8 Кера. Братство.

4 июня 2013 - Kera

(не полный вариант, будет дополнен) 

Кеаран очнулась  от своего собственного крика. Вокруг была непроглядная темнота и тишина. Сначала девушка решила, что это загробный мир, но затем она почувствовала, что ее тело туго забинтовано, и тут же вернулась адская боль. Волшебница снова застонала. Все что случилось, начиная из ее визита в замок, встало в памяти яркими образами. Пока она металась на своем ложе терзаемая невыносимой болью от ожогов и воспоминаниями, темноту прорезал слабый свет, затем открылась дверь и девушка увидела сначала мерцающий свет свечи , а затем того, кто явился к ней со свечой. То был какой-то странный старец с сероватой кожей и темными глазами, которые казались единственной живой деталью на его неподвижном лице. Он глядел на девушку пустым ничего не выражающим взглядом. Кеаран снова решила что она уже не в этом мире, и попала в Ад как и пророчила инквизиция. От самого вида ее визитера по израненному телу Кеаран поползли холодные мурашки страха, и когда он заговорил,  девушка  съежилась от мертвого безжизненного тона.

- Ты, вероятно, решила что мертва? Нет, мы вытащили тебя из костра. Твои силы будут нам очень полезны, после соответствующей доработки и обучения. Твое тело скоро восстановится, но навсегда останется в отметинах огня. Когда встанешь на ноги, мы займемся тобой.

Кеаран приподнялась на локтях, хотя даже малейшее движение причиняло невыносимые страдания, она закусила до крови губу что б не застонать и отрицательно качнула головой.

- Я не понимаю зачем… - едва начала говорить девушка срывающимся шепотом. Голос ее  не слушался после дыма и огня. Но договорить ей не дали. Старец взмахом руки заставил ее молчать, и она растерянным взглядом снова посмотрела на страшное лицо мага со свечой.

- Тебе нечего понимать, и спрашивать нечего. Твое мнение не интересно Дому Истинных. Только благодаря тому, что ты можешь быть полезна, ты еще жива. И будешь делать то что от тебя потребуется, ты в нашей власти и смирись с этим. – за магом захлопнулась дверь. Свеча стояла на высокой полке у двери, и Кеаран смотрела на ее огонь, не в силах осознать происходящее. Она стала собственностью какого-то Дома? По какой такой странной шутке судьбы подобное произошло? И тут она вспомнила, что сказал визитер про Дом, и без сил упала обратно на свой топчан, по лицу девушки катились слезы. «Дом Истинных – одно из самых древних сообществ объединяющих темных магов. Организовано еще задолго до рождения Господа нашего, Иисуса Христа…» - вспоминалось девушке из обрывочной информации полученной когда-то во времена работы в Совете магов. Там всячески старались предупредить об опасности связей с подобными сообществами. Для магов контакты с Домом были опасны, Совет магов не приветствовал сотрудничество с теми, кто принял сторону тьмы.

 « И теперь я в их власти, игрушка или  домашний зверек…» - Кеаран застонала, когда сжала кулаки, от чего ожоги на руках окатили ее волной боли. – «…почему я не умерла на костре?» - этот вопрос стал главным и единственным на многие дни. Далеко не самым страшным, что ждало девушку дальше, оказалась эта комната, далеко не самым…

***

В каменном подземелье давно был утрачен счет времени. Ведьма не знала ни дня ни числа ни месяца. Ни даже года, который сейчас был на дворе. Кера была безразлична ко всему. Возможно в следствиие очередного проведенного над ней эксперимента. Все что осталось в ней живого – это гнев и ярость. Сумасшедшая злость на тех, кого она видела тут ежедневно. Старые сморщенные годами (или веками?) маги, у которых не было ни чувств, ни эмоций, ни жалости, на славу поработали над ведьмой. Кера уже не помнила ни откуда она, ни как ее зовут. Маги ее вообще никак не называли, пользуясь только определениями «она», «материал». Едва живое существо, что сейчас лежало в углу ничем не напоминало красивую молодую колдунью, что совсем не давно слушала приговор инквизиторов. Кера была словно живой труп, и на свете ее держала только злость. Дверь беззвучно открылась, и узкая камера заполнилась людьми. Явились все братья этой странной общины темных магов. Кера даже голову не подняла, она чувствовала что умирает, и почему еще жива – не понимала. Одна из фигур в темных балахонах, подошла к ней и пнула ногой, проверяя жива ли. Обернувшись к остальным, фигура кивнула – жива. Все это происходило в полной тишине. И только когда маги сбились в круг, переговариваясь, Кера услышала, о чем они говорят.

- мы достигли больших успехов, братья, нельзя позволить пропасть такому материалу! Если она умрет придется искать кого-то кто так же будет идеально подходить. А это сложный труд! Потому предлагаю обменять ее душу на вечную жизнь, тогда мы будем спокойны, проводя наши изыскания далее.

Маги пристально посмотрели на Керу, которая отчаянно мотала головой, привстав на полу.

-нет, не смейте! нет!

Бесстрастные лица смотрели на нее изучающе. Они не слушали стоны своей жертвы, какое им было дело до ее слов? Маги видели что их неправедные труды дают ожидаемые и желанные результаты, и сейчас меньше всего они считались с мнением той, над которой проводили свои жуткие эксперименты.

Долго советоваться им не пришлось – все единогласно согласились, что эта ведьма не должна пропасть как другие, не выдержавшие испытаний. И потому судьба Кеаран была решена тут же.

Жуткий обряд принесения в жертву ее души в обмен на вечную жизнь был назначен на следующую ночь. Услышав об этом, Кеаран без сил упала на холодный каменный пол, и закусила губы так, что во рту чувствовался вкус крови. Никаких мыслей и чувств у нее не осталось, только пустота.

- завтра у меня отнимут меня саму.. – в тишине каменной темницы прошелестел голос, так не похожий на человеческий. В нем было удивление, словно девушка все еще не верила, что это происходит на самом деле, а быть может, это угасал разум.

Следующий визит своры своих мучителей Кера помнила плохо, да и что помнить? Ее выволокли из ее обиталища, протащили по каменным переходам куда-то, и оставили в ярко освещенной светом настенных факелов зале. Она сидела на полу, а в зал стекались еще и еще фигуры  в темных балахонах. Кера сжалась в комок, подтянув разбитые колени к подбородку. Невыносимо болело все тело, истерзанное долгими днями «науки». Маги никогда не церемонились с ней особо. Все ритуалы, что они совершенствовали, были испытаны на теле девушки. Все снадобья, что извращали суть магических сил, были выпиты ею. Ее дух был силен, а вот тело – увы, уже отказывалось от истязаний. Решение магов было для них едино верным, а для Керы – убийственным. Ей было так страшно, что она даже смотреть по сторонам боялась, и спрятала лицо, вжавшись в колени еще больше. Шаркающие шаги вокруг нее стихли. Видимо – собрались все.

Кера чуть повернула голову – посмотреть. И увидела вокруг себя плотное кольцо балахонов. Они стояли тесно друг с другом, держась за руки крест-накрест. В зале нарастало пение, они что-то читали или пели. Кера зажала уши, в тщетной попытке защитится от того, что «балахоны» вызывали сюда. Далее был шум и странные молитвы, обжигающее пламя и громкие выкрики…

Кера очнулась в одиночестве, вокруг нее был начерчен круг, она повернула голову и увидела, что руки ее пробиты выше запястий  серебряными клиньями, а тело густо посыпано сероватым пеплом, как от горелой бумаги. Странно, но она не чувствовала боли в руках. Она не чувствовала ничего. Не было больше страха, не было усталости. Ведьма дернула рукой, вырывая ее вместе с клином – ничего, абсолютно никаких ощущений. Так же она извлекла и вторую руку. Где-то в самой глубине ее сознания нарастала ярость, абсолютная жажда смерти и крови.

 «Причинить боль. Кровь, больше крови...»

Ведьма встала, осмотрелась вокруг. Серые каменные стены она точно видела впервые, ладонь ведьмы легла на каменную кладку, а потом с силой сжалась, проскрежетав ногтями по камню. Кладка дала трещину, по стене расползлась сеть мелких прорех, точно паутина. Кера ухмыльнулась. Это не была человеческая улыбка.
Несчастная девочка Кеаран умерла. Родилось что-то иное.

Скрипнула дверь на тяжелых петлях, и в зал вошли пятеро «братьев». Кера вскинула голову и обернулась к ним, глядя на своих мучителей новыми глазами. Они были без ритуального облачения, никаких капюшонов и амулетов, ведьма могла рассмотреть подробно любую деталь лица, но зачем? Она закрыла глаза, не переставая улыбаться, и запрокинула голову к потолку, раскинув руки, точно собиралась упасть. Братья переглянулись – видимо все прошло как нельзя лучше, если ведьма уже на ногах, да еще и улыбается. Никто не улавливал исходившей от Керы угрозы, никто не ощущал, что ритуал, жертвой которого была полуживая Кеаран, породил в этот мир ее абсолютную противоположность. Точно вывернул наизнанку ее душу, ее сущность. Непомерная жестокость, которой не было в юной и доброй девочке-волшебнице, воплотилась в рожденной заново Кере.

Один из братьев подошел к ней, Кера не открывала глаз, только ощущала приближение и тепло рядом.

- Прекрасно, ты будешь отличным орудием в руках Внешнего круга Дома Истинных! Магистр Дарий когда-то непременно оценит наши старания.. – мужчина споткнулся на полуслове, его слова к новообращенной застыли у него на губах. Ведьма смотрела на него в упор и улыбалась. Так улыбалась, что лучше никогда не видеть подобных улыбок. И ее черные глаза, как полированный оникс, ничего не выражали и не отражали в своей непроглядной глубине. Маг вздрогнул, увиденное в ее лице потрясло брата. Он едва слышно проговорил:

- Ты наше творение, ты принадлежишь нам.. – он точно завершал ритуал, но ответом ему было легкое покачивание головы ведьмы, и улыбка, что не сходила с ее лица. «Что-то не так, что-то совсем не так! Она должна быть слабой, она должна слушать и покорно принимать.. она должна…» - Мысли брата были быстрыми и путанными, он только успел обернутся к остальным, трое из которых уже подходили ближе, поняв – что-то пошло не так. Едва он повернулся к остальным и произнес – «она не такая», - как на его шее мертвой хваткой сплелись пальцы ведьмы, один резкий поворот и маг упал к ногам Керы, со сломанной шеей. Братья кинулись к нему, и это было роковой ошибкой. В одно мгновенье ведьма склонилась над мертвым, и с силой вонзила острые ногти ему в грудь, хрустнули ребра, и алая кровь брызнула на ведьму и тех, кто приблизился к ней. Рывок, и в руке Керы зажато еще трепещущее сердце. Ведьма улыбается, теперь эта улыбка выглядит как приговор. В эти короткие мгновения маги все еще осознали случившегося, на пол секунды их действия замедлились, и  только брат Аксель, совсем молодой мальчишка, недавно посвященный в братья, что  стоял у двери, как было велено, первым выбежал и запер за собой дверь. Ведьма медленно обвела взглядом тех, кто остался, появились голубоватые всполохи над их ладонями, они еще пытались начать с ней сражаться. Кера расхохоталась, отшвырнув к двери вырванное сердце. Ее окровавленная рука резко вскинулась в направлении троицы мужчин стоявших теперь уже несколько дальше, они пятились к двери, которая уже была заперта снаружи насмерть испуганным братом. Из ладони Керы потянулись тонкие багровые щупальца, как потеки крови, что неудержимо стремились к магам. Хватало одного прикосновения, и жертвы, словно парализованные застывали перед Керой, глядя непонимающим взором на бывший «материал». Кера, чуть склонив голову к плечу, наблюдала за тем, как зарождается ужас и обреченность в зрачках каждого из братьев.

 Далее все утонуло в кровавом мареве. Ведьма вырывала сердца из живого тела, и швыряла себе под ноги, тела раскидывала по залу, разбивая о стены головы жертв. Когда в каменной комнате стало тихо, ведьма осмотрелась. Все были мертвы. Металлический и соленый запах крови повис в воздухе как пелена тумана. А она все так же улыбалась, стирая чужую кровь с лица, но на самом деле только размазывая ее. Кера бросилась к двери, но ее отшвырнула назад мощная защитная магия. Перепуганный брат успел закрыть дверь, что стала единственной возможной преградой на пути ведьмы.

Кера разочарованно вздохнула, и опустилась на пол, потянувшись точно довольная кошка, она снова улыбнулась.

Теперь она знала, чего хочет. Ее хорошо научили одному – ненавидеть.

И теперь то, что родилось вместо Кеаран, жило жаждой смерти.

А дверь ведь рано или поздно откроется.

Обязательно

 

***

Копыта лошади выбивали сумасшедший ритм, несущееся галопом животное тяжело дышало, от напряженной скачки. Наездник мертвой хваткой вцепился в гриву животного, потеряв поводья. Мимо него мелькали деревья, обочины дорог заросшие сорной травой, но перед расширенными от страха глазами юноши стояла картина, виденная в подвале. И даже теперь, будучи уже очень далеко от того места он не мог избавиться от ужаса, и страха перед тем существом… Страх спас ему жизнь, когда он не приблизился к ней, подобно другим братьям. «Скорее, скорее найти господина Дария… если кто-то и может избавиться от нее, то только он» - билась в голове юноши навязчивая мысль, мысль которая и подгоняла его вперед, заставляя бить животное по бокам, что б ускорить и без того бешеный темп.

Город встретил его дождем и размытыми улицами. Аксель (так звали юношу) не знал где искать Дария, он только теперь понял, что в этом городе потеряться легче, чем найти кого-то…

Лошадь с трудом переставляла ноги, почти загнанная своим седоком, но все же брела в грязи улиц, бесцельно слоняясь вместе с седоком в лабиринте города.  Юноша уже был в отчаянии, и едва не плакал от бессилия. Но, судьба улыбнулась ему в очередной раз, его заметил маг, что выходил из лавки торговца тканями, и окликнул его:

-Эй, ты ищешь кого-то? – Юноша придержал лошадь, и та остановилась, тяжело фыркая.

- Д-да…-хриплым голосом заговорил наездник, от отчаяния и усталости он едва не падал с лошади, и плохо соображал. Но то, что перед ним не человек, а маг сумел разобрать, потому вздохнул с облегчением. Он даже не задумывался о том, может ли этот маг ему помочь, имеет ли он отношение к Дому Истинных, знает ли Дария… Аксель вообще не думал об этом. – Я ищу магистра Дария. – и снова мальчишке повезло, мужчина, что стоял перед ним поджал губы, откидывая капюшон плаща, что защищал его от дождя. Довольно привлекательное лицо его было обезображено шрамом, что рассекал щеку и терялся в темной бородке. Мужчина жестом велел Акселю слезть с лошади, и тот повиновался, хотя ноги его слабо держали.  Теперь незнакомец смотрел на него изучающе, и уточнил:

- Дария значит? А в этом городе более пяти тысяч людей, как собираешься искать? – мужчина говорил насмешливо, хотя на самом деле мальчика встретил ни кого иного как Тревора, помощника Дария. Но тот не спешил радовать мальца,  наслаждаясь растерянностью и отчаянием, что появилось в глазах последнего.

- Я не знаю. Мне показалось… что вы знаете.

Тревор вскинул бровь, продолжая игру.

- Знаю? Хм, с чего ты так решил? Я только окликнул тебя, что б ты под копыта собственной лошади не упал.

Юноша смотрел на него внимательно, и с недоверием? Тревор криво ухмыльнулся, о том, что мальчишка был из какого-то братства внешнего круга, он знал, едва увидел его, но давать так просто информацию не собирался.  Но юноша видимо прибыл с чем-то довольно интересным, если осмелился покинуть братство и искать Дария.

Скользнув взглядом по почти монашеской одежде мальчишки, Тревор с безразличием уточнил.

- Ты сбежал из монастыря?

- Нет, я сбежал от чудовища. – прямой взгляда смертельно уставшего юноши был красноречивей рассказа, Тревор взял его за плечо, точно хотел поддержать несчастного путника, а на самом деле коснулся его памяти. И тут же одернул руку, игры кончились. Мальчик тут был не по глупости. Маг посмотрел по сторонам – улица была малолюдна. Качнув головой, он  приглашал юношу следовать за ним. И пошел вперед, оглянувшись через плечо только коротко бросил:

- Я отведу тебя к нему. Как твое имя?

- Аксель. – заплетающимся от усталости языком ответил юноша, покорно шествуя за мужчиной, и придерживая за поводья лошадь, что точно так же как он сам еле волочила ноги. Он даже не задумывался от чего повиновался этому человеку, что-то было в нем такое… как в погибших братьях, наверное. Магия, сила превышающая его собственную, и от того он шел. Не мог не идти и не верить этому магу не мог.

- Аксель. Что же,  Дарию будет интересно увидеть с чем ты прибыл. – ответил Тревор, теперь уже глядя перед собой, и под ноги, улица была разъезжена многочисленными повозками, и после дождя являла собой жуткое месиво грязи и помоев. Вскоре он остановился рядом с узкой улочкой, и снова оглянулся. Взмахом руки пригласив Акселя следовать за собой, он нырнул в узкий проход.

Юноша так и не понял когда они вышли из улочки? Толь на ходу уснул, толь не заметил… Сейчас они стояли перед высокими воротами, за которыми виднелся богатый дом. А через миг – были уже перед домом. Только теперь Аксель понял – чары, они попали сюда не совсем по обычной дороге.

Дверь открылась, впуская Тревора, а Аксель стоял у порога, не решаясь отпустить поводья, маг обернулся к нему, с раздражением окликнув.

- Входи. – только после этого юноша медленно поднялся по ступеням и вошел в дом.

 

Седой мужчина, с аккуратно постриженной бородой, изучающе смотрел на Акселя, выслушав его рассказ. Хотя, в общем-то, Дарий его не слушал, он все видел глазами мальчишки, без труда проникнув в его сознание.

- Твои братья получили по заслугам, они влезли туда, куда не смели. Это было им не по силам. -  Голос его был спокойным, даже безразличным, но, к примеру, Тревор, что находился в этой же комнате, понимал, что глава Дома в ярости. Он знал его уже много лет. – Жаль, что ты не знаешь что за обряд это был.

Дарий встал со своего кресла у камина, и все тем же тоном обратился к Тревору:

- Я отправляюсь туда, займись подготовкой. С этим придется повозиться.

Тревор кивнул, виденное мальчишкой хоть и было густо приправлено его собственным страхом и эмоциями, указывало на то, что его братья вызвали нечто, с чем справиться не могли. А погибший Ансельм Брайт был далеко не самым худшим из Внешнего Круга, Тревор даже считал, что когда-нибудь Дарий его приблизит к Внутреннему Кругу. Не сложилось. Значит, действительно  не заслуживал такой чести, раз так сплоховал с этой… сущностью. Он вышел из комнаты, где остался Дарий и мальчишка, что делать дальше, он знал. Спускаясь в подвал, маг размышлял над тем, что же вызвали покойные братья?

***

- Здесь..

Вжавшись в стену, мальчишка указал на дверь, рядом с которой горел всего один факел, да и тот – догорал. Дарий посмотрел на перекошенное от страха, и бледное лицо Акселя. Тот даже не пробовал спускаться ниже – так и стоял на первой ступени лестницы, указывая на дверь внизу. Недовольно поджав губы Дарий прошел к двери без сопровождения, и прикоснулся к ее поверхности ладонью. К неоправданному риску он бы не склонен, иначе не прожил бы столько, и потому сначала желал увидеть – что там за дверью.

Дерево под его пальцами потеплело, на поверхности двери появились рунные символы. «Хоть тут вы догадались обезопасить себя», подумал маг считывая защитные руны. Прижав и вторую ладонь к двери он точно слегка толкнул ее, и под его руками образовалось мутное окошко. За его спиной пискнул мальчишка, Дарий коротко бросил через плечо:

- Это всего лишь иллюзия, нас никто не видит оттуда.

Сам маг смотрел вовнутрь, пока не особо различая во тьме - что и как. Но с каждой секундой глаза привыкали все больше к полумраку, и перед Дарием  открылась незабываемая картина. Он недовольно выдохнул, и отнял руки от двери. Та снова стала обычной, без всяких окошек и расщелин. Что произошло внутри ему было ясно, осталось воочию увидеть ту, что сотворила такое.

Ладонь мага легла на засов на двери, тот скрежетнул – отодвигаясь, и седой маг вошел внутрь каменной темницы.

***

Мальчишка будто прирос к стене, и едва дышал. Стараясь не пропустить ни звука, и отчаянно надеясь что то существо подохло еще до их возвращения.

Тишина стояла гнетущая, после того как за Дарием закрылась дверь. Аксель едва ли не уверовал в то, что тварь мертва, но…

Душераздирающий скрежет камня заставил зажать уши, и кинуться на пол. Стены вибрировали и сыпался песок, стоял странный гул, точно хор взял самую низкую ноту и монотонно ее тянул. Аксель от страха забыл, где он, и начал бормотать молитвы, что смутно помнил с детства. Ему казалось, что сейчас начнут рушиться каменные своды, и почти представлял, как его раздавливает обвалом камней. Но тут все стихло, только кровь шумела в ушах мальчишки. Он поднял голову, глядя на дверь. С отчаянием решив что тварь убила и Дария…

Дверь открылась, и сердце Акселя буквально дало сбой, но там стоял Дарий. Выглядел он не важно. Рукава некогда безупречно белой рубашки испачканы словно сажей, на запястье левой руки глубокий кровавый след.

-   Идем отсюда. Она не опасна сейчас, но до утра я должен отдохнуть. – коротко бросил маг, проходя мимо мальчишки, и поднимаясь наверх. Аксель вздрогнул, когда захлопнулась дверь из которой вышел Дарий. Мальчишка несколько секунд не дышал даже, и пялился на дверь. Но то существо не появилось, и он осторожно, пятясь и опираясь на стены, стал подниматься следом за Дарием, чьи шаги слышались уже далеко наверху.

Дарий ничего не говорил Акселю. Да тот и не спрашивал.

© Copyright: Kera, 2013

Регистрационный номер №0140408

от 4 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0140408 выдан для произведения:

(не полный вариант, будет дополнен) 

Кеаран очнулась  от своего собственного крика. Вокруг была непроглядная темнота и тишина. Сначала девушка решила, что это загробный мир, но затем она почувствовала, что ее тело туго забинтовано, и тут же вернулась адская боль. Волшебница снова застонала. Все что случилось, начиная из ее визита в замок, встало в памяти яркими образами. Пока она металась на своем ложе терзаемая невыносимой болью от ожогов и воспоминаниями, темноту прорезал слабый свет, затем открылась дверь и девушка увидела сначала мерцающий свет свечи , а затем того, кто явился к ней со свечой. То был какой-то странный старец с сероватой кожей и темными глазами, которые казались единственной живой деталью на его неподвижном лице. Он глядел на девушку пустым ничего не выражающим взглядом. Кеаран снова решила что она уже не в этом мире, и попала в Ад как и пророчила инквизиция. От самого вида ее визитера по израненному телу Кеаран поползли холодные мурашки страха, и когда он заговорил,  девушка  съежилась от мертвого безжизненного тона.

- Ты, вероятно, решила что мертва? Нет, мы вытащили тебя из костра. Твои силы будут нам очень полезны, после соответствующей доработки и обучения. Твое тело скоро восстановится, но навсегда останется в отметинах огня. Когда встанешь на ноги, мы займемся тобой.

Кеаран приподнялась на локтях, хотя даже малейшее движение причиняло невыносимые страдания, она закусила до крови губу что б не застонать и отрицательно качнула головой.

- Я не понимаю зачем… - едва начала говорить девушка срывающимся шепотом. Голос ее  не слушался после дыма и огня. Но договорить ей не дали. Старец взмахом руки заставил ее молчать, и она растерянным взглядом снова посмотрела на страшное лицо мага со свечой.

- Тебе нечего понимать, и спрашивать нечего. Твое мнение не интересно Дому Истинных. Только благодаря тому, что ты можешь быть полезна, ты еще жива. И будешь делать то что от тебя потребуется, ты в нашей власти и смирись с этим. – за магом захлопнулась дверь. Свеча стояла на высокой полке у двери, и Кеаран смотрела на ее огонь, не в силах осознать происходящее. Она стала собственностью какого-то Дома? По какой такой странной шутке судьбы подобное произошло? И тут она вспомнила, что сказал визитер про Дом, и без сил упала обратно на свой топчан, по лицу девушки катились слезы. «Дом Истинных – одно из самых древних сообществ объединяющих темных магов. Организовано еще задолго до рождения Господа нашего, Иисуса Христа…» - вспоминалось девушке из обрывочной информации полученной когда-то во времена работы в Совете магов. Там всячески старались предупредить об опасности связей с подобными сообществами. Для магов контакты с Домом были опасны, Совет магов не приветствовал сотрудничество с теми, кто принял сторону тьмы.

 « И теперь я в их власти, игрушка или  домашний зверек…» - Кеаран застонала, когда сжала кулаки, от чего ожоги на руках окатили ее волной боли. – «…почему я не умерла на костре?» - этот вопрос стал главным и единственным на многие дни. Далеко не самым страшным, что ждало девушку дальше, оказалась эта комната, далеко не самым…

***

В каменном подземелье давно был утрачен счет времени. Ведьма не знала ни дня ни числа ни месяца. Ни даже года, который сейчас был на дворе. Кера была безразлична ко всему. Возможно в следствиие очередного проведенного над ней эксперимента. Все что осталось в ней живого – это гнев и ярость. Сумасшедшая злость на тех, кого она видела тут ежедневно. Старые сморщенные годами (или веками?) маги, у которых не было ни чувств, ни эмоций, ни жалости, на славу поработали над ведьмой. Кера уже не помнила ни откуда она, ни как ее зовут. Маги ее вообще никак не называли, пользуясь только определениями «она», «материал». Едва живое существо, что сейчас лежало в углу ничем не напоминало красивую молодую колдунью, что совсем не давно слушала приговор инквизиторов. Кера была словно живой труп, и на свете ее держала только злость. Дверь беззвучно открылась, и узкая камера заполнилась людьми. Явились все братья этой странной общины темных магов. Кера даже голову не подняла, она чувствовала что умирает, и почему еще жива – не понимала. Одна из фигур в темных балахонах, подошла к ней и пнула ногой, проверяя жива ли. Обернувшись к остальным, фигура кивнула – жива. Все это происходило в полной тишине. И только когда маги сбились в круг, переговариваясь, Кера услышала, о чем они говорят.

- мы достигли больших успехов, братья, нельзя позволить пропасть такому материалу! Если она умрет придется искать кого-то кто так же будет идеально подходить. А это сложный труд! Потому предлагаю обменять ее душу на вечную жизнь, тогда мы будем спокойны, проводя наши изыскания далее.

Маги пристально посмотрели на Керу, которая отчаянно мотала головой, привстав на полу.

-нет, не смейте! нет!

Бесстрастные лица смотрели на нее изучающе. Они не слушали стоны своей жертвы, какое им было дело до ее слов? Маги видели что их неправедные труды дают ожидаемые и желанные результаты, и сейчас меньше всего они считались с мнением той, над которой проводили свои жуткие эксперименты.

Долго советоваться им не пришлось – все единогласно согласились, что эта ведьма не должна пропасть как другие, не выдержавшие испытаний. И потому судьба Кеаран была решена тут же.

Жуткий обряд принесения в жертву ее души в обмен на вечную жизнь был назначен на следующую ночь. Услышав об этом, Кеаран без сил упала на холодный каменный пол, и закусила губы так, что во рту чувствовался вкус крови. Никаких мыслей и чувств у нее не осталось, только пустота.

- завтра у меня отнимут меня саму.. – в тишине каменной темницы прошелестел голос, так не похожий на человеческий. В нем было удивление, словно девушка все еще не верила, что это происходит на самом деле, а быть может, это угасал разум.

Следующий визит своры своих мучителей Кера помнила плохо, да и что помнить? Ее выволокли из ее обиталища, протащили по каменным переходам куда-то, и оставили в ярко освещенной светом настенных факелов зале. Она сидела на полу, а в зал стекались еще и еще фигуры  в темных балахонах. Кера сжалась в комок, подтянув разбитые колени к подбородку. Невыносимо болело все тело, истерзанное долгими днями «науки». Маги никогда не церемонились с ней особо. Все ритуалы, что они совершенствовали, были испытаны на теле девушки. Все снадобья, что извращали суть магических сил, были выпиты ею. Ее дух был силен, а вот тело – увы, уже отказывалось от истязаний. Решение магов было для них едино верным, а для Керы – убийственным. Ей было так страшно, что она даже смотреть по сторонам боялась, и спрятала лицо, вжавшись в колени еще больше. Шаркающие шаги вокруг нее стихли. Видимо – собрались все.

Кера чуть повернула голову – посмотреть. И увидела вокруг себя плотное кольцо балахонов. Они стояли тесно друг с другом, держась за руки крест-накрест. В зале нарастало пение, они что-то читали или пели. Кера зажала уши, в тщетной попытке защитится от того, что «балахоны» вызывали сюда. Далее был шум и странные молитвы, обжигающее пламя и громкие выкрики…

Кера очнулась в одиночестве, вокруг нее был начерчен круг, она повернула голову и увидела, что руки ее пробиты выше запястий  серебряными клиньями, а тело густо посыпано сероватым пеплом, как от горелой бумаги. Странно, но она не чувствовала боли в руках. Она не чувствовала ничего. Не было больше страха, не было усталости. Ведьма дернула рукой, вырывая ее вместе с клином – ничего, абсолютно никаких ощущений. Так же она извлекла и вторую руку. Где-то в самой глубине ее сознания нарастала ярость, абсолютная жажда смерти и крови.

 «Причинить боль. Кровь, больше крови...»

Ведьма встала, осмотрелась вокруг. Серые каменные стены она точно видела впервые, ладонь ведьмы легла на каменную кладку, а потом с силой сжалась, проскрежетав ногтями по камню. Кладка дала трещину, по стене расползлась сеть мелких прорех, точно паутина. Кера ухмыльнулась. Это не была человеческая улыбка.
Несчастная девочка Кеаран умерла. Родилось что-то иное.

Скрипнула дверь на тяжелых петлях, и в зал вошли пятеро «братьев». Кера вскинула голову и обернулась к ним, глядя на своих мучителей новыми глазами. Они были без ритуального облачения, никаких капюшонов и амулетов, ведьма могла рассмотреть подробно любую деталь лица, но зачем? Она закрыла глаза, не переставая улыбаться, и запрокинула голову к потолку, раскинув руки, точно собиралась упасть. Братья переглянулись – видимо все прошло как нельзя лучше, если ведьма уже на ногах, да еще и улыбается. Никто не улавливал исходившей от Керы угрозы, никто не ощущал, что ритуал, жертвой которого была полуживая Кеаран, породил в этот мир ее абсолютную противоположность. Точно вывернул наизнанку ее душу, ее сущность. Непомерная жестокость, которой не было в юной и доброй девочке-волшебнице, воплотилась в рожденной заново Кере.

Один из братьев подошел к ней, Кера не открывала глаз, только ощущала приближение и тепло рядом.

- Прекрасно, ты будешь отличным орудием в руках Внешнего круга Дома Истинных! Магистр Дарий когда-то непременно оценит наши старания.. – мужчина споткнулся на полуслове, его слова к новообращенной застыли у него на губах. Ведьма смотрела на него в упор и улыбалась. Так улыбалась, что лучше никогда не видеть подобных улыбок. И ее черные глаза, как полированный оникс, ничего не выражали и не отражали в своей непроглядной глубине. Маг вздрогнул, увиденное в ее лице потрясло брата. Он едва слышно проговорил:

- Ты наше творение, ты принадлежишь нам.. – он точно завершал ритуал, но ответом ему было легкое покачивание головы ведьмы, и улыбка, что не сходила с ее лица. «Что-то не так, что-то совсем не так! Она должна быть слабой, она должна слушать и покорно принимать.. она должна…» - Мысли брата были быстрыми и путанными, он только успел обернутся к остальным, трое из которых уже подходили ближе, поняв – что-то пошло не так. Едва он повернулся к остальным и произнес – «она не такая», - как на его шее мертвой хваткой сплелись пальцы ведьмы, один резкий поворот и маг упал к ногам Керы, со сломанной шеей. Братья кинулись к нему, и это было роковой ошибкой. В одно мгновенье ведьма склонилась над мертвым, и с силой вонзила острые ногти ему в грудь, хрустнули ребра, и алая кровь брызнула на ведьму и тех, кто приблизился к ней. Рывок, и в руке Керы зажато еще трепещущее сердце. Ведьма улыбается, теперь эта улыбка выглядит как приговор. В эти короткие мгновения маги все еще осознали случившегося, на пол секунды их действия замедлились, и  только брат Аксель, совсем молодой мальчишка, недавно посвященный в братья, что  стоял у двери, как было велено, первым выбежал и запер за собой дверь. Ведьма медленно обвела взглядом тех, кто остался, появились голубоватые всполохи над их ладонями, они еще пытались начать с ней сражаться. Кера расхохоталась, отшвырнув к двери вырванное сердце. Ее окровавленная рука резко вскинулась в направлении троицы мужчин стоявших теперь уже несколько дальше, они пятились к двери, которая уже была заперта снаружи насмерть испуганным братом. Из ладони Керы потянулись тонкие багровые щупальца, как потеки крови, что неудержимо стремились к магам. Хватало одного прикосновения, и жертвы, словно парализованные застывали перед Керой, глядя непонимающим взором на бывший «материал». Кера, чуть склонив голову к плечу, наблюдала за тем, как зарождается ужас и обреченность в зрачках каждого из братьев.

 Далее все утонуло в кровавом мареве. Ведьма вырывала сердца из живого тела, и швыряла себе под ноги, тела раскидывала по залу, разбивая о стены головы жертв. Когда в каменной комнате стало тихо, ведьма осмотрелась. Все были мертвы. Металлический и соленый запах крови повис в воздухе как пелена тумана. А она все так же улыбалась, стирая чужую кровь с лица, но на самом деле только размазывая ее. Кера бросилась к двери, но ее отшвырнула назад мощная защитная магия. Перепуганный брат успел закрыть дверь, что стала единственной возможной преградой на пути ведьмы.

Кера разочарованно вздохнула, и опустилась на пол, потянувшись точно довольная кошка, она снова улыбнулась.

Теперь она знала, чего хочет. Ее хорошо научили одному – ненавидеть.

И теперь то, что родилось вместо Кеаран, жило жаждой смерти.

А дверь ведь рано или поздно откроется.

Обязательно

 

***

Копыта лошади выбивали сумасшедший ритм, несущееся галопом животное тяжело дышало, от напряженной скачки. Наездник мертвой хваткой вцепился в гриву животного, потеряв поводья. Мимо него мелькали деревья, обочины дорог заросшие сорной травой, но перед расширенными от страха глазами юноши стояла картина, виденная в подвале. И даже теперь, будучи уже очень далеко от того места он не мог избавиться от ужаса, и страха перед тем существом… Страх спас ему жизнь, когда он не приблизился к ней, подобно другим братьям. «Скорее, скорее найти господина Дария… если кто-то и может избавиться от нее, то только он» - билась в голове юноши навязчивая мысль, мысль которая и подгоняла его вперед, заставляя бить животное по бокам, что б ускорить и без того бешеный темп.

Город встретил его дождем и размытыми улицами. Аксель (так звали юношу) не знал где искать Дария, он только теперь понял, что в этом городе потеряться легче, чем найти кого-то…

Лошадь с трудом переставляла ноги, почти загнанная своим седоком, но все же брела в грязи улиц, бесцельно слоняясь вместе с седоком в лабиринте города.  Юноша уже был в отчаянии, и едва не плакал от бессилия. Но, судьба улыбнулась ему в очередной раз, его заметил маг, что выходил из лавки торговца тканями, и окликнул его:

-Эй, ты ищешь кого-то? – Юноша придержал лошадь, и та остановилась, тяжело фыркая.

- Д-да…-хриплым голосом заговорил наездник, от отчаяния и усталости он едва не падал с лошади, и плохо соображал. Но то, что перед ним не человек, а маг сумел разобрать, потому вздохнул с облегчением. Он даже не задумывался о том, может ли этот маг ему помочь, имеет ли он отношение к Дому Истинных, знает ли Дария… Аксель вообще не думал об этом. – Я ищу магистра Дария. – и снова мальчишке повезло, мужчина, что стоял перед ним поджал губы, откидывая капюшон плаща, что защищал его от дождя. Довольно привлекательное лицо его было обезображено шрамом, что рассекал щеку и терялся в темной бородке. Мужчина жестом велел Акселю слезть с лошади, и тот повиновался, хотя ноги его слабо держали.  Теперь незнакомец смотрел на него изучающе, и уточнил:

- Дария значит? А в этом городе более пяти тысяч людей, как собираешься искать? – мужчина говорил насмешливо, хотя на самом деле мальчика встретил ни кого иного как Тревора, помощника Дария. Но тот не спешил радовать мальца,  наслаждаясь растерянностью и отчаянием, что появилось в глазах последнего.

- Я не знаю. Мне показалось… что вы знаете.

Тревор вскинул бровь, продолжая игру.

- Знаю? Хм, с чего ты так решил? Я только окликнул тебя, что б ты под копыта собственной лошади не упал.

Юноша смотрел на него внимательно, и с недоверием? Тревор криво ухмыльнулся, о том, что мальчишка был из какого-то братства внешнего круга, он знал, едва увидел его, но давать так просто информацию не собирался.  Но юноша видимо прибыл с чем-то довольно интересным, если осмелился покинуть братство и искать Дария.

Скользнув взглядом по почти монашеской одежде мальчишки, Тревор с безразличием уточнил.

- Ты сбежал из монастыря?

- Нет, я сбежал от чудовища. – прямой взгляда смертельно уставшего юноши был красноречивей рассказа, Тревор взял его за плечо, точно хотел поддержать несчастного путника, а на самом деле коснулся его памяти. И тут же одернул руку, игры кончились. Мальчик тут был не по глупости. Маг посмотрел по сторонам – улица была малолюдна. Качнув головой, он  приглашал юношу следовать за ним. И пошел вперед, оглянувшись через плечо только коротко бросил:

- Я отведу тебя к нему. Как твое имя?

- Аксель. – заплетающимся от усталости языком ответил юноша, покорно шествуя за мужчиной, и придерживая за поводья лошадь, что точно так же как он сам еле волочила ноги. Он даже не задумывался от чего повиновался этому человеку, что-то было в нем такое… как в погибших братьях, наверное. Магия, сила превышающая его собственную, и от того он шел. Не мог не идти и не верить этому магу не мог.

- Аксель. Что же,  Дарию будет интересно увидеть с чем ты прибыл. – ответил Тревор, теперь уже глядя перед собой, и под ноги, улица была разъезжена многочисленными повозками, и после дождя являла собой жуткое месиво грязи и помоев. Вскоре он остановился рядом с узкой улочкой, и снова оглянулся. Взмахом руки пригласив Акселя следовать за собой, он нырнул в узкий проход.

Юноша так и не понял когда они вышли из улочки? Толь на ходу уснул, толь не заметил… Сейчас они стояли перед высокими воротами, за которыми виднелся богатый дом. А через миг – были уже перед домом. Только теперь Аксель понял – чары, они попали сюда не совсем по обычной дороге.

Дверь открылась, впуская Тревора, а Аксель стоял у порога, не решаясь отпустить поводья, маг обернулся к нему, с раздражением окликнув.

- Входи. – только после этого юноша медленно поднялся по ступеням и вошел в дом.

 

Седой мужчина, с аккуратно постриженной бородой, изучающе смотрел на Акселя, выслушав его рассказ. Хотя, в общем-то, Дарий его не слушал, он все видел глазами мальчишки, без труда проникнув в его сознание.

- Твои братья получили по заслугам, они влезли туда, куда не смели. Это было им не по силам. -  Голос его был спокойным, даже безразличным, но, к примеру, Тревор, что находился в этой же комнате, понимал, что глава Дома в ярости. Он знал его уже много лет. – Жаль, что ты не знаешь что за обряд это был.

Дарий встал со своего кресла у камина, и все тем же тоном обратился к Тревору:

- Я отправляюсь туда, займись подготовкой. С этим придется повозиться.

Тревор кивнул, виденное мальчишкой хоть и было густо приправлено его собственным страхом и эмоциями, указывало на то, что его братья вызвали нечто, с чем справиться не могли. А погибший Ансельм Брайт был далеко не самым худшим из Внешнего Круга, Тревор даже считал, что когда-нибудь Дарий его приблизит к Внутреннему Кругу. Не сложилось. Значит, действительно  не заслуживал такой чести, раз так сплоховал с этой… сущностью. Он вышел из комнаты, где остался Дарий и мальчишка, что делать дальше, он знал. Спускаясь в подвал, маг размышлял над тем, что же вызвали покойные братья?

***

- Здесь..

Вжавшись в стену, мальчишка указал на дверь, рядом с которой горел всего один факел, да и тот – догорал. Дарий посмотрел на перекошенное от страха, и бледное лицо Акселя. Тот даже не пробовал спускаться ниже – так и стоял на первой ступени лестницы, указывая на дверь внизу. Недовольно поджав губы Дарий прошел к двери без сопровождения, и прикоснулся к ее поверхности ладонью. К неоправданному риску он бы не склонен, иначе не прожил бы столько, и потому сначала желал увидеть – что там за дверью.

Дерево под его пальцами потеплело, на поверхности двери появились рунные символы. «Хоть тут вы догадались обезопасить себя», подумал маг считывая защитные руны. Прижав и вторую ладонь к двери он точно слегка толкнул ее, и под его руками образовалось мутное окошко. За его спиной пискнул мальчишка, Дарий коротко бросил через плечо:

- Это всего лишь иллюзия, нас никто не видит оттуда.

Сам маг смотрел вовнутрь, пока не особо различая во тьме - что и как. Но с каждой секундой глаза привыкали все больше к полумраку, и перед Дарием  открылась незабываемая картина. Он недовольно выдохнул, и отнял руки от двери. Та снова стала обычной, без всяких окошек и расщелин. Что произошло внутри ему было ясно, осталось воочию увидеть ту, что сотворила такое.

Ладонь мага легла на засов на двери, тот скрежетнул – отодвигаясь, и седой маг вошел внутрь каменной темницы.

***

Мальчишка будто прирос к стене, и едва дышал. Стараясь не пропустить ни звука, и отчаянно надеясь что то существо подохло еще до их возвращения.

Тишина стояла гнетущая, после того как за Дарием закрылась дверь. Аксель едва ли не уверовал в то, что тварь мертва, но…

Душераздирающий скрежет камня заставил зажать уши, и кинутся на пол. Стены вибрировали и сыпался песок, стоял странный гул, точно хор взял самую низкую ноту и монотонно ее тянул. Аксель от страха забыл, где он, и начал бормотать молитвы, что смутно помнил с детства. Ему казалось, что сейчас начнут рушиться каменные своды, и почти представлял, как его раздавливает обвалом камней. Но тут все стихло, только кровь шумела в ушах мальчишки. Он поднял голову, глядя на дверь. С отчаянием решив что тварь убила и Дария…

Дверь открылась, и сердце Акселя буквально дало сбой, но там стоял Дарий. Выглядел он не важно. Рукава некогда безупречно белой рубашки испачканы словно сажей, на запястье левой руки глубокий кровавый след.

-   Идем отсюда. Она не опасна сейчас, но до утра я должен отдохнуть. – коротко бросил маг, проходя мимо мальчишки, и поднимаясь наверх. Аксель вздрогнул, когда захлопнулась дверь из которой вышел Дарий. Мальчишка несколько секунд не дышал даже, и пялился на дверь. Но то существо не появилось, и он осторожно, пятясь и опираясь на стены, стал подниматься следом за Дарием, чьи шаги слышались уже далеко наверху.

Дарий ничего не говорил Акселю. Да тот и не спрашивал.

Рейтинг: +4 281 просмотр
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 18 сентября 2013 в 21:33 +2
ДА, Превратили Керу в бездушную машину для убийства. Ужас! Жду прождолжения! big_smiles_138
Kera # 18 сентября 2013 в 21:53 +1
Вы наблюдательны, Анна!) Продолжение будет, но пока тоже фрагментами.
Спасибо за ваше внимание).