ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Зелёные небеса. Глава 26.

 

Зелёные небеса. Глава 26.

2 сентября 2013 - Александр Короленко
article156201.jpg

 

                                Глава двадцать шестая.

 

 

    До обеда отлёживался, время от времени забываясь в полудрёме. Шеф после трапезы облачился в снаряжение, закинул за спину свой «калаш» и направился в город отдавать заказчику добытого нами детёныша. Пожелав мне скорее выздоравливать.

 Хреновый побочный эффект у этого «напитка мишек Гамми» - совершенно тягостное состояние, когда просто пошевелиться неохота, в разы мучительнее тяжёлого похмелья. Вспомнил, как в последний раз выпивал с друзьями у дискотеки в Лазурске, сидя в старых синих «Жигулях». Вспомнилась Оля, как танцевали с ней «медляк», а я не мог и двух слов связать, нёс какую-то ахинею. Как же давно всё это было, словно в прошлой жизни, которую не вернёшь… 

А моя нынешняя реальность - натуральный кошмар. Со всеми атрибутами - монстрами, стрельбой, трёхметровыми рыбами с огромными острыми зубами и царём до кучи. Плюс позеленел наглухо, и этот факт настроения не поднимал, наоборот, лежал и скрипел зубами с тоски. Было как-то не по себе попадать на глаза Лизе в таком виде, хоть та и делала вид, что ничего не замечает, это ж какая выдержка у девчонки, я бы уж на её месте от души хохотнул, узрев такое чучело, как князь Мартынов на данный момент.

Конец моим мучениям поставил Матвей, сварганивший очередное зелье. Выпив его, почувствовал подъём сил, и хандра потихоньку отпустила. Оделся и вышел во двор, уселся на скамейку у амбара, греясь под лучами солнца, как кот, посматривая, как дед рядом на верстаке чистит пулемёт Артемия.

 Скоро осень, подумалось, в колхозе уже, наверное, картошку копают. Вспомнилось, как сажали с отцом картофан по весне. Накануне в субботу вечером поддали с корешами как следует, потом поехали на танцы в Лазурск. Саня ещё тогда съездил какому-то гоношистому городскому в нос, тот аж на задницу упал, хороший удар получился. Классно время провели, намешали водку с пивом и пиво с вином...

 Улыбнулся сам себе, вспоминая подробности того вечера. А с утра пораньше меня поднял отец и мы с ним пошли сажать картошку. Ох, и хреново мне тогда было, не так, конечно, как вчера в лесу, но всё равно до сих пор помню, как тряслись ноги и кишки в то весеннее утро, а лопата казалось вылитой из чугуна. А отец только ухмылялся, попыхивая «стюардессой» и знай себе кидал клубни в отрытые мной лунки… Тяжело вздохнул и с досадой сплюнул себе под ноги. Всё, хватит хандрить, жизнь продолжается, как ни крути, а прошлого не вернёшь.

- Хорош вздыхать, как больная лошадь, - сказал мне дед. - Подсоби со стволом, никак в паз не попаду…

С трудом собрали здоровенный пулемёт, приладили его к роботу, и установив ленту с патронами, взвели затвор.

- Давай на крышу! - распорядился Матвей, и Артемий тут же направился к лестнице, ведущей наверх к его «гнезду».

- Надо нового доставать, - задумчиво произнёс ему вслед дед. - А то этому скоро девяносто лет стукнет, платы окислились все. Слишком много времени он в лесу пролежал, пока я его нашёл.

- Дорогие роботы? - поинтересовался я.

- Кто? - сначала не понял Матвей, а потом кивнул. - А, ну да, так «шагоходов» и Ваня называет, по вашему робот, да… Ну, в нормальном состоянии, предпоследней модели где-то под два кило стоит, дорогие заразы… Но не в золоте дело, - дед горестно взмахнул рукой.

- А что такое?

- Да чтобы купить «Васька», нужно кучу бумаг собрать, обить с десяток порогов. Это тебе не мешок капусты на «бритву» поменять. Гражданских версий не собирают, все из царских арсеналов, списанные, после капитального ремонта. В общем, такая тягомотина, - подытожил Матвей. - Плюс «шагохода» нужно раз в полгода показывать органами надсмотра. Которые запрещают устанавливать на конверсионные версии особое вооружение, типа пулемёта моего Артемия. Полегче ставь, но не такой, или пушку, так тем более.

- Потом поставишь…

- Не получится, - рубанул ладонью воздух дед. - Как по твоему Артемий с пулемётом управляется? Просто взял и давай стрелять? Да вот хрен - на каждый вид вооружения устанавливается программа, если же попытаешься установить запрещённую армейскую прошивку - всё, конец тебе и роботу твоему, сигнал пойдёт куда надо. Поедешь на каторгу.

- А Артём как тогда?

- Ну ты вообще тупой, - презрительно посмотрел на меня дед. - Я же сказал, что в лесу его нашёл, он чисто армейский, хоть и устаревший капитально.

- А! - хмыкнул я.

- Вот тебе и а, морда ты лягушачья! - усмехнулся Матвей. - Вот, хочу вас этим озадачить с Ваней.  Достать роббура… Тьфу, робота! Золота у меня много, не обижу.

- А Иваныч в курсе?

- В курсе твой Иваныч, - утвердительно ответил дед. - С утра уже.

- Ясно, - пожал плечами я. - Если надо, сделаем.

Ну тут всё ясно, подумалось, у Матросова голова больше, пусть и думает, как изловчить «шагохода», он папа, пусть и рулит.

Матвей потопал к дому, а я, взяв из амбара три гранаты, пошёл к озеру. При таком солнцепёке грех не искупаться, но и быть сожранным обитателями адского водоёма как-то не прельщало.

Спрятался за деревом, и поочерёдно закинул гранаты в воду. Бух! Даже всплыла какая-то мелочь, пригляделся - зубастки и ещё какие-то не менее клыкастые рыбёхи. Разделся до трусов и медленно вошёл в воду, готовый сигануть оттуда при малейшей опасности. Но всё было тихо, и я окунулся, кайфуя от прохлады. Сколько там у меня времени? Час? Отлично, оттолкнулся от илистого дна и поплыл, краем глаза увидел шедшую в мою сторону Елизавету.

- Давай ко мне! - крикнул я. - Вода просто атас!

- Я не, боюсь укусит кто, - отказалась девушка, присаживаясь на песок берега. - Тут такие чудища водятся, дедушка раз поймал одно, так обгрызло здоровенное весло как спичку, пока не издохло на берегу. 

Не стал настаивать, подозревая, что Лиза просто не хочет раздеваться передо мной, понятно, что без купальника. Да и самому как-то не в жилу, при моей нынешней окраске-то…

… Быстро в дом! - голос Матвея внутри моей головы, опалил мозг как огнём, я аж ошалел от неожиданности. - Опасность!

- Пойдём, князь, дедушка зовёт! -тут же подскочила с места девушка, с тревогой озираясь по сторонам. - Скорее, Лёша!

Вышел из воды, и подхватив мои вещи, мы побежали к хутору.

- Закрывай ворота! - распорядился дед, стоявший на крыльце.

- Чего случилось -то? - я подошёл к нему, одеваясь на ходу.

- Чего, чего, - заворчал дед. - Скоро сюда столько зомби набежит…

- Зомби? - я почувствовал, как волосы на теле встали дыбом. Ещё от тех зомбаков не отошёл, что пытались достать меня у портала в «Гнезде», снились постоянно теперь, а тут другие…

- Чуял я, что Кот этот не так прост! - сквозь зубы пояснил Матвей. - Сработала часовая закладка, активирующая «Чёрный огонь». - дед на секунду задумался, а затем топнул на меня ногой. - Чего стоишь, рот открыл? Бегом вооружаться, команда «В ружьё»!

Поднялся в комнату и надел свой броне-костюм, подхватил стоявшего у койки «рамзеса» и побежал во двор.

- Чего мне делать? - спросил я у деда, поднявшегося с небольшим пулемётом на крышу амбара к Артемию.

- Коробки с патронами для Артемия снизу таскать! - ответил Матвей. - Из контейнера в дальнем левом углу. Можешь прямо сейчас начинать, потом легче будет.

Пошёл взглянуть на контейнер - огромный металлический ящик где-то три на три, сбоку небольшие ворота, распахнутые настежь, внутри всё сплошь до потолка забито магазинами -коробками с патронами к тяжёлому пулемёту робота. Взял одну и потащил к лестнице, сосредотачиваясь и входя в «боевой режим». Есть, тяжёлая коробка вдруг заметно полегчала, а движения стали точнее и плавней. Поставил ношу рядом с Артемием и поспешил за следующей.

- И ствол запасной прихвати! - крикнул вдогонку дед.

Минут через десять, сделав несколько ходок, стоял рядом с дедом, всматриваясь в просветы меж деревьев.

- Вон, оттуда идут, - указал направление Матвей. - Скоро будут уже!

Получалось, что зомби шли к нам с левой стороны, как раз из леса.

- Может они мимо пройдут? - предположил я, внутренне съёживаясь. - Нафиг мы им нужны? Заберут свой «огонь» и уйдут…

- Да не уйдут! - поморщился дед. - Они живых чуют как собаки, а если увидят, то всё, вовек не отстанут. Не переживай, бояться некогда будет.

- А где Лиза? - спросил я его, осматривая двор. - Вроде только здесь была?

- В подвале прячется, - пояснил Матвей. - Нечисти туда не пробиться.  И вот что, - во взгляде старика я увидел новый тёплый оттенок. - Ежели зомби прорвутся во двор, пойдёшь к ней. На тебя оставляю сироту, Алёша.

- Я понял, дед, - я скрипнул зубами. - Всё нормально будет, не пробьются.

- Ты не понял! - начал закипать Матвей. - На тебя девчонку оставляю. Или ты мне откажешь?

- Ладно, - я поднял вверх ладони. - Не откажу.

Дед ещё раз смерил меня тяжёлым взглядом и кивнул в сторону леса.

- Попёрли, гады! - тихо произнёс он, поднимая ствол своего пулемёта. - Ну, не подведи Артёмушка!..

Из леса выскочила толпа мертвяков, и я застыл как столб, уставившись на них, а по спине бегали предательские мурашки, продирало аж до костей.

 Если в тот раз, у портала в моём мире я видел зомбаков при свете розовой подсветки шлема, ну или в полутьме, то сейчас эти чудища предстали предо мной во всей своей жути.

Одни полуразложившиеся и раздутые, вот-вот уронят себе под ноги содержимое изъеденных насекомыми животов, некоторые бегут, волоча за собой по траве кишки и требуху, на тёмных серых лицах ни одной мысли, лишь адская злоба в иссохших глазницах. Те, кому «повезло» помереть в броне, выглядели не так отталкивающе, особенно если на голове был шлем, но всё равно они нагоняли ужаса не меньше, чем их полураздетые собратья.

Все перемазанные какой-то толи грязью, толи слизью, облепленные прошлогодними листьями, их объединяло одно - просто неприличная для классических голливудских мертвяков подвижность. Если в кино зомби, вяло передвигая ногами, вытянув вперёд руки и подвывая, не спеша и пошатываясь, как ковыль на ветру, приближались к вопящей от ужаса жертве, то в жизни было всё иначе. Они неслись к хутору со скоростью олимпийских спринтеров, умудряясь рычать на ходу, ещё минута и они окажутся у ограды.

- Артемий, к бою! - отдал команду дед. - Огонь!

   …Еле успел присесть, уворачиваясь от летящего прямо в открытое забрало шлема потока серебристых гильз, а звуки мира потонули в рёве крупнокалиберного пулемёта. Робот косил зомби по всему фронту длинными очередями, рвал их тела на части, устилая траву требухой и оторванными конечностями, но те пёрли и пёрли из леса, не обращая на стрельбу никакого внимания.

Щёлк, и рёв пулемёта резко оборвался, а отстрелянная коробка с глухим стуком упала под ноги Артемия. 

- Подсоби! - крикнул дед, откидывая пустой магазин во двор, и берясь за новый.

Вдвоём быстро перезарядили пулемёт, и робот тут же открыл стрельбу, выкашивая новые ряды нечисти, прущей из леса. Прикинул, что в «мёртвой зоне», под забором скопилось порядочное количество дохляков. В натуре, мертвая зона…

Бух, и ещё один магазин отстрелян, механизм робота сам скинул пустой короб.

- Не стой! - орёт дед, и мы перезаряжаем Артемия. Матвей клацает тугим затвором и стрельба возобновляется. - Следи за забором!

Эти слова я скорее прочитал по губам, чем услышал, значит, обоснованно переживаю за непростреливаемую зону. Снял с плеча автомат, и перевёл предохранитель в боевой режим, быстро окинул взглядом периметр забора. Плохо, что не виден участок за домом, буду надеяться на тупость мертвяков, на их дьявольскую упёртую прямолинейность. Как у них принято - увидел и попёр напрямки, идти в обход это лишнее, вон как лезут сами под пулемётный огонь. Кинул взгляд на атакующих - на глаза попался толстый зомбак с перекошенной рожей, бежит, смешно тряся щеками, бух, и превратился в ливер, поймав рой пуль, лишь голова покатилась по земле…

    Удар в плечо, поворачиваюсь и вижу деда, грозившего мне кулаком. Затем показывает мне пальцем на забор чуть правее от нас - какой-то не в меру ловкий зомбак уже вскарабкался на заострённые верхушки брёвен ограды, и похоже, что застрял там, повиснув вниз головой, дёргая конечностями. Прицелился в него, и преодолевая какой-то внутренний трепет, нажал на курок. Пули прошили торс зомби, но особого вреда не причинили.

- В башку бей! - пронеслось огнём по мозгам. - В башку!

 Прицелился и выстрелил, на этот раз удачно - голова мертвяка раскололась, обдав каким-то дерьмом брёвна забора, вероятно, когда-то при жизни это был мозг. Зомби дёрнулся и замер, а с повисшей ноги на землю свалился измазанный рыжей грязью сапог сапог, обнажив полуразмотанную портянку. Подавил в себе рвотный рефлекс, лишь сплюнул в сторону тягучей слюной. Ну и жуть творится, дорогая бабушка…

Стрельба вновь смолкла, и перезарядив робота, заодно поменяв раскалившийся чуть ли не до красна ствол пулемёта я побежал за ещё одним коробом с патронами. Получается, это уже четвёртый магазин, во хреначит, так боеприпасов не напасёшься…

 

  …В очередной раз подцепили коробку с патронами к невозмутимому Артемию, но он её так и не опустошил - поток дохляков из леса иссяк, лишь сотни истерзанных пулями трупов устилали траву.

- Вроде всё, - пробормотал Матвей. - Остались лишь те, кто под забором, в лесу никого уже.

- И что нам делать? - пролепетал я, чувствуя, что нервы не выдерживают. К тому времени уже «снял» с забора с дюжину настырных мертвяков. Для себя понял, что смогу привыкнуть ко многому - к тушам, хвостам, трёхметровым зубастым рыбам, даже к ребятам из царской безопасности. Но вот к зомби привыкнуть не судьба, хоть я их буду отстреливать каждый день в течение тридцати лет. Это выше меня, слишком уж мерзко…

- Сейчас Артемия выпустим, сходит, почистит! - объяснил дед. - Давай ему новый короб навесим.

Перезарядили робота, и тот вышел за территорию в аккуратно приоткрытые нами ворота. Несколько юрких тварей кинулось было в освободившийся проход, но Матвей был настороже. Поднял пулемёт и положил мертвяков, выпустив пару прицельных очередей.

А за забором Артемий наводил шороху - время от времени гудел пулемётом, заглушая рыки и завывания. Вскоре он вернулся, весь перемазанный бурой слизью и дерьмом.

- Это ж сколько уборки нам предстоит! - тяжело вздохнул дед, осматривая робота. - Всех этих гостей закопать. До вечера точно не справимся.

- Чего? - я не мог поверить своим ушам. - Нам их что, закапывать?

- А что, так оставить? - начал заводиться дед. - Да уже ночью тут такая вонища будет! Пошли переоденемся в химические костюмы, пока заразу какую не подхватили, или сами не обратились в этих.

Матвей сплюнул в сторону, и пошёл к амбару.

Внутренне протестуя, но ничем это не проявляя, разве что скрипя зубами, снял с себя броню и облачился в синий аналог нашего защитного костюма «ОЗК», только этот с переговорным устройством и с большой маской из прозрачного пластика.

- Пошли искать «огонь», - распорядился дед, взяв с полки какой-то ящичек.

 

    Чёртову хреновину, подымающую на ноги обитателей окрестных могил, нашли быстро. Это была серая пластиковая коробка, которую дед открыл с превеликими осторожностями. Большими щипцами извлёк из неё чёрный шар и положил его в свой ящичек, закрыл крышкой.

- Всё, - устало произнёс Матвей. - Половина дела сделана.

- В смысле? - не понял я.

- Осталось лишь поглубже закопать эту публику! - хмыкнул дед и пнул ногой в бочину валявшегося рядом дохляка. - Иди, сразу проблюйся, чтобы в маску не навалить ненароком.

 

    Если у меня спросят потом назвать самый кошмарный день в своей жизни, то я вспомню сегодняшний день. Как оказалось, отбиться от зомбаков было не так и сложно, особенно при наличии такого классного железного парня, как Артемий. А гораздо веселее было собирать их части тел и скидывать в большущую воронку, образовавшуюся после того, как дед в лесу взорвал гранатой какой-то голубоватый «огонь». Кончилось всё тем, что я, совсем обалдевший от всего и на дрожащих ногах таскавший зомбаков к их последней могиле, хлопнулся в обморок. Вскоре пришёл в себя, и Матвей, ухмыляясь, проявил поистине натуральный садизм, велев мне работать дальше…

- Это чем вы тут занимаетесь? - услышал я голос шефа, когда мы с дедом взявши последнего мертвеца за руки-ноги, раскачивали его, желая закинуть подальше в яму.

Матросов, включив на броне «защиту», подошёл к краю братской могилы, и присвистнул.

- Это что такое? - спросил он дрожащим голосом, посматривая на нас.

- Гости и леса приходили, - ответил дед. - Кот закладку с «Чёрным огнём» оставил, это почерк саймоновских спецов. Надо было раньше догадаться.

- Нельзя вас одних оставить на полдня, - мрачно пошутил шеф, затем взглянул на меня. - С тобой всё нормально? Эй, Алёша? - затем гневно уставился на деда. - Ты чё с ним сделал, а? Смотри какой взгляд, у него крыша не поехала?

- Да всё с ним нормально, - спокойно произнёс Матвей. - Боец проходит морально-боевую закалку. После сегодняшней заварухи он уже смело может ничего и никого не бояться. Ещё спасибо скажет.

- Да он же пацан совсем! - взревел Иваныч. - Меня не мог дождаться?

К тому времени я ходил, подобно Артемию, ничего уже не соображая, полностью отключив мозг. И в глубине души остро завидуя роботу - он сидит, как парень на амбаре, а я тут порядки навожу. Ещё неделя такой деревенской жизни, и можно будет смело идти сдаваться в ближайший дурдом.

- Можно уже начинать, или как? - спросил я деда. - Или до завтра подождать?

- Чего? - насторожился тот, его глаза за прозрачной маской цепко ощупывали моё лицо.

- Ничего не бояться, - и тут меня пробрал такой ржач, каких со мной ещё не случалось. Смеялся до слёз, до боли в животе, потом вообще упал на скользкую от слизи и мозгов траву.

- Ладно, веди его домой, - тихо сказал Матвей. - Отмой его и налей настойки. Чего-то я и вправду с закалкой переборщил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0156201

от 2 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0156201 выдан для произведения:

 

                                Глава двадцать шестая.

 

 

    До обеда отлёживался, время от времени забываясь в полудрёме. Шеф после трапезы облачился в снаряжение, закинул за спину свой «калаш» и направился в город отдавать заказчику добытого нами детёныша. Пожелав мне скорее выздоравливать.

 Хреновый побочный эффект у этого «напитка мишек Гамми» - совершенно тягостное состояние, когда просто пошевелиться неохота, в разы мучительнее тяжёлого похмелья. Вспомнил, как в последний раз выпивал с друзьями у дискотеки в Лазурске, сидя в старых синих «Жигулях». Вспомнилась Оля, как танцевали с ней «медляк», а я не мог и двух слов связать, нёс какую-то ахинею. Как же давно всё это было, словно в прошлой жизни, которую не вернёшь… 

А моя нынешняя реальность - натуральный кошмар. Со всеми атрибутами - монстрами, стрельбой, трёхметровыми рыбами с огромными острыми зубами и царём до кучи. Плюс позеленел наглухо, и этот факт настроения не поднимал, наоборот, лежал и скрипел зубами с тоски. Было как-то не по себе попадать на глаза Лизе в таком виде, хоть та и делала вид, что ничего не замечает, это ж какая выдержка у девчонки, я бы уж на её месте от души хохотнул, узрев такое чучело, как князь Мартынов на данный момент.

Конец моим мучениям поставил Матвей, сварганивший очередное зелье. Выпив его, почувствовал подъём сил, и хандра потихоньку отпустила. Оделся и вышел во двор, уселся на скамейку у амбара, греясь под лучами солнца, как кот, посматривая, как дед рядом на верстаке чистит пулемёт Артемия.

 Скоро осень, подумалось, в колхозе уже, наверное, картошку копают. Вспомнилось, как сажали с отцом картофан по весне. Накануне в субботу вечером поддали с корешами как следует, потом поехали на танцы в Лазурск. Саня ещё тогда съездил какому-то гоношистому городскому в нос, тот аж на задницу упал, хороший удар получился. Классно время провели, намешали водку с пивом и пиво с вином...

 Улыбнулся сам себе, вспоминая подробности того вечера. А с утра пораньше меня поднял отец и мы с ним пошли сажать картошку. Ох, и хреново мне тогда было, не так, конечно, как вчера в лесу, но всё равно до сих пор помню, как тряслись ноги и кишки в то весеннее утро, а лопата казалось вылитой из чугуна. А отец только ухмылялся, попыхивая «стюардессой» и знай себе кидал клубни в отрытые мной лунки… Тяжело вздохнул и с досадой сплюнул себе под ноги. Всё, хватит хандрить, жизнь продолжается, как ни крути, а прошлого не вернёшь.

- Хорош вздыхать, как больная лошадь, - сказал мне дед. - Подсоби со стволом, никак в паз не попаду…

С трудом собрали здоровенный пулемёт, приладили его к роботу, и установив ленту с патронами, взвели затвор.

- Давай на крышу! - распорядился Матвей, и Артемий тут же направился к лестнице, ведущей наверх к его «гнезду».

- Надо нового доставать, - задумчиво произнёс ему вслед дед. - А то этому скоро девяносто лет стукнет, платы окислились все. Слишком много времени он в лесу пролежал, пока я его нашёл.

- Дорогие роботы? - поинтересовался я.

- Кто? - сначала не понял Матвей, а потом кивнул. - А, ну да, так «шагоходов» и Ваня называет, по вашему робот, да… Ну, в нормальном состоянии, предпоследней модели где-то под два кило стоит, дорогие заразы… Но не в золоте дело, - дед горестно взмахнул рукой.

- А что такое?

- Да чтобы купить «Васька», нужно кучу бумаг собрать, обить с десяток порогов. Это тебе не мешок капусты на «бритву» поменять. Гражданских версий не собирают, все из царских арсеналов, списанные, после капитального ремонта. В общем, такая тягомотина, - подытожил Матвей. - Плюс «шагохода» нужно раз в полгода показывать органами надсмотра. Которые запрещают устанавливать на конверсионные версии особое вооружение, типа пулемёта моего Артемия. Полегче ставь, но не такой, или пушку, так тем более.

- Потом поставишь…

- Не получится, - рубанул ладонью воздух дед. - Как по твоему Артемий с пулемётом управляется? Просто взял и давай стрелять? Да вот хрен - на каждый вид вооружения устанавливается программа, если же попытаешься установить запрещённую армейскую прошивку - всё, конец тебе и роботу твоему, сигнал пойдёт куда надо. Поедешь на каторгу.

- А Артём как тогда?

- Ну ты вообще тупой, - презрительно посмотрел на меня дед. - Я же сказал, что в лесу его нашёл, он чисто армейский, хоть и устаревший капитально.

- А! - хмыкнул я.

- Вот тебе и а, морда ты лягушачья! - усмехнулся Матвей. - Вот, хочу вас этим озадачить с Ваней.  Достать роббура… Тьфу, робота! Золота у меня много, не обижу.

- А Иваныч в курсе?

- В курсе твой Иваныч, - утвердительно ответил дед. - С утра уже.

- Ясно, - пожал плечами я. - Если надо, сделаем.

Ну тут всё ясно, подумалось, у Матросова голова больше, пусть и думает, как изловчить «шагохода», он папа, пусть и рулит.

Матвей потопал к дому, а я, взяв из амбара три гранаты, пошёл к озеру. При таком солнцепёке грех не искупаться, но и быть сожранным обитателями адского водоёма как-то не прельщало.

Спрятался за деревом, и поочерёдно закинул гранаты в воду. Бух! Даже всплыла какая-то мелочь, пригляделся - зубастки и ещё какие-то не менее клыкастые рыбёхи. Разделся до трусов и медленно вошёл в воду, готовый сигануть оттуда при малейшей опасности. Но всё было тихо, и я окунулся, кайфуя от прохлады. Сколько там у меня времени? Час? Отлично, оттолкнулся от илистого дна и поплыл, краем глаза увидел шедшую в мою сторону Елизавету.

- Давай ко мне! - крикнул я. - Вода просто атас!

- Я не, боюсь укусит кто, - отказалась девушка, присаживаясь на песок берега. - Тут такие чудища водятся, дедушка раз поймал одно, так обгрызло здоровенное весло как спичку, пока не издохло на берегу. 

Не стал настаивать, подозревая, что Лиза просто не хочет раздеваться передо мной, понятно, что без купальника. Да и самому как-то не в жилу, при моей нынешней окраске-то…

… Быстро в дом! - голос Матвея внутри моей головы, опалил мозг как огнём, я аж ошалел от неожиданности. - Опасность!

- Пойдём, князь, дедушка зовёт! -тут же подскочила с места девушка, с тревогой озираясь по сторонам. - Скорее, Лёша!

Вышел из воды, и подхватив мои вещи, мы побежали к хутору.

- Закрывай ворота! - распорядился дед, стоявший на крыльце.

- Чего случилось -то? - я подошёл к нему, одеваясь на ходу.

- Чего, чего, - заворчал дед. - Скоро сюда столько зомби набежит…

- Зомби? - я почувствовал, как волосы на теле встали дыбом. Ещё от тех зомбаков не отошёл, что пытались достать меня у портала в «Гнезде», снились постоянно теперь, а тут другие…

- Чуял я, что Кот этот не так прост! - сквозь зубы пояснил Матвей. - Сработала часовая закладка, активирующая «Чёрный огонь». - дед на секунду задумался, а затем топнул на меня ногой. - Чего стоишь, рот открыл? Бегом вооружаться, команда «В ружьё»!

Поднялся в комнату и надел свой броне-костюм, подхватил стоявшего у койки «рамзеса» и побежал во двор.

- Чего мне делать? - спросил я у деда, поднявшегося с небольшим пулемётом на крышу амбара к Артемию.

- Коробки с патронами для Артемия снизу таскать! - ответил Матвей. - Из контейнера в дальнем левом углу. Можешь прямо сейчас начинать, потом легче будет.

Пошёл взглянуть на контейнер - огромный металлический ящик где-то три на три, сбоку небольшие ворота, распахнутые настежь, внутри всё сплошь до потолка забито магазинами -коробками с патронами к тяжёлому пулемёту робота. Взял одну и потащил к лестнице, сосредотачиваясь и входя в «боевой режим». Есть, тяжёлая коробка вдруг заметно полегчала, а движения стали точнее и плавней. Поставил ношу рядом с Артемием и поспешил за следующей.

- И ствол запасной прихвати! - крикнул вдогонку дед.

Минут через десять, сделав несколько ходок, стоял рядом с дедом, всматриваясь в просветы меж деревьев.

- Вон, оттуда идут, - указал направление Матвей. - Скоро будут уже!

Получалось, что зомби шли к нам с левой стороны, как раз из леса.

- Может они мимо пройдут? - предположил я, внутренне съёживаясь. - Нафиг мы им нужны? Заберут свой «огонь» и уйдут…

- Да не уйдут! - поморщился дед. - Они живых чуют как собаки, а если увидят, то всё, вовек не отстанут. Не переживай, бояться некогда будет.

- А где Лиза? - спросил я его, осматривая двор. - Вроде только здесь была?

- В подвале прячется, - пояснил Матвей. - Нечисти туда не пробиться.  И вот что, - во взгляде старика я увидел новый тёплый оттенок. - Ежели зомби прорвутся во двор, пойдёшь к ней. На тебя оставляю сироту, Алёша.

- Я понял, дед, - я скрипнул зубами. - Всё нормально будет, не пробьются.

- Ты не понял! - начал закипать Матвей. - На тебя девчонку оставляю. Или ты мне откажешь?

- Ладно, - я поднял вверх ладони. - Не откажу.

Дед ещё раз смерил меня тяжёлым взглядом и кивнул в сторону леса.

- Попёрли, гады! - тихо произнёс он, поднимая ствол своего пулемёта. - Ну, не подведи Артёмушка!..

Из леса выскочила толпа мертвяков, и я застыл как столб, уставившись на них, а по спине бегали предательские мурашки, продирало аж до костей.

 Если в тот раз, у портала в моём мире я видел зомбаков при свете розовой подсветки шлема, ну или в полутьме, то сейчас эти чудища предстали предо мной во всей своей жути.

Одни полуразложившиеся и раздутые, вот-вот уронят себе под ноги содержимое изъеденных насекомыми животов, некоторые бегут, волоча за собой по траве кишки и требуху, на тёмных серых лицах ни одной мысли, лишь адская злоба в иссохших глазницах. Те, кому «повезло» помереть в броне, выглядели не так отталкивающе, особенно если на голове был шлем, но всё равно они нагоняли ужаса не меньше, чем их полураздетые собратья.

Все перемазанные какой-то толи грязью, толи слизью, облепленные прошлогодними листьями, их объединяло одно - просто неприличная для классических голливудских мертвяков подвижность. Если в кино зомби, вяло передвигая ногами, вытянув вперёд руки и подвывая, не спеша и пошатываясь, как ковыль на ветру, приближались к вопящей от ужаса жертве, то в жизни было всё иначе. Они неслись к хутору со скоростью олимпийских спринтеров, умудряясь рычать на ходу, ещё минута и они окажутся у ограды.

- Артемий, к бою! - отдал команду дед. - Огонь!

   …Еле успел присесть, уворачиваясь от летящего прямо в открытое забрало шлема потока серебристых гильз, а звуки мира потонули в рёве крупнокалиберного пулемёта. Робот косил зомби по всему фронту длинными очередями, рвал их тела на части, устилая траву требухой и оторванными конечностями, но те пёрли и пёрли из леса, не обращая на стрельбу никакого внимания.

Щёлк, и рёв пулемёта резко оборвался, а отстрелянная коробка с глухим стуком упала под ноги Артемия. 

- Подсоби! - крикнул дед, откидывая пустой магазин во двор, и берясь за новый.

Вдвоём быстро перезарядили пулемёт, и робот тут же открыл стрельбу, выкашивая новые ряды нечисти, прущей из леса. Прикинул, что в «мёртвой зоне», под забором скопилось порядочное количество дохляков. В натуре, мертвая зона…

Бух, и ещё один магазин отстрелян, механизм робота сам скинул пустой короб.

- Не стой! - орёт дед, и мы перезаряжаем Артемия. Матвей клацает тугим затвором и стрельба возобновляется. - Следи за забором!

Эти слова я скорее прочитал по губам, чем услышал, значит, обоснованно переживаю за непростреливаемую зону. Снял с плеча автомат, и перевёл предохранитель в боевой режим, быстро окинул взглядом периметр забора. Плохо, что не виден участок за домом, буду надеяться на тупость мертвяков, на их дьявольскую упёртую прямолинейность. Как у них принято - увидел и попёр напрямки, идти в обход это лишнее, вон как лезут сами под пулемётный огонь. Кинул взгляд на атакующих - на глаза попался толстый зомбак с перекошенной рожей, бежит, смешно тряся щеками, бух, и превратился в ливер, поймав рой пуль, лишь голова покатилась по земле…

    Удар в плечо, поворачиваюсь и вижу деда, грозившего мне кулаком. Затем показывает мне пальцем на забор чуть правее от нас - какой-то не в меру ловкий зомбак уже вскарабкался на заострённые верхушки брёвен ограды, и похоже, что застрял там, повиснув вниз головой, дёргая конечностями. Прицелился в него, и преодолевая какой-то внутренний трепет, нажал на курок. Пули прошили торс зомби, но особого вреда не причинили.

- В башку бей! - пронеслось огнём по мозгам. - В башку!

 Прицелился и выстрелил, на этот раз удачно - голова мертвяка раскололась, обдав каким-то дерьмом брёвна забора, вероятно, когда-то при жизни это был мозг. Зомби дёрнулся и замер, а с повисшей ноги на землю свалился измазанный рыжей грязью сапог сапог, обнажив полуразмотанную портянку. Подавил в себе рвотный рефлекс, лишь сплюнул в сторону тягучей слюной. Ну и жуть творится, дорогая бабушка…

Стрельба вновь смолкла, и перезарядив робота, заодно поменяв раскалившийся чуть ли не до красна ствол пулемёта я побежал за ещё одним коробом с патронами. Получается, это уже четвёртый магазин, во хреначит, так боеприпасов не напасёшься…

 

  …В очередной раз подцепили коробку с патронами к невозмутимому Артемию, но он её так и не опустошил - поток дохляков из леса иссяк, лишь сотни истерзанных пулями трупов устилали траву.

- Вроде всё, - пробормотал Матвей. - Остались лишь те, кто под забором, в лесу никого уже.

- И что нам делать? - пролепетал я, чувствуя, что нервы не выдерживают. К тому времени уже «снял» с забора с дюжину настырных мертвяков. Для себя понял, что смогу привыкнуть ко многому - к тушам, хвостам, трёхметровым зубастым рыбам, даже к ребятам из царской безопасности. Но вот к зомби привыкнуть не судьба, хоть я их буду отстреливать каждый день в течение тридцати лет. Это выше меня, слишком уж мерзко…

- Сейчас Артемия выпустим, сходит, почистит! - объяснил дед. - Давай ему новый короб навесим.

Перезарядили робота, и тот вышел за территорию в аккуратно приоткрытые нами ворота. Несколько юрких тварей кинулось было в освободившийся проход, но Матвей был настороже. Поднял пулемёт и положил мертвяков, выпустив пару прицельных очередей.

А за забором Артемий наводил шороху - время от времени гудел пулемётом, заглушая рыки и завывания. Вскоре он вернулся, весь перемазанный бурой слизью и дерьмом.

- Это ж сколько уборки нам предстоит! - тяжело вздохнул дед, осматривая робота. - Всех этих гостей закопать. До вечера точно не справимся.

- Чего? - я не мог поверить своим ушам. - Нам их что, закапывать?

- А что, так оставить? - начал заводиться дед. - Да уже ночью тут такая вонища будет! Пошли переоденемся в химические костюмы, пока заразу какую не подхватили, или сами не обратились в этих.

Матвей сплюнул в сторону, и пошёл к амбару.

Внутренне протестуя, но ничем это не проявляя, разве что скрипя зубами, снял с себя броню и облачился в синий аналог нашего защитного костюма «ОЗК», только этот с переговорным устройством и с большой маской из прозрачного пластика.

- Пошли искать «огонь», - распорядился дед, взяв с полки какой-то ящичек.

 

    Чёртову хреновину, подымающую на ноги обитателей окрестных могил, нашли быстро. Это была серая пластиковая коробка, которую дед открыл с превеликими осторожностями. Большими щипцами извлёк из неё чёрный шар и положил его в свой ящичек, закрыл крышкой.

- Всё, - устало произнёс Матвей. - Половина дела сделана.

- В смысле? - не понял я.

- Осталось лишь поглубже закопать эту публику! - хмыкнул дед и пнул ногой в бочину валявшегося рядом дохляка. - Иди, сразу проблюйся, чтобы в маску не навалить ненароком.

 

    Если у меня спросят потом назвать самый кошмарный день в своей жизни, то я вспомню сегодняшний день. Как оказалось, отбиться от зомбаков было не так и сложно, особенно при наличии такого классного железного парня, как Артемий. А гораздо веселее было собирать их части тел и скидывать в большущую воронку, образовавшуюся после того, как дед в лесу взорвал гранатой какой-то голубоватый «огонь». Кончилось всё тем, что я, совсем обалдевший от всего и на дрожащих ногах таскавший зомбаков к их последней могиле, хлопнулся в обморок. Вскоре пришёл в себя, и Матвей, ухмыляясь, проявил поистине натуральный садизм, велев мне работать дальше…

- Это чем вы тут занимаетесь? - услышал я голос шефа, когда мы с дедом взявши последнего мертвеца за руки-ноги, раскачивали его, желая закинуть подальше в яму.

Матросов, включив на броне «защиту», подошёл к краю братской могилы, и присвистнул.

- Это что такое? - спросил он дрожащим голосом, посматривая на нас.

- Гости и леса приходили, - ответил дед. - Кот закладку с «Чёрным огнём» оставил, это почерк саймоновских спецов. Надо было раньше догадаться.

- Нельзя вас одних оставить на полдня, - мрачно пошутил шеф, затем взглянул на меня. - С тобой всё нормально? Эй, Алёша? - затем гневно уставился на деда. - Ты чё с ним сделал, а? Смотри какой взгляд, у него крыша не поехала?

- Да всё с ним нормально, - спокойно произнёс Матвей. - Боец проходит морально-боевую закалку. После сегодняшней заварухи он уже смело может ничего и никого не бояться. Ещё спасибо скажет.

- Да он же пацан совсем! - взревел Иваныч. - Меня не мог дождаться?

К тому времени я ходил, подобно Артемию, ничего уже не соображая, полностью отключив мозг. И в глубине души остро завидуя роботу - он сидит, как парень на амбаре, а я тут порядки навожу. Ещё неделя такой деревенской жизни, и можно будет смело идти сдаваться в ближайший дурдом.

- Можно уже начинать, или как? - спросил я деда. - Или до завтра подождать?

- Чего? - насторожился тот, его глаза за прозрачной маской цепко ощупывали моё лицо.

- Ничего не бояться, - и тут меня пробрал такой ржач, каких со мной ещё не случалось. Смеялся до слёз, до боли в животе, потом вообще упал на скользкую от слизи и мозгов траву.

- Ладно, веди его домой, - тихо сказал Матвей. - Отмой его и налей настойки. Чего-то я и вправду с закалкой переборщил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +2 225 просмотров
Комментарии (2)
Александр Киселев # 3 сентября 2013 в 19:24 0
потираю ладошки "Хорошо то как"... Саня, жду продолжения, как выйдет полностью - распечатаю и прочту заново с коньяком, у камина, не торопясь)
Александр Короленко # 3 сентября 2013 в 20:21 0
Спасибо Сань, за добрые слова!!!