МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ... 7

7 апреля 2012 - Поцарапка

7

Солнце поубавило свой пыл, когда они спустились в долину, к реке. Молча, без шуток умылись, присели отдохнуть. Но Валера вскоре вскочил, прошёл к дороге:
 - Чёрт знает, в какую сторону идти!
 - Давай по жребию, - предложила Рита. Взяла два камушка, зажав в кулаках, протянула руки к Валере:- Белый - идём влево, коричневый - вправо.
Валера показал. Рита разжала кулак: белый.
Наполнив бутылку водой, двинулись в путь. Часы оставили в Булыжнике, по тени Валера определил: первый час. Небо затягивали роскошные белые облака, они плыли медленно и с первого взгляда казались только что написанными акварелью.
Рита сняла обувь, попробовала босиком пойти, но пыль оказалась слишком горячей и она вновь обулась.
 - Валер, расскажи что-нибудь,- наконец нарушила тягостное молчание Рита.
- Что?
- Ну,…Ты уже влюблялся?
 - Нет.
 - Правда? - приостановилась Рита.- А почему? Что у вас в Ленинграде нет красивых девчонок?
Валера вскинул голову, крайне удивлённо посмотрел на Риту: что с ней? Откуда глупость?
 - Тебе неприятно говорить об этом?
- Ты мне поставила условие: не быть нянькой. Хотя это по-другому называется. Позволь и мне, по дружески, попросить: не заводи разговоров про любовь и прочее…
- Почему, Валер?
 - Почему, почему,- вспыхнул Валера. - Потому! Не люблю про это,…потому что не верю.
- В любовь?! - округлила глаза Рита.
 - Давай не будем.
- Ну, почему, Валер?
- Ты что, ненормальная?- в сердцах крикнул он.
Рита отшатнулась, закрыв рот ладошкой, недоумённо взирала на взволнованного и…чужого Валеру.

И тут, словно из-под земли появились всадники, сверкая серебром и золотом доспехов. Не успели ребята опомниться, как их опутали верёвками и бросили поперёк сёдел.
 - Поспешим,- беспокойно бросил один.
- Успеем, - уверенно отозвался другой.
Ребята задыхались от пыли и конского пота, от тесных объятий верёвок. От тряски Риту мутило, тщетно вертела головой, пытаясь увидеть Валеру.
 - Запоминай дорогу…- долетело сбоку.
 - Валера…
В шею Риты больно ткнули, бухнули в самое ухо:
 - Замолчи!

Гулко отозвался под копытами закопчённый мостик, и сразу оборвалась дорога, замельтешили кусты, стволы деревьев. Наконец, остановились.
Одурманенных и ослабевших от непривычного передвижения ребят сняли с коней, прислонили к стене. Полуразрушенное со следами недавнего пожара здание угрожающе скалило львиную морду над уцелевшим крыльцом.
Один из всадников, очевидно старший, сняв шлем с султаном из цветного волоса, скрылся за опалённой дверью. Остальные, расседлав коней, отводили их к яслям, куда два раба засыпали корм.

 - Рита,- тихо позвал Валера. - Как ты?
 - Нормально. Только рукам больно.
 - Потерпи. Думаю, они нас скоро развяжут.

И действительно, через пару минут последовал приказ, и легионеры внесли ребят в уцелевшее помещение.
У массивного мраморного стола стоял хилый человечек с болезненным лицом. Военное снаряжение на нём казалось бутафорским, одетым ради шутки. Обнажённый меч лежал поверх карты. Человечек порывисто, припадая на правую ногу, приблизился к ребятам, обошёл их по окружности, точно вокруг колон, при этом смешно посапывал и шевелил носом. Как кролик, обнюхивающий капустный лист.
 - Прекрасно, - фыркнул Кролик.- Юная дева…прелести девственницы. Хорошая плата. Да, ужасное несчастье красивой быть. Гитон!
На пороге тотчас возник легионер.
 - Гитон, - обратился к нему Кролик,- отправь эту Психею к Харите, пусть приведёт её в порядок.
 - Не хочу! Не трогайте меня!
Рите закрыли рот, унесли.
Валера дёрнулся, упал и покатился к столу, тщетно рвался из пут и ругался. Его подняли, поддерживали вертикально, словно в стену вмуровали. Вновь
приблизился Кролик:
- Моё имя Алкон Пестумский. Отец тебе говорил обо мне? Говорил…А ты не верь: я не жесток. Я добр, как Церера, только не надо меня злить. А твой отец, мальчик, всё время меня злил, как цепного пса. Вот я и порвал цепь, и не моя вина, что зубы захватили других. Клянусь Юпитером, я не хотел! Обещай мне вести себя благоразумно и тебя освободят, дадут поесть.
 - Обещаю.
- Развяжите его и принесите поесть, вина.
- Куда увели Риту? Что с ней будет?- с трудом сдерживаясь, спросил Валера.
- Рита?- Кролик пошевелил носиком, фыркнул: - Маргарита? Да, она действительно жемчужина. Ей нужна соответственная оправа…
-Что с ней будет?
 - Не зли меня, мальчик: прикажу язык вырвать. Сохраняй спокойствие, как обещал. Час назад ты ещё был золото, теперь дешёвая медяшка. Ну, представь: жемчужина в простой медяшке…Смешно?
 - Вы…вы…-вспыхнув, Валера кинулся к столу, но был перехвачен легионерами и силой усажен на скамью.
 - Смешно,- фыркнул Кролик с грустью в голосе. - Не хочешь по хорошему…Злишь. Прекрасно: я рыкну, раз ты желаешь. Завтра я прикажу распять тебя перед Тотрогом, где засел твой папаша и зализывает обкусанный зад. Я заставлю его сдаться! Он будет чистить мои конюшни! А твоя мамаша, вонючая потаскушка, будет выносить ночные горшки! Да, я заставлю!
 - Что будет с Ритой?
- Вольк грозится ударить мне в спину. Жемчужину я отдам ему в дар: старик любит такие подарки.
 - Cкотина! Урод!
Кролик, сощурившись, вздохнул:
- Не хочешь ты есть и пить. Бросьте его…

В старом заброшенном погребе было сыро и душно, что-то гнило. Валеру спустили вниз, точно тюк, швырнули на ворох сопревших мешков. Захлопнулась
крышка, и наступил полный мрак.
Попытки освободить хотя бы одну руку не увенчались успехом. У ног что-то подозрительно зашуршало.
«Крысы?!»
 - Кыш!- шикнул Валера и пнул ногой пустоту, но задел груду каких-то черепков. Оказалось: разбитый глиняный сосуд. 

Вскоре забегала веревка по острому краю черенка, с лёгким вздохом отскакивала очередная нить. Время от времени Валера поддевал ногой черепок и швырял наугад, таким образом, отпугивал предполагаемых крыс. Дышать было трудно от дурного воздуха, тело покрывалось липким потом, подташнивало. Порой, казалось, ещё секунда и его вырвет. К счастью, обошлось. Лопнула последняя жила, и Валера легко освободился от верёвки, встал.
Что дальше? Кролик самодур, это ясно, как пить дать. Пить…впрочем, не так –то просто…Убеждать, что они не те, за кого их принимают, бесполезно, как воду в ступе толочь…Выходит…выхода нет… И всё случится, как задумал Кролик? И ничего не изменить…Хорош «круиз»,нечего сказать… 

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0040444

от 7 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040444 выдан для произведения:

7

Солнце поубавило свой пыл, когда они спустились в долину, к реке. Молча, без шуток умылись, присели отдохнуть. Но Валера вскоре вскочил, прошёл к дороге:
 - Чёрт знает, в какую сторону идти!
 - Давай по жребию, - предложила Рита. Взяла два камушка, зажав в кулаках, протянула руки к Валере:- Белый - идём влево, коричневый - вправо.
Валера показал. Рита разжала кулак: белый.
Наполнив бутылку водой, двинулись в путь. Часы оставили в Булыжнике, по тени Валера определил: первый час. Небо затягивали роскошные белые облака, они плыли медленно и с первого взгляда казались только что написанными акварелью.
Рита сняла обувь, попробовала босиком пойти, но пыль оказалась слишком горячей и она вновь обулась.
 - Валер, расскажи что-нибудь,- наконец нарушила тягостное молчание Рита.
- Что?
- Ну,…Ты уже влюблялся?
 - Нет.
 - Правда? - приостановилась Рита.- А почему? Что у вас в Ленинграде нет красивых девчонок?
Валера вскинул голову, крайне удивлённо посмотрел на Риту: что с ней? Откуда глупость?
 - Тебе неприятно говорить об этом?
- Ты мне поставила условие: не быть нянькой. Хотя это по-другому называется. Позволь и мне, по дружески, попросить: не заводи разговоров про любовь и прочее…
- Почему, Валер?
 - Почему, почему,- вспыхнул Валера. - Потому! Не люблю про это,…потому что не верю.
- В любовь?! - округлила глаза Рита.
 - Давай не будем.
- Ну, почему, Валер?
- Ты что, ненормальная?- в сердцах крикнул он.
Рита отшатнулась, закрыв рот ладошкой, недоумённо взирала на взволнованного и…чужого Валеру.

И тут, словно из-под земли появились всадники, сверкая серебром и золотом доспехов. Не успели ребята опомниться, как их опутали верёвками и бросили поперёк сёдел.
 - Поспешим,- беспокойно бросил один.
- Успеем, - уверенно отозвался другой.
Ребята задыхались от пыли и конского пота, от тесных объятий верёвок. От тряски Риту мутило, тщетно вертела головой, пытаясь увидеть Валеру.
 - Запоминай дорогу…- долетело сбоку.
 - Валера…
В шею Риты больно ткнули, бухнули в самое ухо:
 - Замолчи!

Гулко отозвался под копытами закопчённый мостик, и сразу оборвалась дорога, замельтешили кусты, стволы деревьев. Наконец, остановились.
Одурманенных и ослабевших от непривычного передвижения ребят сняли с коней, прислонили к стене. Полуразрушенное со следами недавнего пожара здание угрожающе скалило львиную морду над уцелевшим крыльцом.
Один из всадников, очевидно старший, сняв шлем с султаном из цветного волоса, скрылся за опалённой дверью. Остальные, расседлав коней, отводили их к яслям, куда два раба засыпали корм.

 - Рита,- тихо позвал Валера. - Как ты?
 - Нормально. Только рукам больно.
 - Потерпи. Думаю, они нас скоро развяжут.

И действительно, через пару минут последовал приказ, и легионеры внесли ребят в уцелевшее помещение.
У массивного мраморного стола стоял хилый человечек с болезненным лицом. Военное снаряжение на нём казалось бутафорским, одетым ради шутки. Обнажённый меч лежал поверх карты. Человечек порывисто, припадая на правую ногу, приблизился к ребятам, обошёл их по окружности, точно вокруг колон, при этом смешно посапывал и шевелил носом. Как кролик, обнюхивающий капустный лист.
 - Прекрасно, - фыркнул Кролик.- Юная дева…прелести девственницы. Хорошая плата. Да, ужасное несчастье красивой быть. Гитон!
На пороге тотчас возник легионер.
 - Гитон, - обратился к нему Кролик,- отправь эту Психею к Харите, пусть приведёт её в порядок.
 - Не хочу! Не трогайте меня!
Рите закрыли рот, унесли.
Валера дёрнулся, упал и покатился к столу, тщетно рвался из пут и ругался. Его подняли, поддерживали вертикально, словно в стену вмуровали. Вновь
приблизился Кролик:
- Моё имя Алкон Пестумский. Отец тебе говорил обо мне? Говорил…А ты не верь: я не жесток. Я добр, как Церера, только не надо меня злить. А твой отец, мальчик, всё время меня злил, как цепного пса. Вот я и порвал цепь, и не моя вина, что зубы захватили других. Клянусь Юпитером, я не хотел! Обещай мне вести себя благоразумно и тебя освободят, дадут поесть.
 - Обещаю.
- Развяжите его и принесите поесть, вина.
- Куда увели Риту? Что с ней будет?- с трудом сдерживаясь, спросил Валера.
- Рита?- Кролик пошевелил носиком, фыркнул: - Маргарита? Да, она действительно жемчужина. Ей нужна соответственная оправа…
-Что с ней будет?
 - Не зли меня, мальчик: прикажу язык вырвать. Сохраняй спокойствие, как обещал. Час назад ты ещё был золото, теперь дешёвая медяшка. Ну, представь: жемчужина в простой медяшке…Смешно?
 - Вы…вы…-вспыхнув, Валера кинулся к столу, но был перехвачен легионерами и силой усажен на скамью.
 - Смешно,- фыркнул Кролик с грустью в голосе. - Не хочешь по хорошему…Злишь. Прекрасно: я рыкну, раз ты желаешь. Завтра я прикажу распять тебя перед Тотрогом, где засел твой папаша и зализывает обкусанный зад. Я заставлю его сдаться! Он будет чистить мои конюшни! А твоя мамаша, вонючая потаскушка, будет выносить ночные горшки! Да, я заставлю!
 - Что будет с Ритой?
- Вольк грозится ударить мне в спину. Жемчужину я отдам ему в дар: старик любит такие подарки.
 - Cкотина! Урод!
Кролик, сощурившись, вздохнул:
- Не хочешь ты есть и пить. Бросьте его…

В старом заброшенном погребе было сыро и душно, что-то гнило. Валеру спустили вниз, точно тюк, швырнули на ворох сопревших мешков. Захлопнулась
крышка, и наступил полный мрак.
Попытки освободить хотя бы одну руку не увенчались успехом. У ног что-то подозрительно зашуршало.
«Крысы?!»
 - Кыш!- шикнул Валера и пнул ногой пустоту, но задел груду каких-то черепков. Оказалось: разбитый глиняный сосуд. 

Вскоре забегала веревка по острому краю черенка, с лёгким вздохом отскакивала очередная нить. Время от времени Валера поддевал ногой черепок и швырял наугад, таким образом, отпугивал предполагаемых крыс. Дышать было трудно от дурного воздуха, тело покрывалось липким потом, подташнивало. Порой, казалось, ещё секунда и его вырвет. К счастью, обошлось. Лопнула последняя жила, и Валера легко освободился от верёвки, встал.
Что дальше? Кролик самодур, это ясно, как пить дать. Пить…впрочем, не так –то просто…Убеждать, что они не те, за кого их принимают, бесполезно, как воду в ступе толочь…Выходит…выхода нет… И всё случится, как задумал Кролик? И ничего не изменить…Хорош «круиз»,нечего сказать… 

Рейтинг: +2 450 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!