ЗАСТРЯВШИЕ-3

12 марта 2012 - Поцарапка

 3

- Ася кусать…Ася кусать…
Люська открыла глаза: рядом с креслом стояла Настенька и теребила её рукав.
 - Доброе утро, лапушка! Сейчас, солнышко, будем кушать. Как зубки? Ну-ка, открой ротик. У, какие замечательные зубки. Не болят? И чудненько. Пошли умываться.

Когда кормила Настеньку, впервые появилось это странное ещё смутное ощущение. И потом, когда выводила коз с овцами на пастбище, а в особенности, когда меняла подстилку у свиней, ощущение уже не было смутным, напротив, ясным, чётким. А именно: ощущение, что она точь-в-точь, до мельчайших подробностей, автоматически делает всё так, как делала вчера. Поначалу Люська попробовала себя успокоить, что это просто однообразность крестьянской жизни. И потом в городе тоже бывало, особенно по утрам, когда одно утро почти ничем не отличалось от предыдущих, копия, одним словом.
Однако с каждым получасом ощущение крепло, а покой отступал, уменьшаясь, а на смену ему наплывала тревога.
Когда открывала парники, услышала со стороны:
- Здравствуй, Люсенька. А я тётя Галя. Молодые уехали?
Люська вздрогнув, выпрямилась, глянула в сторону голоса: за соседним забором стояла пожилая низкорослая женщина в тёмно-синей фуфайке, круглолицая, цветастый платок на голове повязан по-деревенски.
- Здравствуйте. Да в четыре часа уехали.
 - Вот ведь горе какое…Вера говорила, там трое ребятишек осталось. Куда ж они теперь? В детдом? Думаю, Костик этого не допустит. Придётся ребятишек под опеку брать, так хоть государство поможет…Нда, жизнь…
"Сейчас про баню скажет,"- Люська затаила дыхание.
- Люсенька, ежели тебе в тягость свою баньку топить, приходьте ко мне. Я одна, воды всегда много остаётся…
 - Хорошо, спасибо,- как вчера ответила Люська, чувствуя ползущий по спине ледяной холодок.

Тётя Галя вернулась к своему парнику, а Люська сорвавшись, метнулась в дом. Игравшая на песчаной куче Настенька, вскинулась:
 - Луся, ти куда?
 - Играй, играй, я сейчас…
Влетев на кухню, Люська на всю громкость включила радио, до этого приглушённо бубнившее, затем бросилась в горницу, включила телевизор, нервно
защёлкала пультиком.
И радио и телевизор тупо сообщали, что сегодня суббота 28 марта…

На отяжелевших ногах Люська вышла на крыльцо, тяжело опустилась на ступеньку. В руке всё ещё зажат пультик.
"Что же это такое…получается, я застряла в этой субботе, как в фильме "День сурка"? Почему? Зачем?"
Подбежала Настенька, тронула за колено ручкой с налипшим песком:
 - Луся, мутики смолеть…
 - Что? Да, мультики…Понимаешь, Настюша, сегодня опять суббота. Это покруче мультиков…И что делать?
 - Чо деять?- смешно вздохнула Настенька, пожав плечиками. Присев рядом, тронула пультик: - Мутики смолеть.
 - Ладно, уговорила: погодим паниковать. До утра продержимся, а там видно будет…Может просто программа зависла, сделают перезагрузку и завтра будет воскресение…Живём дальше, Настюша.

До обеда Люська ещё крепилась, а после обеда ею овладело раздражение и гнёт от узнаваемости. Особенно когда заглядывали случайные гости, свериться о Костике и Вере и повторяли слово в слово вчерашнее. Бесил молчащий телефон и издевательский девичий голос, механически сообщающий, что "абонент находится вне зоны доступа или телефон отключен". Когда накормленная Настенька, уселась перед телевизором смотреть мультики, Люська тоже присела в надежде, что мультики поднимут настроение. Но даже её любимый "Ледниковый период" усилил раздражение: здесь тоже всё было ЗНАКОМО. Организм отреагировал ещё более странно: зубы заныли, точно от оскомы, а в желудке родилось жжение, как при изжоге. Сходила на кухню, выпила сок, немного полегчало.
В дверь постучали.
 - Люсенька, вы дома?
"О, нет! Опять эта занудная тётя Нюра будет спрашивать, не видела ли я её кошку, которую, кстати, тоже Люсей зовут и не знакома ли я с её внуком Кириллом, который, кстати, тоже на Петроградке живёт…НЕ ВИДЕЛА! НЕ ЗНАКОМА! Я ВЧЕРА ЕЩЁ СКАЗАЛА!"

Выпроводив, наконец, занудливую тётку, Люська заглянула в горницу: мультик закончился, на экране была заставка меню диска, Настенька, свернувшись калачиком, спала на диване. Уложив девочку нормально, укрыв одеяльцем, Люська вдруг подумала: а может и мне завалиться? Это будет не как вчера, возможно, отступление от программы "оживит" её и проснусь, как надо, то есть в воскресенье.
Как ни странно, заснула сразу, едва удобнее расположила голову на подушке.

Проснулась с ощущением, что проспала как минимум часов семь. Но, увы: сон длился всего лишь сорок семь минут. И была по-прежнему суббота…

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0034376

от 12 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034376 выдан для произведения:

 3

- Ася кусать…Ася кусать…
Люська открыла глаза: рядом с креслом стояла Настенька и теребила её рукав.
 - Доброе утро, лапушка! Сейчас, солнышко, будем кушать. Как зубки? Ну-ка, открой ротик. У, какие замечательные зубки. Не болят? И чудненько. Пошли умываться.

Когда кормила Настеньку, впервые появилось это странное ещё смутное ощущение. И потом, когда выводила коз с овцами на пастбище, а в особенности, когда меняла подстилку у свиней, ощущение уже не было смутным, напротив, ясным, чётким. А именно: ощущение, что она точь-в-точь, до мельчайших подробностей, автоматически делает всё так, как делала вчера. Поначалу Люська попробовала себя успокоить, что это просто однообразность крестьянской жизни. И потом в городе тоже бывало, особенно по утрам, когда одно утро почти ничем не отличалось от предыдущих, копия, одним словом.
Однако с каждым получасом ощущение крепло, а покой отступал, уменьшаясь, а на смену ему наплывала тревога.
Когда открывала парники, услышала со стороны:
- Здравствуй, Люсенька. А я тётя Галя. Молодые уехали?
Люська вздрогнув, выпрямилась, глянула в сторону голоса: за соседним забором стояла пожилая низкорослая женщина в тёмно-синей фуфайке, круглолицая, цветастый платок на голове повязан по-деревенски.
- Здравствуйте. Да в четыре часа уехали.
 - Вот ведь горе какое…Вера говорила, там трое ребятишек осталось. Куда ж они теперь? В детдом? Думаю, Костик этого не допустит. Придётся ребятишек под опеку брать, так хоть государство поможет…Нда, жизнь…
"Сейчас про баню скажет,"- Люська затаила дыхание.
- Люсенька, ежели тебе в тягость свою баньку топить, приходьте ко мне. Я одна, воды всегда много остаётся…
 - Хорошо, спасибо,- как вчера ответила Люська, чувствуя ползущий по спине ледяной холодок.

Тётя Галя вернулась к своему парнику, а Люська сорвавшись, метнулась в дом. Игравшая на песчаной куче Настенька, вскинулась:
 - Луся, ти куда?
 - Играй, играй, я сейчас…
Влетев на кухню, Люська на всю громкость включила радио, до этого приглушённо бубнившее, затем бросилась в горницу, включила телевизор, нервно
защёлкала пультиком.
И радио и телевизор тупо сообщали, что сегодня суббота 28 марта…

На отяжелевших ногах Люська вышла на крыльцо, тяжело опустилась на ступеньку. В руке всё ещё зажат пультик.
"Что же это такое…получается, я застряла в этой субботе, как в фильме "День сурка"? Почему? Зачем?"
Подбежала Настенька, тронула за колено ручкой с налипшим песком:
 - Луся, мутики смолеть…
 - Что? Да, мультики…Понимаешь, Настюша, сегодня опять суббота. Это покруче мультиков…И что делать?
 - Чо деять?- смешно вздохнула Настенька, пожав плечиками. Присев рядом, тронула пультик: - Мутики смолеть.
 - Ладно, уговорила: погодим паниковать. До утра продержимся, а там видно будет…Может просто программа зависла, сделают перезагрузку и завтра будет воскресение…Живём дальше, Настюша.

До обеда Люська ещё крепилась, а после обеда ею овладело раздражение и гнёт от узнаваемости. Особенно когда заглядывали случайные гости, свериться о Костике и Вере и повторяли слово в слово вчерашнее. Бесил молчащий телефон и издевательский девичий голос, механически сообщающий, что "абонент находится вне зоны доступа или телефон отключен". Когда накормленная Настенька, уселась перед телевизором смотреть мультики, Люська тоже присела в надежде, что мультики поднимут настроение. Но даже её любимый "Ледниковый период" усилил раздражение: здесь тоже всё было ЗНАКОМО. Организм отреагировал ещё более странно: зубы заныли, точно от оскомы, а в желудке родилось жжение, как при изжоге. Сходила на кухню, выпила сок, немного полегчало.
В дверь постучали.
 - Люсенька, вы дома?
"О, нет! Опять эта занудная тётя Нюра будет спрашивать, не видела ли я её кошку, которую, кстати, тоже Люсей зовут и не знакома ли я с её внуком Кириллом, который, кстати, тоже на Петроградке живёт…НЕ ВИДЕЛА! НЕ ЗНАКОМА! Я ВЧЕРА ЕЩЁ СКАЗАЛА!"

Выпроводив, наконец, занудливую тётку, Люська заглянула в горницу: мультик закончился, на экране была заставка меню диска, Настенька, свернувшись калачиком, спала на диване. Уложив девочку нормально, укрыв одеяльцем, Люська вдруг подумала: а может и мне завалиться? Это будет не как вчера, возможно, отступление от программы "оживит" её и проснусь, как надо, то есть в воскресенье.
Как ни странно, заснула сразу, едва удобнее расположила голову на подушке.

Проснулась с ощущением, что проспала как минимум часов семь. Но, увы: сон длился всего лишь сорок семь минут. И была по-прежнему суббота…

Рейтинг: +2 576 просмотров
Комментарии (1)
Кира # 15 марта 2012 в 11:45 0
)) да, как "День сурка"