ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Фантастические приключения индейцев в космосе т.2 гл.7

Фантастические приключения индейцев в космосе т.2 гл.7

21 февраля 2016 - Лев Голубев

 

                                                             Глава седьмая

                                               ДОМОЙ

Прорезав носом фиолетовый туман, корабль, словно впервые выпорхнувший из гнезда орлёнок, мчался к далёким звёздам.

Мария и Мигель склонились над картой, чтобы определиться. Остальные, тихо переговариваясь, с нетерпением наблюдали за их работой.

 Часа через два, когда у ожидавших результата расчётов натянутые до предела нервы  готовы были лопнуть, Мария выпрямилась у стола. 

 Увидев её спокойный и уверенный взгляд, из груди присутствующих, вырвался вздох облегчения. 

- Мы нашли наше местоположение и проложили курс на Голубую Планету, на нашу родную Землю! - прокомментировал Мигель уверенный взгляд жены.

 - Урра! – раздалось в тесноватой для такого количества людей, рубке корабля.

Громче всех кричали Родригес и Сэлма, искоса поглядывая на маленькую девочку с Ледяной Планеты.

Члены экипажа заметили, как при словах «Голубая Планета», полицейский и его жена чуть побледнев, переглянулись.

Мигель тоже обратил внимание на необычную реакцию полицейского и его жены.

 Нужно будет поговорить с ними, мелькнула в голове мысль, и прозондировать их мозг, а то, как бы не накликали они на нас беду. Мало ли, что могут замыслить незнакомые люди, и он, испытывающе, но так, чтобы они не заметили, посмотрел на них.

 - Хосе, - повернулся он к шурину, - остаёшься на вахте, а мы пойдём,  приведём себя в порядок и перекусим…, потом я тебя сменю.

 - Хорошо, Турикук. – Знаешь, можешь даже не подменять меня, я так соскучился по своему красавцу, что готов сутки просидеть за штурвалом. – Вы только не забудьте принести поесть, а то у меня после тюремной баланды совершенно пусто в животе. Представляешь, - продолжил он со смехом, -  мне кажется, у меня там могут свободно летать воробьи.

- Нуда, скажешь тоже…, летать воробьи, - и Мигель засмеялся в ответ на шутку Хосе. Ну  будь по-твоему - и, легонько похлопав шурина по плечу, покинул капитанский мостик.

 На следующий день, ближе к вечеру, члены экипажа опять собрались в ходовой рубке. Другого помещения, позволившего бы собраться всем вместе, на крейсере не было. Это всё-таки был военный корабль, а не прогулочная яхта со всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами.

 Мигель попросил сына сходить за полицейским и его женой. Своё решение Мигель объяснил друзьям так: коль они будут с нами до конца полёта, значит, станут членами команды…, членами нашей семьи, то мы должны быть твёрдо уверенны, что они в сложной ситуации не подведут нас. Правильно, послышались возгласы одобрения. А Матео, добавил - мне одному сложно управляться с аппаратурой. Я хочу взять мужика к себе помощником…, надеюсь, вы не будете  возражать?

В рубку, в сопровождении Родригеса, несмело вошли полицейский и его жена с дочерью. Вошли и остановились у порога. На их лицах была написана неуверенность и страх перед неизвестностью: что может их ожидать этот неурочный вызов? А когда они увидели, что в рубке собрались все члены экипажа, совсем растерялись и лица их побледнели.

 - Вы не бойтесь, вас никто не обидит, - постарался успокоить  семью Командор. Проходите и присаживайтесь, - показал он на приставные сидения. – Нам нужно побеседовать с вами.

Полёт будет долгим - год, два, скорее всего больше, и нам бы хотелось знать кто вы…, что вы за люди… Я, думаю, вы понимаете нас, не так ли?..

Господи, подумал Мигель, глядя на жителей, теперь уже бывших, покинутой планеты: какие же они маленькие, прямо недомерки какие-то, и где-то в глубине души появилось чувство жалости к ним и любви, как к детям.

Восемь пар глаз  смотрели на, пока ещё чужаков. А в противоположных глазах, сквозь страх быть непонятыми, светились одновременно и ожидание, и мольба принять их к себе, не отталкивать…

 - Мы, все здесь собравшиеся, как одна дружная, сплочённая семья, - начал Мигель, смотря в глаза новеньким. Радости и горе, несчастья и, даже тюрьма, - вспомнив, усмехнулся Мигель, - всё делится на всех. Мы – одно целое, единый организм, и если кому-то из нас плохо, то плохо и остальным… вы понимаете?..

Новенькие, широко раскрывшие глаза, смотревшие на Мигеля и внимательно слушавшие, что он говорит, лишь молча, кивнули в ответ.

…Мы несём ответственность друг за друга, продолжил Мигель, и в то же время каждый из нас должен быть уверен, что в любой сложной ситуации твой товарищ не подведёт тебя, выручит…

Закончив говорить, Мигель, смотря на нечаянных пассажиров, ждал, что же они ответят. Он понимал безвыходность создавшегося для них положения - боязнь высадки на неизвестную планету, пленение и даже…, неизвестность, как их примут на чужой планете…

На минуту воцарилось молчание. Затем, полицейский, молитвенно сложив руки, поочерёдно обводя будущих товарищей взглядом, сказал;

- Я, и моя жена, Джулиана, клянёмся памятью своих предков, что не подведём вас!

 - Ну, что, поверим им? – обвёл взглядом товарищей Мигель.

- Я верю, - первым отозвался Хосе и пожал руку полицейскому. – Кстати, как тебя звать?

- Меня? Кевин. Жену – Джулиана, а дочурку – Мэделин, ей пять лет.

 - Я тоже верю им – не раздумывая ни мгновения, сказала Мария.  

– И, я! – И, я! - раздались голоса остальных членов экипажа.

- Ну, вот, вы приняты в нашу семью, не подведите нас! - заключил разговор Мигель.

- Никогда! Верьте нам, как самим себе!

 Когда немного успокоились, Висента повернулась ко всем и, смущаясь, тихим голосом, произнесла:

 - Может, попросим их рассказать немного о себе?.. И, ещё тише, добавила, - интересно же, правда…

А, и, правда, зашумели вокруг, остальные члены, увеличившегося на три человека, экипажа. В полёте работы мало, надо же вечер скоротать. Расскажите всё, что можете.

- Нуу…, если вам будет интересно…, - полицейский слегка замялся, - я очень плохой рассказчик, и вопросительно посмотрел на жену. Джулиана, может…, ты расскажешь?

 - Ты, прямо как я, - не удержался Матео, чтобы не подбодрить будущего своего коллегу. – Кстати, ты поступаешь ко мне в ученики, потому что у нас полицейскому делать нечего, а вот корабль…

- Ааа, простите, чему я буду обучаться? – поднял глаза он на будущего своего шефа.

- Да, разной пустяковине, - тут же влез в разговор, Хосе, - например: целыми днями спать…, кстати, ты умеешь держать в руках кувалду и молоток?

 - ?!

- Не понял, да? Объясняю для непонятливых: Матео у нас Великий мастер-ломастер, своего рода гений по железкам и аппаратуре! Теперь понял, да?

 Видя всё ещё непонимающий взгляд бывшего полицейского, Хосе снизошёл до нормального объяснения.

 - Будешь учиться ремонтировать корабль, то есть, на бортинженера.

- Ааа…

 - Он тебе всё расскажет и покажет, - не дал Хосе закончить вопрос удивлённому полицейскому, – молоток и кувалду ты, насколько я понял по твоему непонимающему «Ааа», умеешь держать в руках…

 Хосе, войдя в роль учителя-наставника, казалось, вполне серьёзно, говорил, и говорил…  

Слушая «объяснения» молодого капитана, Мигель, Хуанита, Мария, да и все остальные, еле сдерживались от желания рассмеяться.

Только маленький полицейский, не понимая, лишь «хлопал глазами». Но всё же сумел как-то вставить в бесконечную трепотню Хосе и свой ответ.

- Вроде бы, да, - совсем сконфузился новичок, - а, что?

- Хосе! Прекрати, - остановила насмешника сестра, - не каждый может понять твои шуточки…

- Ааа… так это розыгрыш, - заулыбался полицейский, - а, я-то ду-ум-ал…

Вокруг раздался, давно сдерживаемый, хохот. Даже маленькая девчушка, Мэделин, заулыбалась, смотря на развеселившихся взрослых.

- Всё, больше не буду, честное-пречестное слово! Я нем, как рыба, - пообещал Хосе, и скорчил такую уморительную рожицу, что в рубке вновь раздался смех.

- Хосе! Будет тебе клоуна корчить, пожурила его Висента. – Дай послушать.

Отсмеявшись, притихли, и стали слушать рассказ нового члена команды.

 Джулиана, жена бывшего полицейского, а теперь будущего инженера, вначале медленно, казалось, она ещё  прикидывала, с чего начать повествование об их жизни для принявших в свою семью астронавтов, начала:

- Мы…, я и мой муж, Кевин, родились и выросли, как и наши пра-пра-предки в городке Уэйнберн. Вы его, хоть и мельком, всё-таки видели. Как вы поняли, он расположен на горной вершине под толстым покровом льда. Не одну тысячу лет наши предки вырезали пласты льда, чтобы увеличить площадь городка…. Немного помолчав, вздохнула, словно вспоминая свою прежнюю жизнь, а может она вспомнила своих друзей и подруг…

 Ещё раз легонько вздохнув, словно прощаясь с прошлым, продолжила: вы видели только одну часть пещеры. Есть ещё пещера, где расположена промышленная зона, а ещё есть пещера с гидропонными озёрами…

Захваченные рассказом Джулианы, члены команды сидели, не произнося ни слова, боясь пошевелиться.

Рассказчица украдкой бросила быстрый взгляд на мужа.

Мигелю показалось, что она молчаливо, то ли спрашивала разрешение на продолжение рассказа, то ли ожидала подтверждения своим словам.

Будущий бортинженер кивнул головой, как-бы давая разрешение, и она продолжила:

- Наши учёные смогли расщепить атом водорода, или ещё что-то такое сделать, я точно не знаю, и теперь у нас полно электроэнергии…, да вы и сами видели. За счёт неё в городке поддерживается относительно тёплая температура. Во всяком случае, у нас теплее, чем на поверхности планеты.

 - Но спите-то вы всё равно одетыми, - усомнилась в её словах, Хуанита.

 - Да, но как бы там ни было, в домах теплее, чем на улицах городка.

 - Не обращайте внимания…, Джулиана, на мои слова. – Простите, что прервала вас. 

…В шахтах, внутри горы, нашлось немного железной и медной руды, и ещё чего-то там, опять приступила к прерванному рассказу Джулиана - вот и живём потихоньку.

 - А, скажите, ваш город единственный на планете? – поинтересовался Матео.

 - Нет, что вы, - вместо жены ответил Кевин. - Говорят, есть ещё несколько городов, но все боятся друг друга, и не выдают своё местоположение.

 - Почему?

 - Боятся, что могут захватить в плен и заставить работать, как рабов.

- Ничего себе! - возмутился Родригес, - да я бы им…, да я бы им так наподдавал под зад – навек бы запомнили!

- Какой ты храбрый! – прошептала ему на ухо Сэлма, я горжусь тобой, и чмокнула в щеку.

Родригес воровато огляделся вокруг. Никто случайно не заметил, что его целует, хотя и лучший друг, но девчонка? Казалось, все были увлечены рассказом, и никто не обращал на них внимания.

 Однако  Хуанита и Мария всё видели. Украдкой переглянувшись и подмигнув друг другу, заговорщически заулыбались.

 - Рассказывайте дальше, - попросила Мария, - очень занимательно.

 - Что же тут занимательного? – печально вздохнув, спросил у неё Мигель, - сплошное выживание и никаких радостей. – Продолжайте, пожалуйста, тоже попросил он.

- На чём я остановилась? – заколебалась Джулиана.

- На других пещерах, - подсказала Сэлма.

… Да, так вот, ещё есть у нас огромная как город, «продовольственная» пещера…

- Какая пещера? – переспросила Сэлма.

- Продовольственная. В ней мы выращиваем пищу.

- Как, это? – не поняли астронавты.

- Я же вам говорила, в ней находятся гидропонные озёра. В ней, в этой пещере, поддерживается достаточно высокая, постоянная температура. В этой пещере люди работают в лёгких пальто.

- Ааа, что такое гидро-пон-ная? – спросил любопытный и охочий до знаний, Родригес.

 - Это…, это значит, когда из шахт вытаскивали грунт, его рассыпали ровным слоем на трубы подогрева, по которым пропущен пар, а затем заливали водой с добавлением отходов человеческого организма…

  Да, поля разбиты на клетки…, и вот на этой жидкой смеси и выращиваются наши продукты: протозоа, протококки и протонема с зелёными мхами…

 - А вы не смогли бы, - перебил её рассказ Родригес, - объяснить, что такое прото… прото…

 - Попытаюсь, но не обещаю, что это будет… достаточно…, научное объяснение.

 Видите ли, я никогда не работала там. Знакомые мне рассказывали, что там очень тяжелый физический труд…, поэтому я не работаю там…, я простая швея.

- Ну, хоть немного, чтобы понять.

- Хорошо. Начнём…, ну…, хотя бы с…  протококки - это…  род одноклеточных, шарообразных зелёных водорослей, а протозоа – одноклеточные животные организмы, вроде как простейшие.

 - Вы ещё какие-то прото… называли.

- Протонема? Она относится к вечнозелёным мхам. Первичная нить, развивающаяся из спор у мхов.

 - И… вы всё это едите?

 - После определённой обработки…. Да, что вы в самом-то деле! Неужели вы так ничего и не поняли? Вы же сами всё это ели…, в нашей городской тюрьме.

 - Нуда?

 - Да.

Ещё что-нибудь расскажите, запросили окружившие её, благодарные слушатели. – Как только вы выжили в таких условиях? И это несколько тысяч лет? – удивлялись они.…

- Иногда, ну, может в сотню лет один раз, конечно, если очень повезёт, во льду попадаются замёрзшие туши животных, тогда, если ваша очередь подошла, вам выделят кусочек мяса.

- А мороженое мясо вкусное? - заинтересовалась Сэлма новой едой.

- Не знаю. Нам с мужем ни разу не повезло, и моим отцу с матерью тоже -  сколько я себя помню, не попадались животные в ледовых разработках.

Надолго установилась тишина. Астронавты вспоминали свою жизнь на корабле, вспоминали жизнь людей на попадавшихся им планетах, и с горьким сожалением представляли - до чего же может довести себя человек, если бездумно начнёт использовать природу! Да, что тут далеко за примером ходить: ведь, вот, была цветущая, вполне благополучная планета и, на тебе – не видя солнца над головой, жизнь во льду; не видя красоты природы; не слыша пения птиц – что может быть  ужаснее и горше такой жизни.

 В наступившей общей тишине прозвучал тонкий голосок Сэлмы:

 - А, как раньше называлась ваша планета?

Наверное, у всех присутствующих в рубке и слушавших рассказ Джулианы, на языке вертелся этот вопрос, или очень похожий на него. Поэтому, заданный вопрос Сэлмы, заставил астронавтов повернуть головы в сторону Кевина и Джулианы.

- Наша планета раньше называлась, да и сейчас называется – Голубая Планета! - ответил бывший полицейский.

 - Как вы сказали? – чуть ли не хором переспросили члены экипажа. – Голубая Планета?! - Вы не ошиблись?!

- Почему я должен ошибиться? – пожал плечами Кевин. Наша земля всегда называлась Голубой Планетой, потому что, как говорится в наших легендах, если посмотреть на неё сверху, из космоса, она представляет собой шар голубого цвета.

Услышав этот, такой простой по своей сути ответ, члены экипажа застыли в немом изумлении. В голове у каждого промелькнуло недоумение – мы, что, только что были на своей планете?!  Мы были на своей Земле, на Родине?! Но, не могла же она так измениться за два десятка лет! Но эти люди говорят, что прошло несколько тысяч лет после обледенения! Нет, здесь какая-то путаница, не иначе…! Скорее всего,  это одинаковое название двух разных планет и не более того!

Это происки Богов, подумали они. С нашей Голубой Планетой такого произойти не может! Не может и всё! Что мы, люди, совсем такие уж безмозглые дураки, чтобы довести планету до такого состояния? Конечно, нет! И не надо морочить себе голову, разными неподходящими мыслями…

На том и разошлись, пожелав друг другу спокойной ночи. Но ещё долго ворочались они в постелях, вспоминая рассказ Джулианы. И у каждого из них в голове, нет-нет да появлялся червячок, такой тонюсенький маленький червячок, а что если правда такой конец ожидает нашу Землю в будущем?

                                                                      *

Сейчас была вахта Марии. Она, сидя в перегрузочном кресле, изредка поглядывала на приборы и обзорный дисплей. Все приборы работали стабильно, полёт проходил спокойно и ничего такого, чтобы волноваться не было и не намечалось в будущем. Космос был пуст, лишь вокруг мерцали мириады звёзд, да вдалеке, по космическим меркам, виднелся Млечный Путь.

 Она, полусмежив веки, задумалась о будущем своего, нет нашего с Мигелем, поправила она себя, сына. Он уже почти взрослый. Ему четырнадцать лет, скоро совсем мужчиной станет и Сэлма подросла.

 Наверное, нам с Мигелем скоро придётся идти к Матео и Хуаните свататься. Хорошая будет пара. Правда, Сэлма несколько капризна, но это ничего, станут мужем и женой, дурь эта у неё из головы быстро выветрится. Это она, пока молодая, капризничает. Хочет показать, что не Родригес ею, а она им вертит. Но Родригес, хотя ему всего-то четырнадцать - умный и хитрый. По мелочам уступает, а в серьёзном деле – кремень.

 На мой взгляд, мужчина и должен быть таким.

Вон, жена Хосе, Висента, уж какая была гордячка – «Футы, нуты, ножки гнуты!», на хромой козе не подъедешь к ней бывалоча, а теперь? Не налюбуешься, какая прелесть стала, так и вьётся, так и вьётся вокруг Хосе…

 Вообще, у нас, индианок, наверное, в крови заложено быть верной, преданной до конца, и послушной мужу женой, да и как, иначе? Муж, как-никак, глава семьи, и если жена постоянно будет противоречить мужу и капризничать… то, что же получится?

 Нет, конечно, если муж тиран и изувер, тогда…, а так, почему бы и не приласкать муженька?

 Поглощённая своими мыслями о сыне и будущей невестке, о мужьях и жёнах, она только сейчас заметила маленькую звёздочку на экране дисплея, упорно пробивающуюся между более крупных звёзд.

Сосредоточившись, Мария внимательно посмотрела на карту, поискала появившуюся новую звёздочку. Да, нет, ничего похожего здесь не должно быть, решила она. Карта не врёт, её составляли, исправляли, дополняли, тысячелетиями астронавты-картографы. Тогда, что может так быстро перемещаться среди звёзд… и, ахнула - это же корабль идёт наперерез их курсу…

Она быстро нажала кнопку вызова Мигеля и командира корабля, Хосе.  Через пару минут они уже были на мостике. Мария, не говоря ни слова, указала на обзорный дисплей, а уж потом, недоумевая, спросила:

 - Откуда он мог взяться? Вокруг нас миллиарды квадратных миль свободного пространства, почему именно мы, и почему он, оказались в одной точке, и именно в это время?

 Мигель и Хосе почти синхронно, недоумевающе пожали плечами.

 - Мы не сможем избежать встречи с ним. Он более быстроходен! - быстро прикинув скорость полёта чужого корабля и своего, констатировал Хосе, - в любом случае, он догонит нас, мы слишком перегружены. Так, что, дорогие мои – свистать всех наверх! - шутливо скомандовал Хосе.

 Мария, отвечающая за вахту, нажала кнопку тревоги, и по кораблю разнёсся звонок боевого сбора! В ответ на этот звонок, каждый член экипажа обязан был быть на своём, предписанном ему должностными обязанностями,  рабочем месте.

По кораблю разнёсся торопливый топот ног, а ещё через мгновение, начали поступать доклады о готовности членов экипажа со своих рабочих мест…

 - Мигель, ты мне не поможешь в управлении? - попросил Хосе Командора.

 - Конечно, какой разговор, не отдадим же мы всех наших друзей и детей на съедение неизвестно какому зверю! – Да, не хочу вмешиваться в твои действия, ты опытный и смелый пилот, но советую продолжать движение прежним курсом, как-будто мы не видим их.

- Так и сделаем, - согласился Хосе, - а затем, повернув голову к Марии, приказал, - иди, сестрёнка, вниз, предупреди всех, чтобы были готовы к боевым действиям. Ты поняла? – Всех! И всех, кроме Кевина и Джулианы, вооружи лазерным оружием, а их… пусть выбирают любое холодное оружие. 

 - Брат, зачем вооружаться? Ты думаешь…, что… этот корабль…по наши души?

 - Не хочу пугать, но возможно…. А также возможно, что этот корабль - охотник за призами, и нас захотят взять на абордаж. Что-то уж очень настойчиво они стараются перехватить нас.

 - Тогда…, давай дадим лазерные пистолеты и Кевину с Джулианой… 

 - Нельзя, сестрёнка, нельзя.

 - Да почему?! 

 - Да потому что они не умеют им пользоваться. Ты хочешь, чтобы они натворили тут делов?  Да и…, если честно, я не очень-то пока им доверяю.

 - Поняла. Бегу! – и Мария скрылась за дверью.

 - Ну, вот мы одни Мигель. Что ты думаешь об этом корабле?

 - Ты, знаешь…, а давай я попробую добраться до кого-нибудь из их команды.  Вдруг, да получится. Эх, был бы с нами Сидхи-Дру, давно бы всё узнали. Великий был мастер мыслеречи.

 - Это точно, - согласился с Командором молодой капитан. Но и ты, Мигель, кое-что умеешь…

- Правильно ты сказал, кое-что! Мне бы его способности, - вздохнул Мигель. Да, и вам бы всем они не помешали…. Нуда ладно…, не отвлекай меня, попробую.

Мигель, вольно опустив руки, приготовился, и начал медитацию по расслаблению тела и настройке мозга. Голова от напряжения и длительного отсутствия тренировок по телепатии, закружилась.  Потом, ничего, боль почти ушла куда-то вглубь и больше, практически, не мешала.

Мигель направил луч поиска на чужой корабль. Пока ничего не было слышно. Мигель всё напрягал и напрягал свой мозг, напрягал до тех пор, пока голову не заломило от боли и в ней не послышалось - бом! Бом!

Он немного ослабил напряжение, а когда боль и удары колокола чуть утихли, вновь напряг мозг, и… услышал. Не очень чётко, правда, скорее, как шелест листьев под воздействием на них лёгкого ветерка, но услышал и  смог разобрать, вначале отдельные слоги, потом слова, а потом…, он смог разобрать несколько целых предложений, и… тут же всё пропало.

 Голова «раскалывалась» от боли. По всему телу разлилась синюшная бледность. Мигель, обхватив голову руками, на дрожащих от слабости ногах, кое-как добрался до кресла и, окончательно обессилев, рухнул в него.

Хосе испуганно смотрел на своего зятя и, не зная, как, и чем помочь ему, только спрашивал:

 - Ты, как? Что у тебя болит? Я могу хоть чем-то тебе помочь? Ты только скажи!

 Силы медленно, очень медленно, возвращались к Мигелю. Струйки холодного пота стекали по его лицу, забираясь в глаза и рот. Начало щипать глаза. Мигель заморгал и, всё ещё слабой рукой, попытался вытереть лицо.  

Хосе, видя состояние родственника и его попытку вытереть пот с лица, схватил платок и сам протёр ему лицо, а потом начал дуть на него, охлаждая.

 - Спасибо! - чуть слышно прошептал Мигель.

 Силы постепенно возвращались в него и, наконец, он смог, хотя и слабым голосом, так, что Хосе пришлось наклониться над ним, прошептал:

 - Это за нами…. Это второй корабль, который был послан вслед за Сигмиксом…. Они случайно нашли нас. Если бы мы выскочили из тумана…, из «Чёрной дыры», немного в другом месте, наши пути, вероятнее всего, никогда бы не пересеклись.

 - Что будем делать? – тревожно спросил Хосе.

 - Подожди немного. Дай мне прийти в себя. У нас ещё есть часов пять-шесть, чтобы подумать и обсудить дальнейшие наши действия. Кстати, кормовая пушка, которую ты втихаря установил на крейсер, в рабочем состоянии?

- Спрашиваешь! - обиделся Хосе. У меня вооружение всегда в отличном состоянии.

 - Ох, не хвались на охоту идучи, хвались после охоты, когда добычу принесёшь! - остудил пыл шурина Мигель.

Корабль неуклонно нагонял их. Да, это был корабль погони с Зелёной Планеты. По всей видимости, биороботы, или министры, или, кто там ещё, решили довести до конца свою задачу – уничтожить беглецов навсегда, чтобы и памяти о них, не осталось! Или же захватить в плен, и всё равно уничтожить, чтобы другим неповадно было.

Беглецов нагонял, пересекая курс, большой военный крейсер. Не такой мощный, как Сигмикс, но всё-таки достаточно мощный, чтобы стереть их в порошок одним залпом своих орудий, и развеять этот порошок по всему космосу.  

Ни Хосе, со своей ловкостью и безудержной отвагой, ни Мигель, со своим умом, не могли его победить в открытом бою, но и сдаваться на милость победителей, или превращаться в космическую пыль, они тоже не собирались.

Прикидывая варианты боя, Мигель и Хосе остановились на варианте, который пытался, в прошлом, применить один из командиров эскадры генерала Мендосы против Хосе. Конечно, был большой риск, очень большой!

 И Мигель, и Хосе, лихорадочно искали выход из совершенно безвыходного положения, в котором оказался их маленький корабль, и думали, думали, думали: какой вариант предпочтут преследователи с Зелёной Планеты? Беглецы же, представления не имели о задаче, стоявшей у  догонявшего их, противника.

Что было бы удобней для противника - вообще уничтожить беглецов, или всё же захватить их живьём? Стоит крейсеру приблизиться к беглецам на расстояние выстрела, и всё, считай они покойники! О, Инти! Подскажи!

 А корабли всё сближались и сближались. И уже недалёк был тот час, та минута, то мгновение, когда надо было уже не думать, а действовать

.Перед началом боя Мигель собрал всех членов команды и рассказал, что их может ожидать в случае пленения, ну и, естественно – расстрела их корабля прямой наводкой из тяжёлых орудий крейсера. Он также, не скрывая той участи, которая постигнет их в случае абордажного боя, сказал своим товарищам:

 - Абордажного боя нам не выиграть из-за малого количества бойцов в наших рядах: четверо мужчин против сотни вымуштрованных солдат – это совершенно нереально! Исход боя предсказуем! Решайте, как нам поступить. Мы…, или сдаёмся в плен, или….

 Что «или», Мигель так и не сказал, но и так всё было понятно. Команда маленького крейсера была к тому времени уже достаточно опытна, как по жизни, так и в военном деле, и им объяснять, что случится с ними, если они примут бой с намного более сильным противником, совершенно не нужно было.

Мы с Хосе примем любое ваше решение, сказал Командор, думайте.

- Чего решать-то, чего думать! - первым начал Матео, - так, и так, нам пропадать! Так почему бы нам, Мигель, с помощью Инти не попытаться обмануть их? Что, первый раз, что ли?  Выкрутимся.

- Я, тоже согласна с Матео, - высказала своё мнение Мария. - Вы с Хосе - великие стратеги! Что-нибудь ведь у вас уже есть на уме?

Мигель посмотрел на вновь принятых членов команды.

 - А вы, что скажете?

 - У нас безвыходное положение, мы полностью зависим от вас, как вы решите, так мы и поступим, - высказал мнение семьи, бывший полицейский. Нам ведь, вы сами это прекрасно понимаете, ситуацию, в которую мы попали, теперь уже не изменить. Будем надеяться на милость Божью и деву Марию…. Аминь! - Кевин и Джулиана перекрестились.

Смотря на родителей, перекрестилась и маленькая, Мэделин.

 - Даа, попали вы «Из огня, да в полымя!», но, всё же, спасибо за честный ответ, поблагодарил их Мигель. Теперь… ,что остальные думают?

 - Мы полностью полагаемся на тебя Командор, и на тебя Хосе, и на нашего Солнцеподобного Инти! – ответила Хуанита.  

- Значит бой! Ну, что ж…, да будет, так! - Молитесь богам, чтобы они помогли нам!

Когда рубка опустела, и два командира остались вдвоём, Мигель спросил:

 - Хосе, ты уверен, что у нас получится, и орудие не подведёт?

 - Я был бы уверен на все сто процентов, если бы корабль не был так перегружен. Из-за перегрузки у него плохая манёвренность, но с помощью Инти, я надеюсь, мы справимся…

- Главное, чтобы они не начали стрелять по нас, как по летящей куропатке. Помоги нам Инти, - прошептал Мигель и, заканчивая разговор, подытожил - ну, что ж, с богом!  

Хосе, устроившись за штурвалом, повернулся к Мигелю и,  пытаясь скрыть тревогу за будущее корабля и людей, чуть насмешливо сказал:

 - Зятёк, смотри не просчитайся, у нас пушка не дальнобойная, хорошенько следи за расстоянием между кораблями… и… не промахнись!

 - Я постараюсь, Хосе.

Под управлением Хосе, корабль стал постепенно замедлять ход, но так, чтобы со стороны это не слишком бросалось в глаза. Сбавив скорость до необходимого минимума, Хосе напряжённо стал посматривать в обзорный дисплей. Вражеский  крейсер быстро приближался.

 - Кажется, они не заметили, что мы сбавили скорость, прошептал Хосе. Виракоча, помоги!

 И Мигель, и Хосе, были напряжены до предела. Их лица были бледны, но черты лица затвердели. Они шли на огромный риск, но этот риск стоил того! За этим риском стояла свобода всей команды, или… гибель!

Догонявший их тяжёлый крейсер, набравший максимальную для него скорость, быстро приближался, не открывая огня. Вероятно, его командир решил, беглецы, раз они не разворачиваются и не принимают никаких мер для боя, у него уже в «кармане», и он, не только захватит беглецов, но и получит приз в виде корабля. А заодно, и  премию, и орден, за отлично выполненную работу – размечтался он и довольно потёр руки.

 - Хосе, ещё половина мили, - прошептал Мигель, - словно боялся, что на крейсере его услышат.

 Таак…, они идут в створе…- сам с собою говорил Мигель, и продолжал, словно молитву, шептать - хорошо идёте ребята….

Стороннему наблюдателю, будь он здесь, могло показаться - Командор не понимает, что их может ожидать в будущем, если они ошиблись в психологии командира крейсера.

 …Молодец, ещё чуть-чуть, стал он подгонять командира крейсера.

 -  Хосе, ещё десять секунд, приготовься…

 Он выглядел совершенно спокойным, как-будто он играл в деревянные кораблики с сыном у себя за столом, но лицо выдавало его волнение - оно было иссиня-бледным, скулы заострились. Сейчас он был скорее похож не на человека, а на старого, умудрённого опытом,  хитрого лиса.

 Он и Хосе, разработали всю тактику боя с расчетом на  жадность человеческую и на честолюбие  командира. Они поставили на то, что командир крейсера возомнит себя умнее всех и, что он знает, как сделать это лучше других ….  И, он не прислушается даже к очень умным советам других офицеров крейсера.

 Они решили поставить, казалось, на беспроигрышную карту – на человеческое самомнение и глупость, а там, как Боги решат! Только неизвестно, выиграют они, или проиграют. А ставкой в этой игре была их жизнь, и жизнь всей команды!

- Пять, четыре, три, две, одна секунда… Мигель, громко, словно метроном на его бывшем крейсере, Сигмиксе, отсчитывал секунды:

 - Огонь! – крикнул, он.

 Но… выстрела не последовало.

 – В чём дело Хосе? – повернув голову к шурину, удивлённо закричал Мигель.

Преследующий их крейсер, всей своей тушей быстро надвигался на них. Он уже готов был их таранить.

Хосе растерянно посмотрел на спусковую гашетку орудия - она была…, она была…, заблокирована!

В спешке, в нервном напряжении, которое владело им, он забыл снять предохранитель. Быстро сбросив защёлку, он нажал на красную кнопку!

Корабль чуть толкнуло вперёд, и позади мгновенно вырос столб дыма и огня.

 Хосе, пока командир крейсера растерянно хлопал глазами, быстро бросил корабль вверх и, выпущенные с носовых пушек крейсера смертоносные лучи ушли вдаль, не попав по цели. Кораблик Хосе, как сокол  над уткой, уже навис над тяжёлым крейсером сверху, и открыл огонь изо всех орудий.

На корпусе крейсера, появились сквозные дыры. Кругом всё горело, дым полностью окутал вражеский корабль, а Хосе всё кружил и стрелял, стрелял до тех пор, пока крейсер вот-вот должен был взорваться.

Молодой капитан каким-то, то ли шестым, то ли седьмым чувством, смог предугадать это мгновение  и, как только наступил этот момент, он рванул со всей возможной скоростью от  горящего крейсера.  

Голубое пламя взорвавшегося реактора крейсера осветило космос, но Хосе уже удирал во все лопатки с места боя, чтобы вновь не попасть под ударную волну и не оказаться на какой-нибудь «Богом забытой планете».

- У нас здорово получилось, Мигель, правда? - вытирая пот с лица и улыбаясь, прошептал трясущимися губами, Хосе.

- Что, правда, то, правда! Слава Инти, выкрутились. – Я так испугался, когда скомандовал – «Огонь!», а выстрела не последовало…

 - Ооо, если бы ты знал, как я перетрусил! Меня, представляешь, в жар бросило. Ну, думаю, всё, конец нам пришёл! Сейчас, думаю, он как жахнет изо всех орудий…, а он оказался…

Ох, Турикук, как ты всё правильно рассчитал…, но лучше бы такие ситуации встречались в жизни, пореже.

Не прошло и минуты, как на командирском мостике было не протолкнуться. Стоял такой гул голосов, хоть уши затыкай.

Пришлось Мигелю немного успокоить своих товарищей, особенно, детей.

Вопросы настигали Мигеля и Хосе со всех сторон, и они только успевали поворачиваться, чтобы ответить на очередной вопрос.

 То с одной стороны, то с другой, раздавалось:

 - А вы, что? - А он, что? – А, что вы, и, правда, всё рассчитали?..

Наконец, вопросы иссякли, все успокоились, и можно было говорить.

Мигель на мгновение задумался, затем, чуть торжественно, произнёс: 

 - Дорогие мои друзья! Мы многое с вами испытали за двадцать три года. Не всегда эти испытания были нам в радость, но, я надеюсь, вы без горечи и обиды на судьбу, будете вспоминать  о них. И, если, впереди, нам не встретятся новые опасности, то… максимум, через год-полтора, мы будем на своей Родине! На Голубой Планете, которую мы всегда с теплом и любовью называем –  НАША ЗЕМЛЯ!

                                                                  Конец второго тома

© Copyright: Лев Голубев, 2016

Регистрационный номер №0331178

от 21 февраля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0331178 выдан для произведения:

 

                                                             Глава седьмая

                                               ДОМОЙ

Прорезав носом фиолетовый туман, корабль, словно впервые выпорхнувший из гнезда орлёнок, мчался к далёким звёздам.

Мария и Мигель склонились над картой, чтобы определиться. Остальные, тихо переговариваясь, с нетерпением наблюдали за их работой.

 Часа через два, когда у ожидавших результата расчётов натянутые до предела нервы  готовы были лопнуть, Мария выпрямилась у стола. 

 Увидев её спокойный и уверенный взгляд, из груди присутствующих, вырвался вздох облегчения. 

- Мы нашли наше местоположение и проложили курс на Голубую Планету, на нашу родную Землю! - прокомментировал Мигель уверенный взгляд жены.

 - Урра! – раздалось в тесноватой для такого количества людей, рубке корабля.

Громче всех кричали Родригес и Сэлма, искоса поглядывая на маленькую девочку с Ледяной Планеты.

Члены экипажа заметили, как при словах «Голубая Планета», полицейский и его жена чуть побледнев, переглянулись.

Мигель тоже обратил внимание на необычную реакцию полицейского и его жены.

 Нужно будет поговорить с ними, мелькнула в голове мысль, и прозондировать их мозг, а то, как бы не накликали они на нас беду. Мало ли, что могут замыслить незнакомые люди, и он, испытывающе, но так, чтобы они не заметили, посмотрел на них.

 - Хосе, - повернулся он к шурину, - остаёшься на вахте, а мы пойдём,  приведём себя в порядок и перекусим…, потом я тебя сменю.

 - Хорошо, Турикук. – Знаешь, можешь даже не подменять меня, я так соскучился по своему красавцу, что готов сутки просидеть за штурвалом. – Вы только не забудьте принести поесть, а то у меня после тюремной баланды совершенно пусто в животе. Представляешь, - продолжил он со смехом, -  мне кажется, у меня там могут свободно летать воробьи.

- Нуда, скажешь тоже…, летать воробьи, - и Мигель засмеялся в ответ на шутку Хосе. Ну  будь по-твоему - и, легонько похлопав шурина по плечу, покинул капитанский мостик.

 На следующий день, ближе к вечеру, члены экипажа опять собрались в ходовой рубке. Другого помещения, позволившего бы собраться всем вместе, на крейсере не было. Это всё-таки был военный корабль, а не прогулочная яхта со всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами.

 Мигель попросил сына сходить за полицейским и его женой. Своё решение Мигель объяснил друзьям так: коль они будут с нами до конца полёта, значит, станут членами команды…, членами нашей семьи, то мы должны быть твёрдо уверенны, что они в сложной ситуации не подведут нас. Правильно, послышались возгласы одобрения. А Матео, добавил - мне одному сложно управляться с аппаратурой. Я хочу взять мужика к себе помощником…, надеюсь, вы не будете  возражать?

В рубку, в сопровождении Родригеса, несмело вошли полицейский и его жена с дочерью. Вошли и остановились у порога. На их лицах была написана неуверенность и страх перед неизвестностью: что может их ожидать этот неурочный вызов? А когда они увидели, что в рубке собрались все члены экипажа, совсем растерялись и лица их побледнели.

 - Вы не бойтесь, вас никто не обидит, - постарался успокоить  семью Командор. Проходите и присаживайтесь, - показал он на приставные сидения. – Нам нужно побеседовать с вами.

Полёт будет долгим - год, два, скорее всего больше, и нам бы хотелось знать кто вы…, что вы за люди… Я, думаю, вы понимаете нас, не так ли?..

Господи, подумал Мигель, глядя на жителей, теперь уже бывших, покинутой планеты: какие же они маленькие, прямо недомерки какие-то, и где-то в глубине души появилось чувство жалости к ним и любви, как к детям.

Восемь пар глаз  смотрели на, пока ещё чужаков. А в противоположных глазах, сквозь страх быть непонятыми, светились одновременно и ожидание, и мольба принять их к себе, не отталкивать…

 - Мы, все здесь собравшиеся, как одна дружная, сплочённая семья, - начал Мигель, смотря в глаза новеньким. Радости и горе, несчастья и, даже тюрьма, - вспомнив, усмехнулся Мигель, - всё делится на всех. Мы – одно целое, единый организм, и если кому-то из нас плохо, то плохо и остальным… вы понимаете?..

Новенькие, широко раскрывшие глаза, смотревшие на Мигеля и внимательно слушавшие, что он говорит, лишь молча, кивнули в ответ.

…Мы несём ответственность друг за друга, продолжил Мигель, и в то же время каждый из нас должен быть уверен, что в любой сложной ситуации твой товарищ не подведёт тебя, выручит…

Закончив говорить, Мигель, смотря на нечаянных пассажиров, ждал, что же они ответят. Он понимал безвыходность создавшегося для них положения - боязнь высадки на неизвестную планету, пленение и даже…, неизвестность, как их примут на чужой планете…

На минуту воцарилось молчание. Затем, полицейский, молитвенно сложив руки, поочерёдно обводя будущих товарищей взглядом, сказал;

- Я, и моя жена, Джулиана, клянёмся памятью своих предков, что не подведём вас!

 - Ну, что, поверим им? – обвёл взглядом товарищей Мигель.

- Я верю, - первым отозвался Хосе и пожал руку полицейскому. – Кстати, как тебя звать?

- Меня? Кевин. Жену – Джулиана, а дочурку – Мэделин, ей пять лет.

 - Я тоже верю им – не раздумывая ни мгновения, сказала Мария.  

– И, я! – И, я! - раздались голоса остальных членов экипажа.

- Ну, вот, вы приняты в нашу семью, не подведите нас! - заключил разговор Мигель.

- Никогда! Верьте нам, как самим себе!

 Когда немного успокоились, Висента повернулась ко всем и, смущаясь, тихим голосом, произнесла:

 - Может, попросим их рассказать немного о себе?.. И, ещё тише, добавила, - интересно же, правда…

А, и, правда, зашумели вокруг, остальные члены, увеличившегося на три человека, экипажа. В полёте работы мало, надо же вечер скоротать. Расскажите всё, что можете.

- Нуу…, если вам будет интересно…, - полицейский слегка замялся, - я очень плохой рассказчик, и вопросительно посмотрел на жену. Джулиана, может…, ты расскажешь?

 - Ты, прямо как я, - не удержался Матео, чтобы не подбодрить будущего своего коллегу. – Кстати, ты поступаешь ко мне в ученики, потому что у нас полицейскому делать нечего, а вот корабль…

- Ааа, простите, чему я буду обучаться? – поднял глаза он на будущего своего шефа.

- Да, разной пустяковине, - тут же влез в разговор, Хосе, - например: целыми днями спать…, кстати, ты умеешь держать в руках кувалду и молоток?

 - ?!

- Не понял, да? Объясняю для непонятливых: Матео у нас Великий мастер-ломастер, своего рода гений по железкам и аппаратуре! Теперь понял, да?

 Видя всё ещё непонимающий взгляд бывшего полицейского, Хосе снизошёл до нормального объяснения.

 - Будешь учиться ремонтировать корабль, то есть, на бортинженера.

- Ааа…

 - Он тебе всё расскажет и покажет, - не дал Хосе закончить вопрос удивлённому полицейскому, – молоток и кувалду ты, насколько я понял по твоему непонимающему «Ааа», умеешь держать в руках…

 Хосе, войдя в роль учителя-наставника, казалось, вполне серьёзно, говорил, и говорил…  

Слушая «объяснения» молодого капитана, Мигель, Хуанита, Мария, да и все остальные, еле сдерживались от желания рассмеяться.

Только маленький полицейский, не понимая, лишь «хлопал глазами». Но всё же сумел как-то вставить в бесконечную трепотню Хосе и свой ответ.

- Вроде бы, да, - совсем сконфузился новичок, - а, что?

- Хосе! Прекрати, - остановила насмешника сестра, - не каждый может понять твои шуточки…

- Ааа… так это розыгрыш, - заулыбался полицейский, - а, я-то ду-ум-ал…

Вокруг раздался, давно сдерживаемый, хохот. Даже маленькая девчушка, Мэделин, заулыбалась, смотря на развеселившихся взрослых.

- Всё, больше не буду, честное-пречестное слово! Я нем, как рыба, - пообещал Хосе, и скорчил такую уморительную рожицу, что в рубке вновь раздался смех.

- Хосе! Будет тебе клоуна корчить, пожурила его Висента. – Дай послушать.

Отсмеявшись, притихли, и стали слушать рассказ нового члена команды.

 Джулиана, жена бывшего полицейского, а теперь будущего инженера, вначале медленно, казалось, она ещё  прикидывала, с чего начать повествование об их жизни для принявших в свою семью астронавтов, начала:

- Мы…, я и мой муж, Кевин, родились и выросли, как и наши пра-пра-предки в городке Уэйнберн. Вы его, хоть и мельком, всё-таки видели. Как вы поняли, он расположен на горной вершине под толстым покровом льда. Не одну тысячу лет наши предки вырезали пласты льда, чтобы увеличить площадь городка…. Немного помолчав, вздохнула, словно вспоминая свою прежнюю жизнь, а может она вспомнила своих друзей и подруг…

 Ещё раз легонько вздохнув, словно прощаясь с прошлым, продолжила: вы видели только одну часть пещеры. Есть ещё пещера, где расположена промышленная зона, а ещё есть пещера с гидропонными озёрами…

Захваченные рассказом Джулианы, члены команды сидели, не произнося ни слова, боясь пошевелиться.

Рассказчица украдкой бросила быстрый взгляд на мужа.

Мигелю показалось, что она молчаливо, то ли спрашивала разрешение на продолжение рассказа, то ли ожидала подтверждения своим словам.

Будущий бортинженер кивнул головой, как-бы давая разрешение, и она продолжила:

- Наши учёные смогли расщепить атом водорода, или ещё что-то такое сделать, я точно не знаю, и теперь у нас полно электроэнергии…, да вы и сами видели. За счёт неё в городке поддерживается относительно тёплая температура. Во всяком случае, у нас теплее, чем на поверхности планеты.

 - Но спите-то вы всё равно одетыми, - усомнилась в её словах, Хуанита.

 - Да, но как бы там ни было, в домах теплее, чем на улицах городка.

 - Не обращайте внимания…, Джулиана, на мои слова. – Простите, что прервала вас. 

…В шахтах, внутри горы, нашлось немного железной и медной руды, и ещё чего-то там, опять приступила к прерванному рассказу Джулиана - вот и живём потихоньку.

 - А, скажите, ваш город единственный на планете? – поинтересовался Матео.

 - Нет, что вы, - вместо жены ответил Кевин. - Говорят, есть ещё несколько городов, но все боятся друг друга, и не выдают своё местоположение.

 - Почему?

 - Боятся, что могут захватить в плен и заставить работать, как рабов.

- Ничего себе! - возмутился Родригес, - да я бы им…, да я бы им так наподдавал под зад – навек бы запомнили!

- Какой ты храбрый! – прошептала ему на ухо Сэлма, я горжусь тобой, и чмокнула в щеку.

Родригес воровато огляделся вокруг. Никто случайно не заметил, что его целует, хотя и лучший друг, но девчонка? Казалось, все были увлечены рассказом, и никто не обращал на них внимания.

 Однако  Хуанита и Мария всё видели. Украдкой переглянувшись и подмигнув друг другу, заговорщически заулыбались.

 - Рассказывайте дальше, - попросила Мария, - очень занимательно.

 - Что же тут занимательного? – печально вздохнув, спросил у неё Мигель, - сплошное выживание и никаких радостей. – Продолжайте, пожалуйста, тоже попросил он.

- На чём я остановилась? – заколебалась Джулиана.

- На других пещерах, - подсказала Сэлма.

… Да, так вот, ещё есть у нас огромная как город, «продовольственная» пещера…

- Какая пещера? – переспросила Сэлма.

- Продовольственная. В ней мы выращиваем пищу.

- Как, это? – не поняли астронавты.

- Я же вам говорила, в ней находятся гидропонные озёра. В ней, в этой пещере, поддерживается достаточно высокая, постоянная температура. В этой пещере люди работают в лёгких пальто.

- Ааа, что такое гидро-пон-ная? – спросил любопытный и охочий до знаний, Родригес.

 - Это…, это значит, когда из шахт вытаскивали грунт, его рассыпали ровным слоем на трубы подогрева, по которым пропущен пар, а затем заливали водой с добавлением отходов человеческого организма…

  Да, поля разбиты на клетки…, и вот на этой жидкой смеси и выращиваются наши продукты: протозоа, протококки и протонема с зелёными мхами…

 - А вы не смогли бы, - перебил её рассказ Родригес, - объяснить, что такое прото… прото…

 - Попытаюсь, но не обещаю, что это будет… достаточно…, научное объяснение.

 Видите ли, я никогда не работала там. Знакомые мне рассказывали, что там очень тяжелый физический труд…, поэтому я не работаю там…, я простая швея.

- Ну, хоть немного, чтобы понять.

- Хорошо. Начнём…, ну…, хотя бы с…  протококки - это…  род одноклеточных, шарообразных зелёных водорослей, а протозоа – одноклеточные животные организмы, вроде как простейшие.

 - Вы ещё какие-то прото… называли.

- Протонема? Она относится к вечнозелёным мхам. Первичная нить, развивающаяся из спор у мхов.

 - И… вы всё это едите?

 - После определённой обработки…. Да, что вы в самом-то деле! Неужели вы так ничего и не поняли? Вы же сами всё это ели…, в нашей городской тюрьме.

 - Нуда?

 - Да.

Ещё что-нибудь расскажите, запросили окружившие её, благодарные слушатели. – Как только вы выжили в таких условиях? И это несколько тысяч лет? – удивлялись они.…

- Иногда, ну, может в сотню лет один раз, конечно, если очень повезёт, во льду попадаются замёрзшие туши животных, тогда, если ваша очередь подошла, вам выделят кусочек мяса.

- А мороженое мясо вкусное? - заинтересовалась Сэлма новой едой.

- Не знаю. Нам с мужем ни разу не повезло, и моим отцу с матерью тоже -  сколько я себя помню, не попадались животные в ледовых разработках.

Надолго установилась тишина. Астронавты вспоминали свою жизнь на корабле, вспоминали жизнь людей на попадавшихся им планетах, и с горьким сожалением представляли - до чего же может довести себя человек, если бездумно начнёт использовать природу! Да, что тут далеко за примером ходить: ведь, вот, была цветущая, вполне благополучная планета и, на тебе – не видя солнца над головой, жизнь во льду; не видя красоты природы; не слыша пения птиц – что может быть  ужаснее и горше такой жизни.

 В наступившей общей тишине прозвучал тонкий голосок Сэлмы:

 - А, как раньше называлась ваша планета?

Наверное, у всех присутствующих в рубке и слушавших рассказ Джулианы, на языке вертелся этот вопрос, или очень похожий на него. Поэтому, заданный вопрос Сэлмы, заставил астронавтов повернуть головы в сторону Кевина и Джулианы.

- Наша планета раньше называлась, да и сейчас называется – Голубая Планета! - ответил бывший полицейский.

 - Как вы сказали? – чуть ли не хором переспросили члены экипажа. – Голубая Планета?! - Вы не ошиблись?!

- Почему я должен ошибиться? – пожал плечами Кевин. Наша земля всегда называлась Голубой Планетой, потому что, как говорится в наших легендах, если посмотреть на неё сверху, из космоса, она представляет собой шар голубого цвета.

Услышав этот, такой простой по своей сути ответ, члены экипажа застыли в немом изумлении. В голове у каждого промелькнуло недоумение – мы, что, только что были на своей планете?!  Мы были на своей Земле, на Родине?! Но, не могла же она так измениться за два десятка лет! Но эти люди говорят, что прошло несколько тысяч лет после обледенения! Нет, здесь какая-то путаница, не иначе…! Скорее всего,  это одинаковое название двух разных планет и не более того!

Это происки Богов, подумали они. С нашей Голубой Планетой такого произойти не может! Не может и всё! Что мы, люди, совсем такие уж безмозглые дураки, чтобы довести планету до такого состояния? Конечно, нет! И не надо морочить себе голову, разными неподходящими мыслями…

На том и разошлись, пожелав друг другу спокойной ночи. Но ещё долго ворочались они в постелях, вспоминая рассказ Джулианы. И у каждого из них в голове, нет-нет да появлялся червячок, такой тонюсенький маленький червячок, а что если правда такой конец ожидает нашу Землю в будущем?

                                                                      *

Сейчас была вахта Марии. Она, сидя в перегрузочном кресле, изредка поглядывала на приборы и обзорный дисплей. Все приборы работали стабильно, полёт проходил спокойно и ничего такого, чтобы волноваться не было и не намечалось в будущем. Космос был пуст, лишь вокруг мерцали мириады звёзд, да вдалеке, по космическим меркам, виднелся Млечный Путь.

 Она, полусмежив веки, задумалась о будущем своего, нет нашего с Мигелем, поправила она себя, сына. Он уже почти взрослый. Ему четырнадцать лет, скоро совсем мужчиной станет и Сэлма подросла.

 Наверное, нам с Мигелем скоро придётся идти к Матео и Хуаните свататься. Хорошая будет пара. Правда, Сэлма несколько капризна, но это ничего, станут мужем и женой, дурь эта у неё из головы быстро выветрится. Это она, пока молодая, капризничает. Хочет показать, что не Родригес ею, а она им вертит. Но Родригес, хотя ему всего-то четырнадцать - умный и хитрый. По мелочам уступает, а в серьёзном деле – кремень.

 На мой взгляд, мужчина и должен быть таким.

Вон, жена Хосе, Висента, уж какая была гордячка – «Футы, нуты, ножки гнуты!», на хромой козе не подъедешь к ней бывалоча, а теперь? Не налюбуешься, какая прелесть стала, так и вьётся, так и вьётся вокруг Хосе…

 Вообще, у нас, индианок, наверное, в крови заложено быть верной, преданной до конца, и послушной мужу женой, да и как, иначе? Муж, как-никак, глава семьи, и если жена постоянно будет противоречить мужу и капризничать… то, что же получится?

 Нет, конечно, если муж тиран и изувер, тогда…, а так, почему бы и не приласкать муженька?

 Поглощённая своими мыслями о сыне и будущей невестке, о мужьях и жёнах, она только сейчас заметила маленькую звёздочку на экране дисплея, упорно пробивающуюся между более крупных звёзд.

Сосредоточившись, Мария внимательно посмотрела на карту, поискала появившуюся новую звёздочку. Да, нет, ничего похожего здесь не должно быть, решила она. Карта не врёт, её составляли, исправляли, дополняли, тысячелетиями астронавты-картографы. Тогда, что может так быстро перемещаться среди звёзд… и, ахнула - это же корабль идёт наперерез их курсу…

Она быстро нажала кнопку вызова Мигеля и командира корабля, Хосе.  Через пару минут они уже были на мостике. Мария, не говоря ни слова, указала на обзорный дисплей, а уж потом, недоумевая, спросила:

 - Откуда он мог взяться? Вокруг нас миллиарды квадратных миль свободного пространства, почему именно мы, и почему он, оказались в одной точке, и именно в это время?

 Мигель и Хосе почти синхронно, недоумевающе пожали плечами.

 - Мы не сможем избежать встречи с ним. Он более быстроходен! - быстро прикинув скорость полёта чужого корабля и своего, констатировал Хосе, - в любом случае, он догонит нас, мы слишком перегружены. Так, что, дорогие мои – свистать всех наверх! - шутливо скомандовал Хосе.

 Мария, отвечающая за вахту, нажала кнопку тревоги, и по кораблю разнёсся звонок боевого сбора! В ответ на этот звонок, каждый член экипажа обязан был быть на своём, предписанном ему должностными обязанностями,  рабочем месте.

По кораблю разнёсся торопливый топот ног, а ещё через мгновение, начали поступать доклады о готовности членов экипажа со своих рабочих мест…

 - Мигель, ты мне не поможешь в управлении? - попросил Хосе Командора.

 - Конечно, какой разговор, не отдадим же мы всех наших друзей и детей на съедение неизвестно какому зверю! – Да, не хочу вмешиваться в твои действия, ты опытный и смелый пилот, но советую продолжать движение прежним курсом, как-будто мы не видим их.

- Так и сделаем, - согласился Хосе, - а затем, повернув голову к Марии, приказал, - иди, сестрёнка, вниз, предупреди всех, чтобы были готовы к боевым действиям. Ты поняла? – Всех! И всех, кроме Кевина и Джулианы, вооружи лазерным оружием, а их… пусть выбирают любое холодное оружие. 

 - Брат, зачем вооружаться? Ты думаешь…, что… этот корабль…по наши души?

 - Не хочу пугать, но возможно…. А также возможно, что этот корабль - охотник за призами, и нас захотят взять на абордаж. Что-то уж очень настойчиво они стараются перехватить нас.

 - Тогда…, давай дадим лазерные пистолеты и Кевину с Джулианой… 

 - Нельзя, сестрёнка, нельзя.

 - Да почему?! 

 - Да потому что они не умеют им пользоваться. Ты хочешь, чтобы они натворили тут делов?  Да и…, если честно, я не очень-то пока им доверяю.

 - Поняла. Бегу! – и Мария скрылась за дверью.

 - Ну, вот мы одни Мигель. Что ты думаешь об этом корабле?

 - Ты, знаешь…, а давай я попробую добраться до кого-нибудь из их команды.  Вдруг, да получится. Эх, был бы с нами Сидхи-Дру, давно бы всё узнали. Великий был мастер мыслеречи.

 - Это точно, - согласился с Командором молодой капитан. Но и ты, Мигель, кое-что умеешь…

- Правильно ты сказал, кое-что! Мне бы его способности, - вздохнул Мигель. Да, и вам бы всем они не помешали…. Нуда ладно…, не отвлекай меня, попробую.

Мигель, вольно опустив руки, приготовился, и начал медитацию по расслаблению тела и настройке мозга. Голова от напряжения и длительного отсутствия тренировок по телепатии, закружилась.  Потом, ничего, боль почти ушла куда-то вглубь и больше, практически, не мешала.

Мигель направил луч поиска на чужой корабль. Пока ничего не было слышно. Мигель всё напрягал и напрягал свой мозг, напрягал до тех пор, пока голову не заломило от боли и в ней не послышалось - бом! Бом!

Он немного ослабил напряжение, а когда боль и удары колокола чуть утихли, вновь напряг мозг, и… услышал. Не очень чётко, правда, скорее, как шелест листьев под воздействием на них лёгкого ветерка, но услышал и  смог разобрать, вначале отдельные слоги, потом слова, а потом…, он смог разобрать несколько целых предложений, и… тут же всё пропало.

 Голова «раскалывалась» от боли. По всему телу разлилась синюшная бледность. Мигель, обхватив голову руками, на дрожащих от слабости ногах, кое-как добрался до кресла и, окончательно обессилев, рухнул в него.

Хосе испуганно смотрел на своего зятя и, не зная, как, и чем помочь ему, только спрашивал:

 - Ты, как? Что у тебя болит? Я могу хоть чем-то тебе помочь? Ты только скажи!

 Силы медленно, очень медленно, возвращались к Мигелю. Струйки холодного пота стекали по его лицу, забираясь в глаза и рот. Начало щипать глаза. Мигель заморгал и, всё ещё слабой рукой, попытался вытереть лицо.  

Хосе, видя состояние родственника и его попытку вытереть пот с лица, схватил платок и сам протёр ему лицо, а потом начал дуть на него, охлаждая.

 - Спасибо! - чуть слышно прошептал Мигель.

 Силы постепенно возвращались в него и, наконец, он смог, хотя и слабым голосом, так, что Хосе пришлось наклониться над ним, прошептал:

 - Это за нами…. Это второй корабль, который был послан вслед за Сигмиксом…. Они случайно нашли нас. Если бы мы выскочили из тумана…, из «Чёрной дыры», немного в другом месте, наши пути, вероятнее всего, никогда бы не пересеклись.

 - Что будем делать? – тревожно спросил Хосе.

 - Подожди немного. Дай мне прийти в себя. У нас ещё есть часов пять-шесть, чтобы подумать и обсудить дальнейшие наши действия. Кстати, кормовая пушка, которую ты втихаря установил на крейсер, в рабочем состоянии?

- Спрашиваешь! - обиделся Хосе. У меня вооружение всегда в отличном состоянии.

 - Ох, не хвались на охоту идучи, хвались после охоты, когда добычу принесёшь! - остудил пыл шурина Мигель.

Корабль неуклонно нагонял их. Да, это был корабль погони с Зелёной Планеты. По всей видимости, биороботы, или министры, или, кто там ещё, решили довести до конца свою задачу – уничтожить беглецов навсегда, чтобы и памяти о них, не осталось! Или же захватить в плен, и всё равно уничтожить, чтобы другим неповадно было.

Беглецов нагонял, пересекая курс, большой военный крейсер. Не такой мощный, как Сигмикс, но всё-таки достаточно мощный, чтобы стереть их в порошок одним залпом своих орудий, и развеять этот порошок по всему космосу.  

Ни Хосе, со своей ловкостью и безудержной отвагой, ни Мигель, со своим умом, не могли его победить в открытом бою, но и сдаваться на милость победителей, или превращаться в космическую пыль, они тоже не собирались.

Прикидывая варианты боя, Мигель и Хосе остановились на варианте, который пытался, в прошлом, применить один из командиров эскадры генерала Мендосы против Хосе. Конечно, был большой риск, очень большой!

 И Мигель, и Хосе, лихорадочно искали выход из совершенно безвыходного положения, в котором оказался их маленький корабль, и думали, думали, думали: какой вариант предпочтут преследователи с Зелёной Планеты? Беглецы же, представления не имели о задаче, стоявшей у  догонявшего их, противника.

Что было бы удобней для противника - вообще уничтожить беглецов, или всё же захватить их живьём? Стоит крейсеру приблизиться к беглецам на расстояние выстрела, и всё, считай они покойники! О, Инти! Подскажи!

 А корабли всё сближались и сближались. И уже недалёк был тот час, та минута, то мгновение, когда надо было уже не думать, а действовать

.Перед началом боя Мигель собрал всех членов команды и рассказал, что их может ожидать в случае пленения, ну и, естественно – расстрела их корабля прямой наводкой из тяжёлых орудий крейсера. Он также, не скрывая той участи, которая постигнет их в случае абордажного боя, сказал своим товарищам:

 - Абордажного боя нам не выиграть из-за малого количества бойцов в наших рядах: четверо мужчин против сотни вымуштрованных солдат – это совершенно нереально! Исход боя предсказуем! Решайте, как нам поступить. Мы…, или сдаёмся в плен, или….

 Что «или», Мигель так и не сказал, но и так всё было понятно. Команда маленького крейсера была к тому времени уже достаточно опытна, как по жизни, так и в военном деле, и им объяснять, что случится с ними, если они примут бой с намного более сильным противником, совершенно не нужно было.

Мы с Хосе примем любое ваше решение, сказал Командор, думайте.

- Чего решать-то, чего думать! - первым начал Матео, - так, и так, нам пропадать! Так почему бы нам, Мигель, с помощью Инти не попытаться обмануть их? Что, первый раз, что ли?  Выкрутимся.

- Я, тоже согласна с Матео, - высказала своё мнение Мария. - Вы с Хосе - великие стратеги! Что-нибудь ведь у вас уже есть на уме?

Мигель посмотрел на вновь принятых членов команды.

 - А вы, что скажете?

 - У нас безвыходное положение, мы полностью зависим от вас, как вы решите, так мы и поступим, - высказал мнение семьи, бывший полицейский. Нам ведь, вы сами это прекрасно понимаете, ситуацию, в которую мы попали, теперь уже не изменить. Будем надеяться на милость Божью и деву Марию…. Аминь! - Кевин и Джулиана перекрестились.

Смотря на родителей, перекрестилась и маленькая, Мэделин.

 - Даа, попали вы «Из огня, да в полымя!», но, всё же, спасибо за честный ответ, поблагодарил их Мигель. Теперь… ,что остальные думают?

 - Мы полностью полагаемся на тебя Командор, и на тебя Хосе, и на нашего Солнцеподобного Инти! – ответила Хуанита.  

- Значит бой! Ну, что ж…, да будет, так! - Молитесь богам, чтобы они помогли нам!

Когда рубка опустела, и два командира остались вдвоём, Мигель спросил:

 - Хосе, ты уверен, что у нас получится, и орудие не подведёт?

 - Я был бы уверен на все сто процентов, если бы корабль не был так перегружен. Из-за перегрузки у него плохая манёвренность, но с помощью Инти, я надеюсь, мы справимся…

- Главное, чтобы они не начали стрелять по нас, как по летящей куропатке. Помоги нам Инти, - прошептал Мигель и, заканчивая разговор, подытожил - ну, что ж, с богом!  

Хосе, устроившись за штурвалом, повернулся к Мигелю и,  пытаясь скрыть тревогу за будущее корабля и людей, чуть насмешливо сказал:

 - Зятёк, смотри не просчитайся, у нас пушка не дальнобойная, хорошенько следи за расстоянием между кораблями… и… не промахнись!

 - Я постараюсь, Хосе.

Под управлением Хосе, корабль стал постепенно замедлять ход, но так, чтобы со стороны это не слишком бросалось в глаза. Сбавив скорость до необходимого минимума, Хосе напряжённо стал посматривать в обзорный дисплей. Вражеский  крейсер быстро приближался.

 - Кажется, они не заметили, что мы сбавили скорость, прошептал Хосе. Виракоча, помоги!

 И Мигель, и Хосе, были напряжены до предела. Их лица были бледны, но черты лица затвердели. Они шли на огромный риск, но этот риск стоил того! За этим риском стояла свобода всей команды, или… гибель!

Догонявший их тяжёлый крейсер, набравший максимальную для него скорость, быстро приближался, не открывая огня. Вероятно, его командир решил, беглецы, раз они не разворачиваются и не принимают никаких мер для боя, у него уже в «кармане», и он, не только захватит беглецов, но и получит приз в виде корабля. А заодно, и  премию, и орден, за отлично выполненную работу – размечтался он и довольно потёр руки.

 - Хосе, ещё половина мили, - прошептал Мигель, - словно боялся, что на крейсере его услышат.

 Таак…, они идут в створе…- сам с собою говорил Мигель, и продолжал, словно молитву, шептать - хорошо идёте ребята….

Стороннему наблюдателю, будь он здесь, могло показаться - Командор не понимает, что их может ожидать в будущем, если они ошиблись в психологии командира крейсера.

 …Молодец, ещё чуть-чуть, стал он подгонять командира крейсера.

 -  Хосе, ещё десять секунд, приготовься…

 Он выглядел совершенно спокойным, как-будто он играл в деревянные кораблики с сыном у себя за столом, но лицо выдавало его волнение - оно было иссиня-бледным, скулы заострились. Сейчас он был скорее похож не на человека, а на старого, умудрённого опытом,  хитрого лиса.

 Он и Хосе, разработали всю тактику боя с расчетом на  жадность человеческую и на честолюбие  командира. Они поставили на то, что командир крейсера возомнит себя умнее всех и, что он знает, как сделать это лучше других ….  И, он не прислушается даже к очень умным советам других офицеров крейсера.

 Они решили поставить, казалось, на беспроигрышную карту – на человеческое самомнение и глупость, а там, как Боги решат! Только неизвестно, выиграют они, или проиграют. А ставкой в этой игре была их жизнь, и жизнь всей команды!

- Пять, четыре, три, две, одна секунда… Мигель, громко, словно метроном на его бывшем крейсере, Сигмиксе, отсчитывал секунды:

 - Огонь! – крикнул, он.

 Но… выстрела не последовало.

 – В чём дело Хосе? – повернув голову к шурину, удивлённо закричал Мигель.

Преследующий их крейсер, всей своей тушей быстро надвигался на них. Он уже готов был их таранить.

Хосе растерянно посмотрел на спусковую гашетку орудия - она была…, она была…, заблокирована!

В спешке, в нервном напряжении, которое владело им, он забыл снять предохранитель. Быстро сбросив защёлку, он нажал на красную кнопку!

Корабль чуть толкнуло вперёд, и позади мгновенно вырос столб дыма и огня.

 Хосе, пока командир крейсера растерянно хлопал глазами, быстро бросил корабль вверх и, выпущенные с носовых пушек крейсера смертоносные лучи ушли вдаль, не попав по цели. Кораблик Хосе, как сокол  над уткой, уже навис над тяжёлым крейсером сверху, и открыл огонь изо всех орудий.

На корпусе крейсера, появились сквозные дыры. Кругом всё горело, дым полностью окутал вражеский корабль, а Хосе всё кружил и стрелял, стрелял до тех пор, пока крейсер вот-вот должен был взорваться.

Молодой капитан каким-то, то ли шестым, то ли седьмым чувством, смог предугадать это мгновение  и, как только наступил этот момент, он рванул со всей возможной скоростью от  горящего крейсера.  

Голубое пламя взорвавшегося реактора крейсера осветило космос, но Хосе уже удирал во все лопатки с места боя, чтобы вновь не попасть под ударную волну и не оказаться на какой-нибудь «Богом забытой планете».

- У нас здорово получилось, Мигель, правда? - вытирая пот с лица и улыбаясь, прошептал трясущимися губами, Хосе.

- Что, правда, то, правда! Слава Инти, выкрутились. – Я так испугался, когда скомандовал – «Огонь!», а выстрела не последовало…

 - Ооо, если бы ты знал, как я перетрусил! Меня, представляешь, в жар бросило. Ну, думаю, всё, конец нам пришёл! Сейчас, думаю, он как жахнет изо всех орудий…, а он оказался…

Ох, Турикук, как ты всё правильно рассчитал…, но лучше бы такие ситуации встречались в жизни, пореже.

Не прошло и минуты, как на командирском мостике было не протолкнуться. Стоял такой гул голосов, хоть уши затыкай.

Пришлось Мигелю немного успокоить своих товарищей, особенно, детей.

Вопросы настигали Мигеля и Хосе со всех сторон, и они только успевали поворачиваться, чтобы ответить на очередной вопрос.

 То с одной стороны, то с другой, раздавалось:

 - А вы, что? - А он, что? – А, что вы, и, правда, всё рассчитали?..

Наконец, вопросы иссякли, все успокоились, и можно было говорить.

Мигель на мгновение задумался, затем, чуть торжественно, произнёс: 

 - Дорогие мои друзья! Мы многое с вами испытали за двадцать три года. Не всегда эти испытания были нам в радость, но, я надеюсь, вы без горечи и обиды на судьбу, будете вспоминать  о них. И, если, впереди, нам не встретятся новые опасности, то… максимум, через год-полтора, мы будем на своей Родине! На Голубой Планете, которую мы всегда с теплом и любовью называем –  НАША ЗЕМЛЯ!

                                                                  Конец второго тома

Рейтинг: 0 275 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярная проза за месяц
90
88
85
85
71
70
70
69
65
63
63
61
61
59
59
58
58
57
57
56
55
54
50
47
46
44
42
40
40
37