ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Дочь вампира. Зов крови

 

Дочь вампира. Зов крови

21 января 2013 - Беретта К

Прошло почти двести пятьдесят лет с тех пор, как мы с Катей поженились…
Поколения людей сменяют друг друга, и только в нашем мире вампиров жизнь течет плавно и одинаково, по своим традициям и законам.
За столетия наш мир не претерпел особых изменений, не смотря на то, что изменились некоторые из нас.
Не меняются только наши традиции. Драгомир (повелитель вампиров) тщательно контролирует сумеречный мир.
Я хотел изменить сущность вампиров, что бы хоть как-то скрасить их существование, приблизить их к людям. Поэтому я нашел формулу вакцины, которая позволяет вампирам пребывать на солнце около двенадцати часов. Я много бился над тем, что бы увеличить время действия вакцины, но так и не смог придумать ничего лучшего. Пришлось смириться с мыслью, что, увы, вампир никогда не сможет стать человеком.
Некоторым из нас полюбилась дневная жизнь, но только не моей жене. Не смотря на то, что она еще молодой вампир, и не утратила многих человеческих качеств, она не любит светлое время суток. Все больше и больше она походит на того, кого назвала своим отцом. Катькин "отец" Драгомир, самый древний из нас, и тот пару раз в столетие изъявляет желание погреться на солнце. Но только не Кэти!
Вот и я, не заметно для самого себя, стал назвать Катюшу, свою любимую жену, Кэт или Кэти. Хотя еще недавно, лет сто пятьдесят назад, меня коробило от этого имени, данного ей Драгомиром.  Значит, я тоже меняюсь…
Ко всем моим прочим способностям, которые я приобрел с годами, добавилась еще одна: я научился чувствовать мысли других вампиров. Не читать, а именно чувствовать.
Только мысли Драгомира и Кэт остаются для меня до сих пор загадкой.
Вот и сейчас я стою рядом с Кэт, лежащей на крышке саркофага, в котором уже около двухсот лет пребывает Раду, и не могу почувствовать, какие мысли копошатся в ее голове.
Я почти каждый день хожу сюда с Кэт. Она приходит в этот склеп и часами неподвижно лежит на крышке саркофага, прислушиваясь к тому, что происходит внутри, в надежде, что Раду, наконец, вернулся из забытья.
Раду и Катя очень сдружились. Он стал для нее братом. До того как Раду ушел в забытье, они были "не разлей вода", как говорится в мире людей.
Вот уже лет пятьдесят я не чувствую мыслей Раду. В саркофаге только холодная черная успокаивающая пустота. Это значит, что, наконец-то, Раду обрел долгожданный покой.
Когда я пришел сюда, в этот склеп, с Катей в первый раз, то ощутил немыслимую боль и тоску, которые испытывал Раду. Я прочувствовал все его воспоминания.
Однажды, около двухсот лет назад, Катя подговорила Раду залезть в окно к дочери ее подруги. Моя жена в то время была еще очень подвержена человеческим эмоциям, и ей захотелось навестить девочку.
Эти проходимцы (Кэт и Раду) бесцеремонно влезли к спящей девушке в окно.
Кэти прошла в комнату и с удивлением поняла, что не слышит легких шагов Раду у себя за спиной. Она обернулась и увидела, что Раду впал в оцепенение, и не сводит глаз со спящей Арины. Уже тогда Катя поняла, что отнюдь не жажда, приковала взгляд вампира к девушке.
Вскоре после этого события мы с Кэти поженились и уехали в свадебное путешествие. Раду остался гостить в нашем доме.
После нашего с Кэт возвращения, мы с ней заметили, как изменился Раду. Он преобразился даже внешне. В его голубых глазах появился какой-то новый блеск и задор, а сам он, как говорят люди, светился от счастья. Я понял, что древний вампир потерял голову. И, конечно же, причиной таких изменений была Арина.
После нашего с Кэт возвращения, мы стали участниками событий, о которых я сейчас поведаю.
Получив от меня "солнечную вакцину" (как прозвала ее Кэт), Раду отчаянно искал повод познакомиться с Ариной. Но он слишком долго жил вдали от людей и пребывал в полном смятении, не зная, как ему поступить в таком случае. Древний вампир за какую-то неделю испытал такую смену чувств и эмоций, сколько не испытывал ни разу за долгие столетия своей бессмертной жизни. Раду то впадал в отчаяние, считая свои чувства к человеку настоящим безумием, то парил от счастья, поймав улыбку, посланную Ариной во сне неизвестно кому.
Древний вампир каждую ночь проводил около спящей девушки, и ему казалось, что он еще не видел никого прекрасней, чем она. Проникновение к ней по ночам через окно стало для него привычкой.
"Чёрт, что со мной происходит, - ругал сам себя Раду, сидя на дереве, растущем около балкона Арины. – Никогда не чувствовал ничего подобного! Ни когда был человеком, ни тем более, когда стал вампиром. Видимо, это влияние Кэт. Это она внесла новую волну жизни в наш "замороженный" дом. Это из-за нее мне взбрело в голову покинуть сумеречное царство и посмотреть на мир, в котором я так давно не был. Кэт, такая живая и необычная, что и мне захотелось, глядя на нее стать частью этого непривычного для меня мира, в котором я и подхватил этот недуг, называемый любовью".
Раду понимал, что это наваждение и безумие, убеждал сам себя в бесполезности и глупости затеи знакомства с Ариной, зарекался, что каждый раз – последний, когда он приходил в очередной раз к дому девушки. И, тем не менее, его снова и снова тянуло к дому Арины, как магической силой.
Раду уже знал распорядок дня Арины, как свой собственный, наблюдая за ней из салона своей машины.
И вот, одним ранним весенним утром древний вампир медленно повел автомобиль вдоль дороги, тянувшейся мимо лесопарка. Он уже знал, что скоро должна появиться Арина, совершающая утреннюю пробежку. Раду не очень-то нравилась эта привычка девушки, т.к. в это время на улице обычно было еще мрачно и безлюдно. Это было не безопасно для Арины, но пока Раду ничего не мог с этим поделать. Ему оставалось только напрягать слух и контролировать ситуацию.
Вот и сейчас Раду слышал своим чутким вампирским ухом, что девушка вышла на пробежку, несмотря на моросящий мерзкий мелкий дождь, пробивающийся сквозь тяжелые серые тучи, низко нависшие над лесопарком.
Раду ждал.  По его прикидкам Арина должна приблизиться к нему примерно минут через семь. И он, наконец-то увидит предмет своего обожания, так изменивший привычный образ его вечной жизни.
Древний вампир поймал себя на том, что улыбается своим мыслям, и покачал сам себе головой.
"Что-то не так", - вдруг, спохватился Раду, и в его голубых глазах промелькнула тревога.
Вампир сосредоточился и понял, что не слышит приближающихся шагов Арины.
Он погнал машину по мокрой дороге вдоль лесопарка и вскоре обнаружил девушку. Она стояла в окружении стаи бродячих собак. Псы окружили девушку и, оскалив клыки, рычали, все более и более сужая свое кольцо. Арина боялась даже повернуть голову, т.к. на любое малейшее движение девушки собаки реагировали еще более громким рычанием. Шерсть на их спинах стояла дыбом, несмотря на моросящий дождь.
Вампир резко затормозил и выскочил из машины.
- Замри, не шевелись! – крикнул он девушке. – Сейчас я тебе помогу.
Собаки, почувствовав приближение вампира, поджали хвосты и немного отошли от Арины, повернув морды в сторону раздающегося голоса. Но всё же не разбежались.
Раду мигом оказался рядом со стаей бродячих собак, и пристально посмотрел в глаза вожаку стаи.
Пес заскулил и попятился, приходя в неописуемый ужас от такой близости к самому опасному хищнику на планете.
Следом за вожаком, вся стая жалобно заскулила и, поджав хвосты, ретировалась вглубь лесопарка.
Раду посмотрел на Арину. Ее била нервная дрожь.
- Все в порядке, они ушли, - сказал Раду, протягивая девушке руку. – Пойдем, я повожу тебя.
Арина стояла на месте, как вкопанная, и все еще никак не могла отойти от испуга.
Наконец, мысль о нежданном спасении достучалась до ее сознания, и она, разрыдавшись, бросилась к Раду и уткнулась лицом в его плечо.
Вампир опешил. Он не ожидал такой скорой близости своего плеча с человеком. Он слышал, как ускорила по венам свой бег кровь девушки, и как замеревшее на миг сердце Арины стало набирать обороты.
Раду почувствовал, как дразнит его выдержку запах человека, и как предательски удлиняются его клыки.
"Это невозможно, - сказал сам себе вампир, пытаясь взять себя в руки. – Надо закончить на этом наше знакомство, или это плохо закончится. Она такая хрупкая, что я даже боюсь дотронуться до нее".
И, тем не менее, вампир как можно нежнее провел рукой по вымокшим под дождем волосам девушки, а затем, отлепив от себя Арину, отодвинулся от нее чуть подальше.
Девушка подняла на Раду свои заплаканные глаза, и древний вампир почувствовал, как у него внутри что-то сжимается в комок в том месте, где когда-то давно в пошлой жизни у него билось сердце.
"У нее глаза синие, как море, в котором я безнадежно тону. Она похожа сейчас на белокурую русалку. Чёрт! Мне, кажется, нужен спасательный круг", – ухмыльнулся про себя Раду.
Тут девушка заговорила, и у вампира внутри, словно, все замерло от ее мелодичного голоса:
- Спасибо, что пришли мне на выручку. Интересно, почему собаки отступили, ведь Вы даже не прикрикнули на них? – спросила Арина, вытирая ладонью с лица следы слёз и дождя.
- Наверное, мой природный магнетизм заставил принять их правильное решение, - полушутливо улыбнувшись, ответил вампир, любуясь девушкой. – Кстати, можно на "Ты"? Как говорят психологи, так легче установить контакт.
- Конечно! Позволь узнать, как зовут моего спасителя?
- Извини, непростительная оплошность с моей стороны заговорить с дамой, не представившись! Меня зовут Раду.
Вампир взял руку девушки и, слегка поклонившись поцеловал, как того требовал этикет его времени. Предательские клыки снова пришли в движение, и Раду быстро выпустил руку Арины.
- Арина, - ответила девушка, засмущавшись.
Несмотря на смущение, Арина успела заметить, что губы молодого человека не обдали теплом ее замерзшую руку.
- Не стоит в столь ранний час бегать одной в таком безлюдном месте, - заметил Раду. – Позволь я провожу тебя до дома.
Раду жестом руки пригласил девушку последовать за собой в автомобиль, и распахнул перед ней заднюю дверцу.
- Нет, спасибо, я пешком. Здесь недалеко, - опасаясь намерений молодого человека, ответила Арина, указывая рукой в сторону своего коттеджа.
- Ты боишься меня? Да перестань! Даю слово, я не так воспитан… - сказал Раду, а про себя заметил: "Хотя, в другом смысле меня бояться очень даже стоит, причем настолько, что глупо даже стоять и разговаривать здесь со мной…"
- Здесь, правда, недалеко, - сказала Арина, ища негласной поддержки в голубых  сияющих глазах вампира. Но ничего, кроме восхищения и увлеченности девушка там не обнаружила.
- Садись, говорю! - скомандовал Раду.
Арина, немного поколебавшись, все-таки поддалась на уговоры вампира.
"Если уж суждено чему-то сегодня со мной случиться, значит, это случится, - сказала она сама себе, усаживаясь на заднее сиденье автомобиля. По крайней мере, обидчиком будет редкостный красавец".
Раду захлопнул за девушкой дверцу автомобиля, сел за руль и завел двигатель.
- Еще раз спасибо тебе за всё, Раду! - поблагодарила девушка, стуча зубами от холода.
"Чёрт, почему она дрожит? – злясь на самого себя, подумал Раду. – Ведь я не сделал ей ничего дурного. Неужели она интуитивно боится меня?"
Раду с силой сжал в руках руль.
"Чёрт, чёрт, чёрт! Какой же я дурак! Ведь она же человек, - напомнил сам себе вампир. – Ей просто холодно, оттого, что она промокла. Ну, конечно же!"
Раду обернулся к девушке и сказал:
- Ты вся продрогла, сейчас, сейчас…
Вампир включил отопление салона автомобиля на всю мощность. Никогда ему еще не было так трудно в общении с людьми. Да и вообще, все общение с ними, как правило, сводилось к минимуму. Он просто брал от них то, что ему было нужно.
Раду медленно вел автомобиль  к дому девушки, наблюдая за ней в зеркало заднего вида. По мере того, как Арина согревалась, на ее лицо становилось более и более спокойным.
"Она похожа на неземное создание", - улыбнувшись сам себе, мечтательно подумал Раду.
Наконец, вампир остановил машину перед домом девушки.
- Ну, вот ты почти и дома, - сказал он, открывая перед Ариной дверцу.
Он подал девушке руку, и заметил, как она вздрогнула от прикосновения его холодных пальцев.


Вернувшись после затянувшегося медового месяц путешествия в наш с Кэти дом, мы не обнаружили Раду дома, хотя было видно, что он здесь обитал.
Так как была поздняя ночь, Кэт восприняла нормально отсутствие Раду, но с приближением рассвета стало заметно ее беспокойство.
- Чёрт, чёрт, чёрт! – ругалась Кэт, маяча по дому. – Где его носит? Уже рассвет!
- Успокойся, он скоро вернется, - успокаивал я жену. – Утро пасмурное. С ним ничего не случится, вот увидишь.
- Надеюсь, очень надеюсь, Влад! - ища успокоения в моих объятьях, сказала Кэти.
- Кстати, когда ты успела научиться чертыхаться? Как-то раньше не замечал за тобой такой привычки…
- Влад, ты же знаешь, раньше у меня были принципиально другие привы.., - оборвала фразу Кэт, заслышав шорох шин приближающегося автомобиля.
- Ну, вот, видишь, я же говорил, все с ним будет хорошо.
Кэт молниеносно высвободилась из моих объятий и побежала вниз по лестнице.
Через мгновение она уже стояла у входной двери, что называется "руки в боки", грозно сдвинув брови.
Я вышел из комнаты и остался наверху, наблюдая, чем всё закончится для названного братца Кэти.
Раду влетел в дом, словно окрылённый, и заключил Кэт в объятия, не обращая внимания на ее грозный вид.
У меня что-то кольнуло в груди.
"Ведь это просто "братские" объятья..." - попытался успокоить я сам себя.
- Влад, Влад! - позвал меня Раду, выпустив Кэт из объятий, и сократил между нами расстояние одним прыжком, не утруждая себя долгим подниманием по лестнице.  – Чертовски рад тебя видеть, дружище!
- Взаимно, Раду! - ответил я, пожимая ему руку. – Теперь понятно, от кого научилась чертыхаться моя жена.
- Это у нас семейное, - сказал весело Раду, по-прежнему игнорируя грозный вид Кэт.
- Ладно, не будем портить торжество момента… И как ты тут поживаешь? – спросила она Раду, повторяя манёвр своего названного брата, что бы встать с нами рядом.
- Замечательно, Кэт, замечательно!
В поведении древнего, обычно сдержанного вампира, за время нашего отсутствия произошли заметные изменения.
Таким окрыленным мы его еще никогда не видели. Он стал каким-то белее "живым" что ли, если термин "живой" можно применить к вампиру.
- Может, объяснишь нам причину своего приподнятого настроения? – спросила Кэт, смягчившимся голосом.
- Возможно… Позже. Лучше расскажите, как прошло ваше свадебное путешествие.
Я принялся увлеченно рассказывать, как мы провели время, а Кэт тем временем спрыгнула вниз и уже сервировала нам стол.
Раду также, не прибегая к хождению по лестнице, спрыгнул вниз.
Ну, и я, последовал этому примеру. Почему бы и нет…
Чтобы обозначить торжество момента, Кэт разлила по бокалам кровь самой редкой группы. Наконец-то по ее виду стало понятно, что она совсем успокоилась.
- Ну, наконец-то все дома, - примирительно сказала она и подняла руку с бокалом.
- За нас! - подхватили мы тост и залпом осушили бокалы.
Мы проболтали от рассвета до самого заката, но так и не вытянули из Раду причину его возвышенного настроения.
Наконец, он поспешно распрощавшись с нами, снова исчез в ночи, чем вызвал негодование моей жены.
- Неужели он ходит к Арине?! - возмущалась Кэт.
- А что тебя так цепляет? – начал заводиться я.
- Ничего, я просто беспокоюсь за него, - прошипела Кэт. – Я должна за ним проследить и все выяснить.
Я снова почувствовал уколы пока необоснованной ревности, но попытался взять себя в руки. Но, когда Кэт уже застегивала на себе куртку, все-таки не удержался и съязвил:
- А может, это не просто беспокойство, и тебя попросту бесит, что Раду перестал уделять тебе столько внимания, сколько уделял прежде?
В глазах Кэт появились злость и возмущение одновременно. Ее вертикалиые зрачки сузились и начали принимать красноватый оттенок. Но, взглянув на меня, она взяла себя в руки.
Кэт потянула меня за руку и подвела к мягкому кожаному диванчику. Затем она легонько толкнула меня в плечо двумя пальцами и заставила упасть на диван. В ее глазах при этом поблёскивали искорки лукавства. Наконец, когда она села мне на колени, повернувшись ко мне лицом, и прижала меня к спинке дивана, я догадался, что она нашла безотказный способ унять мой гнев.
- Так, ты ревнуешь… - сказала Кэт, тыкая мне пальцем в плечо.
- И, вовсе нет!
- А вот и да! – ломая остатки моего сопротивления, возразила моя чертовка-жена, закрывая мне рот поцелуем.
Вот так всегда, как только она того захочет, мой самоконтроль и логика отключаются напрочь.
Руки сами потянулись к молнии на ее куртке, и вскоре куртка просвистела где-то мимо люстры. Вслед за ней отправились и узкие кожаные брючки моей жены.
- Может, переберемся наверх в комнату? – предложил я, стягивая с жены оставшиеся предметы нижнего белья?
- Зачем? – шепотом спросила она, освобождая меня от рубашки.
- Вдруг вернется Раду…
- Не вернется… - прошептала она, расстегивая шустрыми пальцами пуговицу на моих джинсах.
Я одним рывком перевернул Кэт на спину. Было приятно чувствовать под собой ее легкое, гибкое и сильное тело. Кэт, и сама, напрочь позабыв о своей дурацкой идее преследовать Раду, подалась мне навстречу, шепча на ухо дрожащими губами в полузабытьи какие-то бессвязные слова.
Через пару часов, наслаждаясь незабываемыми ощущениями, мы лежали уже почему-то на полу, выражая друг другу примирение ласковыми прикосновениями.
- Чем займемся остаток ночи? – спросила Кэти, водя пальцем мне по груди.
- Предлагаю продолжить, - мгновенно отозвался я.
- Нет, Влад.
- Почему нет?
- За этим занятие мы можем провести без устали не одну сотню лет.
- Вот и замечательно! Когда выйдем из дома – окажемся уже в другой эпохе, - пошутил я.
- Влад, Влад, - напуская на себя строгий вид, покачала головой Кэти. – В мире есть много и других интересных занятий. А, занимаясь только одним, мы рискуем скоро наскучить друг другу.
- Что я слышу! И это говорит моя новоиспеченная жена?
- Влад, я серьёзно! - сказала, поднимаясь Кэт. – Давай куда-нибудь сходим…
Лежа на полу, я любовался лёгкими грациозными движениями своей жены, пока она собирала разбросанные по гостиной вещи.
- Конечно, милая, приглашаю тебя в китайский ресторан.
- Но смысл нам идти в ресторан, Влад, если мы ничего не сможем там съесть? И почему в китайский?
- Может, кое-что и сможем, - произнес я интригующим голосом, поднимаясь с пола.


Некоторое время спустя мы подъехали к ночному ресторану. Я вышел из машины и подал руку жене.
Она была сногсшибательно красива. Вместе с вечной жизнью Кэт приобрела какую-то особую страсть к нарядам. Неизменными оставались только три украшения – обручальное кольцо, кулон в виде летучей мыши на шее и именной перстень Драгомира. Все это сейчас дополняло черное мини-платье моей супруги, поверх которого был накинут легкий длинный плащ.
Я себя поймал на мысли, что не без гордости веду под руку свою спутницу мимо припозднившихся посетителей ресторана, с завистью кидающих взгляды на мою красавицу-жену. Хотя сама Кэт, казалось, этого совсем не замечает.
Мы устроились за свободным столиком и стали ждать, пока нам принесут меню.
- Зря мы сюда пришли, - сказала Кэт, оглядываясь по сторонам.
- Почему, милая?
- Здесь так много людей, я слышу стук их сердец…
- Мне казалось, ты к этому привыкла уже?!
- Да, но искушение…
В этот момент подошла азиатка-официантка, и я заметил, как она остановила на мне свой взгляд дольше, чем позволяют приличия. Но хуже всего, это заметила и Кэт. Я понял это по хищному блеску в ее глазах.
- Что будете заказывать? – спросила глупышка-официантка, забрасывая меня обворожительными улыбками.
"Их так привлекает наша бледная красота, что инстинкт самосохранения совсем перестает срабатывать", - подумал я, взглянув на официантку, а вслух сказал:
- Я хотел бы выбрать змею…
- О, конечно, пройдемте к шеф-повару! - заверещала азиатка.
- Змею? – вопросительно посмотрела на меня Кэт.
- Да, - пояснил я, - нам предоставят ее на выбор, и после того, как отрежут ей голову, принесут нам еще теплую кровь. А затем приготовят и само блюдо.
- Да, да! - подтвердила молоденькая официантка, в надежде отбить у Кэти аппетит.
Я пошел вслед за официанткой выбирать змею и чувствовал, как Кэт сверлит мне взглядом спину.
- Что-то долго ты ходил выбирать жертву с этой уж слишком улыбчивой азиаткой? - фыркнула Кэт, когда я вернулся за столик.
- А вот и часть нашего заказа, - сказал я, чтобы перевести тему.
Девчонка-азиатка молча поставила перед нами бокалы со змеиной кровью и вызывающе посмотрела на Кэт, в надежде увидеть ее замешательство от такой экзотики.
Конечно, Кэти не упустила это из виду, и стала отпивать намеренно медленными глоточками из бокала змеиную кровь, не скрывая удовольствия.
- Восхитительно! - похвалила она, бросив на официантку победоносный взгляд.
- Можете идти, - сказал я девушке, нам пока больше ничего не надо.
- Когда Вам подавать основное блюдо? – спросила азиатка заигрывающим тоном.
- Как только будет готово, - ответил я ровным тоном.
Наконец-то официантка ушла, и я пригубил из своего бокала.
- Ну и как? – спросила Кэт.
- Без особых признаков вкуса, - ответил я, ловя любопытные взгляды посетителей ресторана. Видимо не часто им приходилось видеть такое зрелище, как испитее свежей змеиной крови.
- По крайней мере, теплая, - снова отпивая из бокала, заметила Кэт.
Вскоре вернулась девчонка-официантка с главным блюдом и спросила:
- Что-нибудь еще?
- Мы Вас позовем, когда будем рассчитываться, - ледяным голосом сказала Кэт, смерив девчонку хищным взглядом.
Наконец, наковырявшись вилкой в главном блюде, Кэт произнесла, сморщив носик:
- Какая гадость!  Может, пойдём уже? А то рассвет скоро…
- Счет, пожалуйста! - подозвал я официантку.
Девчонка поспешно подошла с обворожительной улыбочкой и протянула мне счет за ужин, на котором почти незаметно был нацарапан карандашом номер телефона.
Бросив взгляд на жену, я понял, что эта глупая проделка официантки не ускользнула от цепкого взгляда Кэт.
Зрачки Кэти приобрели красноватый оттенок, а губы начали злобно подергиваться.
Я кинул девчонке деньги и схватил Кэт под локоть, выталкивая на улицу.
- Прекрати! - рыкнул я на жену.
- Да что она себе позволяет! - разошлась Кэт, порываясь вернуться обратно. – Ну, я ей устрою!
Я сильнее сжал руку Кэт и потащил её к машине.
- Прекрати,! - повторил я. – Не обращай внимания на дурёху.
- Так вот и надо сделать так, чтобы дурёха поумнела и не приставала к чужим мужьям!
Вертикальные, как у кошки, зрачки Кэт стали абсолютно красными, а губы уже не скрывали хищного оскала.
По пути к дому Кэт успокоилась и всю дорогу молчала, надув восхитительные губки. А ее лицо уже приняло свой прекрасный человеческий вид.
Я въехал в ворота нашего дворика, находящегося в глубине леса, вдали от оживленных магистралей и проселочных дорог, и остановил машину. 
- Кэт, ну что ты дуешься? Я-то в чем виноват? – спросил я, подавая руку выходящей из машины жене.
- Не надо было мне мешать!
- Кэти, это же всё глупости!
- Надо было проучить мерзавку! – со злостью прошипела Кэт.
- Да ты ревнуешь! – поддразнил я.
- А вот и нет!
- А вот и да!
Луна низко висела над нашим домом, освещая прекрасное бледное и обиженное лицо моей жены.
"И все-таки она особенно соблазнительная, когда злится", – подумал я и притянул Кэт за талию поближе к себе.
Я изучил ее всю в бледном свете Луны, начиная с гладкого, белого лица. Длинная белая шея жены изящно склонилась к моему плечу. Очертания ее фигуры были идеальны и настолько соблазнительны, что мне захотелось непременно прикоснуться к ее гладким, упругим округлостям и ее длинным ногам с гладкой мраморной кожей. Я почувствовал, что хочу обладать ею всей. Прямо сейчас.
Приподняв за подбородок голову Кэти, я впился в ее губы долгим поцелуем, и тут же понял, что от этого поцелуя все недавние обиды отодвинулись на второй план, а сознание Кэт, готово воспринимать только мои прикосновения.
Я сдернул с Кэт плащ, и бесцеремонным движением собственника все этой обольстительной красоты запустил руку под её крошечное платье.
- Оно мне мешает, - прошептал я на ухо Кэт. – Купишь себе потом другое платье.
И разодранное платье отлетело куда-то в черноту ночных кустов.
- Что ты творишь, негодник? – прошептала Кэт, покусывая меня за мочку уха.
- Сейчас узнаешь, - прошептал я.
Я взял Кэти на руки и понес в беседку, расположенную сразу за нашим домом.
Лунный свет заливал обвитую еще едва распустившимся вьющимся растением беседку, подхлёстывая и без того мой романтический настрой.
Уже почти ничего не соображая, я присел на лавку, усадил Кэт на колени и развернул лицом к себе, не переставая покрывать ее тело поцелуями.
- Вдруг, Раду вернётся? – еле слышно прошептала Кэт.
- Не вернётся! – прохрипел я, чувствуя, как во мне все больше и больше нарастает желание.
Последнее, что осознал мой рассудок – это была мелкая дрожь, охватившая тело моей жены.
Когда ко мне вновь вернулась способность к мышлению, я понял, что мы с Кэти - моей маленькой обожаемой вампирессой, восхищаться которой я не перестану никогда, все еще единое целое. Мои руки продолжали нежно гладить ее упругие спортивные бёдра. Кэт обняла меня за шею, все еще не раскрывая глаз.  Я сидел в обнимку с Кэти, плавно покачиваясь, словно баюкал маленького ребенка.
- Влад, неужели так будет всегда? – нарушив предутреннюю тишину, спросила она.
- Конечно, солнышко мое, ведь я тебя очень люблю! - искренне ответил я, прижимая жену к себе.
- Обещаешь?
- Обещаю.
Кэт положила голову мне на плечо и заметила:
- Солнце скоро взойдет.
- И, правда! - спохватился я. – Нам пора в дом.
Я встал с лавки, не выпуская Кэт из рук, с намерением отнести ее в дом, но понял, что расстегнутые брюки мешают мне идти.
- Погоди, мне надо застегнуться, - сказал я, поставив обнаженную Кэт на деревянный пол беседки, чем вызвал ее задорное хихиканье.
Я застегнул брюки и снял рубашку, на которой благодаря Кэти не осталось ни одной пуговицы. Накинув ее на плечи Кэт, я шутливо сказал, снова подхватывая жену на руки:
- Такими темпами мы скоро разоримся на одежде.
- Да, впредь надо быть нам аккуратнее с вещами, - серьезно заметила она.
- Раду возвращается, - воскликнул я, заслышав шорох шин, и бросился в дом, унося с собой полуобнаженную Кэт.


Пока Кэти приводила себя в порядок, в дом вошел Раду вместе с первым лучом солнца, случайно проникшим в сумеречный дом вампиров.
- Доброго времени суток, Влад! По-моему это Кэт порастеряла, - сказал он с едва уловимой улыбкой, и протянул мне плащ и остатки платья моей жены. – Влад, не снабдишь ли ты меня порцией своей "солнечной вакцины"?
- Хм… По-моему в наличии у меня ничего не осталось, – ответил я, забирая Катькины вещи. - Я изготовлю для тебя новую. Правда это займет трое суток…
Раду, казалось, немного расстроился.
- Что ж, выбор невелик. Придется подождать… Мне надо переодеться, - сказал он, и одним прыжком достиг второго этажа, на котором находились наши комнаты.
Едва за Раду захлопнулась дверь его комнаты, появилась Кэт.
Она уже приоделась в удобный спортивный костюм, а по ее мокрым волосам я догадался, что она уже успела принять душ.
- Где Раду? - спросила она, спускаясь по лестнице обычным человеческим способом, чем вызвала мое удивление.
- Принес вот это и пошел переодеваться, - сказал я, намеренно смущая Кэт, и протянул ей то, что осталось от ее платья. Было забавно наблюдать, как смутился злобный вампир, только недавно готовый разорвать в клочья девчонку-официантку.
- И что он на это сказал? – потупив смущенный взгляд, спросила Кэт, забирая у меня плащ и то, что раньше было ее платьем.
Тут я сжалился и решил больше ее не дразнить:
- Ничего. Не единого вопроса. Потому что он воспитан в ту эпоху, в которой подобные вопросы считались неприличными.
Кэт подошла ко мне, и, всё ёще смущаясь, уткнулась лицом в мое плечо.
Она собиралась сказать мне что-то еще по этому поводу, но в этот момент к нам присоединился Раду, перемахнувший через лестничный проем. Он тоже, как и Кэт выбрал домашним нарядом спортивный костюм.
- Привет, Кэт! Как провела время? – поддразнил Раду, заметив смущение Кэти.
- Спорим, лучше, чем ты! – не осталась она в долгу и показала ему язык.
- Ладно, мне надо поработать, так что обменивайтесь тут "любезностями" без меня, - сказал я, намереваясь пойти в кабинет, что бы начать приготовление "солнечной вакцины".
- Поработать над чем? – удивленно спросила Кэт.
Раду перехватил мой взгляд и сказал:
- Я попросил Влада изготовить для меня "солнечную вакцину".
Кэт сузила глаза, улыбнулась кончиками губ, точь-в-точь, как Драгомир, и притворно спокойным тоном произнесла:
- Ты иди, Влад, иди… А мы тут с Раду посекретничаем.
Затем она присела на диван и постучала по нему рукой, приглашая Раду присесть рядом.
Зайдя в кабинет, я надел на уши наушники с музыкой, и начал работать над вакциной. Пролетел не один час, пока я проторчал здесь, перемешивая кровь с реактивами, и не самые праздные мысли по поводу Кэт и Раду снова стали залезать мне в голову помимо моей воли. Ревность, словно заноза, засела в моей голове. Сняв наушники, я решил посмотреть, чем занимаются Раду и моя жена. Но как только я приоткрыл дверь из своего кабинета, там, где, предположительно, должна находиться душа, у меня всё улеглось и успокоилось, так как я тут же услышал, как Кэт выносит Раду мозг:
- Отстань от нее! - требовала она. - Она же смертная. Из этого ничего не получится. Ты же знаешь сам.
- Возможно, - оправдывался Раду. – Но за все свое существование я не встречал создания, прекрасней. Кэт, да пойми же ты, я уже не могу отказаться от Арины. Я ее люблю!
Было слышно, как Кэт издала горестный вздох.
- Это я во всем виновата, - сказала она. – Зачем я тебя тогда потащила с собой!
- Не вини себя, Кэт. Ты не представляешь, как эта встреча изменила моё существование!
- По тебе заметно, тут и представлять нечего, - не без злобы в интонациях прошипела Кэт. – Отец тебя убьёт, когда узнает... А он непременно узнает.
Я снова вернулся в кабинет. Теперь меня позабавила мысль, что солнце надежно заперло Раду дома в непосредственной близости от Кэт. И что она выносит мозг ему, а не мне.
Наконец, получив дозу нравоучений и порцию "солнечной вакцины" Раду смог высвободится из трехдневного плена Кэт.
Я с улыбкой на губах смотрел, как она провожает Раду до двери и дает ему последние наставления, словно не он старший вампир, проживший не одну сотню лет, а она. Видимо, все-таки Кэт смирилась с его выбором.
- Купи огромный букет цветов. Только не розы. Арина может уколоть ими палец… Купи пахучие лилий, так тебе будет легче. Они перебьют запах человека, - инструктировала Кэт древнего вампира.
- Слушаюсь, миледи! - сказал Раду и выскочил за дверь на залитую утренним солнцем улицу.


"Надеюсь, сегодня с ней ничего не приключится, - мечтательно думал Раду, поджидая Арину около ее дома. – Она такая беззащитная и такая красивая!"
Заслышав легкие шаги бегущего человека, вампир вышел из машины, держа в руках огромный букет лилий.
- Здравствуй, Арина! – блеснув белоснежной широкой улыбкой, поприветствовал вампир вернувшуюся с пробежки девушку. – Это тебе.
- Очень приятно! С утра и такое внимание, - улыбнулась Арина, принимая огромный букет белоснежных лилий из рук Раду, а затем, благодарно чмокнула его в щеку.
"Чёрт, чёрт, черт! – выругался про себя Раду, почувствовав приступы жажды, которые "солнечная вакцина" подавить не могла. – Кэт была права, посоветовав мне эти пахучие цветы".
- Позволь пригласить тебя на прогулку? – предложил вампир девушке.
- Почему бы и нет, тем более что погода располагает. Наконец-то настали теплые солнечные дни, - погрузив нос в цветы, согласилась Арина.
Только сейчас, после этих слов девушки, Раду словно прозрел, увидев вокруг себя краски жизни.
"Надо же, какое голубое небо, какой завораживающий солнечный свет! – восхитился он про себя. – Как же давно я этого всего не видел, не слышал пения птиц. Как странно, что я даже не скучал по всему этому, довольствуясь только ночными пейзажами".
- Пойдем, - радостно улыбнувшись, сказал Раду, взяв руку Арины в свою ладонь.
- Извини, но давай позже. Я же только что с пробежки, мне надо позавтракать и переодеться!
- Конечно, я подожду тебя здесь. Не спеши, я подожду сколько нужно.
Девушка развернулась и быстро пошла к дому. Древний вампир не мог налюбоваться ее легкой походкой, развивающимися на ветру длинными золотистыми волосами.
Раду не спешил садиться в автомобиль. Он стоял и смотрел по сторонам, будто первый день живет в этом мире. Ощущая необычайный внутренний подъем, он позволил солнцу (своему злейшему врагу) пробежаться лучом по его бледному холодному лицу. Теплый весенний ветер гладил древнего вампира по волосам, вселяя в него нежность и любовь ко всему, что он видел вокруг. Когда же ветер принялся теребить легкую ткань рубашки вампира, ему показалось, что за спиной у него выросли крылья. Но это все стало второстепенным, когда из дверей своего дома появилась Арина.
Девушка была одета в ослепительно-белое платье, лёгким подолом которого баловался ветер-проказник, и очаровательные белые туфельки на тонком каблучке-шпильке.
Раду зачаровано смотрел, как переливаются в солнечных лучах ее золотистые волосы, а в бездонных голубых глазах пляшут солнечные зайчики. Заглядевшись на эти восхитительные глаза, Раду и не заметил, как Арина оказалась рядом с ним. Только лёгкое прикосновение девушки к его плечу и отчетливо слышимый стук ее сердца вывели вампира из зачарованного оцепенения.
- Что с тобой? – спросила Арина, заглядывая в блестящие голубые глаза молодого на вид человека.
- Очарован твоей красотой, - ответил вампир и поцеловал девушке кончики пальцев.
Девушка смущенно отняла руку, но вампир снова поймал ее в свою ладонь.
- У тебя холодная рука, - заметила Арина.
- У меня так с юности. Пошли? – улыбнувшись, спросил Раду.
Арина утвердительно кивнула головой, и они перебежали дорогу, отделяющую их от зеленеющего весеннего и по-летнему теплого лесопарка.
Раду и Арина шли молча, взявшись за руки, и наслаждались той красотой, которую дарило им весеннее солнечное утро.
"Старый дурак! - обругал себя вампир. – Если я так и буду молчать, ей станет совсем скучно".
Пока Раду обдумывал с чего начать разговор, Арина заговорила первой:
- Какое у тебя необычное имя. Никогда раньше не слышала такого.
- На моей родине в Румынии оно самое обычное.
- Ты из Румынии? А как идеально говоришь по-русски! – восхитилась Арина.
- У меня сестричка русская, - нашелся, что ответить Раду и скрестил за спиной пальцы правой руки. – Я у нее здесь гощу.
"Ну не рассказывать же ей, что обладаю способностью моментально осваивать языки", – оправдывался сам перед собой вампир.
Раду заметил неподалёку ларёк, в котором продавали мороженое.
- Пойдем, я угощу тебя мороженным, - предложил вампир, чтобы предотвратить новые вопросы девушки о его родне.
Несмотря на утренний час, в парке уже было много отдыхающих и желающих полакомится мороженным в это теплое весеннее утро. Перед ларьком собралась значительная очередь, к которой и присоседились Раду и Арина.
Вдруг помимо предательской жажды крови, которую он испытал, находясь среди такого скопления людей, Раду почувствовал досаду оттого, что столь удивительные минуты его существования ему приходится стоять в этой дурацкой очереди.
Перехватив случайный взгляд продавщицы мороженного, вампир пристально впился в него глазами.
Вдруг эта женщина в синем фартуке посмотрела на Арину и Раду, заулыбалась и запричитала:
- Ну, надо же, какая красивая пара! Иди сюда, дочка, иди!
Арина удивленно посмотрела на Раду, и, прочитав в его глазах сигнал к действию, пошла в начало очереди. Вампир последовал за ней. За его спиной послышался недовольный ропот толпы. Раду обернулся и разом охватил всю очередь взглядом. И толпа, словно повинуясь чьему-то приказу, мгновенно замолчала.
Вампир отдал продавщице деньги за мороженное, и снова взял Арину за руку.
"Как бы я не хотел выпускать эту руку никогда!" - мечтательно подумал старый вампир.
- А ты? – прервал его мысли мелодичный голос Арины.
- Прости, я задумался и не расслышал, что ты сказала.
- Я спрашиваю, почему ты себе не взял мороженое. Идти и есть одной, знаешь ли, мне как-то не удобно.
- Не думай даже об этом! - поспешил заверить Раду.  - Мороженое – это не для меня.
- Почему? – спросила Арина, направляясь по тропинке в сторону пруда.
- Не люблю сладкое, - чистосердечно признался вампир.
- А что ты любишь? – не отставала голубоглазая красавица.
- Что-нибудь посерьёзней, – после секундной паузы ответил Раду.
"Чёрт! Не думал, что будет так тяжело", - подумал вампир.
- Понятно, ты, как и большинство мужчин, мясо любишь, наверное?!
- Угадала, - улыбнувшись девушке, ответил Раду и снова перекрестил за спиной пальцы.
Раду и Арина шли вдоль берега большого пруда и болтали о чем-то несерьезном. Вокруг ходили люди, все улыбались друг другу, парни катали своих девушек в лодках по пруду, и старый вампир никак не мог поверить в то, что все это происходит с ним.
- Пойдем, прокатимся на лодке, - предложил вампир Арине.
- Знаешь, Раду, что-то мне страшно. Я никогда не плавала на лодке…
- Со мной будешь в безопасности, - заверил молодой человек  Арину, и себя в том числе.
- Почему-то верю, - ответила девушка, а у вампира от этих слов всё сжалось внутри.
"Она мне доверяет, - укорял себя Раду, - а я еле сдерживаюсь, чтоб не впиться ей в шею. Да и насчет лодки, что-то я погорячился. Последний раз-то держал весла в руках в далекой юности, кажется".
Но взять свои слова обратно вампир уже никак не мог.
Раду помог перебраться Арине в лодку и взял весла в руки. На его удивление руки помнили технику гребли, и Раду со своей спутницей плавно поплыли по воде.
Лучи солнца слепили вампиру глаза, но он стойко сносил и это, лишь бы Арина подольше оставалась с ним рядом. Еще на разу он не был так счастлив. В этот момент Раду был сосредоточен, как никогда. Ему хотелось запомнить этот день целиком, до мельчайших подробностей: даже тепло беспощадного солнца на лице, безоблачно-синее небо, и особенно брызги воды, которые игриво бросила в него Арина.
В этот день впервые за свою долгую жизнь вампир пожалел, что так быстро закатилось солнце.


День за днем мимолетно проскакивали мимо Раду. Эти дни казались вампиру всего лишь незаметными минутами, за которые он так крепко привязался к человеческому созданию, от которого вынужден был скрывать свою страшную тайну.
Арина даже не догадывалась, что Раду проводил около нее почти целые сутки. Ночью он бережно охранял ее сон, а днем, когда работа страхового агента не требовала ее присутствия в офисе, Раду сопровождал Арину повсюду, неотступно следуя за ней благодаря "солнечной вакцине".
Но, как правило, все хорошее быстро заканчивается, и "солнечная" вакцина не стала исключением из правил.
В один из вечеров, провожая Арину домой после совместного похода в кино, Раду вынужден был сказать:
- Ариш, у меня возникли кое-какие дела. Мы не увидимся, как минимум дня три.
Вампир взглянул на девушку, но ее лицо осталось непроницаемым, и он не мог понять, огорчило ее это известие или нет.
- Жаль, - произнесла она ровным голосом.
- Я буду тебе звонить, - пообещал Раду, и наклонился, чтобы поцеловать девушку в щеку.
Но едва его холодные губы коснулись теплой щеки Арины, клыки непроизвольно вытянулись, и он почувствовал их легкое соприкосновение с кожей человека. Дикая жажда затуманила его мозг. Краем сознания Раду понял, что находится в миллиметре от непоправимого. Разозлившись на самого себя, вампир усилием воли резко отстранился от девушки, чем вызвал ее немое удивление, и, не говоря ни слова, сел в свою машину и с визгом колес рванул с места.


Раду ворвался домой злее самого дьявола и заперся в своей комнате, даже не поприветствовав нас с Кэти.
- Пойду и попробую выяснить, что с ним, - тут же среагировала Кэт.
- Может, не стоит? Подожди, может он скоро выйдет и сам расскажет, - ответил я, и, на мое удивление, жена согласилась.
- Да, Влад, наверное, ты прав. Возможно, ему надо побыть одному. Но как же, черт побери, хочется узнать, что случилось!!!
Услышав это, я не удержался от улыбки. Кэт по-прежнему не утратила простого женского человеческого любопытства.
Раду не выходил из своей комнаты несколько часов, но все-таки к середине следующего дня присоединился к нам с Кэт.
Мы с Кэти сидели на диванчике в гостиной и смотрели телевизор о ночных хищниках планеты, когда к нам присоединился самый опасных из них.
- Доброго времени суток! – с мрачным выражением лица произнес Раду и присел рядом с нами, облокачиваясь на спинку дивана.
- И тебе доброго! - отозвались мы с Кэт.
- Может, объяснишь, что случилось? – спросила Кэт, потеряв интерес к телепередаче. – С Ариной что-то?
- Пока нет, - ответил Раду, как отрезал.
Затем он достал из кармана мобильник и набрал чей-то номер.
Кэт навострила уши, чем снова вызвала у меня улыбку.
- Здравствуй, Арина! - произнес Раду напряженным голосом, и в его глазах отразилась невыразимая мука. – Как дела?
- Все нормально, - донесся голос из трубки.
- Это хорошо, - задумчиво произнес Раду, растягивая слова. – Пока, Арина!
- Пока, - ответил голос из трубки, а затем последовали короткие гудки.
- Что за сухость? – снова пристала с допросом Кэт.
Раду молчал, сурово сдвинув брови.
- Ты же знаешь, что лучше ответить, - сказал я. – Она же не отвяжется от тебя целую вечность.
- Я чуть не прикончил вчера Арину, - хриплым голосом сообщил нам Раду.
- Мне казалось, ты уже несколько сотен лет себя хорошо контролируешь... – произнесла Кэт, вопросительно вглядываясь в лицо своего названного брата.
- Мне тоже так казалось, - злясь на самого себя, ответил вампир. – Но, я никогда не был настолько близко к человеку, которого не собираюсь убивать.
- Ты привыкнешь, - убедительным тоном сказал я. – Я же сумел это преодолеть.
- Да, - подтвердила Кэт, - если бы не смертельная болезнь, еще не известно была бы я тут рядом с вами.
Раду несколько минут задумчиво разглядывал Кэт, словно видел ее впервые, а затем спросил:
- Кэт, а ты не жалеешь, что стала одной из нас?
- Да, это лучшее, что со мной произошло! Это так прекрасно быть всегда наравне с Владом, и никогда не постареть, - ответила она убедительно и прижалась к моему плечу.
- И тебя не смущает, что мы питаемся человеческой кровью? – спросил Раду.
- Ну, нет..., пожалуй, нет. Тем более что Влад в силу своей профессии избавляет меня от необходимости ходить на охоту. Да, что я тебе говорю, ты и сам знаешь.
- А я вчера впервые испытал отвращение, что я такой, - подавленным голосом признался Раду и сжал кулаки. – После того, как я уехал от Арины, едва ее не прикончив, я увидел, как на трассе произошла автомобильная авария. Я подошел к человеку, истекшему кровью и прекратил его мучения, утолив проклятую жажду.
- Ну и что? – равнодушно пожав плечами, произнесла моя жена. – Во-первых, это твоя природа, во-вторых, человек ведь все равно был обречен.
- Я дал сам себе слово, когда начал встречаться с Ариной, что не лишу больше жизни не одного человека. Но злость на самого себя и дикая жажда заставили меня нарушить данное обещание.
- Ничего страшного не произошло, - сказала Кэт и обняла Раду, поглаживая его по светлым золотистым волосам.
- Но как мне быть дальше? Я не могу без Арины! – подавлено признался вампир.
- Приучай себя к ней постепенно. Со временем, это перестанет быть невыносимым. Я знаю, что говорю. Правда, Кэт? – сказал я, отцепляя жену от Раду, и поцеловал ее в макушку.
- Конечно! - согласилась она. – Правда, для Арины твое поведение будет казаться странным.
Раду призадумался, а потом попросил меня изготовить для него "солнечную вакцину".
Прошло двое суток, на протяжении которых Раду пребывал в мрачном настроении, убеждая самого себя в том, что ему надо оставить Арину. И в то же время он понимал, что не в состоянии отказаться от той, которая, как казалось древнему вампиру, была рождена именно для него.
Раду перебрал в уме всех своих бывших подруг, начиная с тех пор как был еще смертным, включая вампирш, повстречавшихся ему на перекрестках судьбы, и сделал вывод, что ни к одной из них не испытывал ничего похожего, как к Арине. Она казалось ему такой хрупкой и уязвимой, что необъятная нежность заполняла его небьющееся сердце.
По истечению вторых суток заточения дома Раду уже не знал, куда себя деть. Черная тоска по Арине заполняла его изнутри.
Кэт хозяйничала по дому, вытирая пыль с мебели. Заметив подавленное состояние Раду, она решила как-то его отвлечь.
- Может, поможешь? – спросила Кэт, и кинула в Раду ветошь для стирания пыли.
- Конечно, Кэт! - отозвался он, молниеносно поймав ветошь.
Затем вампир быстрее смерча пронесся по дому, приводя все в порядок за считанные секунды.
- Готово, сестричка! А теперь мне надо переодеться, - сказал Раду и моментально исчез, пока Кэт не придумала ему новое занятие.
Через пару минут он уже спрыгнул вниз со второго этажа, как всегда, минуя лестничные ступеньки, и направился к входной двери.
- И куда это ты собрался? – спросила Кэт, появившаяся перед ним неизвестно откуда, придирчиво рассматривая наряд Раду, на котором была стильная голубая футболка и голубые джинсы. - Хороший выбор. Такой прикид выгодно подчеркивает твое умопомрачительное строение, - похвалила Кэт. - Вот только солнце-то еще не окончательно село, братец!
- Не волнуйся, Кэт, я намазался солнцезащитным кремом. Лучи заходящего солнца не нанесут мне серьезного вреда, ты же знаешь.
- Но зачем терпеть ненужные страдания. Неужели ты не можешь подождать хотя бы до заката?
Раду смущенно потоптался на месте, а затем признался:
- Извини, сестренка, не могу!
- А зачем ты нацепил часы? – напоследок спросила Кэт.
- Затем, что бы вовремя вернуться на рассвете. Потому что, когда я рядом с Ариной, я теряю счет времени. Все, я погнал, - сказал Раду, чмокнув в щеку заботливую вампиршу.
Уже через некоторое время Раду припарковал свой автомобиль недалеко от дома Арины.
Последние лучи заходящего солнца проложили к дому девушки золотистую тропинку, на которую ступил вампир легкими и бесшумными шагами, держа в руках огромный букет белоснежных лилий.
"Она подумает, что у меня нет фантазии, - глядя на букет, с досадой подумал Раду. – Но, они хоть как-то отбивают ее человеческий запах".
Вампир почувствовал, как едва теплящиеся лучи солнца жгут его холодную кожу, словно крапива.
"Некомфортно, - подумал он, - но придется потерпеть. Ради Арины можно вытерпеть что угодно".
Раду достал из кармана мобильник и набрал номер Арины.
- Алло! - послышалось в трубке.
- Здравствуй, Арина, это я! - нежным мягким голосом произнес в трубку Раду. – Можно я поднимусь?
- Конечно, заходи! - услышал вампир и облегченно вздохнул, а затем быстрыми шагами направился к дому девушки.
Арина ждала его у входной двери.
- Это тебе, - сказал молодой человек и вручил девушке белоснежный букет.
Девушка взяла букет и пригласила Раду пройти в комнату, пряча лицо в цветы.
"Что-то не так", - подумал вампир, и заметил, как у Арины наворачиваются на глаза слёзы.
- Ариночка, девочка моя, что с тобой? – воскликнул перепуганный Раду и почувствовал, как у него замерло дыхание.
Он подошел к девушке и обнял, прижав ее голову к своему плечу. Дикая жажда снова напомнила о себе. Раду пришлось собрать силу воли в кулак, что бы подальше задвинуть это хищное чувство.
- Я думала ты никогда больше не придешь, - немного успокоившись, сказала девушка, и ее щеки залил розовый румянец. – Ты так странно вел себя в последний раз, словно я тебя чем-то обидела.
- Ариш, ты тут совершенно не причем! Ну как я мог не прийти? Только не плачь, пожалуйста, - поглаживая девушку по волосам, сказал Раду, вкладывая в голос как можно больше нежности.
"Сейчас самый подходящий момент, чтобы признаться в своих чувствах", - подумал вампир, а вслух произнес:
- Ты такая красивая, я…
Звонок мобильника оборвал вампира на полуслове. Раду раздосадовано посмотрел на определившийся номер.
- Извини! - сказал он Арине, - это сестра.
- Да, Кэт, - раздосадовано рявкнул в трубку Раду. – Со мной все в порядке. Скоро буду.
- Тебе пора? – спросила Арина тихим голосом.
Раду обернулся на окно. Солнце уже окончательно зашло, уступая место вечерним сумеркам.
- Приличия обязывают, - ответил вампир и в его глазах отразился его истинный возраст. – Но завтра я обязательно приду, - добавил он, взглянув во влажные глаза девушки.
"Только бы она больше не плакала, - взмолился про себя вампир. – Когда она плачет, мне кажется, что мое сердце готово рассыпаться в прах".
- Я завтра хотела пойти в зоопарк, - застенчиво начала Арина. – Не хочешь составить мне компанию?
- С радостью! - пообещал Раду, и поцеловал на прощание девушке руку.
Вампир вышел на улицу и почувствовал на спине прощальный взгляд Арины. Обернувшись и взглянув на балкон девушки, Раду действительно увидел ее там и махнул на прощание рукой.
Затем он сел в машину и отъехал от дома Арины. Выждав некоторое время, Раду бегом вернулся к дому Арины и забрался на дерево, растущее рядом с балконом девушки.
Сидя на дереве, скрытый ночной темнотой, вампир с любопытством наблюдал через открытую балконную дверь за каждым движением Арины, снующей по дому то туда, то сюда.
Наконец, когда в доме Арины погас свет, Раду бесшумно перепрыгнул с дерева через балконные перила и вошел в комнату, освещаемую бледным светом Луны.
Арина спала, раскидав по подушке свои шелковые волосы. Бледный свет придавал им серебряный оттенок, делая девушку похожей на сказочный персонаж.
Раду встал на колени рядом с кроватью, сложив руки на ее поверхности, словно за школьной партой, и положил подбородок на кисти рук, не сводя с Арины влюбленных глаз.
- Милая моя, - прошептал он, и провел рукой по волосам девушки.
Арина беспокойно зашевелилась.
- Спи, спи спокойно, хорошая! - внушал Раду спящей девушке, и она снова перестала ворочаться. – Я тебя люблю.
- Я тоже тебя люблю, - прошептала Арина во сне и повернулась на спину.
От таких слов древний вампир почувствовал, как у него внутри полностью остановились все жизненные процессы, словно боялись нарушить это сказочное мгновение.
Стараясь ни о чем не думать, чтобы не тревожить мыслей Арины, Раду наклонился и легко поцеловал девушку в губы. Он прислушался к своим ощущениям. Дикая жажда почти не давала о себе знать, оставив клыки без движения, а бег крови по венам девушки уже не отвлекал его внимания от ликующих чувств, заполняющих его мертвое сердце.
Арина снова зашевелилась, и что-то бессвязно пробормотала во сне.
Вампир замер, и больше ни разу не шелохнувшись, словно мраморное изваяние. Так он просидел до рассвета около девушки, пока часы на его руке не осветили циферблат тусклым зеленым светом, сигнализируя о приближении рассвета.
Раду вышел на балкон, перемахнул через перила, бесшумно приземлился и исчез в предрассветном сумраке.


Поутру, взяв у меня "солнечную вакцину", Раду отправился с Ариной в зоопарк.
Утро выдалось теплым, но облачным. Серые тучи низко повисли над землей, создавая гнетущее настроение у прохожих. На их фоне зеленые листья переставали радовать людей. И только Раду в этот мрачный день выглядел так, будто у него за спиной растут крылья.
Пока он покупал входные билеты, Арина слушала голоса животных и птиц, раздающиеся за воротами зоопарка. Но как только девушка и вампир пересекли ворота, голоса зверей тут же стихли, словно что-то ужасное напугало их всех разом.
Арина и Раду проходили мимо вольеров с животными, но самих животных не было видно.
- Как странно, - произнесла девушка, - наверное, плохая и тяжелая погода заставила их забиться по углам.
В ответ Раду только нахмурился и молча пожал плечами. Он-то знал наверняка, что гнетет зверей на самом деле. Только одно его отдаленное присутствие приводило зверушек в неописуемый ужас. И никакая "солнечная вакцина" не могла скрыть от них его истинную натуру.
Арина, не теряя оптимизма, потащила Раду к вольерам со львами. Каково же было ее удивление, когда царь зверей неожиданно заметался по клетке и с жалобным мяуканьем, словно не лев, а маленький котёнок, забился в угол.
- Что с ними? – удивилась Арина. – Как-то не повезло нам сегодня с "походом" в зоопарк.
- Да уж… - отозвался Раду, не зная, что еще можно сказать.
- Пойдем, глянем на волков. Может с ними повезет больше, - предложила Арина и потянула вампира к вольеру с волками.
Но и здесь ее ждало разочарование. Уже издали, зачуяв более сильного и жестокого хищника, волки жалобно заскулили и засунули морды между передними лапами.
- Да что же это такое!? – окончательно расстроилась девушка, надув обиженно губки.
"Какая же она хорошенькая, - в очередной раз восхитился древний вампир и с нежность взял руку девушки в свою, - а я испортил ей прогулку".
От таких мыслей Раду помрачнел. Заметив это, Арина провела ладонью по холодной щеке молодого человека и уже весело предложила:
- Раду, ну не расстраивайся ты так. Даже если мы просто проболтаемся по Москве, мы замечательно проведем время.
Арина с такой нежностью заглянула в глаза вампиру, что он снова почувствовал, как все замирает у него внутри.
Вампир и девушка бесцельно бродили по городу, взявшись за руки, и болтали обо всем на свете, кроме страшной тайны молодого на вид человека.
Заметив, что Арина немного устала, Раду усадил девушку на лавку, неподалеку от которой убаюкивающее журчал фонтан, и сам присел рядом, явно что-то обдумывая.
- Арина, - нарушил он минутную паузу, - как ты ко мне относишься?
Девушка немного смутилась, но ответила, склонив голову на плечо вампиру:
- Замечательно! Если ты не заметил, то скажу, что ты мне очень нравишься. А с чего вдруг возник такой вопрос?
- Я хочу тебе кое-что сказать…
Раду достал из кармана мобильник и стал нервно теребить его в руках.
"Как зеленый пацан, - разозлился он на самого себя. – Вот старый дурак!"
Арина терпеливо ждала продолжения начатого разговора. Раду увидел, что в ее бездонных глазах замер немой вопрос.
"Отступать глупо", - решил вампир, и решительно произнес:
- Арина, я тебя люблю! Вот, что я хотел тебе сказать.
Девушка улыбнулась так, что молодому человеку показалось, что тучи развеялись, и солнце осветило планету.
- Взаимно, Раду! - искренне и застенчиво произнесла Арина тихим голосом.
Раду вскочил с лавки и стал нервно топтаться на месте, обдумывая что-то еще.
- Побудь здесь немного, - неожиданно сказал он и бросился куда-то бежать.
Через пару минут Раду вернулся, неся в руках огромный букет цветов. На глазах у всей улицы Раду опустился перед Ариной на колено и, вручив ей букет, торжественно произнес:
- Арина я предлагаю тебе руку и сердце.
"Свое небьющееся, но любящее сердце", - добавил про себя вампир.
Люди, сидевшие на соседних лавочках, восхищенно захлопали в ладоши.  Откуда-то до острого слуха вампира долетели восторженные возгласы "Браво!", "Как романтично!"
И только Арина, опешив, молча продолжала сидеть на лавке. Внезапно ее глаза наполнились слезами.
- Ариночка, - вскочил с колена Раду и сел рядом с девушкой, обняв ее за плечи, - прости, если оскорбил тебя…
Вампир раздосадовано сжал зубы. Его светлые брови сошлись "домиком" над переносицей и лицо приняло страдальческий вид.
- Нет, нет, - перебила его девушка. – Раду, ты такой… правильный, и такой романтик!
У вампира отлегло от его небьющегося сердца, и он с надеждой в голосе повторил свой вопрос, заглядывая в голубые глаза Арины:
- Так ты выйдешь за меня замуж?
- Я должна подумать, - серьёзно ответила Арина, чем вызвала ропот у любопытных ушей.
- Хорошо, я готов ждать хоть целую вечность, - без тени улыбки отозвался молодой человек.
Тучи на улице все-таки разразились внезапным дождем, постепенно переходящим в проливной ливень.
Раду подхватил на руки Арину, чтобы она не промочила ноги, и быстро добежал до ближайшего кафе. Девушка даже не успела намокнуть.
Заказав обед, Раду некоторое время молча сидел, ковыряясь вилкой в салате, старательно изображая, что ест, и что-то обдумывал.
- Над чем призадумался? – поинтересовалась Арина, послав Раду нежную улыбку.
- Хочу пригласить тебя в гости и познакомить со своими близкими. Ты не против?
- Буду рада узнать о тебе побольше, - согласилась Арина. – Тем более еще полдня впереди.
Раду бросил вилку и схватился за мобильник.
- Сейчас вызову такси, - пояснил он девушке.


На выезде из города Раду позвонил Кэт, и сообщил о своем скором приезде вместе с Ариной.
Кэт в это время сидела в старинном кресле в нашей комнате и делала маникюр, шустро орудуя маникюрной пилочкой. Внезапно она вскочила и стремительными движениями бросилась наряжаться, что-то бормоча себе под нос.
Через секунду она уже изящно принарядилась в белые брючки и легкую майку-топ.
- Что случилось? – спросил я Кэт.
- Раду тащит сюда девчонку, - нахмурив брови, сообщила она. – Что же делать?
- А что ты так разволновалась-то?
- А то, что ее надо будет чем-то угощать, и сами создавать видимость того, что мы едим вместе с ней!
Пока Кэт носилась вихрем по дому, прибираясь то тут, то там, я спустился в погреб и принес оттуда бутылочку красного вина двухсотлетней выдержки и гордо поставил ее на стол перед Кэт.
- Влад, где ты это добыл? – облегченно выдохнув, спросила Кэт.
- Припасы для таких вот форс-мажорных обстоятельств.
Кэт кинулась мне на шею.
- Влад, какой же ты у меня молодец, - с несвойственными большинству вампиров эмоциями, восхищалась жена. – Какой же ты предусмотрительный. Вот только чем мы накормим девчонку?
- Вот это действительно задачка, - согласился я.
На улице уже был слышен шорох шин приближающегося автомобиля.
Кэт громко выдохнула и пошла открывать дверь Раду и его гостье.
Девушка только выходила из машины, но нам с Кэт было уже слышно, что она волнуется не меньше нас. Ее сердце учащенно стучало и заставляло кровь быстрее разливаться по организму.
Я увидел, как Кэт, облизала губы. Но уже через секунду она с искусственной улыбкой на лице открыла дверь гостье и своему названному брату, стараясь, чтоб дневной свет не попал ей на кожу.
Раду учтиво пропустил вперед Арину и зашел следом. В руках у него был большой пакет с продуктами, который он вручил хозяйке дома, получив взамен красноречивый взгляд.
После того, как Раду представил всех друг другу, Кэт предложила всем сесть за стол, а сама отправилась на кухню, приглашая взглядом туда же своего брата.
Мы остались с Ариной за столом и поддерживали разговор обсуждением дождливой погоды.
Мое чуткое ухо уловило, как этим временем, Кэт шипела на кухне на Раду:
- Ты с ума сошел? Зачем ты привел ее к нам в дом?
- Есть серьезные основания, - шепотом сказал Раду. – И прекрати устраивать сейчас разборки. Ладно? Позже я терпеливо выслушаю все, что ты скажешь…
- А что для этого будут еще поводы? – огрызнулась шепотом Кэт.
Раду, ничего не ответил, и, подхватив тарелки с фруктами, понес их в гостиную и сел рядом с Ариной.
Кэт подскочила к бару, и незаметно налила бокал красного вина и три бокала с кровью. Затем она обошла всех по кругу, расставляя бокалы. Теперь на ее губах уже сияла хоть и натянутая, но обворожительная улыбка.
Наконец, Кэт присела за стол и начала поддерживать беседу.
- Кэт, мне кажется, я тебя где-то видела, - отпивая вино из бокала, заключила Арина.
На удивление артистично, закатив глаза к потолку, Кэт притворилась, что вспоминает.
- Мне тоже показалось знакомым твое лицо… Вспомнила! - с лёгкостью соврала Кэт. - Я подвозила тебя на машине однажды. Ах, как же тесен мир!
Я бросил на Кэт удивленный взгляд. И когда она научилась так бесцеремонно врать, не моргнув и глазом!
Что бы мое смятение не стало заметным, я с бокалом в руке встал и отошел к окну. Отпив из бокала, я почувствовал, как живительный вампирский эликсир поднимает мне настроение, и все происходящее начинает казаться мне забавным.
Приоткрыв занавески, я увидел, что дождь уже закончился, и через тучи начали пробиваться лучи вечернего солнца, постепенно подсушивая землю.
- Влад, - окликнул меня Раду, - присядь-ка, пожалуйста.
Бросив на него быстрый взгляд, я понял, что ему нужен несколько я, сколько моя поддержка.
"Значит, сейчас я должен буду сдерживать Кэт", - сделал я вывод, подсел поближе к жене и обнял ее за плечи.
- Я сегодня сделал Арине предложение, - торжественно объявил Раду.
Я прибавил немного усилия к своим объятьям.
Кэт, на мгновение замерла. А затем, нервно отпила содержимое своего бокала.
- А что же Арина? – притворно ровным голосом спросила Кэти, стараясь не выдавать своего негодования.
- Я еще не дала своего ответа, - покраснев, ответила девушка.
После окончания ужина, на котором нам вампирам приходилось создавать видимость того, что мы принимаем пищу вместе с Ариной, что бы она не чувствовала себя некомфортно, Кэт предложила мне показать девушке дом.
- И подольше, - шепнула мне жена.
Пока я водил Арину по нашему большому дому и показывал ей антиквариат, которым, на моё счастье, было обустроено наше жилище, мой вампирский слух улавливал слова Кэт, с которыми она набросилась на Раду на румынском языке:
- Ты, что? С ума спятил? Как такое тебе могло прийти в голову, Раду?
- А что в этом такого, Кэт?
- А то, что когда узнает отец, а он непременно узнает, он убьёт и тебя, и ее!
- За что!? Я ведь не нарушил правил. Ну и что, что я женюсь? Я ведь не обратил Арину. Я собираюсь прожить с ней столько, сколько отведено судьбой.
- Ты что, рассказал ей о нас? – тихо спросила Кэт.
- Нет. А думаешь стоит?
- Ты должен ей рассказать, пока она не дала согласие. У нее должно быть право выбора, – уже ровным тоном сказала смирившаяся Кэт.
- Я скажу, - согласился Раду. – Так будет честно. Но не сегодня. Вот только примет ли она это?!
Кэт пожала плечами и крепко обняла брата.
- Я хочу, чтоб ты был счастлив, - искренне сказала она. – Но я боюсь за тебя. Ведь она смертная… Пойдем к Арине и Владу.


К исходу дня Раду погасил в доме электрический свет и повсюду разжег свечи, что бы глаза постоянных обитателей этого дома чувствовали себя более комфортно.
- Зачем Раду повсюду разжигает свечи? – спросила Арина у Кэт, что-то ищущей в верхнем ящичке старинного комода, расположенного в углу гостиной.
- Что бы создать для тебя романтичный настрой, - тут же с лёгкостью соврала Кэт,  достала из ящичка спички и зажгла красивые зеленые витиеватые свечи, стоящие на блестящей поверхности старинного комода.
Причудливые тени, отбрасываемые неярким светом свеч, тут же запрыгали на стенах.
- Но не стоило так стараться ради меня, - потупив взгляд в пол, тихо произнесла Арина. – Мне ведь пора уже домой.
- Жаль, а я хотела пригласить тебя на прогулку, - сказала Кэт.
В этот момент мне было сложно оценить, искренне была Кэти или нет. За один вечер она так мастерски научилась врать, что уже было трудно судить об ее истинных намерениях, но по хитрому блеску в ее глазах, я сделал вывод, что она просто хочет казаться приветливой.
- Вот врунья! – сказал я шепотом себе под нос, сидя на диване в пяти метрах от жены. – Сама ждет не дождется, чтобы избавится от Арины.
Чуткий слух моей жены, не оставил без внимания эту фразу, и Кэт, послала мне насмешливый взгляд.
Раду еще секунду назад, находящийся где-то на втором этаже, мгновенно оказался за спиной Арины, и, добродушно предложил:
- Арина, оставайся ночевать у нас. Кэт разместит тебя в любой свободной комнате. Выберешь сама ту, которая тебе больше понравится.
Я хлопнул себя по коленке от злорадного удовольствия, из-за того что Кэти придется исполнить то, что она лицемерно предложила девушке.
Кэт перехватила мою ехидную усмешку, и метнула на Раду гневный взгляд. Но через секунду она говорила, уже притворно улыбаясь:
- Ариночка, ну конечно, оставайся у нас! А кое-какие вещи, которые тебе могут понадобиться, думаю, мы подберем.
Посмотрев на Арину, я понял, что она колеблется. Видимо, глубоко запрятанный инстинкт самосохранения пытается до нее достучаться из закоулков подсознания.
- Хорошо! - согласилась девушка, так и не услышавшая стука своего инстинкта самосохранения.
- Ну, так что, мы идем на прогулку? – спросила загнанная в угол своим же предложением Кэт.
- Пойдем, - согласилась Арина.
- Мальчики, вы с нами? – спросила Кэти, направляясь к двери.
- Нет, - отозвались хором я и Раду, усаживаясь по обе стороны небольшого покрытого зеленым сукном столика. – У нас партия в покер.
Но спохватившись, я и Раду проводили девушек до двери, как того требуют приличия.
- Будь осторожна, - шепнул Раду Арине, слегка приобняв ее за плечи.
- Красотули! - искренне высказалась Кэт и щелкнула фотокамерой своего мобильника, а затем поспешно сунула его в карман, пока Арина не вздумала попросить взглянуть на фотографию, на которой не оказалось Раду.
Моя жена и Арина вышли за дверь, впуская в вампирскую обитель свежий вечерний воздух.
Солнце окончательно закатилось за горизонт, уступая место вечерним сумеркам.
Как только девушки вышли за дверь, вокруг воцарилась полная тишина.
- Как странно, - заговорила Арина, следуя за Кэт, которая шла на пару шагов впереди нее.
Кэти старалась держаться поодаль от Арины, т.к. стук сердца девушки и бег ее теплой крови на фоне воцарившейся тишины выводили мою жену-вампиршу из равновесия.
"И за что мне такое испытание! Сама напросилась", - ругала себя Кэт, а вслух спросила:
- Что странно?
- Тишина. Не слышно ни птиц, ни как стрекочет кузнечик, ни шума проходящих машин.
- И что тебя смущает? – спросила Кэт, направляясь к беседке, уже полностью обвитой вьюном. – Разве плохо отдохнуть вдали от городского шума?
Арина расположилась на полукруглой лавочке, пытаясь разглядеть покрытые сумерками цветы, растущие вокруг беседки.
Кэт присела напротив, чтоб не впадать в соблазн от манящего запаха человека.
- Эта тишина какая-то гнетущая, - пояснила Арина, - психологически давит.
- Пойдем, я тебе покажу одну прекрасную поляну. Это точно снимет напряжение, - сказала Кэти.
- Но уже почти темно!
-Не бойся, - заверила Кэт, - поблизости нет зверей, уверяю тебя. Мы здесь одни на несколько километров. Пойдем!
Кэт подошла к Арине и взяла ее за руку. Но ощутив тепло человеческой кожи, тут же пожалела об этом. Она выпустила руку девушки и отступила на несколько шагов в темноту.
- Так ты идешь? – холодно спросила Кэти.
Девушка кивнула головой и осторожно последовала за Кэт, стараясь не спотыкаться в темноте.
Кэт шла уверенной походкой, совершенно не глядя под ноги, в нужном ей направлении.
- Ты так хорошо ориентируешься в темноте, - заметила Арина, стараясь ни на шаг не отстать от Кэт.
- Я люблю здесь гулять, поэтому пройду и с закрытыми глазами, - невозмутимо произнесла Кэти.
- И как ты только смогла отважиться на такие прогулки? Уж очень мрачные у вас тут места, – спросила Арина.
- Когда Влад впервые сюда меня привез, то я, наоборот, почувствовала себя как дома. Мне как-то сразу стало здесь уютно, - совершенно искренне ответила Кэт.
Девушки вышли на небольшую полянку. Восходящая Луна миллиметр за миллиметром покрывала ее серебряным светом.
Глаза Арины немного адаптировались к темноте, и она заметила посредине поляны черные силуэты пней, которые лунный свет вычертил во мраке ночи.
- Посидим здесь немного, - предложила Кэт и уверенно направилась к одному из пеньков.
Арина нерешительно последовала за ней.
Кэт присела на пенек и с умиротворенным видом подставила лицо бледному свету Луны, словно пыталась загореть.
- Люблю здесь сидеть, - зачем-то сказал она. – Посмотри на Луну, Арина. Разве она не прекрасна? А звезды? Они радуют глаз, как переливающиеся драгоценные камушки, небрежно разбросанные чьей-то щедрой рукой по небу. Как жаль, что я не могу побывать ни на одной из них…
Бледное лицо Кэт приобрело задумчивый вид. Она была почти совершенным существом, которому было подвластно то, что не подвластно ни одному человеку. И все же ее печалило то, что она не может побывать в других мирах.
- А я больше люблю солнце, - призналась Арина. – Луна на меня удручающе действует. Она вызывает беспокойство. В полнолуние я плохо сплю.
- А звезды? – спросила Кэт. – Тебе нравятся звезды?
- Я люблю дневные пейзажи. Мне больше нравится, когда солнечные зайчики скачут по окнам, а золотистые лучи согревают все вокруг.
Кэт незаметно передернула плечами.
- Мы такие разные, - задумчиво произнесла она, отрывая взгляд от звездного неба. – Ой, я тебя уболтала! Тебе пора отдохнуть. После такой прогулки, думаю, ты будешь хорошо спать, Арина, и Луна тебя ничуть не побеспокоит. Пойдем!
Кэт решительно двинулась к дому, стараясь идти как можно медленнее, что бы Арина от нее не отстала.
Кэт остановилась только у калитки. Она слышала позади шаги все-таки отставшей Арины.
"Ничего, - успокоила себя Кэт, - пусть закаляет характер. Уж очень она изнеженная. И чем только это создание так сумело привязать к себе Раду?! Представляю, как ей страшно догонять меня в темноте!"
Кэт самодовольно улыбнулась кончиками губ, представив, как Арина в темноте с трудом выбирает тропинку под ногами.
Наконец Арина поравнялась с Кэт.
- Еле угналась за тобой, - сказала она, чуть отдышавшись. – Уж очень хорошо ты ориентируешься в темноте. Я так не могу.
Кэт не ответила.
Девушка подняла на нее глаза и поняла, что Кэт смотрит куда-то за ее спину. В тусклом свете Луны ей показалось, что зрачки Кэт стали узкими, как у кошки и впились в какую-то точку.
Арина проследила за взглядом Кэти, и вскоре различила в ночи темные силуэты приближающихся людей.
Девушка не успела моргнуть, как незнакомые люди уже оказались рядом с ней.
Кэт сделала два шага навстречу подошедшим мужчине и женщине, закрывая Арину спиной. Она уже издалека догадалась с кем имеет дело.
Кэти сложила руки на груди. В лунном свете блеснул ее примечательный перстень.
Заметив это, мужчина опустился на правое колено и прижал кулак правой руки к левому плечу, наклонил голову и произнес чуть хриплым голосом:
- Лунной ночи, Ваша светлость!
Его спутница осталась стоять на месте, с вызовом и любопытством разглядывая Кэт.
- Как вкусно у вас тут пахнет, - с издевкой в голосе нарушила свое молчание женщина.
От такого непочтения у Кэт чуть не закипела ее холодная кровь, но она не подала вида, и спокойным ровным голосом, не оборачиваясь к Арине, произнесла:
- Арина, позови, пожалуйста, Раду, и попроси Влада, что бы составил тебе компанию, пока мы с братом побеседуем с гостями.
Девушка оторвала удивленный взгляд от преклонившегося мужчины, и, не задавая лишних вопросов, поспешила выполнить просьбу моей жены.
Она быстрым шагом вошла в дом. На ее лице читались растерянность, смешанная с удивлением от увиденного, и легкое волнение.
- Раду, Кэт зовет тебя на улицу. Там пришли какие-то люди, - сообщила Арина.
Мы с Раду одновременно выронили карты из рук и подскочили  со своих мест. В этом забытом Богом месте визиты посторонних были крайне редки.
- Влад, - обратилась ко мне смущенная Арина, - Кэт попросила тебя побыть со мной. Видимо, ей и Раду необходимо поговорить с этими людьми с глазу на глаз.
Мы с Раду переглянулись. Эта фраза заметно взволновала нас обоих. Значит, ситуация не из приятных, и я должен охранять Арину.
Раду, словно молния, бросился к двери. То, что он будет рядом с Кэт, немного меня успокаивало. В других обстоятельствах меня цепляли их уединенные прогулки, но не сейчас.
Выскочив на улицу, Раду увидел Кэт. До него донеслось, как она разговаривала с поздними визитерами.
Раду сразу понял, что ее ледяной тон не предвещал ничего хорошего.
В долю секунды он, миновав калитку, оказался плечом к плечу рядом с Кэт.
Вампир-мужчина тут же склонился перед Раду в знак приветствия, как того требовал обычай.
- Артур, Артур… - укоризненно покачивая головой, произнесла женщина и положила руку на плечо своему темноволосому спутнику.
Она снова не проявила к представителю величественного клана должного почтения.
В свете Луны Раду, различил знакомые черты вампирши.
"Светлые волосы, серые стальные глаза, гибкий стан…Она все такая же. Внешне почти ровесница Кэт", - подумал Раду, и кивком головы повелел встать вампиру-мужчине с колена.
Наконец Раду смог его разглядеть.
Вампир был явно моложе своей спутницы на несколько сотен лет, но внешне они выглядели сверстниками. Он был прекрасно сложен. Длинные до плеч волнистые темные волосы резко выделяли в свете Луны его бледное узкое лицо.
- Раду! Вот уж не думала, что тебя можно застать в этом мире. Неужто боги спустились на Землю? – насмешливо произнесла женщина.
- Что за наглость! – прошипела Кэт и дернулась, намереваясь вцепиться в вампиршу.
Раду крепко схватил Кэти за руку, давая понять, что не следует делать опрометчивых поступков.
- Что привело тебя сюда, Софья? – со стальными нотками в голосе спросил Раду.
- Голод. У вас здесь вкусно пахло теплой человеческой кровью. Не пригласите к ужину?
Раду сжал в ладони руку Кэт. Он не меньше чем Кэти готов был растерзать мерзавку, намеренно его дразнящую, но не подал вида. Древний вампир остался неподвижным, как подобает представителям его правящего рода. Ни один мускул не дрогнул на его бледном красивом лице.
Поняв это, Кэт тоже приняла невозмутимый вид величественной особы и холодно задала вопрос:
- Отвечай, кто ты такая, что бы позволять себе так разговаривать с нами?
Софья впилась в Кэт внимательным взглядом. Затем, не переставая ее разглядывать, бесцеремонно обошла вокруг Кэт, и, задержав взгляд на ее лице, произнесла, скорее для самой себя, чем для окружающих:
- Хотелось бы мне знать, кто ты такая…
- Я тебе поясню, - с вызовом посмотрев на вампиршу, сказал Раду. – Это моя сестра.
Софья удивленно переглянулась со своим спутником.
Было видно, что Артур, напрягся, осознав, что Кэт, все-таки не просто так носит на пальце перстень – символ безграничной власти над вампирами. Он дернул Софью за рукав, давая понять, что бы она попридержала язык.
- Спокойно, мальчик мой, - покровительственным тоном, произнесла вампирша.
"Мальчик мой, - передразнила про себя Кэт. – Тьфу!"
- Так что насчет ужина? – переспросила бесцеремонная вампираша.
Она была слишком древней и опытной. От ее цепкого взгляда не ускользнуло, то, что Арина для Раду далеко не ужин, не завтрак, и не обед.
- Я не намерена ни с кем делиться своим королевским ужином, - намеренно подчеркнув слово "королевским", сказала Кэт. – Так, что валите отсюда, пока целы.
Казалось, это позабавило древнюю, но внешне молодую вампиршу.
- Почему-то ты мне нравишься, Ваша светлость, - сладким, как мёд голосом, пропела Софья. – Ладно, мы уйдем. Пока уйдем…
И повернувшись к лесу "гости" исчезли в ночи.
Раду немного ослабил хватку, но по-прежнему, не выпуская руку Кэт из своей ладони, потянул Кэти к дому.
Поймав на себе ее вопросительный взгляд, он предупредил череду ее вопросов:
- Кэт, я тебе все объясню, вот провожу Арину спать и объясню.
Когда Кэт и Раду перешагнули порог нашего дома, я облегченно вздохнул.
Арина, вскочила с дивана и подбежала к Раду, вверяя себя его надежным объятиям.
- Что случилось? – спросила она взволнованным голосом.
Раду сверкнул натянутой белоснежной улыбкой, и, прижав голову девушки к своему плечу, сказал, скрестив указательный и средний пальцы:
- А почему должно было что-то случится, Ариш? Это просто наши с Кэт давнишние знакомые. Мы долго не виделись. Просто они немного бесшабашные что ли… Вот мы и не хотели приглашать их в дом. Поболтали о том, о сем, и разошлись.
- Странное время для простой болтовни, - заметила Арина.
- Да они тут случайно в паре километров оказались, вот и заскочили, пользуясь случаем, - вмешалась врушка-Кэт.
И это вранье убедило девушку, но не меня.
Догадавшись об этом, Кэт, артистично зевнула и нараспев предложила:
- А не отправится ли нам спать? Раду, отведи Аришу в свободную комнату.
Раду на мгновенья замер, проворачивая в голове, где безопасней будет ночевать Арине.
- Нет, пусть спит в моей комнате, – не терпящим возражений тоном, заявил он.
Мы с женой равнодушно пожали плечами.
- Просто та часть дома пустует, - пояснил Раду Арине, - боюсь, тебе там будет неуютно. А в этом крыле дома комнаты Влада и Кэт.
- Разумно, - согласился я, догадавшись, что Раду перестраховывается. Хотя, наврядли недавние визитеры осмелятся сунуться в наш дом.
Все поднялись на второй этаж и разошлись.
Раду проводил Арину в комнату.
- Сладких снов, милая, - сказал он, чмокнув девушку в щеку, и направился к двери.
- Раду, - окликнула Арина, и густо покраснела. – А ты не можешь остаться?
Раду пришел в замешательство.
- Нет, Ариш. Этого требуют приличия…
- Ты не так понял, - пояснила девушка, - мне здесь как-то не по себе. Я лягу на самый краешек кровати и не буду тебе мешать… С тобой мне будет спокойней.
Раду тепло улыбнулся и сказал:
- Я всегда буду рядом с тобой. Спи спокойно и ничего не бойся.
Он взглянул девушке в глаза, и ее тело обмякло, а глаза закрылись сами собой. Подхватив Арину на руки, Раду заботливо уложил ее на кровать и накрыл одеялом.
- Я тебя люблю, - прошептал он, и вышел из комнаты.


Тем временем, пока Кэт рассказывала мне о наглых визитерах, в дверь нашей комнаты постучался Раду.
- Заходи, - отозвались мы с Кэти хором.
Раду вошел заметно взволнованный.
- Пойдемте на крышу, там более выгодная позиция для наблюдения в сложившихся обстоятельствах, - предложил я.
Через секунду мы уже вылезли через чердачное окно на плоскую часть крыши и уселись на самый край ее выступа, глядя по сторонам.
- И так, - нарушила тишину Кэт, - кто это такие, Раду?
- Это Софья, - начал рассказывать Раду, как-то странно поглядывая на Кэт, словно видел ее впервые. – Она одна из древних вампиров. У нее очень могущественный клан, который уступает разве, что нашему. А вот ее спутника я не знаю.
- Почему она так непочтительно с нами разговаривала? Почему ты ее не наказал?– возмущенно спросила Кэт.
- И как могущественный Драгомир допустил существование ее клана? – в свою очередь спросил и я.
- Вероятно, она так непочтительно разговаривает от недостатка воспитания. Но наказывать в этом случае не за что, – ответил Раду, а в его глазах запрыгали недобрые огоньки. – Она ведь не сделала ничего противоправного. Как и ее клан. Поэтому Драгомир не видит оснований их трогать.
- И что, мы спустим с рук такое нахальное поведение? Она ведь хотела Арининой крови! – прошипела Кэт и сжала кулачки.
Раду едва заметно вздрогнул, а затем, как можно спокойнее произнес:
- Но ведь Софья пока ничего не сделала. Она ведь ушла. Чего ты добиваешься от меня, Кэт?
- Вот именно, что ПОКА не сделала! Но внутреннее чутье мне подсказывает, что это еще не конец. И то, что Софья ушла, еще ничего не значит.
- Раду, Кэт права, - согласился я с женой. – Тебе лучше поутру отвезти Арину домой. От Софьи исходит запах одержимого охотника. Ты знаешь это не хуже меня.
- Хорошо, - согласился он. – Утром, когда незваные гости не смогут нас преследовать, я отвезу Арину домой.
Мы просидели на краю крыши всю ночь, болтая на разные темы, заодно охраняя наш дом, в котором спала хрупкая смертная девушка.
Кэт пыталась выудить у Раду побольше информации о Софье. Было понятно, что она не смирилась с вызывающим поведением древней вампирши и вынашивала планы мести. Но Раду больше ничего конкретного не рассказал.
- Держись от Софьи подальше и не нарывайся на неприятности, - посоветовал он, пронизывая Кэт серьезным взглядом. – Она очень сильная и опытная.
- Ха! Нет ничего и никого в мире, что могло бы меня напугать, - с вызовом отозвалась Кэт.
Тонкий, едва заметный лучик восходящего солнца пробился сквозь сумерки и слегка коснулся кожи Кэти.
Она с визгом вскочила и бросилась в чердачное окно.
- Ничего и никого в мире! - смеясь, передразнили мы мою жену, испугавшуюся первого лучика солнца, и неспешно последовали за Кэт.


Арина проснулась часа через три после восхода солнца.
Услышав шорохи в комнате, Раду поспешил на кухню, что бы приготовить девушке завтрак.
Обнаружив, что в нашем доме вампиров нет ни кофе, ни чая, ни других человеческих напитков, Раду в задумчивости застыл на месте.
- Сейчас я помогу тебе, - сказала Кэт, спускающаяся по ступенькам обычным человеческим способом. – Подожди немного.
- Влад, - тихо позвала она, - подай мне покрывало, пожалуйста.
Взяв покрывало, я вышел из комнаты и перекинул его через перила. Стоящая внизу жена ловко его подхватила.
Я еще не успел спросить зачем ей это, как она накрылась с головой темным покрывалом и шагнула за дверь.
Мы с Раду удивленно переглянулись.
Через пару секунд Кэти вернулась.
- Лови, - сказала мне она, забрасывая покрывало наверх.
В руках Кэт был пучок  свежей мяты.
- Вот и чай для твоей невесты, - улыбнувшись, сообщила Раду Кэт. – Сейчас заварю.
- Спасибо, сестричка, - отозвался растроганный Раду, а я, все еще удивляясь самоотверженному поступку жены, так ненавидящей дневной свет, направился в нашу комнату.
- Доброе утро! - поприветствовала меня Арина, выходящая из комнаты Раду.
- Доброе, утро! Как спалось? – поинтересовался я вежливым тоном, учтиво наклонив голову в знак приветствия.
- Спала, как убитая. Ничто меня не тревожило, как и обещала Кэт.
- Это хорошо. Спускайся вниз. Тебя там уже завтрак заждался, - сказал я и зачем-то подмигнул девушке.
- А ты?
- Мы уже позавтракали, - соврал я неохотно. – Обитали этого дома поздно ложатся, рано встают, еще до восхода солнца, и так же рано завтракают.
Девушка спустилась вниз. Закрывая дверь в комнату, я услышал, как Кэт позвала Арину к завтраку и  сообщила, что вынуждена оставить Раду и Арину одних, так как у нее какие-то неотложные дела по дому.
- Фу, отделалась! – сказала Кэт, закрывая за собой дверь нашей комнаты. – Пришлось сослаться на неотложные дела.
Я отложил книгу, которую намеревался почитать, валяясь на кровати, и послал жене лукавую улыбку.
Затем я похлопал ладонью по кровати рядом с собой, приглашая Кэт присесть рядом.
- Да, действительно у нас есть одно неотложное дело, - прошептал я, притягивая жену к себе.
Она без лишних слов стянула с меня рубашку и легонько укусила в шею, а затем провела острыми коготками по моей груди.
Я почувствовал, как рассудок от ее прикосновений отказывается воспринимать окружающее.
Кэт осыпала нежными поцелуями мое лицо, шею, периодически покусывая за ухо.
Не в силах больше испытывать это сладкое мучение, я рывком перевернул Кэти на спину и быстро освободил от одежды, достигнув желанной цели.
Медленно, доводя жену до исступления, я растягивал удовольствие. Наконец, ее начала бить мелкая дрожь, и я понял, что с губ Кэти готов сорваться легкий стон. Я быстро перехватил его поцелуем, а затем начал шептать ей какие-то нежности, дав власть неугомонным рукам.
- Еще, - прошептала Кэт, впиваясь мне в спину своими острыми коготками.
- Конечно, моя хоро… - не успел закончить я фразу, т.к. услышал стук в дверь.
Мы с Кэт от неожиданности подскочили на кровати.
- Черт подери! – прорычал я. - Минуту!
Мы с Кэт принялись натягивать одежду, на что понадобилось всего лишь несколько секунд. Черз мгновение мы выглядели, как ни в чем не бывало.
Догадавшись, что за дверью Арина, шаги которой мы не заметили, так как сильно увлеклись, я изобразил на лице приветливую улыбку и широко открыл дверь, пропуская девушку в комнату.
Краем глаза я уловил, как Кэт, на секунду зажала пальцами нос. Незаконченное дело обострило все чувства, и запах человека дразнил ее хищные инстинкты.
Наконец, она, призвав на помощь силу воли, взяла в себя в руки, и, послав мне многозначительный взгляд, как можно веселее произнесла:
- Ариночка, что же ты встала в дверях, заходи!
- Я зашла попрощаться. Мне пора домой.
- До свидания, Арина, - как можно вежливее сказал я, и учтиво склонил голову.
- Надеюсь, тебе у нас понравилось, - лицемерно добавила Кэт. – Мы проводим тебя до двери.
Мы спустились вниз по лестнице долгим человеческим способом.
У двери ждал Раду, успевший принять "солнечную вакцину".
Арина подошла к Кэт и чмокнула ее в щеку на прощание, от чего последнюю едва не передернуло.
- Пока, - сказала Кэт, и я заметил, как при этом подрагивают ее губы.
- Скоро вернусь, - сказал Раду и тоже чмокнул Кэт в щеку, а мне пожал руку.
- Наконец-то, - закрывая за Ариной и Раду дверь,  простонала Кэт. – Как же трудно с этими смертными! И как только ты меня выносил, когда я была такой же.
- Действительно, как! - пошутил я.


Раду молча гнал по трассе машину, желая как можно быстрее дальше увести Арину от опасного места, за которым, безусловно, по его мнению, всю ночь наблюдала Софья со своим хищным другом, выжидая удобного случая для нападения на единственную любовь его вампирского бытия.
Вампир старался не выдавать своего напряженного состояния, но Арина все же заметила, что с ним что-то не так.
- Что с тобой? – спросила она. – Куда исчезла задорная белоснежная улыбка?
- Ничего, голова побаливает, - соврал Раду и снова замолчал, впившись в дорогу цепким пристальным взглядом.
"Как же я не люблю врать! Может признаться Арине, в том, кем я являюсь на самом деле, - обдумывал вампир. – Только бы она не испугалась! Ведь я и сам боюсь. Боюсь ее потерять".
Раду посмотрел на Арину взглядом страдальца, так и  не приняв решение.
Девушка, решив, что ее жениха мучает головная боль, сочувственно погладила его по холодной руке.
- Потерпи, Раду, - сказала она, - вот приедем домой и я поищу что-нибудь от головной боли в аптечке.
Раду кивнул в ответ головой, и сбросил газ, желая отодвинуть мучительный момент признания, хотя окончательное решение он все еще не принял. В придачу ко всем душевным мукам, у  вампира обострилась дикая жажда.
Раду несколько раз ловил себя на том, как его взгляд приковывает едва заметная жилка, пульсирующая на шее Арины.
Вампир отвел взгляд и прикусил губу.
"Конечно, она может испугаться, - сглотнув, подумал он. – Теперь я и сам себя боюсь".
Наконец, Раду остановил машину у дома Арины, и поспешил выйти на воздух. Ему стало немного легче.
Обойдя машину, древний вампир открыл дверь и подал руку Арине.
Дикий инстинкт снова попытался прорваться наружу. Раду почувствовал, что уже с большим трудом может контролировать свой голод.
Он быстро проводил Арину до ее двери и поспешно распрощался.
- Извини, Арина, мне надо бежать. Я загляну к тебе вечером.
Догадавшись, что девушка хочет поцеловать его на прощание, Раду поспешно отстранился от нее и быстро побежал вниз по лестнице, посылая невесте воздушный поцелуй.
- А как же таблетка? – крикнула ему в след Арина.
- Мне уже легче, - отозвался откуда-то снизу Раду.
Когда в дом ворвался Раду, мы с Кэт сидели за столиком в гостиной и играли в карты.
Одним стремительным прыжком он достиг холодильника и залпом осушил бутылку с кровью.
- Ты проголодался, братец? – промурлыкала Кэт, обращаясь к Раду и одновременно пытаясь подсмотреть в мои карты.
- Не подсматривай, не поможет. Все равно быть тебе раздетой, - сказал я жене, напустив на себя серьезный вид.
Раду придвинул к нам ближе старинное мягкое кресло и расположился рядом.
- Думаю, кто бы из вас не проиграл, в выигрыше будут оба, - попытался пошутить он, напуская на себя беспечный вид.
- Проиграл! - заверещала довольная Кэт.
Затем, она исчезла и появилась снова с бутылкой крови и тремя бокалами.
Разлив содержимое бутылки по бокалам, Кэти снова уселась на свое место.
- Ну, что случилось, рассказывай! – потребовала она, обратив к Раду свои голубые глаза.
- Я едва смог преодолеть соблазн, - ответил он, и его светлые брови сомкнулись в одну линию. – Я чуть не набросился на девушку, которую люблю, больше всего на свете.
- Поэтому, я тебе сразу сказала, что это плохая идея связывать себя с человеком.
- А ты что скажешь, Влад? – ища у меня поддержки, спросил Раду с видом страдальца.
- Тут я плохой советчик. Не знаю, к чему приведет женитьба на смертной. Я ведь и сам хотел так поступить, как ты помнишь...
- Да, к счастью, нам повезло и все остались живы, если так можно выразиться, – вмешалась Кэт. – И к тому же, смею заметить, я знала, с кем имею дело, и была совсем не удручена этим фактом!
Лицо Раду снова приняло страдальческое выражение.
- Да, я все расскажу Арине сегодня вечером. Больше тянуть нельзя.
- Я, надеюсь, она поймет и примет, - похлопав Руду по плечу, сказал я.
- Она же состарится... – попыталась снова вразумить своего названного брата Кэт, но взглянув на меня, прикусила язык.
- Делай, как подсказывает тебе твоё внутреннее "Я", - посоветовал я.
Насытившись кровью и обуздав свои хищные инстинкты, Раду направился к Арине с твердой решимостью рассказать ей о себе всю правду.
Он выглядел спокойным и уверенным, и только блеск голубых глаз выдавал его внутреннее волнение.
Раду поднялся по лестнице и позвонил в дверь.
Едва Арина открыла дверь, вампир шагнул в дом девушки, схватил ее в охапку и крепко прижал к своему небьющемуся сердцу.
- Что с тобой? – засмеялась Арина. – Мы ведь расстались всего несколько часов назад, а ты ведешь себя так, словно скучал по мне целую вечность.
- Так и есть, моя хорошая, - прошептал Раду, не выпуская Арину из крепких объятий. – Я скучал по тебе целую вечность.
Тогда Арина и подумать не могла, насколько серьезны и правдивы его слова.
Раду гладил возлюбленную по волосам, то и дело, покрывая поцелуями ее макушку.
- В тебя словно нечисть вселилась, - пошутила Арина, потрепала Раду по волосам и попыталась высвободиться из его объятий.
- Я и есть нечисть, - без тени улыбки произнес Раду тихим голосом.
- Да ну тебя! Ну, отпусти меня уже, Раду! Мне становится тяжело дышать.
Раду послушно выпустил девушку из объятий и последовал за ней в комнату.
- Ты голоден? Не хочешь перекусить? – осведомилась Арина.
- Нет, теперь я точно не голоден.
Раду присел на диван, выжидая удобный момент, чтобы рассказать Арине всю правду.
Арина присела рядом и положила голову ему на плечо.
- Мне понравились Кэт и ее муж. По-моему и они ко мне неплохо отнеслись.
- Они за меня рады. Они очень рады, что я тебя нашел.
- Ну, раз так, - сказала Арина, и ее щеки залил розовый румянец, - скорее всего я приму твое предложение, если, конечно, оно еще в силе.
Раду нервно заерзал на диване, осознав, что настал подходящий момент.
- Конечно, в силе, солнышко, я мечтаю об этом! Но я дожжен тебе кое-что рассказать…
Вампир взял девушку за подбородок и взглянул ей в глаза.
- Арина, ты меня очень любишь? – спросил он очень серьезно.
- Что за вопрос? Конечно, люблю!
- Арина, ты не догадываешься кто я?
- О чем я должна догадаться? – спросила девушка, и в ее голосе почувствовалось напряжение.
- Я вампир.
Арина смотрела на Раду, широко раскрыв свои бездонные голубые глаза. Он прочитал в них сначала недоумение, а затем страх.
- Не бойся, - нежным голосом произнес вампир, - я не причиню тебе зла.
Раду выпустил Арину из объятий, и она инстинктивно отодвинулась, забиваясь в угол дивана.
- Вампиров не бывает! Вампиры не могут переносить дневной свет, - зачем-то подавлено сказала Арина, хотя подсознательно, повинуясь давно стучащемуся инстинкту самосохранения, она уже поверила тому, что сказал Раду.
- Верно, но Влад изобрел вакцину, которая дает нам возможность пребывать некоторое время на солнце, не меняя при этом нашу сущность.
- Значит, и Влад и Кэт, тоже вампиры? – испуганно спросила Арина, осознав, что провела ночь в логове хищников.
Раду утвердительно кивнул головой.
Арина поджала ноги и обхватила колени руками, сжавшись в комок.
Вампир хотел пододвинуться к ней ближе, но передумал.
- Не бойся! - начал заверять он. – Я всегда буду заботиться о тебе, я всегда буду рядом. Ни я, ни Кэт, ни Влад не причиним тебе ни малейшего вреда.
Арина молчала, уткнув лицо в колени.
- Так ты выйдешь за меня? – тихо спросил Раду.
Арина подняла лицо, по которому струились слезы.
В глазах Раду отразились боль и отчаяние.
- Уходи! – выкрикнула Арина.
- Конечно, я уйду. Только обещай мне все хорошо обдумать. Попытайся понять и принять мою сущность. Помни, я люблю тебя так, как никого никогда не любил, ведь я ждал тебя не один век, милая. Я вернусь за ответом.
Раду подошел к Арине и наклонился, чтобы поцеловать на прощание, но заметив, как ее бьет нервная дрожь, отвернулся и молча ушел.
Вампир вышел от девушки в полной растерянности. Он был уверен, что у представителей его вида нет души. Но внутренняя мука, поселившаяся внутри, поколебала его уверенность.
"А я ведь знал, что так будет", - в отчаянии думал Раду, застыв посреди дороги. Он обхватил голову ладонями, сгребая в кулаки ни в чем не повинные волосы.
Неизвестно, сколько времени он простоял бы так еще, если бы визг тормозящей машины, не вывел его из задумчивости и состояния самобичевания.
- Жить надоело, придурок? – услышал он.
Раду обернулся на звук дерзкого  голоса, едва осознавая, что ярость исказила его лицо и обнажила острые белоснежные клыки.
- Это тебе надоело, - крикнул он в ответ, едва взглянув на обидчика красными зрачками, но взял себя в руки и зашагал к своему автомобилю.
"Конечно, Арина испугалась, я ведь – зверь, и веду себя, как зверь", - с отвращением признался сам себе Раду.
Когда он вернулся домой, на нем не было лица. Благородная бледность его лица приняла голубоватый оттенок.
Увидев это, Кэт кинулась к Раду на шею.
- Она не приняла твоей сущности? – догадалась Кэти с состраданием в голосе.
- Видимо, нет, - едва слышно ответил Раду.
Кэт разжала свои объятия и потянула его на диван.
- Мне жаль, - сказал я, присаживаясь в кресло напротив.
- Арина очень испугалась, - начал рассказывать Раду.
- Значит, ты не женишься… - с едва скрываемым облегчением произнесла Кэт.
- Хуже всего, что я не знаю. Арина не дала мне ответ. Я дал ей время подумать. Черт возьми, как же это все тяжело! – снова схватившись за волосы, вымолвил Раду. – Но скорее всего, ответ будет отрицательным.
Затем, Раду резко вскочил с дивана и ушел в свою комнату. Мы услышали, как в замочной скважине повернулся ключ.
- Ему надо побыть одному, - сказал я жене, на что она кивнула головой в знак согласия, а на ее лице отобразились искренняя грусть и сопереживание.


Раду не выходил из комнаты двое суток. Кэт сопереживала брату, и от этого сделалась молчаливой, что было ей совсем не свойственно. Казалось, что над нашим домом нависло какое-то невидимое тягостное бремя.
Наконец, не выдержав груза своих эмоций, Кэти постучалась в дверь, ведущую в комнату Раду. Не получив ответа, она раздраженно крикнула:
- Раду, открой и поговори со мной. Сейчас же! Не заставляй меня вышибать дверь.
Услышав, как поворачивается ключ в замочной скважине, Кэт облегченно выдохнула, совсем, как человек, после чего ворвалась к брату в комнату.
Если бы ее сердце было живым, оно бы сжалось от переживаний. Раду выглядел не самым лучшим образом.
Вечно элегантный и изысканный вампир сейчас выглядел осунувшимся и измученным. Под его глазами образовались заметные тени в тон его голубых глаз.
Кэт огляделась и увидела, что Раду, видимо, не сходил с дивана все это время, так как на небольшом старинном столике, стоявшем около закрытого тяжелыми темными шторами окна, осел тонкий слой пыли. Ноутбук вампира, стоящий на этом столике, видимо тоже не использовался, т.к. тоже был покрыт пылью. То же самое было и с дисками, и с книгами, стоявшими в книжном шкафу.
На спинку стула был небрежно брошен пиджак древнего вампира.
Никогда раньше педантичный Раду не допускал ничего подобного. Кэти даже не приходилось следить за чистотой его комнаты, т.к. Раду предпочитал сам наводить порядок и расставлять все четко по своим местам.
Кэт усадила брата на диван, и, придвинув стул, села напротив.
- Послушай, - начала Кэт, легонько сжимая ладонь Раду в своей руке, - ну что ты себя так изводишь? Может быть не так уж все и плохо. С чего ты решил, что Арина даст тебе отрицательный ответ?
Присутствие Кэт, немного привело древнего вампира в норму, и он перевел на нее уже осмысленный взгляд.
- Иначе, она бы уже позвонила, - сказал он слегка хриплым подавленным голосом.
- Необязательно. Она может думать точно так же и о тебе. Предлагаю с заходом солнца поехать и все выяснить.
Раду в нерешительности посмотрел на Кэт.
- Нечего тянуть, - продолжила она. – Как говорится, перед смертью не надышишься.
- Хорошо, ты права, Кэт. И прими мои извинения.
- За что? – удивленно спросила Кэт.
- За мое бестактное поведение по отношению к вам с Владом и за беспорядок в комнате.
- Ерунда! А беспорядок мы мигом исправим, - сказала Кэт, и оптимистично подмигнула вампиру, а затем игриво взъерошила его светлые волосы.
Я был немало удивлен, когда моя жена под вечер начала обильно намазываться солнцезащитным кремом, намереваясь ехать к Арине еще до захода солнца.
Видимо, ее привязанность к Раду сильнее, чем я думал, раз она идет на такие жертвы, при всей-то ее ненависти к дневному свету.
Раду вышел за дверь и спокойно прошел к своему автомобилю, не обращая внимания на солнечные лучи, покрывающие землю золотым напылением.
Кэт, надев очки с черными стеклами, все еще не решалась выйти за порог.
Заметив это, Раду подогнал машину к самой двери, и Кэт пулей влетела в открытую дверцу и скрылась за тонированными стеклами автомобиля.
Когда машина остановилась у дома Арины, Кэт собрала всю силу воли, и вышла из машины на свет. Она царственно-величественной походкой дошла до входа в дом девушки, и с достоинством дождалась, когда Раду откроет перед ней дверь.
Кэт и Раду быстро поднялись на второй этаж и позвонили в звонок.
Арина открыла дверь, и, увидев на пороге вампиров, испугано попятилась назад.
- Извини, Арина, но мы войдем, - произнесла Кэти тоном, не терпящим возражений.
- Здравствуй, милая, - ласковым голосом обратился к Арине Раду, все еще не решаясь войти.
Заметив это, Кэт бесцеремонно втянула его за руку в коридор, тем самым опровергая миф о том, что вампир не может войти в дом без приглашения.
Арина, поддавшись инстинктивному страху, забилась в угол дивана.
Раду прошел в комнату и присел рядом с девушкой. Кэт тоже не стала дожидаться приглашения.
Древний вампир взял девушку за руку и поднес ее пальцы к губам, покрывая их легкими поцелуями.
Арина, не совладав со своими чувствами, резко выдернула руку.
- Я вижу, ты еще не приняла решение, милая? – осторожно начал Раду.
- Приняла, - дрожащим голосом ответила девушка, и нерешительно взглянула вампиру в глаза. – Прости, но в моей жизни нет места для тебя, Раду.
Кэт, сидевшая рядом с вампиром, готова была поклясться, что в этот момент услышала нечто необычное. Это был стук, один единственный стук сердца древнего вампира.
- Это потому, что я не такой как ты? – с отчаянием в голосе спросил Раду у Арины.
- Да, - откровенно произнесла она.
- Но ведь до того, как ты узнала правду о моей сущности, разве ты не любила меня? Что изменилось? Ведь я остался тем же!!!
- Я не хочу становиться такой как ты! Я люблю солнце, люблю, когда улица залита солнечными лучами. Вечная тьма и ночные пейзажи – это не для меня.
- Но я не прошу тебя стать такой как я! – горячо возразил он. – Ты можешь жить обычной человеческой жизнью, просто позволь мне быть рядом с тобой, Арина.
- Ты не понимаешь… Я не смогу быть с тобой рядом, зная, что ты пьешь чью-то кровь! Я не хочу быть с тобой рядом, потому, что я хочу иметь детей, полноценную семью, которую ты мне дать никогда не сможешь, - горячо произнесла Арина.
Когда она осознала, что задела самое больное место, было уже поздно. Раду выскочил из ее дома, не сказав больше ни слова.
- А ты жестокая! - сузив глаза, произнесла Кэт.
- Я думала, что ты не знаешь, что такое жестокость, - набравшись смелости, огрызнулась Арина.
- И в кого ты только такая? – покачивая головой, упрекнула Кэт, игнорируя издевку.
- Мама с папой так воспитали.
- Ну, уж нет! Ни Алиса, ни Слава, никогда не позволили бы себе таких жестоких слов ни к одному созданию, - вырвалось у Кэти.
Арина уставилась на Кэт. В ее широко раскрытых глазах одновременно со страхом читалось и удивление.
- Ты знала моих родителей?
- Да, мы дружили в молодости. Они были моими лучшими друзьями.
- Значит, это ты была на маминых фотографиях… – задумчиво произнесла девушка.
- Да, я. Когда-то я жила в этом доме. Когда-то твои родители расстались со мной навсегда именно в этом доме. И, когда Алиса узнала правду, у нее даже мысли не промелькнуло отвергнуть меня. Так, что не говори мне, что твои родители научили быть тебя такой жестокой к тому, кто любит тебя так, как никто больше никогда не полюбит тебя. Мой брат, к моему великому сожалению, готов звезды с неба ради тебя достать. Все до единой! Неужели тебе недостаточно его бесконечной любви?
На глазах девушки навернулись слезы.
- Любимый… - прошептала она дрогнувшим голосом.
- Так ты все-таки его любишь? – щелкнув пальцами в воздухе, приободрилась Кэти.
- Да… Нет... Не знаю! - разрыдалась девушка. – Мы такие разные…
- Что правда, то правда! Но ведь попробовать-то можно, - убедительно сказала Кэт.
Арина вскочила с дивана и бросилась в коридор. Надев туфли на мягкой удобной подошве, она бросилась на улицу.
Кэт выбежала за ней. Не без удовольствия отметив про себя, что солнце уже село за горизонт, и сумрак мягко и постепенно опускается на землю, Кэти уверенно пошла за девушкой.
Арина пересекла проезжую часть и пробежала вглубь лесопарка.
Не обнаружив Раду на лавочке, где они любили проводить время, она остановилась, в растерянности.
- Раду, - позвала девушка, оглядываясь вокруг, - Раду, давай поговорим, где ты?
- Не кричи, он уже далеко отсюда. Но сели ты подождешь немного здесь, я попробую его найти. – сказала Кэт.
- Я никуда не уйду отсюда, - заверила Арина. – Ты только найди его, пожалуйста, Катя!
Кэт вздрогнула, услышав имя, которое она оставила в прошлой жизни. Она подставила лицо ветру, словно принюхиваясь и прислушиваясь, а затем мгновенно исчезла из поля зрения Арины, ничуть не смущаясь тем, что шокировала этим девушку.
Быстро отыскав след Раду, вскоре она нагнала и его самого.
Древний вампир в глубине одного из подмосковных лесов вымещал свои злость и отчаяние на вековом дубе, едва выдерживающем удары его кулаков.
- Прекрати, - отрезвила его Кэт. – Арина хочет с тобой поговорить.
Раду тут же перестал колотить дерево, и в его глазах появился призрак надежды.
- Она передумала? – спросил он, заглядывая в глаза Кэт.
Она пожала плечами и сказала:
- Не знаю, дорогой, не знаю…
- Помчались, - бросил он.
Раду и Кэт понеслись быстрее ветра, ощущая, как он разбивается о кожу их лиц на мелкие молекулы. Глаза ни одного живого существа на Земле не смогли бы уловить скорость передвижения Кэт и Раду. И только глаза вампиров четко различали дорогу, несмотря на опустившиеся сумерки.
Заметив, что бледный диск Луны начал свой путь по небу, Раду и Кэт побежали еще быстрее.
Добежав до лавочки в лесопарке, где Кэт недавно оставила Арину, вампиры обнаружили, что девушки нет.
Раду снова сник и подавлено произнес:
- Она не дождалась.
- Странно… - отозвалась Кэт. – Не так уж долго нас не было. Всего несколько минут…
Какое-то непонятное чувство насторожило Кэти. Оно тихонечко из самых потаенных уголков подсознания отбивало назойливую дробь. Кэт прошлась вдоль тропинки, всматриваясь во мрак опустившихся сумерек. Мимолетная тень привлекла ее внимание и исчезла.
Кэти нахмурилась.
- Что ты увидела? – спросил Раду.
- Ничего, показалось… Пойдем к Арине. Может быть, она вернулась домой.
Не обнаружив девушку дома, Кэти вдруг, осознала, что за назойливое чувство отбивало дробь в ее подсознании. Это была нарастающая тревога.
"Не показалось, значит", - подумала Кэт, а вслух произнесла:
- Раду, надо поискать Арину в лесу. Наверное, ей стало скучно сидеть на одном месте. Может быть, она прогуливается, где-нибудь неподалеку.
Немного углубившись в лесной полумрак, Кэт остановилась и замерла.
- Ты ничего не чувствуешь? – спросила она Раду, втягивая ноздрями воздух.
- Нет, - обеспокоенно ответил древний вампир, а затем сосредоточился. – Хотя, есть, по-моему, едва уловимый, замаскированный лесными травами, запах Арины.
Взявшись за руки, Кэт и Раду бросились вглубь леса за едва ощутимым запахом.
Различив что-то в темноте, Раду выпустил руку Кэти, и побежал вперед.
С расстояния Кэт различила, как он встал, словно вкопанный, а затем упал на колени. Она поняла, что оправдались ее наихудшие предчувствия.
Когда Кэт бесшумно подошла ближе, Раду взвыл, словно дикий зверь, над бледным безжизненным телом Арины. В широко раскрытых глазах девушки навсегда застыло звездное безоблачное небо. На шее возлюбленной вампира различались две небольшие ранки, оставленные безжалостным хищником.
Раду, разодрал клыками свое запястье и поднес ко рту Арины. Красная искрящаяся струйка вампирской крови полилась на губы девушки.
Кэт присела на корточки рядом с Раду и ласково прижала его голову к своему плечу.
- Не надо, Раду, - тихо произнесла она, отводя в сторону его руку, - ей уже не помочь. Ты ведь сам видишь, в ней не осталось ни капли крови…
- Как, как я мог оставить ее одну? – ругал сам себя вампир. – Ведь я обещал быть всегда рядом, до самого конца…
В бесшумном дыхании Раду угадывались всхлипывания. Несмотря на отсутствие слез на глазах древнего вампира, Кэти поняла, что он плачет, и плачет то, что у людей называется душой.
"Как жаль, что нам не дано плакать, - подумала Кэт, - ведь людям от этого становиться легче".
Затем она поднялась с корточек и потянула за руку Раду, что бы он тоже поднялся с колен.
- Мы отомстим ей, - сказала Кэт твердым голосом, заглядывая в глаза названному брату.
- Кому, Кэт? – спросил он безучастным голосом.
- Софье. Это она убила твою возлюбленную. Я видела, как промелькнула ее тень между деревьев, когда мы вернулись к Арине.
Раду посмотрел на Кэт долгим взглядом. Ей показалось, что в его глазах на мгновение промелькнул испуг, а затем сменился холодным гневом, который окрасил радужки его глаз в красный цвет. Лунный свет, отражающийся в зрачках Раду, придавал им демонический вид.
Вампир схватил свою названную сестру за плечи и хорошенько встряхнул.
- Ты не будешь никому мстить, Кэт! Ты не видела точно, чья это была тень. Тебе могло показаться. Ты меня поняла?
- Я уверена, что это была Софья! – заупрямилась Кэт.
Раду еще раз встряхнул Кэти за плечи и отчеканил.
- Повторяю, ты не будешь никому мстить. Мы договорились?
- Договорились, договорились, - сквозь зубы процедила Кэт, высвобождаясь из железной хватки брата.
"Как бы ни так!" – подумала она про себя.
- Хорошо, - отпуская Кэт, произнес Раду. Теперь он выглядел совершенно спокойным. В его холодном взгляде больше не читалось ничего. – Теперь иди домой, Кэти.
- Я не уйду без тебя, - возразила Кэт.
- Мне надо побыть одному, - отрезал он, поднимая на руки тело Арины. – Я должен с ней проститься и сделать всё, что нужно.
Взглянув на брата, Кэт поняла, что спорить бесполезно, и растворилась в ночи.


Пролетела неделя, а названный брат моей жены так и не вернулся. Кэт металась по дому, не находя себе места.
- Влад, мы должны разыскать Раду, - повторяла она, отмеряя шагами комнату.
- Возможно, он не хочет, чтоб мы его разыскивали, - возразил я жене.
- Как бы с ним чего не случилось, - не унималась Кэти.
- Что может случится с вампиром, Кэт? – попытался я ее успокоить.
Кэти замерла на месте и впилась в меня пристальным взглядом, в котором читались ужас и отчаяние от какой-то промелькнувшей мысли.
- Солнце… - прошептала она. – Он мог выйти на солнце…
- Нет, мы бы об этом уже знали, - заверил я ее.
- Знали бы… - протяжно проговорила она в задумчивости, и, бросившись к шкафу,  принялась лихорадочно вынимать оттуда свои наряды и мои вещи и складывать их в чемодан.
- Мы едем к отцу, - скомандовала Кэт и поспешила к входной двери.
Я не успел ей напомнить, что за дверью еще день, когда она ее распахнула.
Почувствовав, как солнечные лучи обожгли ее кожу, Кэт с визгом захлопнула дверь и, повернувшись к ней спиной, сползла по двери на пол. Казалось, она была готова разрыдаться, если бы это только было возможно.
Подняв жену с пола, я усадил ее на диван.
- Кэт, если ты хочешь выехать прямо сейчас, - осторожно начал я, поглаживая ее по волосам, - то придется воспользоваться "солнечной вакциной".
На мое удивление, она тут же согласилась и решительно произнесла:
- Давай сюда это чёртово снадобье.
Вскоре мы уже шли по залитой солнцем улице. Я наслаждался теплыми прикосновениями солнечных лучей к моей холодной коже и яркими цветными красками, которыми день раскрасил природу.
Было обидно, что при нашем появлении смолкло пение птиц, но с этим просто нужно смериться. Никогда животным и птицам не преодолеть дикий ужас, который они испытывают при приближении вампира – самого опасного хищника на планете.
Взглянув на жену, я понял, что боязнь нашего присутствия у животных, ее ничуть не расстраивает, а лучи солнца, которыми я наслаждался во время нашего путешествия, приносили ей только мучения. Время от времени Кэт приподнимала свои темные очки и потирала кулаком глаза, которым дневной свет тоже приносил страдания.
Хотя, скорее всего, эти страдания носили больше психологический характер, нежели физический, но мне все равно было так жалко Кэт, что даже дневные краски мне не казались уже такими красивыми.
Лицо Кэт приняло более спокойное выражение только когда мы подошли к воротам мрачного поместья Драгомира.  Ворота бесшумно открылись перед нами, словно по волшебству. Зато меня, в отличие от Кэти, при приближении к дверям этого дома, охватывали неприязненные эмоции.
Двери дома так же бесшумно отворились, и мы вошли внутрь. Оглядевшись вокруг, я понял, что в этом доме все осталось по-прежнему: слева та же массивная дверь, ведущая в "тронный зал", в конце холла та же старинная лестница, украшенная резными перилами, ведущая наверх к жилым комнатам, те же золотые подсвечники на стенах. Словно мы и не уезжали из этого мрачного места, так полюбившегося моей жене.
К нам подошел один из слуг Драгомира, поприветствовал, как того полагает обычай, взял у меня из рук чемодан и спросил тихим бесцветным голосом:
- Мне доложить Его светлости о вашем приезде?
- Нет, пусть будет сюрприз, - отозвалась Кэт.
Мы проследовали к лестнице, намереваясь подняться в нашу комнату, когда из-под нее вынырнула Флорин, неся в руках какую-то коробочку. Увидев нас, она улыбнулась, и в ее изумрудных глазах отразилась искренняя радость.
- Вы вернулись! – воскликнула она. – Не думала, что когда-нибудь признаю это, но все же скажу, что без вас этот дом помрачнел.
Кэт напустила на лицо беспечный вид, да так артистично, что на нем не осталось и следа тех переживаний, которые она испытывала по дороге сюда.
- Доброго времени суток, Флорин! - произнесла Кэт и вслед за мной опустилась перед женой повелителя вампиров на колено.
- Встаньте, встаньте, дорогие мои, на Вас это правило не распространяется, - напомнила Флорин. – Как здорово, что все теперь дома!
Мы переглянулись с Кэт, и поняли, что Раду находился тоже здесь.
- Чем вы так замучили Раду, что он заточил себя в саркофаг? – спросила шутливым тоном Флорин.
- Длинная история, - сказала Кэт, и перевела разговор на другую тему. – Что за прелестная коробочка у тебя в руках?
Флорин переключила внимание на то, что было в ее руках, и на ее лице отразился неподдельный восторг.
- Украшения. В средние века знали толк в украшениях, - не без удовольствия сказала она, открывая шкатулку с драгоценностями. – Я кое-что искала в чулане под лестницей, и наткнулась на них. Не смогла устоять, и решила вспомнить прошлое, примерив, эти чудесные вещицы!
- Я обязательно приду к тебе посмотреть, только не начинай примерку без меня, - попросила Кэт. – Только отца поприветствую, и сразу к тебе.
- Хорошо, тем более, что надо удалить с них вековую пыль, - смеясь, пообещала Флорин.
Наконец, мы поднялись в нашу комнату, в которой с момента нашего отъезда так же все оставалось по-прежнему. Только над кроватью весел наш свадебный портрет.
К моменту, когда мы разложили свои вещи по местам, в дверь тихонько постучались. На лице Кэт исчезла напускная маска беспечности, и вернулось прежнее беспокойство.
Увидев, что за дверью стоит не Раду, которого она жаждала увидеть, а слуга, в глазах Кэт промелькнуло разочарование.
- Её Светлость передает вам привет, - сказал он, протягивая поднос с бокалами.
- Спасибо, - ответила Кэт, втягивая ноздрями дурманящий запах крови.
"В доме Драгомира этот напиток всегда свеж и в изобилии," – отметил про себя я, но в слух ничего не сказал.
Подкрепившись, Кэт решила переодеться.
- Как я выгляжу? – спросила она через минуту.
Я придирчиво осмотрел ее внешний вид. Узкие черные кожаные брюки вплотную обтягивали ее стройные ноги. Белоснежная блузка очень эффектно смотрелась с коротеньким кожаным жилетом.
- Слишком хорошо, - отозвался я угрюмо.
- Пойдем, поздороваемся с отцом, - проигнорировав мой ревностный взгляд, сказала Кэти.
Узнав у слуг, что Драгомир находится в своем рабочем кабинете, мы с Кэт тут же проследовали туда.
Кэти без стука открыла дверь и вошла. Поколебавшись, я проследовал за ней.
Драгомир стоял к нам спиной, выискивая что-то на книжных полках.
- Кто посмел без доклада, - грозным тоном произнес он, оборачиваясь.
Кэт бросилась к нему на шею и расцеловала мрачного повелителя в щеки, а я склонился в подобающем поклоне.
- Ну, конечно, только моя дорогая Кэт, может такое себе позволить! – сменив гнев на милость, произнес Драгомир. – Рад видеть вас дома, дети мои!
Побеседовав с Драгомиром о всякой ерунде, мы засобирались покинуть его кабинет.
Кэт необходимо было попасть в склеп, в стенах которого искал успокоения Раду.
Словно почувствовав какой-то недобрый замысел, Драгомир нахмурил брови и обратился к моей жене:
- Скажи на милость, куда ты так торопишься, дитя мое?
Кэт в нерешительности замерла на месте, оценивая ситуацию. По поведению Драгомира было сложно определить, знает ли он, о том, что случилось с Раду, пока последний гостил в нашем доме.
- Нам надо повидать Раду, - честно признался я.
- Нет! – отрезал Драгомир.
- Но, отец… - начала было Кэт и двинулась к выходу.
- Не смей его тревожить! – грозно приказал повелитель вампиров. – Если он ушел в забытье, значит, ему это нужно. Такое не часто случается с вампирами. А когда случается, никто не в праве их тревожить!
Кэт обреченно вздохнула и подавлено произнесла:
- Повинуюсь. Но позволь мне хотя бы приходить туда, отец!
Драгомир едва заметно кивнул головой в знак согласия.


С тех пор минуло два столетья. Моя жена превратилась в тихую тень, перемещающуюся по сумрачному царству, в котором никто ни о чем не спрашивает друг друга. По царству, в подземелье которого ищет успокоения в саркофаге древний вампир. Кэти проводит здесь большую часть времени, в надежде услышать хоть какой-нибудь шорох, исходящий из саркофага.
Находясь в склепе долгие часы вместе со своей женой, я и приобрел способность чувствовать все, что происходит в голове у Раду.
Поначалу, я рассказывал Кэти о воспоминаниях и чувствах Раду, но потом перестал, видя ее внутренние переживания.
Из Кэт словно высосали жизненные силы. Иногда, она едва уловимо улыбается кончиками губ, но я вижу, что делает она это только ради меня. Кажется, что Драгомира это ничуть не волнует…
У моей жены появились новые привычки. Она с равнодушием смотрит, как в этот дом доставляются жертвы кровавой охоты. Видимо, человеческие качества потихоньку отступают перед вампирской сущностью. Очень жаль…
Изредка Флорин удается ненадолго отвлечь Кэти от ее мрачных переживаний о брате нарядами и женскими безделушками, имеющими свою занимательную историю.
Страсть к нарядам, как ни странно, не только не покинула Кэт, но и приумножилась.
Иногда Кэти часами слоняется по дому в одиночестве. Я даже представить не мог, как она проводит эти часы, пока об этом не рассказал Драгомир.
Он шел в другое крыло дома темным подземным коридором, который едва освещал единственный факел. Там, в другом крыле дома, что-то вроде тренажерного зала, в котором повелитель вампиров любит проводить свободное время.
Драгомир, не разглядывая давно привычный коридор, подошел к арке, через которую лежал его путь. И вдруг неожиданно увидел перед собой перевернутое лицо Кэт. Она висела головой вниз, скрестив руки на груди. Кэти висела, зацепившись ногами за деревянную балку, закрепленную под низким сводчатым потолком, и соединяющую стены узкого подземного коридора.
- У меня от неожиданности сердце чуть не обратилось в прах, - рассказывал Драгомир, при этом он едва уловимо улыбался. Его очень позабавил этот случай.
Так я узнал о странной привычке своей жены висеть вверх ногами долгими часами в одиночестве в темном подземелье.
А еще Кэт время от времени стала уходить по ночам из дома. Я даже боюсь предположить, чем она занята в это время. Не могу смириться с мыслью, что Кэт выходит на охоту. Может лучше оставаться в неведении?!
Вот и сейчас она подбирает одежду к выходу. Не выдержав, я все-таки спросил:
- Кэти, куда ты снова собираешься?
- На прогулку, - не оборачивая головы, ответила она.
- Позволь и мне прогуляться с тобой, милая!
- Извини, Влад, но мне нужно побыть одной.
Как часто я слышу эту фразу в последнее время. Но я понимаю, что если стану настаивать, то еще больше отдалю от себя Кэти. Надо поскорее придумать, как вернуть ее прежний задор.
Одевшись во все черное, под стать ее настроению, Кэт растворилась в ночи за воротами особняка.
Она с бешеной скоростью погнала машину по ночной трассе. Пролетая мимо какого-то небольшого населенного пункта, Кэт заметила очертания людей. И что-то знакомое в одном из силуэтов заставило ее плавно притормозить. Это был Артур.
Спрятавшись за кустами, Кэти стала наблюдать.
Артур вел за руку человека. Это была девушка лет двадцати с небольшим. Ее длинные темные волосы сливались с ночью. Однако темнота не мешала Кэт разглядеть, стройную, можно сказать модельной внешности, спутницу вампира.
- Спасибо, что спас меня от этих негодяев, - донеслась до Кэти благодарная речь девушки. – И спасибо, что провожаешь меня до дома. Очень любезно с твоей стороны.
Артур улыбнулся спутнице, вложив в улыбку всё, обаяние, на которое он был способен.
"Наивная дура, - подумала Кэт. – Тоже мне, нашла спасителя! Подожди… Сейчас он тебя отведет подальше от домов, и… Ты даже не успеешь узнать всю силу его "любезности"".
Вдруг в голову Кэт пришла забавная идея, и она оскалилась в злорадной ухмылке, про себя приговаривая:
"А почему бы мне не испортить тебе охоту!"
Тем временем Артур подвел девушку к огромному дереву и "намертво" прижал ее спиной  к стволу.
Он даже не удосужился ввести жертву в транс. Ее страх только подхлестывал инстинкты хищника.
- Что ты задумал? – в ужасе вскрикнула девушка, глядя на выдвинувшиеся клыки вампира.
Кэт с удивительной сноровкой подкралась сзади к вампиру, и, оттягивая Артура от жертвы за волосы, со злорадством в голосе выкрикнула:
- То, что у него сегодня, ну никак не получится!
Лицо вампира исказилось от приступа ярости.
- Ты! – прорычал он.
- Собственной персоной, - отозвалась Кэт, загораживая спиной потенциальную жертву Артура.
Краем глаза Кэт заметила, что девушка быстро оправилась от шока. Она даже не попятилась, не сделала попытки убежать, и с любопытством рассматривала вампиров.
- Она моя,  - решительно произнесла Кэти. – Повинуйся.
Кэт намеренно задела самолюбие вампира, который был намного старше ее, провоцируя на драку.
- Если ты думаешь, что твой влиятельный отец узнает, куда ты исчезла, то ты глубоко ошибаешься. Ведь сообщить ему будет некому, что этой ночью я положил конец твоему недолгому существованию, - злобно прорычал Артур, делая наступательные движения.
Вампиры сцепились и слились в единое целое, молниеносно перемещаясь по кругу. Когда Кэт попыталась придушить Артура, он вцепился клыками в ее руку и вырвал из нее кусок плоти.
Кэти с шипением отдернула руку, и вампир повалил ее на землю. Она почувствовала, как острые клыки вошли в ее горло, как нож в масло. У нее не было планов убивать Артура, но у него на ее счет было другое мнение.
Придя в дикую ярость, Кэт мобилизовала все свои силы и знания, перешедшие ей от Драгомира вместе с его кровью. Она сумела оттолкнуть от себя рассвирепевшего Артура, а затем резко вскочила на ноги. Подпустив вампира поближе, Кэт молниеносно выкинула вперед руку, и Артур замер, широко раскрыв глаза.
Несколько мгновений они стояли, замерев, как каменные статуи. Затем Кэт медленно вынула руку из груди вампира, держа в сжатых пальцах его сердце, после чего тело Артура тяжело рухнуло на землю.
Заметив, что девушка не сводит оцепеневших глаз с ее трофея, Кэт победоносно улыбнулась.
- Вот и всё, - сказала она, наблюдая, как сердце врага на ее ладони превращается в прах.
Отряхнув руки, Кэт стальным взглядом посмотрела на девченку и властно произнесла:
- Теперь ты пойдешь со мной.
Девушка замотала головой, съеживаясь под взглядом вампирши.
- Пойдешь, у тебя нет выбора, - повелительным тоном повторила Кэти. – Во-первых, я тебя не отпущу, как ты понимаешь… Во-вторых, нам надо сматываться, т.к. подружка Артура скоро появится здесь в поисках своего ненаглядного. А на нее у меня может и не хватить сил. Мне надо восстановиться.
Больше ничего не объясняя, Кэт поволокла девушку за шкирку к машине и впихнула ее на заднее сидение.
Когда Кэти завела двигатель, ее ухо уловило дикий вой, раздавшийся с недавнего поля битвы. Самодовольно улыбнувшись, Кэт проворчала себе под нос:
- Настанет время, и ты отправишься вслед за своим возлюбленным, мерзавка. Пусть даже пройдет не одно столетие!
Затем она плавно тронулась и направила автомобиль к своему нынешнему дому.
Похищенная девчонка, молча сидела и с любопытством разглядывала Кэти, пока последняя раздумывала высосать ли из жертвы всю кровь.
Ритм сердца человека бешеным стуком отдавался в ушах раненой вампирши. Для ускорения регенерации ей требовалась кровь, но Кэт поборола искушение, хотя и понимала, что совершает ошибку. От девчонки рано или поздно придется избавиться.
"Пусть, по крайней мере, проживет еще столько, сколько получится, - думала Кэт. – Жизнь смертных итак слишком коротка…"
Кэти почувствовала у себя на затылке взгляд девушки и спросила ледяным голосом:
- Что?
- Ты красивая… - последовал ответ.
- Я знаю, - ответила Кэт, кивая головой. – Как тебя зовут?
- Илина.
"Надо же, Луна!" - перевела про себя моя жена.
- Очень больно? – спросила Илина, скосив глаза на рану на руке Кэт, которая уже немного зарубцевалась.
- Скорее неприятно, ерунда. Через полчаса от нее не останется и воспоминая. Да, кстати, Илина, лучше бы тебе помолчать пока я не вышла из себя…


Кэт бесшумной тенью незаметно просочилась в дверь нашей комнаты, стараясь никому не попадаться на глаза. Когда я увидел, как выглядит моя жена, у меня волосы на голове встали дыбом.
Ее щеки были перемазаны кровью, одежда местами разодрана, на руке чуть зарубцевавшаяся рана, а под глазами пролегли синие тени.
Прежде чем, расспрашивать о том, что произошло с Кэт, и почему она так выглядит, я послал слугу за двумя порциями крови, чтобы жена поскорее восстановила силы, тогда процесс регенерации ее организма ускорится.
Кэти залпом осушила все, что принес слуга, и я заметил, как цвет ее лица начал улучшаться, а раны моментально затянулись, не оставив после себя следов.
- А теперь я готов тебя выслушать, - прорычал я, пока еще не зная, на кого именно я должен злиться.
Слушая историю, в которую вляпалась Кэт, я изо всех сил старался держать себя в руках, чтобы собственноручно не отвернуть голову своей возлюбленной.
Но когда она обвила мою шею руками и заглянула мне в глаза, ища в них поддержки, я понял, что гнев сдает позиции.
- И где сейчас девчонка? – чуть успокоившись, ровным тоном спросил я.
- Я заперла ее в багажнике.
- Что? – взревел я и бросился бегом в гараж.
Кэт последовала за мной.
Открыв дверцу багажника, я увидел, как на меня смотрят огромные почти черного цвета глаза.
Не церемонясь с девчонкой, я выдернул ее из багажника и, неотрывно глядя ей в зрачки, ввел в транс, а затем перекинул через плечо.
- Куда ты ее собираешься нести? - принялась было возмущаться Кэт.
- Вот и я думаю, куда? Может, ты просто используешь ее по прямому назначению? – спросил я и выжидающе посмотрел на жену.
Кэт неуверенно покачала головой.
- Не желаешь ли ее просто отпустить? – с облегчением спросил я.
- Нет, нельзя! - шепотом возразила Кэти. – Она слишком много о нас знает.
- Но ей все равно никто не поверит. Ведь для смертных вампиров не существует!
- Все равно найдется какой-нибудь любопытный журналист, которому она даст повод поошиваться около нашего дома. А ты догадываешься, какие могут быть последствия?! - все также шепотом убеждала меня Кэти.
"Пожалуй, ее слова не лишены оснований", - подумал я и понес девчонку в дом.
Когда вампир-дворецкий открыл нам дверь, от меня не ускользнул его хищный взгляд. Он, не без зависти, подумал, что мы несем себе жертву, трофей с удачной охоты.
Принеся девчонку в нашу комнату, я бросил ее на кровать и скомандовал притихшей жене:
- Запри дверь!
Дважды повторять не пришлось. Она проворно выполнила мои указания.
- Кэт, почему ты ее не убила? – спросил я, разглядывая спящую смертную. – Зачем тебе понадобилось тащить ее сюда?
- Наверное, слишком устала, - соврала Кэт и опустила глаза в пол.
Я испытующе посмотрел на лицо жены, а затем нежно ее обнял и поцеловал в маковку.
- Кэти, моя маленькая врушка, - с улыбкой произнес я. – Ну почему ты стыдишься признаться даже самой себе, что не захотела убить девчонку, потому, что в тебе всё еще живы человеческие качества? Ведь это же хорошо, милая! Значит, у тебя живо то, что я бы назвал подобием человеческой души.
Кэт промолчала и зарылась носом в мое плечо. Затем, после минутной паузы тихо произнесла:
- Наверное, ты прав Влад. Я сделаю всё что смогу, что бы она выжила, или прожила хотя бы, как можно дольше… Мы должны что-то придумать, где-то ее спрятать.
- Придумал, - прошептал я жене на ухо. – Мы пока спрячем ее в комнате Раду. Сейчас туда никто не ходит.
- Ты у меня гений! – восхитилась Кэти и впилась долгим поцелуем в мои губы.
- Стоп! - взмолился я, отстраняя от себя жену. – Ты же знаешь, чем это сейчас закончится. Сначала дело, а потом всё, что пожелаешь.
Мы с Кэт убедились, что за дверью нашей комнаты никого нет и, перенесли Илину в обитель Раду.
Кэт постучала по щекам девушки и разбудила ее.
- Сиди здесь тише самой тишины, если хочешь еще пожить, - прошептала Кэт Илине. – Вернусь к тебе на рассвете. Только в дневное время по дому почти никто не слоняется. И ничего здесь не трогай. Ты меня поняла?
Девчонка утвердительно кивнула головой, и Кэт заперла ее в комнате Раду.
Вернувшись в нашу обитель, я в задумчивости опустился в кресло, прорабатывая в голове дальнейший план действий.
Кэт уселась ко мне на колени и обвила мою шею руками.
- Что бы я без тебя делала, любимый, - промурлыкала она, покусывая мочку моего уха, и я понял, что все мысли и планы уверенно и быстро покидают голову.
Мои руки крепко сомкнулись вокруг талии Кэти, и время перестало существовать для нас обоих.
Наконец, с приходом рассвета, в доме все стихло. Даже слуги перестали суетиться и растворились в своих комнатах. Казалось, что обитатели этого дома отправились на покой. Но на самом деле, вампиры просто сбавляют активность в светлое время суток и занимаются праздными делами в своих, надежно защищенных от дневного света жилищах. Только изредка кто-нибудь прошмыгнет по дому в светлое время по какому-нибудь неотложному делу, опасаясь случайного луча дневного света. Хотя мне кажется, что это исключено в этом сумрачном доме.
Открыв дверь в комнату Раду, Кэт чуть не взвизгнула, когда из-за тонированных оконных стекол блики бледного дневного света упали на ее кожу.
Я подскочил к окну и наглухо занавесил его тяжелыми черными бархатными шторами, чтобы Кэти снова почувствовала себя уверенно.
- Я же просила тебя ничего здесь не трогать, - зашипела Кэт, подступаясь к девушке.
Илина сидела посреди кровати, сжавшись в комок.
- Здесь слишком мрачно, - попыталась оправдаться она.
- Ладно, - успокоилась Кэт, - давай знакомиться. Я Кэт, а это мой муж Влад.
Я учтиво поклонился пленнице.
- Кто мы, ты уже догадалась, рассказывать не надо, - продолжила Кэт, присаживаясь на край кровати.
Проследив за любопытным взглядом Илины, силившейся разглядеть во мраке  портрет Раду, висящий на стене над кроватью, я улыбнулся и зажег свечи, чтобы создать более уютную атмосферу для девушки.
Заметив, что Илина не сводит восхищенных глаз с портрета Раду, Кэт с гордостью в голосе пояснила:
- Это мой брат.
- Он тоже живет здесь? – поинтересовалась смертная.
Кэт утвердительно кивнула головой.
- Послушай, я не хочу тебя убивать, - призналась Кэт, но и что делать с тобой дальше, мы с мужем тоже пока не придумали. Но в любом случае, тебе надо освежиться, сделать свои дела… Но тебе придется терпеть мое присутствие постоянно. Пока я отведу тебя в душ, Влад купит тебе одежду и какую-нибудь еду.
- Да, твоя одежда ей не подойдет, - заметил я, рассматривая Илину. Девушка была на пол головы выше Кэти и шире в кости.
- Хватит на нее пялиться, - начала злится Кэт.
- Милая, я просто прикидываю, какого размера нужна одежда для Илины, - искренне пояснил я.
- Но как Влад пойдет, - разрядила ситуацию Илина, - ведь на улице день?
- У меня иммунитет, но спасибо за заботу! – с сарказмом, не вдаваясь в подробности, произнес я.
Открыв дверь, и убедившись, что за ней никого нет, я дал знак жене, что она может выводить девушку из комнаты.
Кэт облила Илину с головы до ног одеколоном, принадлежавшим Раду, который позаимствовала из ящичка комода, чтобы приглушить запах человека, и повела девушку в ванну.
А я получил возможность покинуть сумеречную обитель и насладится красками дня.
Вернувшись, я застал жену и Илину мирно беседующих в комнате брата моей жены.
- Кто это? – спросила наша пленница, разглядывая фото Арины, стоящее в простенькой стеклянной рамке на рабочем столе Раду.
- Возлюбленная моего брата. Она умерла, - стараясь выглядеть как можно более равнодушной, ответила Кэт и перевела разговор на другую тему. – Милый, что ты нам принес?
Я потянул пакет, и Кэт принялась придирчиво рассматривать одежду, которую я купил для Илины.
Убедившись, что все скромно, и я не позволил себе никаких шалостей из разряда "мини" в выборе нарядов для смертной, Кэт сложила вещи на стул. Увидев, что пленница принялась за обед, который я ей принес, моя жена сморщила носик и поспешила к выходу.
- Сиди тихо, - приказала она Илине. – Мы зайдем к тебе позже.
Заслышав легкие шаги Флорин, мы с Кэт пулей вылетели из комнаты Раду и заперли дверь на ключ.
Хозяйка этого дома подошла к нам как всегда величественная и прекрасная.
- Кэти, дорогая, как хорошо, что я тебя встретила, я как раз иду за тобой! – обрадовалась Флорин при виде нас.
Затем она приостановилась у двери, за которой была заперта пленница, и принюхалась.
- Пахнет одеколоном Раду с примесью чего-то еще, - заметила она.
- Это я случайно разбила флакон, пока сметала пыль, - тут же соврала Кэт.
Флорин посмотрела на Кэти долгим изумрудным взглядом, а затем, улыбнувшись, произнесла:
- Ты слишком ревностно относишься ко всему, что связано с Раду. Почему бы не позволить слугам там прибираться, Кэти?
- Я хочу, чтобы по возращении к нам, Раду чувствовал мою заботу, - искренне ответила Кэт.
Флорин пожала плечами и обратилась ко мне:
- Влад, я хочу кое-что показать Кэти, но нам потребуется твоя помощь.
- Всегда к Вашим услугам, Флорин, - согласился я.
Жена Драгомира взяла Кэти под руку и повела вниз по лестнице в свой заветный чуланчик.
- Какая прелесть! – вскоре донеслось из-под лестницы, и мне в руки легла гора средневековых платьев.
- Идемте ко мне, - скомандовала Флорин, и я понял, что мне придется терпеть долгие часы примерок. Но что делать, ведь я сам на это подписался, сказав "всегда к Вашим услугам". Отступать некуда.
Пока я ждал в кабинете Флорин, Кэт и ее мачеха (хоть она и запретила так ее называть), принялись за свое любимое дело.
Единственное, что их немного печалило – это то, что они не могут видеть своих отражений. Зеркала упорно не желали передавать их красоту.
Когда Кэт и Флорин явились передо мной в средневековых нарядах, с волосами, убранными в изысканные прически, у меня остановилось дыхание от восторга.
Они такие разные, но обе прекрасны. Сияющие глаза, бархатная мраморная кожа и лукавые улыбки лишили меня дара речи.
- Слов нет, вы великолепны! - наконец произнес я на одном дыхании, целуя дамам ручки.
Впившись жадно глазами в Кэт, я не удержался, притянул ее к себе за тонкую талию и прошептал ей на ухо:
- А с тобой будет позже отдельный разговор… - в ответ она только хитро хихикнула.
Кэт и Флорин дефилировали передо мной туда-сюда по просторному кабинету хозяйки дома, ублажая мой восхищенный взгляд.
Вдруг мне захотелось сделать то, чего я так давно  не делал с тех пор, как стал вампиром. Мне захотелось написать портреты этих прекрасных созданий.
Узнав о моей идее, дамы захлопали в ладоши, и Кэт помчалась добывать все необходимое, для осуществления этой затеи. Она пулей пронеслась по длинному коридору, несмотря на то, что длинное платье затрудняло движения, и наткнулась на что-то стальное. Подняв глаза, Кэт поняла, что стальное препятствие не что иное, как грудь Драгомира.
Увидев мою жену, повелитель вампиров, казалось, вздрогнул, и все краски отлили от его лица.
С минуту Он молчал, разглядывая Кэт, одетую в пышное средневековое атласное платье, а затем сдержанно произнес, целуя ей кончики пальцев:
- Ты прекрасна, дитя мое. Позволь узнать, куда ты так торопишься?
Узнав, что я хочу написать портреты прекрасных дам, Драгомир повел Кэт в свой кабинет, и, порывшись у себя в ящичках старинного комода, наконец, извлек оттуда небольшой чемоданчик и вручил ей.
Добыв то, что искала, Кэт снова помчалась по коридору, словно спешила потушить пожар.
- Тут всё, что нужно, - вбегая, сказала Кэти, и поставила на стол знакомый мне чемоданчик.
Несколько веков назад я хранил в нем необходимые материалы для создания красок и кисточек. Я не видел его с тех пор, как с презрением покидал дом того, кто обрек меня на вечное существование и пропитание человеческой кровью.
Заглянув в чемоданчик, я, к своему удивлению, обнаружил там все, что было необходимо для написания портретов.
С вдохновением и упоением я приступил к работе. Сначала Кэт, потом Флорин замерли, и сидели, не шелохнувшись, пока я не закончил портреты. Для них это не составило особого туда. Именно поэтому с вампирами, оказалось, работать легче, чем с людьми.
Судя по тому, что в доме послышалась возня и передвижение слуг по особняку, день плавно перетек в сумеречный вечер.
Кэт схватила портреты и побежала к двери.
- Простите, но я должна показать это отцу. Ведь он поклонник твоего таланта, Влад! – не отрывая зачарованных глаз от портретов, восторженно произнесла моя жена и скрылась за дверью.
Мы с Флорин не успели даже обмолвиться словом, как Кэти вбежала обратно.
- Извини, Флорин, нам с мужем надо срочно поговорить, - скороговоркой выпалила она, возвращая мачехе ее портрет.
Кэт схватила меня за руку и потянула в нашу комнату. Захлопнув за собой дверь, моя жена скинула с себя средневековый наряд и переоделась в джинсы и облегающую ее спортивное тело кофточку.
- Что случилось, милая? - спросил я, инстинктивно почуяв угрозу.
- Я шла в кабинет отца, - начала рассказ Кэти, - что бы показать твои работы. Но так и не дошла. В дверях я столкнулась с Софьей. Она как раз выходила из кабинета Драгомира.
Я сдвинул брови и напряженно спросил:
- Она тебе что-нибудь сказала?
- На мой вопрос "Что тебя сюда привело?", она как-то странно на меня посмотрела и ответила безо всяких эмоций: "Зов крови". А затем просто ушла, а я рванула сюда.
Наш разговор был прерван стуком в дверь.
- Началось… - произнесла Кэт, громко выдохнув, словно собираясь с силами. – Войдите!
На пороге появился один из слуг-вампиров хозяина дома и произнес меланхоличным тоном:
- Его светлость требует Вас к себе, госпожа.
"Скорее уж Темность, чем Светлость", - съязвил про себя я, но воздержался от того, чтобы высказать это вслух.
Кэти чмокнула меня в щеку и пошла на "ковёр".


Кэт занесла руку, чтобы постучать в кабинетную дверь Драгомира, но не успела, так как из-за нее раздался его повелительный голос:
- Войди, девочка!
Кэти прошла. Драгомир пододвинул ей роскошное старинное кресло с крепкими дубовыми подлокотниками и сел напротив в такое же, закину ногу за ногу. Кэт вгляделась в его бледное красивое, с правильными чертами,  лицо, но так не сумела прочитать, что ее ждет. Оно было не проницаемым.
- А ты меня приятно удивила, - начал Драгомир, и моя жена расслабилась, уловив на его губах едва заметную улыбку. – Объясни, мне, Кэти, зачем тебе понадобилось отнимать добычу у какого-то там паршивца?
- Он оскорбил меня, отец, и не повиновался, - выпрямив спину, и глядя прямо в глаза Драгомиру, смело ответила Кэт.
- Согласен, непростительно… – Драгомир снова едва заметно улыбнулся кончиками губ. - И поэтому ты вырвала у него сердце, чем сильно рассердила одну мой старую знакомую, дитя мое?
Кэт утвердительно кивнула.
Драгомир пристально смотрел узкими вертикальными зрачками в глаза Кэт и наклонил голову набок, словно желая рассмотреть там какие-то мелкие детали.
Затем он встал, прошелся по мягкому ковру конца восемнадцатого века, вернулся обратно в кресло и снова впился пронзительными глазами в Кэт.
- Знаешь, девочка, - снова заговорил он, - а ведь подруга того, кого ты убила требует твоего наказания… Причем собственноручно.
Сначала Кэт  равнодушно пожала плечами,  затем в ее глазах вспыхнул гнев, но она как можно сдержаннее произнесла:
- Если хочешь меня отдать на правосудие этой мерзавке, что ж… воля твоя, отец, но имей ввиду, я буду защищаться! Дёшево я ей не достанусь.
Драгомир улыбнулся, прикусил клыком нижнюю губу и легким скользящим движением ударил ладонью по столу.
- Браво, дитя моё! Не зря я потратил на тебя частицу своей крови. Неужели ты и вправду подумала, что я кому-то позволю тебя наказывать. Это моя прерогатива. Да и за что? Ты всего лишь воспользовалась данной тебе властью. А теперь потрудись объяснить мне истинную причину, по которой ты решила достать Софью, и как вас свела судьба?
- Я думала ты и сам все знаешь, - тихо сказала Кэт, вопросительно взглянув на отца. – Ведь ты неустанно контролируешь наш мир и знаешь всё про каждого из нас.
- Всё верно, Кэти, за небольшим исключением.., - Драгомир выдержал паузу. – Скажи на милость, зачем мне контролировать членов собственного клана? Разве вы не заслуживаете доверия?
Теперь Кэт вскочила с кресла и начала мерить шагами кабинет Драгомира. Осознав, что отпираться некуда, она рассказала о том, что произошло с Раду, и как погибла его возлюбленная.
Драгомир, не перебивая, выслушал эту историю. Лицо его оставалось непроницаемым, и только стук пальцев по поверхности стола выдавал то, что он не так равнодушен ко всему, что рассказала моя жена, как кажется.
Кэт вернулась в кресло и ждала когда "разразиться гром". Но Драгомир хмурил брови и молчал. Сейчас глубина его глаз не могла скрыть истинного возраста, мудрости и жизненного опыта, скрывающегося за молодым красивым лицом.
- Скажи хоть что-нибудь, отец! - не выдержав, взмолилась Кэт.
- Что ты хочешь услышать? Что вы обманули мое доверие? Думаю, ты это и так понимаешь, Кэти. Ладно, ты, - не сдержался Драгомир и ударил кулаком по столу, от чего свалился стоящий на нем глобус, - но Раду – моя правая рука!!! Связаться со смертной, да еще так переживать по поводу ее кончины. Не верю своим ушам! Никогда бы не подумал, что он, умудренный опытом веков, способен на такую глупость, и что за ним тоже требуется присмотр.
Кэт поймала руку Драгомира и прижала ее к своему небьющемуся сердцу.
- Прости, нас, отец! - с надрывом в голосе обратилась она к отцу. – Я знаю, что ты прав…
Кэт выдержала паузу и отпустила руку Драгомира.
Повелитель вампиров отошел к окну, раздвинул тяжелые шторы и открыл окно, впуская в комнату свежий воздух и бледный свет полной Луны.
Не поворачиваясь к Кэт, повелитель вампиров снова показал свою проницательность:
- Но есть одно "но", как я понимаю…
Кэт утвердительно кивнула, и Драгомир, не оборачиваясь, продолжил:
- Ты не успокоишься, пока не отомстишь Софье за причиненные Раду страдания. Верно?
- Ты все верно понимаешь, отец, - стальным голосом отчеканила Кэт.
Драгомир устало выдохнул, повернулся спиной к окну и медленно направился к Кэти.
Обойдя кресло, на котором сидела Кэт, Драгомир остановился у нее за спиной, и, немного наклонившись, положил ладони ей на плечи.
- Не делай этого, девочка! - почти умоляюще прошептал Драгомир в ухо Кэти. – Софья очень сильна и гораздо опытнее тебя.
- Но во мне течет твоя кровь, твои знания и опыт! - возразила Кэт, не оборачивая головы.
- В ней тоже, - еле слышно произнес Драгомир и, отпустив плечи Кэт, сжал кулаки. – Но это только одна из причин…
Затем он щелкнул пальцами в воздухе и возвратился в свое кресло.
В кабинет тут же вошел бесшумный, как тень, слуга Драгомира. Он принес на подносе два бокала с кровью и вручил один Кэт, а второй хозяину дома.
- Никого ко мне не впускать, - распорядился повелитель вампиров, и пригубил из бокала.
Моя жена тоже пригубила из своего бокала, и выжидающе посмотрела на отца.
Вняв ее молчаливому призыву, Драгомир покопался в ящике стола, извлек оттуда медальон и протянул Кэти.
Кэт открыла крышечку и удивленно округлила глаза.
- Это же я! В старинном наряде… Но откуда взялся этот медальон? Это ведь антикварная работа, этого не может быть, - бормотала она.
- Присмотрись повнимательней, Кэт, - настоял Драгомир.
Рассмотрев более пристально лицо, помещенное в медальон, Кэт чуть не выронила его из рук.
- Это не я! – изумленно прошептала она. – Это Софья. Теперь я поняла, кого она мне напомнила, когда я увидела ее впервые. Она напомнила мне меня!
- Вот и ответ на твой вопрос, почему я тебя не убил, дитя мое. Ты потомок аристократических кровей. И я не нарушил правил, как ты наивно полагала.
Софья твоя двоюродная пра-пра… (нестрашно, если ошибусь в "пра") бабка. Я встретил ее на заре своей вампирской юности.
Была прекрасная летняя Лунная ночь, - начал свой рассказ Драгомир. – Я был дико голоден  и вышел на охоту. Мне пришлось пробираться через лес к дворянским усадьбам, чтобы скорее найти пропитание и утолить голод. Но, когда я углубился немного в лес, легкий ветерок донес до меня сладкий, дурманящий запах человека, к которому я и направил свои стопы.
Бесшумно подкравшись, я принял в кустах выжидательную позицию. Совсем рядом раскинулось большое лесное озеро, на водяной глади которого, отражались Луна и звезды, усеявшие безоблачное небо. Их отражение то и дело искажалось от всплесков воды, производимых купающимися людьми.
Наконец, смертные решили выйти из озера. Первой выбежала обнаженная девушка. Капли воды на ее белоснежной коже переливались серебряными искрами в свете полной Луны, очерчивая силуэт ее идеальной фигуры. Увидев это восхитительное создание, я даже на миг забыл диком чувстве голода. Но когда из воды вышел следом обнаженный мужчина и притянул к себе объект моего восхищения, я снова почувствовал, как голоден.
И когда, мужчина хлопнул прекрасное создание ниже талии со словами "Княгиня, какая у вас восхитительная булка", я выскочил из своего укрытия и выпил из него всю кровь без остатка.
- А что Софья? – с любопытством спросила Кэт.
- Ты правильно догадалась – это была она. Софья не проявила ни капли состраданья к моей добыче, и ни капли стеснения своего обнаженного вида передо мной. Она смотрела на меня глазами полными страсти, обжигающая сила которой горячей волной пробежалась по моей холодной коже, оставляя после себя мурашки. До сих пор сам не знаю, почему я оставил тогда Софью в живых.
- В смысле человеком? – уточнила Кэт.
- Да, девочка моя, - продолжил Драгомир. – Раскованность и свободолюбие Софьи, несвойственные той эпохе, ее энергия и страсть, которой мы предавались каждую ночь, лишили меня рассудка. "Сделай меня такой же, как ты, и я уйду за тобой в ночь," – шептала она мне в самые раскаленные и сладострастные минуты.
- А как же Флорин? Ты уже был женат на Флорин? – перебила Кэт.
Драгомир поджал губы и сжал кулаки:
- Был! Но страсть так ослепила меня, что настоящая любовь, которую мне дарила Флорин, стала казаться не настоящей. И я обратил Софью…
Я покинул ее комнату на рассвете, намереваясь прийти за ней следующей ночью, когда пройдет агония, и она станет одной из нас. Уже тогда я принял решение оставить Флорин, но пока еще не сказал ей об этом.
Как и намеревался, я примчался за Софьей ночью, и смело вошел в дом, ожидая увидеть испитых до дна родственников молодой княгини. Но я очень удивился никого не обнаружив, включая Софью. В те времена вера в вампиров и другую нечисть была как никогда сильна, и сестра Софьи, увидев ранки на ее шее, сразу заподозрила неладное, собрала детей и поспешно уехала в неизвестном направлении, как я узнал в последствии. Вот из этой ветви и идут твои корни, Кэт.
- А куда пропала моя пра - пра - прабабка? – поинтересовалась Кэт.
- О! Ее я отыскал только через две ночи в постели одного "зеленого" уже обращенного аристократа. Когда я увидел, что она с ним вытворяет, тогда осознал, каким был идиотом… Софья быстро освоилась со своей новой сущностью и наслаждалась даром бессмертия, вечной красоты и молодости. Она получила все что хотела, и я был ей больше не нужен. Когда я ее застукал с любовником, она рассмеялась мне в лицо, сказав: "Я свободна, в отличие от тебя, Драга, и могу делать все что хочу".
- Драга? – улыбнувшись, поддразнила отца моя жена.
- Так она меня называла, - с нескрываемой злостью в голосе ответил Драгомир.
- И ты не наказал Софью за предательство? – возмутилась Кэт.
- А что я должен был сделать? Валятся на коленях, и упрашивать, чтоб вернулась?! Это было бы проявлением слабости. А так она существует и думает, что я не испытываю к ней ничего, что она не достойна даже моего презрения и воспоминания.
- А как отреагировала Флорин? – не смогла не спросить Кэт.
- А ей не обязательно все знать, так ведь Кэт? – уточнил Драгомир и покрутил пальцами обручальное кольцо.
- Могила! - серьезно пообещала Кэти и подняла к верху два пальца. – Но родственные связи не являются веской причиной, чтобы я отказалась от мести. Ты и Раду мне гораздо ближе.
Драгомир встал, поднял с кресла Кэт, прижал ее к своей груди и погладил по голове.
- Это уже и есть месть, Кэт, что ты со мной, а не со своей родной по крови бабкой. Поверь, она знает об этом и грызет от злости ногти.
- Тебе не отговорить меня отец! - сказала моя жена, обнимая Драгомира двумя руками. – И не надо за меня бояться.
Драгомир в ответ только покачал головой.
- Кстати, дитя мое, - вкрадчиво начал он, - почему-то меня мучает вопрос: что ты сделала с добычей, из-за которой начался весь этот "сыр-бор"?
Кэт взяла со стола свой бокал и залпом осушила до дна. Пока она раздумывала,  как выкрутиться, раздался стук в дверь.
- Войди! - позволил Драгомир.
Из-за двери появился слуга Драгомира, держа за шиворот Илину.
- Вы просили не беспокоить, Ваша светлость, - начал объясняться служащий вампир, - я бы подал ее вам на завтрак, не обременяя Вас ненужными проблемами, если бы она не выходила из комнаты Его светлости Раду. Что прикажете с ней делать?
- Я все объясню, отец, - в очередной раз, пытаясь спасти Илине жизнь, вмешалась Кэт, и бросила на пленницу испепеляющий взгляд.
- Если мне захотелось в туалет, - недружелюбно буркнула девушка и стала с любопытством разглядывать Драгомира.
- Смертную оставь здесь, а сам можешь быть свободен, - властно приказал слуге самый древний из вампиров.
Кэт оттеснила девушку к стене - подальше от разозленного отца.
- Кэти, дитя мое, скажи на милость, зачем ты спрятала смертную в комнате Раду? – сдерживая рвущийся наружу гнев, прорычал Драгомир.
Моя жена потупила глаза в пол, стыдясь признаться в собственной слабости. Ибо жалость к смертным повелитель вампиров считал именно слабостью и глупостью.
- Ладно, - продолжил Драгомир, - понимаю, тебе сложно переступить через остатки человечности, которые в тебе еще живы, к сожалению. В нашем суровом мире это не допустимо. Это мешает в борьбе за выживание. Вот тебе еще одно доказательство того, что тебе рано тягаться с Софьей. Но даю тебе неделю, чтобы избавится от своих слабостей.
Драгомир подошел к Илине, и снова обратился к непослушной дочери:
- Ты лично должна решить эту проблему, - тыча пальцем в плечо притихшей Илины, потребовал Драгомир.
- Хорошо, - подавлено отозвалась Кэт, - Я решу эту проблему. И еще…
Кэт замялась, понимая, что испытывает терпение Драгомира.
- Что, дитя мое? – строго спросил он.
- Эту историю с Софьей, ее другом и смертной не мог бы ты не рассказывать Раду?
- Не рассказывать мне что? – услышала она за спиной знакомый бархатный голос.
- Раду! Ты снова с нами, - чуть не прыгая от радости, воскликнула Кэт.
Раду прошел в кабинет Драгомира, бесшумно закрыв за собой дверь. Он жадно посмотрел в сторону Илины и благодарно улыбнулся.
- Кэти, ты как всегда вперед всех пронюхала о моем возвращении. Спасибо за заботу, сестренка! Очень мило, что ты приготовила для меня свежую кровь. Признаться, я чертовски голоден! - сказал Раду и метнулся к Илине.
- Нет, - воскликнула Кэт, опережая брата, - она моя.
Кэти загородила девушку спиной и раскинула руки в стороны.
Раду от удивления замер на месте, и посмотрел на Драгомира, словно тот знал ответы на все не заданные вопросы. Драгомир только развел руками.
- И когда ты успела стать такой жадной, Кэти? Вот уж не ожидал… - с упреком спросил Раду.
- Я буду ждать тебя в твоей комнате, после того как ты хорошо поешь, дорогой, - подталкивая Илину к выходу, предупредила Кэт.


Когда Раду вернулся в свою комнату, я, моя жена и Илина уже поджидали там его прихода.
После теплых приветствий, Раду оглядел свое жилище, бережно взял в руки фото Арины, и снова поставив его на место, стал благодарить Кэти:
- Спасибо, Кэт, что следила за порядком! Если бы тут убирались слуги, то обязательно что-нибудь поставили не туда. А так все на своих местах, - снова покосившись на фото Арины, поблагодарил Раду. – А теперь рассказывай, что ты опять натворила.
Мы с Кэт поведали Раду, как и почему в его комнате оказалась наша пленница.
Затем моя жена поведала мне о том, что Софья ее кровная родственница.
- Теперь я понимаю, Раду, почему ты не поквитался с Софьей за смерть Арины. Ты все знал, о том, что у меня с Софьей кровная связь.
- Это уже неважно.., - стараясь казаться как можно равнодушнее, произнес Раду. – На то они и смертные, чтобы умирать, на то мы и вампиры, чтоб их убивать…
Раду покосился на Илину, а мы с Кэт округлили глаза от удивления. Услышать такое от Раду, как минимум, непривычно.
- Кстати, насчет смертных… - начала Кэт, и указала рукой на Илину. – Отец приказал решить мне эту проблему в течение недели.
- Мы должны что-то придумать, - взволновано произнес я.
- А что тут думать! Если вы не хотите сами, я могу решить этот вопрос безотлагательно, - предложил Раду.
- Эй, вы так говорите обо мне, как будто меня нет! - возмутилась Илина.
Раду проигнорировал ее присутствие, а Кэт поставила стул в дальний угол комнаты и усадила на него девушку.
- Подальше от соблазна, - пояснила моя жена Илине.
- Спасибо, Раду, но мы сами решим этот вопрос, - уловив жадный взгляд древнего вампира, направленный на смертную, заявил я.
- Что вы так носитесь с этой смертной? – вздохнул он и пожал плечами.
- Вообще-то у меня есть имя, - выкрикнула пленница, привлекая к себе внимание Раду. – Меня зовут Илина.
- А мне, собственно говоря, плевать, - грубо отозвался Раду.
- Дорогой, когда ты успел стать таким "букой"? - вмешалась Кэт. – Куда делись твои изысканные манеры и воспитание?
- Со смертными это ни к чему, - равнодушно отозвался древний вампир. – Ладно, Кэт, если для тебя это так важно, пусть смертная пока остается в моей обители. Я переберусь в другое крыло дома в одну из гостевых комнат.
- Спасибо! - снова отозвалась Илина и послала вампиру обаятельную улыбку.
Затем она неожиданно вскочила со своего места, подошла к Раду и пожала ему Руку.
Вампир злобно зарычал на девушку, выдернул из ее ладони руку, как ошпаренный, и поспешил покинуть комнату.
- Жить надоело? – прикрикнул я на Илину.
- Глупая, - вздохнула Кэт. – Пойдем к себе, Влад, рассвет уже.
И мы ушли, предоставив Илину самой себе.
В нашей обители я снова попросил жену переодеться в роскошное средневековое платье, которое ей подарила Флорин.
- Богиня! - прошептал я, откровенно разглядывая жену.
- Всего лишь княгиня, - отшутилась она, кокетливо оголив плечико.
- Ты испытываешь мое терпение, - сказал я, едва узнавая свой хриплый голос, и принялся развязывать зубами шнурок, которым затягивался корсет.
- А ты мое, - прошептала Кэт, перешагивая через уже оказавшееся на полу платье.
Подняв жену на руки, я отнес ее на кровать. Одарив Кэт поцелуями, я потерялся в нежном гостеприимстве ее тела.
Через несколько часов, снова вернувшись в рамки времени, мы услышали голоса, раздающиеся из обители Раду. Один из голосов, несомненно, принадлежал хозяину комнаты.
Я дернулся, порываясь встать с кровати.
- Не надо, - остановила меня жена. – Раду не сделает Илине ничего плохого.
- Он изменился, - возразил я.
- Но ведь он обещал ее не трогать, значит, так оно и будет.
Нам стало слышно, как в комнате Раду начала накаляться обстановка.
- Почему ты не постучался? Это ведь неприлично, - донесся голос Илины.
- Не считаю нужным стучаться в свою собственную комнату. Ты, видимо, подзабыла, кто тут гость!?
- Зачем пришел, грубиян? - не унималась девчонка.
Раду оставил ее вопрос без ответа. Было слышно, как он выдвигает ящики комода, и что-то достает из шкафа. Он пришел взять свои вещи.
- Позволь я помогу тебе, - снова послышался голос Илины, дающий понять, что она готова к перемирию.
- Что ты ко мне привязалась? – раздалось в ответ.
- Ты мне нравишься, и я хочу тебе помочь, - ответила девушка.
Мы с Кэт переглянулись и снова навострили уши.
- Выкинь из своей головы всякие глупости и розовые фантазии, - фыркнул Раду.
Затем, после минутной паузы, мы услышали злобное рычание Раду, переходящее в шепот:
- Как ты посмела прикоснуться к этой фотографии?
Мы с Кэт поняли, что Илина перегнула палку. Вскочив  с кровати, я натянул джинсы и футболку и бросился в соседнюю комнату.
Вбежав туда, я увидел Раду, клацающего клыками возле горла Илины. Девушка была вжата в стену стальными руками вампира.
Я обратил внимание, что на прикроватной тумбочке лежала перевернутая изображением вниз фотография Арины, и мне стало понятно, из-за чего всегда сдержанный древний вампир вышел из себя. Илина посягнула на память погибшей возлюбленной Раду.
- Перестань, друг, - попытался я успокоить вампира, оттягивая его от девушки.
Раду ослабил хватку и прошипел, глядя на Илину красными радужными оболочками глаз:
- Теперь я тебе тоже нравлюсь? Или ты, наконец, осознала, кто я такой?!
Илина закрыла лицу руками, сползла вниз по стенке и разрыдалась.
- Чем я хуже нее, что ты так со мной обращаешься? – всхлипывала девчонка. – Ее уже нет, но есть я – настоящая и живая.
- Никто и никогда не сравнится с ней! - рявкнул вампир, отступая от Илины.
Я поднял девушку и усадил ее на кровать, а затем вывел Раду за дверь.
- Что с тобой происходит, черт побери? – выругался я, провожая Раду в его новое пристанище.
Мы вошли в гостевую комнату, и Раду плюхнулся в кресло, обхватив голову руками.
- Как ты думаешь, Влад, - заговорил он, глядя в пол, – у нас есть душа?
- Я в это верю, - искренне ответил я.
- Ты спросил, что со мной происходит? Боль выжгла мне душу, если, конечно, таковая у меня и имелась. Теперь там просто пепел.
- И на выжженной почве со временем начинают расти цветы, - заметил я и похлопал друга по плечу.
Увидев, что Раду впал в задумчивость, я вернулся к жене.
Кэт уже привела себя в порядок, успела заглянуть к Илине и даже чем-то накормить.
- Как смертная? – спросил я жену.
- Перепугалась, но уже приходит в себя.
- Слушай, Кэти, надо что-то делать с Илиной, тянуть становится опасно…
- Надо…, - задумчиво протянула Кэт.


После захода солнца Кэт открыла окно, впуская в комнату лунных зайчиков. Затем она облокотилась на локти, провожая кого-то взглядом.
Я невольно залюбовался ее лицом, по которому струился серебристый лунный свет, придавая лицу Кэт какую-то загадку.
- Интересно, куда отправился Раду? - произнесла она, переключившись на разжигание свечей.
- Можно только предполагать, - пожал я плечами и отправился за трапезой.
Принеся графин с кровью и два бокала, по которым разлил содержимое графина, я пригласил жену к столу. Кэт молча приняла приглашение. В этот вечер она была особенно молчалива, обдумывая, как поступить с пленницей, непременно сохранив ей жизнь.
Я тоже молчал, разглядывая как, пламя свечей отбрасывает мягкий свет, отражаясь через красную жидкость на гладкой поверхности старинного стола с витыми ножками.
Чутким ухом мы уловили за окном шаги.
- Раду идет, - сказала Кэт и выглянула в окно.
- А почему у тебя в глазах угадывается удивление, милая? – поинтересовался я.
- Он идет, а в руках у него торт!
- Хм… Действительно странно.
Вскоре мы услышали, как Раду подошел к своей комнате и постучался в дверь.
- Вот это уже интересно, - навострила уши Кэт.
- Кто там? – послышался напряженный голос пленницы.
- Я пришел извиниться, - негромко сказал Раду.
Затем было слышно, как скрипнула дверь, и Раду прошел в комнату.
- Это тебе, - услышали мы его голос. – И извини, что сорвался.
- Забыто, - ответила Илина. – Но подожди, не уходи!
- Что еще? – ровным тоном спросил вампир.
- Мне грустно, не с кем даже поговорить, - пожаловалась девушка. – Побудь немного со мной.
- Нет, - отрезал Раду и покинул комнату.
Мы с Кэт услышали, как из-за стены раздались всхлипывания.
- Я придумала, как поступлю с Илиной! - вдруг просияла Кэт, и чокнулась своим бокалом о мой.
- Я весь во внимании.
- Я подчиню ее себе, - заявила моя жена.
- Это как? – спросил я, делая глоток из бокала.
- Помнишь, как раньше писали в книгах про вампиров: вампир брал себе в подчинение смертного и в любой момент питался его кровью.
- Ты хочешь сказать в рабство?! Кэти, в реальности такого не может быть. Яд от твоих зубов попросту убьёт человека. Илина не протянет и суток.
- Я не собираюсь ее кусать. Я просто буду время от времени сцеживать у нее кровь через катетер, например.
- Хм… Даже не знаю… Разве для нее это будет жизнь?
- Лучше так, чем вообще не жить! - возразила Кэт. – Думаю, мне удастся уговорить отца.
- А тебе не кажется, что за стеной перестали слышаться всхлипывания, и вообще какие-либо звуки? - насторожился я и зачем-то выглянул в окно.
За окном медленным прогулочным шагом по саду разгуливала Илина.
- Кэт! - позвал я. – Взгляни.
Моя жена выглянула в окно и, увидев, как вампир-садовник жадно поглядывает на смертную девушку, готовясь, напасть, Кэт бросилась вниз.
Некоторое время я еще понаблюдал в окно, как Кэти догнала девушку, наорала на нее для порядка, а затем присела с ней на лавочку возле идеально постриженного кустарника.
Через открытое окно было хорошо слышно, о чем они разговаривали.
- Мне было невыносимо оставаться взаперти, - оправдывалась Илина, - а Раду даже не желает со мной разговаривать.
- Зачем тебе с ним разговаривать? – донесся голос Кэт. – Ты же видишь, он тебя сторонится, грубит. Что ты в нем нашла?
- Он красивый… и хороший. Я это чувствую! - возразила Илина.
- Пойдем, прогуляемся по лесу, - сжалилась над пленницей Кэт. – Заодно и поговорим.
Последнее, что я видел, это как девушки вышли за ворота усадьбы.
Когда моя жена со своей пленницей не вернулись обратно через несколько часов, я начал злится, подождав еще немного - беситься, а когда они так и не вернулись на рассвете - пришел в отчаяние. Я рвал на себе волосы с корнем, а они снова и снова отрастали.
Приняв "солнечную вакцину", я отправился на поиски. Облазив все окрестности, я так и не нашел следов ни жены, ни Илины. Сомнений не осталось: Кэт попала в беду. Только кто-то очень опытный и сильный мог сделать так, чтоб после исчезновения моей жены не осталось никаких следов, ни намека в каком направлении искать. У Кэти только один враг – это Софья.
В надежде, что Раду знает, где искать Софью, я помчался к нему за помощью.
Когда я вошел, он сидел за письменным столом и что-то писал. Узнав об исчезновении Кэт, он переломил большим пальцем пополам ручку, которой писал, а затем вскочил с места и  начал расхаживать по комнате.
- Признаться, я не знаю, что и делать! - взволновано заговорил он. - Я не знаю где искать Софью. У нас есть только один выход – узнать об этом у Драгомира.
Выбора не оставалось. Мы с Раду поспешили к Драгомиру. Не обнаружив его ни в кабинете, ни в "тронном зале", где он пребывал чаще всего, мы постучались к нему в комнату.
- Войдите! - раздался оттуда благодушно настроенный голос Драгомира.
Когда мы вошли, Драгомир лежал на диване. Его левая нога упиралась в пол, правая лежала на диване, а голова покоилась на коленях Флорин. Вид у него был вполне умиротворенный.
- Что случилось? – поинтересовалась Флорин, продолжая гладить мужа по волосам.
- Нам нужно знать, где обитает Софья, - начал Раду.
- Кэт пропала, - пояснил я.
Драгомир, не меня горизонтального положения, взвился к потолку и прилип к нему подушками растопыренных пальцев.
Через мгновение он уже стоял у меня за спиной и железной хваткой руки придавливал мне горло.
- Безответственный мальчишка! - прошипел он севшим голосом. – Я доверил тебе свою дочь, а ты допустил ее исчезновение.
- Остынь! - вмешалась Флорин, - и попыталась отцепить руку Драгомира от моего горла. – Как это случилось?
Драгомир уселся в кресло, направил на меня свой кроваво-красный взгляд и разгневано произнес:
- Я требую объяснений!
- Подозреваю, что Софья приложила к этому руку. Я должен знать, где ее найти.
- Невозможно, чтобы кто-то мог пробраться сюда без моего ведома, - заметил Драгомир.
- Кэт повела девчонку за пределы поместья, - пояснил я.
- Меня не волнует девчонка. Скорее всего, ее уже нет, а вот Кэт еще жива! - заверил Драгомир.
На миг мне показалось, что во взгляде Раду промелькнуло сожаление. Похоже, это касалось Илины.
- Откуда ты знаешь, что она жива? – с надеждой в голосе спросила Флорин.
- Потому что за ее жизнь у меня что-нибудь попросят взамен. Но я не собираюсь ждать. Неси вакцину, Влад! - потребовал Драгомир.
- Две! - добавил Раду.
- Три, - твердо произнесла Флорин. – Я иду с вами!
Драгомир вел нас куда-то на север страны. Солнце безжалостно окутывала нас своим сиянием, но мы продвигались довольно быстро. Уже ко второй половине дня вся команда достигли угрюмого дремучего леса, в глубине которого, нашему виду открылась огромная высокая круглая башня.
- Пришли, - сказал Драгомир.
Мы обошли башню вокруг в поисках входа. Как попадали внутрь обитатели башни, для нас пока оставалось загадкой. Входа нигде не было. Как не было и окон. Лишь под самым сводом неба небольшой участок кладки стены немного отличался от общего фона. Когда-то это было окно.
- Попробую залезть туда и разбить кладку, - предложил я.
- Не надо! - остановил меня Драгомир, - разглядывая небольшое отверстие в стене на уровне третьего этажа современного дома.
- Туда и кошка не пролезет, - заметил Раду, задрав голову к небу.
- Ждите! - скомандовал Драгомир и подошел к стене башни.
Подушки его пальцев послушно присосались к стене, и он проворно вскарабкался к замеченному отверстию.
Затем оттолкнувшись от стены, Драгомир кувыркнулся в воздухе.
- Что он делает? – недоумевая, обратился к нам Раду.
- Бьюсь об заклад, такого вы еще не видели! - широко улыбаясь, произнесла Флорин.
Действительно, такого мы даже не могли представить. После кувырка Драгомир не приземлился, как мы ожидали. Вместо него в воздухе повисло облако бледно-зеленого тумана, который быстро просочился в узкое отверстие в стене башни.
Вскоре мы услышали скрежет и грохот. Стена башни тяжело выдвинулась вперед, образуя проход.
Мы вошли. Внутри башни нас уже дожидался Драгомир. Рядом с ним на каменном полу лежало трое мертвых вампиров.
- Вынужденная мера, - равнодушно объяснил Драгомир. – Где же именно нам искать Кэт?
- Сосредоточься, почувствуй ее мысли, как ты это делал, когда я пребывал в саркофаге, - обратился ко мне Раду.
Я поднял на него удивленные глаза и спросил:
- Откуда ты знаешь?
- Я чувствовал прикосновение твоего сознания. Попробуй сделать сейчас тоже самое. Дорога каждая минута.
- Но я не могу чувствовать мысли Кэт!
- Подключись к Софье! - потребовал Драгомир.
Я закрыл глаза и начал сканирование. В башне было много других вампиров из клана Софьи, и это усложняло задачу. Наконец, я поймал ту нить, которая мне была нужна.
- Кэт, соглашайся! - начал я передавать информацию, которую произносила Софья. – Ведь ты моя единственная настоящая родственница. В тебе, так же как и во мне течет кровь Драгомира. Если мы обменяемся ей, а, следовательно, силой и знаниями, нам не будет равных. Вместе мы уничтожим клан Драгомира и создадим свой - самый могущественный. Мы будем править миром.
- Где они? – оборвала трансляцию Флорин.
- На самом верху под крышей, - сообразил я, восстанавливая в голове зрительные образы.
Мы помчались по спиральной лестнице вверх, если требовалось, убивая препятствующих вампиров из клана Софьи. Когда цель была уже так близко, вход нам преградила шипящая вампирша, готовая вцепиться в любого, кто желал без разрешения проникнуть к ее госпоже.
Но увидев величественную семью Драгомира, она остановилась в почтительном поклоне, закрывая собой вход в помещение, где Софья держала Кэт.
Драгомир присмотрелся к вампирше.
- Баронесса фон Вечера! Как же, как же! Помню… Когда-то встречались на балу. В прошлом фаворитка принца Рудольфа. Но теперь у Вас другой повелитель, - грозно сдвинув брови, напомнил Драгомир. Надеюсь, Вы сделаете единственно правильный выбор, баронесса?!
Вампирша растянула на лице услужливую улыбку и отошла в сторону.
Мы бесшумно прокрались в помещение, где удерживалась Кэт.
Посреди круглого помещения стоял большой стол, на котором лежала моя жена. Она была обездвижена вбитым ей в грудь осиновым колом.
Невдалеке на полу сидела Илина, прикованная к стене цепью. Тусклый свет факела, закрепленного над девушкой, освещал ее бледное лицо.
Софья склонилась над Кэт и на мгновение вынула кол из ее груди.
- Пошла к черту! – услышали мы уставший голос Кэти. – Драгомир – моя единственная настоящая семья, а не ты.
Софья снова вбила кол в сердце моей жены, парализовав тем самым ее движения.
- Тогда, прежде, чем покончить с тобой, я немного развлекусь. Я прикую тебя на цепь, как и девчонку, с противоположной стороны. Толька твоя цепь будет немного длиннее, чем у нее. Посмотрим, дотянется ли твоя цепь до смертной, когда ты проголодаешься…
Я дернулся к жене, но Драгомир меня опередил. Молниеносным движением он подскочил к Софье и ударом кулака в челюсть сбил ее с ног. Затем он прижал ее горло ногой к полу. Софья шипела и извивалась, как змея.
- Отпусти меня, Драга! - злобно требовала она. – Я ничего бы не сделала Кэт. Она ведь моя родная кровь.
Флорин подошла к поверженной вампирше и встала рядом с мужем, равнодушно наблюдая за попытками Софьи освободится.
Мы с Раду подбежали к Кэти. Я быстрым движением выдернул кол из ее груди, и помог слезть со стола.
- Все хорошо милая, - прижимая жену к груди, - повторял я.
- Мы нашли тебя, Кэти! - сжимая ладонь Кэт в своей руке, радовался Раду.
Кэт высвободилась из моих объятий и подошла к Драгомиру, потирая рану, причиненную осиновым колом.
- Дай я поквитаюсь с ней! - указывая пальцем на Софью, потребовала Кэт.
- Нет! - отрезал Драгомир.
- Это сделаю я! - стальным голосом отчеканил Раду.
Драгомир отвлекся и ослабил хватку. Софья тут же воспользовалась ситуацией и выскользнула из-под его ноги.
В это же мгновение до нас донесся сдавленный вскрик Илины. Софья в мановение ока оказалась около девушки и впилась клыками ей в горло, чтобы пополнить силы для предстоящей схватки.
Драгомир молниеносно оказался снова рядом с Софьей и вопросительно посмотрел на Кэт.
- Сделай это, отец! - твердо произнесла моя жена.
- Ты уверена, что никогда не пожалеешь об этом? – решил удостовериться Драгомир.
- Уверена! Слишком много страданий принесла мне эта родственная связь.
Флорин сняла с себя черную непроницаемую накидку и укрыла ей Кэт.
Драгомир, одной рукой держал Софью за горло, а другой вышиб кулаком камни, которыми было замуровано окно.
Яркий солнечный свет вместе с душераздирающим криком Софьи заполнил мрачное помещение башни.
На наших глазах Софья в считанные секунды превратилась в горстку черного пепла.
- Спрячься под столом, - попросил я жену. – Я загорожу окно, накидкой, которую дала тебе Флорин.
Пока я занавешивал окно, Кэт и Раду подошли к умирающей Илине.
- Прости, если можешь! - попросила моя жена, проведя рукой по волосам  умирающей девушки. – Я старалась сделать все, чтобы сохранить тебе жизнь.
Илина слабо улыбнулась в ответ, а затем едва слышно обратилась к Раду.
- Ты веришь в любовь с первого взгляда?
Раду утвердительно кивнул головой.
- А я не верила, пока не встретила тебя, - прохрипела девушка и закрыла глаза.
Неожиданно случилось то, чего никто не ждал. Раду прокусил запястье, и в рот девушке полилась его вампирская кровь с голубыми искрящимися частицами.
- Какой же ты дурак, Раду! – увидев это, взревел Драгомир. – Ты преступил закон. Теперь я должен тебя убить.
Раду равнодушно воспринял эту тираду. Я понял, что он устал. Он просто устал влачить свое долгое и одинокое существование.
Радужные оболочки Драгомира окрасились в красный цвет, и он подскочил к Раду. Но его путь преградила Кэт, вставшая перед названным братом.
- Я не позволю тебе этого сделать, отец! – воспротивилась она.
Драгомир громко выдохнул и отступил на шаг назад.
- Мне жаль, но тогда ты тоже умрешь. Никто не вправе нарушать закон, дитя моё. Но я дам вам минуту попрощаться со всеми.
По стальному взгляду Драгомира было понятно, что он настроен решительно.
- Если ты думаешь, что я тебе просто так дам убить мою жену и Раду, - вмешался я, загораживая Кэт и ее брата спиной, - то ты глубоко заблуждаешься. Я буду драться с тобой до последней капли крови.
- Что ж, жаль, что все заканчивается вот так вот, и я вынужден терять лучших вампиров своего клана, - действительно подавленным голосом произнес Драгомир. – Значит ты, Влад, будешь первым…
Он молниеносно вцепился в меня, и мы закружились в смертельной схватке. Драгомиру понадобилось меньше пяти минут, чтобы пригвоздить меня к полу, и он уже занес руку над моей грудью, чтоб вырвать мне сердце.
- Нет! - воскликнула Кэт. – И закрыла лицо руками.
Раду обнял ее и прижал ее голову к своему плечу.
- Прекрати! - внезапно раздался требовательный голос Флорин, и рука Драгомира замерла на месте.
- Что это значит, Флорин? – растерянно спросил Драгомир, выпуская меня из своих стальных объятий.
Я быстро вскочил на ноги, и Флорин оттеснила меня к Кэт и Раду, становясь препятствием между нами и Драгомиром.
- Оставь их в покое! - потребовала обычно равнодушная ко всему Флорин. Ее изумрудные глаза сверкали неподдельным гневом. – Или убей и меня тоже.
Драгомир удивленно уставился на Флорин. Он выглядел так, будто его предали все на свете.
- Эти законы придумал ты сам! – продолжила Флорин. - Может раньше они, и имели смысл, но сегодня...? Мы перебили значительную часть вампиров по дороге сюда. Как ты собираешься восполнять потери, если всё меньше и меньше остается людей благородных кровей? Какая разница, какого происхождения эта девушка?! 
- Флорин, большая разница, черт побери! – сорвался на крик Драгомир.
- Не говори ерунды, Драгомир! Неужели из-за своей блажи ты убьешь самых дорогих тебе созданий? Я знаю, что ты будешь жалеть о них всю свою бессмертную жизнь.
Драгомир впился в нас долгим взглядом. Было видно, что он колеблется.
- Прости, их, как я простила тебе вот это! - продолжала давить Флорин, брезгливо перешагивая через кучку пепла, в которую превратилась Софья.
- Как! Ты все знала?! – изумился Драгомир.
- А ты думал, что я полная дура? Знала и держала все в себе не одну сотню лет. Надо прощать тех, кого любишь, Драгомир!
- Черт с вами! - махнул рукой повелитель вампиров. – Делайте что хотите. Но что бы весть о нарушении закона не вышла за пределы нашей семьи. Иначе, воцарится хаос. Вампиры станут обращать людей без разбора. Кого им только захочется.
Драгомир подошел к Кэт и поцеловал ее в лоб.
- Прости меня, девочка!
Затем он развернулся и направился к выходу.
Раду поднял Илину на руки, и мы отправились в обратный путь.


К полуночи Кэт, Раду и я стояли вокруг кровати, на которой доживала последние минуты человеческой жизни Илина.
- Как жаль, что у нее не было права выбора, - тихо произнес Раду.
Губы Илины уже приобрели голубой оттенок. Агония умело делала свое дело. Вампирская кровь побеждала, уверенно вытесняя из организма девушки человеческую, и раны на шее Илины уже стали затягиваться.
Наконец, мы перестали слышать сердцебиение Илины.
- Вот и все,  - произнесла Кэт. – Она умерла, чтобы жить. Как странно знать, что смерть, это еще не конец…
Несмотря на то, что мы знали, о том, что Илина скоро снова предстанет перед нами в новой сущности, смерть девушки нас все равно тяготила.
- Пойдемте, пропустим по стаканчику хорошей крови, - предложил Раду.
- Вы идите, а я дождусь ее пробуждения, - отпустила нас Кэт.
На рассвете Кэт известила нас о том, что Илина прошла инициацию и готова предстать перед своим повелителем.
Кэт позвала меня с собой, и я первым увидел Илину.
Черты ее лица немного заострились и стали более правильными. Длинные ресницы бросали тень на бледную гладкую кожу.
- Добро пожаловать в сумеречный мир! - торжественно произнес я, поднеся пальцы девушки к своим губам.
Вдруг, Кэт перехватила руку девушки и прокусила ей запястье.
Из ранки, на руке Илины потекла кровь. Обычная красная, без голубых искрящихся частичек, как у меня, Кэт или других знакомых мне вампиров.
- Что ты делаешь!? – отдернула руку Илина.
- Вот она разница! - ничего не объясняя, сделала вывод Кэт. – Отец снова оказался прав.
Я расхохотался, как человек, поцеловал жену и ласково произнес:
- Я-то думал, это очередное проявление ревности, а это обыкновенное ребячество. Ну, надо же было придумать такой незатейливый способ, чтоб отличить аристократическую кровь от обычной!
Кэти виновато улыбнулась и поторопила:
- Пора, нас уже ждут!
Мы подошли к дверям тронного зала, чтобы представить перед голубые очи Драгомира нового члена нашего клана.
- Когда мы войдем, повторяй за нами всё, что делаем мы, - покровительственным тоном наставляла Кэт новоиспеченную вампиршу.
Когда мы вошли, Драгомир величественно восседал на своем троне. По левую руку от него сидела Флорин и благосклонно всем улыбалась. По правую руку на своем троне восседал прощеный Раду.
Мы вошли и поприветствовали царствующую семью, как предписывает обычай, приклонив правое колено и приложив кулак правой руки к левому плечу.
Илина проворно повторила тоже самое.
Драгомир держался величественно и официально. Кивком головы он повелел нам встать.
Раду покинул свой трон и подошел к Илине.
- Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался он.
- Необычно, - ответила девушка.
- Сейчас будет еще необычней, - улыбнулся Раду и встал перед девушкой на одно колено.
- Ты согласна разделить со мной вечность? – спросил он торжественным голосом.
- Конечно! - обрадовалась Илина, и поспешила поднять древнего вампира с колена. – Я заменю тебе ту из-за которой ты столько страдал.
Раду обнял Илину и прижал к себе.
- Конечно, заменишь, - сказал он на ухо девушке, и скрестил у нее за спиной пальцы.
"Мы в ответе за тех, кого приручили", - уловил я мысль Флорин.



КОНЕЦ

2011

 

© Copyright: Беретта К, 2013

Регистрационный номер №0111140

от 21 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0111140 выдан для произведения:

Прошло почти двести пятьдесят лет с тех пор, как мы с Катей поженились…
Поколения людей сменяют друг друга, и только в нашем мире вампиров жизнь течет плавно и одинаково, по своим традициям и законам.
За столетия наш мир не претерпел особых изменений, не смотря на то, что изменились некоторые из нас.
Не меняются только наши традиции. Драгомир (повелитель вампиров) тщательно контролирует сумеречный мир.
Я хотел изменить сущность вампиров, что бы хоть как-то скрасить их существование, приблизить их к людям. Поэтому я нашел формулу вакцины, которая позволяет вампирам пребывать на солнце около двенадцати часов. Я много бился над тем, что бы увеличить время действия вакцины, но так и не смог придумать ничего лучшего. Пришлось смириться с мыслью, что, увы, вампир никогда не сможет стать человеком.
Некоторым из нас полюбилась дневная жизнь, но только не моей жене. Не смотря на то, что она еще молодой вампир, и не утратила многих человеческих качеств, она не любит светлое время суток. Все больше и больше она походит на того, кого назвала своим отцом. Катькин "отец" Драгомир, самый древний из нас, и тот пару раз в столетие изъявляет желание погреться на солнце. Но только не Кэти!
Вот и я, не заметно для самого себя, стал назвать Катюшу, свою любимую жену, Кэт или Кэти. Хотя еще недавно, лет сто пятьдесят назад, меня коробило от этого имени, данного ей Драгомиром.  Значит, я тоже меняюсь…
Ко всем моим прочим способностям, которые я приобрел с годами, добавилась еще одна: я научился чувствовать мысли других вампиров. Не читать, а именно чувствовать.
Только мысли Драгомира и Кэт остаются для меня до сих пор загадкой.
Вот и сейчас я стою рядом с Кэт, лежащей на крышке саркофага, в котором уже около двухсот лет пребывает Раду, и не могу почувствовать, какие мысли копошатся в ее голове.
Я почти каждый день хожу сюда с Кэт. Она приходит в этот склеп и часами неподвижно лежит на крышке саркофага, прислушиваясь к тому, что происходит внутри, в надежде, что Раду, наконец, вернулся из забытья.
Раду и Катя очень сдружились. Он стал для нее братом. До того как Раду ушел в забытье, они были "не разлей вода", как говорится в мире людей.
Вот уже лет пятьдесят я не чувствую мыслей Раду. В саркофаге только холодная черная успокаивающая пустота. Это значит, что, наконец-то, Раду обрел долгожданный покой.
Когда я пришел сюда, в этот склеп, с Катей в первый раз, то ощутил немыслимую боль и тоску, которые испытывал Раду. Я прочувствовал все его воспоминания.
Однажды, около двухсот лет назад, Катя подговорила Раду залезть в окно к дочери ее подруги. Моя жена в то время была еще очень подвержена человеческим эмоциям, и ей захотелось навестить девочку.
Эти проходимцы (Кэт и Раду) бесцеремонно влезли к спящей девушке в окно.
Кэти прошла в комнату и с удивлением поняла, что не слышит легких шагов Раду у себя за спиной. Она обернулась и увидела, что Раду впал в оцепенение, и не сводит глаз со спящей Арины. Уже тогда Катя поняла, что отнюдь не жажда, приковала взгляд вампира к девушке.
Вскоре после этого события мы с Кэти поженились и уехали в свадебное путешествие. Раду остался гостить в нашем доме.
После нашего с Кэт возвращения, мы с ней заметили, как изменился Раду. Он преобразился даже внешне. В его голубых глазах появился какой-то новый блеск и задор, а сам он, как говорят люди, светился от счастья. Я понял, что древний вампир потерял голову. И, конечно же, причиной таких изменений была Арина.
После нашего с Кэт возвращения, мы стали участниками событий, о которых я сейчас поведаю.
Получив от меня "солнечную вакцину" (как прозвала ее Кэт), Раду отчаянно искал повод познакомиться с Ариной. Но он слишком долго жил вдали от людей и пребывал в полном смятении, не зная, как ему поступить в таком случае. Древний вампир за какую-то неделю испытал такую смену чувств и эмоций, сколько не испытывал ни разу за долгие столетия своей бессмертной жизни. Раду то впадал в отчаяние, считая свои чувства к человеку настоящим безумием, то парил от счастья, поймав улыбку, посланную Ариной во сне неизвестно кому.
Древний вампир каждую ночь проводил около спящей девушки, и ему казалось, что он еще не видел никого прекрасней, чем она. Проникновение к ней по ночам через окно стало для него привычкой.
"Чёрт, что со мной происходит, - ругал сам себя Раду, сидя на дереве, растущем около балкона Арины. – Никогда не чувствовал ничего подобного! Ни когда был человеком, ни тем более, когда стал вампиром. Видимо, это влияние Кэт. Это она внесла новую волну жизни в наш "замороженный" дом. Это из-за нее мне взбрело в голову покинуть сумеречное царство и посмотреть на мир, в котором я так давно не был. Кэт, такая живая и необычная, что и мне захотелось, глядя на нее стать частью этого непривычного для меня мира, в котором я и подхватил этот недуг, называемый любовью".
Раду понимал, что это наваждение и безумие, убеждал сам себя в бесполезности и глупости затеи знакомства с Ариной, зарекался, что каждый раз – последний, когда он приходил в очередной раз к дому девушки. И, тем не менее, его снова и снова тянуло к дому Арины, как магической силой.
Раду уже знал распорядок дня Арины, как свой собственный, наблюдая за ней из салона своей машины.
И вот, одним ранним весенним утром древний вампир медленно повел автомобиль вдоль дороги, тянувшейся мимо лесопарка. Он уже знал, что скоро должна появиться Арина, совершающая утреннюю пробежку. Раду не очень-то нравилась эта привычка девушки, т.к. в это время на улице обычно было еще мрачно и безлюдно. Это было не безопасно для Арины, но пока Раду ничего не мог с этим поделать. Ему оставалось только напрягать слух и контролировать ситуацию.
Вот и сейчас Раду слышал своим чутким вампирским ухом, что девушка вышла на пробежку, несмотря на моросящий мерзкий мелкий дождь, пробивающийся сквозь тяжелые серые тучи, низко нависшие над лесопарком.
Раду ждал.  По его прикидкам Арина должна приблизиться к нему примерно минут через семь. И он, наконец-то увидит предмет своего обожания, так изменивший привычный образ его вечной жизни.
Древний вампир поймал себя на том, что улыбается своим мыслям, и покачал сам себе головой.
"Что-то не так", - вдруг, спохватился Раду, и в его голубых глазах промелькнула тревога.
Вампир сосредоточился и понял, что не слышит приближающихся шагов Арины.
Он погнал машину по мокрой дороге вдоль лесопарка и вскоре обнаружил девушку. Она стояла в окружении стаи бродячих собак. Псы окружили девушку и, оскалив клыки, рычали, все более и более сужая свое кольцо. Арина боялась даже повернуть голову, т.к. на любое малейшее движение девушки собаки реагировали еще более громким рычанием. Шерсть на их спинах стояла дыбом, несмотря на моросящий дождь.
Вампир резко затормозил и выскочил из машины.
- Замри, не шевелись! – крикнул он девушке. – Сейчас я тебе помогу.
Собаки, почувствовав приближение вампира, поджали хвосты и немного отошли от Арины, повернув морды в сторону раздающегося голоса. Но всё же не разбежались.
Раду мигом оказался рядом со стаей бродячих собак, и пристально посмотрел в глаза вожаку стаи.
Пес заскулил и попятился, приходя в неописуемый ужас от такой близости к самому опасному хищнику на планете.
Следом за вожаком, вся стая жалобно заскулила и, поджав хвосты, ретировалась вглубь лесопарка.
Раду посмотрел на Арину. Ее била нервная дрожь.
- Все в порядке, они ушли, - сказал Раду, протягивая девушке руку. – Пойдем, я повожу тебя.
Арина стояла на месте, как вкопанная, и все еще никак не могла отойти от испуга.
Наконец, мысль о нежданном спасении достучалась до ее сознания, и она, разрыдавшись, бросилась к Раду и уткнулась лицом в его плечо.
Вампир опешил. Он не ожидал такой скорой близости своего плеча с человеком. Он слышал, как ускорила по венам свой бег кровь девушки, и как замеревшее на миг сердце Арины стало набирать обороты.
Раду почувствовал, как дразнит его выдержку запах человека, и как предательски удлиняются его клыки.
"Это невозможно, - сказал сам себе вампир, пытаясь взять себя в руки. – Надо закончить на этом наше знакомство, или это плохо закончится. Она такая хрупкая, что я даже боюсь дотронуться до нее".
И, тем не менее, вампир как можно нежнее провел рукой по вымокшим под дождем волосам девушки, а затем, отлепив от себя Арину, отодвинулся от нее чуть подальше.
Девушка подняла на Раду свои заплаканные глаза, и древний вампир почувствовал, как у него внутри что-то сжимается в комок в том месте, где когда-то давно в пошлой жизни у него билось сердце.
"У нее глаза синие, как море, в котором я безнадежно тону. Она похожа сейчас на белокурую русалку. Чёрт! Мне, кажется, нужен спасательный круг", – ухмыльнулся про себя Раду.
Тут девушка заговорила, и у вампира внутри, словно, все замерло от ее мелодичного голоса:
- Спасибо, что пришли мне на выручку. Интересно, почему собаки отступили, ведь Вы даже не прикрикнули на них? – спросила Арина, вытирая ладонью с лица следы слёз и дождя.
- Наверное, мой природный магнетизм заставил принять их правильное решение, - полушутливо улыбнувшись, ответил вампир, любуясь девушкой. – Кстати, можно на "Ты"? Как говорят психологи, так легче установить контакт.
- Конечно! Позволь узнать, как зовут моего спасителя?
- Извини, непростительная оплошность с моей стороны заговорить с дамой, не представившись! Меня зовут Раду.
Вампир взял руку девушки и, слегка поклонившись поцеловал, как того требовал этикет его времени. Предательские клыки снова пришли в движение, и Раду быстро выпустил руку Арины.
- Арина, - ответила девушка, засмущавшись.
Несмотря на смущение, Арина успела заметить, что губы молодого человека не обдали теплом ее замерзшую руку.
- Не стоит в столь ранний час бегать одной в таком безлюдном месте, - заметил Раду. – Позволь я провожу тебя до дома.
Раду жестом руки пригласил девушку последовать за собой в автомобиль, и распахнул перед ней заднюю дверцу.
- Нет, спасибо, я пешком. Здесь недалеко, - опасаясь намерений молодого человека, ответила Арина, указывая рукой в сторону своего коттеджа.
- Ты боишься меня? Да перестань! Даю слово, я не так воспитан… - сказал Раду, а про себя заметил: "Хотя, в другом смысле меня бояться очень даже стоит, причем настолько, что глупо даже стоять и разговаривать здесь со мной…"
- Здесь, правда, недалеко, - сказала Арина, ища негласной поддержки в голубых  сияющих глазах вампира. Но ничего, кроме восхищения и увлеченности девушка там не обнаружила.
- Садись, говорю! - скомандовал Раду.
Арина, немного поколебавшись, все-таки поддалась на уговоры вампира.
"Если уж суждено чему-то сегодня со мной случиться, значит, это случится, - сказала она сама себе, усаживаясь на заднее сиденье автомобиля. По крайней мере, обидчиком будет редкостный красавец".
Раду захлопнул за девушкой дверцу автомобиля, сел за руль и завел двигатель.
- Еще раз спасибо тебе за всё, Раду! - поблагодарила девушка, стуча зубами от холода.
"Чёрт, почему она дрожит? – злясь на самого себя, подумал Раду. – Ведь я не сделал ей ничего дурного. Неужели она интуитивно боится меня?"
Раду с силой сжал в руках руль.
"Чёрт, чёрт, чёрт! Какой же я дурак! Ведь она же человек, - напомнил сам себе вампир. – Ей просто холодно, оттого, что она промокла. Ну, конечно же!"
Раду обернулся к девушке и сказал:
- Ты вся продрогла, сейчас, сейчас…
Вампир включил отопление салона автомобиля на всю мощность. Никогда ему еще не было так трудно в общении с людьми. Да и вообще, все общение с ними, как правило, сводилось к минимуму. Он просто брал от них то, что ему было нужно.
Раду медленно вел автомобиль  к дому девушки, наблюдая за ней в зеркало заднего вида. По мере того, как Арина согревалась, на ее лицо становилось более и более спокойным.
"Она похожа на неземное создание", - улыбнувшись сам себе, мечтательно подумал Раду.
Наконец, вампир остановил машину перед домом девушки.
- Ну, вот ты почти и дома, - сказал он, открывая перед Ариной дверцу.
Он подал девушке руку, и заметил, как она вздрогнула от прикосновения его холодных пальцев.


Вернувшись после затянувшегося медового месяц путешествия в наш с Кэти дом, мы не обнаружили Раду дома, хотя было видно, что он здесь обитал.
Так как была поздняя ночь, Кэт восприняла нормально отсутствие Раду, но с приближением рассвета стало заметно ее беспокойство.
- Чёрт, чёрт, чёрт! – ругалась Кэт, маяча по дому. – Где его носит? Уже рассвет!
- Успокойся, он скоро вернется, - успокаивал я жену. – Утро пасмурное. С ним ничего не случится, вот увидишь.
- Надеюсь, очень надеюсь, Влад! - ища успокоения в моих объятьях, сказала Кэти.
- Кстати, когда ты успела научиться чертыхаться? Как-то раньше не замечал за тобой такой привычки…
- Влад, ты же знаешь, раньше у меня были принципиально другие привы.., - оборвала фразу Кэт, заслышав шорох шин приближающегося автомобиля.
- Ну, вот, видишь, я же говорил, все с ним будет хорошо.
Кэт молниеносно высвободилась из моих объятий и побежала вниз по лестнице.
Через мгновение она уже стояла у входной двери, что называется "руки в боки", грозно сдвинув брови.
Я вышел из комнаты и остался наверху, наблюдая, чем всё закончится для названного братца Кэти.
Раду влетел в дом, словно окрылённый, и заключил Кэт в объятия, не обращая внимания на ее грозный вид.
У меня что-то кольнуло в груди.
"Ведь это просто "братские" объятья..." - попытался успокоить я сам себя.
- Влад, Влад! - позвал меня Раду, выпустив Кэт из объятий, и сократил между нами расстояние одним прыжком, не утруждая себя долгим подниманием по лестнице.  – Чертовски рад тебя видеть, дружище!
- Взаимно, Раду! - ответил я, пожимая ему руку. – Теперь понятно, от кого научилась чертыхаться моя жена.
- Это у нас семейное, - сказал весело Раду, по-прежнему игнорируя грозный вид Кэт.
- Ладно, не будем портить торжество момента… И как ты тут поживаешь? – спросила она Раду, повторяя манёвр своего названного брата, что бы встать с нами рядом.
- Замечательно, Кэт, замечательно!
В поведении древнего, обычно сдержанного вампира, за время нашего отсутствия произошли заметные изменения.
Таким окрыленным мы его еще никогда не видели. Он стал каким-то белее "живым" что ли, если термин "живой" можно применить к вампиру.
- Может, объяснишь нам причину своего приподнятого настроения? – спросила Кэт, смягчившимся голосом.
- Возможно… Позже. Лучше расскажите, как прошло ваше свадебное путешествие.
Я принялся увлеченно рассказывать, как мы провели время, а Кэт тем временем спрыгнула вниз и уже сервировала нам стол.
Раду также, не прибегая к хождению по лестнице, спрыгнул вниз.
Ну, и я, последовал этому примеру. Почему бы и нет…
Чтобы обозначить торжество момента, Кэт разлила по бокалам кровь самой редкой группы. Наконец-то по ее виду стало понятно, что она совсем успокоилась.
- Ну, наконец-то все дома, - примирительно сказала она и подняла руку с бокалом.
- За нас! - подхватили мы тост и залпом осушили бокалы.
Мы проболтали от рассвета до самого заката, но так и не вытянули из Раду причину его возвышенного настроения.
Наконец, он поспешно распрощавшись с нами, снова исчез в ночи, чем вызвал негодование моей жены.
- Неужели он ходит к Арине?! - возмущалась Кэт.
- А что тебя так цепляет? – начал заводиться я.
- Ничего, я просто беспокоюсь за него, - прошипела Кэт. – Я должна за ним проследить и все выяснить.
Я снова почувствовал уколы пока необоснованной ревности, но попытался взять себя в руки. Но, когда Кэт уже застегивала на себе куртку, все-таки не удержался и съязвил:
- А может, это не просто беспокойство, и тебя попросту бесит, что Раду перестал уделять тебе столько внимания, сколько уделял прежде?
В глазах Кэт появились злость и возмущение одновременно. Ее вертикалиые зрачки сузились и начали принимать красноватый оттенок. Но, взглянув на меня, она взяла себя в руки.
Кэт потянула меня за руку и подвела к мягкому кожаному диванчику. Затем она легонько толкнула меня в плечо двумя пальцами и заставила упасть на диван. В ее глазах при этом поблёскивали искорки лукавства. Наконец, когда она села мне на колени, повернувшись ко мне лицом, и прижала меня к спинке дивана, я догадался, что она нашла безотказный способ унять мой гнев.
- Так, ты ревнуешь… - сказала Кэт, тыкая мне пальцем в плечо.
- И, вовсе нет!
- А вот и да! – ломая остатки моего сопротивления, возразила моя чертовка-жена, закрывая мне рот поцелуем.
Вот так всегда, как только она того захочет, мой самоконтроль и логика отключаются напрочь.
Руки сами потянулись к молнии на ее куртке, и вскоре куртка просвистела где-то мимо люстры. Вслед за ней отправились и узкие кожаные брючки моей жены.
- Может, переберемся наверх в комнату? – предложил я, стягивая с жены оставшиеся предметы нижнего белья?
- Зачем? – шепотом спросила она, освобождая меня от рубашки.
- Вдруг вернется Раду…
- Не вернется… - прошептала она, расстегивая шустрыми пальцами пуговицу на моих джинсах.
Я одним рывком перевернул Кэт на спину. Было приятно чувствовать под собой ее легкое, гибкое и сильное тело. Кэт, и сама, напрочь позабыв о своей дурацкой идее преследовать Раду, подалась мне навстречу, шепча на ухо дрожащими губами в полузабытьи какие-то бессвязные слова.
Через пару часов, наслаждаясь незабываемыми ощущениями, мы лежали уже почему-то на полу, выражая друг другу примирение ласковыми прикосновениями.
- Чем займемся остаток ночи? – спросила Кэти, водя пальцем мне по груди.
- Предлагаю продолжить, - мгновенно отозвался я.
- Нет, Влад.
- Почему нет?
- За этим занятие мы можем провести без устали не одну сотню лет.
- Вот и замечательно! Когда выйдем из дома – окажемся уже в другой эпохе, - пошутил я.
- Влад, Влад, - напуская на себя строгий вид, покачала головой Кэти. – В мире есть много и других интересных занятий. А, занимаясь только одним, мы рискуем скоро наскучить друг другу.
- Что я слышу! И это говорит моя новоиспеченная жена?
- Влад, я серьёзно! - сказала, поднимаясь Кэт. – Давай куда-нибудь сходим…
Лежа на полу, я любовался лёгкими грациозными движениями своей жены, пока она собирала разбросанные по гостиной вещи.
- Конечно, милая, приглашаю тебя в китайский ресторан.
- Но смысл нам идти в ресторан, Влад, если мы ничего не сможем там съесть? И почему в китайский?
- Может, кое-что и сможем, - произнес я интригующим голосом, поднимаясь с пола.


Некоторое время спустя мы подъехали к ночному ресторану. Я вышел из машины и подал руку жене.
Она была сногсшибательно красива. Вместе с вечной жизнью Кэт приобрела какую-то особую страсть к нарядам. Неизменными оставались только три украшения – обручальное кольцо, кулон в виде летучей мыши на шее и именной перстень Драгомира. Все это сейчас дополняло черное мини-платье моей супруги, поверх которого был накинут легкий длинный плащ.
Я себя поймал на мысли, что не без гордости веду под руку свою спутницу мимо припозднившихся посетителей ресторана, с завистью кидающих взгляды на мою красавицу-жену. Хотя сама Кэт, казалось, этого совсем не замечает.
Мы устроились за свободным столиком и стали ждать, пока нам принесут меню.
- Зря мы сюда пришли, - сказала Кэт, оглядываясь по сторонам.
- Почему, милая?
- Здесь так много людей, я слышу стук их сердец…
- Мне казалось, ты к этому привыкла уже?!
- Да, но искушение…
В этот момент подошла азиатка-официантка, и я заметил, как она остановила на мне свой взгляд дольше, чем позволяют приличия. Но хуже всего, это заметила и Кэт. Я понял это по хищному блеску в ее глазах.
- Что будете заказывать? – спросила глупышка-официантка, забрасывая меня обворожительными улыбками.
"Их так привлекает наша бледная красота, что инстинкт самосохранения совсем перестает срабатывать", - подумал я, взглянув на официантку, а вслух сказал:
- Я хотел бы выбрать змею…
- О, конечно, пройдемте к шеф-повару! - заверещала азиатка.
- Змею? – вопросительно посмотрела на меня Кэт.
- Да, - пояснил я, - нам предоставят ее на выбор, и после того, как отрежут ей голову, принесут нам еще теплую кровь. А затем приготовят и само блюдо.
- Да, да! - подтвердила молоденькая официантка, в надежде отбить у Кэти аппетит.
Я пошел вслед за официанткой выбирать змею и чувствовал, как Кэт сверлит мне взглядом спину.
- Что-то долго ты ходил выбирать жертву с этой уж слишком улыбчивой азиаткой? - фыркнула Кэт, когда я вернулся за столик.
- А вот и часть нашего заказа, - сказал я, чтобы перевести тему.
Девчонка-азиатка молча поставила перед нами бокалы со змеиной кровью и вызывающе посмотрела на Кэт, в надежде увидеть ее замешательство от такой экзотики.
Конечно, Кэти не упустила это из виду, и стала отпивать намеренно медленными глоточками из бокала змеиную кровь, не скрывая удовольствия.
- Восхитительно! - похвалила она, бросив на официантку победоносный взгляд.
- Можете идти, - сказал я девушке, нам пока больше ничего не надо.
- Когда Вам подавать основное блюдо? – спросила азиатка заигрывающим тоном.
- Как только будет готово, - ответил я ровным тоном.
Наконец-то официантка ушла, и я пригубил из своего бокала.
- Ну и как? – спросила Кэт.
- Без особых признаков вкуса, - ответил я, ловя любопытные взгляды посетителей ресторана. Видимо не часто им приходилось видеть такое зрелище, как испитее свежей змеиной крови.
- По крайней мере, теплая, - снова отпивая из бокала, заметила Кэт.
Вскоре вернулась девчонка-официантка с главным блюдом и спросила:
- Что-нибудь еще?
- Мы Вас позовем, когда будем рассчитываться, - ледяным голосом сказала Кэт, смерив девчонку хищным взглядом.
Наконец, наковырявшись вилкой в главном блюде, Кэт произнесла, сморщив носик:
- Какая гадость!  Может, пойдём уже? А то рассвет скоро…
- Счет, пожалуйста! - подозвал я официантку.
Девчонка поспешно подошла с обворожительной улыбочкой и протянула мне счет за ужин, на котором почти незаметно был нацарапан карандашом номер телефона.
Бросив взгляд на жену, я понял, что эта глупая проделка официантки не ускользнула от цепкого взгляда Кэт.
Зрачки Кэти приобрели красноватый оттенок, а губы начали злобно подергиваться.
Я кинул девчонке деньги и схватил Кэт под локоть, выталкивая на улицу.
- Прекрати! - рыкнул я на жену.
- Да что она себе позволяет! - разошлась Кэт, порываясь вернуться обратно. – Ну, я ей устрою!
Я сильнее сжал руку Кэт и потащил её к машине.
- Прекрати,! - повторил я. – Не обращай внимания на дурёху.
- Так вот и надо сделать так, чтобы дурёха поумнела и не приставала к чужим мужьям!
Вертикальные, как у кошки, зрачки Кэт стали абсолютно красными, а губы уже не скрывали хищного оскала.
По пути к дому Кэт успокоилась и всю дорогу молчала, надув восхитительные губки. А ее лицо уже приняло свой прекрасный человеческий вид.
Я въехал в ворота нашего дворика, находящегося в глубине леса, вдали от оживленных магистралей и проселочных дорог, и остановил машину. 
- Кэт, ну что ты дуешься? Я-то в чем виноват? – спросил я, подавая руку выходящей из машины жене.
- Не надо было мне мешать!
- Кэти, это же всё глупости!
- Надо было проучить мерзавку! – со злостью прошипела Кэт.
- Да ты ревнуешь! – поддразнил я.
- А вот и нет!
- А вот и да!
Луна низко висела над нашим домом, освещая прекрасное бледное и обиженное лицо моей жены.
"И все-таки она особенно соблазнительная, когда злится", – подумал я и притянул Кэт за талию поближе к себе.
Я изучил ее всю в бледном свете Луны, начиная с гладкого, белого лица. Длинная белая шея жены изящно склонилась к моему плечу. Очертания ее фигуры были идеальны и настолько соблазнительны, что мне захотелось непременно прикоснуться к ее гладким, упругим округлостям и ее длинным ногам с гладкой мраморной кожей. Я почувствовал, что хочу обладать ею всей. Прямо сейчас.
Приподняв за подбородок голову Кэти, я впился в ее губы долгим поцелуем, и тут же понял, что от этого поцелуя все недавние обиды отодвинулись на второй план, а сознание Кэт, готово воспринимать только мои прикосновения.
Я сдернул с Кэт плащ, и бесцеремонным движением собственника все этой обольстительной красоты запустил руку под её крошечное платье.
- Оно мне мешает, - прошептал я на ухо Кэт. – Купишь себе потом другое платье.
И разодранное платье отлетело куда-то в черноту ночных кустов.
- Что ты творишь, негодник? – прошептала Кэт, покусывая меня за мочку уха.
- Сейчас узнаешь, - прошептал я.
Я взял Кэти на руки и понес в беседку, расположенную сразу за нашим домом.
Лунный свет заливал обвитую еще едва распустившимся вьющимся растением беседку, подхлёстывая и без того мой романтический настрой.
Уже почти ничего не соображая, я присел на лавку, усадил Кэт на колени и развернул лицом к себе, не переставая покрывать ее тело поцелуями.
- Вдруг, Раду вернётся? – еле слышно прошептала Кэт.
- Не вернётся! – прохрипел я, чувствуя, как во мне все больше и больше нарастает желание.
Последнее, что осознал мой рассудок – это была мелкая дрожь, охватившая тело моей жены.
Когда ко мне вновь вернулась способность к мышлению, я понял, что мы с Кэти - моей маленькой обожаемой вампирессой, восхищаться которой я не перестану никогда, все еще единое целое. Мои руки продолжали нежно гладить ее упругие спортивные бёдра. Кэт обняла меня за шею, все еще не раскрывая глаз.  Я сидел в обнимку с Кэти, плавно покачиваясь, словно баюкал маленького ребенка.
- Влад, неужели так будет всегда? – нарушив предутреннюю тишину, спросила она.
- Конечно, солнышко мое, ведь я тебя очень люблю! - искренне ответил я, прижимая жену к себе.
- Обещаешь?
- Обещаю.
Кэт положила голову мне на плечо и заметила:
- Солнце скоро взойдет.
- И, правда! - спохватился я. – Нам пора в дом.
Я встал с лавки, не выпуская Кэт из рук, с намерением отнести ее в дом, но понял, что расстегнутые брюки мешают мне идти.
- Погоди, мне надо застегнуться, - сказал я, поставив обнаженную Кэт на деревянный пол беседки, чем вызвал ее задорное хихиканье.
Я застегнул брюки и снял рубашку, на которой благодаря Кэти не осталось ни одной пуговицы. Накинув ее на плечи Кэт, я шутливо сказал, снова подхватывая жену на руки:
- Такими темпами мы скоро разоримся на одежде.
- Да, впредь надо быть нам аккуратнее с вещами, - серьезно заметила она.
- Раду возвращается, - воскликнул я, заслышав шорох шин, и бросился в дом, унося с собой полуобнаженную Кэт.


Пока Кэти приводила себя в порядок, в дом вошел Раду вместе с первым лучом солнца, случайно проникшим в сумеречный дом вампиров.
- Доброго времени суток, Влад! По-моему это Кэт порастеряла, - сказал он с едва уловимой улыбкой, и протянул мне плащ и остатки платья моей жены. – Влад, не снабдишь ли ты меня порцией своей "солнечной вакцины"?
- Хм… По-моему в наличии у меня ничего не осталось, – ответил я, забирая Катькины вещи. - Я изготовлю для тебя новую. Правда это займет трое суток…
Раду, казалось, немного расстроился.
- Что ж, выбор невелик. Придется подождать… Мне надо переодеться, - сказал он, и одним прыжком достиг второго этажа, на котором находились наши комнаты.
Едва за Раду захлопнулась дверь его комнаты, появилась Кэт.
Она уже приоделась в удобный спортивный костюм, а по ее мокрым волосам я догадался, что она уже успела принять душ.
- Где Раду? - спросила она, спускаясь по лестнице обычным человеческим способом, чем вызвала мое удивление.
- Принес вот это и пошел переодеваться, - сказал я, намеренно смущая Кэт, и протянул ей то, что осталось от ее платья. Было забавно наблюдать, как смутился злобный вампир, только недавно готовый разорвать в клочья девчонку-официантку.
- И что он на это сказал? – потупив смущенный взгляд, спросила Кэт, забирая у меня плащ и то, что раньше было ее платьем.
Тут я сжалился и решил больше ее не дразнить:
- Ничего. Не единого вопроса. Потому что он воспитан в ту эпоху, в которой подобные вопросы считались неприличными.
Кэт подошла ко мне, и, всё ёще смущаясь, уткнулась лицом в мое плечо.
Она собиралась сказать мне что-то еще по этому поводу, но в этот момент к нам присоединился Раду, перемахнувший через лестничный проем. Он тоже, как и Кэт выбрал домашним нарядом спортивный костюм.
- Привет, Кэт! Как провела время? – поддразнил Раду, заметив смущение Кэти.
- Спорим, лучше, чем ты! – не осталась она в долгу и показала ему язык.
- Ладно, мне надо поработать, так что обменивайтесь тут "любезностями" без меня, - сказал я, намереваясь пойти в кабинет, что бы начать приготовление "солнечной вакцины".
- Поработать над чем? – удивленно спросила Кэт.
Раду перехватил мой взгляд и сказал:
- Я попросил Влада изготовить для меня "солнечную вакцину".
Кэт сузила глаза, улыбнулась кончиками губ, точь-в-точь, как Драгомир, и притворно спокойным тоном произнесла:
- Ты иди, Влад, иди… А мы тут с Раду посекретничаем.
Затем она присела на диван и постучала по нему рукой, приглашая Раду присесть рядом.
Зайдя в кабинет, я надел на уши наушники с музыкой, и начал работать над вакциной. Пролетел не один час, пока я проторчал здесь, перемешивая кровь с реактивами, и не самые праздные мысли по поводу Кэт и Раду снова стали залезать мне в голову помимо моей воли. Ревность, словно заноза, засела в моей голове. Сняв наушники, я решил посмотреть, чем занимаются Раду и моя жена. Но как только я приоткрыл дверь из своего кабинета, там, где, предположительно, должна находиться душа, у меня всё улеглось и успокоилось, так как я тут же услышал, как Кэт выносит Раду мозг:
- Отстань от нее! - требовала она. - Она же смертная. Из этого ничего не получится. Ты же знаешь сам.
- Возможно, - оправдывался Раду. – Но за все свое существование я не встречал создания, прекрасней. Кэт, да пойми же ты, я уже не могу отказаться от Арины. Я ее люблю!
Было слышно, как Кэт издала горестный вздох.
- Это я во всем виновата, - сказала она. – Зачем я тебя тогда потащила с собой!
- Не вини себя, Кэт. Ты не представляешь, как эта встреча изменила моё существование!
- По тебе заметно, тут и представлять нечего, - не без злобы в интонациях прошипела Кэт. – Отец тебя убьёт, когда узнает... А он непременно узнает.
Я снова вернулся в кабинет. Теперь меня позабавила мысль, что солнце надежно заперло Раду дома в непосредственной близости от Кэт. И что она выносит мозг ему, а не мне.
Наконец, получив дозу нравоучений и порцию "солнечной вакцины" Раду смог высвободится из трехдневного плена Кэт.
Я с улыбкой на губах смотрел, как она провожает Раду до двери и дает ему последние наставления, словно не он старший вампир, проживший не одну сотню лет, а она. Видимо, все-таки Кэт смирилась с его выбором.
- Купи огромный букет цветов. Только не розы. Арина может уколоть ими палец… Купи пахучие лилий, так тебе будет легче. Они перебьют запах человека, - инструктировала Кэт древнего вампира.
- Слушаюсь, миледи! - сказал Раду и выскочил за дверь на залитую утренним солнцем улицу.


"Надеюсь, сегодня с ней ничего не приключится, - мечтательно думал Раду, поджидая Арину около ее дома. – Она такая беззащитная и такая красивая!"
Заслышав легкие шаги бегущего человека, вампир вышел из машины, держа в руках огромный букет лилий.
- Здравствуй, Арина! – блеснув белоснежной широкой улыбкой, поприветствовал вампир вернувшуюся с пробежки девушку. – Это тебе.
- Очень приятно! С утра и такое внимание, - улыбнулась Арина, принимая огромный букет белоснежных лилий из рук Раду, а затем, благодарно чмокнула его в щеку.
"Чёрт, чёрт, черт! – выругался про себя Раду, почувствовав приступы жажды, которые "солнечная вакцина" подавить не могла. – Кэт была права, посоветовав мне эти пахучие цветы".
- Позволь пригласить тебя на прогулку? – предложил вампир девушке.
- Почему бы и нет, тем более что погода располагает. Наконец-то настали теплые солнечные дни, - погрузив нос в цветы, согласилась Арина.
Только сейчас, после этих слов девушки, Раду словно прозрел, увидев вокруг себя краски жизни.
"Надо же, какое голубое небо, какой завораживающий солнечный свет! – восхитился он про себя. – Как же давно я этого всего не видел, не слышал пения птиц. Как странно, что я даже не скучал по всему этому, довольствуясь только ночными пейзажами".
- Пойдем, - радостно улыбнувшись, сказал Раду, взяв руку Арины в свою ладонь.
- Извини, но давай позже. Я же только что с пробежки, мне надо позавтракать и переодеться!
- Конечно, я подожду тебя здесь. Не спеши, я подожду сколько нужно.
Девушка развернулась и быстро пошла к дому. Древний вампир не мог налюбоваться ее легкой походкой, развивающимися на ветру длинными золотистыми волосами.
Раду не спешил садиться в автомобиль. Он стоял и смотрел по сторонам, будто первый день живет в этом мире. Ощущая необычайный внутренний подъем, он позволил солнцу (своему злейшему врагу) пробежаться лучом по его бледному холодному лицу. Теплый весенний ветер гладил древнего вампира по волосам, вселяя в него нежность и любовь ко всему, что он видел вокруг. Когда же ветер принялся теребить легкую ткань рубашки вампира, ему показалось, что за спиной у него выросли крылья. Но это все стало второстепенным, когда из дверей своего дома появилась Арина.
Девушка была одета в ослепительно-белое платье, лёгким подолом которого баловался ветер-проказник, и очаровательные белые туфельки на тонком каблучке-шпильке.
Раду зачаровано смотрел, как переливаются в солнечных лучах ее золотистые волосы, а в бездонных голубых глазах пляшут солнечные зайчики. Заглядевшись на эти восхитительные глаза, Раду и не заметил, как Арина оказалась рядом с ним. Только лёгкое прикосновение девушки к его плечу и отчетливо слышимый стук ее сердца вывели вампира из зачарованного оцепенения.
- Что с тобой? – спросила Арина, заглядывая в блестящие голубые глаза молодого на вид человека.
- Очарован твоей красотой, - ответил вампир и поцеловал девушке кончики пальцев.
Девушка смущенно отняла руку, но вампир снова поймал ее в свою ладонь.
- У тебя холодная рука, - заметила Арина.
- У меня так с юности. Пошли? – улыбнувшись, спросил Раду.
Арина утвердительно кивнула головой, и они перебежали дорогу, отделяющую их от зеленеющего весеннего и по-летнему теплого лесопарка.
Раду и Арина шли молча, взявшись за руки, и наслаждались той красотой, которую дарило им весеннее солнечное утро.
"Старый дурак! - обругал себя вампир. – Если я так и буду молчать, ей станет совсем скучно".
Пока Раду обдумывал с чего начать разговор, Арина заговорила первой:
- Какое у тебя необычное имя. Никогда раньше не слышала такого.
- На моей родине в Румынии оно самое обычное.
- Ты из Румынии? А как идеально говоришь по-русски! – восхитилась Арина.
- У меня сестричка русская, - нашелся, что ответить Раду и скрестил за спиной пальцы правой руки. – Я у нее здесь гощу.
"Ну не рассказывать же ей, что обладаю способностью моментально осваивать языки", – оправдывался сам перед собой вампир.
Раду заметил неподалёку ларёк, в котором продавали мороженое.
- Пойдем, я угощу тебя мороженным, - предложил вампир, чтобы предотвратить новые вопросы девушки о его родне.
Несмотря на утренний час, в парке уже было много отдыхающих и желающих полакомится мороженным в это теплое весеннее утро. Перед ларьком собралась значительная очередь, к которой и присоседились Раду и Арина.
Вдруг помимо предательской жажды крови, которую он испытал, находясь среди такого скопления людей, Раду почувствовал досаду оттого, что столь удивительные минуты его существования ему приходится стоять в этой дурацкой очереди.
Перехватив случайный взгляд продавщицы мороженного, вампир пристально впился в него глазами.
Вдруг эта женщина в синем фартуке посмотрела на Арину и Раду, заулыбалась и запричитала:
- Ну, надо же, какая красивая пара! Иди сюда, дочка, иди!
Арина удивленно посмотрела на Раду, и, прочитав в его глазах сигнал к действию, пошла в начало очереди. Вампир последовал за ней. За его спиной послышался недовольный ропот толпы. Раду обернулся и разом охватил всю очередь взглядом. И толпа, словно повинуясь чьему-то приказу, мгновенно замолчала.
Вампир отдал продавщице деньги за мороженное, и снова взял Арину за руку.
"Как бы я не хотел выпускать эту руку никогда!" - мечтательно подумал старый вампир.
- А ты? – прервал его мысли мелодичный голос Арины.
- Прости, я задумался и не расслышал, что ты сказала.
- Я спрашиваю, почему ты себе не взял мороженое. Идти и есть одной, знаешь ли, мне как-то не удобно.
- Не думай даже об этом! - поспешил заверить Раду.  - Мороженое – это не для меня.
- Почему? – спросила Арина, направляясь по тропинке в сторону пруда.
- Не люблю сладкое, - чистосердечно признался вампир.
- А что ты любишь? – не отставала голубоглазая красавица.
- Что-нибудь посерьёзней, – после секундной паузы ответил Раду.
"Чёрт! Не думал, что будет так тяжело", - подумал вампир.
- Понятно, ты, как и большинство мужчин, мясо любишь, наверное?!
- Угадала, - улыбнувшись девушке, ответил Раду и снова перекрестил за спиной пальцы.
Раду и Арина шли вдоль берега большого пруда и болтали о чем-то несерьезном. Вокруг ходили люди, все улыбались друг другу, парни катали своих девушек в лодках по пруду, и старый вампир никак не мог поверить в то, что все это происходит с ним.
- Пойдем, прокатимся на лодке, - предложил вампир Арине.
- Знаешь, Раду, что-то мне страшно. Я никогда не плавала на лодке…
- Со мной будешь в безопасности, - заверил молодой человек  Арину, и себя в том числе.
- Почему-то верю, - ответила девушка, а у вампира от этих слов всё сжалось внутри.
"Она мне доверяет, - укорял себя Раду, - а я еле сдерживаюсь, чтоб не впиться ей в шею. Да и насчет лодки, что-то я погорячился. Последний раз-то держал весла в руках в далекой юности, кажется".
Но взять свои слова обратно вампир уже никак не мог.
Раду помог перебраться Арине в лодку и взял весла в руки. На его удивление руки помнили технику гребли, и Раду со своей спутницей плавно поплыли по воде.
Лучи солнца слепили вампиру глаза, но он стойко сносил и это, лишь бы Арина подольше оставалась с ним рядом. Еще на разу он не был так счастлив. В этот момент Раду был сосредоточен, как никогда. Ему хотелось запомнить этот день целиком, до мельчайших подробностей: даже тепло беспощадного солнца на лице, безоблачно-синее небо, и особенно брызги воды, которые игриво бросила в него Арина.
В этот день впервые за свою долгую жизнь вампир пожалел, что так быстро закатилось солнце.


День за днем мимолетно проскакивали мимо Раду. Эти дни казались вампиру всего лишь незаметными минутами, за которые он так крепко привязался к человеческому созданию, от которого вынужден был скрывать свою страшную тайну.
Арина даже не догадывалась, что Раду проводил около нее почти целые сутки. Ночью он бережно охранял ее сон, а днем, когда работа страхового агента не требовала ее присутствия в офисе, Раду сопровождал Арину повсюду, неотступно следуя за ней благодаря "солнечной вакцине".
Но, как правило, все хорошее быстро заканчивается, и "солнечная" вакцина не стала исключением из правил.
В один из вечеров, провожая Арину домой после совместного похода в кино, Раду вынужден был сказать:
- Ариш, у меня возникли кое-какие дела. Мы не увидимся, как минимум дня три.
Вампир взглянул на девушку, но ее лицо осталось непроницаемым, и он не мог понять, огорчило ее это известие или нет.
- Жаль, - произнесла она ровным голосом.
- Я буду тебе звонить, - пообещал Раду, и наклонился, чтобы поцеловать девушку в щеку.
Но едва его холодные губы коснулись теплой щеки Арины, клыки непроизвольно вытянулись, и он почувствовал их легкое соприкосновение с кожей человека. Дикая жажда затуманила его мозг. Краем сознания Раду понял, что находится в миллиметре от непоправимого. Разозлившись на самого себя, вампир усилием воли резко отстранился от девушки, чем вызвал ее немое удивление, и, не говоря ни слова, сел в свою машину и с визгом колес рванул с места.


Раду ворвался домой злее самого дьявола и заперся в своей комнате, даже не поприветствовав нас с Кэти.
- Пойду и попробую выяснить, что с ним, - тут же среагировала Кэт.
- Может, не стоит? Подожди, может он скоро выйдет и сам расскажет, - ответил я, и, на мое удивление, жена согласилась.
- Да, Влад, наверное, ты прав. Возможно, ему надо побыть одному. Но как же, черт побери, хочется узнать, что случилось!!!
Услышав это, я не удержался от улыбки. Кэт по-прежнему не утратила простого женского человеческого любопытства.
Раду не выходил из своей комнаты несколько часов, но все-таки к середине следующего дня присоединился к нам с Кэт.
Мы с Кэти сидели на диванчике в гостиной и смотрели телевизор о ночных хищниках планеты, когда к нам присоединился самый опасных из них.
- Доброго времени суток! – с мрачным выражением лица произнес Раду и присел рядом с нами, облокачиваясь на спинку дивана.
- И тебе доброго! - отозвались мы с Кэт.
- Может, объяснишь, что случилось? – спросила Кэт, потеряв интерес к телепередаче. – С Ариной что-то?
- Пока нет, - ответил Раду, как отрезал.
Затем он достал из кармана мобильник и набрал чей-то номер.
Кэт навострила уши, чем снова вызвала у меня улыбку.
- Здравствуй, Арина! - произнес Раду напряженным голосом, и в его глазах отразилась невыразимая мука. – Как дела?
- Все нормально, - донесся голос из трубки.
- Это хорошо, - задумчиво произнес Раду, растягивая слова. – Пока, Арина!
- Пока, - ответил голос из трубки, а затем последовали короткие гудки.
- Что за сухость? – снова пристала с допросом Кэт.
Раду молчал, сурово сдвинув брови.
- Ты же знаешь, что лучше ответить, - сказал я. – Она же не отвяжется от тебя целую вечность.
- Я чуть не прикончил вчера Арину, - хриплым голосом сообщил нам Раду.
- Мне казалось, ты уже несколько сотен лет себя хорошо контролируешь... – произнесла Кэт, вопросительно вглядываясь в лицо своего названного брата.
- Мне тоже так казалось, - злясь на самого себя, ответил вампир. – Но, я никогда не был настолько близко к человеку, которого не собираюсь убивать.
- Ты привыкнешь, - убедительным тоном сказал я. – Я же сумел это преодолеть.
- Да, - подтвердила Кэт, - если бы не смертельная болезнь, еще не известно была бы я тут рядом с вами.
Раду несколько минут задумчиво разглядывал Кэт, словно видел ее впервые, а затем спросил:
- Кэт, а ты не жалеешь, что стала одной из нас?
- Да, это лучшее, что со мной произошло! Это так прекрасно быть всегда наравне с Владом, и никогда не постареть, - ответила она убедительно и прижалась к моему плечу.
- И тебя не смущает, что мы питаемся человеческой кровью? – спросил Раду.
- Ну, нет..., пожалуй, нет. Тем более что Влад в силу своей профессии избавляет меня от необходимости ходить на охоту. Да, что я тебе говорю, ты и сам знаешь.
- А я вчера впервые испытал отвращение, что я такой, - подавленным голосом признался Раду и сжал кулаки. – После того, как я уехал от Арины, едва ее не прикончив, я увидел, как на трассе произошла автомобильная авария. Я подошел к человеку, истекшему кровью и прекратил его мучения, утолив проклятую жажду.
- Ну и что? – равнодушно пожав плечами, произнесла моя жена. – Во-первых, это твоя природа, во-вторых, человек ведь все равно был обречен.
- Я дал сам себе слово, когда начал встречаться с Ариной, что не лишу больше жизни не одного человека. Но злость на самого себя и дикая жажда заставили меня нарушить данное обещание.
- Ничего страшного не произошло, - сказала Кэт и обняла Раду, поглаживая его по светлым золотистым волосам.
- Но как мне быть дальше? Я не могу без Арины! – подавлено признался вампир.
- Приучай себя к ней постепенно. Со временем, это перестанет быть невыносимым. Я знаю, что говорю. Правда, Кэт? – сказал я, отцепляя жену от Раду, и поцеловал ее в макушку.
- Конечно! - согласилась она. – Правда, для Арины твое поведение будет казаться странным.
Раду призадумался, а потом попросил меня изготовить для него "солнечную вакцину".
Прошло двое суток, на протяжении которых Раду пребывал в мрачном настроении, убеждая самого себя в том, что ему надо оставить Арину. И в то же время он понимал, что не в состоянии отказаться от той, которая, как казалось древнему вампиру, была рождена именно для него.
Раду перебрал в уме всех своих бывших подруг, начиная с тех пор как был еще смертным, включая вампирш, повстречавшихся ему на перекрестках судьбы, и сделал вывод, что ни к одной из них не испытывал ничего похожего, как к Арине. Она казалось ему такой хрупкой и уязвимой, что необъятная нежность заполняла его небьющееся сердце.
По истечению вторых суток заточения дома Раду уже не знал, куда себя деть. Черная тоска по Арине заполняла его изнутри.
Кэт хозяйничала по дому, вытирая пыль с мебели. Заметив подавленное состояние Раду, она решила как-то его отвлечь.
- Может, поможешь? – спросила Кэт, и кинула в Раду ветошь для стирания пыли.
- Конечно, Кэт! - отозвался он, молниеносно поймав ветошь.
Затем вампир быстрее смерча пронесся по дому, приводя все в порядок за считанные секунды.
- Готово, сестричка! А теперь мне надо переодеться, - сказал Раду и моментально исчез, пока Кэт не придумала ему новое занятие.
Через пару минут он уже спрыгнул вниз со второго этажа, как всегда, минуя лестничные ступеньки, и направился к входной двери.
- И куда это ты собрался? – спросила Кэт, появившаяся перед ним неизвестно откуда, придирчиво рассматривая наряд Раду, на котором была стильная голубая футболка и голубые джинсы. - Хороший выбор. Такой прикид выгодно подчеркивает твое умопомрачительное строение, - похвалила Кэт. - Вот только солнце-то еще не окончательно село, братец!
- Не волнуйся, Кэт, я намазался солнцезащитным кремом. Лучи заходящего солнца не нанесут мне серьезного вреда, ты же знаешь.
- Но зачем терпеть ненужные страдания. Неужели ты не можешь подождать хотя бы до заката?
Раду смущенно потоптался на месте, а затем признался:
- Извини, сестренка, не могу!
- А зачем ты нацепил часы? – напоследок спросила Кэт.
- Затем, что бы вовремя вернуться на рассвете. Потому что, когда я рядом с Ариной, я теряю счет времени. Все, я погнал, - сказал Раду, чмокнув в щеку заботливую вампиршу.
Уже через некоторое время Раду припарковал свой автомобиль недалеко от дома Арины.
Последние лучи заходящего солнца проложили к дому девушки золотистую тропинку, на которую ступил вампир легкими и бесшумными шагами, держа в руках огромный букет белоснежных лилий.
"Она подумает, что у меня нет фантазии, - глядя на букет, с досадой подумал Раду. – Но, они хоть как-то отбивают ее человеческий запах".
Вампир почувствовал, как едва теплящиеся лучи солнца жгут его холодную кожу, словно крапива.
"Некомфортно, - подумал он, - но придется потерпеть. Ради Арины можно вытерпеть что угодно".
Раду достал из кармана мобильник и набрал номер Арины.
- Алло! - послышалось в трубке.
- Здравствуй, Арина, это я! - нежным мягким голосом произнес в трубку Раду. – Можно я поднимусь?
- Конечно, заходи! - услышал вампир и облегченно вздохнул, а затем быстрыми шагами направился к дому девушки.
Арина ждала его у входной двери.
- Это тебе, - сказал молодой человек и вручил девушке белоснежный букет.
Девушка взяла букет и пригласила Раду пройти в комнату, пряча лицо в цветы.
"Что-то не так", - подумал вампир, и заметил, как у Арины наворачиваются на глаза слёзы.
- Ариночка, девочка моя, что с тобой? – воскликнул перепуганный Раду и почувствовал, как у него замерло дыхание.
Он подошел к девушке и обнял, прижав ее голову к своему плечу. Дикая жажда снова напомнила о себе. Раду пришлось собрать силу воли в кулак, что бы подальше задвинуть это хищное чувство.
- Я думала ты никогда больше не придешь, - немного успокоившись, сказала девушка, и ее щеки залил розовый румянец. – Ты так странно вел себя в последний раз, словно я тебя чем-то обидела.
- Ариш, ты тут совершенно не причем! Ну как я мог не прийти? Только не плачь, пожалуйста, - поглаживая девушку по волосам, сказал Раду, вкладывая в голос как можно больше нежности.
"Сейчас самый подходящий момент, чтобы признаться в своих чувствах", - подумал вампир, а вслух произнес:
- Ты такая красивая, я…
Звонок мобильника оборвал вампира на полуслове. Раду раздосадовано посмотрел на определившийся номер.
- Извини! - сказал он Арине, - это сестра.
- Да, Кэт, - раздосадовано рявкнул в трубку Раду. – Со мной все в порядке. Скоро буду.
- Тебе пора? – спросила Арина тихим голосом.
Раду обернулся на окно. Солнце уже окончательно зашло, уступая место вечерним сумеркам.
- Приличия обязывают, - ответил вампир и в его глазах отразился его истинный возраст. – Но завтра я обязательно приду, - добавил он, взглянув во влажные глаза девушки.
"Только бы она больше не плакала, - взмолился про себя вампир. – Когда она плачет, мне кажется, что мое сердце готово рассыпаться в прах".
- Я завтра хотела пойти в зоопарк, - застенчиво начала Арина. – Не хочешь составить мне компанию?
- С радостью! - пообещал Раду, и поцеловал на прощание девушке руку.
Вампир вышел на улицу и почувствовал на спине прощальный взгляд Арины. Обернувшись и взглянув на балкон девушки, Раду действительно увидел ее там и махнул на прощание рукой.
Затем он сел в машину и отъехал от дома Арины. Выждав некоторое время, Раду бегом вернулся к дому Арины и забрался на дерево, растущее рядом с балконом девушки.
Сидя на дереве, скрытый ночной темнотой, вампир с любопытством наблюдал через открытую балконную дверь за каждым движением Арины, снующей по дому то туда, то сюда.
Наконец, когда в доме Арины погас свет, Раду бесшумно перепрыгнул с дерева через балконные перила и вошел в комнату, освещаемую бледным светом Луны.
Арина спала, раскидав по подушке свои шелковые волосы. Бледный свет придавал им серебряный оттенок, делая девушку похожей на сказочный персонаж.
Раду встал на колени рядом с кроватью, сложив руки на ее поверхности, словно за школьной партой, и положил подбородок на кисти рук, не сводя с Арины влюбленных глаз.
- Милая моя, - прошептал он, и провел рукой по волосам девушки.
Арина беспокойно зашевелилась.
- Спи, спи спокойно, хорошая! - внушал Раду спящей девушке, и она снова перестала ворочаться. – Я тебя люблю.
- Я тоже тебя люблю, - прошептала Арина во сне и повернулась на спину.
От таких слов древний вампир почувствовал, как у него внутри полностью остановились все жизненные процессы, словно боялись нарушить это сказочное мгновение.
Стараясь ни о чем не думать, чтобы не тревожить мыслей Арины, Раду наклонился и легко поцеловал девушку в губы. Он прислушался к своим ощущениям. Дикая жажда почти не давала о себе знать, оставив клыки без движения, а бег крови по венам девушки уже не отвлекал его внимания от ликующих чувств, заполняющих его мертвое сердце.
Арина снова зашевелилась, и что-то бессвязно пробормотала во сне.
Вампир замер, и больше ни разу не шелохнувшись, словно мраморное изваяние. Так он просидел до рассвета около девушки, пока часы на его руке не осветили циферблат тусклым зеленым светом, сигнализируя о приближении рассвета.
Раду вышел на балкон, перемахнул через перила, бесшумно приземлился и исчез в предрассветном сумраке.


Поутру, взяв у меня "солнечную вакцину", Раду отправился с Ариной в зоопарк.
Утро выдалось теплым, но облачным. Серые тучи низко повисли над землей, создавая гнетущее настроение у прохожих. На их фоне зеленые листья переставали радовать людей. И только Раду в этот мрачный день выглядел так, будто у него за спиной растут крылья.
Пока он покупал входные билеты, Арина слушала голоса животных и птиц, раздающиеся за воротами зоопарка. Но как только девушка и вампир пересекли ворота, голоса зверей тут же стихли, словно что-то ужасное напугало их всех разом.
Арина и Раду проходили мимо вольеров с животными, но самих животных не было видно.
- Как странно, - произнесла девушка, - наверное, плохая и тяжелая погода заставила их забиться по углам.
В ответ Раду только нахмурился и молча пожал плечами. Он-то знал наверняка, что гнетет зверей на самом деле. Только одно его отдаленное присутствие приводило зверушек в неописуемый ужас. И никакая "солнечная вакцина" не могла скрыть от них его истинную натуру.
Арина, не теряя оптимизма, потащила Раду к вольерам со львами. Каково же было ее удивление, когда царь зверей неожиданно заметался по клетке и с жалобным мяуканьем, словно не лев, а маленький котёнок, забился в угол.
- Что с ними? – удивилась Арина. – Как-то не повезло нам сегодня с "походом" в зоопарк.
- Да уж… - отозвался Раду, не зная, что еще можно сказать.
- Пойдем, глянем на волков. Может с ними повезет больше, - предложила Арина и потянула вампира к вольеру с волками.
Но и здесь ее ждало разочарование. Уже издали, зачуяв более сильного и жестокого хищника, волки жалобно заскулили и засунули морды между передними лапами.
- Да что же это такое!? – окончательно расстроилась девушка, надув обиженно губки.
"Какая же она хорошенькая, - в очередной раз восхитился древний вампир и с нежность взял руку девушки в свою, - а я испортил ей прогулку".
От таких мыслей Раду помрачнел. Заметив это, Арина провела ладонью по холодной щеке молодого человека и уже весело предложила:
- Раду, ну не расстраивайся ты так. Даже если мы просто проболтаемся по Москве, мы замечательно проведем время.
Арина с такой нежностью заглянула в глаза вампиру, что он снова почувствовал, как все замирает у него внутри.
Вампир и девушка бесцельно бродили по городу, взявшись за руки, и болтали обо всем на свете, кроме страшной тайны молодого на вид человека.
Заметив, что Арина немного устала, Раду усадил девушку на лавку, неподалеку от которой убаюкивающее журчал фонтан, и сам присел рядом, явно что-то обдумывая.
- Арина, - нарушил он минутную паузу, - как ты ко мне относишься?
Девушка немного смутилась, но ответила, склонив голову на плечо вампиру:
- Замечательно! Если ты не заметил, то скажу, что ты мне очень нравишься. А с чего вдруг возник такой вопрос?
- Я хочу тебе кое-что сказать…
Раду достал из кармана мобильник и стал нервно теребить его в руках.
"Как зеленый пацан, - разозлился он на самого себя. – Вот старый дурак!"
Арина терпеливо ждала продолжения начатого разговора. Раду увидел, что в ее бездонных глазах замер немой вопрос.
"Отступать глупо", - решил вампир, и решительно произнес:
- Арина, я тебя люблю! Вот, что я хотел тебе сказать.
Девушка улыбнулась так, что молодому человеку показалось, что тучи развеялись, и солнце осветило планету.
- Взаимно, Раду! - искренне и застенчиво произнесла Арина тихим голосом.
Раду вскочил с лавки и стал нервно топтаться на месте, обдумывая что-то еще.
- Побудь здесь немного, - неожиданно сказал он и бросился куда-то бежать.
Через пару минут Раду вернулся, неся в руках огромный букет цветов. На глазах у всей улицы Раду опустился перед Ариной на колено и, вручив ей букет, торжественно произнес:
- Арина я предлагаю тебе руку и сердце.
"Свое небьющееся, но любящее сердце", - добавил про себя вампир.
Люди, сидевшие на соседних лавочках, восхищенно захлопали в ладоши.  Откуда-то до острого слуха вампира долетели восторженные возгласы "Браво!", "Как романтично!"
И только Арина, опешив, молча продолжала сидеть на лавке. Внезапно ее глаза наполнились слезами.
- Ариночка, - вскочил с колена Раду и сел рядом с девушкой, обняв ее за плечи, - прости, если оскорбил тебя…
Вампир раздосадовано сжал зубы. Его светлые брови сошлись "домиком" над переносицей и лицо приняло страдальческий вид.
- Нет, нет, - перебила его девушка. – Раду, ты такой… правильный, и такой романтик!
У вампира отлегло от его небьющегося сердца, и он с надеждой в голосе повторил свой вопрос, заглядывая в голубые глаза Арины:
- Так ты выйдешь за меня замуж?
- Я должна подумать, - серьёзно ответила Арина, чем вызвала ропот у любопытных ушей.
- Хорошо, я готов ждать хоть целую вечность, - без тени улыбки отозвался молодой человек.
Тучи на улице все-таки разразились внезапным дождем, постепенно переходящим в проливной ливень.
Раду подхватил на руки Арину, чтобы она не промочила ноги, и быстро добежал до ближайшего кафе. Девушка даже не успела намокнуть.
Заказав обед, Раду некоторое время молча сидел, ковыряясь вилкой в салате, старательно изображая, что ест, и что-то обдумывал.
- Над чем призадумался? – поинтересовалась Арина, послав Раду нежную улыбку.
- Хочу пригласить тебя в гости и познакомить со своими близкими. Ты не против?
- Буду рада узнать о тебе побольше, - согласилась Арина. – Тем более еще полдня впереди.
Раду бросил вилку и схватился за мобильник.
- Сейчас вызову такси, - пояснил он девушке.


На выезде из города Раду позвонил Кэт, и сообщил о своем скором приезде вместе с Ариной.
Кэт в это время сидела в старинном кресле в нашей комнате и делала маникюр, шустро орудуя маникюрной пилочкой. Внезапно она вскочила и стремительными движениями бросилась наряжаться, что-то бормоча себе под нос.
Через секунду она уже изящно принарядилась в белые брючки и легкую майку-топ.
- Что случилось? – спросил я Кэт.
- Раду тащит сюда девчонку, - нахмурив брови, сообщила она. – Что же делать?
- А что ты так разволновалась-то?
- А то, что ее надо будет чем-то угощать, и сами создавать видимость того, что мы едим вместе с ней!
Пока Кэт носилась вихрем по дому, прибираясь то тут, то там, я спустился в погреб и принес оттуда бутылочку красного вина двухсотлетней выдержки и гордо поставил ее на стол перед Кэт.
- Влад, где ты это добыл? – облегченно выдохнув, спросила Кэт.
- Припасы для таких вот форс-мажорных обстоятельств.
Кэт кинулась мне на шею.
- Влад, какой же ты у меня молодец, - с несвойственными большинству вампиров эмоциями, восхищалась жена. – Какой же ты предусмотрительный. Вот только чем мы накормим девчонку?
- Вот это действительно задачка, - согласился я.
На улице уже был слышен шорох шин приближающегося автомобиля.
Кэт громко выдохнула и пошла открывать дверь Раду и его гостье.
Девушка только выходила из машины, но нам с Кэт было уже слышно, что она волнуется не меньше нас. Ее сердце учащенно стучало и заставляло кровь быстрее разливаться по организму.
Я увидел, как Кэт, облизала губы. Но уже через секунду она с искусственной улыбкой на лице открыла дверь гостье и своему названному брату, стараясь, чтоб дневной свет не попал ей на кожу.
Раду учтиво пропустил вперед Арину и зашел следом. В руках у него был большой пакет с продуктами, который он вручил хозяйке дома, получив взамен красноречивый взгляд.
После того, как Раду представил всех друг другу, Кэт предложила всем сесть за стол, а сама отправилась на кухню, приглашая взглядом туда же своего брата.
Мы остались с Ариной за столом и поддерживали разговор обсуждением дождливой погоды.
Мое чуткое ухо уловило, как этим временем, Кэт шипела на кухне на Раду:
- Ты с ума сошел? Зачем ты привел ее к нам в дом?
- Есть серьезные основания, - шепотом сказал Раду. – И прекрати устраивать сейчас разборки. Ладно? Позже я терпеливо выслушаю все, что ты скажешь…
- А что для этого будут еще поводы? – огрызнулась шепотом Кэт.
Раду, ничего не ответил, и, подхватив тарелки с фруктами, понес их в гостиную и сел рядом с Ариной.
Кэт подскочила к бару, и незаметно налила бокал красного вина и три бокала с кровью. Затем она обошла всех по кругу, расставляя бокалы. Теперь на ее губах уже сияла хоть и натянутая, но обворожительная улыбка.
Наконец, Кэт присела за стол и начала поддерживать беседу.
- Кэт, мне кажется, я тебя где-то видела, - отпивая вино из бокала, заключила Арина.
На удивление артистично, закатив глаза к потолку, Кэт притворилась, что вспоминает.
- Мне тоже показалось знакомым твое лицо… Вспомнила! - с лёгкостью соврала Кэт. - Я подвозила тебя на машине однажды. Ах, как же тесен мир!
Я бросил на Кэт удивленный взгляд. И когда она научилась так бесцеремонно врать, не моргнув и глазом!
Что бы мое смятение не стало заметным, я с бокалом в руке встал и отошел к окну. Отпив из бокала, я почувствовал, как живительный вампирский эликсир поднимает мне настроение, и все происходящее начинает казаться мне забавным.
Приоткрыв занавески, я увидел, что дождь уже закончился, и через тучи начали пробиваться лучи вечернего солнца, постепенно подсушивая землю.
- Влад, - окликнул меня Раду, - присядь-ка, пожалуйста.
Бросив на него быстрый взгляд, я понял, что ему нужен несколько я, сколько моя поддержка.
"Значит, сейчас я должен буду сдерживать Кэт", - сделал я вывод, подсел поближе к жене и обнял ее за плечи.
- Я сегодня сделал Арине предложение, - торжественно объявил Раду.
Я прибавил немного усилия к своим объятьям.
Кэт, на мгновение замерла. А затем, нервно отпила содержимое своего бокала.
- А что же Арина? – притворно ровным голосом спросила Кэти, стараясь не выдавать своего негодования.
- Я еще не дала своего ответа, - покраснев, ответила девушка.
После окончания ужина, на котором нам вампирам приходилось создавать видимость того, что мы принимаем пищу вместе с Ариной, что бы она не чувствовала себя некомфортно, Кэт предложила мне показать девушке дом.
- И подольше, - шепнула мне жена.
Пока я водил Арину по нашему большому дому и показывал ей антиквариат, которым, на моё счастье, было обустроено наше жилище, мой вампирский слух улавливал слова Кэт, с которыми она набросилась на Раду на румынском языке:
- Ты, что? С ума спятил? Как такое тебе могло прийти в голову, Раду?
- А что в этом такого, Кэт?
- А то, что когда узнает отец, а он непременно узнает, он убьёт и тебя, и ее!
- За что!? Я ведь не нарушил правил. Ну и что, что я женюсь? Я ведь не обратил Арину. Я собираюсь прожить с ней столько, сколько отведено судьбой.
- Ты что, рассказал ей о нас? – тихо спросила Кэт.
- Нет. А думаешь стоит?
- Ты должен ей рассказать, пока она не дала согласие. У нее должно быть право выбора, – уже ровным тоном сказала смирившаяся Кэт.
- Я скажу, - согласился Раду. – Так будет честно. Но не сегодня. Вот только примет ли она это?!
Кэт пожала плечами и крепко обняла брата.
- Я хочу, чтоб ты был счастлив, - искренне сказала она. – Но я боюсь за тебя. Ведь она смертная… Пойдем к Арине и Владу.


К исходу дня Раду погасил в доме электрический свет и повсюду разжег свечи, что бы глаза постоянных обитателей этого дома чувствовали себя более комфортно.
- Зачем Раду повсюду разжигает свечи? – спросила Арина у Кэт, что-то ищущей в верхнем ящичке старинного комода, расположенного в углу гостиной.
- Что бы создать для тебя романтичный настрой, - тут же с лёгкостью соврала Кэт,  достала из ящичка спички и зажгла красивые зеленые витиеватые свечи, стоящие на блестящей поверхности старинного комода.
Причудливые тени, отбрасываемые неярким светом свеч, тут же запрыгали на стенах.
- Но не стоило так стараться ради меня, - потупив взгляд в пол, тихо произнесла Арина. – Мне ведь пора уже домой.
- Жаль, а я хотела пригласить тебя на прогулку, - сказала Кэт.
В этот момент мне было сложно оценить, искренне была Кэти или нет. За один вечер она так мастерски научилась врать, что уже было трудно судить об ее истинных намерениях, но по хитрому блеску в ее глазах, я сделал вывод, что она просто хочет казаться приветливой.
- Вот врунья! – сказал я шепотом себе под нос, сидя на диване в пяти метрах от жены. – Сама ждет не дождется, чтобы избавится от Арины.
Чуткий слух моей жены, не оставил без внимания эту фразу, и Кэт, послала мне насмешливый взгляд.
Раду еще секунду назад, находящийся где-то на втором этаже, мгновенно оказался за спиной Арины, и, добродушно предложил:
- Арина, оставайся ночевать у нас. Кэт разместит тебя в любой свободной комнате. Выберешь сама ту, которая тебе больше понравится.
Я хлопнул себя по коленке от злорадного удовольствия, из-за того что Кэти придется исполнить то, что она лицемерно предложила девушке.
Кэт перехватила мою ехидную усмешку, и метнула на Раду гневный взгляд. Но через секунду она говорила, уже притворно улыбаясь:
- Ариночка, ну конечно, оставайся у нас! А кое-какие вещи, которые тебе могут понадобиться, думаю, мы подберем.
Посмотрев на Арину, я понял, что она колеблется. Видимо, глубоко запрятанный инстинкт самосохранения пытается до нее достучаться из закоулков подсознания.
- Хорошо! - согласилась девушка, так и не услышавшая стука своего инстинкта самосохранения.
- Ну, так что, мы идем на прогулку? – спросила загнанная в угол своим же предложением Кэт.
- Пойдем, - согласилась Арина.
- Мальчики, вы с нами? – спросила Кэти, направляясь к двери.
- Нет, - отозвались хором я и Раду, усаживаясь по обе стороны небольшого покрытого зеленым сукном столика. – У нас партия в покер.
Но спохватившись, я и Раду проводили девушек до двери, как того требуют приличия.
- Будь осторожна, - шепнул Раду Арине, слегка приобняв ее за плечи.
- Красотули! - искренне высказалась Кэт и щелкнула фотокамерой своего мобильника, а затем поспешно сунула его в карман, пока Арина не вздумала попросить взглянуть на фотографию, на которой не оказалось Раду.
Моя жена и Арина вышли за дверь, впуская в вампирскую обитель свежий вечерний воздух.
Солнце окончательно закатилось за горизонт, уступая место вечерним сумеркам.
Как только девушки вышли за дверь, вокруг воцарилась полная тишина.
- Как странно, - заговорила Арина, следуя за Кэт, которая шла на пару шагов впереди нее.
Кэти старалась держаться поодаль от Арины, т.к. стук сердца девушки и бег ее теплой крови на фоне воцарившейся тишины выводили мою жену-вампиршу из равновесия.
"И за что мне такое испытание! Сама напросилась", - ругала себя Кэт, а вслух спросила:
- Что странно?
- Тишина. Не слышно ни птиц, ни как стрекочет кузнечик, ни шума проходящих машин.
- И что тебя смущает? – спросила Кэт, направляясь к беседке, уже полностью обвитой вьюном. – Разве плохо отдохнуть вдали от городского шума?
Арина расположилась на полукруглой лавочке, пытаясь разглядеть покрытые сумерками цветы, растущие вокруг беседки.
Кэт присела напротив, чтоб не впадать в соблазн от манящего запаха человека.
- Эта тишина какая-то гнетущая, - пояснила Арина, - психологически давит.
- Пойдем, я тебе покажу одну прекрасную поляну. Это точно снимет напряжение, - сказала Кэти.
- Но уже почти темно!
-Не бойся, - заверила Кэт, - поблизости нет зверей, уверяю тебя. Мы здесь одни на несколько километров. Пойдем!
Кэт подошла к Арине и взяла ее за руку. Но ощутив тепло человеческой кожи, тут же пожалела об этом. Она выпустила руку девушки и отступила на несколько шагов в темноту.
- Так ты идешь? – холодно спросила Кэти.
Девушка кивнула головой и осторожно последовала за Кэт, стараясь не спотыкаться в темноте.
Кэт шла уверенной походкой, совершенно не глядя под ноги, в нужном ей направлении.
- Ты так хорошо ориентируешься в темноте, - заметила Арина, стараясь ни на шаг не отстать от Кэт.
- Я люблю здесь гулять, поэтому пройду и с закрытыми глазами, - невозмутимо произнесла Кэти.
- И как ты только смогла отважиться на такие прогулки? Уж очень мрачные у вас тут места, – спросила Арина.
- Когда Влад впервые сюда меня привез, то я, наоборот, почувствовала себя как дома. Мне как-то сразу стало здесь уютно, - совершенно искренне ответила Кэт.
Девушки вышли на небольшую полянку. Восходящая Луна миллиметр за миллиметром покрывала ее серебряным светом.
Глаза Арины немного адаптировались к темноте, и она заметила посредине поляны черные силуэты пней, которые лунный свет вычертил во мраке ночи.
- Посидим здесь немного, - предложила Кэт и уверенно направилась к одному из пеньков.
Арина нерешительно последовала за ней.
Кэт присела на пенек и с умиротворенным видом подставила лицо бледному свету Луны, словно пыталась загореть.
- Люблю здесь сидеть, - зачем-то сказал она. – Посмотри на Луну, Арина. Разве она не прекрасна? А звезды? Они радуют глаз, как переливающиеся драгоценные камушки, небрежно разбросанные чьей-то щедрой рукой по небу. Как жаль, что я не могу побывать ни на одной из них…
Бледное лицо Кэт приобрело задумчивый вид. Она была почти совершенным существом, которому было подвластно то, что не подвластно ни одному человеку. И все же ее печалило то, что она не может побывать в других мирах.
- А я больше люблю солнце, - призналась Арина. – Луна на меня удручающе действует. Она вызывает беспокойство. В полнолуние я плохо сплю.
- А звезды? – спросила Кэт. – Тебе нравятся звезды?
- Я люблю дневные пейзажи. Мне больше нравится, когда солнечные зайчики скачут по окнам, а золотистые лучи согревают все вокруг.
Кэт незаметно передернула плечами.
- Мы такие разные, - задумчиво произнесла она, отрывая взгляд от звездного неба. – Ой, я тебя уболтала! Тебе пора отдохнуть. После такой прогулки, думаю, ты будешь хорошо спать, Арина, и Луна тебя ничуть не побеспокоит. Пойдем!
Кэт решительно двинулась к дому, стараясь идти как можно медленнее, что бы Арина от нее не отстала.
Кэт остановилась только у калитки. Она слышала позади шаги все-таки отставшей Арины.
"Ничего, - успокоила себя Кэт, - пусть закаляет характер. Уж очень она изнеженная. И чем только это создание так сумело привязать к себе Раду?! Представляю, как ей страшно догонять меня в темноте!"
Кэт самодовольно улыбнулась кончиками губ, представив, как Арина в темноте с трудом выбирает тропинку под ногами.
Наконец Арина поравнялась с Кэт.
- Еле угналась за тобой, - сказала она, чуть отдышавшись. – Уж очень хорошо ты ориентируешься в темноте. Я так не могу.
Кэт не ответила.
Девушка подняла на нее глаза и поняла, что Кэт смотрит куда-то за ее спину. В тусклом свете Луны ей показалось, что зрачки Кэт стали узкими, как у кошки и впились в какую-то точку.
Арина проследила за взглядом Кэти, и вскоре различила в ночи темные силуэты приближающихся людей.
Девушка не успела моргнуть, как незнакомые люди уже оказались рядом с ней.
Кэт сделала два шага навстречу подошедшим мужчине и женщине, закрывая Арину спиной. Она уже издалека догадалась с кем имеет дело.
Кэти сложила руки на груди. В лунном свете блеснул ее примечательный перстень.
Заметив это, мужчина опустился на правое колено и прижал кулак правой руки к левому плечу, наклонил голову и произнес чуть хриплым голосом:
- Лунной ночи, Ваша светлость!
Его спутница осталась стоять на месте, с вызовом и любопытством разглядывая Кэт.
- Как вкусно у вас тут пахнет, - с издевкой в голосе нарушила свое молчание женщина.
От такого непочтения у Кэт чуть не закипела ее холодная кровь, но она не подала вида, и спокойным ровным голосом, не оборачиваясь к Арине, произнесла:
- Арина, позови, пожалуйста, Раду, и попроси Влада, что бы составил тебе компанию, пока мы с братом побеседуем с гостями.
Девушка оторвала удивленный взгляд от преклонившегося мужчины, и, не задавая лишних вопросов, поспешила выполнить просьбу моей жены.
Она быстрым шагом вошла в дом. На ее лице читались растерянность, смешанная с удивлением от увиденного, и легкое волнение.
- Раду, Кэт зовет тебя на улицу. Там пришли какие-то люди, - сообщила Арина.
Мы с Раду одновременно выронили карты из рук и подскочили  со своих мест. В этом забытом Богом месте визиты посторонних были крайне редки.
- Влад, - обратилась ко мне смущенная Арина, - Кэт попросила тебя побыть со мной. Видимо, ей и Раду необходимо поговорить с этими людьми с глазу на глаз.
Мы с Раду переглянулись. Эта фраза заметно взволновала нас обоих. Значит, ситуация не из приятных, и я должен охранять Арину.
Раду, словно молния, бросился к двери. То, что он будет рядом с Кэт, немного меня успокаивало. В других обстоятельствах меня цепляли их уединенные прогулки, но не сейчас.
Выскочив на улицу, Раду увидел Кэт. До него донеслось, как она разговаривала с поздними визитерами.
Раду сразу понял, что ее ледяной тон не предвещал ничего хорошего.
В долю секунды он, миновав калитку, оказался плечом к плечу рядом с Кэт.
Вампир-мужчина тут же склонился перед Раду в знак приветствия, как того требовал обычай.
- Артур, Артур… - укоризненно покачивая головой, произнесла женщина и положила руку на плечо своему темноволосому спутнику.
Она снова не проявила к представителю величественного клана должного почтения.
В свете Луны Раду, различил знакомые черты вампирши.
"Светлые волосы, серые стальные глаза, гибкий стан…Она все такая же. Внешне почти ровесница Кэт", - подумал Раду, и кивком головы повелел встать вампиру-мужчине с колена.
Наконец Раду смог его разглядеть.
Вампир был явно моложе своей спутницы на несколько сотен лет, но внешне они выглядели сверстниками. Он был прекрасно сложен. Длинные до плеч волнистые темные волосы резко выделяли в свете Луны его бледное узкое лицо.
- Раду! Вот уж не думала, что тебя можно застать в этом мире. Неужто боги спустились на Землю? – насмешливо произнесла женщина.
- Что за наглость! – прошипела Кэт и дернулась, намереваясь вцепиться в вампиршу.
Раду крепко схватил Кэти за руку, давая понять, что не следует делать опрометчивых поступков.
- Что привело тебя сюда, Софья? – со стальными нотками в голосе спросил Раду.
- Голод. У вас здесь вкусно пахло теплой человеческой кровью. Не пригласите к ужину?
Раду сжал в ладони руку Кэт. Он не меньше чем Кэти готов был растерзать мерзавку, намеренно его дразнящую, но не подал вида. Древний вампир остался неподвижным, как подобает представителям его правящего рода. Ни один мускул не дрогнул на его бледном красивом лице.
Поняв это, Кэт тоже приняла невозмутимый вид величественной особы и холодно задала вопрос:
- Отвечай, кто ты такая, что бы позволять себе так разговаривать с нами?
Софья впилась в Кэт внимательным взглядом. Затем, не переставая ее разглядывать, бесцеремонно обошла вокруг Кэт, и, задержав взгляд на ее лице, произнесла, скорее для самой себя, чем для окружающих:
- Хотелось бы мне знать, кто ты такая…
- Я тебе поясню, - с вызовом посмотрев на вампиршу, сказал Раду. – Это моя сестра.
Софья удивленно переглянулась со своим спутником.
Было видно, что Артур, напрягся, осознав, что Кэт, все-таки не просто так носит на пальце перстень – символ безграничной власти над вампирами. Он дернул Софью за рукав, давая понять, что бы она попридержала язык.
- Спокойно, мальчик мой, - покровительственным тоном, произнесла вампирша.
"Мальчик мой, - передразнила про себя Кэт. – Тьфу!"
- Так что насчет ужина? – переспросила бесцеремонная вампираша.
Она была слишком древней и опытной. От ее цепкого взгляда не ускользнуло, то, что Арина для Раду далеко не ужин, не завтрак, и не обед.
- Я не намерена ни с кем делиться своим королевским ужином, - намеренно подчеркнув слово "королевским", сказала Кэт. – Так, что валите отсюда, пока целы.
Казалось, это позабавило древнюю, но внешне молодую вампиршу.
- Почему-то ты мне нравишься, Ваша светлость, - сладким, как мёд голосом, пропела Софья. – Ладно, мы уйдем. Пока уйдем…
И повернувшись к лесу "гости" исчезли в ночи.
Раду немного ослабил хватку, но по-прежнему, не выпуская руку Кэт из своей ладони, потянул Кэти к дому.
Поймав на себе ее вопросительный взгляд, он предупредил череду ее вопросов:
- Кэт, я тебе все объясню, вот провожу Арину спать и объясню.
Когда Кэт и Раду перешагнули порог нашего дома, я облегченно вздохнул.
Арина, вскочила с дивана и подбежала к Раду, вверяя себя его надежным объятиям.
- Что случилось? – спросила она взволнованным голосом.
Раду сверкнул натянутой белоснежной улыбкой, и, прижав голову девушки к своему плечу, сказал, скрестив указательный и средний пальцы:
- А почему должно было что-то случится, Ариш? Это просто наши с Кэт давнишние знакомые. Мы долго не виделись. Просто они немного бесшабашные что ли… Вот мы и не хотели приглашать их в дом. Поболтали о том, о сем, и разошлись.
- Странное время для простой болтовни, - заметила Арина.
- Да они тут случайно в паре километров оказались, вот и заскочили, пользуясь случаем, - вмешалась врушка-Кэт.
И это вранье убедило девушку, но не меня.
Догадавшись об этом, Кэт, артистично зевнула и нараспев предложила:
- А не отправится ли нам спать? Раду, отведи Аришу в свободную комнату.
Раду на мгновенья замер, проворачивая в голове, где безопасней будет ночевать Арине.
- Нет, пусть спит в моей комнате, – не терпящим возражений тоном, заявил он.
Мы с женой равнодушно пожали плечами.
- Просто та часть дома пустует, - пояснил Раду Арине, - боюсь, тебе там будет неуютно. А в этом крыле дома комнаты Влада и Кэт.
- Разумно, - согласился я, догадавшись, что Раду перестраховывается. Хотя, наврядли недавние визитеры осмелятся сунуться в наш дом.
Все поднялись на второй этаж и разошлись.
Раду проводил Арину в комнату.
- Сладких снов, милая, - сказал он, чмокнув девушку в щеку, и направился к двери.
- Раду, - окликнула Арина, и густо покраснела. – А ты не можешь остаться?
Раду пришел в замешательство.
- Нет, Ариш. Этого требуют приличия…
- Ты не так понял, - пояснила девушка, - мне здесь как-то не по себе. Я лягу на самый краешек кровати и не буду тебе мешать… С тобой мне будет спокойней.
Раду тепло улыбнулся и сказал:
- Я всегда буду рядом с тобой. Спи спокойно и ничего не бойся.
Он взглянул девушке в глаза, и ее тело обмякло, а глаза закрылись сами собой. Подхватив Арину на руки, Раду заботливо уложил ее на кровать и накрыл одеялом.
- Я тебя люблю, - прошептал он, и вышел из комнаты.


Тем временем, пока Кэт рассказывала мне о наглых визитерах, в дверь нашей комнаты постучался Раду.
- Заходи, - отозвались мы с Кэти хором.
Раду вошел заметно взволнованный.
- Пойдемте на крышу, там более выгодная позиция для наблюдения в сложившихся обстоятельствах, - предложил я.
Через секунду мы уже вылезли через чердачное окно на плоскую часть крыши и уселись на самый край ее выступа, глядя по сторонам.
- И так, - нарушила тишину Кэт, - кто это такие, Раду?
- Это Софья, - начал рассказывать Раду, как-то странно поглядывая на Кэт, словно видел ее впервые. – Она одна из древних вампиров. У нее очень могущественный клан, который уступает разве, что нашему. А вот ее спутника я не знаю.
- Почему она так непочтительно с нами разговаривала? Почему ты ее не наказал?– возмущенно спросила Кэт.
- И как могущественный Драгомир допустил существование ее клана? – в свою очередь спросил и я.
- Вероятно, она так непочтительно разговаривает от недостатка воспитания. Но наказывать в этом случае не за что, – ответил Раду, а в его глазах запрыгали недобрые огоньки. – Она ведь не сделала ничего противоправного. Как и ее клан. Поэтому Драгомир не видит оснований их трогать.
- И что, мы спустим с рук такое нахальное поведение? Она ведь хотела Арининой крови! – прошипела Кэт и сжала кулачки.
Раду едва заметно вздрогнул, а затем, как можно спокойнее произнес:
- Но ведь Софья пока ничего не сделала. Она ведь ушла. Чего ты добиваешься от меня, Кэт?
- Вот именно, что ПОКА не сделала! Но внутреннее чутье мне подсказывает, что это еще не конец. И то, что Софья ушла, еще ничего не значит.
- Раду, Кэт права, - согласился я с женой. – Тебе лучше поутру отвезти Арину домой. От Софьи исходит запах одержимого охотника. Ты знаешь это не хуже меня.
- Хорошо, - согласился он. – Утром, когда незваные гости не смогут нас преследовать, я отвезу Арину домой.
Мы просидели на краю крыши всю ночь, болтая на разные темы, заодно охраняя наш дом, в котором спала хрупкая смертная девушка.
Кэт пыталась выудить у Раду побольше информации о Софье. Было понятно, что она не смирилась с вызывающим поведением древней вампирши и вынашивала планы мести. Но Раду больше ничего конкретного не рассказал.
- Держись от Софьи подальше и не нарывайся на неприятности, - посоветовал он, пронизывая Кэт серьезным взглядом. – Она очень сильная и опытная.
- Ха! Нет ничего и никого в мире, что могло бы меня напугать, - с вызовом отозвалась Кэт.
Тонкий, едва заметный лучик восходящего солнца пробился сквозь сумерки и слегка коснулся кожи Кэти.
Она с визгом вскочила и бросилась в чердачное окно.
- Ничего и никого в мире! - смеясь, передразнили мы мою жену, испугавшуюся первого лучика солнца, и неспешно последовали за Кэт.


Арина проснулась часа через три после восхода солнца.
Услышав шорохи в комнате, Раду поспешил на кухню, что бы приготовить девушке завтрак.
Обнаружив, что в нашем доме вампиров нет ни кофе, ни чая, ни других человеческих напитков, Раду в задумчивости застыл на месте.
- Сейчас я помогу тебе, - сказала Кэт, спускающаяся по ступенькам обычным человеческим способом. – Подожди немного.
- Влад, - тихо позвала она, - подай мне покрывало, пожалуйста.
Взяв покрывало, я вышел из комнаты и перекинул его через перила. Стоящая внизу жена ловко его подхватила.
Я еще не успел спросить зачем ей это, как она накрылась с головой темным покрывалом и шагнула за дверь.
Мы с Раду удивленно переглянулись.
Через пару секунд Кэти вернулась.
- Лови, - сказала мне она, забрасывая покрывало наверх.
В руках Кэт был пучок  свежей мяты.
- Вот и чай для твоей невесты, - улыбнувшись, сообщила Раду Кэт. – Сейчас заварю.
- Спасибо, сестричка, - отозвался растроганный Раду, а я, все еще удивляясь самоотверженному поступку жены, так ненавидящей дневной свет, направился в нашу комнату.
- Доброе утро! - поприветствовала меня Арина, выходящая из комнаты Раду.
- Доброе, утро! Как спалось? – поинтересовался я вежливым тоном, учтиво наклонив голову в знак приветствия.
- Спала, как убитая. Ничто меня не тревожило, как и обещала Кэт.
- Это хорошо. Спускайся вниз. Тебя там уже завтрак заждался, - сказал я и зачем-то подмигнул девушке.
- А ты?
- Мы уже позавтракали, - соврал я неохотно. – Обитали этого дома поздно ложатся, рано встают, еще до восхода солнца, и так же рано завтракают.
Девушка спустилась вниз. Закрывая дверь в комнату, я услышал, как Кэт позвала Арину к завтраку и  сообщила, что вынуждена оставить Раду и Арину одних, так как у нее какие-то неотложные дела по дому.
- Фу, отделалась! – сказала Кэт, закрывая за собой дверь нашей комнаты. – Пришлось сослаться на неотложные дела.
Я отложил книгу, которую намеревался почитать, валяясь на кровати, и послал жене лукавую улыбку.
Затем я похлопал ладонью по кровати рядом с собой, приглашая Кэт присесть рядом.
- Да, действительно у нас есть одно неотложное дело, - прошептал я, притягивая жену к себе.
Она без лишних слов стянула с меня рубашку и легонько укусила в шею, а затем провела острыми коготками по моей груди.
Я почувствовал, как рассудок от ее прикосновений отказывается воспринимать окружающее.
Кэт осыпала нежными поцелуями мое лицо, шею, периодически покусывая за ухо.
Не в силах больше испытывать это сладкое мучение, я рывком перевернул Кэти на спину и быстро освободил от одежды, достигнув желанной цели.
Медленно, доводя жену до исступления, я растягивал удовольствие. Наконец, ее начала бить мелкая дрожь, и я понял, что с губ Кэти готов сорваться легкий стон. Я быстро перехватил его поцелуем, а затем начал шептать ей какие-то нежности, дав власть неугомонным рукам.
- Еще, - прошептала Кэт, впиваясь мне в спину своими острыми коготками.
- Конечно, моя хоро… - не успел закончить я фразу, т.к. услышал стук в дверь.
Мы с Кэт от неожиданности подскочили на кровати.
- Черт подери! – прорычал я. - Минуту!
Мы с Кэт принялись натягивать одежду, на что понадобилось всего лишь несколько секунд. Черз мгновение мы выглядели, как ни в чем не бывало.
Догадавшись, что за дверью Арина, шаги которой мы не заметили, так как сильно увлеклись, я изобразил на лице приветливую улыбку и широко открыл дверь, пропуская девушку в комнату.
Краем глаза я уловил, как Кэт, на секунду зажала пальцами нос. Незаконченное дело обострило все чувства, и запах человека дразнил ее хищные инстинкты.
Наконец, она, призвав на помощь силу воли, взяла в себя в руки, и, послав мне многозначительный взгляд, как можно веселее произнесла:
- Ариночка, что же ты встала в дверях, заходи!
- Я зашла попрощаться. Мне пора домой.
- До свидания, Арина, - как можно вежливее сказал я, и учтиво склонил голову.
- Надеюсь, тебе у нас понравилось, - лицемерно добавила Кэт. – Мы проводим тебя до двери.
Мы спустились вниз по лестнице долгим человеческим способом.
У двери ждал Раду, успевший принять "солнечную вакцину".
Арина подошла к Кэт и чмокнула ее в щеку на прощание, от чего последнюю едва не передернуло.
- Пока, - сказала Кэт, и я заметил, как при этом подрагивают ее губы.
- Скоро вернусь, - сказал Раду и тоже чмокнул Кэт в щеку, а мне пожал руку.
- Наконец-то, - закрывая за Ариной и Раду дверь,  простонала Кэт. – Как же трудно с этими смертными! И как только ты меня выносил, когда я была такой же.
- Действительно, как! - пошутил я.


Раду молча гнал по трассе машину, желая как можно быстрее дальше увести Арину от опасного места, за которым, безусловно, по его мнению, всю ночь наблюдала Софья со своим хищным другом, выжидая удобного случая для нападения на единственную любовь его вампирского бытия.
Вампир старался не выдавать своего напряженного состояния, но Арина все же заметила, что с ним что-то не так.
- Что с тобой? – спросила она. – Куда исчезла задорная белоснежная улыбка?
- Ничего, голова побаливает, - соврал Раду и снова замолчал, впившись в дорогу цепким пристальным взглядом.
"Как же я не люблю врать! Может признаться Арине, в том, кем я являюсь на самом деле, - обдумывал вампир. – Только бы она не испугалась! Ведь я и сам боюсь. Боюсь ее потерять".
Раду посмотрел на Арину взглядом страдальца, так и  не приняв решение.
Девушка, решив, что ее жениха мучает головная боль, сочувственно погладила его по холодной руке.
- Потерпи, Раду, - сказала она, - вот приедем домой и я поищу что-нибудь от головной боли в аптечке.
Раду кивнул в ответ головой, и сбросил газ, желая отодвинуть мучительный момент признания, хотя окончательное решение он все еще не принял. В придачу ко всем душевным мукам, у  вампира обострилась дикая жажда.
Раду несколько раз ловил себя на том, как его взгляд приковывает едва заметная жилка, пульсирующая на шее Арины.
Вампир отвел взгляд и прикусил губу.
"Конечно, она может испугаться, - сглотнув, подумал он. – Теперь я и сам себя боюсь".
Наконец, Раду остановил машину у дома Арины, и поспешил выйти на воздух. Ему стало немного легче.
Обойдя машину, древний вампир открыл дверь и подал руку Арине.
Дикий инстинкт снова попытался прорваться наружу. Раду почувствовал, что уже с большим трудом может контролировать свой голод.
Он быстро проводил Арину до ее двери и поспешно распрощался.
- Извини, Арина, мне надо бежать. Я загляну к тебе вечером.
Догадавшись, что девушка хочет поцеловать его на прощание, Раду поспешно отстранился от нее и быстро побежал вниз по лестнице, посылая невесте воздушный поцелуй.
- А как же таблетка? – крикнула ему в след Арина.
- Мне уже легче, - отозвался откуда-то снизу Раду.
Когда в дом ворвался Раду, мы с Кэт сидели за столиком в гостиной и играли в карты.
Одним стремительным прыжком он достиг холодильника и залпом осушил бутылку с кровью.
- Ты проголодался, братец? – промурлыкала Кэт, обращаясь к Раду и одновременно пытаясь подсмотреть в мои карты.
- Не подсматривай, не поможет. Все равно быть тебе раздетой, - сказал я жене, напустив на себя серьезный вид.
Раду придвинул к нам ближе старинное мягкое кресло и расположился рядом.
- Думаю, кто бы из вас не проиграл, в выигрыше будут оба, - попытался пошутить он, напуская на себя беспечный вид.
- Проиграл! - заверещала довольная Кэт.
Затем, она исчезла и появилась снова с бутылкой крови и тремя бокалами.
Разлив содержимое бутылки по бокалам, Кэти снова уселась на свое место.
- Ну, что случилось, рассказывай! – потребовала она, обратив к Раду свои голубые глаза.
- Я едва смог преодолеть соблазн, - ответил он, и его светлые брови сомкнулись в одну линию. – Я чуть не набросился на девушку, которую люблю, больше всего на свете.
- Поэтому, я тебе сразу сказала, что это плохая идея связывать себя с человеком.
- А ты что скажешь, Влад? – ища у меня поддержки, спросил Раду с видом страдальца.
- Тут я плохой советчик. Не знаю, к чему приведет женитьба на смертной. Я ведь и сам хотел так поступить, как ты помнишь...
- Да, к счастью, нам повезло и все остались живы, если так можно выразиться, – вмешалась Кэт. – И к тому же, смею заметить, я знала, с кем имею дело, и была совсем не удручена этим фактом!
Лицо Раду снова приняло страдальческое выражение.
- Да, я все расскажу Арине сегодня вечером. Больше тянуть нельзя.
- Я, надеюсь, она поймет и примет, - похлопав Руду по плечу, сказал я.
- Она же состарится... – попыталась снова вразумить своего названного брата Кэт, но взглянув на меня, прикусила язык.
- Делай, как подсказывает тебе твоё внутреннее "Я", - посоветовал я.
Насытившись кровью и обуздав свои хищные инстинкты, Раду направился к Арине с твердой решимостью рассказать ей о себе всю правду.
Он выглядел спокойным и уверенным, и только блеск голубых глаз выдавал его внутреннее волнение.
Раду поднялся по лестнице и позвонил в дверь.
Едва Арина открыла дверь, вампир шагнул в дом девушки, схватил ее в охапку и крепко прижал к своему небьющемуся сердцу.
- Что с тобой? – засмеялась Арина. – Мы ведь расстались всего несколько часов назад, а ты ведешь себя так, словно скучал по мне целую вечность.
- Так и есть, моя хорошая, - прошептал Раду, не выпуская Арину из крепких объятий. – Я скучал по тебе целую вечность.
Тогда Арина и подумать не могла, насколько серьезны и правдивы его слова.
Раду гладил возлюбленную по волосам, то и дело, покрывая поцелуями ее макушку.
- В тебя словно нечисть вселилась, - пошутила Арина, потрепала Раду по волосам и попыталась высвободиться из его объятий.
- Я и есть нечисть, - без тени улыбки произнес Раду тихим голосом.
- Да ну тебя! Ну, отпусти меня уже, Раду! Мне становится тяжело дышать.
Раду послушно выпустил девушку из объятий и последовал за ней в комнату.
- Ты голоден? Не хочешь перекусить? – осведомилась Арина.
- Нет, теперь я точно не голоден.
Раду присел на диван, выжидая удобный момент, чтобы рассказать Арине всю правду.
Арина присела рядом и положила голову ему на плечо.
- Мне понравились Кэт и ее муж. По-моему и они ко мне неплохо отнеслись.
- Они за меня рады. Они очень рады, что я тебя нашел.
- Ну, раз так, - сказала Арина, и ее щеки залил розовый румянец, - скорее всего я приму твое предложение, если, конечно, оно еще в силе.
Раду нервно заерзал на диване, осознав, что настал подходящий момент.
- Конечно, в силе, солнышко, я мечтаю об этом! Но я дожжен тебе кое-что рассказать…
Вампир взял девушку за подбородок и взглянул ей в глаза.
- Арина, ты меня очень любишь? – спросил он очень серьезно.
- Что за вопрос? Конечно, люблю!
- Арина, ты не догадываешься кто я?
- О чем я должна догадаться? – спросила девушка, и в ее голосе почувствовалось напряжение.
- Я вампир.
Арина смотрела на Раду, широко раскрыв свои бездонные голубые глаза. Он прочитал в них сначала недоумение, а затем страх.
- Не бойся, - нежным голосом произнес вампир, - я не причиню тебе зла.
Раду выпустил Арину из объятий, и она инстинктивно отодвинулась, забиваясь в угол дивана.
- Вампиров не бывает! Вампиры не могут переносить дневной свет, - зачем-то подавлено сказала Арина, хотя подсознательно, повинуясь давно стучащемуся инстинкту самосохранения, она уже поверила тому, что сказал Раду.
- Верно, но Влад изобрел вакцину, которая дает нам возможность пребывать некоторое время на солнце, не меняя при этом нашу сущность.
- Значит, и Влад и Кэт, тоже вампиры? – испуганно спросила Арина, осознав, что провела ночь в логове хищников.
Раду утвердительно кивнул головой.
Арина поджала ноги и обхватила колени руками, сжавшись в комок.
Вампир хотел пододвинуться к ней ближе, но передумал.
- Не бойся! - начал заверять он. – Я всегда буду заботиться о тебе, я всегда буду рядом. Ни я, ни Кэт, ни Влад не причиним тебе ни малейшего вреда.
Арина молчала, уткнув лицо в колени.
- Так ты выйдешь за меня? – тихо спросил Раду.
Арина подняла лицо, по которому струились слезы.
В глазах Раду отразились боль и отчаяние.
- Уходи! – выкрикнула Арина.
- Конечно, я уйду. Только обещай мне все хорошо обдумать. Попытайся понять и принять мою сущность. Помни, я люблю тебя так, как никого никогда не любил, ведь я ждал тебя не один век, милая. Я вернусь за ответом.
Раду подошел к Арине и наклонился, чтобы поцеловать на прощание, но заметив, как ее бьет нервная дрожь, отвернулся и молча ушел.
Вампир вышел от девушки в полной растерянности. Он был уверен, что у представителей его вида нет души. Но внутренняя мука, поселившаяся внутри, поколебала его уверенность.
"А я ведь знал, что так будет", - в отчаянии думал Раду, застыв посреди дороги. Он обхватил голову ладонями, сгребая в кулаки ни в чем не повинные волосы.
Неизвестно, сколько времени он простоял бы так еще, если бы визг тормозящей машины, не вывел его из задумчивости и состояния самобичевания.
- Жить надоело, придурок? – услышал он.
Раду обернулся на звук дерзкого  голоса, едва осознавая, что ярость исказила его лицо и обнажила острые белоснежные клыки.
- Это тебе надоело, - крикнул он в ответ, едва взглянув на обидчика красными зрачками, но взял себя в руки и зашагал к своему автомобилю.
"Конечно, Арина испугалась, я ведь – зверь, и веду себя, как зверь", - с отвращением признался сам себе Раду.
Когда он вернулся домой, на нем не было лица. Благородная бледность его лица приняла голубоватый оттенок.
Увидев это, Кэт кинулась к Раду на шею.
- Она не приняла твоей сущности? – догадалась Кэти с состраданием в голосе.
- Видимо, нет, - едва слышно ответил Раду.
Кэт разжала свои объятия и потянула его на диван.
- Мне жаль, - сказал я, присаживаясь в кресло напротив.
- Арина очень испугалась, - начал рассказывать Раду.
- Значит, ты не женишься… - с едва скрываемым облегчением произнесла Кэт.
- Хуже всего, что я не знаю. Арина не дала мне ответ. Я дал ей время подумать. Черт возьми, как же это все тяжело! – снова схватившись за волосы, вымолвил Раду. – Но скорее всего, ответ будет отрицательным.
Затем, Раду резко вскочил с дивана и ушел в свою комнату. Мы услышали, как в замочной скважине повернулся ключ.
- Ему надо побыть одному, - сказал я жене, на что она кивнула головой в знак согласия, а на ее лице отобразились искренняя грусть и сопереживание.


Раду не выходил из комнаты двое суток. Кэт сопереживала брату, и от этого сделалась молчаливой, что было ей совсем не свойственно. Казалось, что над нашим домом нависло какое-то невидимое тягостное бремя.
Наконец, не выдержав груза своих эмоций, Кэти постучалась в дверь, ведущую в комнату Раду. Не получив ответа, она раздраженно крикнула:
- Раду, открой и поговори со мной. Сейчас же! Не заставляй меня вышибать дверь.
Услышав, как поворачивается ключ в замочной скважине, Кэт облегченно выдохнула, совсем, как человек, после чего ворвалась к брату в комнату.
Если бы ее сердце было живым, оно бы сжалось от переживаний. Раду выглядел не самым лучшим образом.
Вечно элегантный и изысканный вампир сейчас выглядел осунувшимся и измученным. Под его глазами образовались заметные тени в тон его голубых глаз.
Кэт огляделась и увидела, что Раду, видимо, не сходил с дивана все это время, так как на небольшом старинном столике, стоявшем около закрытого тяжелыми темными шторами окна, осел тонкий слой пыли. Ноутбук вампира, стоящий на этом столике, видимо тоже не использовался, т.к. тоже был покрыт пылью. То же самое было и с дисками, и с книгами, стоявшими в книжном шкафу.
На спинку стула был небрежно брошен пиджак древнего вампира.
Никогда раньше педантичный Раду не допускал ничего подобного. Кэти даже не приходилось следить за чистотой его комнаты, т.к. Раду предпочитал сам наводить порядок и расставлять все четко по своим местам.
Кэт усадила брата на диван, и, придвинув стул, села напротив.
- Послушай, - начала Кэт, легонько сжимая ладонь Раду в своей руке, - ну что ты себя так изводишь? Может быть не так уж все и плохо. С чего ты решил, что Арина даст тебе отрицательный ответ?
Присутствие Кэт, немного привело древнего вампира в норму, и он перевел на нее уже осмысленный взгляд.
- Иначе, она бы уже позвонила, - сказал он слегка хриплым подавленным голосом.
- Необязательно. Она может думать точно так же и о тебе. Предлагаю с заходом солнца поехать и все выяснить.
Раду в нерешительности посмотрел на Кэт.
- Нечего тянуть, - продолжила она. – Как говорится, перед смертью не надышишься.
- Хорошо, ты права, Кэт. И прими мои извинения.
- За что? – удивленно спросила Кэт.
- За мое бестактное поведение по отношению к вам с Владом и за беспорядок в комнате.
- Ерунда! А беспорядок мы мигом исправим, - сказала Кэт, и оптимистично подмигнула вампиру, а затем игриво взъерошила его светлые волосы.
Я был немало удивлен, когда моя жена под вечер начала обильно намазываться солнцезащитным кремом, намереваясь ехать к Арине еще до захода солнца.
Видимо, ее привязанность к Раду сильнее, чем я думал, раз она идет на такие жертвы, при всей-то ее ненависти к дневному свету.
Раду вышел за дверь и спокойно прошел к своему автомобилю, не обращая внимания на солнечные лучи, покрывающие землю золотым напылением.
Кэт, надев очки с черными стеклами, все еще не решалась выйти за порог.
Заметив это, Раду подогнал машину к самой двери, и Кэт пулей влетела в открытую дверцу и скрылась за тонированными стеклами автомобиля.
Когда машина остановилась у дома Арины, Кэт собрала всю силу воли, и вышла из машины на свет. Она царственно-величественной походкой дошла до входа в дом девушки, и с достоинством дождалась, когда Раду откроет перед ней дверь.
Кэт и Раду быстро поднялись на второй этаж и позвонили в звонок.
Арина открыла дверь, и, увидев на пороге вампиров, испугано попятилась назад.
- Извини, Арина, но мы войдем, - произнесла Кэти тоном, не терпящим возражений.
- Здравствуй, милая, - ласковым голосом обратился к Арине Раду, все еще не решаясь войти.
Заметив это, Кэт бесцеремонно втянула его за руку в коридор, тем самым опровергая миф о том, что вампир не может войти в дом без приглашения.
Арина, поддавшись инстинктивному страху, забилась в угол дивана.
Раду прошел в комнату и присел рядом с девушкой. Кэт тоже не стала дожидаться приглашения.
Древний вампир взял девушку за руку и поднес ее пальцы к губам, покрывая их легкими поцелуями.
Арина, не совладав со своими чувствами, резко выдернула руку.
- Я вижу, ты еще не приняла решение, милая? – осторожно начал Раду.
- Приняла, - дрожащим голосом ответила девушка, и нерешительно взглянула вампиру в глаза. – Прости, но в моей жизни нет места для тебя, Раду.
Кэт, сидевшая рядом с вампиром, готова была поклясться, что в этот момент услышала нечто необычное. Это был стук, один единственный стук сердца древнего вампира.
- Это потому, что я не такой как ты? – с отчаянием в голосе спросил Раду у Арины.
- Да, - откровенно произнесла она.
- Но ведь до того, как ты узнала правду о моей сущности, разве ты не любила меня? Что изменилось? Ведь я остался тем же!!!
- Я не хочу становиться такой как ты! Я люблю солнце, люблю, когда улица залита солнечными лучами. Вечная тьма и ночные пейзажи – это не для меня.
- Но я не прошу тебя стать такой как я! – горячо возразил он. – Ты можешь жить обычной человеческой жизнью, просто позволь мне быть рядом с тобой, Арина.
- Ты не понимаешь… Я не смогу быть с тобой рядом, зная, что ты пьешь чью-то кровь! Я не хочу быть с тобой рядом, потому, что я хочу иметь детей, полноценную семью, которую ты мне дать никогда не сможешь, - горячо произнесла Арина.
Когда она осознала, что задела самое больное место, было уже поздно. Раду выскочил из ее дома, не сказав больше ни слова.
- А ты жестокая! - сузив глаза, произнесла Кэт.
- Я думала, что ты не знаешь, что такое жестокость, - набравшись смелости, огрызнулась Арина.
- И в кого ты только такая? – покачивая головой, упрекнула Кэт, игнорируя издевку.
- Мама с папой так воспитали.
- Ну, уж нет! Ни Алиса, ни Слава, никогда не позволили бы себе таких жестоких слов ни к одному созданию, - вырвалось у Кэти.
Арина уставилась на Кэт. В ее широко раскрытых глазах одновременно со страхом читалось и удивление.
- Ты знала моих родителей?
- Да, мы дружили в молодости. Они были моими лучшими друзьями.
- Значит, это ты была на маминых фотографиях… – задумчиво произнесла девушка.
- Да, я. Когда-то я жила в этом доме. Когда-то твои родители расстались со мной навсегда именно в этом доме. И, когда Алиса узнала правду, у нее даже мысли не промелькнуло отвергнуть меня. Так, что не говори мне, что твои родители научили быть тебя такой жестокой к тому, кто любит тебя так, как никто больше никогда не полюбит тебя. Мой брат, к моему великому сожалению, готов звезды с неба ради тебя достать. Все до единой! Неужели тебе недостаточно его бесконечной любви?
На глазах девушки навернулись слезы.
- Любимый… - прошептала она дрогнувшим голосом.
- Так ты все-таки его любишь? – щелкнув пальцами в воздухе, приободрилась Кэти.
- Да… Нет... Не знаю! - разрыдалась девушка. – Мы такие разные…
- Что правда, то правда! Но ведь попробовать-то можно, - убедительно сказала Кэт.
Арина вскочила с дивана и бросилась в коридор. Надев туфли на мягкой удобной подошве, она бросилась на улицу.
Кэт выбежала за ней. Не без удовольствия отметив про себя, что солнце уже село за горизонт, и сумрак мягко и постепенно опускается на землю, Кэти уверенно пошла за девушкой.
Арина пересекла проезжую часть и пробежала вглубь лесопарка.
Не обнаружив Раду на лавочке, где они любили проводить время, она остановилась, в растерянности.
- Раду, - позвала девушка, оглядываясь вокруг, - Раду, давай поговорим, где ты?
- Не кричи, он уже далеко отсюда. Но сели ты подождешь немного здесь, я попробую его найти. – сказала Кэт.
- Я никуда не уйду отсюда, - заверила Арина. – Ты только найди его, пожалуйста, Катя!
Кэт вздрогнула, услышав имя, которое она оставила в прошлой жизни. Она подставила лицо ветру, словно принюхиваясь и прислушиваясь, а затем мгновенно исчезла из поля зрения Арины, ничуть не смущаясь тем, что шокировала этим девушку.
Быстро отыскав след Раду, вскоре она нагнала и его самого.
Древний вампир в глубине одного из подмосковных лесов вымещал свои злость и отчаяние на вековом дубе, едва выдерживающем удары его кулаков.
- Прекрати, - отрезвила его Кэт. – Арина хочет с тобой поговорить.
Раду тут же перестал колотить дерево, и в его глазах появился призрак надежды.
- Она передумала? – спросил он, заглядывая в глаза Кэт.
Она пожала плечами и сказала:
- Не знаю, дорогой, не знаю…
- Помчались, - бросил он.
Раду и Кэт понеслись быстрее ветра, ощущая, как он разбивается о кожу их лиц на мелкие молекулы. Глаза ни одного живого существа на Земле не смогли бы уловить скорость передвижения Кэт и Раду. И только глаза вампиров четко различали дорогу, несмотря на опустившиеся сумерки.
Заметив, что бледный диск Луны начал свой путь по небу, Раду и Кэт побежали еще быстрее.
Добежав до лавочки в лесопарке, где Кэт недавно оставила Арину, вампиры обнаружили, что девушки нет.
Раду снова сник и подавлено произнес:
- Она не дождалась.
- Странно… - отозвалась Кэт. – Не так уж долго нас не было. Всего несколько минут…
Какое-то непонятное чувство насторожило Кэти. Оно тихонечко из самых потаенных уголков подсознания отбивало назойливую дробь. Кэт прошлась вдоль тропинки, всматриваясь во мрак опустившихся сумерек. Мимолетная тень привлекла ее внимание и исчезла.
Кэти нахмурилась.
- Что ты увидела? – спросил Раду.
- Ничего, показалось… Пойдем к Арине. Может быть, она вернулась домой.
Не обнаружив девушку дома, Кэти вдруг, осознала, что за назойливое чувство отбивало дробь в ее подсознании. Это была нарастающая тревога.
"Не показалось, значит", - подумала Кэт, а вслух произнесла:
- Раду, надо поискать Арину в лесу. Наверное, ей стало скучно сидеть на одном месте. Может быть, она прогуливается, где-нибудь неподалеку.
Немного углубившись в лесной полумрак, Кэт остановилась и замерла.
- Ты ничего не чувствуешь? – спросила она Раду, втягивая ноздрями воздух.
- Нет, - обеспокоенно ответил древний вампир, а затем сосредоточился. – Хотя, есть, по-моему, едва уловимый, замаскированный лесными травами, запах Арины.
Взявшись за руки, Кэт и Раду бросились вглубь леса за едва ощутимым запахом.
Различив что-то в темноте, Раду выпустил руку Кэти, и побежал вперед.
С расстояния Кэт различила, как он встал, словно вкопанный, а затем упал на колени. Она поняла, что оправдались ее наихудшие предчувствия.
Когда Кэт бесшумно подошла ближе, Раду взвыл, словно дикий зверь, над бледным безжизненным телом Арины. В широко раскрытых глазах девушки навсегда застыло звездное безоблачное небо. На шее возлюбленной вампира различались две небольшие ранки, оставленные безжалостным хищником.
Раду, разодрал клыками свое запястье и поднес ко рту Арины. Красная искрящаяся струйка вампирской крови полилась на губы девушки.
Кэт присела на корточки рядом с Раду и ласково прижала его голову к своему плечу.
- Не надо, Раду, - тихо произнесла она, отводя в сторону его руку, - ей уже не помочь. Ты ведь сам видишь, в ней не осталось ни капли крови…
- Как, как я мог оставить ее одну? – ругал сам себя вампир. – Ведь я обещал быть всегда рядом, до самого конца…
В бесшумном дыхании Раду угадывались всхлипывания. Несмотря на отсутствие слез на глазах древнего вампира, Кэти поняла, что он плачет, и плачет то, что у людей называется душой.
"Как жаль, что нам не дано плакать, - подумала Кэт, - ведь людям от этого становиться легче".
Затем она поднялась с корточек и потянула за руку Раду, что бы он тоже поднялся с колен.
- Мы отомстим ей, - сказала Кэт твердым голосом, заглядывая в глаза названному брату.
- Кому, Кэт? – спросил он безучастным голосом.
- Софье. Это она убила твою возлюбленную. Я видела, как промелькнула ее тень между деревьев, когда мы вернулись к Арине.
Раду посмотрел на Кэт долгим взглядом. Ей показалось, что в его глазах на мгновение промелькнул испуг, а затем сменился холодным гневом, который окрасил радужки его глаз в красный цвет. Лунный свет, отражающийся в зрачках Раду, придавал им демонический вид.
Вампир схватил свою названную сестру за плечи и хорошенько встряхнул.
- Ты не будешь никому мстить, Кэт! Ты не видела точно, чья это была тень. Тебе могло показаться. Ты меня поняла?
- Я уверена, что это была Софья! – заупрямилась Кэт.
Раду еще раз встряхнул Кэти за плечи и отчеканил.
- Повторяю, ты не будешь никому мстить. Мы договорились?
- Договорились, договорились, - сквозь зубы процедила Кэт, высвобождаясь из железной хватки брата.
"Как бы ни так!" – подумала она про себя.
- Хорошо, - отпуская Кэт, произнес Раду. Теперь он выглядел совершенно спокойным. В его холодном взгляде больше не читалось ничего. – Теперь иди домой, Кэти.
- Я не уйду без тебя, - возразила Кэт.
- Мне надо побыть одному, - отрезал он, поднимая на руки тело Арины. – Я должен с ней проститься и сделать всё, что нужно.
Взглянув на брата, Кэт поняла, что спорить бесполезно, и растворилась в ночи.


Пролетела неделя, а названный брат моей жены так и не вернулся. Кэт металась по дому, не находя себе места.
- Влад, мы должны разыскать Раду, - повторяла она, отмеряя шагами комнату.
- Возможно, он не хочет, чтоб мы его разыскивали, - возразил я жене.
- Как бы с ним чего не случилось, - не унималась Кэти.
- Что может случится с вампиром, Кэт? – попытался я ее успокоить.
Кэти замерла на месте и впилась в меня пристальным взглядом, в котором читались ужас и отчаяние от какой-то промелькнувшей мысли.
- Солнце… - прошептала она. – Он мог выйти на солнце…
- Нет, мы бы об этом уже знали, - заверил я ее.
- Знали бы… - протяжно проговорила она в задумчивости, и, бросившись к шкафу,  принялась лихорадочно вынимать оттуда свои наряды и мои вещи и складывать их в чемодан.
- Мы едем к отцу, - скомандовала Кэт и поспешила к входной двери.
Я не успел ей напомнить, что за дверью еще день, когда она ее распахнула.
Почувствовав, как солнечные лучи обожгли ее кожу, Кэт с визгом захлопнула дверь и, повернувшись к ней спиной, сползла по двери на пол. Казалось, она была готова разрыдаться, если бы это только было возможно.
Подняв жену с пола, я усадил ее на диван.
- Кэт, если ты хочешь выехать прямо сейчас, - осторожно начал я, поглаживая ее по волосам, - то придется воспользоваться "солнечной вакциной".
На мое удивление, она тут же согласилась и решительно произнесла:
- Давай сюда это чёртово снадобье.
Вскоре мы уже шли по залитой солнцем улице. Я наслаждался теплыми прикосновениями солнечных лучей к моей холодной коже и яркими цветными красками, которыми день раскрасил природу.
Было обидно, что при нашем появлении смолкло пение птиц, но с этим просто нужно смериться. Никогда животным и птицам не преодолеть дикий ужас, который они испытывают при приближении вампира – самого опасного хищника на планете.
Взглянув на жену, я понял, что боязнь нашего присутствия у животных, ее ничуть не расстраивает, а лучи солнца, которыми я наслаждался во время нашего путешествия, приносили ей только мучения. Время от времени Кэт приподнимала свои темные очки и потирала кулаком глаза, которым дневной свет тоже приносил страдания.
Хотя, скорее всего, эти страдания носили больше психологический характер, нежели физический, но мне все равно было так жалко Кэт, что даже дневные краски мне не казались уже такими красивыми.
Лицо Кэт приняло более спокойное выражение только когда мы подошли к воротам мрачного поместья Драгомира.  Ворота бесшумно открылись перед нами, словно по волшебству. Зато меня, в отличие от Кэти, при приближении к дверям этого дома, охватывали неприязненные эмоции.
Двери дома так же бесшумно отворились, и мы вошли внутрь. Оглядевшись вокруг, я понял, что в этом доме все осталось по-прежнему: слева та же массивная дверь, ведущая в "тронный зал", в конце холла та же старинная лестница, украшенная резными перилами, ведущая наверх к жилым комнатам, те же золотые подсвечники на стенах. Словно мы и не уезжали из этого мрачного места, так полюбившегося моей жене.
К нам подошел один из слуг Драгомира, поприветствовал, как того полагает обычай, взял у меня из рук чемодан и спросил тихим бесцветным голосом:
- Мне доложить Его светлости о вашем приезде?
- Нет, пусть будет сюрприз, - отозвалась Кэт.
Мы проследовали к лестнице, намереваясь подняться в нашу комнату, когда из-под нее вынырнула Флорин, неся в руках какую-то коробочку. Увидев нас, она улыбнулась, и в ее изумрудных глазах отразилась искренняя радость.
- Вы вернулись! – воскликнула она. – Не думала, что когда-нибудь признаю это, но все же скажу, что без вас этот дом помрачнел.
Кэт напустила на лицо беспечный вид, да так артистично, что на нем не осталось и следа тех переживаний, которые она испытывала по дороге сюда.
- Доброго времени суток, Флорин! - произнесла Кэт и вслед за мной опустилась перед женой повелителя вампиров на колено.
- Встаньте, встаньте, дорогие мои, на Вас это правило не распространяется, - напомнила Флорин. – Как здорово, что все теперь дома!
Мы переглянулись с Кэт, и поняли, что Раду находился тоже здесь.
- Чем вы так замучили Раду, что он заточил себя в саркофаг? – спросила шутливым тоном Флорин.
- Длинная история, - сказала Кэт, и перевела разговор на другую тему. – Что за прелестная коробочка у тебя в руках?
Флорин переключила внимание на то, что было в ее руках, и на ее лице отразился неподдельный восторг.
- Украшения. В средние века знали толк в украшениях, - не без удовольствия сказала она, открывая шкатулку с драгоценностями. – Я кое-что искала в чулане под лестницей, и наткнулась на них. Не смогла устоять, и решила вспомнить прошлое, примерив, эти чудесные вещицы!
- Я обязательно приду к тебе посмотреть, только не начинай примерку без меня, - попросила Кэт. – Только отца поприветствую, и сразу к тебе.
- Хорошо, тем более, что надо удалить с них вековую пыль, - смеясь, пообещала Флорин.
Наконец, мы поднялись в нашу комнату, в которой с момента нашего отъезда так же все оставалось по-прежнему. Только над кроватью весел наш свадебный портрет.
К моменту, когда мы разложили свои вещи по местам, в дверь тихонько постучались. На лице Кэт исчезла напускная маска беспечности, и вернулось прежнее беспокойство.
Увидев, что за дверью стоит не Раду, которого она жаждала увидеть, а слуга, в глазах Кэт промелькнуло разочарование.
- Её Светлость передает вам привет, - сказал он, протягивая поднос с бокалами.
- Спасибо, - ответила Кэт, втягивая ноздрями дурманящий запах крови.
"В доме Драгомира этот напиток всегда свеж и в изобилии," – отметил про себя я, но в слух ничего не сказал.
Подкрепившись, Кэт решила переодеться.
- Как я выгляжу? – спросила она через минуту.
Я придирчиво осмотрел ее внешний вид. Узкие черные кожаные брюки вплотную обтягивали ее стройные ноги. Белоснежная блузка очень эффектно смотрелась с коротеньким кожаным жилетом.
- Слишком хорошо, - отозвался я угрюмо.
- Пойдем, поздороваемся с отцом, - проигнорировав мой ревностный взгляд, сказала Кэти.
Узнав у слуг, что Драгомир находится в своем рабочем кабинете, мы с Кэт тут же проследовали туда.
Кэти без стука открыла дверь и вошла. Поколебавшись, я проследовал за ней.
Драгомир стоял к нам спиной, выискивая что-то на книжных полках.
- Кто посмел без доклада, - грозным тоном произнес он, оборачиваясь.
Кэт бросилась к нему на шею и расцеловала мрачного повелителя в щеки, а я склонился в подобающем поклоне.
- Ну, конечно, только моя дорогая Кэт, может такое себе позволить! – сменив гнев на милость, произнес Драгомир. – Рад видеть вас дома, дети мои!
Побеседовав с Драгомиром о всякой ерунде, мы засобирались покинуть его кабинет.
Кэт необходимо было попасть в склеп, в стенах которого искал успокоения Раду.
Словно почувствовав какой-то недобрый замысел, Драгомир нахмурил брови и обратился к моей жене:
- Скажи на милость, куда ты так торопишься, дитя мое?
Кэт в нерешительности замерла на месте, оценивая ситуацию. По поведению Драгомира было сложно определить, знает ли он, о том, что случилось с Раду, пока последний гостил в нашем доме.
- Нам надо повидать Раду, - честно признался я.
- Нет! – отрезал Драгомир.
- Но, отец… - начала было Кэт и двинулась к выходу.
- Не смей его тревожить! – грозно приказал повелитель вампиров. – Если он ушел в забытье, значит, ему это нужно. Такое не часто случается с вампирами. А когда случается, никто не в праве их тревожить!
Кэт обреченно вздохнула и подавлено произнесла:
- Повинуюсь. Но позволь мне хотя бы приходить туда, отец!
Драгомир едва заметно кивнул головой в знак согласия.


С тех пор минуло два столетья. Моя жена превратилась в тихую тень, перемещающуюся по сумрачному царству, в котором никто ни о чем не спрашивает друг друга. По царству, в подземелье которого ищет успокоения в саркофаге древний вампир. Кэти проводит здесь большую часть времени, в надежде услышать хоть какой-нибудь шорох, исходящий из саркофага.
Находясь в склепе долгие часы вместе со своей женой, я и приобрел способность чувствовать все, что происходит в голове у Раду.
Поначалу, я рассказывал Кэти о воспоминаниях и чувствах Раду, но потом перестал, видя ее внутренние переживания.
Из Кэт словно высосали жизненные силы. Иногда, она едва уловимо улыбается кончиками губ, но я вижу, что делает она это только ради меня. Кажется, что Драгомира это ничуть не волнует…
У моей жены появились новые привычки. Она с равнодушием смотрит, как в этот дом доставляются жертвы кровавой охоты. Видимо, человеческие качества потихоньку отступают перед вампирской сущностью. Очень жаль…
Изредка Флорин удается ненадолго отвлечь Кэти от ее мрачных переживаний о брате нарядами и женскими безделушками, имеющими свою занимательную историю.
Страсть к нарядам, как ни странно, не только не покинула Кэт, но и приумножилась.
Иногда Кэти часами слоняется по дому в одиночестве. Я даже представить не мог, как она проводит эти часы, пока об этом не рассказал Драгомир.
Он шел в другое крыло дома темным подземным коридором, который едва освещал единственный факел. Там, в другом крыле дома, что-то вроде тренажерного зала, в котором повелитель вампиров любит проводить свободное время.
Драгомир, не разглядывая давно привычный коридор, подошел к арке, через которую лежал его путь. И вдруг неожиданно увидел перед собой перевернутое лицо Кэт. Она висела головой вниз, скрестив руки на груди. Кэти висела, зацепившись ногами за деревянную балку, закрепленную под низким сводчатым потолком, и соединяющую стены узкого подземного коридора.
- У меня от неожиданности сердце чуть не обратилось в прах, - рассказывал Драгомир, при этом он едва уловимо улыбался. Его очень позабавил этот случай.
Так я узнал о странной привычке своей жены висеть вверх ногами долгими часами в одиночестве в темном подземелье.
А еще Кэт время от времени стала уходить по ночам из дома. Я даже боюсь предположить, чем она занята в это время. Не могу смириться с мыслью, что Кэт выходит на охоту. Может лучше оставаться в неведении?!
Вот и сейчас она подбирает одежду к выходу. Не выдержав, я все-таки спросил:
- Кэти, куда ты снова собираешься?
- На прогулку, - не оборачивая головы, ответила она.
- Позволь и мне прогуляться с тобой, милая!
- Извини, Влад, но мне нужно побыть одной.
Как часто я слышу эту фразу в последнее время. Но я понимаю, что если стану настаивать, то еще больше отдалю от себя Кэти. Надо поскорее придумать, как вернуть ее прежний задор.
Одевшись во все черное, под стать ее настроению, Кэт растворилась в ночи за воротами особняка.
Она с бешеной скоростью погнала машину по ночной трассе. Пролетая мимо какого-то небольшого населенного пункта, Кэт заметила очертания людей. И что-то знакомое в одном из силуэтов заставило ее плавно притормозить. Это был Артур.
Спрятавшись за кустами, Кэти стала наблюдать.
Артур вел за руку человека. Это была девушка лет двадцати с небольшим. Ее длинные темные волосы сливались с ночью. Однако темнота не мешала Кэт разглядеть, стройную, можно сказать модельной внешности, спутницу вампира.
- Спасибо, что спас меня от этих негодяев, - донеслась до Кэти благодарная речь девушки. – И спасибо, что провожаешь меня до дома. Очень любезно с твоей стороны.
Артур улыбнулся спутнице, вложив в улыбку всё, обаяние, на которое он был способен.
"Наивная дура, - подумала Кэт. – Тоже мне, нашла спасителя! Подожди… Сейчас он тебя отведет подальше от домов, и… Ты даже не успеешь узнать всю силу его "любезности"".
Вдруг в голову Кэт пришла забавная идея, и она оскалилась в злорадной ухмылке, про себя приговаривая:
"А почему бы мне не испортить тебе охоту!"
Тем временем Артур подвел девушку к огромному дереву и "намертво" прижал ее спиной  к стволу.
Он даже не удосужился ввести жертву в транс. Ее страх только подхлестывал инстинкты хищника.
- Что ты задумал? – в ужасе вскрикнула девушка, глядя на выдвинувшиеся клыки вампира.
Кэт с удивительной сноровкой подкралась сзади к вампиру, и, оттягивая Артура от жертвы за волосы, со злорадством в голосе выкрикнула:
- То, что у него сегодня, ну никак не получится!
Лицо вампира исказилось от приступа ярости.
- Ты! – прорычал он.
- Собственной персоной, - отозвалась Кэт, загораживая спиной потенциальную жертву Артура.
Краем глаза Кэт заметила, что девушка быстро оправилась от шока. Она даже не попятилась, не сделала попытки убежать, и с любопытством рассматривала вампиров.
- Она моя,  - решительно произнесла Кэти. – Повинуйся.
Кэт намеренно задела самолюбие вампира, который был намного старше ее, провоцируя на драку.
- Если ты думаешь, что твой влиятельный отец узнает, куда ты исчезла, то ты глубоко ошибаешься. Ведь сообщить ему будет некому, что этой ночью я положил конец твоему недолгому существованию, - злобно прорычал Артур, делая наступательные движения.
Вампиры сцепились и слились в единое целое, молниеносно перемещаясь по кругу. Когда Кэт попыталась придушить Артура, он вцепился клыками в ее руку и вырвал из нее кусок плоти.
Кэти с шипением отдернула руку, и вампир повалил ее на землю. Она почувствовала, как острые клыки вошли в ее горло, как нож в масло. У нее не было планов убивать Артура, но у него на ее счет было другое мнение.
Придя в дикую ярость, Кэт мобилизовала все свои силы и знания, перешедшие ей от Драгомира вместе с его кровью. Она сумела оттолкнуть от себя рассвирепевшего Артура, а затем резко вскочила на ноги. Подпустив вампира поближе, Кэт молниеносно выкинула вперед руку, и Артур замер, широко раскрыв глаза.
Несколько мгновений они стояли, замерев, как каменные статуи. Затем Кэт медленно вынула руку из груди вампира, держа в сжатых пальцах его сердце, после чего тело Артура тяжело рухнуло на землю.
Заметив, что девушка не сводит оцепеневших глаз с ее трофея, Кэт победоносно улыбнулась.
- Вот и всё, - сказала она, наблюдая, как сердце врага на ее ладони превращается в прах.
Отряхнув руки, Кэт стальным взглядом посмотрела на девченку и властно произнесла:
- Теперь ты пойдешь со мной.
Девушка замотала головой, съеживаясь под взглядом вампирши.
- Пойдешь, у тебя нет выбора, - повелительным тоном повторила Кэти. – Во-первых, я тебя не отпущу, как ты понимаешь… Во-вторых, нам надо сматываться, т.к. подружка Артура скоро появится здесь в поисках своего ненаглядного. А на нее у меня может и не хватить сил. Мне надо восстановиться.
Больше ничего не объясняя, Кэт поволокла девушку за шкирку к машине и впихнула ее на заднее сидение.
Когда Кэти завела двигатель, ее ухо уловило дикий вой, раздавшийся с недавнего поля битвы. Самодовольно улыбнувшись, Кэт проворчала себе под нос:
- Настанет время, и ты отправишься вслед за своим возлюбленным, мерзавка. Пусть даже пройдет не одно столетие!
Затем она плавно тронулась и направила автомобиль к своему нынешнему дому.
Похищенная девчонка, молча сидела и с любопытством разглядывала Кэти, пока последняя раздумывала высосать ли из жертвы всю кровь.
Ритм сердца человека бешеным стуком отдавался в ушах раненой вампирши. Для ускорения регенерации ей требовалась кровь, но Кэт поборола искушение, хотя и понимала, что совершает ошибку. От девчонки рано или поздно придется избавиться.
"Пусть, по крайней мере, проживет еще столько, сколько получится, - думала Кэт. – Жизнь смертных итак слишком коротка…"
Кэти почувствовала у себя на затылке взгляд девушки и спросила ледяным голосом:
- Что?
- Ты красивая… - последовал ответ.
- Я знаю, - ответила Кэт, кивая головой. – Как тебя зовут?
- Илина.
"Надо же, Луна!" - перевела про себя моя жена.
- Очень больно? – спросила Илина, скосив глаза на рану на руке Кэт, которая уже немного зарубцевалась.
- Скорее неприятно, ерунда. Через полчаса от нее не останется и воспоминая. Да, кстати, Илина, лучше бы тебе помолчать пока я не вышла из себя…


Кэт бесшумной тенью незаметно просочилась в дверь нашей комнаты, стараясь никому не попадаться на глаза. Когда я увидел, как выглядит моя жена, у меня волосы на голове встали дыбом.
Ее щеки были перемазаны кровью, одежда местами разодрана, на руке чуть зарубцевавшаяся рана, а под глазами пролегли синие тени.
Прежде чем, расспрашивать о том, что произошло с Кэт, и почему она так выглядит, я послал слугу за двумя порциями крови, чтобы жена поскорее восстановила силы, тогда процесс регенерации ее организма ускорится.
Кэти залпом осушила все, что принес слуга, и я заметил, как цвет ее лица начал улучшаться, а раны моментально затянулись, не оставив после себя следов.
- А теперь я готов тебя выслушать, - прорычал я, пока еще не зная, на кого именно я должен злиться.
Слушая историю, в которую вляпалась Кэт, я изо всех сил старался держать себя в руках, чтобы собственноручно не отвернуть голову своей возлюбленной.
Но когда она обвила мою шею руками и заглянула мне в глаза, ища в них поддержки, я понял, что гнев сдает позиции.
- И где сейчас девчонка? – чуть успокоившись, ровным тоном спросил я.
- Я заперла ее в багажнике.
- Что? – взревел я и бросился бегом в гараж.
Кэт последовала за мной.
Открыв дверцу багажника, я увидел, как на меня смотрят огромные почти черного цвета глаза.
Не церемонясь с девчонкой, я выдернул ее из багажника и, неотрывно глядя ей в зрачки, ввел в транс, а затем перекинул через плечо.
- Куда ты ее собираешься нести? - принялась было возмущаться Кэт.
- Вот и я думаю, куда? Может, ты просто используешь ее по прямому назначению? – спросил я и выжидающе посмотрел на жену.
Кэт неуверенно покачала головой.
- Не желаешь ли ее просто отпустить? – с облегчением спросил я.
- Нет, нельзя! - шепотом возразила Кэти. – Она слишком много о нас знает.
- Но ей все равно никто не поверит. Ведь для смертных вампиров не существует!
- Все равно найдется какой-нибудь любопытный журналист, которому она даст повод поошиваться около нашего дома. А ты догадываешься, какие могут быть последствия?! - все также шепотом убеждала меня Кэти.
"Пожалуй, ее слова не лишены оснований", - подумал я и понес девчонку в дом.
Когда вампир-дворецкий открыл нам дверь, от меня не ускользнул его хищный взгляд. Он, не без зависти, подумал, что мы несем себе жертву, трофей с удачной охоты.
Принеся девчонку в нашу комнату, я бросил ее на кровать и скомандовал притихшей жене:
- Запри дверь!
Дважды повторять не пришлось. Она проворно выполнила мои указания.
- Кэт, почему ты ее не убила? – спросил я, разглядывая спящую смертную. – Зачем тебе понадобилось тащить ее сюда?
- Наверное, слишком устала, - соврала Кэт и опустила глаза в пол.
Я испытующе посмотрел на лицо жены, а затем нежно ее обнял и поцеловал в маковку.
- Кэти, моя маленькая врушка, - с улыбкой произнес я. – Ну почему ты стыдишься признаться даже самой себе, что не захотела убить девчонку, потому, что в тебе всё еще живы человеческие качества? Ведь это же хорошо, милая! Значит, у тебя живо то, что я бы назвал подобием человеческой души.
Кэт промолчала и зарылась носом в мое плечо. Затем, после минутной паузы тихо произнесла:
- Наверное, ты прав Влад. Я сделаю всё что смогу, что бы она выжила, или прожила хотя бы, как можно дольше… Мы должны что-то придумать, где-то ее спрятать.
- Придумал, - прошептал я жене на ухо. – Мы пока спрячем ее в комнате Раду. Сейчас туда никто не ходит.
- Ты у меня гений! – восхитилась Кэти и впилась долгим поцелуем в мои губы.
- Стоп! - взмолился я, отстраняя от себя жену. – Ты же знаешь, чем это сейчас закончится. Сначала дело, а потом всё, что пожелаешь.
Мы с Кэт убедились, что за дверью нашей комнаты никого нет и, перенесли Илину в обитель Раду.
Кэт постучала по щекам девушки и разбудила ее.
- Сиди здесь тише самой тишины, если хочешь еще пожить, - прошептала Кэт Илине. – Вернусь к тебе на рассвете. Только в дневное время по дому почти никто не слоняется. И ничего здесь не трогай. Ты меня поняла?
Девчонка утвердительно кивнула головой, и Кэт заперла ее в комнате Раду.
Вернувшись в нашу обитель, я в задумчивости опустился в кресло, прорабатывая в голове дальнейший план действий.
Кэт уселась ко мне на колени и обвила мою шею руками.
- Что бы я без тебя делала, любимый, - промурлыкала она, покусывая мочку моего уха, и я понял, что все мысли и планы уверенно и быстро покидают голову.
Мои руки крепко сомкнулись вокруг талии Кэти, и время перестало существовать для нас обоих.
Наконец, с приходом рассвета, в доме все стихло. Даже слуги перестали суетиться и растворились в своих комнатах. Казалось, что обитатели этого дома отправились на покой. Но на самом деле, вампиры просто сбавляют активность в светлое время суток и занимаются праздными делами в своих, надежно защищенных от дневного света жилищах. Только изредка кто-нибудь прошмыгнет по дому в светлое время по какому-нибудь неотложному делу, опасаясь случайного луча дневного света. Хотя мне кажется, что это исключено в этом сумрачном доме.
Открыв дверь в комнату Раду, Кэт чуть не взвизгнула, когда из-за тонированных оконных стекол блики бледного дневного света упали на ее кожу.
Я подскочил к окну и наглухо занавесил его тяжелыми черными бархатными шторами, чтобы Кэти снова почувствовала себя уверенно.
- Я же просила тебя ничего здесь не трогать, - зашипела Кэт, подступаясь к девушке.
Илина сидела посреди кровати, сжавшись в комок.
- Здесь слишком мрачно, - попыталась оправдаться она.
- Ладно, - успокоилась Кэт, - давай знакомиться. Я Кэт, а это мой муж Влад.
Я учтиво поклонился пленнице.
- Кто мы, ты уже догадалась, рассказывать не надо, - продолжила Кэт, присаживаясь на край кровати.
Проследив за любопытным взглядом Илины, силившейся разглядеть во мраке  портрет Раду, висящий на стене над кроватью, я улыбнулся и зажег свечи, чтобы создать более уютную атмосферу для девушки.
Заметив, что Илина не сводит восхищенных глаз с портрета Раду, Кэт с гордостью в голосе пояснила:
- Это мой брат.
- Он тоже живет здесь? – поинтересовалась смертная.
Кэт утвердительно кивнула головой.
- Послушай, я не хочу тебя убивать, - призналась Кэт, но и что делать с тобой дальше, мы с мужем тоже пока не придумали. Но в любом случае, тебе надо освежиться, сделать свои дела… Но тебе придется терпеть мое присутствие постоянно. Пока я отведу тебя в душ, Влад купит тебе одежду и какую-нибудь еду.
- Да, твоя одежда ей не подойдет, - заметил я, рассматривая Илину. Девушка была на пол головы выше Кэти и шире в кости.
- Хватит на нее пялиться, - начала злится Кэт.
- Милая, я просто прикидываю, какого размера нужна одежда для Илины, - искренне пояснил я.
- Но как Влад пойдет, - разрядила ситуацию Илина, - ведь на улице день?
- У меня иммунитет, но спасибо за заботу! – с сарказмом, не вдаваясь в подробности, произнес я.
Открыв дверь, и убедившись, что за ней никого нет, я дал знак жене, что она может выводить девушку из комнаты.
Кэт облила Илину с головы до ног одеколоном, принадлежавшим Раду, который позаимствовала из ящичка комода, чтобы приглушить запах человека, и повела девушку в ванну.
А я получил возможность покинуть сумеречную обитель и насладится красками дня.
Вернувшись, я застал жену и Илину мирно беседующих в комнате брата моей жены.
- Кто это? – спросила наша пленница, разглядывая фото Арины, стоящее в простенькой стеклянной рамке на рабочем столе Раду.
- Возлюбленная моего брата. Она умерла, - стараясь выглядеть как можно более равнодушной, ответила Кэт и перевела разговор на другую тему. – Милый, что ты нам принес?
Я потянул пакет, и Кэт принялась придирчиво рассматривать одежду, которую я купил для Илины.
Убедившись, что все скромно, и я не позволил себе никаких шалостей из разряда "мини" в выборе нарядов для смертной, Кэт сложила вещи на стул. Увидев, что пленница принялась за обед, который я ей принес, моя жена сморщила носик и поспешила к выходу.
- Сиди тихо, - приказала она Илине. – Мы зайдем к тебе позже.
Заслышав легкие шаги Флорин, мы с Кэт пулей вылетели из комнаты Раду и заперли дверь на ключ.
Хозяйка этого дома подошла к нам как всегда величественная и прекрасная.
- Кэти, дорогая, как хорошо, что я тебя встретила, я как раз иду за тобой! – обрадовалась Флорин при виде нас.
Затем она приостановилась у двери, за которой была заперта пленница, и принюхалась.
- Пахнет одеколоном Раду с примесью чего-то еще, - заметила она.
- Это я случайно разбила флакон, пока сметала пыль, - тут же соврала Кэт.
Флорин посмотрела на Кэти долгим изумрудным взглядом, а затем, улыбнувшись, произнесла:
- Ты слишком ревностно относишься ко всему, что связано с Раду. Почему бы не позволить слугам там прибираться, Кэти?
- Я хочу, чтобы по возращении к нам, Раду чувствовал мою заботу, - искренне ответила Кэт.
Флорин пожала плечами и обратилась ко мне:
- Влад, я хочу кое-что показать Кэти, но нам потребуется твоя помощь.
- Всегда к Вашим услугам, Флорин, - согласился я.
Жена Драгомира взяла Кэти под руку и повела вниз по лестнице в свой заветный чуланчик.
- Какая прелесть! – вскоре донеслось из-под лестницы, и мне в руки легла гора средневековых платьев.
- Идемте ко мне, - скомандовала Флорин, и я понял, что мне придется терпеть долгие часы примерок. Но что делать, ведь я сам на это подписался, сказав "всегда к Вашим услугам". Отступать некуда.
Пока я ждал в кабинете Флорин, Кэт и ее мачеха (хоть она и запретила так ее называть), принялись за свое любимое дело.
Единственное, что их немного печалило – это то, что они не могут видеть своих отражений. Зеркала упорно не желали передавать их красоту.
Когда Кэт и Флорин явились передо мной в средневековых нарядах, с волосами, убранными в изысканные прически, у меня остановилось дыхание от восторга.
Они такие разные, но обе прекрасны. Сияющие глаза, бархатная мраморная кожа и лукавые улыбки лишили меня дара речи.
- Слов нет, вы великолепны! - наконец произнес я на одном дыхании, целуя дамам ручки.
Впившись жадно глазами в Кэт, я не удержался, притянул ее к себе за тонкую талию и прошептал ей на ухо:
- А с тобой будет позже отдельный разговор… - в ответ она только хитро хихикнула.
Кэт и Флорин дефилировали передо мной туда-сюда по просторному кабинету хозяйки дома, ублажая мой восхищенный взгляд.
Вдруг мне захотелось сделать то, чего я так давно  не делал с тех пор, как стал вампиром. Мне захотелось написать портреты этих прекрасных созданий.
Узнав о моей идее, дамы захлопали в ладоши, и Кэт помчалась добывать все необходимое, для осуществления этой затеи. Она пулей пронеслась по длинному коридору, несмотря на то, что длинное платье затрудняло движения, и наткнулась на что-то стальное. Подняв глаза, Кэт поняла, что стальное препятствие не что иное, как грудь Драгомира.
Увидев мою жену, повелитель вампиров, казалось, вздрогнул, и все краски отлили от его лица.
С минуту Он молчал, разглядывая Кэт, одетую в пышное средневековое атласное платье, а затем сдержанно произнес, целуя ей кончики пальцев:
- Ты прекрасна, дитя мое. Позволь узнать, куда ты так торопишься?
Узнав, что я хочу написать портреты прекрасных дам, Драгомир повел Кэт в свой кабинет, и, порывшись у себя в ящичках старинного комода, наконец, извлек оттуда небольшой чемоданчик и вручил ей.
Добыв то, что искала, Кэт снова помчалась по коридору, словно спешила потушить пожар.
- Тут всё, что нужно, - вбегая, сказала Кэти, и поставила на стол знакомый мне чемоданчик.
Несколько веков назад я хранил в нем необходимые материалы для создания красок и кисточек. Я не видел его с тех пор, как с презрением покидал дом того, кто обрек меня на вечное существование и пропитание человеческой кровью.
Заглянув в чемоданчик, я, к своему удивлению, обнаружил там все, что было необходимо для написания портретов.
С вдохновением и упоением я приступил к работе. Сначала Кэт, потом Флорин замерли, и сидели, не шелохнувшись, пока я не закончил портреты. Для них это не составило особого туда. Именно поэтому с вампирами, оказалось, работать легче, чем с людьми.
Судя по тому, что в доме послышалась возня и передвижение слуг по особняку, день плавно перетек в сумеречный вечер.
Кэт схватила портреты и побежала к двери.
- Простите, но я должна показать это отцу. Ведь он поклонник твоего таланта, Влад! – не отрывая зачарованных глаз от портретов, восторженно произнесла моя жена и скрылась за дверью.
Мы с Флорин не успели даже обмолвиться словом, как Кэти вбежала обратно.
- Извини, Флорин, нам с мужем надо срочно поговорить, - скороговоркой выпалила она, возвращая мачехе ее портрет.
Кэт схватила меня за руку и потянула в нашу комнату. Захлопнув за собой дверь, моя жена скинула с себя средневековый наряд и переоделась в джинсы и облегающую ее спортивное тело кофточку.
- Что случилось, милая? - спросил я, инстинктивно почуяв угрозу.
- Я шла в кабинет отца, - начала рассказ Кэти, - что бы показать твои работы. Но так и не дошла. В дверях я столкнулась с Софьей. Она как раз выходила из кабинета Драгомира.
Я сдвинул брови и напряженно спросил:
- Она тебе что-нибудь сказала?
- На мой вопрос "Что тебя сюда привело?", она как-то странно на меня посмотрела и ответила безо всяких эмоций: "Зов крови". А затем просто ушла, а я рванула сюда.
Наш разговор был прерван стуком в дверь.
- Началось… - произнесла Кэт, громко выдохнув, словно собираясь с силами. – Войдите!
На пороге появился один из слуг-вампиров хозяина дома и произнес меланхоличным тоном:
- Его светлость требует Вас к себе, госпожа.
"Скорее уж Темность, чем Светлость", - съязвил про себя я, но воздержался от того, чтобы высказать это вслух.
Кэти чмокнула меня в щеку и пошла на "ковёр".


Кэт занесла руку, чтобы постучать в кабинетную дверь Драгомира, но не успела, так как из-за нее раздался его повелительный голос:
- Войди, девочка!
Кэти прошла. Драгомир пододвинул ей роскошное старинное кресло с крепкими дубовыми подлокотниками и сел напротив в такое же, закину ногу за ногу. Кэт вгляделась в его бледное красивое, с правильными чертами,  лицо, но так не сумела прочитать, что ее ждет. Оно было не проницаемым.
- А ты меня приятно удивила, - начал Драгомир, и моя жена расслабилась, уловив на его губах едва заметную улыбку. – Объясни, мне, Кэти, зачем тебе понадобилось отнимать добычу у какого-то там паршивца?
- Он оскорбил меня, отец, и не повиновался, - выпрямив спину, и глядя прямо в глаза Драгомиру, смело ответила Кэт.
- Согласен, непростительно… – Драгомир снова едва заметно улыбнулся кончиками губ. - И поэтому ты вырвала у него сердце, чем сильно рассердила одну мой старую знакомую, дитя мое?
Кэт утвердительно кивнула.
Драгомир пристально смотрел узкими вертикальными зрачками в глаза Кэт и наклонил голову набок, словно желая рассмотреть там какие-то мелкие детали.
Затем он встал, прошелся по мягкому ковру конца восемнадцатого века, вернулся обратно в кресло и снова впился пронзительными глазами в Кэт.
- Знаешь, девочка, - снова заговорил он, - а ведь подруга того, кого ты убила требует твоего наказания… Причем собственноручно.
Сначала Кэт  равнодушно пожала плечами,  затем в ее глазах вспыхнул гнев, но она как можно сдержаннее произнесла:
- Если хочешь меня отдать на правосудие этой мерзавке, что ж… воля твоя, отец, но имей ввиду, я буду защищаться! Дёшево я ей не достанусь.
Драгомир улыбнулся, прикусил клыком нижнюю губу и легким скользящим движением ударил ладонью по столу.
- Браво, дитя моё! Не зря я потратил на тебя частицу своей крови. Неужели ты и вправду подумала, что я кому-то позволю тебя наказывать. Это моя прерогатива. Да и за что? Ты всего лишь воспользовалась данной тебе властью. А теперь потрудись объяснить мне истинную причину, по которой ты решила достать Софью, и как вас свела судьба?
- Я думала ты и сам все знаешь, - тихо сказала Кэт, вопросительно взглянув на отца. – Ведь ты неустанно контролируешь наш мир и знаешь всё про каждого из нас.
- Всё верно, Кэти, за небольшим исключением.., - Драгомир выдержал паузу. – Скажи на милость, зачем мне контролировать членов собственного клана? Разве вы не заслуживаете доверия?
Теперь Кэт вскочила с кресла и начала мерить шагами кабинет Драгомира. Осознав, что отпираться некуда, она рассказала о том, что произошло с Раду, и как погибла его возлюбленная.
Драгомир, не перебивая, выслушал эту историю. Лицо его оставалось непроницаемым, и только стук пальцев по поверхности стола выдавал то, что он не так равнодушен ко всему, что рассказала моя жена, как кажется.
Кэт вернулась в кресло и ждала когда "разразиться гром". Но Драгомир хмурил брови и молчал. Сейчас глубина его глаз не могла скрыть истинного возраста, мудрости и жизненного опыта, скрывающегося за молодым красивым лицом.
- Скажи хоть что-нибудь, отец! - не выдержав, взмолилась Кэт.
- Что ты хочешь услышать? Что вы обманули мое доверие? Думаю, ты это и так понимаешь, Кэти. Ладно, ты, - не сдержался Драгомир и ударил кулаком по столу, от чего свалился стоящий на нем глобус, - но Раду – моя правая рука!!! Связаться со смертной, да еще так переживать по поводу ее кончины. Не верю своим ушам! Никогда бы не подумал, что он, умудренный опытом веков, способен на такую глупость, и что за ним тоже требуется присмотр.
Кэт поймала руку Драгомира и прижала ее к своему небьющемуся сердцу.
- Прости, нас, отец! - с надрывом в голосе обратилась она к отцу. – Я знаю, что ты прав…
Кэт выдержала паузу и отпустила руку Драгомира.
Повелитель вампиров отошел к окну, раздвинул тяжелые шторы и открыл окно, впуская в комнату свежий воздух и бледный свет полной Луны.
Не поворачиваясь к Кэт, повелитель вампиров снова показал свою проницательность:
- Но есть одно "но", как я понимаю…
Кэт утвердительно кивнула, и Драгомир, не оборачиваясь, продолжил:
- Ты не успокоишься, пока не отомстишь Софье за причиненные Раду страдания. Верно?
- Ты все верно понимаешь, отец, - стальным голосом отчеканила Кэт.
Драгомир устало выдохнул, повернулся спиной к окну и медленно направился к Кэти.
Обойдя кресло, на котором сидела Кэт, Драгомир остановился у нее за спиной, и, немного наклонившись, положил ладони ей на плечи.
- Не делай этого, девочка! - почти умоляюще прошептал Драгомир в ухо Кэти. – Софья очень сильна и гораздо опытнее тебя.
- Но во мне течет твоя кровь, твои знания и опыт! - возразила Кэт, не оборачивая головы.
- В ней тоже, - еле слышно произнес Драгомир и, отпустив плечи Кэт, сжал кулаки. – Но это только одна из причин…
Затем он щелкнул пальцами в воздухе и возвратился в свое кресло.
В кабинет тут же вошел бесшумный, как тень, слуга Драгомира. Он принес на подносе два бокала с кровью и вручил один Кэт, а второй хозяину дома.
- Никого ко мне не впускать, - распорядился повелитель вампиров, и пригубил из бокала.
Моя жена тоже пригубила из своего бокала, и выжидающе посмотрела на отца.
Вняв ее молчаливому призыву, Драгомир покопался в ящике стола, извлек оттуда медальон и протянул Кэти.
Кэт открыла крышечку и удивленно округлила глаза.
- Это же я! В старинном наряде… Но откуда взялся этот медальон? Это ведь антикварная работа, этого не может быть, - бормотала она.
- Присмотрись повнимательней, Кэт, - настоял Драгомир.
Рассмотрев более пристально лицо, помещенное в медальон, Кэт чуть не выронила его из рук.
- Это не я! – изумленно прошептала она. – Это Софья. Теперь я поняла, кого она мне напомнила, когда я увидела ее впервые. Она напомнила мне меня!
- Вот и ответ на твой вопрос, почему я тебя не убил, дитя мое. Ты потомок аристократических кровей. И я не нарушил правил, как ты наивно полагала.
Софья твоя двоюродная пра-пра… (нестрашно, если ошибусь в "пра") бабка. Я встретил ее на заре своей вампирской юности.
Была прекрасная летняя Лунная ночь, - начал свой рассказ Драгомир. – Я был дико голоден  и вышел на охоту. Мне пришлось пробираться через лес к дворянским усадьбам, чтобы скорее найти пропитание и утолить голод. Но, когда я углубился немного в лес, легкий ветерок донес до меня сладкий, дурманящий запах человека, к которому я и направил свои стопы.
Бесшумно подкравшись, я принял в кустах выжидательную позицию. Совсем рядом раскинулось большое лесное озеро, на водяной глади которого, отражались Луна и звезды, усеявшие безоблачное небо. Их отражение то и дело искажалось от всплесков воды, производимых купающимися людьми.
Наконец, смертные решили выйти из озера. Первой выбежала обнаженная девушка. Капли воды на ее белоснежной коже переливались серебряными искрами в свете полной Луны, очерчивая силуэт ее идеальной фигуры. Увидев это восхитительное создание, я даже на миг забыл диком чувстве голода. Но когда из воды вышел следом обнаженный мужчина и притянул к себе объект моего восхищения, я снова почувствовал, как голоден.
И когда, мужчина хлопнул прекрасное создание ниже талии со словами "Княгиня, какая у вас восхитительная булка", я выскочил из своего укрытия и выпил из него всю кровь без остатка.
- А что Софья? – с любопытством спросила Кэт.
- Ты правильно догадалась – это была она. Софья не проявила ни капли состраданья к моей добыче, и ни капли стеснения своего обнаженного вида передо мной. Она смотрела на меня глазами полными страсти, обжигающая сила которой горячей волной пробежалась по моей холодной коже, оставляя после себя мурашки. До сих пор сам не знаю, почему я оставил тогда Софью в живых.
- В смысле человеком? – уточнила Кэт.
- Да, девочка моя, - продолжил Драгомир. – Раскованность и свободолюбие Софьи, несвойственные той эпохе, ее энергия и страсть, которой мы предавались каждую ночь, лишили меня рассудка. "Сделай меня такой же, как ты, и я уйду за тобой в ночь," – шептала она мне в самые раскаленные и сладострастные минуты.
- А как же Флорин? Ты уже был женат на Флорин? – перебила Кэт.
Драгомир поджал губы и сжал кулаки:
- Был! Но страсть так ослепила меня, что настоящая любовь, которую мне дарила Флорин, стала казаться не настоящей. И я обратил Софью…
Я покинул ее комнату на рассвете, намереваясь прийти за ней следующей ночью, когда пройдет агония, и она станет одной из нас. Уже тогда я принял решение оставить Флорин, но пока еще не сказал ей об этом.
Как и намеревался, я примчался за Софьей ночью, и смело вошел в дом, ожидая увидеть испитых до дна родственников молодой княгини. Но я очень удивился никого не обнаружив, включая Софью. В те времена вера в вампиров и другую нечисть была как никогда сильна, и сестра Софьи, увидев ранки на ее шее, сразу заподозрила неладное, собрала детей и поспешно уехала в неизвестном направлении, как я узнал в последствии. Вот из этой ветви и идут твои корни, Кэт.
- А куда пропала моя пра - пра - прабабка? – поинтересовалась Кэт.
- О! Ее я отыскал только через две ночи в постели одного "зеленого" уже обращенного аристократа. Когда я увидел, что она с ним вытворяет, тогда осознал, каким был идиотом… Софья быстро освоилась со своей новой сущностью и наслаждалась даром бессмертия, вечной красоты и молодости. Она получила все что хотела, и я был ей больше не нужен. Когда я ее застукал с любовником, она рассмеялась мне в лицо, сказав: "Я свободна, в отличие от тебя, Драга, и могу делать все что хочу".
- Драга? – улыбнувшись, поддразнила отца моя жена.
- Так она меня называла, - с нескрываемой злостью в голосе ответил Драгомир.
- И ты не наказал Софью за предательство? – возмутилась Кэт.
- А что я должен был сделать? Валятся на коленях, и упрашивать, чтоб вернулась?! Это было бы проявлением слабости. А так она существует и думает, что я не испытываю к ней ничего, что она не достойна даже моего презрения и воспоминания.
- А как отреагировала Флорин? – не смогла не спросить Кэт.
- А ей не обязательно все знать, так ведь Кэт? – уточнил Драгомир и покрутил пальцами обручальное кольцо.
- Могила! - серьезно пообещала Кэти и подняла к верху два пальца. – Но родственные связи не являются веской причиной, чтобы я отказалась от мести. Ты и Раду мне гораздо ближе.
Драгомир встал, поднял с кресла Кэт, прижал ее к своей груди и погладил по голове.
- Это уже и есть месть, Кэт, что ты со мной, а не со своей родной по крови бабкой. Поверь, она знает об этом и грызет от злости ногти.
- Тебе не отговорить меня отец! - сказала моя жена, обнимая Драгомира двумя руками. – И не надо за меня бояться.
Драгомир в ответ только покачал головой.
- Кстати, дитя мое, - вкрадчиво начал он, - почему-то меня мучает вопрос: что ты сделала с добычей, из-за которой начался весь этот "сыр-бор"?
Кэт взяла со стола свой бокал и залпом осушила до дна. Пока она раздумывала,  как выкрутиться, раздался стук в дверь.
- Войди! - позволил Драгомир.
Из-за двери появился слуга Драгомира, держа за шиворот Илину.
- Вы просили не беспокоить, Ваша светлость, - начал объясняться служащий вампир, - я бы подал ее вам на завтрак, не обременяя Вас ненужными проблемами, если бы она не выходила из комнаты Его светлости Раду. Что прикажете с ней делать?
- Я все объясню, отец, - в очередной раз, пытаясь спасти Илине жизнь, вмешалась Кэт, и бросила на пленницу испепеляющий взгляд.
- Если мне захотелось в туалет, - недружелюбно буркнула девушка и стала с любопытством разглядывать Драгомира.
- Смертную оставь здесь, а сам можешь быть свободен, - властно приказал слуге самый древний из вампиров.
Кэт оттеснила девушку к стене - подальше от разозленного отца.
- Кэти, дитя мое, скажи на милость, зачем ты спрятала смертную в комнате Раду? – сдерживая рвущийся наружу гнев, прорычал Драгомир.
Моя жена потупила глаза в пол, стыдясь признаться в собственной слабости. Ибо жалость к смертным повелитель вампиров считал именно слабостью и глупостью.
- Ладно, - продолжил Драгомир, - понимаю, тебе сложно переступить через остатки человечности, которые в тебе еще живы, к сожалению. В нашем суровом мире это не допустимо. Это мешает в борьбе за выживание. Вот тебе еще одно доказательство того, что тебе рано тягаться с Софьей. Но даю тебе неделю, чтобы избавится от своих слабостей.
Драгомир подошел к Илине, и снова обратился к непослушной дочери:
- Ты лично должна решить эту проблему, - тыча пальцем в плечо притихшей Илины, потребовал Драгомир.
- Хорошо, - подавлено отозвалась Кэт, - Я решу эту проблему. И еще…
Кэт замялась, понимая, что испытывает терпение Драгомира.
- Что, дитя мое? – строго спросил он.
- Эту историю с Софьей, ее другом и смертной не мог бы ты не рассказывать Раду?
- Не рассказывать мне что? – услышала она за спиной знакомый бархатный голос.
- Раду! Ты снова с нами, - чуть не прыгая от радости, воскликнула Кэт.
Раду прошел в кабинет Драгомира, бесшумно закрыв за собой дверь. Он жадно посмотрел в сторону Илины и благодарно улыбнулся.
- Кэти, ты как всегда вперед всех пронюхала о моем возвращении. Спасибо за заботу, сестренка! Очень мило, что ты приготовила для меня свежую кровь. Признаться, я чертовски голоден! - сказал Раду и метнулся к Илине.
- Нет, - воскликнула Кэт, опережая брата, - она моя.
Кэти загородила девушку спиной и раскинула руки в стороны.
Раду от удивления замер на месте, и посмотрел на Драгомира, словно тот знал ответы на все не заданные вопросы. Драгомир только развел руками.
- И когда ты успела стать такой жадной, Кэти? Вот уж не ожидал… - с упреком спросил Раду.
- Я буду ждать тебя в твоей комнате, после того как ты хорошо поешь, дорогой, - подталкивая Илину к выходу, предупредила Кэт.


Когда Раду вернулся в свою комнату, я, моя жена и Илина уже поджидали там его прихода.
После теплых приветствий, Раду оглядел свое жилище, бережно взял в руки фото Арины, и снова поставив его на место, стал благодарить Кэти:
- Спасибо, Кэт, что следила за порядком! Если бы тут убирались слуги, то обязательно что-нибудь поставили не туда. А так все на своих местах, - снова покосившись на фото Арины, поблагодарил Раду. – А теперь рассказывай, что ты опять натворила.
Мы с Кэт поведали Раду, как и почему в его комнате оказалась наша пленница.
Затем моя жена поведала мне о том, что Софья ее кровная родственница.
- Теперь я понимаю, Раду, почему ты не поквитался с Софьей за смерть Арины. Ты все знал, о том, что у меня с Софьей кровная связь.
- Это уже неважно.., - стараясь казаться как можно равнодушнее, произнес Раду. – На то они и смертные, чтобы умирать, на то мы и вампиры, чтоб их убивать…
Раду покосился на Илину, а мы с Кэт округлили глаза от удивления. Услышать такое от Раду, как минимум, непривычно.
- Кстати, насчет смертных… - начала Кэт, и указала рукой на Илину. – Отец приказал решить мне эту проблему в течение недели.
- Мы должны что-то придумать, - взволновано произнес я.
- А что тут думать! Если вы не хотите сами, я могу решить этот вопрос безотлагательно, - предложил Раду.
- Эй, вы так говорите обо мне, как будто меня нет! - возмутилась Илина.
Раду проигнорировал ее присутствие, а Кэт поставила стул в дальний угол комнаты и усадила на него девушку.
- Подальше от соблазна, - пояснила моя жена Илине.
- Спасибо, Раду, но мы сами решим этот вопрос, - уловив жадный взгляд древнего вампира, направленный на смертную, заявил я.
- Что вы так носитесь с этой смертной? – вздохнул он и пожал плечами.
- Вообще-то у меня есть имя, - выкрикнула пленница, привлекая к себе внимание Раду. – Меня зовут Илина.
- А мне, собственно говоря, плевать, - грубо отозвался Раду.
- Дорогой, когда ты успел стать таким "букой"? - вмешалась Кэт. – Куда делись твои изысканные манеры и воспитание?
- Со смертными это ни к чему, - равнодушно отозвался древний вампир. – Ладно, Кэт, если для тебя это так важно, пусть смертная пока остается в моей обители. Я переберусь в другое крыло дома в одну из гостевых комнат.
- Спасибо! - снова отозвалась Илина и послала вампиру обаятельную улыбку.
Затем она неожиданно вскочила со своего места, подошла к Раду и пожала ему Руку.
Вампир злобно зарычал на девушку, выдернул из ее ладони руку, как ошпаренный, и поспешил покинуть комнату.
- Жить надоело? – прикрикнул я на Илину.
- Глупая, - вздохнула Кэт. – Пойдем к себе, Влад, рассвет уже.
И мы ушли, предоставив Илину самой себе.
В нашей обители я снова попросил жену переодеться в роскошное средневековое платье, которое ей подарила Флорин.
- Богиня! - прошептал я, откровенно разглядывая жену.
- Всего лишь княгиня, - отшутилась она, кокетливо оголив плечико.
- Ты испытываешь мое терпение, - сказал я, едва узнавая свой хриплый голос, и принялся развязывать зубами шнурок, которым затягивался корсет.
- А ты мое, - прошептала Кэт, перешагивая через уже оказавшееся на полу платье.
Подняв жену на руки, я отнес ее на кровать. Одарив Кэт поцелуями, я потерялся в нежном гостеприимстве ее тела.
Через несколько часов, снова вернувшись в рамки времени, мы услышали голоса, раздающиеся из обители Раду. Один из голосов, несомненно, принадлежал хозяину комнаты.
Я дернулся, порываясь встать с кровати.
- Не надо, - остановила меня жена. – Раду не сделает Илине ничего плохого.
- Он изменился, - возразил я.
- Но ведь он обещал ее не трогать, значит, так оно и будет.
Нам стало слышно, как в комнате Раду начала накаляться обстановка.
- Почему ты не постучался? Это ведь неприлично, - донесся голос Илины.
- Не считаю нужным стучаться в свою собственную комнату. Ты, видимо, подзабыла, кто тут гость!?
- Зачем пришел, грубиян? - не унималась девчонка.
Раду оставил ее вопрос без ответа. Было слышно, как он выдвигает ящики комода, и что-то достает из шкафа. Он пришел взять свои вещи.
- Позволь я помогу тебе, - снова послышался голос Илины, дающий понять, что она готова к перемирию.
- Что ты ко мне привязалась? – раздалось в ответ.
- Ты мне нравишься, и я хочу тебе помочь, - ответила девушка.
Мы с Кэт переглянулись и снова навострили уши.
- Выкинь из своей головы всякие глупости и розовые фантазии, - фыркнул Раду.
Затем, после минутной паузы, мы услышали злобное рычание Раду, переходящее в шепот:
- Как ты посмела прикоснуться к этой фотографии?
Мы с Кэт поняли, что Илина перегнула палку. Вскочив  с кровати, я натянул джинсы и футболку и бросился в соседнюю комнату.
Вбежав туда, я увидел Раду, клацающего клыками возле горла Илины. Девушка была вжата в стену стальными руками вампира.
Я обратил внимание, что на прикроватной тумбочке лежала перевернутая изображением вниз фотография Арины, и мне стало понятно, из-за чего всегда сдержанный древний вампир вышел из себя. Илина посягнула на память погибшей возлюбленной Раду.
- Перестань, друг, - попытался я успокоить вампира, оттягивая его от девушки.
Раду ослабил хватку и прошипел, глядя на Илину красными радужными оболочками глаз:
- Теперь я тебе тоже нравлюсь? Или ты, наконец, осознала, кто я такой?!
Илина закрыла лицу руками, сползла вниз по стенке и разрыдалась.
- Чем я хуже нее, что ты так со мной обращаешься? – всхлипывала девчонка. – Ее уже нет, но есть я – настоящая и живая.
- Никто и никогда не сравнится с ней! - рявкнул вампир, отступая от Илины.
Я поднял девушку и усадил ее на кровать, а затем вывел Раду за дверь.
- Что с тобой происходит, черт побери? – выругался я, провожая Раду в его новое пристанище.
Мы вошли в гостевую комнату, и Раду плюхнулся в кресло, обхватив голову руками.
- Как ты думаешь, Влад, - заговорил он, глядя в пол, – у нас есть душа?
- Я в это верю, - искренне ответил я.
- Ты спросил, что со мной происходит? Боль выжгла мне душу, если, конечно, таковая у меня и имелась. Теперь там просто пепел.
- И на выжженной почве со временем начинают расти цветы, - заметил я и похлопал друга по плечу.
Увидев, что Раду впал в задумчивость, я вернулся к жене.
Кэт уже привела себя в порядок, успела заглянуть к Илине и даже чем-то накормить.
- Как смертная? – спросил я жену.
- Перепугалась, но уже приходит в себя.
- Слушай, Кэти, надо что-то делать с Илиной, тянуть становится опасно…
- Надо…, - задумчиво протянула Кэт.


После захода солнца Кэт открыла окно, впуская в комнату лунных зайчиков. Затем она облокотилась на локти, провожая кого-то взглядом.
Я невольно залюбовался ее лицом, по которому струился серебристый лунный свет, придавая лицу Кэт какую-то загадку.
- Интересно, куда отправился Раду? - произнесла она, переключившись на разжигание свечей.
- Можно только предполагать, - пожал я плечами и отправился за трапезой.
Принеся графин с кровью и два бокала, по которым разлил содержимое графина, я пригласил жену к столу. Кэт молча приняла приглашение. В этот вечер она была особенно молчалива, обдумывая, как поступить с пленницей, непременно сохранив ей жизнь.
Я тоже молчал, разглядывая как, пламя свечей отбрасывает мягкий свет, отражаясь через красную жидкость на гладкой поверхности старинного стола с витыми ножками.
Чутким ухом мы уловили за окном шаги.
- Раду идет, - сказала Кэт и выглянула в окно.
- А почему у тебя в глазах угадывается удивление, милая? – поинтересовался я.
- Он идет, а в руках у него торт!
- Хм… Действительно странно.
Вскоре мы услышали, как Раду подошел к своей комнате и постучался в дверь.
- Вот это уже интересно, - навострила уши Кэт.
- Кто там? – послышался напряженный голос пленницы.
- Я пришел извиниться, - негромко сказал Раду.
Затем было слышно, как скрипнула дверь, и Раду прошел в комнату.
- Это тебе, - услышали мы его голос. – И извини, что сорвался.
- Забыто, - ответила Илина. – Но подожди, не уходи!
- Что еще? – ровным тоном спросил вампир.
- Мне грустно, не с кем даже поговорить, - пожаловалась девушка. – Побудь немного со мной.
- Нет, - отрезал Раду и покинул комнату.
Мы с Кэт услышали, как из-за стены раздались всхлипывания.
- Я придумала, как поступлю с Илиной! - вдруг просияла Кэт, и чокнулась своим бокалом о мой.
- Я весь во внимании.
- Я подчиню ее себе, - заявила моя жена.
- Это как? – спросил я, делая глоток из бокала.
- Помнишь, как раньше писали в книгах про вампиров: вампир брал себе в подчинение смертного и в любой момент питался его кровью.
- Ты хочешь сказать в рабство?! Кэти, в реальности такого не может быть. Яд от твоих зубов попросту убьёт человека. Илина не протянет и суток.
- Я не собираюсь ее кусать. Я просто буду время от времени сцеживать у нее кровь через катетер, например.
- Хм… Даже не знаю… Разве для нее это будет жизнь?
- Лучше так, чем вообще не жить! - возразила Кэт. – Думаю, мне удастся уговорить отца.
- А тебе не кажется, что за стеной перестали слышаться всхлипывания, и вообще какие-либо звуки? - насторожился я и зачем-то выглянул в окно.
За окном медленным прогулочным шагом по саду разгуливала Илина.
- Кэт! - позвал я. – Взгляни.
Моя жена выглянула в окно и, увидев, как вампир-садовник жадно поглядывает на смертную девушку, готовясь, напасть, Кэт бросилась вниз.
Некоторое время я еще понаблюдал в окно, как Кэти догнала девушку, наорала на нее для порядка, а затем присела с ней на лавочку возле идеально постриженного кустарника.
Через открытое окно было хорошо слышно, о чем они разговаривали.
- Мне было невыносимо оставаться взаперти, - оправдывалась Илина, - а Раду даже не желает со мной разговаривать.
- Зачем тебе с ним разговаривать? – донесся голос Кэт. – Ты же видишь, он тебя сторонится, грубит. Что ты в нем нашла?
- Он красивый… и хороший. Я это чувствую! - возразила Илина.
- Пойдем, прогуляемся по лесу, - сжалилась над пленницей Кэт. – Заодно и поговорим.
Последнее, что я видел, это как девушки вышли за ворота усадьбы.
Когда моя жена со своей пленницей не вернулись обратно через несколько часов, я начал злится, подождав еще немного - беситься, а когда они так и не вернулись на рассвете - пришел в отчаяние. Я рвал на себе волосы с корнем, а они снова и снова отрастали.
Приняв "солнечную вакцину", я отправился на поиски. Облазив все окрестности, я так и не нашел следов ни жены, ни Илины. Сомнений не осталось: Кэт попала в беду. Только кто-то очень опытный и сильный мог сделать так, чтоб после исчезновения моей жены не осталось никаких следов, ни намека в каком направлении искать. У Кэти только один враг – это Софья.
В надежде, что Раду знает, где искать Софью, я помчался к нему за помощью.
Когда я вошел, он сидел за письменным столом и что-то писал. Узнав об исчезновении Кэт, он переломил большим пальцем пополам ручку, которой писал, а затем вскочил с места и  начал расхаживать по комнате.
- Признаться, я не знаю, что и делать! - взволновано заговорил он. - Я не знаю где искать Софью. У нас есть только один выход – узнать об этом у Драгомира.
Выбора не оставалось. Мы с Раду поспешили к Драгомиру. Не обнаружив его ни в кабинете, ни в "тронном зале", где он пребывал чаще всего, мы постучались к нему в комнату.
- Войдите! - раздался оттуда благодушно настроенный голос Драгомира.
Когда мы вошли, Драгомир лежал на диване. Его левая нога упиралась в пол, правая лежала на диване, а голова покоилась на коленях Флорин. Вид у него был вполне умиротворенный.
- Что случилось? – поинтересовалась Флорин, продолжая гладить мужа по волосам.
- Нам нужно знать, где обитает Софья, - начал Раду.
- Кэт пропала, - пояснил я.
Драгомир, не меня горизонтального положения, взвился к потолку и прилип к нему подушками растопыренных пальцев.
Через мгновение он уже стоял у меня за спиной и железной хваткой руки придавливал мне горло.
- Безответственный мальчишка! - прошипел он севшим голосом. – Я доверил тебе свою дочь, а ты допустил ее исчезновение.
- Остынь! - вмешалась Флорин, - и попыталась отцепить руку Драгомира от моего горла. – Как это случилось?
Драгомир уселся в кресло, направил на меня свой кроваво-красный взгляд и разгневано произнес:
- Я требую объяснений!
- Подозреваю, что Софья приложила к этому руку. Я должен знать, где ее найти.
- Невозможно, чтобы кто-то мог пробраться сюда без моего ведома, - заметил Драгомир.
- Кэт повела девчонку за пределы поместья, - пояснил я.
- Меня не волнует девчонка. Скорее всего, ее уже нет, а вот Кэт еще жива! - заверил Драгомир.
На миг мне показалось, что во взгляде Раду промелькнуло сожаление. Похоже, это касалось Илины.
- Откуда ты знаешь, что она жива? – с надеждой в голосе спросила Флорин.
- Потому что за ее жизнь у меня что-нибудь попросят взамен. Но я не собираюсь ждать. Неси вакцину, Влад! - потребовал Драгомир.
- Две! - добавил Раду.
- Три, - твердо произнесла Флорин. – Я иду с вами!
Драгомир вел нас куда-то на север страны. Солнце безжалостно окутывала нас своим сиянием, но мы продвигались довольно быстро. Уже ко второй половине дня вся команда достигли угрюмого дремучего леса, в глубине которого, нашему виду открылась огромная высокая круглая башня.
- Пришли, - сказал Драгомир.
Мы обошли башню вокруг в поисках входа. Как попадали внутрь обитатели башни, для нас пока оставалось загадкой. Входа нигде не было. Как не было и окон. Лишь под самым сводом неба небольшой участок кладки стены немного отличался от общего фона. Когда-то это было окно.
- Попробую залезть туда и разбить кладку, - предложил я.
- Не надо! - остановил меня Драгомир, - разглядывая небольшое отверстие в стене на уровне третьего этажа современного дома.
- Туда и кошка не пролезет, - заметил Раду, задрав голову к небу.
- Ждите! - скомандовал Драгомир и подошел к стене башни.
Подушки его пальцев послушно присосались к стене, и он проворно вскарабкался к замеченному отверстию.
Затем оттолкнувшись от стены, Драгомир кувыркнулся в воздухе.
- Что он делает? – недоумевая, обратился к нам Раду.
- Бьюсь об заклад, такого вы еще не видели! - широко улыбаясь, произнесла Флорин.
Действительно, такого мы даже не могли представить. После кувырка Драгомир не приземлился, как мы ожидали. Вместо него в воздухе повисло облако бледно-зеленого тумана, который быстро просочился в узкое отверстие в стене башни.
Вскоре мы услышали скрежет и грохот. Стена башни тяжело выдвинулась вперед, образуя проход.
Мы вошли. Внутри башни нас уже дожидался Драгомир. Рядом с ним на каменном полу лежало трое мертвых вампиров.
- Вынужденная мера, - равнодушно объяснил Драгомир. – Где же именно нам искать Кэт?
- Сосредоточься, почувствуй ее мысли, как ты это делал, когда я пребывал в саркофаге, - обратился ко мне Раду.
Я поднял на него удивленные глаза и спросил:
- Откуда ты знаешь?
- Я чувствовал прикосновение твоего сознания. Попробуй сделать сейчас тоже самое. Дорога каждая минута.
- Но я не могу чувствовать мысли Кэт!
- Подключись к Софье! - потребовал Драгомир.
Я закрыл глаза и начал сканирование. В башне было много других вампиров из клана Софьи, и это усложняло задачу. Наконец, я поймал ту нить, которая мне была нужна.
- Кэт, соглашайся! - начал я передавать информацию, которую произносила Софья. – Ведь ты моя единственная настоящая родственница. В тебе, так же как и во мне течет кровь Драгомира. Если мы обменяемся ей, а, следовательно, силой и знаниями, нам не будет равных. Вместе мы уничтожим клан Драгомира и создадим свой - самый могущественный. Мы будем править миром.
- Где они? – оборвала трансляцию Флорин.
- На самом верху под крышей, - сообразил я, восстанавливая в голове зрительные образы.
Мы помчались по спиральной лестнице вверх, если требовалось, убивая препятствующих вампиров из клана Софьи. Когда цель была уже так близко, вход нам преградила шипящая вампирша, готовая вцепиться в любого, кто желал без разрешения проникнуть к ее госпоже.
Но увидев величественную семью Драгомира, она остановилась в почтительном поклоне, закрывая собой вход в помещение, где Софья держала Кэт.
Драгомир присмотрелся к вампирше.
- Баронесса фон Вечера! Как же, как же! Помню… Когда-то встречались на балу. В прошлом фаворитка принца Рудольфа. Но теперь у Вас другой повелитель, - грозно сдвинув брови, напомнил Драгомир. Надеюсь, Вы сделаете единственно правильный выбор, баронесса?!
Вампирша растянула на лице услужливую улыбку и отошла в сторону.
Мы бесшумно прокрались в помещение, где удерживалась Кэт.
Посреди круглого помещения стоял большой стол, на котором лежала моя жена. Она была обездвижена вбитым ей в грудь осиновым колом.
Невдалеке на полу сидела Илина, прикованная к стене цепью. Тусклый свет факела, закрепленного над девушкой, освещал ее бледное лицо.
Софья склонилась над Кэт и на мгновение вынула кол из ее груди.
- Пошла к черту! – услышали мы уставший голос Кэти. – Драгомир – моя единственная настоящая семья, а не ты.
Софья снова вбила кол в сердце моей жены, парализовав тем самым ее движения.
- Тогда, прежде, чем покончить с тобой, я немного развлекусь. Я прикую тебя на цепь, как и девчонку, с противоположной стороны. Толька твоя цепь будет немного длиннее, чем у нее. Посмотрим, дотянется ли твоя цепь до смертной, когда ты проголодаешься…
Я дернулся к жене, но Драгомир меня опередил. Молниеносным движением он подскочил к Софье и ударом кулака в челюсть сбил ее с ног. Затем он прижал ее горло ногой к полу. Софья шипела и извивалась, как змея.
- Отпусти меня, Драга! - злобно требовала она. – Я ничего бы не сделала Кэт. Она ведь моя родная кровь.
Флорин подошла к поверженной вампирше и встала рядом с мужем, равнодушно наблюдая за попытками Софьи освободится.
Мы с Раду подбежали к Кэти. Я быстрым движением выдернул кол из ее груди, и помог слезть со стола.
- Все хорошо милая, - прижимая жену к груди, - повторял я.
- Мы нашли тебя, Кэти! - сжимая ладонь Кэт в своей руке, радовался Раду.
Кэт высвободилась из моих объятий и подошла к Драгомиру, потирая рану, причиненную осиновым колом.
- Дай я поквитаюсь с ней! - указывая пальцем на Софью, потребовала Кэт.
- Нет! - отрезал Драгомир.
- Это сделаю я! - стальным голосом отчеканил Раду.
Драгомир отвлекся и ослабил хватку. Софья тут же воспользовалась ситуацией и выскользнула из-под его ноги.
В это же мгновение до нас донесся сдавленный вскрик Илины. Софья в мановение ока оказалась около девушки и впилась клыками ей в горло, чтобы пополнить силы для предстоящей схватки.
Драгомир молниеносно оказался снова рядом с Софьей и вопросительно посмотрел на Кэт.
- Сделай это, отец! - твердо произнесла моя жена.
- Ты уверена, что никогда не пожалеешь об этом? – решил удостовериться Драгомир.
- Уверена! Слишком много страданий принесла мне эта родственная связь.
Флорин сняла с себя черную непроницаемую накидку и укрыла ей Кэт.
Драгомир, одной рукой держал Софью за горло, а другой вышиб кулаком камни, которыми было замуровано окно.
Яркий солнечный свет вместе с душераздирающим криком Софьи заполнил мрачное помещение башни.
На наших глазах Софья в считанные секунды превратилась в горстку черного пепла.
- Спрячься под столом, - попросил я жену. – Я загорожу окно, накидкой, которую дала тебе Флорин.
Пока я занавешивал окно, Кэт и Раду подошли к умирающей Илине.
- Прости, если можешь! - попросила моя жена, проведя рукой по волосам  умирающей девушки. – Я старалась сделать все, чтобы сохранить тебе жизнь.
Илина слабо улыбнулась в ответ, а затем едва слышно обратилась к Раду.
- Ты веришь в любовь с первого взгляда?
Раду утвердительно кивнул головой.
- А я не верила, пока не встретила тебя, - прохрипела девушка и закрыла глаза.
Неожиданно случилось то, чего никто не ждал. Раду прокусил запястье, и в рот девушке полилась его вампирская кровь с голубыми искрящимися частицами.
- Какой же ты дурак, Раду! – увидев это, взревел Драгомир. – Ты преступил закон. Теперь я должен тебя убить.
Раду равнодушно воспринял эту тираду. Я понял, что он устал. Он просто устал влачить свое долгое и одинокое существование.
Радужные оболочки Драгомира окрасились в красный цвет, и он подскочил к Раду. Но его путь преградила Кэт, вставшая перед названным братом.
- Я не позволю тебе этого сделать, отец! – воспротивилась она.
Драгомир громко выдохнул и отступил на шаг назад.
- Мне жаль, но тогда ты тоже умрешь. Никто не вправе нарушать закон, дитя моё. Но я дам вам минуту попрощаться со всеми.
По стальному взгляду Драгомира было понятно, что он настроен решительно.
- Если ты думаешь, что я тебе просто так дам убить мою жену и Раду, - вмешался я, загораживая Кэт и ее брата спиной, - то ты глубоко заблуждаешься. Я буду драться с тобой до последней капли крови.
- Что ж, жаль, что все заканчивается вот так вот, и я вынужден терять лучших вампиров своего клана, - действительно подавленным голосом произнес Драгомир. – Значит ты, Влад, будешь первым…
Он молниеносно вцепился в меня, и мы закружились в смертельной схватке. Драгомиру понадобилось меньше пяти минут, чтобы пригвоздить меня к полу, и он уже занес руку над моей грудью, чтоб вырвать мне сердце.
- Нет! - воскликнула Кэт. – И закрыла лицо руками.
Раду обнял ее и прижал ее голову к своему плечу.
- Прекрати! - внезапно раздался требовательный голос Флорин, и рука Драгомира замерла на месте.
- Что это значит, Флорин? – растерянно спросил Драгомир, выпуская меня из своих стальных объятий.
Я быстро вскочил на ноги, и Флорин оттеснила меня к Кэт и Раду, становясь препятствием между нами и Драгомиром.
- Оставь их в покое! - потребовала обычно равнодушная ко всему Флорин. Ее изумрудные глаза сверкали неподдельным гневом. – Или убей и меня тоже.
Драгомир удивленно уставился на Флорин. Он выглядел так, будто его предали все на свете.
- Эти законы придумал ты сам! – продолжила Флорин. - Может раньше они, и имели смысл, но сегодня...? Мы перебили значительную часть вампиров по дороге сюда. Как ты собираешься восполнять потери, если всё меньше и меньше остается людей благородных кровей? Какая разница, какого происхождения эта девушка?! 
- Флорин, большая разница, черт побери! – сорвался на крик Драгомир.
- Не говори ерунды, Драгомир! Неужели из-за своей блажи ты убьешь самых дорогих тебе созданий? Я знаю, что ты будешь жалеть о них всю свою бессмертную жизнь.
Драгомир впился в нас долгим взглядом. Было видно, что он колеблется.
- Прости, их, как я простила тебе вот это! - продолжала давить Флорин, брезгливо перешагивая через кучку пепла, в которую превратилась Софья.
- Как! Ты все знала?! – изумился Драгомир.
- А ты думал, что я полная дура? Знала и держала все в себе не одну сотню лет. Надо прощать тех, кого любишь, Драгомир!
- Черт с вами! - махнул рукой повелитель вампиров. – Делайте что хотите. Но что бы весть о нарушении закона не вышла за пределы нашей семьи. Иначе, воцарится хаос. Вампиры станут обращать людей без разбора. Кого им только захочется.
Драгомир подошел к Кэт и поцеловал ее в лоб.
- Прости меня, девочка!
Затем он развернулся и направился к выходу.
Раду поднял Илину на руки, и мы отправились в обратный путь.


К полуночи Кэт, Раду и я стояли вокруг кровати, на которой доживала последние минуты человеческой жизни Илина.
- Как жаль, что у нее не было права выбора, - тихо произнес Раду.
Губы Илины уже приобрели голубой оттенок. Агония умело делала свое дело. Вампирская кровь побеждала, уверенно вытесняя из организма девушки человеческую, и раны на шее Илины уже стали затягиваться.
Наконец, мы перестали слышать сердцебиение Илины.
- Вот и все,  - произнесла Кэт. – Она умерла, чтобы жить. Как странно знать, что смерть, это еще не конец…
Несмотря на то, что мы знали, о том, что Илина скоро снова предстанет перед нами в новой сущности, смерть девушки нас все равно тяготила.
- Пойдемте, пропустим по стаканчику хорошей крови, - предложил Раду.
- Вы идите, а я дождусь ее пробуждения, - отпустила нас Кэт.
На рассвете Кэт известила нас о том, что Илина прошла инициацию и готова предстать перед своим повелителем.
Кэт позвала меня с собой, и я первым увидел Илину.
Черты ее лица немного заострились и стали более правильными. Длинные ресницы бросали тень на бледную гладкую кожу.
- Добро пожаловать в сумеречный мир! - торжественно произнес я, поднеся пальцы девушки к своим губам.
Вдруг, Кэт перехватила руку девушки и прокусила ей запястье.
Из ранки, на руке Илины потекла кровь. Обычная красная, без голубых искрящихся частичек, как у меня, Кэт или других знакомых мне вампиров.
- Что ты делаешь!? – отдернула руку Илина.
- Вот она разница! - ничего не объясняя, сделала вывод Кэт. – Отец снова оказался прав.
Я расхохотался, как человек, поцеловал жену и ласково произнес:
- Я-то думал, это очередное проявление ревности, а это обыкновенное ребячество. Ну, надо же было придумать такой незатейливый способ, чтоб отличить аристократическую кровь от обычной!
Кэти виновато улыбнулась и поторопила:
- Пора, нас уже ждут!
Мы подошли к дверям тронного зала, чтобы представить перед голубые очи Драгомира нового члена нашего клана.
- Когда мы войдем, повторяй за нами всё, что делаем мы, - покровительственным тоном наставляла Кэт новоиспеченную вампиршу.
Когда мы вошли, Драгомир величественно восседал на своем троне. По левую руку от него сидела Флорин и благосклонно всем улыбалась. По правую руку на своем троне восседал прощеный Раду.
Мы вошли и поприветствовали царствующую семью, как предписывает обычай, приклонив правое колено и приложив кулак правой руки к левому плечу.
Илина проворно повторила тоже самое.
Драгомир держался величественно и официально. Кивком головы он повелел нам встать.
Раду покинул свой трон и подошел к Илине.
- Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался он.
- Необычно, - ответила девушка.
- Сейчас будет еще необычней, - улыбнулся Раду и встал перед девушкой на одно колено.
- Ты согласна разделить со мной вечность? – спросил он торжественным голосом.
- Конечно! - обрадовалась Илина, и поспешила поднять древнего вампира с колена. – Я заменю тебе ту из-за которой ты столько страдал.
Раду обнял Илину и прижал к себе.
- Конечно, заменишь, - сказал он на ухо девушке, и скрестил у нее за спиной пальцы.
"Мы в ответе за тех, кого приручили", - уловил я мысль Флорин.



КОНЕЦ

2011

 

Рейтинг: +4 323 просмотра
Комментарии (4)
Елена Нацаренус # 23 января 2013 в 03:24 0
Здорово! Какая богатая фантазия! Зачиталась, хотя ужастиками никогда не увлекалась... МОЛОДЧИНА! t7211
Беретта К # 23 января 2013 в 06:20 0
Спасибо, Елена! smile
Анна Магасумова # 23 января 2013 в 22:48 +1
Просто бесподобно! С удовольствием почитала твою вампирскую сагу.
Беретта К # 24 января 2013 в 09:18 0
dance