МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ... 8

7 апреля 2012 - Поцарапка

8
Рита открыла глаза, осмотрелась: просторная, с закруглённым лепным потолком комната; в центре потолка на серебряной цепи висела бледно-зелёная фигурная чаша, источавшая мягкий голубоватый свет. Пахло чем-то парфюмерным. Окон нет. В нишах скульптурки ланей из розового мрамора. Пол мозаичный, отображающий бытовые сценки большого города. Массивная чёрного дерева дверь с бронзовой обивкой и большими костяными ручками.
Рита обнажённая лежала на широкой тахте, утопая в роскошной постели.
Так, что было до? Рвалась, плакала, звала Валеру, потом, видимо, обессиленная заснула. Её принесли сюда, раздели. Зачем? Тот хилый человечек говорил:»девственница хорошая плата»…Значит её хотят использовать…как монету? Во имя чего?

Рита вскочила, отбрасывая простыни, одеяла, кинулась искать свою одежду. Не нашла. Даже трусиков не оставили, кретины. Замотавшись в простынь, подошла к двери, вслушалась. Ни звука. Заколотила кулаками что есть сил.

С протяжным вздохом отворилась дверь и вошла высокая молодая женщина в сером платье. Такие же сероватые волосы, густые, волнистые обхватывали крупную голову, точно модерновая шляпка. Лицо широкое, скуластое, смуглое. Круглые бесцветные глаза глядят равнодушно.
- Здравствуйте, где я?
- В Сараэле,- последовал сухой ответ.
 - Что это?
- Был город…
 - Где моя одежда? Я хочу одеться.

Женщина молча вышла и вскоре вернулась не одна: в сопровождении трёх девочек-подростков, на год-два младше Риты. Девочки были очень похожи на женщину и ещё более друг на друга. Сёстры-близнецы?
Женщина поднесла к Рите нежно-розовое просторное платье немыслимого фасона. Первая девочка протянула белоснежные трусики, окаймлённые голубой бахромой, точно пухом.
После чего занялись головой и лицом Риты. Она молча подчинилась их воли, надеясь во время процесса выведать о Валере, о возможности побега.
Умыв Риту, женщина окропила волосы пахучей жидкостью, аккуратно причесала с проборчиком слева. Затем пахнущую детским мылом мазь втирала в щёки Риты, девочки то же самое делали с её руками и ступнями. Было щекотно, приятно и Рита несколько отвлеклась от своей цели, стала с интересом ждать очередного этапа.
 - Для чего это? -наконец, поинтересовалась она.
- Подарок.
 - Кому?
- Варвару.
Девочки с какой-то взрослой жалостью посмотрели на Риту, а одна тяжело вздохнула. Она был
а ближе и Рита тихо спросила:
 - А кто он…варвар?
- Вольк Карнаухий. Он грозится разорить Сараэлу до конца, стереть с лица земли, а жителей обратить в рабов. Алкон, хозяин наш, хочет подарить тебя Вольку, чтобы он успокоился на время…
 - Почему на время?
- Алкон собирает легионеров для похода на Рим, он хочет быть императором.
 - Губа не дура. Тебя как зовут?
- Аврелия.
- Послушай, Авреличка, со мной был мальчик, Валерий…
 - Распнут,- обронила женщина.
- За что?- вскочила Рита.- Где? Когда?
 - Валерий из рода Прима, а они враждуют с Алконами. Прима тоже хочет идти на Рим и бороться за императорство.
 - Но Валера не… - Рита осеклась, поняв, что правда здесь неуместна. - Что же делать?
Девочки переглянулись.
 - Говори, Аврелия, - разрешила мать.

Девочка сообщила, что Валера брошен в старый погреб, на страже стоит центурион Валенс. У него один глаз, но силён и страшен в гневе, как циклоп. Большой поклонник пирогов с сыром и массикского вина.
 - И что?- Рита подняла глаза на женщину.
 - Ничего нет…

Сараэла, некогда богатый город был разрушен и опустошён набегами варваров. По поручению сената претор Алкон должен был возродить город, превратить его в крепость, заслон от варваров. Однако Алкон сразу настроился Сараэлу сделать своим имением. В государстве царил беспорядок, империю раздирали внутренние смуты: то в одной, то в другой провинции появлялись претенденты на императорский престол, собирая вокруг себя недовольных нынешним императором. Восстания крестьян и колонов бушевали в разных концах империи. Алкон и его сосед, знатный землевладелец Прима возомнили себя претендентами на императорство и решили первым делом убрать конкурента. Прима на день опередил Алкона, и Сараэла вновь подверглась разрушению. Сам Алкон чудом избежал гибели, с трупом жены и раненой дочерью укрылся в горном имении сестры. Там же собрал под своё знамя без малого легион разного отребья, и вот на днях нанёс крупное поражение соседу. Прима с остатками солдат засел у себя на вилле-крепости. Победу Алкон решил отметить
с размахом, но утром следующего дня квестор доложил: продовольственный запас иссяк. В округе на сотни миль шаром покати, да на этих милях господствуют варвары…

Послышались шаги, и женщина умолкла. Вошёл Алкон. Девочки, склонив головы и отвесив поклоны, удалились.
 - Харита, ты всё сделала?
- Да, мой господин.
 - Что Люцина?
- Госпожа чувствует себя лучше. Уснула.
 - Оставь нас.

Женщина вышла. Алкон присел на тахту, передвинул меч на поясе. Его кроличье лицо выражало усталость и…отеческое участие. Рита, минуту назад готовая оскорблять, добиваться освобождения их с Валерой, растеряно смотрела на этого жалкого человечка.
 - Ты не римлянка, кто ты?
- Русская.
- Все дороги ведут в Рим…Варвар Вольк слабый старик, так что твоя девственность вне опасности. Он вбил в свою тыкву, что доживёт до ста лет. Его эскулап прописал дыхание девственниц, тебе не будет скучно. Я хочу, чтобы ты знала: Алкон не жесток. И с детьми не воюет…
 - А Валера?
- Валерий мужчина, воин, значит мой противник. Ты рабыня его? Я освобождаю тебя.
 - Я не рабыня, я друг Валерию!

Алкон неопределённо усмехнулся, встал и приблизился к Рите. Она внутренне собралась, готовая дать отпор. Но Алкон не угрожал, его глаза смотрели с печальной добротой.
 - Ты очень похожа на мою жену Созонту… Она ушла в сады богов. Вот такой я увидел её в первый раз…- Алкон протянул руку и осторожно запустил пальцы в волосы Риты.- И волосы были такие же… Я не дам тебя в обиду. У варвара побудешь несколько дней, дыши на него и ничего не бойся. Утром я поставлю на колени этого гнилого милягу Прима - и на Рим. Самое малое пять дней, и квириты будут кричать на улицах Рима »Да здравствует цезарь Алкон». И так будет! Тогда я верну тебя. Станешь сестрой Люцины и дочерью цезаря. Я дам тебе новое имя -Созонта…
 - Ничего мне не надо! Никуда я не поеду!
 - Гитон,- устало позвал Алкон.
Вошли два центуриона. Рите силой влили в рот какую-то пресную жидкость, через пару минут ею овладел глубокий сон. Гитон вынес спящую во двор, где уложил в носилки. Четыре раба подняли их и в сопровождении небольшого отряда, покинули Сараэлу. 

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0040445

от 7 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040445 выдан для произведения:

8
Рита открыла глаза, осмотрелась: просторная, с закруглённым лепным потолком комната; в центре потолка на серебряной цепи висела бледно-зелёная фигурная чаша, источавшая мягкий голубоватый свет. Пахло чем-то парфюмерным. Окон нет. В нишах скульптурки ланей из розового мрамора. Пол мозаичный, отображающий бытовые сценки большого города. Массивная чёрного дерева дверь с бронзовой обивкой и большими костяными ручками.
Рита обнажённая лежала на широкой тахте, утопая в роскошной постели.
Так, что было до? Рвалась, плакала, звала Валеру, потом, видимо, обессиленная заснула. Её принесли сюда, раздели. Зачем? Тот хилый человечек говорил:»девственница хорошая плата»…Значит её хотят использовать…как монету? Во имя чего?

Рита вскочила, отбрасывая простыни, одеяла, кинулась искать свою одежду. Не нашла. Даже трусиков не оставили, кретины. Замотавшись в простынь, подошла к двери, вслушалась. Ни звука. Заколотила кулаками что есть сил.

С протяжным вздохом отворилась дверь и вошла высокая молодая женщина в сером платье. Такие же сероватые волосы, густые, волнистые обхватывали крупную голову, точно модерновая шляпка. Лицо широкое, скуластое, смуглое. Круглые бесцветные глаза глядят равнодушно.
- Здравствуйте, где я?
- В Сараэле,- последовал сухой ответ.
 - Что это?
- Был город…
 - Где моя одежда? Я хочу одеться.

Женщина молча вышла и вскоре вернулась не одна: в сопровождении трёх девочек-подростков, на год-два младше Риты. Девочки были очень похожи на женщину и ещё более друг на друга. Сёстры-близнецы?
Женщина поднесла к Рите нежно-розовое просторное платье немыслимого фасона. Первая девочка протянула белоснежные трусики, окаймлённые голубой бахромой, точно пухом.
После чего занялись головой и лицом Риты. Она молча подчинилась их воли, надеясь во время процесса выведать о Валере, о возможности побега.
Умыв Риту, женщина окропила волосы пахучей жидкостью, аккуратно причесала с проборчиком слева. Затем пахнущую детским мылом мазь втирала в щёки Риты, девочки то же самое делали с её руками и ступнями. Было щекотно, приятно и Рита несколько отвлеклась от своей цели, стала с интересом ждать очередного этапа.
 - Для чего это? -наконец, поинтересовалась она.
- Подарок.
 - Кому?
- Варвару.
Девочки с какой-то взрослой жалостью посмотрели на Риту, а одна тяжело вздохнула. Она был
а ближе и Рита тихо спросила:
 - А кто он…варвар?
- Вольк Карнаухий. Он грозится разорить Сараэлу до конца, стереть с лица земли, а жителей обратить в рабов. Алкон, хозяин наш, хочет подарить тебя Вольку, чтобы он успокоился на время…
 - Почему на время?
- Алкон собирает легионеров для похода на Рим, он хочет быть императором.
 - Губа не дура. Тебя как зовут?
- Аврелия.
- Послушай, Авреличка, со мной был мальчик, Валерий…
 - Распнут,- обронила женщина.
- За что?- вскочила Рита.- Где? Когда?
 - Валерий из рода Прима, а они враждуют с Алконами. Прима тоже хочет идти на Рим и бороться за императорство.
 - Но Валера не… - Рита осеклась, поняв, что правда здесь неуместна. - Что же делать?
Девочки переглянулись.
 - Говори, Аврелия, - разрешила мать.

Девочка сообщила, что Валера брошен в старый погреб, на страже стоит центурион Валенс. У него один глаз, но силён и страшен в гневе, как циклоп. Большой поклонник пирогов с сыром и массикского вина.
 - И что?- Рита подняла глаза на женщину.
 - Ничего нет…

Сараэла, некогда богатый город был разрушен и опустошён набегами варваров. По поручению сената претор Алкон должен был возродить город, превратить его в крепость, заслон от варваров. Однако Алкон сразу настроился Сараэлу сделать своим имением. В государстве царил беспорядок, империю раздирали внутренние смуты: то в одной, то в другой провинции появлялись претенденты на императорский престол, собирая вокруг себя недовольных нынешним императором. Восстания крестьян и колонов бушевали в разных концах империи. Алкон и его сосед, знатный землевладелец Прима возомнили себя претендентами на императорство и решили первым делом убрать конкурента. Прима на день опередил Алкона, и Сараэла вновь подверглась разрушению. Сам Алкон чудом избежал гибели, с трупом жены и раненой дочерью укрылся в горном имении сестры. Там же собрал под своё знамя без малого легион разного отребья, и вот на днях нанёс крупное поражение соседу. Прима с остатками солдат засел у себя на вилле-крепости. Победу Алкон решил отметить
с размахом, но утром следующего дня квестор доложил: продовольственный запас иссяк. В округе на сотни миль шаром покати, да на этих милях господствуют варвары…

Послышались шаги, и женщина умолкла. Вошёл Алкон. Девочки, склонив головы и отвесив поклоны, удалились.
 - Харита, ты всё сделала?
- Да, мой господин.
 - Что Люцина?
- Госпожа чувствует себя лучше. Уснула.
 - Оставь нас.

Женщина вышла. Алкон присел на тахту, передвинул меч на поясе. Его кроличье лицо выражало усталость и…отеческое участие. Рита, минуту назад готовая оскорблять, добиваться освобождения их с Валерой, растеряно смотрела на этого жалкого человечка.
 - Ты не римлянка, кто ты?
- Русская.
- Все дороги ведут в Рим…Варвар Вольк слабый старик, так что твоя девственность вне опасности. Он вбил в свою тыкву, что доживёт до ста лет. Его эскулап прописал дыхание девственниц, тебе не будет скучно. Я хочу, чтобы ты знала: Алкон не жесток. И с детьми не воюет…
 - А Валера?
- Валерий мужчина, воин, значит мой противник. Ты рабыня его? Я освобождаю тебя.
 - Я не рабыня, я друг Валерию!

Алкон неопределённо усмехнулся, встал и приблизился к Рите. Она внутренне собралась, готовая дать отпор. Но Алкон не угрожал, его глаза смотрели с печальной добротой.
 - Ты очень похожа на мою жену Созонту… Она ушла в сады богов. Вот такой я увидел её в первый раз…- Алкон протянул руку и осторожно запустил пальцы в волосы Риты.- И волосы были такие же… Я не дам тебя в обиду. У варвара побудешь несколько дней, дыши на него и ничего не бойся. Утром я поставлю на колени этого гнилого милягу Прима - и на Рим. Самое малое пять дней, и квириты будут кричать на улицах Рима »Да здравствует цезарь Алкон». И так будет! Тогда я верну тебя. Станешь сестрой Люцины и дочерью цезаря. Я дам тебе новое имя -Созонта…
 - Ничего мне не надо! Никуда я не поеду!
 - Гитон,- устало позвал Алкон.
Вошли два центуриона. Рите силой влили в рот какую-то пресную жидкость, через пару минут ею овладел глубокий сон. Гитон вынес спящую во двор, где уложил в носилки. Четыре раба подняли их и в сопровождении небольшого отряда, покинули Сараэлу. 

Рейтинг: +3 380 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!