ЗАСТРЯВШИЕ- 4-5

12 марта 2012 - Поцарапка

 4

"Вчера" ближе к вечеру Люська намеренно всё делала не так как накануне, с надеждой, что это сдвинет "зависшую программу". Поменяла местами очерёдность работ, от бани отказалась (зачем? вчера же мылись), на ужин вместо гречи с мясом, сварила картошку, открыла банку селёдки, а из погреба достала солёных огурчиков. В завершение Настеньку положила спать не с собой, а в её кроватку. Пришлось, правда, поуговаривать девчушку: поканючила немного:
- Хочу с табой…

И вот Люська проснулась…опять в кресле. Правда, за полчаса до той минуты, когда в прошлые разы её будила Настенька. На часах было начало седьмого.
Метнулась к радио, прибавила звук. Дикторша радостным позитивным голосом напомнила, что сегодня 28 марта, суббота, и что погода ожидается…
- Знаю, какая погода…- Люська нервно провернула ручку, совсем заглушив радио. - Чёрт, это что навсегда? Свихнуться можно…

Вышла на крыльцо, присела на ступеньку, поёживаясь от свежего воздуха.
Светло, свежо, птички заливаются, солнце вон встаёт, всё это конечно замечательно, только получается как в математике "от перемены мест слагаемых сумма не меняется". Выходит, хоть лоб разбей, а результат будет известный? Есть ли смысл что-то делать вообще? Ну, животных ладно, жалко, а, к примеру, зачем открывать-закрывать парники, поливать их? Если даже засохнет, погибнет рассада, то "завтра" она опять возродится. И всех этих гостей в купе с назойливой тётей Нюрой можно смело посылать на…хутор бабочек ловить. Это плюсик, а остальное всё…огромный минусище. Надолго меня хватит? Впрочем, наверно, если я сегодня свихнусь, то "завтра" опять нормальная буду…

И всё же она решила ещё раз попробовать, уже с утра, всё переиначить. "Вчера" первыми выводила коз и овец, затем выпускала птицу, затем занималась свиньями. Сегодня первыми выпустила птиц, насыпала корм в кормушки. Собрала яйца в гнёздах,- "вчера" это сделала в последнюю очередь,- и тотчас отнесла в холодильник. Накормила свиней, а вот подстилку решила не менять:
- Обойдётесь. Эта ещё не грязная.
Козы и овцы недоумённо мекали: что за дела? почему нас игнорируют?
 - Не орите!- осаждала их Люська.- У меня не десять рук. Ждите своей очереди.

Выгнав скотину на пустырь, и тут решила поменять "вчерашний" порядок. Чтобы козы и овцы не разбредались, одну из овец и старую козу Зинку следовало
держать на привязи, для этого имелись два штыря и цепи. "Вчера" Люська вбивала штыри справа, ближе к кустам бузины, сегодня переместилась резко влево, ближе к дороге, что извилисто огибала пустырь и стрелой устремлялась в сторону леса, вдоль пашни.

По дороге со стороны леса шёл мальчишка в джинсах и коричневом свитере. За плечами у него был рюкзак, в руке в чехле видимо спальник. Люська решила подождать, когда он поравняется с ней: это тоже будет не как вчера. Может, чем больше изменений сегодня, тем больше шансов, что "зависшая программа" сдвинется.
К тому времени, когда мальчишка поравнялся, Люська успела его хорошо рассмотреть. Чуть повыше её, плотненький, круглолицый с пышными бровями, копна русых курчавых волос, симпатичные усики. Самое большое на пару лет старше Люськи. В одиннадцатом классе, наверняка учится.

 - Какой сегодня день?- быстро спросил мальчишка, едва поравнялся.
 - Суббота, двадцать восьмое…
 - Чёрт! Чёрт!- дёрнулся мальчишка, швырнул на землю спальник, зло пнул его:- Опять! - Снял рюкзак, затем устало опустился на спальник, достал из кармашка рюкзака пачку сигарет, зажигалку, но закуривать не спешил, с интересом уставился на Люську.- Постой. А ты кто? Почему я тебя не знаю?
 - Я к Ананьевым приехала. На каникулы.
- А, слышал. У Кости брат с семьёй погибли… Я Никита, вон седьмой дом от вашего. Чёрт, почему же ничего не изменилось?
- А что должно измениться?
- Ха, да ты не поверишь.
 - Как раз я и поверю.

Самое смешное, что Никита тоже застрял. Правда в отличие от Люськи, у него это была семнадцатая суббота. Его родители уехали в Крым: у мамы проблемы со здоровьем и отец повёз её на курорт на время отпуска. Никита увлекается литературой, пробует сам писать в жанре фантастики. Один эпизод не выписывался, стопорил, и Никита решил сначала проверить его на себе: провести ночь в спальнике на болоте. "Вчера", вернее семнадцать суббот назад, вечером и отправился в лес. Ночёвка понравилась, дала заряд бодрости и вдохновения, утром поспешил домой, предвкушая творческий процесс. И он действительно легко вышел из тупика, закончил главу. А утром…вновь проснулся на болоте. И так уже семнадцатый раз. Как и Люська он каждый раз
проживал день, меняя очерёдность своих действий, поступков, даже вот курить начал, а один раз "в зюзю" напился, но результат был один и тот же: пробуждение в лесу. "Вчера" Никита вообще ничего не делал, весь день пролежал на диване, просмотрел все пять сезонов космической саги "Андромеда",там же на диване и заснул. И вот результат…

 - Выходит, мы с тобой коллеги по несчастью,- горько усмехнулась Люська.- У меня третья суббота…
- Когда у меня была третья, я ещё был спокоен,…жутко интересно было. Фантастика воочию…После седьмой однообразность стала раздражать. А сейчас я просто дико устал.
 - Ещё бы…Слушай, пошли к нам, позавтракаем. Может, хоть это повлияет.
- Сомневаюсь…
 - А что мы теряем? Да, я Люська.
 - В смысле Людмила? Люда?
 - Да. Но меня все зовут Люськой.
 - Я буду звать Людой. Не против?
 - Зови.

"Вчера" на завтрак были макароны с сардельками, сегодня Люська сделала просто яишенку и гренки, вчерашний чай заменила какао. Мысленно, со слабой надеждой отметила: ещё одно изменение до кучи. А вдруг подействует.
Во время завтрака внесла предложение: а что если в доме переставить мебель?
 - Можно, конечно, попробовать,- вздохнул Никита.- Только я уже не верю…
Во время перестановки они так увлеклись, что казалось, на время забыли, для чего это делается. Настенька так же включилась в процесс, точно это была интересная игра.

 - Всё,- наконец, выдохнула Люська, плюхнувшись на диван и осматривая комнату.- Больше нечего переставлять. А давай ещё кокнем эту вазу,- взяла с серванта синюю хрустальную вазу, в которой пыжился букет из засушенных лесных трав. Вынув букет, Люська его сломала, смяла и швырнула под диван,
затем, приподнявшись, грохнула вазу об пол, осколки сгребла тоже под диван.
- Как-то всё патетично,- хмыкнул Никита.
- И пусть! Может как раз патетики и не хватает…

Восторженно взвизгнув, Настенька метнулась к туалетному столику, схватила флакон с туалетной водой:
- Эта мона?
- Нуно!- вскрикнула Люська.- Давай Настюша, грохай. Сдвинем субботу с мёртвой точки!
Флакон разлетелся вдребезги, наполнив комнату сладковатым запахом ландышей.
 - Мда,- усмехнулся Никита.- Может, не надо было переставлять мебель. Взяли бы топоры и всё переломали…
- Слушай,- вскочила Люська.- А это мысль. Раз у тебя первого зависла суббота, давай и у тебя всё переставим и чего-нибудь сломаем…
- Или дом подожжем,- с улыбкой продолжил Никита.- А ещё лучше всю деревню сожжём. Чего мелочиться, завтра всё равно всё будет по старому.
 - Если я доживу до семнадцатой субботы я так и сделаю,- фыркнула Люська.- Всё, пошли к тебе.

5
Люська вошла в раж: она всё дела так увлечённо, заразительно, что и Никита, который поначалу вяло, скептически помогал, и Настенька, которая чувствовала себя сковано в чужом доме, вскоре поддались её азарту. И дружно, со смехом и шутками, двигали мебель, рвали, что можно было порвать, разбивали, что можно было разбить, гнули, что можно было погнуть. Возбуждённая Настенька то и дело подбегала к Люське с очередным пузырьком:
 - Эта бить?
 - Бей! 
И стеклянные, фарфоровые, хрустальные брызги разлетались по полу.
На шум явилась соседка, тётя Даша:
- Никита, ты что творишь?
- Слушайте,- опередила Никиту Люська.- Вам какое дело? Вас звали сюда? Нет, вот и топайте к себе.
- Хулиганка, да как ты разговариваешь со мной!
- Тётя, идите вы…знаете куда…
- Куда?
 - Пасти верблюда! А то убежит…Давайте, валите отсюда.
В полушоковом состоянии, бранясь, тётя Даша удалилась.
 - Сейчас полдеревни сбежится,- хмыкнул Никита, провожая взглядом соседку.
 - Пусть. Будет сильный аргумент сдвинуть "зависшую" субботу.
 - Хорошо если сдвинется…
 - Стоп! Может, причина в том, что ты уже разуверился. Ну, типа смирился.
 - Предлагаешь включить оптимизм?
 - Предлагаю. И на всю катушку! Здесь всё? Пошли на кухню, заодно попьём чайку, что-то у меня во рту пересохло.

На кухне Люська села за стол, ближе к окну. Никита зажёг газ, поставил чайник.
Вбежала Настенька, в руке фаянсовая фигурка негритёнка.
 - Эта бить?
 - Бей.
 - Нет!- вскрикнул, дёрнувшись, Никита.- Это мамина…ещё с её детства…Не надо!
- Хорошо,- пожала плечами Люська.- Настюш, эту мы не будем бить, поставь на место. И приходи сюда, разобьёшь эту кружку.

 - Дашь почитать, о чём пишешь?- спросила Люська, приступая к чаепитию.
- Когда закончу. У меня только три первых главы написано.
 - Ну, хоть расскажи о чём.
Никита смущённо кашлянул, видимо не избалованный вниманием к своему творчеству.
- Это будет фантастическая история…Про юношу шестнадцати лет, который попадает в иной мир. Там после мировой войны оставшиеся люди мутируют…
 - …в монстров? - хмыкнула Люська.- Было уже.
- Нет, не в монстров. Они становятся все лилипутами. А животные, птицы, насекомые, наоборот, гигантами. Представь муху размером с гуся.
 - Представила. И что дальше?
 - А что дальше…приключения, жизнь. Юноша там как Гулливер.
 - Да уж, поинтереснее, чем у нас. Лучше в твой мир…И как вы фантасты объясняете эту хрень, что с нами происходит?
 - Да по разному. Например: временной карман.
 - И как вылезти из этого кармана?
 - Знал бы, давно вылез,- нахмурился Никита, шумно раздавил в руке сушку.- Есть у меня одна фантастическая версия…
- Разумеется фантастическая. Ну и?
- Сначала расскажи про себя.

Никита слушал более чем внимательно. Люська ничего не скрывая, выложила как на духу всю свою жизнь: и про дурацкий поступок сестры, и про конфликт родителей, и при каких обстоятельствах она уехала из города.
- Это ещё кирпичик в мою версию,- тихо заговорил Никита, помолчав после рассказа Люськи.- Ты про индиго слышала? Подозреваю, что мы с тобой они и есть. Это мы создали этот карман…
 - Зачем?
- Чтобы сбежать от действительности. Когда мои родители уезжали, у меня было странное ощущение…Короче, я не хотел, чтобы они ехали. Вот я и думаю, что в дороге с ними могло что-то случиться…Я не хочу этого знать и вот таким образом, остановив время, ограждаю себя…от боли. Теперь возьмём тебя. Ты боишься возвращаться домой, боишься, что тебя родители выгонят, отрекутся. Это больно. Вот ты и остановила время, спряталась во временном кармане…
 - Логично, даже похоже на правду…То есть, ты хочешь сказать, что у нас нет шансов выбраться из кармана?
 - Получается так. Сейчас я почти на все сто уверен, что с моими что-то случилось. Скорее всего, авария. Каждая моя клеточка протестует, не хочет этого принять…

Никита умолк, опустив голову, пальцы рук нервно барабанили по краю чашки.
Настенька, затихнув и перестав разворачивать ириску, удивлённо посмотрела на Никиту, затем на Люську, припав к плечу, прошептала:
 - Пачит?
 - Нет, не плачет,- так же шёпотом ответила Люська.- Иди в комнату, поиграй.
 - Лана,- Настенька взяла из вазы ещё три ириски и удалилась, всё время оглядываясь.

- Значит,- нарушила Люська затянувшуюся паузу,- чтобы что-то изменилось, ты здесь должен смириться, принять как…
 - Думаю, да. Должно отболеть…
- С тобой ясно. А вот как быть со мной? Я что должна себя настроить, что меня примут с распростёртыми объятьями, покаются, тортиками станут закармливать? Ага, моих предков не переделать…они скорее с голоду умрут, чем уступят. И я это знаю очень даже хорошо. Как себя обмануть? Получается, я застряла здесь навсегда…

Никита вдруг выпрямился, залпом выпил остывший чай, протяжно вздохнул:
- Думаю, я тоже…Я скорее буду нянчить боль, чем отброшу её. Вот такой я идиот…Так что, Люда, влипли мы по полной…и все эти перестановки и разбивания, как мёртвому припарки…
- И что будем делать?
Никита пристально посмотрел на Люську, улыбнулся:
- Жить…вечно молодые. Разве не класс?
- Да, класс…- оживилась Люська, сбрасывая напряжение. -Только боюсь это нам быстро надоест. Помнишь в фильме "День сурка" герой совершал самоубийства…вот и мы станем топиться, вешаться, травиться…Развлекаться, одним словом.
- Кстати, у меня была такая мысля. Где-то после десятой субботы. Хотел там в болоте утонуть. Струсил…
 - Ничего, какие наши годы, еще попробуем…- засмеялась Люська.- Рядышком будем тонуть, киношно тянуть друг к другу руки…и всё такое…Прикольно.
 - А Настя?
- А что Настя? Мы её посадим на сухую кочку, она будет кричать, плакать, звать нас…ну, для чувствительности картины…Типа кино снимают…
- Ага, дубль один, дубль два…
 - Убойная киношка получится!
- Само собой,- Никита тоже расслабился, включился в игру. - Актёры сыграли убедительно, реалистично. Оскара в студию!
- Два Оскара, нет три! Настюше за лучший дебют. А потом мы бросимся под машину…Груда ломаных костей, лужи крови…
- А потом мы запалим деревню, и как Нерон будем орать попсовые шлягеры…


Когда спустя пару минут Настенька вбежала на кухню, Люська и Никита, буквально захлёбывались смехом, раскрасневшиеся, выкрикивали:
 - А потом…
 - А потом…

КОНЕЦ

 

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0034381

от 12 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034381 выдан для произведения:

 4

"Вчера" ближе к вечеру Люська намеренно всё делала не так как накануне, с надеждой, что это сдвинет "зависшую программу". Поменяла местами очерёдность работ, от бани отказалась (зачем? вчера же мылись), на ужин вместо гречи с мясом, сварила картошку, открыла банку селёдки, а из погреба достала солёных огурчиков. В завершение Настеньку положила спать не с собой, а в её кроватку. Пришлось, правда, поуговаривать девчушку: поканючила немного:
- Хочу с табой…

И вот Люська проснулась…опять в кресле. Правда, за полчаса до той минуты, когда в прошлые разы её будила Настенька. На часах было начало седьмого.
Метнулась к радио, прибавила звук. Дикторша радостным позитивным голосом напомнила, что сегодня 28 марта, суббота, и что погода ожидается…
- Знаю, какая погода…- Люська нервно провернула ручку, совсем заглушив радио. - Чёрт, это что навсегда? Свихнуться можно…

Вышла на крыльцо, присела на ступеньку, поёживаясь от свежего воздуха.
Светло, свежо, птички заливаются, солнце вон встаёт, всё это конечно замечательно, только получается как в математике "от перемены мест слагаемых сумма не меняется". Выходит, хоть лоб разбей, а результат будет известный? Есть ли смысл что-то делать вообще? Ну, животных ладно, жалко, а, к примеру, зачем открывать-закрывать парники, поливать их? Если даже засохнет, погибнет рассада, то "завтра" она опять возродится. И всех этих гостей в купе с назойливой тётей Нюрой можно смело посылать на…хутор бабочек ловить. Это плюсик, а остальное всё…огромный минусище. Надолго меня хватит? Впрочем, наверно, если я сегодня свихнусь, то "завтра" опять нормальная буду…

И всё же она решила ещё раз попробовать, уже с утра, всё переиначить. "Вчера" первыми выводила коз и овец, затем выпускала птицу, затем занималась свиньями. Сегодня первыми выпустила птиц, насыпала корм в кормушки. Собрала яйца в гнёздах,- "вчера" это сделала в последнюю очередь,- и тотчас отнесла в холодильник. Накормила свиней, а вот подстилку решила не менять:
- Обойдётесь. Эта ещё не грязная.
Козы и овцы недоумённо мекали: что за дела? почему нас игнорируют?
 - Не орите!- осаждала их Люська.- У меня не десять рук. Ждите своей очереди.

Выгнав скотину на пустырь, и тут решила поменять "вчерашний" порядок. Чтобы козы и овцы не разбредались, одну из овец и старую козу Зинку следовало
держать на привязи, для этого имелись два штыря и цепи. "Вчера" Люська вбивала штыри справа, ближе к кустам бузины, сегодня переместилась резко влево, ближе к дороге, что извилисто огибала пустырь и стрелой устремлялась в сторону леса, вдоль пашни.

По дороге со стороны леса шёл мальчишка в джинсах и коричневом свитере. За плечами у него был рюкзак, в руке в чехле видимо спальник. Люська решила подождать, когда он поравняется с ней: это тоже будет не как вчера. Может, чем больше изменений сегодня, тем больше шансов, что "зависшая программа" сдвинется.
К тому времени, когда мальчишка поравнялся, Люська успела его хорошо рассмотреть. Чуть повыше её, плотненький, круглолицый с пышными бровями, копна русых курчавых волос, симпатичные усики. Самое большое на пару лет старше Люськи. В одиннадцатом классе, наверняка учится.

 - Какой сегодня день?- быстро спросил мальчишка, едва поравнялся.
 - Суббота, двадцать восьмое…
 - Чёрт! Чёрт!- дёрнулся мальчишка, швырнул на землю спальник, зло пнул его:- Опять! - Снял рюкзак, затем устало опустился на спальник, достал из кармашка рюкзака пачку сигарет, зажигалку, но закуривать не спешил, с интересом уставился на Люську.- Постой. А ты кто? Почему я тебя не знаю?
 - Я к Ананьевым приехала. На каникулы.
- А, слышал. У Кости брат с семьёй погибли… Я Никита, вон седьмой дом от вашего. Чёрт, почему же ничего не изменилось?
- А что должно измениться?
- Ха, да ты не поверишь.
 - Как раз я и поверю.

Самое смешное, что Никита тоже застрял. Правда в отличие от Люськи, у него это была семнадцатая суббота. Его родители уехали в Крым: у мамы проблемы со здоровьем и отец повёз её на курорт на время отпуска. Никита увлекается литературой, пробует сам писать в жанре фантастики. Один эпизод не выписывался, стопорил, и Никита решил сначала проверить его на себе: провести ночь в спальнике на болоте. "Вчера", вернее семнадцать суббот назад, вечером и отправился в лес. Ночёвка понравилась, дала заряд бодрости и вдохновения, утром поспешил домой, предвкушая творческий процесс. И он действительно легко вышел из тупика, закончил главу. А утром…вновь проснулся на болоте. И так уже семнадцатый раз. Как и Люська он каждый раз
проживал день, меняя очерёдность своих действий, поступков, даже вот курить начал, а один раз "в зюзю" напился, но результат был один и тот же: пробуждение в лесу. "Вчера" Никита вообще ничего не делал, весь день пролежал на диване, просмотрел все пять сезонов космической саги "Андромеда",там же на диване и заснул. И вот результат…

 - Выходит, мы с тобой коллеги по несчастью,- горько усмехнулась Люська.- У меня третья суббота…
- Когда у меня была третья, я ещё был спокоен,…жутко интересно было. Фантастика воочию…После седьмой однообразность стала раздражать. А сейчас я просто дико устал.
 - Ещё бы…Слушай, пошли к нам, позавтракаем. Может, хоть это повлияет.
- Сомневаюсь…
 - А что мы теряем? Да, я Люська.
 - В смысле Людмила? Люда?
 - Да. Но меня все зовут Люськой.
 - Я буду звать Людой. Не против?
 - Зови.

"Вчера" на завтрак были макароны с сардельками, сегодня Люська сделала просто яишенку и гренки, вчерашний чай заменила какао. Мысленно, со слабой надеждой отметила: ещё одно изменение до кучи. А вдруг подействует.
Во время завтрака внесла предложение: а что если в доме переставить мебель?
 - Можно, конечно, попробовать,- вздохнул Никита.- Только я уже не верю…
Во время перестановки они так увлеклись, что казалось, на время забыли, для чего это делается. Настенька так же включилась в процесс, точно это была интересная игра.

 - Всё,- наконец, выдохнула Люська, плюхнувшись на диван и осматривая комнату.- Больше нечего переставлять. А давай ещё кокнем эту вазу,- взяла с серванта синюю хрустальную вазу, в которой пыжился букет из засушенных лесных трав. Вынув букет, Люська его сломала, смяла и швырнула под диван,
затем, приподнявшись, грохнула вазу об пол, осколки сгребла тоже под диван.
- Как-то всё патетично,- хмыкнул Никита.
- И пусть! Может как раз патетики и не хватает…

Восторженно взвизгнув, Настенька метнулась к туалетному столику, схватила флакон с туалетной водой:
- Эта мона?
- Нуно!- вскрикнула Люська.- Давай Настюша, грохай. Сдвинем субботу с мёртвой точки!
Флакон разлетелся вдребезги, наполнив комнату сладковатым запахом ландышей.
 - Мда,- усмехнулся Никита.- Может, не надо было переставлять мебель. Взяли бы топоры и всё переломали…
- Слушай,- вскочила Люська.- А это мысль. Раз у тебя первого зависла суббота, давай и у тебя всё переставим и чего-нибудь сломаем…
- Или дом подожжем,- с улыбкой продолжил Никита.- А ещё лучше всю деревню сожжём. Чего мелочиться, завтра всё равно всё будет по старому.
 - Если я доживу до семнадцатой субботы я так и сделаю,- фыркнула Люська.- Всё, пошли к тебе.

5
Люська вошла в раж: она всё дела так увлечённо, заразительно, что и Никита, который поначалу вяло, скептически помогал, и Настенька, которая чувствовала себя сковано в чужом доме, вскоре поддались её азарту. И дружно, со смехом и шутками, двигали мебель, рвали, что можно было порвать, разбивали, что можно было разбить, гнули, что можно было погнуть. Возбуждённая Настенька то и дело подбегала к Люське с очередным пузырьком:
 - Эта бить?
 - Бей! 
И стеклянные, фарфоровые, хрустальные брызги разлетались по полу.
На шум явилась соседка, тётя Даша:
- Никита, ты что творишь?
- Слушайте,- опередила Никиту Люська.- Вам какое дело? Вас звали сюда? Нет, вот и топайте к себе.
- Хулиганка, да как ты разговариваешь со мной!
- Тётя, идите вы…знаете куда…
- Куда?
 - Пасти верблюда! А то убежит…Давайте, валите отсюда.
В полушоковом состоянии, бранясь, тётя Даша удалилась.
 - Сейчас полдеревни сбежится,- хмыкнул Никита, провожая взглядом соседку.
 - Пусть. Будет сильный аргумент сдвинуть "зависшую" субботу.
 - Хорошо если сдвинется…
 - Стоп! Может, причина в том, что ты уже разуверился. Ну, типа смирился.
 - Предлагаешь включить оптимизм?
 - Предлагаю. И на всю катушку! Здесь всё? Пошли на кухню, заодно попьём чайку, что-то у меня во рту пересохло.

На кухне Люська села за стол, ближе к окну. Никита зажёг газ, поставил чайник.
Вбежала Настенька, в руке фаянсовая фигурка негритёнка.
 - Эта бить?
 - Бей.
 - Нет!- вскрикнул, дёрнувшись, Никита.- Это мамина…ещё с её детства…Не надо!
- Хорошо,- пожала плечами Люська.- Настюш, эту мы не будем бить, поставь на место. И приходи сюда, разобьёшь эту кружку.

 - Дашь почитать, о чём пишешь?- спросила Люська, приступая к чаепитию.
- Когда закончу. У меня только три первых главы написано.
 - Ну, хоть расскажи о чём.
Никита смущённо кашлянул, видимо не избалованный вниманием к своему творчеству.
- Это будет фантастическая история…Про юношу шестнадцати лет, который попадает в иной мир. Там после мировой войны оставшиеся люди мутируют…
 - …в монстров? - хмыкнула Люська.- Было уже.
- Нет, не в монстров. Они становятся все лилипутами. А животные, птицы, насекомые, наоборот, гигантами. Представь муху размером с гуся.
 - Представила. И что дальше?
 - А что дальше…приключения, жизнь. Юноша там как Гулливер.
 - Да уж, поинтереснее, чем у нас. Лучше в твой мир…И как вы фантасты объясняете эту хрень, что с нами происходит?
 - Да по разному. Например: временной карман.
 - И как вылезти из этого кармана?
 - Знал бы, давно вылез,- нахмурился Никита, шумно раздавил в руке сушку.- Есть у меня одна фантастическая версия…
- Разумеется фантастическая. Ну и?
- Сначала расскажи про себя.

Никита слушал более чем внимательно. Люська ничего не скрывая, выложила как на духу всю свою жизнь: и про дурацкий поступок сестры, и про конфликт родителей, и при каких обстоятельствах она уехала из города.
- Это ещё кирпичик в мою версию,- тихо заговорил Никита, помолчав после рассказа Люськи.- Ты про индиго слышала? Подозреваю, что мы с тобой они и есть. Это мы создали этот карман…
 - Зачем?
- Чтобы сбежать от действительности. Когда мои родители уезжали, у меня было странное ощущение…Короче, я не хотел, чтобы они ехали. Вот я и думаю, что в дороге с ними могло что-то случиться…Я не хочу этого знать и вот таким образом, остановив время, ограждаю себя…от боли. Теперь возьмём тебя. Ты боишься возвращаться домой, боишься, что тебя родители выгонят, отрекутся. Это больно. Вот ты и остановила время, спряталась во временном кармане…
 - Логично, даже похоже на правду…То есть, ты хочешь сказать, что у нас нет шансов выбраться из кармана?
 - Получается так. Сейчас я почти на все сто уверен, что с моими что-то случилось. Скорее всего, авария. Каждая моя клеточка протестует, не хочет этого принять…

Никита умолк, опустив голову, пальцы рук нервно барабанили по краю чашки.
Настенька, затихнув и перестав разворачивать ириску, удивлённо посмотрела на Никиту, затем на Люську, припав к плечу, прошептала:
 - Пачит?
 - Нет, не плачет,- так же шёпотом ответила Люська.- Иди в комнату, поиграй.
 - Лана,- Настенька взяла из вазы ещё три ириски и удалилась, всё время оглядываясь.

- Значит,- нарушила Люська затянувшуюся паузу,- чтобы что-то изменилось, ты здесь должен смириться, принять как…
 - Думаю, да. Должно отболеть…
- С тобой ясно. А вот как быть со мной? Я что должна себя настроить, что меня примут с распростёртыми объятьями, покаются, тортиками станут закармливать? Ага, моих предков не переделать…они скорее с голоду умрут, чем уступят. И я это знаю очень даже хорошо. Как себя обмануть? Получается, я застряла здесь навсегда…

Никита вдруг выпрямился, залпом выпил остывший чай, протяжно вздохнул:
- Думаю, я тоже…Я скорее буду нянчить боль, чем отброшу её. Вот такой я идиот…Так что, Люда, влипли мы по полной…и все эти перестановки и разбивания, как мёртвому припарки…
- И что будем делать?
Никита пристально посмотрел на Люську, улыбнулся:
- Жить…вечно молодые. Разве не класс?
- Да, класс…- оживилась Люська, сбрасывая напряжение. -Только боюсь это нам быстро надоест. Помнишь в фильме "День сурка" герой совершал самоубийства…вот и мы станем топиться, вешаться, травиться…Развлекаться, одним словом.
- Кстати, у меня была такая мысля. Где-то после десятой субботы. Хотел там в болоте утонуть. Струсил…
 - Ничего, какие наши годы, еще попробуем…- засмеялась Люська.- Рядышком будем тонуть, киношно тянуть друг к другу руки…и всё такое…Прикольно.
 - А Настя?
- А что Настя? Мы её посадим на сухую кочку, она будет кричать, плакать, звать нас…ну, для чувствительности картины…Типа кино снимают…
- Ага, дубль один, дубль два…
 - Убойная киношка получится!
- Само собой,- Никита тоже расслабился, включился в игру. - Актёры сыграли убедительно, реалистично. Оскара в студию!
- Два Оскара, нет три! Настюше за лучший дебют. А потом мы бросимся под машину…Груда ломаных костей, лужи крови…
- А потом мы запалим деревню, и как Нерон будем орать попсовые шлягеры…


Когда спустя пару минут Настенька вбежала на кухню, Люська и Никита, буквально захлёбывались смехом, раскрасневшиеся, выкрикивали:
 - А потом…
 - А потом…

КОНЕЦ

 

Рейтинг: +3 651 просмотр
Комментарии (4)
владимир попов # 13 марта 2012 в 00:03 0
Понравилось. С удовольствием прочитал! smileded
Поцарапка # 13 марта 2012 в 00:05 0
Очень рада.Спасибо. А покритиковать?
Вы только последние главки прочитали?
Кира # 15 марта 2012 в 12:11 0
А чего критиковать-то? Читатель додумывай - что там было дальше))) buket3 Понравилось)
Богатырев Артур # 9 августа 2012 в 11:09 0
Очень увлекательный и живенько написанный рассказ.... Только вот без конца разве только...

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
98
98
97
95
95
93
93
92
89
88
85
84
83
82
81
79
77
75
61
52
50