ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Душа дракона. 2.тайна Одинокого воина...

 

Душа дракона. 2.тайна Одинокого воина...

31 марта 2014 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.
article205411.jpg
Одинок, сидел, скрестив ноги, ушел в себя перед пылающим костром, прикрыв глаза, и положив руки на колени. Он дышал ровно, будто спал, но это было обманное впечатление, ведь подойти незаметным к такому воину, как он, было практически невозможно. Удлиненная вороная грива чуть колыхалась от легкого движения воздуха, давая ему возможность чувствовать любое движение, которое могло быть в пещере, его долговременном пристанище. Странно, но этот молодой и крепкий мужчина предпочитал обитать в темных мрачных сырых гротах, в которых кроме пещерных страшилищ до него не жил никто. Впрочем, как только он там поселялся, ни один монстр не пытался с ним тягаться, их всех будто огнем обжигало, едва пытались они сунуть нос в его жилище. Да и просто путники не изъявляли большого желания заходить в гости к одинокому воину.

А вот Ягире в этой пещерке даже очень приглянулось. Ей нравились звезды кристаллов, вкрапленных в стены, и дающих призрачное освещение этим серым, поблескивающим от стекавшей по ним влаге стенам. Пещера была сумрачна, но в слабом мерцании можно было разглядеть человека. Ей нравилось слушать, как падали в каменную чашу, наполненную теплой водой из подземного источника, испарившиеся и охлажденные на каменных сводах капли. Ложе было - обтесанные, шлифованные полубревна, с наброшенными на них шкурами.

Она потихоньку начала приходить в себя после ранения, вставала ненадолго, делала несколько неуверенных шагов. Но затягивающиеся раны еще выматывали ноющей болью, которая особенно докучала ночами, заставляя сцеплять зубы. Слава Праматери – эта боль была лишь отголоском прошедшего страдания.
В целом Ягира чувствовала себя довольно неплохо, она была сыта и согрета, работать не надо. Жаловаться не на что. Но вот в чем загвоздка случилась. У нее появилось влечение, и чем больше креп ее организм, тем сильнее оно становилось. Ее неудержимо влекло к нему, к Одиноку. Влекло не как к другу, а как к мужчине, самцу. Когда он подходил и садился рядом с ней, на женщину нападала непонятная, мелкая дрожь. Даже находясь рядом с бывшим мужем, она никогда не испытывала ничего подобного.

И теперь Ягира разглядывала своего медитирующего приятеля, строя догадки, как же выглядит Одинок без просторной рубахи из грубоватой ткани и кожаных с нашитыми мощными налатками брюк. Как ни странно, но она никогда не видела, чтобы мужчина оставался без этих вещей.

А что если…Ягира вздрогнула и отмела безумную мысль, которая вдруг посетила ее голову. Отмела, но перестать думать не смогла. Наконец, она, не сводя глаз с мужчины, встала и бесшумно подошла к нему.

-Можно я рядом посижу? – спросила она, нежно улыбаясь и заглядывая ему в черные глаза.
-Тебе же еще тяжело сидеть, - Одинок открыл глаза и взял ее ладони в свои, согревая их своим теплом.
-А мне хочется просто рядом с тобой побыть, - женщина высвободила одну руку, - слушай, а почему ты спас меня?
-Потому, - мужчина чуть поджал пухлые губы, - нельзя тебе погибать, нельзя. Ты миротворец среди нас, конфликты улаживаешь.
-Ну, а еще? – как бы невзначай поглаживала его предплечье, чуть сжимая жесткие мышцы.
-В смысле? – не понял он.
-Какие еще личные побуждения у тебя были, когда ты это делал? – Ягира придвинулась к мужчине, коснувшись грудью его плеча, ее левая рука уже лежала на другом его плече, чуть бродя по нему ноготками.
-Ну, ты красивая женщина, жаль было оставлять тебя на произвол судьбы.
-Ну да, ну да… - женщина хихикнула и вдруг стала серьезной, - Можно я тебя поцелую?

Почерневшие вдруг, словно каменные угли, его глаза замерли. Одинок глядел на нее пронзительно и не отрываясь, словно сверля взглядом. Поджимал губы, раздумывая, и молчал… Ягира еще приблизилась к мужчине, положила ладошку ему на щеку и прикоснулась горячим лбом к его лбу. Дыхания их в тот момент слились воедино, а сердца забились в унисон. Кончики пальцев чуть коснулись его губ. Воин бессознательно поцеловал их, и прижался вдруг к ее губам. У Ягиры перехватило дыхание, она начала отвечать на поцелуи мужчины. Теплые ладони его сжали ее талию и Одинок уверенно посадил женщину себе на колени, повернув лицом к себе. Оторвался от губ Ягиры и приник губами к ее шее. Но вдруг вздрогнул и опустил голову.

-Прости, я не хотел. – он немного сжался, напряженно глядя на нее.
-Я тебе давно нравлюсь? – шепнула женщина ему на ухо.
-Давно, - признался он, - как только пришла к нам, я хотел ухаживать за тобой, но ты на меня внимания не обращала, сколько я не старался.
-А разве ты старался? Лично я ни разу не замечала за тобой знаков внимания.
-Просто я не умею показывать это так открыто.
-Эх ты, отшельник, мог бы сказать мне об этом. Тем более я думала, что ты ухаживаешь за Нейтой.
-Нейта, да она даже не дала мне шанса начать ухаживать за собой, даже если бы я попытался.
-Хммм, мужчина, а не падки ли вы на дам.
-Ни на дам, ни на недам не падок, просто одиночество никому не по вкусу.
-Это да, - вздохнула женщина, слезая с его колен и садясь рядом.

Она вдруг вспомнила, насколько сильно страдала находясь в одиночестве, пока путешествовала. Ведь ее одиночество продолжалось почти два года. Как два века бессмысленных блужданий по миру и самопознания себя. И чего она добилась? Да, Ягуар, живущий в ней уснул, заставив погаснуть вспыльчивость и агрессию, сделал более спокойной и рассудительной, но одни духи и Праматерь знают, как же тяжело ей это далось… сколько бессонных ночей провела женщина, в раздумьях, сколько слез пролила, страдая от тягости одинокого своего существования. Шарахалась от каждой тени, появляющейся в ночи, потому что некому было ее защитить, дрожала от холода, потому как не было у нее рядом тех объятий, которые согревали бы ее. Голод стал ее постоянным спутником, потому что не было у нее таланта потрясающего охотника, и очень часто ее охотничьи похождения оканчивались неудачей.

-Не получилось у тебя с ней, - вдруг произнесла Ягира самую нелепую фразу, на которую была в тот момент способна и опустила глаза.
-Может с тобой получится?! – черные глаза хитро прищурились, теперь он улыбался, чуть показывая зубы. Прямой вопрос ввел ее в каменеющую оторопь.
-Может быть, - шепнула женщина озадаченно. Вот такого шага она даже представить не могла. Вот это застенчивый воин-одиночка…

Ягира подумала, и потянулась за очередным поцелуем. И вдруг он поднялся и отошел в сторону. Женщина, шокированная переменой, так и осталась сидеть на месте, не зная, что и делать. Подобной ситуации у нее не было никогда. Одинок будто бы прочел ее мысли.

-Извини, но я сегодня не в той форме, прихворал… - отбрехался он, но сам прекрасно понимал, что ему никто не поверит.
-Я слишком тороплю события?
-Не, все в порядке.
-Что-то не так во мне?
-Не в тебе, - шепнул он, раздумывая, - не в тебе.
-Но…
-Всему свое время, Ягира, всему свое время…

Вообще очень загадочен он был. Женщина понимала, что что-то не так в поведении воина, но что именно, даже не могла представить себе. После того случая они отдалились, вместо того, чтобы притягиваться друг к другу, подобно двум магнитам. Почувствовали отчуждение, холод. Ягира вернулась в свою хижину. Оставаясь жить там, вновь принялась работать на лесопильне. Она некоторое время трудилась рядом с Одиноком, но это неведение сводило ее с ума. Да и он стал отпугивать ее своим видом. Стал бледен, никогда не снимал перчаток, даже когда ел. Не выходил на солнечные места, прятал лицо под плотной тканью капюшона. Им редко удавалось пообщаться, и все же в один из дней он подошел к ней.

-Могу я тебя попросить кое о чем? – мужчина старательно отводил от нее глаза, и пытался увлечь за собой.
-Даже и не знаю… Что за просьба? – Ягира пыталась понять движение его мысли. Уж не задумал ли чего?
-Я тут поблизости оленя подстрелил и разделал. Можешь ли ты его нафаршировать травами и привезти мне в пещеру?
-Сам-то чего не можешь?
-Дозировку не знаю.

С этими словами он вытащил из-за пазухи пучок серовато-бирюзовых стеблей, известных как «пьяная трава». При небольшой дозировке она опьяняла, человек терял остроту взгляда, не мог сосредоточиться, становился сонливым и вялым, а вот, если чуть превысить дозу, то можно и не проснуться.

-Ты чего, драгона отравить хочешь? – недоуменно спросила она.
-Да…драгона…лезет ко мне в жилище драгон, кусается, - неопределенно произнес он, - ты это, сделай так, чтобы просто сдох, без всяких там...
-Ну, тут нужен вес драгона и доза, которую он сожрет.
-Он все сожрет, большой драг, центнеров 20, не менее.
-Ого, ты где ж такого обнаружил, даже у Вышибающего такого гиганта нет.
-В пещере завелся, хочу поймать…
-Сможешь ли?
-Попытаюсь.
-Тебе когда нужно мясо замаринованное?
-Послезавтра.
-Постараюсь, ты сам заберешь или привезти?
-Если не сложно, то привези.
-Хорошо, приеду послезавтра.
-Спасибо тебе, - Одинок вздохнул, как-то странно дрогнул и, пошатываясь, побрел прочь.

Уже в хижине женщина, заливая куски мяса раствором ядовитой травы, сильно призадумалась. Что же все-таки не то с одиноким воином? Он сам предложил ей отношения, но сам же избегает теперь ее, старается не попадаться на глаза. И эта просьба. Не мог драгон в пещере зла поселиться, там только сам Одинок и может жить. Даже его драг боится бродить в окраинах нехорошего места.

В подобных раздумьях она походя сорвала со стены небольшой пучок травы и, растерев его в ладонях, аккуратно высыпала в приготовленную ею смесь. Вероятнее всего, одинокий воин отравил себя ядом драгона. Только сейчас, после долгих дней отчуждения, она смогла его как следует рассмотреть. Нездоровая желтизна кожи, сухие губы, болезненные, мутноватые глаза. Травы, которые добавила она в маринад, нейтрализовали отраву драгонов, ослабляя действие «пьяной травы». Не настолько же огромный этот драг, для которого предназначается сие кушанье, чтобы нельзя было с ним справиться, не убив ядом. А вот его, Одинока, она Ягира этим же мясом тоже накормит. Пусть отоспится, придет в себя, и расскажет наконец, что же с ним все-таки происходит…и пусть попробует только отвертеться…

-Один, я мясо привезла! – женщина стояла у входа в пещеру, стараясь переорать гул шумящих в нем духов и демонов. Рядом на подгибающихся ногах стоял Вест, которому пришлось тащить убитого зверя через чащу. К тому же тяжеленный олень все время цеплялся рогами за кусты и деревья.

Мужчина вышел, и все так же пряча лицо от нее, взвалил тушу себе на плечо (Ягира даже не могла подумать, что он может обладать такой силой), отнес в пещеру, оставив ее наедине с драгоном. Ягира с досады топнула ногой, и приказала Весту идти домой.

-Ну уж нет, ты от меня не отвертишься! – женщина догнала Одинока, когда он уже сбросил мясо возле входа в свое жилище, попутно успев завалить какую-то дрянь. – Быстро рассказывай. Что с тобой такое?!
-Все в порядке, я тебе потом расскажу, сейчас не время.
-Когда оно придет это время? – женщина преградила ему дорогу, не давая забрать остатки мяса.
-Скоро, только дай закончить это дело.
-Закончишь, когда ответишь!
-Ты упертая, тебе это никто не говорил?
-Ты очередной, кто говорит. Я не уйду отсюда, пока не узнаю все, что мне нужно! Одинок, ты предложил мне отношения, и тут же начал игнорировать, будто я для тебя костью в горле стою.
-Нет, Ягира, ты для меня очень дорога, ты нужна мне, просто мне надо решить одну проблему. Я клянусь, я расскажу тебе все, но потом…
-Ты ел в последний раз когда? Пошли, я кусок твоего оленя съедобно замариновала, приготовлю.
-Сейчас, мясо выложу, а то скоро ночь, а зверь придет, как только взойдет луна.

Пропитанное настоями мясо быстро опьянило воина. Ягира умела обращаться с лекарственными травами. Одинок уснул, она кое-как оттащила его на топчан, попыталась снять латы, но они были снабжены такими мощными потайными замками, что она плюнула, и оставила эту затею. Стянула капюшон. Вот тут-то и посетило ее чувство, будто тихонько она сходит с ума. Женщине показалось, что по кромке волос у воина проходит тонкая полоска кожи, покрытой мелкими, словно у ящерицы, золотистыми чешуйками. Она, трясущейся рукой коснулась этой полоски. Кожа, просто огрубевшая шершавая кожа. И все. Может просто отрава так подействовала, и это легко вылечить. Вот почему он так тщательно скрывает свое лицо! Яд драгона дал побочное действие на кожу мужчины. А он стесняется и не подпускает ее к себе. Вот же дура, напридумывала невесть что!

Ягира улеглась рядом со спящим Одиноком. Пусть ему будет приятно, когда проснется.

-Что ты наделала, Ягира! – шипящий голос вывел ее из состояния сна, заставив вздрогнуть. Это были слова Одинока, но вот голос… Голос ему не принадлежал.
-Что с тобой, - она открыла глаза. Костер догорел, и воин во мраке был лишь пятном, еще более черным.
-Ты сотворила такое, что ни на хвост, ни на голову не наденешь! Лучше сиди тихо и не делай теперь резких движений! – темная тень метнулась от стены к выходу. Тень длинная, не людская. И тут Ягира увидела лежащие возле себя изломанные разодранные доспехи.

Темный силуэт отделился от ночи и двинулся навстречу ей. В неверном свете кристаллов блеснули мелкие, словно песок, чешуйки, зеленью светились во тьме хищные глаза. Острые когти высекли искры из каменного пола, поджигая сложенные в углу ветки. Вспыхнувший огонь вырвал из тьмы вытянутую, похожую на песью морду, покрытую всю пластинками цвета начищенной меди. Пасть была чуть приоткрыта, с нижней челюсти стекала струйка слюны, длинный раздвоенный на конце язык мелькал, не умещаясь, промеж пилообразных зубов, сканируя окружающую среду. Дракон. Холод вступил в спину женщины, конечности отнялись. Ведь это создание весило намного больше, чем даже 30 центнеров. Дракон неспешно подошел к Ягире и тронул ее языком, который оказался теплым и влажным. Словно попробовал на вкус.

-Я же предупреждал тебя, чтобы не делала ничего лишнего, ты должна была отравить мясо, а не одурманить, - услышала она сипящий голос. - Молись, чтобы тебя не разорвали теперь на куски…
-Одинок?! – ее голос дрожал, но длинное тело зверя замерло на миг, а потом длинный коготь коснулся ее лица.

Вся жизнь пронеслась у женщины перед глазами в этот момент, но зверь не тронул ее. Он тяжело развернулся и бросился прочь из пещеры. Ягира успела заметить, что мясо, которое лежало там, пропало. Значит, она только что собственноручно излечила страшного зверя, которого так тщательно прятал Одинок. О Праматерь, как же она не подумала, что он, Одинок, может быть драконом. А он им и был. Он специально отравил себя слюной драгона, для того, чтобы зверь, который просыпался в нем, ослаб и не смог выйти из своего убежища.

-Ну и дура же ты, Ягира…ну и дура! – кляла она себя, выскакивая из пещеры, следом за взлетевшим драконом. Нужно было что-то делать, ибо это чудовище, если оно проголодается, вернее, когда проголодается, то может натворить много бед в окрестных деревнях, а может и в самом городе. Путаясь в длинной юбке, Ягира бежала к своему дому, к своему верному Весту.

Но дракон не собирался нападать на город, он мчался целенаправленно в сторону реки и окраинных земель. Зверь мчался на темную сторону. Странно, но у него совсем не было крыльев, вообще странный был дракон, светлый излишне, почти альбинос, хотя носитель его был достаточно смуглым. Меж тем окрас и недостаток не мешали ему довольно вертко лавировать меж деревьями прямо к воде. И пока Ягира верхом на Весте мчалась к броду, он уже успел вылезти на том берегу и теперь не спеша отряхивался. А вот пока она перебралась через реку, в ближайшей деревне темных начался разгром.

Дракон с разбега влетел в загон, где спали драгоны темных, и учинил там настоящую кровавую резню. Мощные драгоны были слабы спросонья, и он чувствовал себя среди них, словно волк в овчарне. Прежде чем темные услышали вопли своих животных, дракон успел зарезать десяток самых сильных из них, а того, что пожирнее, утащил в лес. Ведь он до сих пор был голоден. А при весе в 3,5 тонны съеденный олень оказался на один зубок.

Темные опомнились, похватали луки и копья, оседлали оставшихся в живых драгонов и кинулись в погоню, Но сильный и хитрый противник легко перемещался сквозь заросли, ведь его гладкое тело позволяло не замечать цепкие колючие кусты. Чего нельзя было сказать о преследователях. И даже лежащий поперек спины мертвый груз, казалось, не мешал ему.

Зато Ягире, которая тоже пыталась догнать Одинока в новом обличье от самых пещер, внезапно пришлось очень не сладко. Продираясь через дебри, она внезапно нос к носу столкнулась с темными. Все на мгновенье замерли, пораженные, одни наглостью проникшего на их территорию светлого, а другая тем, что дала противнику подойти так быстро и незаметно.

-Пришить девку! – скомандовал старший загонщик и продолжил охоту за основной дичью. И половина его бойцов бросилась за Ягирой, посчитав погоню за девкой более безопасным занятием, нежели загон разъяренного дракона. А она тем временем пришпорила своего скакуна в направлении реки.
-Чувствую я, что эту ночку мы надолго запомним! – выпалила всадница, ловко направляя Веста между деревьев.

Вест был намного изворотливее большинства своих собратьев. Он самоотверженно спасал свою хозяйку, унося ее от врагов. Сама Ягира была оцарапана стрелой, саднил ушибленный бок, и ободранная кожа на ноге сочилась сукровицей. Заросли неожиданно кончились, как кончилась земля под ногами, и беглецы с шумом и брызгами обрушились в мутный речной поток. Вместе с волной нахлынули леденящие, не зарубцевавшиеся воспоминания, но были они коротки. Сознание продолжало быть в женщине, верный Вест двумя мощными гребками всплыл, дав ей вдохнуть воздуха.
-Ну и Одинок, ну и затейник, - пробубнила женщина выбираясь из воды и глядя на темную сторону, - Эх, что ж ты мне сразу-то не сказал?

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2014

Регистрационный номер №0205411

от 31 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0205411 выдан для произведения: Одинок, сидел, скрестив ноги, ушел в себя перед пылающим костром, прикрыв глаза, и положив руки на колени. Он дышал ровно, будто спал, но это было обманное впечатление, ведь подойти незаметным к такому воину, как он, было практически невозможно. Удлиненная вороная грива чуть колыхалась от легкого движения воздуха, давая ему возможность чувствовать любое движение, которое могло быть в пещере, его долговременном пристанище. Странно, но этот молодой и крепкий мужчина предпочитал обитать в темных мрачных сырых гротах, в которых кроме пещерных страшилищ до него не жил никто. Впрочем, как только он там поселялся, ни один монстр не пытался с ним тягаться, их всех будто огнем обжигало, едва пытались они сунуть нос в его жилище. Да и просто путники не изъявляли большого желания заходить в гости к одинокому воину.

А вот Ягире в этой пещерке даже очень приглянулось. Ей нравились звезды кристаллов, вкрапленных в стены, и дающих призрачное освещение этим серым, поблескивающим от стекавшей по ним влаге стенам. Пещера была сумрачна, но в слабом мерцании можно было разглядеть человека. Ей нравилось слушать, как падали в каменную чашу, наполненную теплой водой из подземного источника, испарившиеся и охлажденные на каменных сводах капли. Ложе было - обтесанные, шлифованные полубревна, с наброшенными на них шкурами.

Она потихоньку начала приходить в себя после ранения, вставала ненадолго, делала несколько неуверенных шагов. Но затягивающиеся раны еще выматывали ноющей болью, которая особенно докучала ночами, заставляя сцеплять зубы. Слава Праматери – эта боль была лишь отголоском прошедшего страдания.
В целом Ягира чувствовала себя довольно неплохо, она была сыта и согрета, работать не надо. Жаловаться не на что. Но вот в чем загвоздка случилась. У нее появилось влечение, и чем больше креп ее организм, тем сильнее оно становилось. Ее неудержимо влекло к нему, к Одиноку. Влекло не как к другу, а как к мужчине, самцу. Когда он подходил и садился рядом с ней, на женщину нападала непонятная, мелкая дрожь. Даже находясь рядом с бывшим мужем, она никогда не испытывала ничего подобного.

И теперь Ягира разглядывала своего медитирующего приятеля, строя догадки, как же выглядит Одинок без просторной рубахи из грубоватой ткани и кожаных с нашитыми мощными налатками брюк. Как ни странно, но она никогда не видела, чтобы мужчина оставался без этих вещей.

А что если…Ягира вздрогнула и отмела безумную мысль, которая вдруг посетила ее голову. Отмела, но перестать думать не смогла. Наконец, она, не сводя глаз с мужчины, встала и бесшумно подошла к нему.

-Можно я рядом посижу? – спросила она, нежно улыбаясь и заглядывая ему в черные глаза.
-Тебе же еще тяжело сидеть, - Одинок открыл глаза и взял ее ладони в свои, согревая их своим теплом.
-А мне хочется просто рядом с тобой побыть, - женщина высвободила одну руку, - слушай, а почему ты спас меня?
-Потому, - мужчина чуть поджал пухлые губы, - нельзя тебе погибать, нельзя. Ты миротворец среди нас, конфликты улаживаешь.
-Ну, а еще? – как бы невзначай поглаживала его предплечье, чуть сжимая жесткие мышцы.
-В смысле? – не понял он.
-Какие еще личные побуждения у тебя были, когда ты это делал? – Ягира придвинулась к мужчине, коснувшись грудью его плеча, ее левая рука уже лежала на другом его плече, чуть бродя по нему ноготками.
-Ну, ты красивая женщина, жаль было оставлять тебя на произвол судьбы.
-Ну да, ну да… - женщина хихикнула и вдруг стала серьезной, - Можно я тебя поцелую?

Почерневшие вдруг, словно каменные угли, его глаза замерли. Одинок глядел на нее пронзительно и не отрываясь, словно сверля взглядом. Поджимал губы, раздумывая, и молчал… Ягира еще приблизилась к мужчине, положила ладошку ему на щеку и прикоснулась горячим лбом к его лбу. Дыхания их в тот момент слились воедино, а сердца забились в унисон. Кончики пальцев чуть коснулись его губ. Воин бессознательно поцеловал их, и прижался вдруг к ее губам. У Ягиры перехватило дыхание, она начала отвечать на поцелуи мужчины. Теплые ладони его сжали ее талию и Одинок уверенно посадил женщину себе на колени, повернув лицом к себе. Оторвался от губ Ягиры и приник губами к ее шее. Но вдруг вздрогнул и опустил голову.

-Прости, я не хотел. – он немного сжался, напряженно глядя на нее.
-Я тебе давно нравлюсь? – шепнула женщина ему на ухо.
-Давно, - признался он, - как только пришла к нам, я хотел ухаживать за тобой, но ты на меня внимания не обращала, сколько я не старался.
-А разве ты старался? Лично я ни разу не замечала за тобой знаков внимания.
-Просто я не умею показывать это так открыто.
-Эх ты, отшельник, мог бы сказать мне об этом. Тем более я думала, что ты ухаживаешь за Нейтой.
-Нейта, да она даже не дала мне шанса начать ухаживать за собой, даже если бы я попытался.
-Хммм, мужчина, а не падки ли вы на дам.
-Ни на дам, ни на недам не падок, просто одиночество никому не по вкусу.
-Это да, - вздохнула женщина, слезая с его колен и садясь рядом.

Она вдруг вспомнила, насколько сильно страдала находясь в одиночестве, пока путешествовала. Ведь ее одиночество продолжалось почти два года. Как два века бессмысленных блужданий по миру и самопознания себя. И чего она добилась? Да, Ягуар, живущий в ней уснул, заставив погаснуть вспыльчивость и агрессию, сделал более спокойной и рассудительной, но одни духи и Праматерь знают, как же тяжело ей это далось… сколько бессонных ночей провела женщина, в раздумьях, сколько слез пролила, страдая от тягости одинокого своего существования. Шарахалась от каждой тени, появляющейся в ночи, потому что некому было ее защитить, дрожала от холода, потому как не было у нее рядом тех объятий, которые согревали бы ее. Голод стал ее постоянным спутником, потому что не было у нее таланта потрясающего охотника, и очень часто ее охотничьи похождения оканчивались неудачей.

-Не получилось у тебя с ней, - вдруг произнесла Ягира самую нелепую фразу, на которую была в тот момент способна и опустила глаза.
-Может с тобой получится?! – черные глаза хитро прищурились, теперь он улыбался, чуть показывая зубы. Прямой вопрос ввел ее в каменеющую оторопь.
-Может быть, - шепнула женщина озадаченно. Вот такого шага она даже представить не могла. Вот это застенчивый воин-одиночка…

Ягира подумала, и потянулась за очередным поцелуем. И вдруг он поднялся и отошел в сторону. Женщина, шокированная переменой, так и осталась сидеть на месте, не зная, что и делать. Подобной ситуации у нее не было никогда. Одинок будто бы прочел ее мысли.

-Извини, но я сегодня не в той форме, прихворал… - отбрехался он, но сам прекрасно понимал, что ему никто не поверит.
-Я слишком тороплю события?
-Не, все в порядке.
-Что-то не так во мне?
-Не в тебе, - шепнул он, раздумывая, - не в тебе.
-Но…
-Всему свое время, Ягира, всему свое время…

Вообще очень загадочен он был. Женщина понимала, что что-то не так в поведении воина, но что именно, даже не могла представить себе. После того случая они отдалились, вместо того, чтобы притягиваться друг к другу, подобно двум магнитам. Почувствовали отчуждение, холод. Ягира вернулась в свою хижину. Оставаясь жить там, вновь принялась работать на лесопильне. Она некоторое время трудилась рядом с Одиноком, но это неведение сводило ее с ума. Да и он стал отпугивать ее своим видом. Стал бледен, никогда не снимал перчаток, даже когда ел. Не выходил на солнечные места, прятал лицо под плотной тканью капюшона. Им редко удавалось пообщаться, и все же в один из дней он подошел к ней.

-Могу я тебя попросить кое о чем? – мужчина старательно отводил от нее глаза, и пытался увлечь за собой.
-Даже и не знаю… Что за просьба? – Ягира пыталась понять движение его мысли. Уж не задумал ли чего?
-Я тут поблизости оленя подстрелил и разделал. Можешь ли ты его нафаршировать травами и привезти мне в пещеру?
-Сам-то чего не можешь?
-Дозировку не знаю.

С этими словами он вытащил из-за пазухи пучок серовато-бирюзовых стеблей, известных как «пьяная трава». При небольшой дозировке она опьяняла, человек терял остроту взгляда, не мог сосредоточиться, становился сонливым и вялым, а вот, если чуть превысить дозу, то можно и не проснуться.

-Ты чего, драгона отравить хочешь? – недоуменно спросила она.
-Да…драгона…лезет ко мне в жилище драгон, кусается, - неопределенно произнес он, - ты это, сделай так, чтобы просто сдох, без всяких там...
-Ну, тут нужен вес драгона и доза, которую он сожрет.
-Он все сожрет, большой драг, центнеров 20, не менее.
-Ого, ты где ж такого обнаружил, даже у Вышибающего такого гиганта нет.
-В пещере завелся, хочу поймать…
-Сможешь ли?
-Попытаюсь.
-Тебе когда нужно мясо замаринованное?
-Послезавтра.
-Постараюсь, ты сам заберешь или привезти?
-Если не сложно, то привези.
-Хорошо, приеду послезавтра.
-Спасибо тебе, - Одинок вздохнул, как-то странно дрогнул и, пошатываясь, побрел прочь.

Уже в хижине женщина, заливая куски мяса раствором ядовитой травы, сильно призадумалась. Что же все-таки не то с одиноким воином? Он сам предложил ей отношения, но сам же избегает теперь ее, старается не попадаться на глаза. И эта просьба. Не мог драгон в пещере зла поселиться, там только сам Одинок и может жить. Даже его драг боится бродить в окраинах нехорошего места.

В подобных раздумьях она походя сорвала со стены небольшой пучок травы и, растерев его в ладонях, аккуратно высыпала в приготовленную ею смесь. Вероятнее всего, одинокий воин отравил себя ядом драгона. Только сейчас, после долгих дней отчуждения, она смогла его как следует рассмотреть. Нездоровая желтизна кожи, сухие губы, болезненные, мутноватые глаза. Травы, которые добавила она в маринад, нейтрализовали отраву драгонов, ослабляя действие «пьяной травы». Не настолько же огромный этот драг, для которого предназначается сие кушанье, чтобы нельзя было с ним справиться, не убив ядом. А вот его, Одинока, она Ягира этим же мясом тоже накормит. Пусть отоспится, придет в себя, и расскажет наконец, что же с ним все-таки происходит…и пусть попробует только отвертеться…

-Один, я мясо привезла! – женщина стояла у входа в пещеру, стараясь переорать гул шумящих в нем духов и демонов. Рядом на подгибающихся ногах стоял Вест, которому пришлось тащить убитого зверя через чащу. К тому же тяжеленный олень все время цеплялся рогами за кусты и деревья.

Мужчина вышел, и все так же пряча лицо от нее, взвалил тушу себе на плечо (Ягира даже не могла подумать, что он может обладать такой силой), отнес в пещеру, оставив ее наедине с драгоном. Ягира с досады топнула ногой, и приказала Весту идти домой.

-Ну уж нет, ты от меня не отвертишься! – женщина догнала Одинока, когда он уже сбросил мясо возле входа в свое жилище, попутно успев завалить какую-то дрянь. – Быстро рассказывай. Что с тобой такое?!
-Все в порядке, я тебе потом расскажу, сейчас не время.
-Когда оно придет это время? – женщина преградила ему дорогу, не давая забрать остатки мяса.
-Скоро, только дай закончить это дело.
-Закончишь, когда ответишь!
-Ты упертая, тебе это никто не говорил?
-Ты очередной, кто говорит. Я не уйду отсюда, пока не узнаю все, что мне нужно! Одинок, ты предложил мне отношения, и тут же начал игнорировать, будто я для тебя костью в горле стою.
-Нет, Ягира, ты для меня очень дорога, ты нужна мне, просто мне надо решить одну проблему. Я клянусь, я расскажу тебе все, но потом…
-Ты ел в последний раз когда? Пошли, я кусок твоего оленя съедобно замариновала, приготовлю.
-Сейчас, мясо выложу, а то скоро ночь, а зверь придет, как только взойдет луна.

Пропитанное настоями мясо быстро опьянило воина. Ягира умела обращаться с лекарственными травами. Одинок уснул, она кое-как оттащила его на топчан, попыталась снять латы, но они были снабжены такими мощными потайными замками, что она плюнула, и оставила эту затею. Стянула капюшон. Вот тут-то и посетило ее чувство, будто тихонько она сходит с ума. Женщине показалось, что по кромке волос у воина проходит тонкая полоска кожи, покрытой мелкими, словно у ящерицы, золотистыми чешуйками. Она, трясущейся рукой коснулась этой полоски. Кожа, просто огрубевшая шершавая кожа. И все. Может просто отрава так подействовала, и это легко вылечить. Вот почему он так тщательно скрывает свое лицо! Яд драгона дал побочное действие на кожу мужчины. А он стесняется и не подпускает ее к себе. Вот же дура, напридумывала невесть что!

Ягира улеглась рядом со спящим Одиноком. Пусть ему будет приятно, когда проснется.

-Что ты наделала, Ягира! – шипящий голос вывел ее из состояния сна, заставив вздрогнуть. Это были слова Одинока, но вот голос… Голос ему не принадлежал.
-Что с тобой, - она открыла глаза. Костер догорел, и воин во мраке был лишь пятном, еще более черным.
-Ты сотворила такое, что ни на хвост, ни на голову не наденешь! Лучше сиди тихо и не делай теперь резких движений! – темная тень метнулась от стены к выходу. Тень длинная, не людская. И тут Ягира увидела лежащие возле себя изломанные разодранные доспехи.

Темный силуэт отделился от ночи и двинулся навстречу ей. В неверном свете кристаллов блеснули мелкие, словно песок, чешуйки, зеленью светились во тьме хищные глаза. Острые когти высекли искры из каменного пола, поджигая сложенные в углу ветки. Вспыхнувший огонь вырвал из тьмы вытянутую, похожую на песью морду, покрытую всю пластинками цвета начищенной меди. Пасть была чуть приоткрыта, с нижней челюсти стекала струйка слюны, длинный раздвоенный на конце язык мелькал, не умещаясь, промеж пилообразных зубов, сканируя окружающую среду. Дракон. Холод вступил в спину женщины, конечности отнялись. Ведь это создание весило намного больше, чем даже 30 центнеров. Дракон неспешно подошел к Ягире и тронул ее языком, который оказался теплым и влажным. Словно попробовал на вкус.

-Я же предупреждал тебя, чтобы не делала ничего лишнего, ты должна была отравить мясо, а не одурманить, - услышала она сипящий голос. - Молись, чтобы тебя не разорвали теперь на куски…
-Одинок?! – ее голос дрожал, но длинное тело зверя замерло на миг, а потом длинный коготь коснулся ее лица.

Вся жизнь пронеслась у женщины перед глазами в этот момент, но зверь не тронул ее. Он тяжело развернулся и бросился прочь из пещеры. Ягира успела заметить, что мясо, которое лежало там, пропало. Значит, она только что собственноручно излечила страшного зверя, которого так тщательно прятал Одинок. О Праматерь, как же она не подумала, что он, Одинок, может быть драконом. А он им и был. Он специально отравил себя слюной драгона, для того, чтобы зверь, который просыпался в нем, ослаб и не смог выйти из своего убежища.

-Ну и дура же ты, Ягира…ну и дура! – кляла она себя, выскакивая из пещеры, следом за взлетевшим драконом. Нужно было что-то делать, ибо это чудовище, если оно проголодается, вернее, когда проголодается, то может натворить много бед в окрестных деревнях, а может и в самом городе. Путаясь в длинной юбке, Ягира бежала к своему дому, к своему верному Весту.

Но дракон не собирался нападать на город, он мчался целенаправленно в сторону реки и окраинных земель. Зверь мчался на темную сторону. Странно, но у него совсем не было крыльев, вообще странный был дракон, светлый излишне, почти альбинос, хотя носитель его был достаточно смуглым. Меж тем окрас и недостаток не мешали ему довольно вертко лавировать меж деревьями прямо к воде. И пока Ягира верхом на Весте мчалась к броду, он уже успел вылезти на том берегу и теперь не спеша отряхивался. А вот пока она перебралась через реку, в ближайшей деревне темных начался разгром.

Дракон с разбега влетел в загон, где спали драгоны темных, и учинил там настоящую кровавую резню. Мощные драгоны были слабы спросонья, и он чувствовал себя среди них, словно волк в овчарне. Прежде чем темные услышали вопли своих животных, дракон успел зарезать десяток самых сильных из них, а того, что пожирнее, утащил в лес. Ведь он до сих пор был голоден. А при весе в 3,5 тонны съеденный олень оказался на один зубок.

Темные опомнились, похватали луки и копья, оседлали оставшихся в живых драгонов и кинулись в погоню, Но сильный и хитрый противник легко перемещался сквозь заросли, ведь его гладкое тело позволяло не замечать цепкие колючие кусты. Чего нельзя было сказать о преследователях. И даже лежащий поперек спины мертвый груз, казалось, не мешал ему.

Зато Ягире, которая тоже пыталась догнать Одинока в новом обличье от самых пещер, внезапно пришлось очень не сладко. Продираясь через дебри, она внезапно нос к носу столкнулась с темными. Все на мгновенье замерли, пораженные, одни наглостью проникшего на их территорию светлого, а другая тем, что дала противнику подойти так быстро и незаметно.

-Пришить девку! – скомандовал старший загонщик и продолжил охоту за основной дичью. И половина его бойцов бросилась за Ягирой, посчитав погоню за девкой более безопасным занятием, нежели загон разъяренного дракона. А она тем временем пришпорила своего скакуна в направлении реки.
-Чувствую я, что эту ночку мы надолго запомним! – выпалила всадница, ловко направляя Веста между деревьев.

Вест был намного изворотливее большинства своих собратьев. Он самоотверженно спасал свою хозяйку, унося ее от врагов. Сама Ягира была оцарапана стрелой, саднил ушибленный бок, и ободранная кожа на ноге сочилась сукровицей. Заросли неожиданно кончились, как кончилась земля под ногами, и беглецы с шумом и брызгами обрушились в мутный речной поток. Вместе с волной нахлынули леденящие, не зарубцевавшиеся воспоминания, но были они коротки. Сознание продолжало быть в женщине, верный Вест двумя мощными гребками всплыл, дав ей вдохнуть воздуха.
-Ну и Одинок, ну и затейник, - пробубнила женщина выбираясь из воды и глядя на темную сторону, - Эх, что ж ты мне сразу-то не сказал?
Рейтинг: +1 194 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 31 марта 2014 в 19:16 +1
Вот это класс!
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 1 апреля 2014 в 10:42 0
Это только начало) единственное, этот рассказ не из самых длинных