ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 28.

 

Зелёные небеса. Глава 28.

15 сентября 2013 - Александр Короленко

                                       Глава двадцать восьмая.

 

 

     До места Встречи, как оказалось, идти где-то с километров тридцать. По здешним меркам это очень и очень приличное расстояние, но к счастью шеф знал те места, и быть застигнутыми тьмой ночи хрен пойми где, он не боялся. Без особых приключений прошли около пяти километров, и то, скорее благодаря Артемию, имеющему в своей железной башке нужную программу по грамотному сопровождению пеших колонн и рейдовых групп на территориях, поражённых Установкой.

   Поначалу мы привлекли к себе внимание каких-то монстров среднего размера, смахивающих толи на обезьян, толи на сильно опустившихся бомжей. Эти твари, подобно белкам, скакали вокруг нас по ветвям деревьев, омерзительно завывая и кряхтя и осыпая наши головы листвой. Но зоркий глаз Артемия, как оказалось, не дремал, робот какое-то время косился на эту лесную братву, а затем покосил её тремя очередями из своего здоровенного пулемёта. Шмяк, и с десяток тел свалилось на землю с ветвей, а остальные бросились в рассыпную, голося от страха. Одно чудище с перебитым хребтом, и охреневшее от таких раскладов, шкребло передними лапами по траве, пытаясь спрятаться от нас, при этом вопя так, что уши закладывало.

Шеф, поморщившись, поднял ствол «калаша» и выстрелил бедолаге в голову, оборвав его страдания.

- Если так дальше пойдёт, то у Артёма патронов не останется, - заметил Матросов, проверяя остаток ленты в коробе робота. - Всякую шелупонь гонять, не напасёшься ж ведь.

Помимо начатого магазина, на «шагоходе» были навьючены ещё четыре запасных короба с боеприпасами к его «мутантокосилке», как сказал шеф, штатный комплект, для каждого своё крепление, всё серьёзно. Плюс Артемия нагрузили порядочным количеством золота, упакованного в кожаные ранцы и ниши для запчастей на теле робота. Но тому лишний вес не показался проблемой, пёр жизнерадостной походкой, вышагивая по начинающей опадать листве своими железными ступнями.

 

 Подошёл поближе к одному из погибших мутантов. Очень похож на человека, размерами с большого ребёнка, ростом под полтора метра. На нём даже шкура какая-то надета, очень удивительно, получается, пользуются одеждой, а до этого ещё додуматься надо было.  Морда злющая, нос как у обезьяны, приплюснутый, клыки огромные, точно не жуками и плодами с местных деревьев питался. А вот глаза как у мыслящего существа, даже посмертный взгляд наполнен смыслом, в нём какое-то удивление и страх… Блин, совсем как у той курсантки, погибшей совсем недавно на плацу училища, чую, не забыть мне тот день вовек, такое навсегда остаётся.

- Это Шервудские белки, - пояснил шеф. - Похоже человек, назвавший так этих тварей, был знаком с историей нашего мира, не иначе. Эти белки очень опасные, без Артемия, чую, дали бы нам просраться, - он закинул автомат на плечо и скомандовал. - Всё, цирк окончен, потопали.

   Кинул взгляд на Елизавету и стало стыдно - пока я предавался тоскливым воспоминаниям у трупа поверженной белки, она с «бритвой» наготове контролировала лес слева от нас. И судя по её виду, для неё это было обычным делом, даже автомат и то вполне грамотно держит, а что касается убитых монстров, то ей на них вообще, похоже, по барабану. Сосредоточенный и деловой взгляд, печально улыбнулась мне, мол, привыкай, когда наши глаза встретились. Это её стихия, тут она как рыба в воде, а я ноль полный, ещё только осваиваюсь, кто за кем присматривать ещё будет.

 Изобразив лихой вид, дескать, что нам какие-то белки, подмигнул ей, а Лиза чуть покраснела, выражение глаз стало совсем домашним, словно на кухне картошку с ней чистим, а не по Грязям пробираемся.

 

 Больше к нам интереса никто проявлять не стал, вполне спокойно достигли места ночёвки, запланированного шефом ещё с утра. Это был заброшенный каменный дом, высотой в три этажа, посреди просторной поляны, и что странно, в верхних окнах горел свет.

- Здесь уже кто-то есть, но так или иначе, нам нужен этот дом, ночью Выброс, - шепнул Матросов, когда мы смотрели на строение из леса. - Пойду, разузнаю, а вы за тылом смотрите, мало ли что, вдруг решат сзади зайти.

Шеф вышел из -за дерева и сняв с плеча автомат, направился к дому. Осторожно подошёл к нему, и тут внезапно сверху донеслось:

- Эй, ружьё убери.

- Да не вопрос, - ответил Иваныч, закидывая «калаш» за спину.

- Ты кто?

- Бродяга, ночлег ищу, - буднично ответил шеф, сняв с себя шлем. - Матросом кличут.

- Матрос, это ты? - с удивлением воскликнул голос. - Не может быть, тебя же мутанты сожрали, мне клялись, что своими глазами видели! Сейчас спущусь.

Через минуту из решётчатой двери вышли трое вооружённых людей, обступили Иваныча, но я был готов поклясться, что кто-то в глубине оконных проёмов наблюдал за лесом.

- Кляча! - хмыкнул шеф, и он обменялся рукопожатием с мужиком невысокого роста, но могучей комплекции, упакованным в крутой броне-костюм. - Я тоже, кстати, слышал, что ты на каторге, уран киркой добываешь.

- На Встречу идёшь? - поинтересовался Кляча, закуривая здоровенную сигарету.

- Ну да, идём, - кивнул Матросов. - По пути что ли нам?

- По пути, - согласился здоровяк. - С кем идёшь?

- Со своей бандой, - ответил шеф. - Мало ли заказ какой подвернётся.

- А, - протянул Кляча. - Ну и мы тоже, чего такое мероприятие пропускать? Ладно, забирай себе второй этаж, толпой веселее.

- Благодарю, - чуть поклонился Матросов и сделал нам с Лизой жест рукой, мол, выходите.

Втроём вышли к дому, на ходу снял шлем, начисто забыв о своём «лягушачьем проклятии».

- Это кто? - выпучил на меня глаза Кляча, а его спутники чуть повернулись и приподняли стволы автоматов.

- Это Зелёный, - не моргнув глазом ляпнул шеф.

- И что с ним? Не водяной ли часом это? - с тревогой спросил один из бродяг, снимая с себя шлем, чтобы лучше меня разглядеть. Очень мерзкая рожа, лет под тридцать, весь в шрамах, нос набок, глаза подленькие, с вызовом глядит, не понравился он мне сразу.  

- Не, обычный парнишка, - отмахнулся Иванович. - Попил не из того колодца, и вот те нате!

- Ахахах! - совсем по лошадиному заржал шрамированый, обнажая гнилые пеньки зубов. - Анекдот. Меня звать Олундрий, а это Ямундрий, братишка мой.

Он указал на третьего бродягу, и тот тоже снял шлем. Его копия, только чуть моложе, я сразу напрягся, поняв, что от них можно ожидать всё, что угодно.

- А тот кто? - показал на Елизавету Кляча. - Тоже не оттуда попил?

- Я Лиза, - ответила девушка и сняла с себя шлем.

- Ух! - над поляной пролетел вздох восхищения, бродяги впились глазами в Лизу, стоят, смотрят на неё, а у самих чуть не слюна уже течёт.

Взглянул на шефа - тот тоже напряжён, и сам, похоже не рад, что так вышло, а что делать? Выброс на носу, будь он неладен…

- Хорошая у тебя команда, Матрос, - наконец оторвался от мысленного раздевания девушки Кляча, взглянул на Иваныча и хмыкнул. - Все удобства с собой, значит… - затем перенёс внимание на Артемия, покосился с некоторой опаской. - Вот это Василий! Антиквариат натуральный, хрен где достанешь такого. На продажу ведёшь?

- Да, может и продам, - пожал плечами шеф.

- Там без может, - важно произнёс Олундрий. - Не слышал, что ли?

- А что такое? - навострил уши Матросов.

- Одно из условий организаторов, - пояснил тот, сплюнув в сторону. - Тот, кто хочет участвовать в Встрече, должен иметь товара на продажу не меньше, чем на кило, или просто указать, что у него есть в наличии килограмм золота. Голодранцев там не ждут.

- Понятно, - прищурился шеф. - Не знал. Ладно, мы отдыхать, тяжёлый день.

- Давай, с утра поболтаем, - кивнул Кляча. - Мы в десять утра выдвигаемся, время ещё будет.

 

    Матросов оставил Артемия охранять вход, наказав на последок не жечь понапрасну патронов, а мы вошли вовнутрь дома, и по узкой крутой лестнице поднялись на второй этаж. Вокруг покой и запустение - какая-то массивная полуистлевшая мебель, оторвавшиеся от сырости тёмные обои, картины на стенах, сплошь жуткие надменные морды, старухи и старики с явно нездоровым выражением глаз.

Прошёл и уселся на большой диван, Лиза тут же присела рядом со мной, повернулась ко мне и я увидел в её взгляде растерянность.

- Мне страшно с теми господами, - тихо произнесла она, опустив взор на потемневший паркет пола. - Злость от них чувствуется, и ещё кое что, раньше не встречала такого.

Услышал, как скрипнул зубами шеф, он подвинул к себе деревянный стул и уселся на него, положив автомат на колени. Похоже, он тоже понял, что такое «кое что». Эх, бедная девчонка, получается, в первый раз столкнулась с похотью, да ещё такой животной. Сидела себе на хуторе под крылом у деда, а тут на тебе…

- Не бойся, - я взял её ладошку и зажал в своих руках. - Всё будет хорошо, я тебе обещаю.

А про себя решил, что буду биться за неё до последнего, всех порву, если надо будет.

- А чего Артемия сюда не загнал? - спросил я у шефа.

- Сдурел совсем? - покачал головой тот, удивляясь моей тупости. - Он если тут стрелять начнёт, всем хана - с его скорострельностью такие рикошеты будут, трандец! От него снаружи толку больше будет.

- А, ну да, - почесал я свою голову. - Чего-то не подумал. А Выброс на него влияет?

- Ему пофиг на Выброс, он армейский «шагоход». Его и не к такому готовили, качественная модель, сейчас таких не делают. Новые два -три серьёзных боя и на металлолом, а этот огонь и воду прошёл, и ещё походит, если запчасти на него найдём.

- Так продавать его не будем? - Лиза с каким-то облегчением посмотрела на Матросова.

- Зачем? - усмехнулся шеф, и я понял, что у него в рукаве очередной козырь. - Мы продадим сипулин. Я же тогда действовал не по плану у гнезда туш, следовательно, те остались без кайфа.

- Не отдал его деду? - ну и плут этот Матросов.

- Отдал, - развёл руки в сторону Иваныч. - Сразу как пришли, Матвей реквизировал наркоту, а я сегодня забрал. Мало ли что?

- Ну Иваныч, - ухмыльнулся я. - А этот Кляча, кто он?

- Работал я на одного важного господина, то «огонь» достать потребует, то ещё чего. Ну и Кляча у него трудился, только вот малость специализация у него другая - наёмный убийца, бывший царский офицер, спец-войска. Мы с ним в паре рейдов были, в составе группы, непростой человек… Ну а потом работодателя нашего убили и всё, разбрелись кто куда. Я вообще слышал, что его разведка выловила и суд приговорил к пожизненной каторге на урановых рудниках. Максимум две недели протянешь, а потом тебя обсыпают химраствором и в общий спец-могильник. А он здоровее многих гуляет… Не иначе, как сбежал, да подлечился «Зелёным».

- Да уж, - настроение пропало совсем, а перед глазами похотливые морды бродяг, их взгляды на Лизу.

- Короче, - подвёл итог шеф. - Перекусим, и отдыхайте, я подежурю. Если что, Лёха, не теряйся, очень тебя прошу!

Не спеша поужинали, выпили по стакану дедовской настойки, она тут же отогнала тревожные мысли и мрачные предчувствия, но не надо, подумалось, терять бдительность.

    Улёгся рядом с Лизой на свой чудо-коврик, отлично хранящий тепло, хотя, впрочем, в моём «бронике», как оказалось, была установлена, система терморегуляции, Иваныч как раз её мне сегодня настроил. Удобная вещь, и жара не страшна, и холод, всё сделано для того, чтобы солдат выполнил поставленную задачу. Кто же виноват, что и бродягам с Грязей приглянулась сия штуковина? Все комфорта хотят. Достал свой пистолет и положил рядом, так, на всякий случай…

 

… - Да ладно, Матрос, - сквозь сон услышал я наглый голос Олундрия. - Дай с бабёнкой поболтать, жалко, что ли? Ты убери ружьё, стрельнёт ещё!

- Они спят, не мешайте, - твёрдо ответил шеф, а я открыл глаза. У входа в комнату шеф, сидя на стуле, перегородил проход двум братьям -бродягам, те порядком пьяные, и агрессивно настроенные, косятся на ненароком направленный на них ствол «калаша».

- Ага! - завопил Ямундрий. - Не спят они, я видел, как твой водяной глазами хлопал!

- Да неважно, кто чем хлопал, - невозмутимо парировал Матросов. - Я же сказал, не надо к нам лезть.

- Ты чё, нами командовать ещё будешь? - взревел Олундрий, шагая в проём. - Иди, погуляй, дядя.

Бах! И шеф вместе со стулом летит в сторону, а Ямундрий уже направляет ствол огромного пистолета мне в голову.

- Давай, просыпайся красавица! - ржёт старший брат, начиная снимать с себя броню. - Будем играть в доктора.

 Холодная ярость туманит мозг, но я сдерживаюсь. Перекатываюсь в сторону, пистолет давно в руке. Увидел растерянный взгляд бродяги, как же так, только держал меня на мушке, и на тебе - исчез. Прыжком вскочил и выстрелил Ямундрию прямо в лицо, того откинуло на спину, вся стена за ним в крови и мозгах, и лишь потом слышал пронзительный крик Лизы. Сам не понимая, что делая, словно на автомате, подошёл к оторопевшему Олундрию и тремя выстрелами в сердце свалил его на пол.

И лишь потом вернулся в действительность. Ноги подкосились, и я рухнул на пол, трясясь, словно в лихорадке, зуб на зуб не попадал совершенно. Как так? Неужели я только что убил двух человек? Да ну нафиг… Желудок вывернуло, и съеденный накануне ужин вновь предстал предо мной, но уже не во всей своей красе.

Да что же такое, в конце-то концов? Третий день подряд со мной происходят поистине кошмарнейшие вещи, странно что я ещё не свихнулся. А тут ещё сразу двоих убил, в голове не укладывается, бред какой-то! Я вчера в зомбаков и то стрелять толком -то не мог, перебарывал себя, а тут…

- Вот уроды! - услышал я голос Клячи. - Допрыгались. Матрос, ты как?

Поднял голову, и увидел, как тот склонился над шефом. Взглянул на Матросова и понял, что тому очень худо - пуля из пистолета в упор прошила броню и попала в живот, корчится весь, я аж чуть сам не «поплыл», глядя на него.

- У вас «зелёный» есть?  - крикнул мне бродяга. - Очень не помешал бы!

- Есть таблетка! - я вытащил из кармана блистер из трёх зелёных таблеток, тех, что были всё это время со мной с побега из «Лезинки», и выщелкнув одну, протянул ему.

- Сойдёт! - кивнул Кляча, снял с пояса флягу, и вылил из неё что-то пахучее в раскладной стаканчик. Затем подобрал с пола пистолет Ямундрия и рукояткой растолок в пыль зелёный цилиндрик лекарства. Собрал порошок на банкноту саймоновской «стодолларовки», и размешал с содержимым стакана.

- Пей, Матрос! - Кляча приподнял чуть ли не орущего от боли шефа и влил в него снадобье, затем сжал Иванычу челюсти. - Терпи, терпи…

В итоге наш босс не выдержал мучений и «вырубился», бродяга немного подержал его голову вертикально, а чуть позже мы уложили Матросова в сторону, под заплаканный взгляд Лизы.

- Всё, выживет, - уверенно казал ей Кляча, затем с интересом посмотрел на меня. - Это ты их?

- Ну я! - с вызовом ответил я, уставившись ему прямо в глаза.

- Я говорил этим дебилам, - поморщился тот. - Не надо нарушать законы совместных ночёвок, а тем более совместного пережидания Выброса, установленные до нас первыми бродягами. На этот момент все распри заканчиваются, и противоборствующие стороны объявляют временное перемирие. И после тоже никаких засад. Слышал об этом, князь Мартынов?

- Кто? - вздрогнул я. - Вы меня с кем-то путаете!

- Ты что думаешь, я совсем дурак? - усмехнулся Кляча, раскуривая самокрутку. - Я же твои фотки видел в городе, на каждом столбе, что ты в розыске. Думал, что получится закосить под водяного? Ну-ну!

- Вот придурки! - в комнату вошёл худощавый длинноносый мужик средних лет, присел рядом с Олундрием. - Ну придурки…

- Это Руслан, - представил вошедшего Кляча. - Мой компаньон, снайпер, каких свет не видел.

- Да ладно тебе! - махнул рукой тот. - Скажешь тоже… А чё с Матросом? Ранен что ли? Кто ж тогда братанов положил? - его взгляд остановился на мне. - Ты что ль, малец?

- Он, - подтвердил здоровяк. -  Молодец, парень, хоть и похож на клоуна, зато двух матёрых головорезов успокоил. Далек пойдёт.

Между тем, Руслан продолжал напряжённо всматриваться в моё лицо.

- Точно! - наконец воскликнул он, хлопая в ладоши. - Вспомнил! Ты же этот, как там… Князь с объявления на заборе, за тебя ещё золото обещают. Такой юный совсем и в розыске, обалдеть.

- Не переживай, не сдадим тебя, - успокоил меня Кляча, протягивая мне фляжку. - Сами от царских ребят бегаем, такие же, на том же заборе и наши фотки висят, но хрен кто нас узнает, правда, Русланище?

- А то! - хмыкнул тот. - Родная мама не узнает.

- Как это? - не понял я, и приложился к горлышку посудины, неплохой коньяк, однако.

- Бороду с усами наклеил, и вперёд! - хохотнул Руслан. - Я иной раз вообще в бабу переодеваюсь.

- Ну вы даёте! - усмехнулся я, почувствовав, как спиртное понемножку сбивает тряску. -Надо будет тоже продумать, как маскироваться.

- Тебя на Встрече узнают, - сообщил Кляча. - А там царских шпионов крутиться будет не меньше, чем саймоновских. Советую подумать насчёт маскировки, а то ты своей зелёной мордой наоборот всех привлекаешь, - отбросил окурок в сторону, и окинув комнату взглядом, добавил. - Идите спать к нам, нечего среди трупов делать. А папу вашего пока оставим.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0158917

от 15 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0158917 выдан для произведения:

                                       Глава двадцать восьмая.

 

 

     До места Встречи, как оказалось, идти где-то с километров тридцать. По здешним меркам это очень и очень приличное расстояние, но к счастью шеф знал те места, и быть застигнутыми тьмой ночи хрен пойми где, он не боялся. Без особых приключений прошли около пяти километров, и то, скорее благодаря Артемию, имеющему в своей железной башке нужную программу по грамотному сопровождению пеших колонн и рейдовых групп на территориях, поражённых Установкой.

   Поначалу мы привлекли к себе внимание каких-то монстров среднего размера, смахивающих толи на обезьян, толи на сильно опустившихся бомжей. Эти твари, подобно белкам, скакали вокруг нас по ветвям деревьев, омерзительно завывая и кряхтя и осыпая наши головы листвой. Но зоркий глаз Артемия, как оказалось, не дремал, робот какое-то время косился на эту лесную братву, а затем покосил её тремя очередями из своего здоровенного пулемёта. Шмяк, и с десяток тел свалилось на землю с ветвей, а остальные бросились в рассыпную, голося от страха. Одно чудище с перебитым хребтом, и охреневшее от таких раскладов, шкребло передними лапами по траве, пытаясь спрятаться от нас, при этом вопя так, что уши закладывало.

Шеф, поморщившись, поднял ствол «калаша» и выстрелил бедолаге в голову, оборвав его страдания.

- Если так дальше пойдёт, то у Артёма патронов не останется, - заметил Матросов, проверяя остаток ленты в коробе робота. - Всякую шелупонь гонять, не напасёшься ж ведь.

Помимо начатого магазина, на «шагоходе» были навьючены ещё четыре запасных короба с боеприпасами к его «мутантокосилке», как сказал шеф, штатный комплект, для каждого своё крепление, всё серьёзно. Плюс Артемия нагрузили порядочным количеством золота, упакованного в кожаные ранцы и ниши для запчастей на теле робота. Но тому лишний вес не показался проблемой, пёр жизнерадостной походкой, вышагивая по начинающей опадать листве своими железными ступнями.

 

 Подошёл поближе к одному из погибших мутантов. Очень похож на человека, размерами с большого ребёнка, ростом под полтора метра. На нём даже шкура какая-то надета, очень удивительно, получается, пользуются одеждой, а до этого ещё додуматься надо было.  Морда злющая, нос как у обезьяны, приплюснутый, клыки огромные, точно не жуками и плодами с местных деревьев питался. А вот глаза как у мыслящего существа, даже посмертный взгляд наполнен смыслом, в нём какое-то удивление и страх… Блин, совсем как у той курсантки, погибшей совсем недавно на плацу училища, чую, не забыть мне тот день вовек, такое навсегда остаётся.

- Это Шервудские белки, - пояснил шеф. - Похоже человек, назвавший так этих тварей, был знаком с историей нашего мира, не иначе. Эти белки очень опасные, без Артемия, чую, дали бы нам просраться, - он закинул автомат на плечо и скомандовал. - Всё, цирк окончен, потопали.

   Кинул взгляд на Елизавету и стало стыдно - пока я предавался тоскливым воспоминаниям у трупа поверженной белки, она с «бритвой» наготове контролировала лес слева от нас. И судя по её виду, для неё это было обычным делом, даже автомат и то вполне грамотно держит, а что касается убитых монстров, то ей на них вообще, похоже, по барабану. Сосредоточенный и деловой взгляд, печально улыбнулась мне, мол, привыкай, когда наши глаза встретились. Это её стихия, тут она как рыба в воде, а я ноль полный, ещё только осваиваюсь, кто за кем присматривать ещё будет.

 Изобразив лихой вид, дескать, что нам какие-то белки, подмигнул ей, а Лиза чуть покраснела, выражение глаз стало совсем домашним, словно на кухне картошку с ней чистим, а не по Грязям пробираемся.

 

 Больше к нам интереса никто проявлять не стал, вполне спокойно достигли места ночёвки, запланированного шефом ещё с утра. Это был заброшенный каменный дом, высотой в три этажа, посреди просторной поляны, и что странно, в верхних окнах горел свет.

- Здесь уже кто-то есть, но так или иначе, нам нужен этот дом, ночью Выброс, - шепнул Матросов, когда мы смотрели на строение из леса. - Пойду, разузнаю, а вы за тылом смотрите, мало ли что, вдруг решат сзади зайти.

Шеф вышел из -за дерева и сняв с плеча автомат, направился к дому. Осторожно подошёл к нему, и тут внезапно сверху донеслось:

- Эй, ружьё убери.

- Да не вопрос, - ответил Иваныч, закидывая «калаш» за спину.

- Ты кто?

- Бродяга, ночлег ищу, - буднично ответил шеф, сняв с себя шлем. - Матросом кличут.

- Матрос, это ты? - с удивлением воскликнул голос. - Не может быть, тебя же мутанты сожрали, мне клялись, что своими глазами видели! Сейчас спущусь.

Через минуту из решётчатой двери вышли трое вооружённых людей, обступили Иваныча, но я был готов поклясться, что кто-то в глубине оконных проёмов наблюдал за лесом.

- Кляча! - хмыкнул шеф, и он обменялся рукопожатием с мужиком невысокого роста, но могучей комплекции, упакованным в крутой броне-костюм. - Я тоже, кстати, слышал, что ты на каторге, уран киркой добываешь.

- На Встречу идёшь? - поинтересовался Кляча, закуривая здоровенную сигарету.

- Ну да, идём, - кивнул Матросов. - По пути что ли нам?

- По пути, - согласился здоровяк. - С кем идёшь?

- Со своей бандой, - ответил шеф. - Мало ли заказ какой подвернётся.

- А, - протянул Кляча. - Ну и мы тоже, чего такое мероприятие пропускать? Ладно, забирай себе второй этаж, толпой веселее.

- Благодарю, - чуть поклонился Матросов и сделал нам с Лизой жест рукой, мол, выходите.

Втроём вышли к дому, на ходу снял шлем, начисто забыв о своём «лягушачьем проклятии».

- Это кто? - выпучил на меня глаза Кляча, а его спутники чуть повернулись и приподняли стволы автоматов.

- Это Зелёный, - не моргнув глазом ляпнул шеф.

- И что с ним? Не водяной ли часом это? - с тревогой спросил один из бродяг, снимая с себя шлем, чтобы лучше меня разглядеть. Очень мерзкая рожа, лет под тридцать, весь в шрамах, нос набок, глаза подленькие, с вызовом глядит, не понравился он мне сразу.  

- Не, обычный парнишка, - отмахнулся Иванович. - Попил не из того колодца, и вот те нате!

- Ахахах! - совсем по лошадиному заржал шрамированый, обнажая гнилые пеньки зубов. - Анекдот. Меня звать Олундрий, а это Ямундрий, братишка мой.

Он указал на третьего бродягу, и тот тоже снял шлем. Его копия, только чуть моложе, я сразу напрягся, поняв, что от них можно ожидать всё, что угодно.

- А тот кто? - показал на Елизавету Кляча. - Тоже не оттуда попил?

- Я Лиза, - ответила девушка и сняла с себя шлем.

- Ух! - над поляной пролетел вздох восхищения, бродяги впились глазами в Лизу, стоят, смотрят на неё, а у самих чуть не слюна уже течёт.

Взглянул на шефа - тот тоже напряжён, и сам, похоже не рад, что так вышло, а что делать? Выброс на носу, будь он неладен…

- Хорошая у тебя команда, Матрос, - наконец оторвался от мысленного раздевания девушки Кляча, взглянул на Иваныча и хмыкнул. - Все удобства с собой, значит… - затем перенёс внимание на Артемия, покосился с некоторой опаской. - Вот это Василий! Антиквариат натуральный, хрен где достанешь такого. На продажу ведёшь?

- Да, может и продам, - пожал плечами шеф.

- Там без может, - важно произнёс Олундрий. - Не слышал, что ли?

- А что такое? - навострил уши Матросов.

- Одно из условий организаторов, - пояснил тот, сплюнув в сторону. - Тот, кто хочет участвовать в Встрече, должен иметь товара на продажу не меньше, чем на кило, или просто указать, что у него есть в наличии килограмм золота. Голодранцев там не ждут.

- Понятно, - прищурился шеф. - Не знал. Ладно, мы отдыхать, тяжёлый день.

- Давай, с утра поболтаем, - кивнул Кляча. - Мы в десять утра выдвигаемся, время ещё будет.

 

    Матросов оставил Артемия охранять вход, наказав на последок не жечь понапрасну патронов, а мы вошли вовнутрь дома, и по узкой крутой лестнице поднялись на второй этаж. Вокруг покой и запустение - какая-то массивная полуистлевшая мебель, оторвавшиеся от сырости тёмные обои, картины на стенах, сплошь жуткие надменные морды, старухи и старики с явно нездоровым выражением глаз.

Прошёл и уселся на большой диван, Лиза тут же присела рядом со мной, повернулась ко мне и я увидел в её взгляде растерянность.

- Мне страшно с теми господами, - тихо произнесла она, опустив взор на потемневший паркет пола. - Злость от них чувствуется, и ещё кое что, раньше не встречала такого.

Услышал, как скрипнул зубами шеф, он подвинул к себе деревянный стул и уселся на него, положив автомат на колени. Похоже, он тоже понял, что такое «кое что». Эх, бедная девчонка, получается, в первый раз столкнулась с похотью, да ещё такой животной. Сидела себе на хуторе под крылом у деда, а тут на тебе…

- Не бойся, - я взял её ладошку и зажал в своих руках. - Всё будет хорошо, я тебе обещаю.

А про себя решил, что буду биться за неё до последнего, всех порву, если надо будет.

- А чего Артемия сюда не загнал? - спросил я у шефа.

- Сдурел совсем? - покачал головой тот, удивляясь моей тупости. - Он если тут стрелять начнёт, всем хана - с его скорострельностью такие рикошеты будут, трандец! От него снаружи толку больше будет.

- А, ну да, - почесал я свою голову. - Чего-то не подумал. А Выброс на него влияет?

- Ему пофиг на Выброс, он армейский «шагоход». Его и не к такому готовили, качественная модель, сейчас таких не делают. Новые два -три серьёзных боя и на металлолом, а этот огонь и воду прошёл, и ещё походит, если запчасти на него найдём.

- Так продавать его не будем? - Лиза с каким-то облегчением посмотрела на Матросова.

- Зачем? - усмехнулся шеф, и я понял, что у него в рукаве очередной козырь. - Мы продадим сипулин. Я же тогда действовал не по плану у гнезда туш, следовательно, те остались без кайфа.

- Не отдал его деду? - ну и плут этот Матросов.

- Отдал, - развёл руки в сторону Иваныч. - Сразу как пришли, Матвей реквизировал наркоту, а я сегодня забрал. Мало ли что?

- Ну Иваныч, - ухмыльнулся я. - А этот Кляча, кто он?

- Работал я на одного важного господина, то «огонь» достать потребует, то ещё чего. Ну и Кляча у него трудился, только вот малость специализация у него другая - наёмный убийца, бывший царский офицер, спец-войска. Мы с ним в паре рейдов были, в составе группы, непростой человек… Ну а потом работодателя нашего убили и всё, разбрелись кто куда. Я вообще слышал, что его разведка выловила и суд приговорил к пожизненной каторге на урановых рудниках. Максимум две недели протянешь, а потом тебя обсыпают химраствором и в общий спец-могильник. А он здоровее многих гуляет… Не иначе, как сбежал, да подлечился «Зелёным».

- Да уж, - настроение пропало совсем, а перед глазами похотливые морды бродяг, их взгляды на Лизу.

- Короче, - подвёл итог шеф. - Перекусим, и отдыхайте, я подежурю. Если что, Лёха, не теряйся, очень тебя прошу!

Не спеша поужинали, выпили по стакану дедовской настойки, она тут же отогнала тревожные мысли и мрачные предчувствия, но не надо, подумалось, терять бдительность.

    Улёгся рядом с Лизой на свой чудо-коврик, отлично хранящий тепло, хотя, впрочем, в моём «бронике», как оказалось, была установлена, система терморегуляции, Иваныч как раз её мне сегодня настроил. Удобная вещь, и жара не страшна, и холод, всё сделано для того, чтобы солдат выполнил поставленную задачу. Кто же виноват, что и бродягам с Грязей приглянулась сия штуковина? Все комфорта хотят. Достал свой пистолет и положил рядом, так, на всякий случай…

 

… - Да ладно, Матрос, - сквозь сон услышал я наглый голос Олундрия. - Дай с бабёнкой поболтать, жалко, что ли? Ты убери ружьё, стрельнёт ещё!

- Они спят, не мешайте, - твёрдо ответил шеф, а я открыл глаза. У входа в комнату шеф, сидя на стуле, перегородил проход двум братьям -бродягам, те порядком пьяные, и агрессивно настроенные, косятся на ненароком направленный на них ствол «калаша».

- Ага! - завопил Ямундрий. - Не спят они, я видел, как твой водяной глазами хлопал!

- Да неважно, кто чем хлопал, - невозмутимо парировал Матросов. - Я же сказал, не надо к нам лезть.

- Ты чё, нами командовать ещё будешь? - взревел Олундрий, шагая в проём. - Иди, погуляй, дядя.

Бах! И шеф вместе со стулом летит в сторону, а Ямундрий уже направляет ствол огромного пистолета мне в голову.

- Давай, просыпайся красавица! - ржёт старший брат, начиная снимать с себя броню. - Будем играть в доктора.

 Холодная ярость туманит мозг, но я сдерживаюсь. Перекатываюсь в сторону, пистолет давно в руке. Увидел растерянный взгляд бродяги, как же так, только держал меня на мушке, и на тебе - исчез. Прыжком вскочил и выстрелил Ямундрию прямо в лицо, того откинуло на спину, вся стена за ним в крови и мозгах, и лишь потом слышал пронзительный крик Лизы. Сам не понимая, что делая, словно на автомате, подошёл к оторопевшему Олундрию и тремя выстрелами в сердце свалил его на пол.

И лишь потом вернулся в действительность. Ноги подкосились, и я рухнул на пол, трясясь, словно в лихорадке, зуб на зуб не попадал совершенно. Как так? Неужели я только что убил двух человек? Да ну нафиг… Желудок вывернуло, и съеденный накануне ужин вновь предстал предо мной, но уже не во всей своей красе.

Да что же такое, в конце-то концов? Третий день подряд со мной происходят поистине кошмарнейшие вещи, странно что я ещё не свихнулся. А тут ещё сразу двоих убил, в голове не укладывается, бред какой-то! Я вчера в зомбаков и то стрелять толком -то не мог, перебарывал себя, а тут…

- Вот уроды! - услышал я голос Клячи. - Допрыгались. Матрос, ты как?

Поднял голову, и увидел, как тот склонился над шефом. Взглянул на Матросова и понял, что тому очень худо - пуля из пистолета в упор прошила броню и попала в живот, корчится весь, я аж чуть сам не «поплыл», глядя на него.

- У вас «зелёный» есть?  - крикнул мне бродяга. - Очень не помешал бы!

- Есть таблетка! - я вытащил из кармана блистер из трёх зелёных таблеток, тех, что были всё это время со мной с побега из «Лезинки», и выщелкнув одну, протянул ему.

- Сойдёт! - кивнул Кляча, снял с пояса флягу, и вылил из неё что-то пахучее в раскладной стаканчик. Затем подобрал с пола пистолет Ямундрия и рукояткой растолок в пыль зелёный цилиндрик лекарства. Собрал порошок на банкноту саймоновской «стодолларовки», и размешал с содержимым стакана.

- Пей, Матрос! - Кляча приподнял чуть ли не орущего от боли шефа и влил в него снадобье, затем сжал Иванычу челюсти. - Терпи, терпи…

В итоге наш босс не выдержал мучений и «вырубился», бродяга немного подержал его голову вертикально, а чуть позже мы уложили Матросова в сторону, под заплаканный взгляд Лизы.

- Всё, выживет, - уверенно казал ей Кляча, затем с интересом посмотрел на меня. - Это ты их?

- Ну я! - с вызовом ответил я, уставившись ему прямо в глаза.

- Я говорил этим дебилам, - поморщился тот. - Не надо нарушать законы совместных ночёвок, а тем более совместного пережидания Выброса, установленные до нас первыми бродягами. На этот момент все распри заканчиваются, и противоборствующие стороны объявляют временное перемирие. И после тоже никаких засад. Слышал об этом, князь Мартынов?

- Кто? - вздрогнул я. - Вы меня с кем-то путаете!

- Ты что думаешь, я совсем дурак? - усмехнулся Кляча, раскуривая самокрутку. - Я же твои фотки видел в городе, на каждом столбе, что ты в розыске. Думал, что получится закосить под водяного? Ну-ну!

- Вот придурки! - в комнату вошёл худощавый длинноносый мужик средних лет, присел рядом с Олундрием. - Ну придурки…

- Это Руслан, - представил вошедшего Кляча. - Мой компаньон, снайпер, каких свет не видел.

- Да ладно тебе! - махнул рукой тот. - Скажешь тоже… А чё с Матросом? Ранен что ли? Кто ж тогда братанов положил? - его взгляд остановился на мне. - Ты что ль, малец?

- Он, - подтвердил здоровяк. -  Молодец, парень, хоть и похож на клоуна, зато двух матёрых головорезов успокоил. Далек пойдёт.

Между тем, Руслан продолжал напряжённо всматриваться в моё лицо.

- Точно! - наконец воскликнул он, хлопая в ладоши. - Вспомнил! Ты же этот, как там… Князь с объявления на заборе, за тебя ещё золото обещают. Такой юный совсем и в розыске, обалдеть.

- Не переживай, не сдадим тебя, - успокоил меня Кляча, протягивая мне фляжку. - Сами от царских ребят бегаем, такие же, на том же заборе и наши фотки висят, но хрен кто нас узнает, правда, Русланище?

- А то! - хмыкнул тот. - Родная мама не узнает.

- Как это? - не понял я, и приложился к горлышку посудины, неплохой коньяк, однако.

- Бороду с усами наклеил, и вперёд! - хохотнул Руслан. - Я иной раз вообще в бабу переодеваюсь.

- Ну вы даёте! - усмехнулся я, почувствовав, как спиртное понемножку сбивает тряску. -Надо будет тоже продумать, как маскироваться.

- Тебя на Встрече узнают, - сообщил Кляча. - А там царских шпионов крутиться будет не меньше, чем саймоновских. Советую подумать насчёт маскировки, а то ты своей зелёной мордой наоборот всех привлекаешь, - отбросил окурок в сторону, и окинув комнату взглядом, добавил. - Идите спать к нам, нечего среди трупов делать. А папу вашего пока оставим.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 240 просмотров
Комментарии (1)
Александр Киселев # 22 сентября 2013 в 12:56 0
все интересатее и интересатее)