ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 27.

 

Зелёные небеса. Глава 27.

10 сентября 2013 - Александр Короленко
article157909.jpg

 

                                      Глава двадцать седьмая.

 

 

 Как оказалось, Матросов зря время не терял. Встретился с заказчиками в лесу у города и поменял детёныша туши на золото. Заодно разжившись весьма ценной информацией.

- Состоится очередная Встреча бродяг, - с восторгом рассказывал шеф, лёжа на своей койке и нежась в лучах утреннего солнца, попадавших в раскрытое окно комнаты.

- Это что ещё такое? - спросил я, садясь в постели, и с долей ненависти рассматривая свои зелёные руки, мысленно проклиная всех водяных с их печенью, так как мой «камуфляж» и не думал пропадать.

- О, братуха! - Иваныч мечтательно закатил глаза. - Все бродяги- ходоки, по самые помидоры сросшиеся с Грязями, собираются в определённом месте. Пообщаться, попить винца, ну и продать информацию или товар. Там будут самые -самые, мы не пропустим такую вечеринку, Лёха!

- Да мне пофиг, - хмыкнул я. - Вечеринка так вечеринка. Меня хоть не пристрелят там с моей зелёной рожей?

- Не ссы, - утвердительно воскликнул шеф, и тут же хлопнул себя ладошкой по лбу. - Совсем забыл! Твоя доля. Два с половиной кило, накинул за раскраску твою, моя вина, как никак.

Он нырнул в свою тумбочку и извлёк из неё два увесистых тряпичных мешочка, положил мне в ноги на койку.

Подтянул «зарплату» поближе, и раскрыл один из мешков. Мама дорогая… Кольца, цепочки, браслеты - красота то какая!

- И куда мне это деть? - растерянно спросил я у Матросова.

- В тумбочку свою положи, - усмехнулся шеф. - Здесь никто не тронет. Если всё пойдёт как надо - полностью её забьёшь, так, что дверцу не закрыть будет.

- Да я и не против, пусть не закрывается, - полюбовался ещё немного и аккуратно положил золото в свою тумбочку. - На вечеринку брать с собой, или как?

- Возьми немного, грамм триста, за глаза хватит. Купишь себе чего надо, - Иваныч потянулся на своей койке и сладостно зевнул. - Твоё «бабло» только твоё. Ну и моя доля принадлежит исключительно мне. А вот третья часть золота идёт у нас на развитие бизнеса, его то мы и потратим на Встрече, усёк?

Ишь ты, я удивлённо уставился на шефа. Вот голова у человека, всё больше убеждаюсь, что наш мир потерял гениального коммерсанта. Уж я бы до такого ни в жизнь не додумался. О чём и сказал ему прямо.

- Ну ты и впрямь деревня, - хохотнул Матросов. - Это ж элементарные вещи, Алёша!  Как ты, кстати, после зомбей вчерашних чувствуешь?

- Да нормально, - буркнул я, и проглотил тугую слюну. Говорить шефу, что чуть с ума не сошёл от таких приключений, не позволяло самолюбие. Но про себя сомневался, что буду в состоянии хоть ещё один раз пережить подобное. Да чего там говорить, если бы не дедовская настойка, что бы со мной сейчас было?..

- Ну и ладушки! - кивнул шеф и откинув одеяло, встал с койки. Затем провёл минутный «бой с тенью» и принялся одеваться.

- Чего делать-то будем? - спросил я у него.

- Позавтракаем и отдыхай. После обеда приведём снаряжение в порядок и выдвигаемся на Встречу.

- Нас хоть ждут там?

- Ждут! - уверенно ответил Матросов и вышел из комнаты.

Ну раз так, то ладно, подумал я и вскочив с койки, не спеша оделся. Вышел во двор и столкнулся нос к носу с Елизаветой.

- Как ты, Лёша? - её глаза с тревогой шарили по моему лицу.

- Да всё хорошо, Лиза, - как можно жизнерадостней ответил я, пытаясь её успокоить, а самому вдруг стало как-то даже стыдно за вчерашнюю истерику, что закатил при всех. Она то, небось, и не такое за свою жизнь на хуторе видела. - Всё нормально.

- А то я переживала, - взор Елизаветы налился влагой. - Такие напасти пережил, думала, сляжешь.  

- Да ну, тоже скажешь, - пробормотал я, а самому вдруг так тепло стало от её заботы и участия. Неожиданно для себя привлёк девушку к себе и крепко обнял. И так легко на душе стало… Заметил, что Лиза лишь на секунду напряглась всем телом, затем расслабилась и сама прижалась ко мне, кротко и доверчиво, как котёнок к ласкающей его руке.

- Всё хорошо будет, - прошептал я ей на ухо. - Всё хорошо.

Кхе - кхе! Отпустил девушку и встретился глазами с Матвеем. Тот стоял у крыльца и неодобрительно качал головой, посматривая на нас. Но по глазам я понял, что он вовсе не злится на меня, похоже, что уже выбрал на роль зятька. Вот старый хитрый хрен! Зато щёки Елизаветы вспыхнули алым пламенем, отшатнулась от меня и сломя голову кинулась в дом, словно дед застал нас за какой непотребщиной. Да уж, выдрессировал её старик знатно, что ни говори…

- Она не игрушка, - тихо сказал Матвей. - Только разбей ей сердце, и я с тебя шкуру спущу.

- Да я сам за неё, - растерянно пробормотал я. - С кого хочешь спущу.

Дед ничего не ответил, и прошёл мимо меня в дом. Я же, немного потоптавшись у крыльца, уселся на скамейке у амбара. Как же всё странно складывается. Из сердца ещё не вышла княгиня Беликова, а я уже ловлю себя на мысли, что всё чаще начинаю думать о Лизе, и от этих мыслей немного кружится голова, а сердце увеличивает ритм, а на душе покой и безмятежность.

 Неужели всё из-за той свадьбы? Похоже, что это событие пережгло ту нить, что связывала меня с Ленкой. До сих пор обидно, как же так, могла хоть для приличия обождать, а тут хлоп, и под венец, а ведь я ей жизнь спас. Обидно…

Почему-то уверен в Елизавете, есть в ней что-то настоящее и искреннее, которое не позволило б совершить такой предательский шаг. И это короткое объятие, от него до сих пор было хорошо и светло на душе. Нравилась мне эта девчонка, сильно нравилась, но я чувствовал, что необходимо время, чтобы я окончательно выкинул из головы Ленку. Совсем запутался, и похоже, что Матвей это прекрасно понимает.

 

За завтраком Елизавета сидела тише воды, ниже травы, не смея даже смотреть в мою сторону. Дед, вопреки обыкновению болтать за столом, сам сидел задумчивым, а на вопросы шефа отвечал короткими фразами.

- Что с вами? - хмыкнул Матросов. - Не выспались что ли? Ладно, слышь Матвей, на Встречу пойдём, попробую робота свежего тебе достать, с нужными программами.

- Это да, обязательно достань! - внезапно оживился дед, и его глаза вновь заблестели. - И ствол для него посерьёзней, насчёт золота не бойся, дам вам с собой. Заодно плату «КСК374» для Артемия посмотри, рановато ему ещё на покой.  

- Это сложно, - нахмурился шеф. - Настоящая музейная редкость. Может «ШКС9000» попробовать?

- Нет, горят они через месяц, не выдерживают современные платы, пробовал я, - взмахнул руками Матвей. - Поищи ту, будь добр. 

- Не вопрос, - пожал плечами Иваныч. - Ещё есть пожелания?

- Договоритесь о патронах для Артемия, - тут же брякнул дед. - А так всё, остальное можно и в городе достать. Сами-то за чем идёте?

- Да разузнать кое-что надо, - поиграл желваками шеф. - Да с людьми поболтать.

- Как попасть за Сектора? - прищурился Матвей.

- И это тоже, -  смущённо кивнул Матросов, откидываясь на спинку стула.

- Понятно, - Матвей вдруг весь поник, опустив могучие плечи, а глаза вновь потухли.

- Да не бросим мы вас, - тяжело вздохнул шеф. - Ну что ты как маленький… Мне этот хутор как дом родной, сам знаешь. Хочешь, мы и вас вытащим, на у сторону? Купим землю и будем жить?

- Я подумаю, - грустно произнёс дед. - Если Лизка согласится, то значит и я согласен.

Взглянул на девушку и еле сдержал улыбку - по её глазам понял, что она согласится. Ну и славно - сколько же ей сидеть сиднем в лесу?

- Ладно, - усмехнулся Матросов. - Всё равно вилами ещё по воде писано, так что особо не загадывайте, - затем взглянул на меня с командирским огнём в очах. - Ну что, зеленоголовый, ты поел?

- Поел!

- Ну тогда пойдём снаряжение к рейду готовить!

- А если его узнают? - задумчиво спросил дед, кивая на меня. - Да за него золота не скупятся, всяк желающий подзаработать найдётся.

- Да кто его узнает? - отмахнулся шеф. - Поржут над ним только и всего.

- Смотрите, аккуратнее там.

- Да всё путём будет, не переживай, - уверил старика Иваныч, затем окинул меня ироническим взглядом. - Пошли, хорош сидеть!

 

    Заметил, что при чистке оружия тоска и тревожные мысли на время отступали. Может заложено так в мужиках? Кому не понравится повозиться со смертоносными штуковинами, особенно если они твои? Приятно и успокаивающе держать автомат в руках, чувствовать его мощь и скрытую до поры силу. Ну а мысль о том, что это сила подчинена тебе, так вообще придаёт уверенности и какой-то тёмный азарт.

С удовольствием собрал вычищенный «рамзес» и нажал на спуск, механизм ответил сухим щелчком. Присоединил магазин и поставил автомат в угол.

- Проверь аккумулятор брони, - напоминает шеф, и не зря - я совсем забыл об этом.

 Надеваю шлем и включаю питание, строчка загрузки системы пишет строкой в углу - «Уровень заряда батареи - 64%». Достаю из тумбочки зарядное устройство и подключаю его к аккумулятору броне-костюма. Как говорил Иваныч, одного заряда хватает месяца на три, аж не верится, столько энергии в маленькой коробочке, размером со спичечную.

- Бери патронов рожков восемь, - напутствует Матросов, надраивая газовый поршень своего «калаша».  - Плюс упаковку пластиковую прихвати, мало ли кого встретим по пути, в момент улетят. Идти сутки, так что надо быть готовым ко всему.

- Слушай, - спросил я его. - Так каковы наши планы, Иваныч? Что делать-то будем? Ты просвети хоть.

- Постараемся найти одного человека, который поможет перебраться нам на ту сторону Секторов, да ещё с вполне настоящими документами, - совершенно серьёзно ответил шеф. - Есть вероятность, что он тоже будет на Встрече, так что терять такой шанс глупо и расточительно. Ибо потом мы этого человека точно не найдём. Ну а если не встретим его, то примем заказ на очередную зверюшку, или редкий «огонь». Без работы не пропадём.

 

    После проверки снаряжения вышел во двор и уселся на скамейку у амбара. Хороший денёк, солнечный, ишь как припекает, даже через чур сильно, аж до мозгов боль в голове продирает…

 

… Пришёл в себя на земле у скамейки, из носа хлестала кровь, а в ушах звенело колоколом. Что ж такое, попытался встать, но не смог, казалось из тела вынули все кости, лежал бесформенной массой, не в состоянии пошевелить и пальцем, невидимая плита в сто тонн давила меня к земле.

 В воздухе ощущалось движение мощных потоков энергии, от них раскалывалась голова и двоилось в глазах, то и дело раздавались какие-то звуки, похожие на натужное рычание. Не сразу понял, что слышу всё это прямо у себя в голове. И энергия эта похожа на ту, что я ощутил при Выбросе, пусть не такая сильная, и всеобъемлющая, но не менее опасная. 

Дум! И тут же на землю рядом со мной упал Артемий, в бронелисте на груди оплавленная дырка с кулак, из неё вовсю валит чёрный дым и что-то сверчит и потрескивает. Робот попытался встать, но его ноги подкосились, и он с размаха приложился своей металлической головой о бетонные ступеньки двери амбара, и больше не шевелился.

Отбегался братуха, пронеслось в голове, что же за хрень сейчас творится? И тут же раздался дикий крик Матвея, по мозгу побежали пульсирующие огнём волны боли, всё сильнее и сильнее, разрывая голову на части. Когда боль достигла предела, я вырубился.

 

Очнулся от резкого запаха нашатыря, открыл глаза и увидел шефа. Лицо в слезах, борода всклокочена, вихры волос в разные стороны.  

- Что случилось? - я сразу почувствовал, что произошло что-то страшное, пошатываясь, встал на ноги. Окинул взглядом двор и обмер - на крыльце лежал Матвей, а рядом с ним рыдала Елизавета. У меня от этой картины аж волосы на голове зашевелились, в три прыжка оказался рядом с ними и заглянул в лицо деда. Проглотил тугой ком в глотке и почувствовал, что у самого по щеке катятся слёзы. Старик был мёртв, на лице навеки запечатлелась какая-то неземная грусть, и лишь тёплый ветерок шевелил его седые пряди.

- Как так? - почти крикнул я шефу. -Почему?

- На нас напали при поддержке другого «мозголома», - тихо ответил Матросов. - Матвей убил их всех, но и сам…

- Точно всех? - меня натурально трясло. Сам не заметил, как привязался к деду, и его смерть потрясла меня до глубины души. Как же так могло произойти?..

- Точно, - кивнул шеф, вытирая слёзы. - Он успел сказать мне. Такие вот дела. Пошли взглянем.

В комнате быстро облачились в броню, взяли оружие и вышли за ворота. У леса нашли первого нападавшего. В броне-костюме, как у меня, лежит, уткнувшись шлемом в траву. Иванович перевернул труп и сорвал с него шлем - молодой светловолосый парень лет тридцати, из ушей струйки крови. Рядом непонятного вида массивное устройство с большим барабаном, шеф поднял его за ремень.

- Револьверный кумулятивный гранатомёт «Русло», - отрешённо пояснил шеф. - Из него Артёму прилетело.

Матросов пошарил по карманам и контейнерам брони мертвеца, вытащил несколько золотых цепочек и пачку долларов, а вот документов так и не нашлось. Затем распотрошил его ранец, в нём большие пластиковые упаковки, с надписью «ГКН 609 Русло», похоже, заряды для «базуки».

- Похоже, саймоновец, - сквозь зубы заметил Иванович. - Я гранатомёт возьму, а ты деньги и гранаты. Возвращаемся, надо срочно уходить. 

Закинул трофейное золото с «баксами» в контейнер своей брони и побрёл вслед за шефом.

А тот первым делом подошёл к Артемию, поднатужился и перевернул павшего «шагохода» на спину, затем отстегнул с него пробитый бронелист. Открыл лючок на груди робота и заглянул в него.

- Так, - вытащил из кармана какой-то небольшой приборчик и воткнул его куда-то в потроха железного парня.

- Готово, - пробормотал Матросов. - Повезло братухе, лишь двести сороковую релюху оторвало, да сгорела схема отвечающая за включение транспортных габаритных огней. Ну они нам особо-то и не нужны. Вставай, Артемий.

Робот послушно поднялся с земли, уставился на нас своим единственным глазом.

- Пароль 0908345, - произнёс шеф. - Новая команда - главный оператор теперь я, Матросов Иван Иванович.

- Команду принял, - приятным женским голосом ответил Артемий, а я вздрогнул от неожиданности. - Главный оператор - Матросов Иван Иванович.

- Помоги броню повесить, - попросил меня шеф, и мы, поднатужась, надели бронелист на грудь робота.

- Охрана периметра, - приказал Иваныч, и «шагоход» полез в своё гнездо на крыше амбара.

- Надо деда похоронить, - пряча взгляд, тихо сказал шеф. - Время у нас, чую, совсем мало.

Взглянул на Елизавету, та так и сидела у тела Матвея, взявшись за его морщинистую руку и раскачиваясь во все стороны, безмолвно плача. Я лишь досадливо сплюнул в сторону - было до боли жалко сироту, теперь такая-же как и Лёха Мартынов, одна во всех мирах. А да вот хрен, подумалось, пока есть у неё есть я, не одна она, и сам не один.

- А с Лизой что делать? - хрипло спросил у шефа. Оставлять её здесь я не за что бы не стал, поэтому этот вопрос волновал сейчас больше всего.  

- Как что? С нами пойдёт, назначаю тебя ответственным за её безопасность, - сверкнул глазами Матросов. - Усёк?

- Усёк! - радостно кивнул я. - Осталась моя прежняя броня, ей отдадим, ну и «бритву».

- Согласен, - утвердил шеф. - Потом поговорим, сейчас давай Матвеем займёмся…

 

    Деда похоронили на опушке леса в припасённом им заранее деревянном гробу. Вместо памятника поставили большой камень, потом дед, мы придём и установим нормальный обелиск, обещаю. Взглянул на Лизу, девушка уже не плачет, стоит, смотрит пустыми глазами на могилку, подошёл и обнял её, почувствовал, как она обхватила меня руками, дрожит всем телом.

- Давайте помянем Матвея Филиппыча, - шеф достал из контейнера на бедре увесистую фляжку и протянул её мне. Отвинтил крышку и нос уловил знакомый запах дедовской настойки. Отхлебнул и передал посудину девушке. Так отпила несколько глотков, кашлянула и отдала фляжку Иванычу.

- Спи спокойно, дорогой друг, - мрачно произнёс тот. - А мы отомстим за тебя, слово даю.

И Матросов приложился к горлышку, заранее выдохнув из лёгких воздух. И в тот момент в лесу взвыло множество глоток, боюсь даже представить, что это были за монстры, слишком уж жуткие были те стенания. Но вопили жалобно и протяжно, уверен, так они провожали в последний путь своего седого бородатого приятеля…

 

    Мой старый броне-костюм вполне подошёл Лизе, лишь выставили подгонку размера на минимум. С оружием она, как рассказал шеф, обращалась прилично, дед обучил всему, что сам знал. Поэтому Матросов вручил ей «бритву» и несколько магазинов с патронами, словом, вот так она и влилась в наш маленький отряд.

Золота у Матвея и вправду оказалось немало, нагрузили им Артемия, набили сколько смогли свои ранцы, а остальное закопали в лесу. Посидели «на дорожку» в кухне и вчетвером вышли из ворот хутора, закрыв их на прощание с тяжёлым вздохом…

 

 

 

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0157909

от 10 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0157909 выдан для произведения:

 

                                      Глава двадцать седьмая.

 

 

 Как оказалось, Матросов зря время не терял. Встретился с заказчиками в лесу у города и поменял детёныша туши на золото. Заодно разжившись весьма ценной информацией.

- Состоится очередная Встреча бродяг, - с восторгом рассказывал шеф, лёжа на своей койке и нежась в лучах утреннего солнца, попадавших в раскрытое окно комнаты.

- Это что ещё такое? - спросил я, садясь в постели, и с долей ненависти рассматривая свои зелёные руки, мысленно проклиная всех водяных с их печенью, так как мой «камуфляж» и не думал пропадать.

- О, братуха! - Иваныч мечтательно закатил глаза. - Все бродяги- ходоки, по самые помидоры сросшиеся с Грязями, собираются в определённом месте. Пообщаться, попить винца, ну и продать информацию или товар. Там будут самые -самые, мы не пропустим такую вечеринку, Лёха!

- Да мне пофиг, - хмыкнул я. - Вечеринка так вечеринка. Меня хоть не пристрелят там с моей зелёной рожей?

- Не ссы, - утвердительно воскликнул шеф, и тут же хлопнул себя ладошкой по лбу. - Совсем забыл! Твоя доля. Два с половиной кило, накинул за раскраску твою, моя вина, как никак.

Он нырнул в свою тумбочку и извлёк из неё два увесистых тряпичных мешочка, положил мне в ноги на койку.

Подтянул «зарплату» поближе, и раскрыл один из мешков. Мама дорогая… Кольца, цепочки, браслеты - красота то какая!

- И куда мне это деть? - растерянно спросил я у Матросова.

- В тумбочку свою положи, - усмехнулся шеф. - Здесь никто не тронет. Если всё пойдёт как надо - полностью её забьёшь, так, что дверцу не закрыть будет.

- Да я и не против, пусть не закрывается, - полюбовался ещё немного и аккуратно положил золото в свою тумбочку. - На вечеринку брать с собой, или как?

- Возьми немного, грамм триста, за глаза хватит. Купишь себе чего надо, - Иваныч потянулся на своей койке и сладостно зевнул. - Твоё «бабло» только твоё. Ну и моя доля принадлежит исключительно мне. А вот третья часть золота идёт у нас на развитие бизнеса, его то мы и потратим на Встрече, усёк?

Ишь ты, я удивлённо уставился на шефа. Вот голова у человека, всё больше убеждаюсь, что наш мир потерял гениального коммерсанта. Уж я бы до такого ни в жизнь не додумался. О чём и сказал ему прямо.

- Ну ты и впрямь деревня, - хохотнул Матросов. - Это ж элементарные вещи, Алёша!  Как ты, кстати, после зомбей вчерашних чувствуешь?

- Да нормально, - буркнул я, и проглотил тугую слюну. Говорить шефу, что чуть с ума не сошёл от таких приключений, не позволяло самолюбие. Но про себя сомневался, что буду в состоянии хоть ещё один раз пережить подобное. Да чего там говорить, если бы не дедовская настойка, что бы со мной сейчас было?..

- Ну и ладушки! - кивнул шеф и откинув одеяло, встал с койки. Затем провёл минутный «бой с тенью» и принялся одеваться.

- Чего делать-то будем? - спросил я у него.

- Позавтракаем и отдыхай. После обеда приведём снаряжение в порядок и выдвигаемся на Встречу.

- Нас хоть ждут там?

- Ждут! - уверенно ответил Матросов и вышел из комнаты.

Ну раз так, то ладно, подумал я и вскочив с койки, не спеша оделся. Вышел во двор и столкнулся нос к носу с Елизаветой.

- Как ты, Лёша? - её глаза с тревогой шарили по моему лицу.

- Да всё хорошо, Лиза, - как можно жизнерадостней ответил я, пытаясь её успокоить, а самому вдруг стало как-то даже стыдно за вчерашнюю истерику, что закатил при всех. Она то, небось, и не такое за свою жизнь на хуторе видела. - Всё нормально.

- А то я переживала, - взор Елизаветы налился влагой. - Такие напасти пережил, думала, сляжешь.  

- Да ну, тоже скажешь, - пробормотал я, а самому вдруг так тепло стало от её заботы и участия. Неожиданно для себя привлёк девушку к себе и крепко обнял. И так легко на душе стало… Заметил, что Лиза лишь на секунду напряглась всем телом, затем расслабилась и сама прижалась ко мне, кротко и доверчиво, как котёнок к ласкающей его руке.

- Всё хорошо будет, - прошептал я ей на ухо. - Всё хорошо.

Кхе - кхе! Отпустил девушку и встретился глазами с Матвеем. Тот стоял у крыльца и неодобрительно качал головой, посматривая на нас. Но по глазам я понял, что он вовсе не злится на меня, похоже, что уже выбрал на роль зятька. Вот старый хитрый хрен! Зато щёки Елизаветы вспыхнули алым пламенем, отшатнулась от меня и сломя голову кинулась в дом, словно дед застал нас за какой непотребщиной. Да уж, выдрессировал её старик знатно, что ни говори…

- Она не игрушка, - тихо сказал Матвей. - Только разбей ей сердце, и я с тебя шкуру спущу.

- Да я сам за неё, - растерянно пробормотал я. - С кого хочешь спущу.

Дед ничего не ответил, и прошёл мимо меня в дом. Я же, немного потоптавшись у крыльца, уселся на скамейке у амбара. Как же всё странно складывается. Из сердца ещё не вышла княгиня Беликова, а я уже ловлю себя на мысли, что всё чаще начинаю думать о Лизе, и от этих мыслей немного кружится голова, а сердце увеличивает ритм, а на душе покой и безмятежность.

 Неужели всё из-за той свадьбы? Похоже, что это событие пережгло ту нить, что связывала меня с Ленкой. До сих пор обидно, как же так, могла хоть для приличия обождать, а тут хлоп, и под венец, а ведь я ей жизнь спас. Обидно…

Почему-то уверен в Елизавете, есть в ней что-то настоящее и искреннее, которое не позволило б совершить такой предательский шаг. И это короткое объятие, от него до сих пор было хорошо и светло на душе. Нравилась мне эта девчонка, сильно нравилась, но я чувствовал, что необходимо время, чтобы я окончательно выкинул из головы Ленку. Совсем запутался, и похоже, что Матвей это прекрасно понимает.

 

За завтраком Елизавета сидела тише воды, ниже травы, не смея даже смотреть в мою сторону. Дед, вопреки обыкновению болтать за столом, сам сидел задумчивым, а на вопросы шефа отвечал короткими фразами.

- Что с вами? - хмыкнул Матросов. - Не выспались что ли? Ладно, слышь Матвей, на Встречу пойдём, попробую робота свежего тебе достать, с нужными программами.

- Это да, обязательно достань! - внезапно оживился дед, и его глаза вновь заблестели. - И ствол для него посерьёзней, насчёт золота не бойся, дам вам с собой. Заодно плату «КСК374» для Артемия посмотри, рановато ему ещё на покой.  

- Это сложно, - нахмурился шеф. - Настоящая музейная редкость. Может «ШКС9000» попробовать?

- Нет, горят они через месяц, не выдерживают современные платы, пробовал я, - взмахнул руками Матвей. - Поищи ту, будь добр. 

- Не вопрос, - пожал плечами Иваныч. - Ещё есть пожелания?

- Договоритесь о патронах для Артемия, - тут же брякнул дед. - А так всё, остальное можно и в городе достать. Сами-то за чем идёте?

- Да разузнать кое-что надо, - поиграл желваками шеф. - Да с людьми поболтать.

- Как попасть за Сектора? - прищурился Матвей.

- И это тоже, -  смущённо кивнул Матросов, откидываясь на спинку стула.

- Понятно, - Матвей вдруг весь поник, опустив могучие плечи, а глаза вновь потухли.

- Да не бросим мы вас, - тяжело вздохнул шеф. - Ну что ты как маленький… Мне этот хутор как дом родной, сам знаешь. Хочешь, мы и вас вытащим, на у сторону? Купим землю и будем жить?

- Я подумаю, - грустно произнёс дед. - Если Лизка согласится, то значит и я согласен.

Взглянул на девушку и еле сдержал улыбку - по её глазам понял, что она согласится. Ну и славно - сколько же ей сидеть сиднем в лесу?

- Ладно, - усмехнулся Матросов. - Всё равно вилами ещё по воде писано, так что особо не загадывайте, - затем взглянул на меня с командирским огнём в очах. - Ну что, зеленоголовый, ты поел?

- Поел!

- Ну тогда пойдём снаряжение к рейду готовить!

- А если его узнают? - задумчиво спросил дед, кивая на меня. - Да за него золота не скупятся, всяк желающий подзаработать найдётся.

- Да кто его узнает? - отмахнулся шеф. - Поржут над ним только и всего.

- Смотрите, аккуратнее там.

- Да всё путём будет, не переживай, - уверил старика Иваныч, затем окинул меня ироническим взглядом. - Пошли, хорош сидеть!

 

    Заметил, что при чистке оружия тоска и тревожные мысли на время отступали. Может заложено так в мужиках? Кому не понравится повозиться со смертоносными штуковинами, особенно если они твои? Приятно и успокаивающе держать автомат в руках, чувствовать его мощь и скрытую до поры силу. Ну а мысль о том, что это сила подчинена тебе, так вообще придаёт уверенности и какой-то тёмный азарт.

С удовольствием собрал вычищенный «рамзес» и нажал на спуск, механизм ответил сухим щелчком. Присоединил магазин и поставил автомат в угол.

- Проверь аккумулятор брони, - напоминает шеф, и не зря - я совсем забыл об этом.

 Надеваю шлем и включаю питание, строчка загрузки системы пишет строкой в углу - «Уровень заряда батареи - 64%». Достаю из тумбочки зарядное устройство и подключаю его к аккумулятору броне-костюма. Как говорил Иваныч, одного заряда хватает месяца на три, аж не верится, столько энергии в маленькой коробочке, размером со спичечную.

- Бери патронов рожков восемь, - напутствует Матросов, надраивая газовый поршень своего «калаша».  - Плюс упаковку пластиковую прихвати, мало ли кого встретим по пути, в момент улетят. Идти сутки, так что надо быть готовым ко всему.

- Слушай, - спросил я его. - Так каковы наши планы, Иваныч? Что делать-то будем? Ты просвети хоть.

- Постараемся найти одного человека, который поможет перебраться нам на ту сторону Секторов, да ещё с вполне настоящими документами, - совершенно серьёзно ответил шеф. - Есть вероятность, что он тоже будет на Встрече, так что терять такой шанс глупо и расточительно. Ибо потом мы этого человека точно не найдём. Ну а если не встретим его, то примем заказ на очередную зверюшку, или редкий «огонь». Без работы не пропадём.

 

    После проверки снаряжения вышел во двор и уселся на скамейку у амбара. Хороший денёк, солнечный, ишь как припекает, даже через чур сильно, аж до мозгов боль в голове продирает…

 

… Пришёл в себя на земле у скамейки, из носа хлестала кровь, а в ушах звенело колоколом. Что ж такое, попытался встать, но не смог, казалось из тела вынули все кости, лежал бесформенной массой, не в состоянии пошевелить и пальцем, невидимая плита в сто тонн давила меня к земле.

 В воздухе ощущалось движение мощных потоков энергии, от них раскалывалась голова и двоилось в глазах, то и дело раздавались какие-то звуки, похожие на натужное рычание. Не сразу понял, что слышу всё это прямо у себя в голове. И энергия эта похожа на ту, что я ощутил при Выбросе, пусть не такая сильная, и всеобъемлющая, но не менее опасная. 

Дум! И тут же на землю рядом со мной упал Артемий, в бронелисте на груди оплавленная дырка с кулак, из неё вовсю валит чёрный дым и что-то сверчит и потрескивает. Робот попытался встать, но его ноги подкосились, и он с размаха приложился своей металлической головой о бетонные ступеньки двери амбара, и больше не шевелился.

Отбегался братуха, пронеслось в голове, что же за хрень сейчас творится? И тут же раздался дикий крик Матвея, по мозгу побежали пульсирующие огнём волны боли, всё сильнее и сильнее, разрывая голову на части. Когда боль достигла предела, я вырубился.

 

Очнулся от резкого запаха нашатыря, открыл глаза и увидел шефа. Лицо в слезах, борода всклокочена, вихры волос в разные стороны.  

- Что случилось? - я сразу почувствовал, что произошло что-то страшное, пошатываясь, встал на ноги. Окинул взглядом двор и обмер - на крыльце лежал Матвей, а рядом с ним рыдала Елизавета. У меня от этой картины аж волосы на голове зашевелились, в три прыжка оказался рядом с ними и заглянул в лицо деда. Проглотил тугой ком в глотке и почувствовал, что у самого по щеке катятся слёзы. Старик был мёртв, на лице навеки запечатлелась какая-то неземная грусть, и лишь тёплый ветерок шевелил его седые пряди.

- Как так? - почти крикнул я шефу. -Почему?

- На нас напали при поддержке другого «мозголома», - тихо ответил Матросов. - Матвей убил их всех, но и сам…

- Точно всех? - меня натурально трясло. Сам не заметил, как привязался к деду, и его смерть потрясла меня до глубины души. Как же так могло произойти?..

- Точно, - кивнул шеф, вытирая слёзы. - Он успел сказать мне. Такие вот дела. Пошли взглянем.

В комнате быстро облачились в броню, взяли оружие и вышли за ворота. У леса нашли первого нападавшего. В броне-костюме, как у меня, лежит, уткнувшись шлемом в траву. Иванович перевернул труп и сорвал с него шлем - молодой светловолосый парень лет тридцати, из ушей струйки крови. Рядом непонятного вида массивное устройство с большим барабаном, шеф поднял его за ремень.

- Револьверный кумулятивный гранатомёт «Русло», - отрешённо пояснил шеф. - Из него Артёму прилетело.

Матросов пошарил по карманам и контейнерам брони мертвеца, вытащил несколько золотых цепочек и пачку долларов, а вот документов так и не нашлось. Затем распотрошил его ранец, в нём большие пластиковые упаковки, с надписью «ГКН 609 Русло», похоже, заряды для «базуки».

- Похоже, саймоновец, - сквозь зубы заметил Иванович. - Я гранатомёт возьму, а ты деньги и гранаты. Возвращаемся, надо срочно уходить. 

Закинул трофейное золото с «баксами» в контейнер своей брони и побрёл вслед за шефом.

А тот первым делом подошёл к Артемию, поднатужился и перевернул павшего «шагохода» на спину, затем отстегнул с него пробитый бронелист. Открыл лючок на груди робота и заглянул в него.

- Так, - вытащил из кармана какой-то небольшой приборчик и воткнул его куда-то в потроха железного парня.

- Готово, - пробормотал Матросов. - Повезло братухе, лишь двести сороковую релюху оторвало, да сгорела схема отвечающая за включение транспортных габаритных огней. Ну они нам особо-то и не нужны. Вставай, Артемий.

Робот послушно поднялся с земли, уставился на нас своим единственным глазом.

- Пароль 0908345, - произнёс шеф. - Новая команда - главный оператор теперь я, Матросов Иван Иванович.

- Команду принял, - приятным женским голосом ответил Артемий, а я вздрогнул от неожиданности. - Главный оператор - Матросов Иван Иванович.

- Помоги броню повесить, - попросил меня шеф, и мы, поднатужась, надели бронелист на грудь робота.

- Охрана периметра, - приказал Иваныч, и «шагоход» полез в своё гнездо на крыше амбара.

- Надо деда похоронить, - пряча взгляд, тихо сказал шеф. - Время у нас, чую, совсем мало.

Взглянул на Елизавету, та так и сидела у тела Матвея, взявшись за его морщинистую руку и раскачиваясь во все стороны, безмолвно плача. Я лишь досадливо сплюнул в сторону - было до боли жалко сироту, теперь такая-же как и Лёха Мартынов, одна во всех мирах. А да вот хрен, подумалось, пока есть у неё есть я, не одна она, и сам не один.

- А с Лизой что делать? - хрипло спросил у шефа. Оставлять её здесь я не за что бы не стал, поэтому этот вопрос волновал сейчас больше всего.  

- Как что? С нами пойдёт, назначаю тебя ответственным за её безопасность, - сверкнул глазами Матросов. - Усёк?

- Усёк! - радостно кивнул я. - Осталась моя прежняя броня, ей отдадим, ну и «бритву».

- Согласен, - утвердил шеф. - Потом поговорим, сейчас давай Матвеем займёмся…

 

    Деда похоронили на опушке леса в припасённом им заранее деревянном гробу. Вместо памятника поставили большой камень, потом дед, мы придём и установим нормальный обелиск, обещаю. Взглянул на Лизу, девушка уже не плачет, стоит, смотрит пустыми глазами на могилку, подошёл и обнял её, почувствовал, как она обхватила меня руками, дрожит всем телом.

- Давайте помянем Матвея Филиппыча, - шеф достал из контейнера на бедре увесистую фляжку и протянул её мне. Отвинтил крышку и нос уловил знакомый запах дедовской настойки. Отхлебнул и передал посудину девушке. Так отпила несколько глотков, кашлянула и отдала фляжку Иванычу.

- Спи спокойно, дорогой друг, - мрачно произнёс тот. - А мы отомстим за тебя, слово даю.

И Матросов приложился к горлышку, заранее выдохнув из лёгких воздух. И в тот момент в лесу взвыло множество глоток, боюсь даже представить, что это были за монстры, слишком уж жуткие были те стенания. Но вопили жалобно и протяжно, уверен, так они провожали в последний путь своего седого бородатого приятеля…

 

    Мой старый броне-костюм вполне подошёл Лизе, лишь выставили подгонку размера на минимум. С оружием она, как рассказал шеф, обращалась прилично, дед обучил всему, что сам знал. Поэтому Матросов вручил ей «бритву» и несколько магазинов с патронами, словом, вот так она и влилась в наш маленький отряд.

Золота у Матвея и вправду оказалось немало, нагрузили им Артемия, набили сколько смогли свои ранцы, а остальное закопали в лесу. Посидели «на дорожку» в кухне и вчетвером вышли из ворот хутора, закрыв их на прощание с тяжёлым вздохом…

 

 

 

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 279 просмотров
Комментарии (1)
Александр Киселев # 22 сентября 2013 в 12:51 0
дождался, сразу три главы) читаю