МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ...9

8 апреля 2012 - Поцарапка

 9
С первыми лучами солнца пришли за Валерой, привели в знакомую уже комнату. Алкон завтракал. Измученный бессонной ночью Валера был тих, подавлен и безумно голоден.
 - Садись, ешь.
 - Умыться можно?
Принесли кувшин с водой, большой медный таз, над которым и умылся Валера. Сел на грубосколоченную скамью. Алкон, неопределённо фыркнув, подвинул хлеб, кольцо ветчины.
 - Вина?- глухо обронил, продолжая задумчиво крошить ветчину, накалывать кусочки ножом и отправлять в рот. Сбоку на столе обнажённый меч, восковая табличка, стиль.
 - Я не пью,- отказался Валера от вина.
 - Тогда ешь больше. Я обещал Жемчужине, что верну тебя ей.
 - Что с Ритой? Где она?
- Не беспокойся…Ешь.
Тон Алкона невольно располагал к вере и Валера немного успокоился, с аппетитом принялся уминать скромный завтрак.

Закончили молча. Вышли во двор, где центурионы доложили о готовности своих сотен к выступлению. По знаку Алкона Валере подвели рыжую лошадь. Алкон, несмотря на хромоту, живо вскочил в седло, Валера же взобрался неумело, робко, дрожащими руками взял поводья. За свою жизнь он впервые сел на лошадь, раньше только мечтал.
Алкон фыркнул осуждающе, велел бросить поводья себе:
-Держись за седло.

Поскакали. Валера с трудом удерживался в седле, его мотало во все стороны. Отовсюду слышался смех, издевательские реплики. Алкон, казалось, не слышал их и потому не делал попыток обрывать. Валера определённо ничего не слышал - каждая клеточка в нём кричала, заглушая все звуки: »Держись! Не упади!» Во рту пересохло, язык вызывал неприятное ощущение, точно был куском старой шершавой резины. Неприятно заныло в паху.

Наконец, остановились. В ушах Валеры звенело, перед глазами сновали ало-зелёные рыбки, тело по инерции продолжало трясти. Его сняли с лошади, поставили, но ноги подломились, и Валера упал мешком. Ноги казались пустыми и в них в панике бежали легионы мурашей.

Пока сколачивали крест, Валера несколько отошёл. Осмотрелся. Стояли на опушке, далее простиралась обширная поляна, на которой раскинула рукава-стены небольшая крепость. Загородная вилла римского патриция, иными словами дача.
Подошёл Алкон, придерживая меч в ножнах.
 - Клянусь Геркулесом, я не обману тебя, Валерий. Потерпи немного,- ободряюще сжав плечо Валеры, он участливо заглянул в его потное измученное лицо: - Натёр?
Валера кивнул.
 - Ты мужчина, Валерий!- встряхнув за плечи, Алкон оттолкнул его.

Гитон велел раздеться. Крест решили поставить на видном месте, на расстоянии полёта стрелы. Легионеры Алкона подступили к стенам крепости.
Валеру подняли, затянули руки ремнями на перекладине, родилась и поползла по-всему телу едкая боль, глуша и ослепляя.
 - Прима, покажись! Твой отпрыск распят! - закричали солдаты у стен.

Целая вечность прошла, прежде чем сомневающийся Прима выслал опознавателя -кормилицу. Та признала в распятом полное сходство с её юным господином, с криками, обливаясь слезами, вернулась в крепость. Алкон с ней передал условие: полная капитуляция. В противном случае он лично копьём проткнёт Валерия и отдаст приказ на штурм.

Прима сложил оружие.
Валеру сняли с креста заплаканного, в бессознательном состоянии, личный эскулап Алкона оказал ему первую помощь: примочками усыпил боль.
 - Валерий! Сын мой!- Тщетно рвался из рук легионеров Прима, ему даже не дали взглянуть, почти волоком утащили. Захлёбываясь кровью и слезами Прима хрипел разбитым ртом: - Валерий!.. Валерий…мальчик мой…

Валера спал мертвецким сном. Тотрог грабили легионеры претендента на императорский трон. Впрочем, иные, добравшиеся до винных погребов, уже восторженно вопили:
 - Да здравствует, цезарь Алкон!

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0040663

от 8 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040663 выдан для произведения:

 9
С первыми лучами солнца пришли за Валерой, привели в знакомую уже комнату. Алкон завтракал. Измученный бессонной ночью Валера был тих, подавлен и безумно голоден.
 - Садись, ешь.
 - Умыться можно?
Принесли кувшин с водой, большой медный таз, над которым и умылся Валера. Сел на грубосколоченную скамью. Алкон, неопределённо фыркнув, подвинул хлеб, кольцо ветчины.
 - Вина?- глухо обронил, продолжая задумчиво крошить ветчину, накалывать кусочки ножом и отправлять в рот. Сбоку на столе обнажённый меч, восковая табличка, стиль.
 - Я не пью,- отказался Валера от вина.
 - Тогда ешь больше. Я обещал Жемчужине, что верну тебя ей.
 - Что с Ритой? Где она?
- Не беспокойся…Ешь.
Тон Алкона невольно располагал к вере и Валера немного успокоился, с аппетитом принялся уминать скромный завтрак.

Закончили молча. Вышли во двор, где центурионы доложили о готовности своих сотен к выступлению. По знаку Алкона Валере подвели рыжую лошадь. Алкон, несмотря на хромоту, живо вскочил в седло, Валера же взобрался неумело, робко, дрожащими руками взял поводья. За свою жизнь он впервые сел на лошадь, раньше только мечтал.
Алкон фыркнул осуждающе, велел бросить поводья себе:
-Держись за седло.

Поскакали. Валера с трудом удерживался в седле, его мотало во все стороны. Отовсюду слышался смех, издевательские реплики. Алкон, казалось, не слышал их и потому не делал попыток обрывать. Валера определённо ничего не слышал - каждая клеточка в нём кричала, заглушая все звуки: »Держись! Не упади!» Во рту пересохло, язык вызывал неприятное ощущение, точно был куском старой шершавой резины. Неприятно заныло в паху.

Наконец, остановились. В ушах Валеры звенело, перед глазами сновали ало-зелёные рыбки, тело по инерции продолжало трясти. Его сняли с лошади, поставили, но ноги подломились, и Валера упал мешком. Ноги казались пустыми и в них в панике бежали легионы мурашей.

Пока сколачивали крест, Валера несколько отошёл. Осмотрелся. Стояли на опушке, далее простиралась обширная поляна, на которой раскинула рукава-стены небольшая крепость. Загородная вилла римского патриция, иными словами дача.
Подошёл Алкон, придерживая меч в ножнах.
 - Клянусь Геркулесом, я не обману тебя, Валерий. Потерпи немного,- ободряюще сжав плечо Валеры, он участливо заглянул в его потное измученное лицо: - Натёр?
Валера кивнул.
 - Ты мужчина, Валерий!- встряхнув за плечи, Алкон оттолкнул его.

Гитон велел раздеться. Крест решили поставить на видном месте, на расстоянии полёта стрелы. Легионеры Алкона подступили к стенам крепости.
Валеру подняли, затянули руки ремнями на перекладине, родилась и поползла по-всему телу едкая боль, глуша и ослепляя.
 - Прима, покажись! Твой отпрыск распят! - закричали солдаты у стен.

Целая вечность прошла, прежде чем сомневающийся Прима выслал опознавателя -кормилицу. Та признала в распятом полное сходство с её юным господином, с криками, обливаясь слезами, вернулась в крепость. Алкон с ней передал условие: полная капитуляция. В противном случае он лично копьём проткнёт Валерия и отдаст приказ на штурм.

Прима сложил оружие.
Валеру сняли с креста заплаканного, в бессознательном состоянии, личный эскулап Алкона оказал ему первую помощь: примочками усыпил боль.
 - Валерий! Сын мой!- Тщетно рвался из рук легионеров Прима, ему даже не дали взглянуть, почти волоком утащили. Захлёбываясь кровью и слезами Прима хрипел разбитым ртом: - Валерий!.. Валерий…мальчик мой…

Валера спал мертвецким сном. Тотрог грабили легионеры претендента на императорский трон. Впрочем, иные, добравшиеся до винных погребов, уже восторженно вопили:
 - Да здравствует, цезарь Алкон!

Рейтинг: +3 1307 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
147
126
123
102
101
99
99
95
94
93
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
81
81
80
80
79
78
77
77
77
77
76
76
75
72
71
65