ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Хервуд Сероглазый. Часть 10

Хервуд Сероглазый. Часть 10

22 января 2014 - Андрей Мерклейн
article183149.jpg
     Конечно, дурман ещё продолжал стоять там, где была засада, но Кэйлу это ничуть не смущало: она была преисполнена решимости во что бы то ни стало немедленно забрать лодку. Как ни противился этому Эрмунд, дочь его была непреклонна: сняла с себя всё оружие, отрезала от подола узкую ленту ткани, смочила её и сложила в несколько раз. Потом обратилась к отцу и Корин:
     - Если увидите, что я стала себя странно вести, не спешите мчаться выручать, а то и сами надышитесь. Думаю, сумею страх пересилить, если эта пакость в меня заберётся.
     Она приложила тряпицу к губам и быстро, почти бегом, направилась вниз по берегу, туда, где на отмели темнело судёнышко. А шагов за сто и вовсе побежала, стремительно преодолевая оставшееся расстояние.
     Отравленного воздуха Кэйла всё-таки вдохнула: уже на обратном пути, когда охотница, таща за собой на верёвке лодку, бежала назад по кромке берега, поступь её заметно изменилась. Кэйла зачем-то остановилась, сделала в сторону шаг и ступила в воду; замерла на мгновение, а потом одним прыжком выскочила на берег. Теперь она уже и не прикрывалась спасительным лоскутом: шатаясь из стороны в сторону, она то порывалась побежать вперёд, то отступала назад, и всё время отмахивалась от чего-то, словно её атаковали полчища кусачих комаров.
     - Проняло её дурманом! – заволновался Эрмунд, - Ну зачем было именно сейчас спешить за добычей? К утру сходили бы, никуда она не делась бы!
     Охотница, хоть и с большими усилиями, но всё же шла, и её шатало всё сильнее и сильнее, и ноги, видно, уже почти не слушались её. А потом и вовсе упала наземь, закричала, начала закрывать голову руками и отбиваться от невидимого врага.
     Эрмунд не выдержал и рванулся навстречу дочери; а следом за ним и Корин, пытаясь не отстать от обретшего неожиданную прыть старика.
     Крепок был удар дурман-травы, Кэйла даже в лице изменилась. Глаза перепуганные, взгляд блуждающий, дышит часто-часто, и бледна как смерть. Подбежавшего отца она не узнала, и наверное, приняла за какое-то чудовище: попыталась встать, убежать, но не смогла.
     - Корин, хватай верёвку, тяни лодку, а я дочку понесу! – крикнул Эрмунд, - и не медли, беги как можно скорее, дышать старайся реже!
     Одним сильным рывком он взвалил дочь на плечи: ты брыкалась, отбивалась, однако отец ни малейшего внимания не обращал её тумаки, и мчался со своей ношей так, что Корин сразу же отстала. И лишь добежав до прежнего места, Эрмунд остановился и бережно опустил Кэйлу на траву. Та уже не кричала и не сопротивлялась: взор стал отрешённым, безучастным ко всему, руки и ноги безвольно обмякли…
     - Как же её хватануло-то! – пробормотал отшельник, украдкой смахивая слезу, - Корин, возьми её за ноги, положим в лодку. Жаль, весло потерялось!
     Вот уже и первые звёзды показались, а впереди ещё добрая половина пути. Эрмунд шёл впереди, с верёвкой через плечо, тянул лодку,  девушка же старалась идти вровень с судёнышком, время от времени подправляя его ход длинной рукоятью своего топорика (лодка так и норовила ткнуться носом в берег).
     - Ничего, сейчас отлежится, вздремнёт чуть-чуть – и всё хорошо будет. А вообще-то она права была: за ночь лодку могло бы унести, ищи её потом! То, что весла нет – это не беда, у меня в запасе парочка найдётся.
     Чувствовалось, что старик считает себя виноватым в том, что произошло с Кэйлой, хотя в чём была его вина?
     - Дедушка Эрмунд, а теперь что? Дальше что будет? – подала голос Корин
     - Дальше? Дальше нам трудное и тяжёлое дело предстоит: немедля начнём собираться в дорогу, и поспать сегодня ночью вряд ли удастся. Тёплые вещи, утварь, продукты, инструменты…всё перебрать надо, взять необходимое и в лодки уместить. Но главное – еда: запаса в дорогу у нас нет, поэтому, как придём, я сразу всех кур забью, потом мы их тушиться поставим, и ещё лепёшек напечь надо будет. Будем надеяться, что дочка к тому времени в себя придёт, у вас с ней работа быстро спориться будет.
     Кэйла пришла в себя, когда на пригорке показался дом; в лодке послышалось шевеление, раздался стон, и затем прозвучал тихий голос охотницы:
     - Ох…отец, Корин, где вы? Что случилось?
     - Всё, хорошо, дочка, мы уже дома! Лежи, лежи, сейчас лодку у мостков привяжем, тогда и вылезешь.
     Кэйла взялась за борта руками, приподнялась и села: взгляд её был туманен, она, похоже, не совсем понимала, где находится. Лишь когда увидела дом, окончательно пришла в себя:
     - Ох…что ж со мной такое было? Чудила, наверное? Как же голова болит, просто раскалывается!
     - Сейчас я тебе настойку дам, мигом всё пройдёт! Потерпи, скоро уже!
     - Я бы сейчас лучше вина выпила, большой стакан. – вздохнула дочь, - Ну и насмотрелась же я всякого... вспомнить страшно…теперь понимаю, почему иноземцы так кричали.
     - Что ж…так уж получилось, дочка. Не хотел я, чтобы ты немедля за лодкой отправлялась, а сейчас понимаю, что если бы не пошла, и мы на потом это дело отложили, то не видать бы этой лодки, это уж точно!
     - Вот и я чувствовала, что лодку обязательно нужно брать. – Кэйла поморщилась вставая, и шагнула на мостки, - всё, ноги вроде бы слушаются, дальше я сама.
     Работа по приготовлению к отплытию сначала шла ходко: вначале все вместе сели ощипывать кур, на удивление быстро подготовили тушки к варке. Затем девушки взялись за тесто для лепёшек, а Эрмунд полез в чулан и выгреб оттуда всё содержимое. Вещи, утварь упаковали в тюки и свёртки, а самое ценное, книги, положили в сундук, к нему же сверху привязали и завёрнутый в кусок кожи меч Хервуда.
     Корин украдкой поглядывала на старого отшельника: он, хотя и пытался сохранять деловитость, однако нет-нет, да и вытирал слезу. Оно и понятно: всё здесь было сделано его руками, во всё вложена часть души…и теперь родные добрые стены приходилось покидать на неизвестно какой срок, а возможно, что и навсегда. И кроме того, здесь оставалась могилка его супруги, матери Кэйлы.
     Усталость навалилась ближе к утру, когда померкли звёзды, и ночная темень уступила место серому полумраку. Потом рассеялся и полумрак: начиналось утро. Корин уже едва держалась на ногах, и хотелось лишь одного – присесть куда-нибудь и хоть на минуточку закрыть глаза. Однако нельзя было этого, нельзя было поддаваться сну, только хуже потом будет; девушка прекрасно это понимала и держалась из последних сил. А Кэйла, казалось, и не чувствовала усталости: сновала туда-сюда, успевала сделать то одно, то другое…
     Обе лодки соединили между собой верёвкой; заднюю нагрузили поклажей так, что и ступить некуда. Впрочем, в передней добра тоже хватало, место осталось лишь для седоков. Будь у Эрмунда третья лодка, он и её, вне всякого сомнения, тоже загрузил бы, ибо не хотел оставлять в доме ни единого гвоздя.
    - Ну, вот и всё. – беглецы стояли посреди опустевшего дома, и казалось, стены никак не хотят отпускать своих хозяев, - Теперь пора. Корин, ты иди, садись в лодку, а мы с Кэйлой сходим на могилку матери, попрощаемся.
     Девушка спустилась к реке, шагнула в судёнышко, присела…и неожиданно для себя расплакалась: этот дом тоже успел стать для неё родным и близким…
     И вот маленький караван тронулся в путь. На вёсла сели Эрмунд и Кэйла, а Корин, как она ни противилась, приказали устроиться поудобней и спать. И хотя ещё совсем недавно девушка полжизни готова была отдать за час-другой сна, теперь он куда-то пропал: то ли переживания были тому виной, то ли утренняя прохлада…однако спать расхотелось.
     Эрмунд задумчиво глядел куда-то вдаль, поверх речной глади, ворошил в уме какие-то свои мысли, иногда шевелил губами, будто шептал тайные слова:
     - Не помню я, сколько до того притока плыть, - наконец пробормотал он, - Может, три дня, а может, и все пять. Только бы осенние дожди не зарядили, тогда совсем невесело станет. Кэйла, ты в те места никогда не заходила?
     - Заходила, но притока не видела: наверное, он дальше тех мест, где я охотилась. К тому же, мне удобнее зверя добывать поближе к людским селениям, чтобы потом на продажу отвезти, вот я и охотилась в основном ниже по реке. А там, выше по течению, редко бывала. Ты говорил, дом не на самом берегу того ручья стоит? Как мы его увидим- то?
     - Одну примету я помню: надо доплыть до большого камня, он на противоположном берегу будет. Напротив этого камня следует остановиться и идти прямо в лес, да так, чтобы камень прямо за спиной был. Тогда путь прямёхонько к тому дому выведет.
     - Хм…интересно, кто и зачем строил жильё в такой глухомани? Наш дом далеко от людских селений стоит, а тот, получается, ещё дальше?
     Эрмунд задумался: в голове его, судя по всему, проносились самые разные предания и былины, коих отшельник знал превеликое множество. И в этих преданиях он старался найти хоть какой-то ответ на вопрос, который, конечно же, был интересен не только Кэйле.
     - Есть у меня смутная догадка насчёт одного человека, хотя я и не уверен…
     - А что за человек?
     - Жил некогда мудрец, такой же затворник, как и я. Где именно жил, в каком месте – сказать не могу, поскольку этого мне не поведали. Зато доподлинно известно, что он в своё время владел той самой книгой, что сейчас в моём сундуке лежит. От мудреца книга перешла к его ученику, от ученика – к следующему преемнику, а уже преемник, состарившись, вручил книгу мне, потому как тогда его учеником был именно я. Про то, как к дому добраться, мне также наставник поведал; вот я и думаю, что жил там именно тот старец, о коем я рассказал в самом начале.
     - Ты мне про это не говорил! – удивлённо глянула на отца Кэйла, - Да, я с детства знала, что у тебя хранится толстенная старая книга, но думала, ты её от своего отца по наследству получил, или приобрёл у кого-то.
     - Не рассказывал, верно; у тебя же на уме одни луки да ножи были! – усмехнулся Эрмунд, - Если бы спросила – я бы рассказал.
          Кэйла обиженно надулась и замолчала.

© Copyright: Андрей Мерклейн, 2014

Регистрационный номер №0183149

от 22 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0183149 выдан для произведения:
     Конечно, дурман ещё продолжал стоять там, где была засада, но Хэйлу это ничуть не смущало: она была преисполнена решимости во что бы то ни стало немедленно забрать лодку. Как ни противился этому Эрмунд, дочь его была непреклонна: сняла с себя всё оружие, отрезала от подола узкую ленту ткани, смочила её и сложила в несколько раз. Потом обратилась к отцу и Корин:
- Если увидите, что я стала себя странно вести, не спешите мчаться выручать, а то и сами надышитесь. Думаю, сумею страх пересилить, если эта пакость в меня заберётся.
     Она приложила тряпицу к губам и быстро, почти бегом, направилась вниз по берегу, туда, где на отмели темнело судёнышко. А шагов за сто и вовсе побежала, стремительно преодолевая оставшееся расстояние.
     Отравленного воздуха Хэйла всё-таки вдохнула: уже на обратном пути, когда охотница, таща за собой на верёвке лодку, бежала назад по кромке берега, её поступь заметно изменилась. Хэйла зачем-то остановилась, сделала в сторону шаг и ступила в воду; замерла на мгновение, а потом одним прыжком выскочила на берег. Теперь она уже и не прикрывалась спасительным лоскутом: шатаясь из стороны в сторону, она то порывалась побежать вперёд, то отступала назад, и всё время отмахивалась от чего-то, словно её атаковали полчища кусачих комаров.
     - Проняло её дурманом! – заволновался Эрмунд, - Ну зачем было именно сейчас спешить за добычей? К утру сходили бы, никуда она не делась бы!
     Охотница, хоть и с большими усилиями, но всё же шла, и её шатало всё сильнее и сильнее, и ноги, видно, уже почти не слушались её. А потом и вовсе упала наземь, закричала, начала закрывать голову руками и отбиваться от невидимого врага.
     Эрмунд не выдержал и рванулся навстречу дочери; а следом за ним и Корин, пытаясь не отстать от обрет - шего неожиданную прыть старика.
     Крепок был удар дурман-травы: Хэйла даже в лице изменилась. Глаза перепуганные, взгляд блуждающий, дышит часто-часто, и бледна как смерть. Подбежавшего отца она не узнала, и наверное, приняла за какое-то чудовище: попыталась встать, убежать, но не смогла.
     - Корин, хватай верёвку, а я дочку понесу! – крикнул Эрмунд, - и не медли, беги как можно скорее, дышать старайся реже!
     Одним сильным рывком он взвалил дочь на плечи: ты брыкалась, отбивалась, однако отец ни малейшего внимания не обращал её тумаки, и мчался со своей ношей так, что Корин сразу же отстала. И лишь добежав до прежнего места, Эрмунд остановился и бережно опустил Хэйлу на траву. Та уже не кричала и не сопротивлялась: взор стал отрешённым, безучастным ко всему, руки и ноги безвольно обмякли…
     - Как же её хватануло-то! – пробормотал отшельник, украдкой смахивая слезу, - Корин, возьми её за ноги, положим в лодку. Жаль, весло потерялось!
     Вот уже и первые звёзды показались, а впереди ещё добрая половина пути. Эрмунд шёл впереди, с верёвкой через плечо, тянул лодку,  девушка же старалась идти вровень с судёнышком, время от времени подправляя его ход длинной рукоятью своего топорика (лодка так и норовила ткнуться носом в берег).
     - Ничего, сейчас отлежится, вздремнёт чуть-чуть – и всё хорошо будет. А вообще-то она права была: за ночь лодку могло бы унести, ищи её потом! То, что весла нет – это не беда, у меня в запасе парочка найдётся.
     Чувствовалось, что старик считает себя виноватым в том, что произошло с Хэйлой, хотя в чём была его вина?
     - Дедушка Эрмунд, а теперь что? Дальше что будет? – подала голос Корин
     - Дальше? Дальше нам трудное и тяжёлое дело предстоит: не медля начнём собираться в дорогу, и поспать сегодня ночью вряд ли удастся. Тёплые вещи, утварь, продукты, инструменты…всё перебрать надо, взять необходимое и в лодки уместить. Но главное – еда: запаса в дорогу у нас нет, поэтому, как придём, я сразу всех кур забью, потом мы их тушиться поставим, и ещё лепёшек напечь надо будет. Будем надеяться, что дочка к тому времени в себя придёт, у вас с ней работа быстро спориться будет.
     Хэйла пришла в себя, когда на пригорке показался дом; в лодке послышалось шевеление, раздался стон, и затем прозвучал тихий голос охотницы:
     - Ох…отец, Корин, где вы? Что случилось?
     - Всё, хорошо, дочка, мы уже дома! Лежи, лежи, сейчас лодку у мостков привяжем, тогда и вылезешь.
     Хэйла взялась за борта руками, приподнялась и села: взгляд её был туманен, она, похоже, не совсем понимала, где находится. Лишь когда увидела дом, окончательно пришла в себя:
     - Ох…что ж со мной такое было? Чудила, наверное? Как же голова болит, просто раскалывается!
     - Сейчас я тебе настойку дам, мигом всё пройдёт! Потерпи, скоро уже!
     - Я бы сейчас лучше вина выпила, большой стакан. – вздохнула дочь, - Ну и насмотрелась же я всякого... вспомнить страшно…теперь понимаю, почему иноземцы так кричали.
     - Что ж…так уж получилось, дочка. Не хотел я, чтобы ты немедля за лодкой отправлялась, а сейчас понимаю, что если бы не пошла, и мы на потом это дело отложили, то не видать бы этой лодки, это уж точно!
     - Вот и я чувствовала, что лодку обязательно нужно брать. – Хэйла поморщилась вставая, и шагнула на мостки, - всё, ноги вроде бы слушаются, дальше я сама.
     Работа по приготовлению к отплытию сначала шла ходко: вначале все вместе сели ощипывать кур, на удивление быстро подготовили тушки к варке. Затем Хэйла и Корин взялись за тесто для лепёшек, а Эрмунд полез в чулан и выгреб оттуда всё содержимое. Вещи, утварь упаковали в тюки и свёртки, а самое ценное, книги, положили в сундук, к нему же сверху привязали и завёрнутый в кусок кожи меч Хервуда.
     Корин украдкой поглядывала на старого отшельника: он, хотя и пытался сохранять деловитость, однако нет-нет, да и вытирал слезу. Оно и понятно: всё здесь было сделано его руками, во всё вложена часть души…и теперь родные добрые стены приходилось покидать на неизвестно какой срок, а возможно, что и навсегда. И кроме того, здесь оставалась могилка его супруги, матери Хэйлы.
     Усталость навалилась ближе к утру, когда померкли звёзды, и ночная темень уступила место серому полумраку. Потом рассеялся и полумрак: начиналось утро. Корин уже едва держалась на ногах, и хотелось лишь одного – присесть куда-нибудь и хоть на минуточку закрыть глаза. Однако нельзя было этого, нельзя было поддаваться сну, только хуже потом будет; девушка прекрасно это понимала и держалась из последних сил. А Хэйла, казалось, и не чувствовала усталости: сновала туда-сюда, успевала сделать то одно, то другое…
     Обе лодки соединили между собой верёвкой; заднюю нагрузили кладью так, что и ступить некуда. Впрочем, в передней добра тоже хватало, место осталось лишь для седоков. Будь у Эрмунда третья лодка, он и её, вне всякого сомнения, тоже загрузил бы, ибо не хотел оставлять в доме ни единого гвоздя.
    - Ну, вот и всё. – беглецы стояли посреди опустевшего дома, и казалось, стены никак не хотят отпускать своих хозяев, - Теперь пора. Корин, ты иди, садись в лодку, а мы с Хэйлой сходим на могилку матери, попрощаемся.
     Девушка спустилась к реке, шагнула в судёнышко, присела…и неожиданно для себя расплакалась: этот дом тоже успел стать для неё родным и близким…
     И вот маленький караван тронулся в путь. На вёсла сели Эрмунд и Хэйла, а Корин, как она ни противилась, приказали устроиться поудобней и спать. И хотя ещё совсем недавно девушка полжизни готова была отдать за час-другой сна, теперь он куда-то пропал: то ли переживания были тому виной, то ли утренняя прохлада…однако спать расхотелось.
     Эрмунд задумчиво глядел куда-то вдаль, поверх речной глади, ворошил в уме какие-то свои мысли, иногда шевелил губами, будто шептал тайные слова:
     - Не помню я, сколько до того притока плыть, - наконец пробормотал он, - Может, три дня, а может, и все пять. Только бы осенние дожди не зарядили, тогда совсем невесело станет. Хэйла, ты в те места никогда не заходила?
     - Заходила, но притока не видела: наверное, он дальше тех мест, где я охотилась. К тому же, мне удобнее зверя добывать поближе к людским селениям, чтобы потом на продажу отвезти, вот я и охотилась в основном ниже по реке. А там, выше по течению, редко бывала. Ты говорил, дом не на самом берегу этого ручья стоит? Как мы его увидим- то?
     - Одну примету я помню: надо доплыть до большого камня, он на противоположном берегу будет. Напротив этого камня следует остановиться и идти прямо в лес, да так, чтобы камень прямо за спиной был. Тогда путь прямёхонько к тому дому выведет.
     - Хм…интересно, кто и зачем строил жильё в такой глухомани? Наш дом далеко от людских селений стоит, а тот, получается, ещё дальше?
     Эрмунд задумался: в голове его, судя по всему, проносились самые разные предания и былины, коих отшельник знал превеликое множество. И в этих преданиях он старался найти хоть какой-то ответ на вопрос, который, конечно же, был интересен не только Хэйле.
     - Есть у меня смутная догадка насчёт одного человека, хотя я и не уверен…
     - А что за человек?
     - Жил некогда мудрец, такой же затворник, как и я. Где именно жил, в каком месте – сказать не могу, поскольку этого мне не поведали. Зато доподлинно известно, что он в своё время владел той самой книгой вайнингов, что сейчас в моём сундуке лежит. От мудреца книга перешла к его ученику, от ученика – к следующему преемнику, а уже преемник, состарившись, вручил книгу мне, потому как тогда его учеником был именно я. Про то, как к тому дому добраться, мне также наставник поведал; вот я и думаю, что жил там именно тот старец, о коем я рассказал в самом начале.
     - Ты мне про это не говорил! – удивлённо глянула на отца Хэйла, - Да, я с детства знала, что у тебя хранится толстенная старая книга, но думала, ты её от своего отца по наследству получил, или приобрёл у кого-то.
     - Не рассказывал, верно; у тебя же на уме одни луки да ножи были! – усмехнулся Эрмунд, - Если бы спросила – я бы рассказал.
       Хэйла обиженно надулась и замолчала.

 
Рейтинг: +2 212 просмотров
Комментарии (9)
Екатерина Лис # 23 января 2014 в 13:06 0
Чем дальше тем интересней, с нетерпением жду продолжения. 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Андрей Мерклейн # 23 января 2014 в 13:11 0
Продолжение будет, через два-три дня )))
4545 # 3 января 2015 в 18:44 0
Так хорошо прорисованы персонажи - не устаю восхищаться! super Очень интересный сюжет))
Андрей Мерклейн # 3 января 2015 в 18:51 +1
Спасибо! Дальше ещё интереснее будет )))
4545 # 3 января 2015 в 18:55 +1
Читаю с удовольствием!
Андрей Мерклейн # 3 января 2015 в 18:58 +1
Очень рад, что Вам нравится! Сами знаете, когда твои труды приходятся по вкусу ещё кому-то, это придаёт новые силы, и понимаешь, что не зря тратил время на написание данной вещи )
4545 # 3 января 2015 в 19:00 +1
В этом Вы абсолютно правы) Но если произведение, мало того, что содержит хороший сюжет, еще и написано профессионально, красиво, - то почему бы его не читать? Для меня главное - сюжет, стиль и персонажи. И то, и другое, и третье у Вас просто восхитительно!
Андрей Мерклейн # 3 января 2015 в 19:01 +1
Ещё раз - огромное спасибо! Очень приятно слышать!
4545 # 3 января 2015 в 19:02 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super
Популярная проза за месяц
134
Побег в метель... 31 декабря 2018 (Анна Гирик)
129
98
96
93
76
76
68
66
66
63
63
62
59
59
58
57
56
54
53
52
52
Поэту 29 декабря 2018 (Сергей Гридин)
50
50
50
49
49
46
Я НЕ ТВОЯ 1 января 2019 (Рената Юрьева)
41
38