ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Душа дракона. Предисловие...

 

Душа дракона. Предисловие...

31 марта 2014 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.
article205410.jpg
Небо на востоке зарозовело, хотя солнце еще не показало из-за горизонта своего золотого края,. О скором рассвете сообщили и птицы, вовсю щебетавшие на прилегающих к лесной поляне деревьях. Было едва сумрачно; лес не давал рассвету пробиться сквозь свою завесу, как это обычно бывает в негустых рощицах. Недовольный туман отступал в нагромождения валежника, словно напуганный светом ночной хищник.

В хижине было совсем темно, пахло сушеными травами и очагом, дымок из которого все еще вился в небольшую трубу. А краснота тлеющих углей бросала забавные блики на стены.

Ягира выбралась из хижины и знобко поежилась, когда босые ее ноги вступили в покрытую росой траву. Идти по холодному не хотелось, но идти все же пришлось, раз с вечера не принесла воды. Ну не было вчера времени, и все. Значит надо с утра. Закутавшись в шаль и ловко подхватив за дужку деревянное ведро, женщина проворно засеменила к лесному ручью, придерживая полы длинной исподней рубахи, чтоб не замочить. Щебетавшие птицы не предвещали близкой опасности, и все же она зорко оглядывалась. В этом лесу нужно быть предельно осторожным, поэтому короткий клинок всегда болтался под рукой на веревке, опоясывающей талию. Но, наверное, лесные демоны сегодня решили оставить ее в покое, поэтому путешествие от дома к ручью и обратно прошло спокойно, а в хижину потусторонняя дрянь не лезла, не пускал ее магический круг из кирпичной крошки и муки, очерчивающий жилище.

Стараясь не скрипеть дверью, женщина зашла внутрь и налила воды в небольшой чайник. Подбросила веточек в почти уже догоревший очаг и подвесила чайник на треноге, прямо над ожившим пламенем. Потом села у очага и стала расчесывать рассыпавшиеся по плечам русые волосы. Надо было собираться в лесничество. А времени осталось совсем немного. Но Ягира старалась не шуметь, чтобы не разбудить его. Он только несколько часов назад вернулся с ночной, самой опасной охоты, и тоже не нарушил ее сон. Женщина даже удивилась, когда, проснувшись, увидела его спящим рядом с собой. Да, эти последние две недели оказались крайне напряженными для обоих, вымотали их, выжали все соки, можно сказать. Поэтому спали без задних ног. А уж про личную жизнь и говорить нечего.

Заварив чайные травы и позавтракав на скорую руку, Ягира принялась облачаться в одеяние лесоруба. Хм, видимо к концу этого года она уже получит свое лесничество. Странная мечта, когда родилась и выросла в предгорье, где редкие деревья будто пытались убежать от людей вверх по скалам, да так и застряли в камнях порознь. Но, такова жизнь. А ее жизнь, изрядно потрепав, и забросила в этот лес, где она впоследствии обосновалась, и даже прижилась. Странно, первые полгода никто даже не подозревал, что под грубым шлемом и легкими мужскими латами прячется обычная, довольно хрупкая женщина.

За раздумьями Ягира не заметила, как практически оделась, и теперь бессмысленно вертела в руках наплечник от своих лат. Нет, наверное, сегодня не стоит их одевать. Ведь не сражаться же она идет, а в лесничество.

-Рано ты сегодня. – тихий голос заставил ее подпрыгнуть на месте и выронить наплечник из рук. От грохота упавшего в замкнутом помещении металла чуть не оглохли оба.
-Ты чего не спишь? – женщина повернулась к лежащему на топчане мужчине.
-Не знаю, - он потянулся, - может, останешься еще ненадолго? Всего на часик!
-Ты же знаешь, что не могу, - Ягира подошла к ложе и, нагнувшись, поцеловала его в губы, - доброе утро, сладкий. Скоро темные маги проснутся. Проехать через лес будет невозможно.
Хитрый блеск черных, чуть раскосых глаз, и она оказалась лежащей рядом с ним.
-Ах, ты ж! Одинок! Ты же знаешь… - начала закипать неожиданно для себя самой.
Нежный поцелуй быстро остудил ее вспыльчивый нрав. Хитрец знал, как успокоить свою взрывоопасную подругу.
-Темные, после разгрома сегодняшней ночью, еще нескоро проснутся. А еще дольше будут раны зализывать. Мы их сегодня хорошо отделали.
-Скромно сказано.
-Как есть. Ну, останься. Час ничего не решит, все равно ты впереди половины лесников идешь.
-Мужчина, не соблазняйте меня своими красотами, я с утра уже поела.
-Ничего, не растрясешься. По крайней мере, настолько сильно.

Женщина не стала перечить любимому, просто в свете последних событий они совсем перестали уделять друг другу внимание, а это довольно опасно для отношений. Поэтому она скинула с себя часть одежды и устроилась на ложе...

Оставив Одина досматривать дневные сны, Ягира вышла в уже совсем светлое, почти дневное. Подбросила вверх золотую монетку и шепнула фразу заклинания. Хижина и окружающее ее пространство опоясалось энергетической сеткой. Теперь можно было выйти из дома, но вот проникнуть внутрь - никак. Хоть заклинание и действовало всего несколько часов, но этого времени с лихвой хватило бы, чтобы ее воин мог выспаться.

Ее драг Вестванвальген давно не спал, покорно ожидая хозяйку, положив голову на спину более могучего Ловца душ, драга Одинока. Длинные хвосты животных вытянулись, а светлая чешуя поблескивала на солнце. При ее появлении драгон коротко взрыкнул, хрустнул роговицами и подошел к ней. Сев в удобное небольшое седелко, женщина тронула животное, и оно, не спеша, потянулось в сторону леса. Временами Вест косо поглядывал на хозяйку, и вздыхал ревниво, как бы пытаясь укорить ее в ее не стертой еще с лица страсти. Женщина довольная потянулась и остановила драгона.

-Я не предаю тебя, малыш, - проговорила она, - я выкормила тебя, и я всегда буду рядом, но мне тоже нужно общение с себе подобными, как и тебе.
Драг выдохнул гулко зеленоватый туман из зловонной пасти, покорно, но не соглашаясь, и пошлепал когтистыми лапами по лесной тропе, в сторону лесопильни. Утро задалось, и настраивало на удачу. Солнце вовсю золотило вихрастую лесную шевелюру, весна шумела листвой, какой же был сегодня хороший день!

Задолго до…

Страшный удар Басотты разбил ее нагрудник с первого же удара, оставив рваный порез. Пока она кубарем катилась по земле, лютый враг в три широких шага догнал ее и опять нависал, примериваясь угрожающе. Но Ягира была уже как бы и не здесь, поэтому плевать она хотела на его страшный вид. Слишком глубока рана, под разорванной кольчугой на нательной рубахе расползалось багровое пятно. В голове шумело от предыдущей трепки, которая уже мнилась всего лишь прелюдией. Он ударил еще раз, наотмашь, и сорвал с головы шлем, заставив растрепаться волосы по мерзлой земле. На секунду противник замешкался, узрев в своем противнике женщину. Ничего удивительного, ведь она была тут одна из немногих, кто носил мужские доспехи. Мгновенная передышка позволила женщине из последних сил поднятья на ноги, шатаясь, и отступить к самому краю обрыва, на дне которого безумствовал поток горной реки. Ей хотелось только одного, принять смерть, глядя в глаза своему убийце. И он дал ей такую возможность. Лишь усмехнулся презрительно. Ягира уже не почувствовала удара, просто она воспарила в воздух и стремительно понеслась вниз. Но для нее самой этот момент остановился, растягиваясь почти до бесконечности. А потом стало вдруг темно и холодно…

Бурный поток подхватил тело и понес его вниз по течению…

-Почему никто не сказал ей, чтобы не шла сегодня на окраинные земли? – Одинок вертел в руках изувеченный шлем, прожигая взглядом стоящих поодаль кирасиров.
-Кто же знал, что она пойдет? – ответил один из них.
-Сколько еще молодых воинов погибнет, не ведающих, что сегодня не будет усиленной охраны окраин?!
-Мы предупредим остальных.
-Предупреждать надо было заранее. Не было бы потерь…двенадцать новичков за один день, с такими темпами мы потеряем половину воинов за неделю!
Воин развернулся и ушел прочь, показав этим, что не хочет более общаться ни с кем. Недоуменные кирасиры остались стоять на месте.
-Чего это с ним? – спросил один.
-Да он всех женщин клана воспринимает, как сестер, вот и свирепеет. Как бы удар его не хватил.
-Ну, одним новичком больше, одним меньше. Они постоянно меняются. Часто сбегают, еще чаще дохнут.
-Это да…пошли в таверну, помянем, как раз повод появился.

Холод сжалился, отпуская, когда она, наконец, открыла глаза. Хотелось осмотреться, но поначалу перед взором расстилалась кровавая пелена, к тому же при попытке повернуть голову так сильно стрельнуло в висок, что женщина даже вскрикнула от боли.

-Не двигайся, - тихий голос мурлыкнул почти над ухом, - хорошо, что хоть очнулась.
-Как ты меня нашел? – женщина с трудом поднесла ладонь ко лбу, чувствуя под пальцами шероховатую поверхность бинта, и вздохнула.
-Посмотрел на следы вашей схватки, и понял, куда тебе было легче прыгнуть, чтобы попасть в глубокое место и не разбиться о камни. Потом прошел по течению вниз и нашел тебя, выброшенной на мель.
-Но это же в землях темных! Аууу…- боль вновь вступила в голову с удвоенной силой.
-Лежи, не двигайся.
-Долго меня не было?
-Достаточно для того, чтобы можно было отнести тебя к числу почивших.
-Как мило, - Ягира мечтала только об одном, выкурить трубку, но только подумала об этом, как голову совсем заломило. – Одинок, у тебя нет часом успокоительного чего? Вроде топора.
-Погоди, тебе надо для начала поесть.
-Аппетита нет. Мне больно.
-Надо. И не препирайся.
-Я спать хочу. Мне тяжело говорить, не то что жевать. Дай мне обезболивающее, и укрой потеплее, очень холодно.
-Ты долго пробыла в холодной воде, пока я тебя не вытащил. – мужчина достал одеяло и укрыл ее.
-Что теперь будет?
-Не могу сказать, но люди, которые уничтожили наших воинов, понесут заслуженное наказание.

Странно, как судьба так распоряжается своими питомцами, раскладывает их жизнь, день за днем, словно карты из колоды по сукну. Кому куш выпадет, а кому и фига на тарелочке. Вот и для Ягиры подготовлен был однажды сюрприз, в виде внезапного появления добродетели одного из ее старших братьев. Помог ей братец поставить на место зарвавшегося супруга, показав ему, кто есть кто, и почему нужно ценить и уважать женщин. После того случая ничего уже не держало ее на месте, она собрала свои небольшие пожитки и перебралась подальше от родины предков (и от греха подальше). Как привели ее сюда дороги, уже и не помнила, но когда забрела в этот заповедник, сразу же поняла, что останется здесь навсегда. Построила себе маленькую хижину в лесу и вела незатейливый свой быт. Тут и поступила работать на большую лесопильню у обрывистых берегов широкого озера. А что, хоть и нелегко было, но втянулась она постепенно, даже удовольствие от работы получать начала. До тех пор, пока не появились в этих местах темные лорды.

Как и во всех сказках, в этом мире были свои правые и левые (правда и кривда) силы. Причем отличительной чертой левых темных сторон, была удивительная их несобранность. Вначале они владели окраинными землями, половиной кабачков в городе, да и всей бойцовой ареной. Но перегрызлись меж собой, растратили все свои богатства, отдав их более артельным, деловитым светлым сторонам, а сами были вытеснены прочь за окраины, в темные и холодные леса. Ягира пришла сюда, когда только началось изгнание темных, но те сдавали позиции неохотно, упирались, пытаясь восстановить свои права. А потом, когда она уже работала на лесопильне, они неожиданно посчитали лесные угодья своими. Поэтому лесники и лесорубы вынуждены были выставлять круглосуточную охрану. В этой охране и служил ее Одинок. Сильный и молчаливый. Она никогда не спрашивала его, как он попал в эти земли. Просто он был, и был теперь рядом с ней.

Написано совместно с Константином Абросимовым "Одиноком".

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2014

Регистрационный номер №0205410

от 31 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0205410 выдан для произведения: Небо на востоке зарозовело, хотя солнце еще не показало из-за горизонта своего золотого края,. О скором рассвете сообщили и птицы, вовсю щебетавшие на прилегающих к лесной поляне деревьях. Было едва сумрачно; лес не давал рассвету пробиться сквозь свою завесу, как это обычно бывает в негустых рощицах. Недовольный туман отступал в нагромождения валежника, словно напуганный светом ночной хищник.

В хижине было совсем темно, пахло сушеными травами и очагом, дымок из которого все еще вился в небольшую трубу. А краснота тлеющих углей бросала забавные блики на стены.

Ягира выбралась из хижины и знобко поежилась, когда босые ее ноги вступили в покрытую росой траву. Идти по холодному не хотелось, но идти все же пришлось, раз с вечера не принесла воды. Ну не было вчера времени, и все. Значит надо с утра. Закутавшись в шаль и ловко подхватив за дужку деревянное ведро, женщина проворно засеменила к лесному ручью, придерживая полы длинной исподней рубахи, чтоб не замочить. Щебетавшие птицы не предвещали близкой опасности, и все же она зорко оглядывалась. В этом лесу нужно быть предельно осторожным, поэтому короткий клинок всегда болтался под рукой на веревке, опоясывающей талию. Но, наверное, лесные демоны сегодня решили оставить ее в покое, поэтому путешествие от дома к ручью и обратно прошло спокойно, а в хижину потусторонняя дрянь не лезла, не пускал ее магический круг из кирпичной крошки и муки, очерчивающий жилище.

Стараясь не скрипеть дверью, женщина зашла внутрь и налила воды в небольшой чайник. Подбросила веточек в почти уже догоревший очаг и подвесила чайник на треноге, прямо над ожившим пламенем. Потом села у очага и стала расчесывать рассыпавшиеся по плечам русые волосы. Надо было собираться в лесничество. А времени осталось совсем немного. Но Ягира старалась не шуметь, чтобы не разбудить его. Он только несколько часов назад вернулся с ночной, самой опасной охоты, и тоже не нарушил ее сон. Женщина даже удивилась, когда, проснувшись, увидела его спящим рядом с собой. Да, эти последние две недели оказались крайне напряженными для обоих, вымотали их, выжали все соки, можно сказать. Поэтому спали без задних ног. А уж про личную жизнь и говорить нечего.

Заварив чайные травы и позавтракав на скорую руку, Ягира принялась облачаться в одеяние лесоруба. Хм, видимо к концу этого года она уже получит свое лесничество. Странная мечта, когда родилась и выросла в предгорье, где редкие деревья будто пытались убежать от людей вверх по скалам, да так и застряли в камнях порознь. Но, такова жизнь. А ее жизнь, изрядно потрепав, и забросила в этот лес, где она впоследствии обосновалась, и даже прижилась. Странно, первые полгода никто даже не подозревал, что под грубым шлемом и легкими мужскими латами прячется обычная, довольно хрупкая женщина.

За раздумьями Ягира не заметила, как практически оделась, и теперь бессмысленно вертела в руках наплечник от своих лат. Нет, наверное, сегодня не стоит их одевать. Ведь не сражаться же она идет, а в лесничество.

-Рано ты сегодня. – тихий голос заставил ее подпрыгнуть на месте и выронить наплечник из рук. От грохота упавшего в замкнутом помещении металла чуть не оглохли оба.
-Ты чего не спишь? – женщина повернулась к лежащему на топчане мужчине.
-Не знаю, - он потянулся, - может, останешься еще ненадолго? Всего на часик!
-Ты же знаешь, что не могу, - Ягира подошла к ложе и, нагнувшись, поцеловала его в губы, - доброе утро, сладкий. Скоро темные маги проснутся. Проехать через лес будет невозможно.
Хитрый блеск черных, чуть раскосых глаз, и она оказалась лежащей рядом с ним.
-Ах, ты ж! Одинок! Ты же знаешь… - начала закипать неожиданно для себя самой.
Нежный поцелуй быстро остудил ее вспыльчивый нрав. Хитрец знал, как успокоить свою взрывоопасную подругу.
-Темные, после разгрома сегодняшней ночью, еще нескоро проснутся. А еще дольше будут раны зализывать. Мы их сегодня хорошо отделали.
-Скромно сказано.
-Как есть. Ну, останься. Час ничего не решит, все равно ты впереди половины лесников идешь.
-Мужчина, не соблазняйте меня своими красотами, я с утра уже поела.
-Ничего, не растрясешься. По крайней мере, настолько сильно.

Женщина не стала перечить любимому, просто в свете последних событий они совсем перестали уделять друг другу внимание, а это довольно опасно для отношений. Поэтому она скинула с себя часть одежды и устроилась на ложе...

Оставив Одина досматривать дневные сны, Ягира вышла в уже совсем светлое, почти дневное. Подбросила вверх золотую монетку и шепнула фразу заклинания. Хижина и окружающее ее пространство опоясалось энергетической сеткой. Теперь можно было выйти из дома, но вот проникнуть внутрь - никак. Хоть заклинание и действовало всего несколько часов, но этого времени с лихвой хватило бы, чтобы ее воин мог выспаться.

Ее драг Вестванвальген давно не спал, покорно ожидая хозяйку, положив голову на спину более могучего Ловца душ, драга Одинока. Длинные хвосты животных вытянулись, а светлая чешуя поблескивала на солнце. При ее появлении драгон коротко взрыкнул, хрустнул роговицами и подошел к ней. Сев в удобное небольшое седелко, женщина тронула животное, и оно, не спеша, потянулось в сторону леса. Временами Вест косо поглядывал на хозяйку, и вздыхал ревниво, как бы пытаясь укорить ее в ее не стертой еще с лица страсти. Женщина довольная потянулась и остановила драгона.

-Я не предаю тебя, малыш, - проговорила она, - я выкормила тебя, и я всегда буду рядом, но мне тоже нужно общение с себе подобными, как и тебе.
Драг выдохнул гулко зеленоватый туман из зловонной пасти, покорно, но не соглашаясь, и пошлепал когтистыми лапами по лесной тропе, в сторону лесопильни. Утро задалось, и настраивало на удачу. Солнце вовсю золотило вихрастую лесную шевелюру, весна шумела листвой, какой же был сегодня хороший день!

Задолго до…

Страшный удар Басотты разбил ее нагрудник с первого же удара, оставив рваный порез. Пока она кубарем катилась по земле, лютый враг в три широких шага догнал ее и опять нависал, примериваясь угрожающе. Но Ягира была уже как бы и не здесь, поэтому плевать она хотела на его страшный вид. Слишком глубока рана, под разорванной кольчугой на нательной рубахе расползалось багровое пятно. В голове шумело от предыдущей трепки, которая уже мнилась всего лишь прелюдией. Он ударил еще раз, наотмашь, и сорвал с головы шлем, заставив растрепаться волосы по мерзлой земле. На секунду противник замешкался, узрев в своем противнике женщину. Ничего удивительного, ведь она была тут одна из немногих, кто носил мужские доспехи. Мгновенная передышка позволила женщине из последних сил поднятья на ноги, шатаясь, и отступить к самому краю обрыва, на дне которого безумствовал поток горной реки. Ей хотелось только одного, принять смерть, глядя в глаза своему убийце. И он дал ей такую возможность. Лишь усмехнулся презрительно. Ягира уже не почувствовала удара, просто она воспарила в воздух и стремительно понеслась вниз. Но для нее самой этот момент остановился, растягиваясь почти до бесконечности. А потом стало вдруг темно и холодно…

Бурный поток подхватил тело и понес его вниз по течению…

-Почему никто не сказал ей, чтобы не шла сегодня на окраинные земли? – Одинок вертел в руках изувеченный шлем, прожигая взглядом стоящих поодаль кирасиров.
-Кто же знал, что она пойдет? – ответил один из них.
-Сколько еще молодых воинов погибнет, не ведающих, что сегодня не будет усиленной охраны окраин?!
-Мы предупредим остальных.
-Предупреждать надо было заранее. Не было бы потерь…двенадцать новичков за один день, с такими темпами мы потеряем половину воинов за неделю!
Воин развернулся и ушел прочь, показав этим, что не хочет более общаться ни с кем. Недоуменные кирасиры остались стоять на месте.
-Чего это с ним? – спросил один.
-Да он всех женщин клана воспринимает, как сестер, вот и свирепеет. Как бы удар его не хватил.
-Ну, одним новичком больше, одним меньше. Они постоянно меняются. Часто сбегают, еще чаще дохнут.
-Это да…пошли в таверну, помянем, как раз повод появился.

Холод сжалился, отпуская, когда она, наконец, открыла глаза. Хотелось осмотреться, но поначалу перед взором расстилалась кровавая пелена, к тому же при попытке повернуть голову так сильно стрельнуло в висок, что женщина даже вскрикнула от боли.

-Не двигайся, - тихий голос мурлыкнул почти над ухом, - хорошо, что хоть очнулась.
-Как ты меня нашел? – женщина с трудом поднесла ладонь ко лбу, чувствуя под пальцами шероховатую поверхность бинта, и вздохнула.
-Посмотрел на следы вашей схватки, и понял, куда тебе было легче прыгнуть, чтобы попасть в глубокое место и не разбиться о камни. Потом прошел по течению вниз и нашел тебя, выброшенной на мель.
-Но это же в землях темных! Аууу…- боль вновь вступила в голову с удвоенной силой.
-Лежи, не двигайся.
-Долго меня не было?
-Достаточно для того, чтобы можно было отнести тебя к числу почивших.
-Как мило, - Ягира мечтала только об одном, выкурить трубку, но только подумала об этом, как голову совсем заломило. – Одинок, у тебя нет часом успокоительного чего? Вроде топора.
-Погоди, тебе надо для начала поесть.
-Аппетита нет. Мне больно.
-Надо. И не препирайся.
-Я спать хочу. Мне тяжело говорить, не то что жевать. Дай мне обезболивающее, и укрой потеплее, очень холодно.
-Ты долго пробыла в холодной воде, пока я тебя не вытащил. – мужчина достал одеяло и укрыл ее.
-Что теперь будет?
-Не могу сказать, но люди, которые уничтожили наших воинов, понесут заслуженное наказание.

Странно, как судьба так распоряжается своими питомцами, раскладывает их жизнь, день за днем, словно карты из колоды по сукну. Кому куш выпадет, а кому и фига на тарелочке. Вот и для Ягиры подготовлен был однажды сюрприз, в виде внезапного появления добродетели одного из ее старших братьев. Помог ей братец поставить на место зарвавшегося супруга, показав ему, кто есть кто, и почему нужно ценить и уважать женщин. После того случая ничего уже не держало ее на месте, она собрала свои небольшие пожитки и перебралась подальше от родины предков (и от греха подальше). Как привели ее сюда дороги, уже и не помнила, но когда забрела в этот заповедник, сразу же поняла, что останется здесь навсегда. Построила себе маленькую хижину в лесу и вела незатейливый свой быт. Тут и поступила работать на большую лесопильню у обрывистых берегов широкого озера. А что, хоть и нелегко было, но втянулась она постепенно, даже удовольствие от работы получать начала. До тех пор, пока не появились в этих местах темные лорды.

Как и во всех сказках, в этом мире были свои правые и левые (правда и кривда) силы. Причем отличительной чертой левых темных сторон, была удивительная их несобранность. Вначале они владели окраинными землями, половиной кабачков в городе, да и всей бойцовой ареной. Но перегрызлись меж собой, растратили все свои богатства, отдав их более артельным, деловитым светлым сторонам, а сами были вытеснены прочь за окраины, в темные и холодные леса. Ягира пришла сюда, когда только началось изгнание темных, но те сдавали позиции неохотно, упирались, пытаясь восстановить свои права. А потом, когда она уже работала на лесопильне, они неожиданно посчитали лесные угодья своими. Поэтому лесники и лесорубы вынуждены были выставлять круглосуточную охрану. В этой охране и служил ее Одинок. Сильный и молчаливый. Она никогда не спрашивала его, как он попал в эти земли. Просто он был, и был теперь рядом с ней.

Написано совместно с Константином Абросимовым "Одиноком".
Рейтинг: +3 166 просмотров
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 31 марта 2014 в 19:11 +1
Интересно!
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 1 апреля 2014 в 10:41 0
Спасибо, будем стараться и дальше)
Элина Данилина # 21 апреля 2014 в 13:01 +1
Хорошо и увлекательно написано! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Гончарова # 21 апреля 2014 в 14:07 +1
Интересно! Хороший слог!
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 22 апреля 2014 в 07:40 0
Спасибо) тут, как ни странно все взаимоотношения с реала написаны. Так что быдем стараться еще лучше сделать)
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 22 апреля 2014 в 07:44 0
спасибо) ну, мы ж практически втроем пишем) много взяли из черт самих создателей персонажей. Особенно хорошо под создателя подогнали Одинока.