. А чего же ты хотел, когда лез сюда? Думал, что победа прибежит к тебе сама? Нет уж, придётся и поработать. По настоящему. Мало вас тогда учили, в сентябре? Что, крови испугался, губошлёп?
- А я не хочу! Не хочу этой вашей игры! – Макс был явно в истерике. – С меня хватит!.. Зверь… Я всё понял! Ты так и пойдёшь убивать! Всех подряд… Нашёл тут себе полигон… Я не хочу!
Макс лихорадочно сорвал с руки виртуальный хронометр, и швырнул его в ствол ближайшего дерева. Хронометр с обиженным звоном разбился. И в ту же секунду Макс Мэрфи исчез. Игра для него завершилась. Беркут пожал плечами, сунул лучемёт студента себе за пояс. Лишний ствол на дороге не будет помехой. По тропе, что вела от деревни, он вышел опять на дорогу.
Когда сбоку донёсся короткий свист, Беркут в прыжке развернулся, готовясь вдавить палец в кнопку. Но он опоздал. Тяжёлая арбалетная стрела пробила навылет грудь, отшвырнула Граса на обочину дороги. Беркут упал навзничь, выронив лучемёт.
Боль ядовито-жёлтым туманом застилала глаза, мешала смотреть. Беркут совсем не хотел умирать. Это было так непривычно… Подошёл арбалетчик, легко пнул башмак Беркута носком мягкого сапога. Взглянув на него, Грас застонал от досады. Его подстрелил худощавый парнишка, лет пятнадцати. В зелёной матерчатой куртке. Очень похожий на того щенка-террориста, расстрелянного в Кличе. Тот тоже пытался стрелять, когда его брали. Промахнулся, конечно. Грас тогда отдал его на часок своим славным парням, поиграть… А вот этот теперь…
«Ничего, мы ещё поквитаемся!» – зло шепнул Грас арбалетчику. Закрыл глаза. И через пару мгновений его сознание покинуло этот мир.
Грас Беркут очнулся в кресле, у монитора в игровой кабинке. Боль, терзавшая грудь, исчезла. Посидев немного, Беркут расстегнул шлем, мрачно швырнул его в угол.
Игра для Беркута кончилась.
Коль не везёт, - так не везёт во всём.
Советник Чардаш будет сильно недоволен.
 

Рейтинг: +2 411 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!