Ночная сказка

9 января 2012 - Александр Соколов

Посвящается В. П. К.

Майская ночь пришла чистая, звенящая. Тонкий серпик луны повис над лесным Заречным краем, старательно освещая лесистые кручи Великого Скара, и окрестные горы, и говорливые реки, и редкие островки людских селений. Тихо вокруг. Лишь река под обрывом шумит, да изредка доносится из леса уханье совы. В такую ночь совсем не хочется спать. Хочется чего-нибудь необыкновенного!
- Деда, сказку! – просит Тимка.
- Какую тебе ещё сказку, на ночь глядя? – притворно сердится дед.
-Зна-аешь, какую! – подаёт голос хитренький Жмур. – Вчера начал про Свентияра рассказывать, а сам и заснул. На самом на месте таком, интересном!
- Про Свентияра – это не сказка, - поправляет братишку Тимка.
- Всё равно пусть расскажет!
- Расскажи, дед!
- Ну, что с вами поделаешь? Ладно, слушайте. Где я вчера?…
- Как все испугались, и бросили город, а Чар-чародей разрушить его захотел!
- Да. Так и было… Направился Чар-чародей к опустевшему городу со всем своим воинством грозным. Тешился тем, как легко досталась ему победа. Заранее отдал приказ, чтоб не мешкали верные слуги. Взяв город, немедля спалить его нужно дотла, а стены и башни порушить. Да не останется камня на камне от ненавистной твердыни.
Так он решил. Только в город его не пустили. Заступил ему путь Свентияр, вместе с малой своею дружиной.
«Зачем вы пришли сюда, подлые псы?! – храбро спросил Свентияр. – Убирайтесь! Не видать вам нашего города»!
Рассмеялся тут Чар-чародей.
«Кто ж это смеет противиться мне? Все великие воинства с гордыми стягами уж поверг я к ногам моим в прах. Прочие, кто уцелел, все бегут без оглядки, в надежде, что их не коснётся мой гнев. Так бегите и вы, пока живы».
«Некуда нам убегать, - отвечал ему славный воитель. – Наш это город. И нам в нём и жить. Уходи».
Страшно разгневался Чар-чародей на такие слова.
«Жить ты не будешь! – вскричал он. – Одним лишь движением пальца я уничтожу тебя»!
Так он сказал, и послал своих воинов верных схватить непокорных и казнить самой лютою казнью. Приступила тогда к Свентиярову войску сила несметная, третья часть всего воинства вражьего. Вынул тогда Свентияр меч Симургов из ножен серебряных. Полыхнул славный меч алым пламенем яростным. Раз махнул им воитель, другой… Порубил им всё войско великое.
Пуще прежнего взъярился Чар-чародей. Двинул на приступ он новые рати несметные. Вновь побил Свентияр войско грозное своим славным мечом. Повелел тогда Чар-чародей метать в Свентияра калёные стрелы. Чёрными тучами выстлали стрелы те небо, солнце собою затмив. Прикрылся тут Свентияр щитом Хорсовым, пламенноблещущим, из чудесного серебра. Ударили стрелы о щит, и отпрянули прочь, никому не наделав вреда. Вспять устремившись, сразили всех лучников насмерть. Так полегло без остатка чародеево воинство, в битвах прежде неодолимое….
Крикнул тогда чародей, яростью лютой охвачен:
"Хватит, довольно со мною шутить! Дорого вы мне оплатите смерть моих воинов! Пришёл ваш черёд»! В небо взметнул он свой жезл. Новое войско призвал. Тотчас померкло солнце. Пала на землю мгла. И явились пред ним тут все рати навьих крылатых тварей, сколько их есть во тьме. Захохотал чародей. «вот вам пожива! Этих безумцев я вам отдаю на расправу»!
И началась тогда новая страшная битва. Храбро сражался Свентияр против крылатой нежити. Порубил в том бою он великое множество гнусных безжалостных тварей. И другие витязи тоже. Только мало их было. А врагов – тьма великая… И увидел тогда Свентияр, что навьи вот-вот одолеют. Что нет никакой уж возможности больше сражаться. Крикнул тогда он, из последних сил:
«О, Великая Мать-Охранительница! Помоги, сбереги нас и город от гибели»!
И поднялся тут сильный ветер. Разметал навьи стаи. И тотчас на глазах у взбешённого чародея растаял, стал невидимым город, взять который он так стремился. Окутала Мать-Охранительница город славный незримым своим покрывалом, унесла в невозвратные дали, за тридевять земель. Там и стоит он поныне, недоступный врагу, никому не подвластный. И живёт в нём воитель Свентияр, собирает там новое войско для грядущей решающей битвы…

Дед умолк. Тимка тоже притих рядом с ним, завороженный и потрясённый. Находился он в эти мгновения очень далеко от дома. Рядом с доблестным Свентияром-воителем, поражая врагов… Тишину разорвал вдруг досадливый голос Жмура:
- Свентияр, он конечно, великий герой. Почему же тогда он чародея не сразил? Тем мечом!
Дед усмехнулся.
- Тебя бы туда. Ты б… Одолеть чародея непросто. Смерть ему не страшна. Одному лишь ему самому суждено сокрушить своё жуткое войско, что несут людям ужас и смерть. А самого чародея поразит лишь стрела быстролётная, оперённая крылатым огнём. Та стрела, что пронзит его дважды, как сказано.
- Всё равно… - засопел несдающийся Жмур. – Свентияр бы мог…
- Деда, а что было дальше? – перебил его Тимка. – город исчез, а что Чар?
- Чар то? Чародей тогда страшно разгневался. И поклялся… А поклялся же Чар-чародей страшной клятвой, что найдёт и разрушит тот город, покарает его защитников. Сто дорог он пройдёт по следам беглецов, сто морей одолеет, коль нужно… Пусть минуют века и века в ожидании сладостной мести, до тех пор не утихнет его лютый гнев, покуда не утолится.
Так сказал он. И разослал своё жуткое войско по всем землям и странам. Множество стран покорил, силой злой, или хитрым коварством. И людей без числа погубил и замучил. Разлетелись по белому свету навьи твари крылатые, вражьи прислужники. Ищут пути в ненавистный им город. Ищут его и поныне, и не могут сыскать. В злобе великой мстят они людям за это. Сеют в слабые души покорность и ужас, в сильных – вражду и рознь. Где они, там всегда кровь и слёзы, и чем больше становится крови и слёз, тем сильнее они. Ходят по свету люди, с тусклым и стылым взглядом и с ледяными сердцами. Служат они чародею, кто от великого страха, кто из алчной корысти. Руками своими творят его волю. Много их. Но и друзей же у Светлого города тоже немало. Ибо повсюду в мире живёт память о нём и о славных его защитниках, зажигая людские сердца. Отовсюду стекаются к стенам его новые стойкие витязи. Те, кто честен и смел. Так было и сто лет, и двести, и тьму лет назад. Так будет и впредь, пока люди не разучатся быть людьми.

Голос деда становился всё тише и тише, точно слова улетали куда-то, подхваченные стремительным вихрем. И Тимка летел вслед за ними, сквозь ночь. Летел, пока не попал на солнечную дорожку посреди каменистой равнины. И пошёл по ней встречь рассветному солнцу. Полчища мерзких крылатых тварей закружились над ним, принуждая свернуть с дороги, но Тимка смело шагал вперёд. А навстречу ему поднимался вдали сказочный город с белыми стенами и солнечными куполами башен…
Из заокраинной дали примчался горячий, взволнованный голос Жмура:
- Дедушка, а ты откуда про всё про это знаешь? Ты бывал в этом городе? Расскажи!
- Нет, в Светлом городе я не бывал. Но я очень стремился туда. В те годы. Когда я был таким же маленьким и непослушным, как и ты… Теперь даже кажется, что я его всё же нашёл.

«Я непременно разыщу тот город»! – решил, засыпая, Тимка.


 

© Copyright: Александр Соколов, 2012

Регистрационный номер №0013134

от 9 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0013134 выдан для произведения:

Посвящается В. П. К.

Майская ночь пришла чистая, звенящая. Тонкий серпик луны повис над лесным Заречным краем, старательно освещая лесистые кручи Великого Скара, и окрестные горы, и говорливые реки, и редкие островки людских селений. Тихо вокруг. Лишь река под обрывом шумит, да изредка доносится из леса уханье совы. В такую ночь совсем не хочется спать. Хочется чего-нибудь необыкновенного!
- Деда, сказку! – просит Тимка.
- Какую тебе ещё сказку, на ночь глядя? – притворно сердится дед.
-Зна-аешь, какую! – подаёт голос хитренький Жмур. – Вчера начал про Свентияра рассказывать, а сам и заснул. На самом на месте таком, интересном!
- Про Свентияра – это не сказка, - поправляет братишку Тимка.
- Всё равно пусть расскажет!
- Расскажи, дед!
- Ну, что с вами поделаешь? Ладно, слушайте. Где я вчера?…
- Как все испугались, и бросили город, а Чар-чародей разрушить его захотел!
- Да. Так и было… Направился Чар-чародей к опустевшему городу со всем своим воинством грозным. Тешился тем, как легко досталась ему победа. Заранее отдал приказ, чтоб не мешкали верные слуги. Взяв город, немедля спалить его нужно дотла, а стены и башни порушить. Да не останется камня на камне от ненавистной твердыни.
Так он решил. Только в город его не пустили. Заступил ему путь Свентияр, вместе с малой своею дружиной.
«Зачем вы пришли сюда, подлые псы?! – храбро спросил Свентияр. – Убирайтесь! Не видать вам нашего города»!
Рассмеялся тут Чар-чародей.
«Кто ж это смеет противиться мне? Все великие воинства с гордыми стягами уж поверг я к ногам моим в прах. Прочие, кто уцелел, все бегут без оглядки, в надежде, что их не коснётся мой гнев. Так бегите и вы, пока живы».
«Некуда нам убегать, - отвечал ему славный воитель. – Наш это город. И нам в нём и жить. Уходи».
Страшно разгневался Чар-чародей на такие слова.
«Жить ты не будешь! – вскричал он. – Одним лишь движением пальца я уничтожу тебя»!
Так он сказал, и послал своих воинов верных схватить непокорных и казнить самой лютою казнью. Приступила тогда к Свентиярову войску сила несметная, третья часть всего воинства вражьего. Вынул тогда Свентияр меч Симургов из ножен серебряных. Полыхнул славный меч алым пламенем яростным. Раз махнул им воитель, другой… Порубил им всё войско великое.
Пуще прежнего взъярился Чар-чародей. Двинул на приступ он новые рати несметные. Вновь побил Свентияр войско грозное своим славным мечом. Повелел тогда Чар-чародей метать в Свентияра калёные стрелы. Чёрными тучами выстлали стрелы те небо, солнце собою затмив. Прикрылся тут Свентияр щитом Хорсовым, пламенноблещущим, из чудесного серебра. Ударили стрелы о щит, и отпрянули прочь, никому не наделав вреда. Вспять устремившись, сразили всех лучников насмерть. Так полегло без остатка чародеево воинство, в битвах прежде неодолимое….
Крикнул тогда чародей, яростью лютой охвачен:
"Хватит, довольно со мною шутить! Дорого вы мне оплатите смерть моих воинов! Пришёл ваш черёд»! В небо взметнул он свой жезл. Новое войско призвал. Тотчас померкло солнце. Пала на землю мгла. И явились пред ним тут все рати навьих крылатых тварей, сколько их есть во тьме. Захохотал чародей. «вот вам пожива! Этих безумцев я вам отдаю на расправу»!
И началась тогда новая страшная битва. Храбро сражался Свентияр против крылатой нежити. Порубил в том бою он великое множество гнусных безжалостных тварей. И другие витязи тоже. Только мало их было. А врагов – тьма великая… И увидел тогда Свентияр, что навьи вот-вот одолеют. Что нет никакой уж возможности больше сражаться. Крикнул тогда он, из последних сил:
«О, Великая Мать-Охранительница! Помоги, сбереги нас и город от гибели»!
И поднялся тут сильный ветер. Разметал навьи стаи. И тотчас на глазах у взбешённого чародея растаял, стал невидимым город, взять который он так стремился. Окутала Мать-Охранительница город славный незримым своим покрывалом, унесла в невозвратные дали, за тридевять земель. Там и стоит он поныне, недоступный врагу, никому не подвластный. И живёт в нём воитель Свентияр, собирает там новое войско для грядущей решающей битвы…

Дед умолк. Тимка тоже притих рядом с ним, завороженный и потрясённый. Находился он в эти мгновения очень далеко от дома. Рядом с доблестным Свентияром-воителем, поражая врагов… Тишину разорвал вдруг досадливый голос Жмура:
- Свентияр, он конечно, великий герой. Почему же тогда он чародея не сразил? Тем мечом!
Дед усмехнулся.
- Тебя бы туда. Ты б… Одолеть чародея непросто. Смерть ему не страшна. Одному лишь ему самому суждено сокрушить своё жуткое войско, что несут людям ужас и смерть. А самого чародея поразит лишь стрела быстролётная, оперённая крылатым огнём. Та стрела, что пронзит его дважды, как сказано.
- Всё равно… - засопел несдающийся Жмур. – Свентияр бы мог…
- Деда, а что было дальше? – перебил его Тимка. – город исчез, а что Чар?
- Чар то? Чародей тогда страшно разгневался. И поклялся… А поклялся же Чар-чародей страшной клятвой, что найдёт и разрушит тот город, покарает его защитников. Сто дорог он пройдёт по следам беглецов, сто морей одолеет, коль нужно… Пусть минуют века и века в ожидании сладостной мести, до тех пор не утихнет его лютый гнев, покуда не утолится.
Так сказал он. И разослал своё жуткое войско по всем землям и странам. Множество стран покорил, силой злой, или хитрым коварством. И людей без числа погубил и замучил. Разлетелись по белому свету навьи твари крылатые, вражьи прислужники. Ищут пути в ненавистный им город. Ищут его и поныне, и не могут сыскать. В злобе великой мстят они людям за это. Сеют в слабые души покорность и ужас, в сильных – вражду и рознь. Где они, там всегда кровь и слёзы, и чем больше становится крови и слёз, тем сильнее они. Ходят по свету люди, с тусклым и стылым взглядом и с ледяными сердцами. Служат они чародею, кто от великого страха, кто из алчной корысти. Руками своими творят его волю. Много их. Но и друзей же у Светлого города тоже немало. Ибо повсюду в мире живёт память о нём и о славных его защитниках, зажигая людские сердца. Отовсюду стекаются к стенам его новые стойкие витязи. Те, кто честен и смел. Так было и сто лет, и двести, и тьму лет назад. Так будет и впредь, пока люди не разучатся быть людьми.

Голос деда становился всё тише и тише, точно слова улетали куда-то, подхваченные стремительным вихрем. И Тимка летел вслед за ними, сквозь ночь. Летел, пока не попал на солнечную дорожку посреди каменистой равнины. И пошёл по ней встречь рассветному солнцу. Полчища мерзких крылатых тварей закружились над ним, принуждая свернуть с дороги, но Тимка смело шагал вперёд. А навстречу ему поднимался вдали сказочный город с белыми стенами и солнечными куполами башен…
Из заокраинной дали примчался горячий, взволнованный голос Жмура:
- Дедушка, а ты откуда про всё про это знаешь? Ты бывал в этом городе? Расскажи!
- Нет, в Светлом городе я не бывал. Но я очень стремился туда. В те годы. Когда я был таким же маленьким и непослушным, как и ты… Теперь даже кажется, что я его всё же нашёл.

«Я непременно разыщу тот город»! – решил, засыпая, Тимка.


 

Рейтинг: +2 241 просмотр
Комментарии (2)
Елена Разумова # 17 апреля 2012 в 21:44 0
live1 elka2
Александр Соколов # 18 апреля 2012 в 05:48 0
dance