Рамочник--24 .

22 февраля 2015 - Вячеслав Сергеечев

                                                                      Рамочник
      – Дорогой, давай сходим в гости к рамочнику Андрею Тихоновичу с его крутилкой. Забавный мужчина. Вообразил, что с помощью обычной рамки в руке можно получать ответы на любые вопросы. Самуилыч говорит, что это лёгкая шизофрения, и он его поставит «на ноги» за месяц. Какой он приятный, обходительный и воспитанный человек, как много знает. Вот мы сейчас навестим его и попросим о чём-нибудь интересном рассказать. Он доктор каких-то там наук. Я всех обколола и раздала таблетки. Можнонемного и расслабиться. К тому же – это входит в мои обязанности, навещать и курировать больных. Я обязана Самуилычу обо всём увиденном и услышанном докладывать, ведь он главный психиатр нашего отделения.
      – Валюш, а что? Давай навестим Рамочника. Хорошо звучит, правда, – Утятник у Рамочника.
Сделай бутерброды к чаю… К Вам можно? А вот и мы! Не ждали? Андрей Тихонович, всё отделение знает, что Вами заваренный 
чай самый лучший на нашем этаже. Не угостите ли меня с невестой чайком?
                                     
      – Вячеслав Фёдорович, для кого Валентина невеста, а для нас она – любимая медсестра.
Проходите, садитесь, я сейчас вас протестирую. Валентина, на что жалуетесь?
      – Жалуюсь на жениха – не бережёт меня.
      – Сейчас я протестирую духовность вашего Утятника. Ой, простите, пожалуйста, вашего жениха. Задаём параметр в единицах… Раз, два, три…В единицах мало. В десятках. Раз, два, три… В десятках мало. Этак мы с вами будем до следующего дня ждать, пока рамка в моей руке покажет духовность вашего жениха. Тестирую в тысячах: раз, два, три…четыре, четыре с половиной. Четыре с половиной тысячи условных единиц духовности у вашего жениха… Какой чай будете пить? Чёрный вкуснее, зелёный полезнее, красный – мочегонное. Тестируем чёрный…
      – Андрей Тихонович, бог с ним с тестом. Любой Ваш чай хорош и без тестирования.
      – Вячеслав Фёдорович, вчера действительно чёрный чай показывал высокие параметры, а вот
сегодня я не уверен… Раз, два, три… В единицах мало. В десятках: раз, два, три, три с четвертью, три с половиной… Ровно 3 и 45 сотых. Чёрный потерял свои качества в десять раз по сравнению со
вчерашним днём. Чёрный сегодня пить нельзя!
      – Андрей Тихонович, так это же одна и та же пачка! Вы не могли ошибиться?
      – Эниология, которой я занимаюсь, никогда не ошибается! Будем тестировать зелёный чай: раз, два, три… В единицах мало. В десятках: раз, два, три. Мало. В сотнях: раз, два, три. Мало. В тысячах: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять. Десять тысяч единиц сегодня у зелёного! Вчера было только 150 единиц. Завариваем зелёный.
      – Андрей Тихонович, какой бы вы ни заваривали чай, всегда вкусно. Как  Вам  удаётся заваривать  такой вкусный чай, притом всегда?
      – Валентина, всё очень просто. Чай не может быть всегда одинаков. Его вкусовые свойства
флуктуируют в своей идентификационной внутриклеточной рибонуклеазе, которая неустойчива
к постоянно меняющейся, в небольших пределах, гравитационной межгалактической константе всего мирового континуума, вызывая  в флавопротеидах, входящих в состав чайных клеточных структур,
спонтанные изменения митохондрий. Утром чай может быть хорошим, а после обеда воздействие на него константы, изменяющейся из-за зодиакальной эклиптической флуктуации, неудачной на данный отрезок времени, производит митохондрические изменения в хромосомах клеток этой культуры.
Однако, эти изменения обратимы. На завтра всё может вернуться на круги своя, то есть обратно
в зону нормального  азимутального положения митохондрий в хромосомах чайного листа, вызванного воздействием на рибонуклеазу неустойчивостью всё той же гравитационной межгалактической константы. Надо подождать, когда флуктуация перейдёт в новую фазу ориентации чайных митохондрий через тестирование, чтобы увидеть их прообраз в виде фантома, и по нему оценить вкусовые свойства чая на данный момент времени. Только и всего.
      – Грандиозно, Андрей Тихонович! Это достойно ещё одной вашей докторской диссертации. Правда, Валюш? Примите от нас бутерброды к чаю.
      – Сейчас я протестирую бутерброды. В тысячах: раз, два, три, четыре, четыре с четвертью тысячи условных единиц. Продукт рекомендуется к употреблению.
      – Андрей Тихонович, а на что вы жалуетесь?
      – У меня сейчас наблюдается почти полное отсутствие памяти, поэтому я здесь на лечении. Это мне и самому заметно. Мне, как доктору эниологических наук, необходима абсолютная память. Здесь меня подлечат, и я продолжу работу по изысканию новейших методов интродукции моего интеллекта в естественную среду мирового разума нашей Вселенной. Надо только подобрать соответствующий временной отрезок, когда все митохондрии в клетках моего головного мозга встанут в нужную фазу ориентации по отношению к пространственной мировой константе вакуумного среднего поля Хиггса. Поэтому с рамкой я никогда не расстаюсь… О, Самуил Аркадьевич, – как кстати. Сегодня высокий параметр у зелёного чая. Отпейте с нами.
      – Андрей Тихонович, с удовольствием, только сначала работа… Ну, наш дорогой, как мы себя чувствуем? На что жалуемся? Что-то я забыл… какой сегодня день недели?
      – Самуил Аркадьевич, ещё утром я протестировал своей рамкой день недели. Рамка повернулась на четыре оборота, – значит, сегодня утром был четверг. В обед я снова протестировал день недели, и рамка показала пять оборотов, – значит, в обед стала пятница, а вот только что тест показал субботу.
      – А Валюшка говорит, что сегодня четверг…
     – У медсестры Валентины ведь нет рамки! Проверяю: раз, два, три, четыре, пять, шесть. Сейчас суббота. Чай зелёный готов. С чем чай будете пить? С сахаром, вареньем, конфетами… Тестируем сахар: раз, два, три, три с четвертью… Всего три с четвертью единиц. Утром было 1250. Тестируем варенье: раз, два, три. Мало.
      – Андрей Тихонович, давайте варенье без тестирования.
      – Без тестирования нежелательно, но пусть будет так.
      – Андрей Тихонович, очень вкусный чай. Я забыл, доктором каких наук вы являетесь.
      – Эниологических, уважаемый Самуил Аркадьевич.
      – Да, да, надо корректировать курс, – пробормотал негромко Аркадий Самуилыч и покинул
палату…
      – Андрей Тихонович, спасибо, чай действительно вкусный. Вы человек много знающий. Расскажите нам что-нибудь интересное из вашей жизни, ведь вы известный во всём мире учёный-биохимик.
      – Валентина, я сейчас узнаю у Мирового Поля о чём вам рассказать… Я запускаю рамку
и считаю обороты: раз, два, три… О, простите меня, но поле мне подсказывает, что я сегодня не
Андрей Тихонович, а Рудольф Арнхейм.
      – Нам известно, Рудольф Тихонович, что вы выдающийся специалист.
      – Вы только что сделали комплимент мне, Рудольфу Арнхейму, выдающемуся американскому психологу в области искусства от раннего палеозоя, являющегося одной из групп (эратем) общей стратиграфической шкалы и соответствующей ей эры геологической истории, отстоящей от нашего времени на 570 миллионов лет назад, и продолжительностью в 350 миллионов лет, включающую в себя 6-ть геологических систем; кембрийскую, ордовикскую, силурийскую, девонскую, каменноугольную и пермскую, характеризующимися 2-мя главными эпохами складчатостей: каледонской, (Великобритания, Скандинавский п-ов, Шпицберген, Казахстан и др.) и герцинской (Центр, Европа, Урал, Аппалачи), в которой вначале произошло быстрое расселение организмов с твёрдым скелетом, ранее не встречавшихся (хиолиты, гастроподы, брахиоподы, археоциаты, трилобиты и др.), коими из позвоночных являются рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, находящимися  и   развивающимися   в   основном   в   мире   водорослей, псилофитов и позже – плауновыми, членистостебельными и другими, кои и сформировали в этот исторический период созидания полезных ископаемых то, что мы сейчас, в наш высокоэноргопотребительский период и используем, то есть: каменный уголь, нефть, горючие сланцы, фосфориты, соли, медистые песчаники и другие, являющиеся для нас сегодня исключительно полезными ископаемыми, образовавшимися в эпоху раннего палеозоя, которому мы так обязаны всем тем, что сейчас имеем, и чем мы должны экономно и расчётливо пользоваться, соблюдая разумность и расчётливость, свойственную только высокоразвитым существам, к которым мы с вами относимся с раннего палеозоя до сегодняшнего дня, являющегося основой грядущих побед над миром Природы, хоть и дружественно к нам относящегося, но всё таки являющегося неживой субстанцией, если Природу рассматривать со стороны возникновения раннего палеозоя на формирование им тех полезных ископаемых, которые мы так, порою, нерачительно используем для удовлетворения наших современных нужд, являющихся краеугольным камнем дерзновенных покушений, в лучшем понимании этого слова, на целостность и сохранность палеозойских полезных ископаемых, доставшихся нам от щедрой руки Матушки Природы, на которую мы должны день и ночь молиться, воздавая ей хвалу за щедрые свои подношения от раннего палеозоя, до позднего развитого капитализма, включающего в себя и развитой, но никому не нужный современный социализм, так быстро доживающий свой век, что только хочется выразить ему сочувствие по поводу утрачиваемых им позиций, так как в современной политике главное не брожение голого ума, а стройное построение сложных концепций, основанных на указании места современного искусства в жизни общества, являющегося на текущий момент конгломератом высокого пафоса и значительного продвижения в мир гармонии и высоких моральных устоев, не дающих никаких шансов современным тенденциям некоторых личностей и даже целых государств подорвать современное статус-кво в сторону хаоса и беспорядка, что в конце концов могло бы привести к краху современной системы уравновешенных взаимоотношений, как между отдельными личностями, так и целыми государствами, стремящимися к гармонии и целостности своих культурных и территориальных ценностей, так как только высокое искусство может способствовать современным концепциям идеала гармонических взаимоотношений между мечом и оралом, являющимся во все времена опорой и надеждой всех сообществ на здравый смысл и добро, которое всегда побеждало зло, столь часто встречающееся ещё в малокультурных странах, где высокое искусство стоит на самой нижней ступени основ понимания роли искусства в современном континууме непрерывностей связи высокой морали и чётко обозначенной добропорядочности, с сознанием важности изменения последних составляющих в сторону утверждения оных в качестве приоритетных субстанций основ современной иерархии многоцелевых действий, гарантирующих мир и спокойствие во всём мире, так нуждающемся в этом, ибо иного пути у человечества нет, если её Культура и Искусство находятся на недостаточно высоком уровне конгломерата действий, чувств, сознания своей правоты и своего права в юридической субстанции закона и правопорядка, обеспечивающего всю ту же стабильность и устойчивость на основе глубокого понимания роли всё того же высокого искусства на развитие общества в сторону всё того же добра и справедливости, без которых нельзя развиваться ни одной личности, а не только целому государству, стоящему на пути прогресса и созидания высоко нравственного сообщества добра и, простите, всё той же справедливости, без которых человечество может зайти в тупик, ибо только высокое искусство, извините, может вывести из тупика бездуховности, безнравственности и, простите меня, Рудольфа Арнхейма, сказавшего: Из-за того, что сложность многих произведений искусства превышает возможности человеческого мозга, в частности объёма его памяти, понять их можно лишь приблизительно, и касается это не только зрителей и слушателей, но, как я подозреваю, и самих авторов», – беспринципности в идеологии, социологии, археологии, ихтиологии и прочих идеологических, социологических, археологических, ихтиологических, и простите меня, Рудольфа Арнхейма, выдающегося американского психолога в области искусства от раннего палеозоя,  являющегося одной из групп (эратем) общей стратиграфической шкалы и соответствующей ей эры геологической истории, отстоящей от нашего времени на 570-ят миллионов лет назад, и продолжительностью в 350-ят миллионов лет, включающую в себя 6 геологических систем; кембрийскую, ордовикскую, силурийскую…
      – Стоп, стоп, стоп, Рудольф Тихонович, – всё это очень интересно,  но вы начинаете повторяться. Не хотите ли вы ещё раз себя протестировать? Может вы уже не Рудольф Арнхейм?
      – Валентина, всё может быть. Я сейчас проверю кто я на данный момент: раз, два, три…
тринадцать, четырнадцать, пятнадцать… О, я сейчас Людовик 15-ый. После нас хоть потоп. Валентина, потоп вам страшен? Позвольте, я расскажу вам, как спасаться во время потопа?
      – Людовик 15-ый, в следующий раз вы обязательно расскажете, а сейчас мы с вами попрощаемся. Спасибо за интересный рассказ и чай…
      – Дорогой, пройдёмся по коридору?... Любопытный старик. Ему по паспорту 80, а на вид 60.  
Ты  заметил? У него нет ни одной морщинки. Хоть он и говорил с нами, а его глаза были направлены куда-то в невообразимую даль, наверное, на край Вселенной. А лоб у него, как у Сократа. У него
великолепная память, только Аркадия Самуилыча он называл наоборот. Интеллект из него так
и прёт. Ум у него прагматичный, холодный и расчетливый, но не вредный. И ещё: когда он перешёл на этого Арнхейма, то стал строить предложения без точек – одни запятые. Жаль, что он шизик!
Дорогой, а кто такой этот Арнхейм, – ты не знаешь?
      – Рудольф Арнхейм – это американский искусствовед, высказавший печальную мысль о том, что психологизм современного искусства зашёл так далеко в своей сложности по форме и содержанию, что даже сами создатели этого искусства не в состоянии до конца осмыслить его содержание.
      – Дорогой, а кто попал в мире под это высказывание Арнхейма?
      – В первую очередь знаменитый художник-сюрреалист Сальвадор Дали.
                             
      Он писал картины настолько далёкие от нашей действительности, что смысл их понять невозможно.
                             
      Нагромождения людей, животных, предметов быта он представлял так, будто бы это всё он увидел не у нас на Земле, а где-то на другой, далёкой планете. А когда его спрашивали о содержании его полотен, то он только ещё больше таращил свои глаза и необыкновенно длинные усы, закрученные почти до уровня глаз, и говорил, что он этого не знает. Но искусствоведы всё его творчество
систематизировали и приписали этим картинам такое психологическое содержание, о котором сам Дали даже и не догадывался.
                             
      Дали был большим оригиналом. Во дворе его дома была помещена лодка, из которой росло
дерево, да и вся его жизнь – это воплощение оригинальности во всём: от внешности, до поступков
и творчества.
                             
      Многие  современники Дали принимали  его за ненормального человека.
      – Значит, он действительно гений, Марь Иванна.
 
                                                               «Соломоново» решение 
      – Милый, вымыла голову, а волосы плохо лежат, рассыпаются, хотя пользовалась дорогим шампунем.
      – Голубушка, я мою хозяйственным. Правда, как высохнут, всё равно рассыпаются. Но есть
способ…
      – Какой, мой шалунишка?
      – Один маленький поцелуйчик.
      – Это способ?
      – Нет, это вымогательство.
      – Получай, мой вымогатель… Жду способ…
      – Голубушка, я ещё не очухался от такой роскоши, а ты уже заставляешь меня напрягаться. Подожди чуток.
      – Как получать, так ты работоспособный, а как отдавать, так ты инвалид? Вот пожалуюсь на тебя Злючкину, он тебя проштудирует.
      – Голубушка, только не ему жалуйся. Пожалуйся на меня Зелёному.
      – Нет уж! Злючкину, чтобы ты не обижал свою Голубушку.
      – Это уже серьёзно. Ладно. После мытья волос, они, бедолаги, становятся такими чистюлями, что сами себя стесняются. Поэтому ты их сполосни на следующий день обычной водопроводной водой, вот они и не будут стесняться. Волосы впитают в себя жёсткие соли воды и станут нестеснючими. Они будут жёсткими, причёска будет держаться. Правда, после того, как ты намочила волосы водопроводной водой, надо их уложить и немного почитать что-нибудь, не крутя головой, или послушать хорошую музыку…
      – Хорошо, вот я и намочила волосы… Милый, а что ты рекомендовал бы послушать, пока волосы сохнут?
      – Голубушка, послушай мой "Перстенёк с аметистом", только не крути головой. Этот Злючкин просто ходячий сарказм. Как его полные инициалы?
      – Вот поцелуешь – скажу.
      – Неслыханное вымогательство! Пожалуюсь на тебя Злючкину. Пусть он тебя прошпандорит.
      – Дорогой, лучше пожалуйся на меня Зелёному. Он добрый и не обидит твою Голубушку.
      – Голубушка, нехорошо заниматься плагиатством. В какую щёчку тебя целовать? Уточни. Нам, татарам, всё рано: наступать – бежать, отступать – бежать.
      – Любимый, я знаю вас, «татар». Но сейчас уже давно утро и надо вставать. Быстренько целуй в… Постой, кто-то к нам стучится…
      – Добрый утро, Валюша и Вячеслав Фёдорович! Позвольте мне попросить вас, Валюша, сделать мне укольчик. Я, конечно, мог бы подождать, когда вы начнёте делать свой обход по обкалыванию нас, психов, но у меня острая необходимость вас побеспокоить в такую рань, ибо мне срочно нужно принять моё новое Соломоново решение…  Вам какую часть моей «бесценной» подготовить: левую, или правую? Болит меньше левая, значит, подставлю правую, – это Соломоново решение… Совсем не почувствовал. Вот, что значит высокий профессионализм.
      – Сулейман Сулейманович, как вы хорошо говорите по-русски. Ведь вы…
      – Не стесняйтесь, Валюша: лицо еврейской национальности.
                               
      Правда, я родился только в Одессе, а всю свою жизнь прожил в Москве. Я  выношу 
вам глубокую признательность за оказанную мне услугу в правую часть моего седалищного места. Только, золотце моё, вы меня называете, Сулейманом Сулеймановичем, но ведь я им не являюсь. Это только мой псевдоним, под которым я вынужден скрываться от моих многочисленных врагов. Скрывай свой ум – будет меньше врагов. Но скрывать мой ум мне не удаётся. Вспомните нашего русского Иванушку-дурочка, – у него врагов-то и не было. А всё потому, что он был дурачком. А я являюсь, – только вы об этом никому не говорите, особенно Самуилычу, – царём Соломоном. Да, да, да! Самым настоящим царём Соломоном. Тут уж ничего не поделаешь. Я сначала хотел отказаться от царского титула, но потом подумал: «А кто защитит от недругов мой многострадальный еврейский народ?» – И я согласился взойти на престол Израилев. Кесарю, как говорится – кесарево.  До недавнего времени, я со своим старшим помощником Шароном находился в Иерусалиме, но как только начались эти смуты с палестинцами из-за сектора Газа, я оставил Шарона править за меня народом израилевым, поручив ему вывести все
поселения из этого сектора, тем самым проявив Соломоново решение этого сложного конфликта,
а сам пришёл сюда к Самуилычу, чтобы он меня, под видом психически больного, спрятал от врагов моих. Согласитесь, Валюша, что это было очередное моё Соломоново решение! А сколько таких решений было в прошлом! Помните, как вы стояли со шприцем в руке чуть правее моего царского трона? Я тогда был занят судом над двумя женщинами, говорившими: «Живой ребёнок мой, а мёртвый твой». А я принял Соломоново решение и приказал моим слугам: «Принесите меч».
Я в шутку приказал рассечь живого ребёнка пополам, и отдать каждой из женщин по половинке
ребёнка. Одна их женщин тогда сказала: «Рубите, пусть не достанется ни ей, ни мне». – Другая же,
с дрожью в голосе воскликнула, заломив руки за голову: «Отдайте лучше ей младенца, но не убивайте его!».
 
       Тогда я принял Соломоново решение, сказав:
      – Не убивайте ребёнка, а отдайте его этой женщине – она его мать.
      Только после этого я занялся своим здоровьем и позволил вам сделать мне укол…
      Валюша, как вы хороши! Вячеслав Фёдорович с вами просто счастлив. Как я рад за него. Одно только ваше появление для всех нас – счастье. Вы воплощение женской красоты. Истинная красота
ошеломляюща. Красота – это то, ради чего стоить жить. Красота в обрамлении порядочности
и нравственности – образец идеала. Вспомним, что ещё Фёдор Михайлович Достоевский сказал:
      – Красота спасёт мир.
      – Только зря он так сказал. Мир спасёт Любовь, ибо она благодатна. А более полно я, царь Соломон, говорю:
 
                  Лишь только нравственность, духовность –
                  Способны дать Любовь и Мир.
                  Подвигнем это в безусловность,
                  И нас возвысят звуки лир.

 

© Copyright: Вячеслав Сергеечев, 2015

Регистрационный номер №0273125

от 22 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273125 выдан для произведения:
                                 Рамочник
      – Дорогой, давай сходим в гости к рамочнику Андрею Тихоновичу с его крутилкой. Забавный мужчина. Вообразил, что с помощью обычной рамки в руке можно получать ответы на любые
вопросы. Самуилыч говорит, что это лёгкая шизофрения, и он его поставит «на ноги» за месяц.
Какой он приятный, обходительный и воспитанный человек, как много знает. Вот мы сейчас навестим его и попросим о чём-нибудь интересном рассказать. Он доктор каких-то там наук. Я всех обколола и раздала таблетки. Можнонемного и расслабиться. К тому же – это входит в мои обязанности, навещать и курировать больных. Я обязана Самуилычу обо всём увиденном и услышанном докладывать, ведь он
главный психиатр нашего отделения.
      – Валюш, а что? Давай навестим Рамочника. Хорошо звучит, правда, – Утятник у Рамочника.
Сделай бутерброды к чаю… К Вам можно? А вот и мы! Не ждали? Андрей Тихонович, всё отделение знает, что Вами заваренный самый лучший чай на нашем этаже. Не угостите ли меня с невестой чайком?
      – Вячеслав Фёдорович, для кого Валентина невеста, а для нас она – любимая медсестра.
Проходите, садитесь, я сейчас вас протестирую. Валентина, на что жалуетесь?
      – Жалуюсь на жениха – не бережёт меня.
      – Сейчас я протестирую духовность вашего Утятника. Ой, простите, пожалуйста, вашего жениха. Задаём параметр в единицах… Раз, два, три…В единицах мало. В десятках. Раз, два, три… В десятках мало. Этак мы с вами будем до следующего дня ждать, пока рамка в моей руке покажет духовность вашего жениха. Тестирую в тысячах: раз, два, три…четыре, четыре с половиной. Четыре с половиной тысячи условных единиц духовности у вашего жениха… Какой чай будете пить? Чёрный вкуснее, зелёный полезнее, красный – мочегонное. Тестируем чёрный…
      – Андрей Тихонович, бог с ним с тестом. Любой Ваш чай хорош и без тестирования.
      – Вячеслав Фёдорович, вчера действительно чёрный чай показывал высокие параметры, а вот
сегодня я не уверен… Раз, два, три… В единицах мало. В десятках: раз, два, три, три с четвертью, три с половиной… Ровно 3 и 45 сотых. Чёрный потерял свои качества в десять раз по сравнению со
вчерашним днём. Чёрный сегодня пить нельзя!
      – Андрей Тихонович, так это же одна и та же пачка! Вы не могли ошибиться?
      – Эниология, которой я занимаюсь, никогда не ошибается! Будем тестировать зелёный чай: раз, два, три… В единицах мало. В десятках: раз, два, три. Мало. В сотнях: раз, два, три. Мало. В тысячах: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять. Десять тысяч единиц сегодня у зелёного! Вчера было только 150 единиц. Завариваем зелёный.
      – Андрей Тихонович, какой бы вы ни заваривали чай, всегда вкусно. Как  Вам  удаётся заваривать  такой вкусный чай, притом всегда?
      – Валентина, всё очень просто. Чай не может быть всегда одинаков. Его вкусовые свойства
флуктуируют в своей идентификационной внутриклеточной рибонуклеазе, которая неустойчива
к постоянно меняющейся, в небольших пределах, гравитационной межгалактической константе всего мирового континуума, вызывая  в флавопротеидах, входящих в состав чайных клеточных структур,
спонтанные изменения митохондрий. Утром чай может быть хорошим, а после обеда воздействие на него константы, изменяющейся из-за зодиакальной эклиптической флуктуации, неудачной на данный отрезок времени, производит митохондрические изменения в хромосомах клеток этой культуры.
Однако, эти изменения обратимы. На завтра всё может вернуться на круги своя, то есть обратно
в зону нормального  азимутального положения митохондрий в хромосомах чайного листа, вызванного воздействием на рибонуклеазу неустойчивостью всё той же гравитационной межгалактической константы. Надо подождать, когда флуктуация перейдёт в новую фазу ориентации чайных митохондрий через тестирование, чтобы увидеть их прообраз в виде фантома, и по нему оценить вкусовые свойства чая на данный момент времени. Только и всего.
      – Грандиозно, Андрей Тихонович! Это достойно ещё одной вашей докторской диссертации. Правда, Валюш? Примите от нас бутерброды к чаю.
      – Сейчас я протестирую бутерброды. В тысячах: раз, два, три, четыре, четыре с четвертью тысячи условных единиц. Продукт рекомендуется к употреблению.
      – Андрей Тихонович, а на что вы жалуетесь?
      – У меня сейчас наблюдается почти полное отсутствие памяти, поэтому я здесь на лечении. Это мне и самому заметно. Мне, как доктору эниологических наук, необходима абсолютная память. Здесь меня подлечат, и я продолжу работу по изысканию новейших методов интродукции моего интеллекта в естественную среду мирового разума нашей Вселенной. Надо только подобрать соответствующий временной отрезок, когда все митохондрии в клетках моего головного мозга встанут в нужную фазу ориентации по отношению к пространственной мировой константе вакуумного среднего поля Хиггса. Поэтому с рамкой я никогда не расстаюсь… О, Самуил Аркадьевич, – как кстати. Сегодня высокий параметр у зелёного чая. Отпейте с нами.
      – Андрей Тихонович, с удовольствием, только сначала работа… Ну, наш дорогой, как мы себя чувствуем? На что жалуемся? Что-то я забыл… какой сегодня день недели?
      – Самуил Аркадьевич, ещё утром я протестировал своей рамкой день недели. Рамка повернулась на четыре оборота, – значит, сегодня утром был четверг. В обед я снова протестировал день недели, и рамка показала пять оборотов, – значит, в обед стала пятница, а вот только что тест показал субботу.
      – А Валюшка говорит, что сегодня четверг…
     – У медсестры Валентины ведь нет рамки! Проверяю: раз, два, три, четыре, пять, шесть. Сейчас суббота. Чай зелёный готов. С чем чай будете пить? С сахаром, вареньем, конфетами… Тестируем сахар: раз, два, три, три с четвертью… Всего три с четвертью единиц. Утром было 1250. Тестируем варенье: раз, два, три. Мало.
      – Андрей Тихонович, давайте варенье без тестирования.
      – Без тестирования нежелательно, но пусть будет так.
      – Андрей Тихонович, очень вкусный чай. Я забыл, доктором каких наук вы являетесь.
      – Эниологических, уважаемый Самуил Аркадьевич.
      – Да, да, надо корректировать курс, – пробормотал негромко Аркадий Самуилыч и покинул
палату…
      – Андрей Тихонович, спасибо, чай действительно вкусный. Вы человек много знающий. Расскажите нам что-нибудь интересное из вашей жизни, ведь вы известный во всём мире учёный-биохимик.
      – Валентина, я сейчас узнаю у Мирового Поля о чём вам рассказать… Я запускаю рамку
и считаю обороты: раз, два, три… О, простите меня, но поле мне подсказывает, что я сегодня не
Андрей Тихонович, а Рудольф Арнхейм.
      – Нам известно, Рудольф Тихонович, что вы выдающийся специалист.
      – Вы только что сделали комплимент мне, Рудольфу Арнхейму, выдающемуся американскому психологу в области искусства от раннего палеозоя, являющегося одной из групп (эратем) общей стратиграфической шкалы и соответствующей ей эры геологической истории, отстоящей от нашего времени на 570 миллионов лет назад, и продолжительностью в 350 миллионов лет, включающую
в себя 6-ть геологических систем; кембрийскую, ордовикскую, силурийскую,  девонскую,
каменноугольную и пермскую, характеризующимися 2-мя главными эпохами складчатостей:
каледонской, (Великобритания, Скандинавский п-ов, Шпицберген, Казахстан и др.) и герцинской (Центр, Европа, Урал, Аппалачи), в которой вначале произошло быстрое расселение организмов
с твёрдым скелетом, ранее не встречавшихся (хиолиты, гастроподы, брахиоподы, археоциаты,
трилобиты и др.), коими из позвоночных являются рыбы, земноводные, пресмыкающиеся,
находящимися  и   развивающимися   в   основном   в   мире   водорослей, псилофитов
и позже – плауновыми, членистостебельными и другими, кои и сформировали в этот исторический период созидания полезных ископаемых то, что мы сейчас, в наш высокоэноргопотребительский
период и используем, то есть: каменный уголь, нефть, горючие сланцы, фосфориты, соли, медистые песчаники и другие, являющиеся для нас сегодня исключительно полезными ископаемыми,
образовавшимися в эпоху раннего палеозоя, которому мы так обязаны всем тем, что сейчас имеем,
и чем мы должны экономно и расчётливо пользоваться, соблюдая разумность и расчётливость,
свойственную только высокоразвитым существам, к которым мы с вами относимся с раннего
палеозоя до сегодняшнего дня, являющегося основой грядущих побед над миром Природы, хоть
и дружественно к нам относящегося, но всё таки являющегося неживой субстанцией, если Природу рассматривать со стороны возникновения раннего палеозоя на формирование им тех полезных
ископаемых, которые мы так, порою, нерачительно используем для удовлетворения наших
современных нужд, являющихся краеугольным камнем дерзновенных покушений, в лучшем
понимании этого слова, на целостность и сохранность палеозойских полезных ископаемых,
доставшихся нам от щедрой руки Матушки Природы, на которую мы должны день и ночь молиться, воздавая ей хвалу за щедрые свои подношения от раннего палеозоя, до позднего развитого
капитализма, включающего в себя и развитой, но никому не нужный современный социализм, так быстро доживающий свой век, что только хочется выразить ему сочувствие по поводу утрачиваемых им позиций, так как в современной политике главное не брожение голого ума, а стройное построение сложных концепций, основанных на указании места современного искусства в жизни общества,
являющегося на текущий момент конгломератом высокого пафоса и значительного продвижения
в мир гармонии и высоких моральных устоев, не дающих никаких шансов современным тенденциям некоторых личностей и даже целых государств подорвать современное статус-кво в сторону хаоса
и беспорядка, что в конце концов могло бы привести к краху современной системы уравновешенных взаимоотношений, как между отдельными личностями, так и целыми государствами, стремящимися к гармонии и целостности своих культурных и территориальных ценностей, так как только высокое искусство может способствовать современным концепциям идеала гармонических взаимоотношений между мечом и оралом, являющимся во все времена опорой и надеждой всех сообществ на здравый смысл и добро, которое всегда побеждало зло, столь часто встречающееся ещё в малокультурных странах, где высокое искусство стоит на самой нижней ступени основ понимания роли искусства
в современном континууме непрерывностей связи высокой морали и чётко обозначенной
добропорядочности, с сознанием важности изменения последних составляющих в сторону
утверждения оных в качестве приоритетных субстанций основ современной иерархии многоцелевых действий, гарантирующих мир и спокойствие во всём мире, так нуждающемся в этом, ибо иного пути у человечества нет, если её Культура и Искусство находятся на недостаточно высоком уровне
конгломерата действий, чувств, сознания своей правоты и своего права в юридической субстанции закона и правопорядка, обеспечивающего всю ту же стабильность и устойчивость на основе
глубокого понимания роли всё того же высокого искусства на развитие общества в сторону всё того же добра и справедливости, без которых нельзя развиваться ни одной личности, а не только целому государству, стоящему на пути прогресса и созидания высоко нравственного сообщества добра
и, простите, всё той же справедливости, без которых человечество может зайти в тупик, ибо только высокое искусство, извините, может вывести из тупика бездуховности, безнравственности и,
простите меня, Рудольфа Арнхейма, сказавшего: Из-за того, что сложность многих произведений
искусства превышает возможности человеческого мозга, в частности объёма его памяти, понять их можно лишь приблизительно, и касается это не только зрителей и слушателей, но, как я подозреваю, и самих авторов», – беспринципности в идеологии, социологии, археологии, ихтиологии и прочих идеологических, социологических, археологических, ихтиологических, и простите меня, Рудольфа Арнхейма, выдающегося американского психолога в области искусства от раннего палеозоя, 
являющегося одной из групп (эратем) общей стратиграфической шкалы и соответствующей ей эры геологической истории, отстоящей от нашего времени на 570-ят миллионов лет назад,
и продолжительностью в 350-ят миллионов лет, включающую в себя 6 геологических систем;
кембрийскую, ордовикскую, силурийскую…
      – Стоп, стоп, стоп, Рудольф Тихонович, – всё это очень интересно,  но вы начинаете повторяться. Не хотите ли вы ещё раз себя протестировать? Может вы уже не Рудольф Арнхейм?
      – Валентина, всё может быть. Я сейчас проверю кто я на данный момент: раз, два, три…
тринадцать, четырнадцать… О, я сейчас Людовик 14-ый. После нас хоть потоп. Валентина, потоп вам страшен? Позвольте, я расскажу вам, как спасаться во время потопа?
      – Людовик 14-ый, в следующий раз вы обязательно расскажете, а сейчас мы с вами попрощаемся. Спасибо за интересный рассказ и чай…
      – Дорогой, пройдёмся по коридору?... Любопытный старик. Ему по паспорту 80, а на вид 60.  
Ты  заметил? У него нет ни одной морщинки. Хоть он и говорил с нами, а его глаза были направлены куда-то в невообразимую даль, наверное, на край Вселенной. А лоб у него, как у Сократа. У него
великолепная память, только Аркадия Самуилыча он называл наоборот. Интеллект из него так
и прёт. Ум у него прагматичный, холодный и расчетливый, но не вредный. И ещё: когда он перешёл на этого Арнхейма, то стал строить предложения без точек – одни запятые. Жаль, что он шизик!
Дорогой, а кто такой этот Арнхейм, – ты не знаешь?
      – Рудольф Арнхейм – это американский искусствовед, высказавший печальную мысль о том, что психологизм современного искусства зашёл так далеко в своей сложности по форме и содержанию, что даже сами создатели этого искусства не в состоянии до конца осмыслить его содержание.
      – Дорогой, а кто попал в мире под это высказывание Арнхейма?
      – В первую очередь знаменитый художник-сюрреалист Сальвадор Дали. Он писал картины
настолько далёкие от нашей действительности, что смысл их понять невозможно. Нагромождения
людей, животных, предметов быта он представлял так, будто бы это всё он увидел не у нас на Земле,
а где-то на другой, далёкой планете. А когда его спрашивали о содержании его полотен, то он
только ещё больше таращил свои глаза и необыкновенно длинные усы, закрученные почти
 до уровня глаз, и говорил, что он этого не знает. Но искусствоведы всё его творчество
систематизировали и приписали этим картинам такое психологическое содержание, о котором сам Дали даже и не догадывался.
 
      Дали был большим оригиналом. Во дворе его дома была помещена лодка, из которой росло
дерево, да и вся его жизнь – это воплощение оригинальности во всём: от внешности, до поступков
и творчества. Многие  современники Дали принимали  его за ненормального человека.
      – Значит, он действительно гений, Марь Иванна.
 

                                                                                                        «Соломоново» решение 
      – Милый, вымыла голову, а волосы плохо лежат, рассыпаются, хотя пользовалась дорогим шампунем.
      – Голубушка, я мою хозяйственным. Правда, как высохнут, всё равно рассыпаются. Но есть
способ…
      – Какой, мой шалунишка?
      – Один маленький поцелуйчик.
      – Это способ?
      – Нет, это вымогательство.
      – Получай, мой вымогатель… Жду способ…
      – Голубушка, я ещё не очухался от такой роскоши, а ты уже заставляешь меня напрягаться.
Подожди чуток.
      – Как получать, так ты работоспособный, а как отдавать, так ты инвалид? Вот пожалуюсь на тебя Злючкину, он тебя проштудирует.
      – Голубушка, только не ему жалуйся. Пожалуйся на меня Зелёному.
      – Нет уж! Злючкину, чтобы ты не обижал свою Голубушку.
      – Это уже серьёзно. Ладно. После мытья волос, они, бедолаги, становятся такими чистюлями, что сами себя стесняются. Поэтому ты их сполосни на следующий день обычной водопроводной водой, вот они и не будут стесняться. Волосы впитают в себя жёсткие соли воды и станут нестеснючими. Они будут жёсткими, причёска будет держаться. Правда, после того, как ты намочила волосы
водопроводной водой, надо их уложить и немного почитать что-нибудь, не крутя головой, или
послушать хорошую музыку…
      – Хорошо, вот я и намочила волосы… Милый, а что ты рекомендовал бы послушать, пока волосы сохнут?
      – Голубушка, послушай мой "Перстенёк с аметистом", только не крути головой. Этот Злючкин просто ходячий сарказм. Как его полные инициалы?
      – Вот поцелуешь – скажу.
      – Неслыханное вымогательство! Пожалуюсь на тебя Злючкину. Пусть он тебя прошпандорит.
      – Дорогой, лучше пожалуйся на меня Зелёному. Он добрый и не обидит твою Голубушку.
      – Голубушка, нехорошо заниматься плагиатством. В какую щёчку тебя целовать? Уточни. Нам, татарам, всё рано: наступать – бежать, отступать – бежать.
      – Любимый, я знаю вас, «татар». Но сейчас уже давно утро и надо вставать. Быстренько целуй в… Постой, кто-то к нам стучится…
      – Добрый утро, Валюша и Вячеслав Фёдорович! Позвольте мне попросить вас, Валюша, сделать мне укольчик. Я, конечно, мог бы подождать, когда вы начнёте делать свой обход по обкалыванию нас, психов, но у меня острая необходимость вас побеспокоить в такую рань, ибо мне срочно нужно принять моё новое Соломоново решение…  Вам какую часть моей «бесценной» подготовить: левую, или правую? Болит меньше левая, значит, подставлю правую, – это Соломоново решение… Совсем не почувствовал. Вот, что значит высокий профессионализм.
      – Сулейман Сулейманович, как вы хорошо говорите по-русски. Ведь вы…
      – Не стесняйтесь, Валюша: лицо еврейской национальности. Правда, я родился только в Одессе,
а всю свою жизнь прожил в Москве. Я вам выношу глубокую признательность, за оказанную мне услугу в правую часть моего седалищного места. Только, золотце моё, вы меня называете, Сулейманом Сулеймановичем, но ведь я им не являюсь. Это только мой псевдоним, под которым
я вынужден скрываться от моих многочисленных врагов, ибо, чем человек умнее и мудрее, тем
у него больше врагов. Вспомните нашего русского Иванушку-дурочка, – у него врагов-то и не было. А всё потому, что он был дурачком. А я являюсь, – только вы об этом никому не говорите, особенно Самуилычу, – царём Соломоном. Да, да, да! Самым настоящим царём Соломоном. Тут уж ничего не поделаешь. Я сначала хотел отказаться от царского титула, но потом подумал: «А кто защитит от недругов мой многострадальный еврейский народ?» – И я согласился взойти на престол Израилев. Кесарю, как говорится – кесарево.  До недавнего времени, я со своим старшим помощником
Шароном находился в Иерусалиме, но как только начались эти смуты с палестинцами из-за
сектора Газа, я оставил Шарона править за меня народом израилевым, поручив ему вывести все
поселения из этого сектора, тем самым проявив Соломоново решение этого сложного конфликта,
а сам пришёл сюда к Самуилычу, чтобы он меня, под видом психически больного, спрятал от врагов моих. Согласитесь, Валюша, что это было очередное моё Соломоново решение! А сколько таких
решений было в прошлом! Помните, как вы стояли со шприцем в руке чуть правее моего царского трона? Я тогда был занят судом над двумя женщинами, говорившими: «Живой ребёнок мой,
а мёртвый твой». А я принял Соломоново решение и приказал моим слугам: «Принесите меч».
Я в шутку приказал рассечь живого ребёнка пополам, и отдать каждой из женщин по половинке
ребёнка. Одна их женщин тогда сказала: «Рубите, пусть не достанется ни ей, ни мне». – Другая же,
с дрожью в голосе воскликнула, заломив руки за голову: «Отдайте лучше ей младенца, но не
убивайте его!».
 
       Тогда я принял Соломоново решение, сказав:
      – Не убивайте ребёнка, а отдайте его этой женщине – она его мать.
      Только после этого я занялся своим здоровьем и позволил вам сделать мне укол…
      Валюша, как вы хороши! Вячеслав Фёдорович с вами просто счастлив. Как я рад за него. Одно только ваше появление для всех нас – счастье. Вы воплощение женской красоты. Истинная красота
ошеломляюща. Красота – это то, ради чего стоить жить. Красота в обрамлении порядочности
и нравственности – образец идеала. Вспомним, что ещё Фёдор Михайлович Достоевский сказал:
      – Красота спасёт мир.
      – Только зря он так сказал. Мир спасёт Любовь, ибо она благодатна. 
А более полно я, царь Соломон, говорю:
 
                  Лишь только нравственность, духовность –
                  Способны дать Любовь и Мир.
                  Подвигнем это в безусловность,
                  И нас возвысят звуки лир.

 
Рейтинг: 0 215 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!