ЛАДОНИ МАТЕРИ глава 18


ГЛАВА 18

Чёля спокойно вошла в "ящик", села, глянув ободряюще блестевшим глазом.


Я оглянулся на девчонок: Волга всё так же раболепно взирала на меня, а Лиза, похоже, готова была превратиться в сплошной слёзный источник.
- Пока. До встречи, - старался произнести бодро, но не получилось.
- Пока, - всхлипнула Лиза.
Волга, отвесив поклон, затянула нудный бессловесный напев.

Глубоко вздохнув, я присоединился к Чёле. Тотчас пол и стенки "ящика" мелко завибрировали, с лёгким шипением задвинулась дверца. Мы погрузились в кромешный мрак. Чёля шумно вздохнула. Я что-то хотел сказать, но не успел: дыхание перехватило и заложило уши. Как в самолёте, во время взлёта. Затем стало невыразимо трясти, как если бы самолёт бежал не по лётному полю, а по просёлочной разбитой дороге. Так и подмывало крикнуть: "Водила! Не дрова везёшь!", но я передохнуть был не в состоянии, не то, что слово выдавить.

Сколько продолжалась эта пытка, не знаю, но когда был уверен, что ещё пару секунд и я отрублюсь, вдруг наступило облегчение: мягче, затухая, стала тряска, восстановилось дыхание, в ушах со звоном и колючей болью в перепонках лопнула тишина. Прижавшись ко мне, шумно, как в жару, дышала Чёля.
- Что, приехали? - я с трудом разлепил сухие губы.

Окончательно прекратилась вибрация, дверца медленно поползла в сторону. Странно: дверца увеличилась вдвое, "ящик", соответственно, тоже. И находился он не в Страже, а был в обыкновенной стене - эдакий шкаф-купе.

Первой выбежала Чёля, и, радостно повизгивая, кинулась к противоположной стене, где стоял стол на изящных резных ножках. Над ним тускло светилась уже знакомая по пещере "свеча", она подозрительно мигала, грозя вообще погаснуть. Больше в помещении ничего не было.
Непонятно какого цвета стены на уровне глаз были расчерчены как шахматная доска: тёмный квадратик - белый квадратик.

Я, наконец, решился выйти. Собранный и натянутый как струна. Кроме скуления Чёли иных звуков не слышалось. Воздух застоялый, как в давно запертом наглухо помещении. Подошёл к столу. Чёля, положив передние лапы на столешницу, поскуливая, сверлила глазом едва различимый прямоугольник на стене.
- Приходи кума, когда меня дома нема, - подчёркнуто громко, дабы чуток ослабить напряжение, сказал я.

"Свеча" перестала мигать, освещение немного увеличилось. В стене, рядом со столом, раздался лёгкий щелчок, и образовалась ниша,  в которой стоял стул, кажется, такие зовут венскими.
Я взял стул, ниша закрылась. Стол, стул есть, не хватает яств на столе. И будет как в  сказке "То, не знаю что" или как в "Аленьком цветочке".

Не успел я завершить свою мысль, как тишину нарушил непонятный звук, но спустя минуту это стало напоминать возню у включённого микрофона. После двух-трёх "пыр-пыр" я услышал сквозь шум:
- Привет, Миха! Долго ж ты шерудишь рогами... Чикаться да опухать нам не канает...

Голос был действительно детский, - девчушки лет семи-восьми, - но манера говорить, а в особенности лексикон, предполагали взрослого... лилипута. Мне доводилось в молодости разговаривать с женщиной-лилипуткой. Очень похоже.

- Здравствуйте. Извините, что заставил ждать...
- Шамать будешь? - проигнорировала мои извинения.
- Нет. Разве что попить.
- Хоп, - в следующее мгновенье открылось оконце над столом, и выплыл подносик, на нём стояли кувшин, высокий бокал и плоская ваза с фруктами. Особняком - миска с крупной сахарной костью.
Взвизгнув, Чёля, тут же завладев костью, убралась под стол.

В кувшине был прохладительный напиток, одновременно напоминавший квас и лимонад.
- Швыряй кости... базар есть...
- Простите, а девчонки...
- Канают.

Должно быть, перевод такой: в пути. Чёрт, какой тут разговор, когда каждое слово так и эдак надо переворачивать, подбирать ему смысл из нормального языка. Да уж, базар...

- Ещё раз простите, как вас зовут?
Шум, треск, точно двигали предметы перед микрофоном.
- Доча, - наконец, пробился сквозь шум ответ.
- Как?!
- Доча. Не хлопай ушами, сироп бум варить, когда дело провернём. Слушай, и не гони порожняк...

Пока, вообщем-то понятно. Не отвлекаться на лирику ("сироп варить"), слушать Дочу и не открывать рот по пустякам. Кто против?

Голос Дочи всё время "плыл": то слышался  рядом, то оказывался где-то за стеной, и приходилось буквально вытягивать уши, не дышать, чтобы разобрать тяжеловесные жаргонные словечки.

С великим трудом, больше по интуиции, я узнал, что первостепенная задача моей Миссии добыть Корону Любелизы, которую забрал Цезарь ("падло батистовое") в придачу с Пальцем. Корона не просто украшением была на голове скульптуры - это генератор, преобразователь энергий солнца, ветра и прочих источников. Ещё работающие в полсилы некоторые узлы Системы питаются из резерва. Всей Системой управляет... Доча. Что-то вроде главного компьютера. Без генератора произошёл разлад в Системе, Доча получает энергию ("горючку") порционно, да и та на исходе. Ежечасно отключается одна ячейка Системы. На данный момент Доча контролирует лишь ближайшие Стражи, но уже лишилась "зрения". Через пару часов "оглохнет". После чего ещё часов пять-шесть сможет контролировать деятельность "органов" лишь в пределах этого помещения. Вот почему дорога каждая минутка и нет времени "варить сироп и гонять порожняки".
Во дворец Цезаря Доча ещё в состоянии перебросить, но более от неё помощи не жди: бессильна.

Доча умолкла. "Свеча" часто-часто замигала, с каждым мигом становилась тусклее. Я не на шутку испугался, что Доча ошиблась в расчётах и это её последние "конвульсии".
- Алё? Вы ещё здесь?!
- Годи, - прошелестело над головой.
Жди. Хуже нет, чем ждать да догонять.

Почти в темноте и полной тишине (даже Чёля выжидательно затихла под столом), заставив меня неприятно вздрогнуть, внезапно раздался хруст сломанной ветки, и "свеча" стала оживать. Чёля под столом облегчёно вздохнула, вскочив, метнулась к стене, где тотчас отошла "дверца" и выбежала из "ящика" Лиза. Зарёванная, но безумно счастливая, принялась лихорадочно тискать Чёлю.

Ошарашенная, начисто выбитая из колеи, Волга вышла из "ящика", и, вобрав голову в плечи, всё время, озираясь, робко приблизилась к столу.

- Па, ты узнал, что-нибудь про ребят? - подлетела Лиза, цепко ухватилась за мою руку.
- Нет. Сядь, и угомонись. И, главное, помолчи. Только слушай.
- Но...

Вновь заговорила Доча. Лиза осеклась, тяжело опустилась на стул. Чёля вернулась к кости, а Волга рухнула на колени, в полушоковом состоянии, устремив взор на звук "гласа божьего".

Огромных усилий мне стоило переводить с "фени" на нормальный язык, не дословно, конечно, но смысл информации не терялся.

Доча поведала следующее:
мы находимся внутри Священной горы, в километре от городской стены, наверху есть прибор, с его помощью я могу осмотреть Столицу, что называется "с птичьего полёта". Не просто поглазеть, а наметить возможный вариант действий. В подземелье Дворца имеется "ящик", но в каком он состоянии на данный момент Доча не знает. Во время штурма Храма, она, согласно заложенной программе, отдала команду на саморазрушение подземного хода и блокировку выходов.

Предупредив мой вопрос, Доча сказала, что Цезарь знает о наличии "ящика", но вряд ли обнаружил его. Так что засада у входа исключена.

Доча сделала минутную паузу, затем сообщила, что вынуждена на полчаса отключиться на "подпитку". "Свеча" померкла, едва теплясь.
Перед отключением Доча выдала нам ещё два стула и два бокала. Мне больше не хотелось пить, а Лиза до этого воспользовалась моим. Волга тоже отказалась от угощения. Она частично оправилась от шока, но держалась поодаль, всё время шептала видимо молитвы.


- Лиза, давай договоримся, - заговорил я, когда тишина стала неприятно давить на нервы, - ты перестаёшь капризничать и слушаешься меня. Беспрекословно! Мы с Чёлей отправимся во Дворец, а вы ждёте здесь.
- Но...
- Без "но"! И без истерик! И без дёрганий по пустякам Дочи... Ждать, и от всей силы желать нам удачи. Договорились?
- Л...ладно...
Я приблизился к ней, зашептал в самое ухо:
- И попробуй взбодрить Волгу. Боюсь, сожжёт себя самоедством. Пусть потерпит чуток. Вот добудем Корону, Доча восстановит утерянный ею Дар. Всё будет окэй.

"Свеча" мигнула и вспыхнула на полный накал, в помещении стало светло, как днём. Над головами проплыл похожий на шкворчание звук - и мы вновь услышали Дочу. Сказала, что "высосала горючку до донышка". При минимальных затратах этого хватит на 5часов 28минут. Затем полное отключение.

- По рыхлому переть буром придётся... Давай вали на верхотуру... - закончила свою речь Доча.

Шагах в трёх от меня отошёл фрагмент стены, открыв нишу. Очевидно, лифт.
- Пап... - по привычке дёрнулась Лиза.
- Годи, - неожиданно  соскользнуло у меня с языка.

Я вошёл в лифт, улыбнулся ободряюще девчонкам. Кабина закрылась, меня качнуло раз, другой - и дверь вновь раскрылась.

Небольшая комнатка с закруглёнными стенами. По центру широкой полосой по всей окружности "окно". Не успел я и шага сделать, как из пола вырос стального цвета гриб, развернул шляпку, и я увидел удобное мягкое кресло. Едва оказался в нём, как с потолка опустился разноцветный шар, вернее это напоминало футбольный мяч. Каждый квадратик имел выпуклый жёлто-малиновый глазок. Замерев на уровне глаз, "мяч" крутанулся, подставив противоположный бок, где один квадратик был крупнее остальных. В следующее мгновение из него выдвинулся раструб с двумя впалыми глазницами-окулярами. Я приник к ним, и словно очки одел. Всё окружающее исчезло: я "парил" в воздухе. Подо мной, как макет на столе, раскинулась Столица.

Первое впечатление: изумительной красоты перстень. Семигранный камень типа изумруда, но с радужными вкраплениями, филигранная огранка. Выражаясь прозой: это дворцы, здания утопающие в зелени садов, обилие рукотворных водоёмов, и всё это обнесено крепостной стеной.
Сверху панорама смотрелась великолепно: хотелось ни о чём, не думая, не торопясь, обозревать и восхищаться дивным творением, но, увы! на это у меня не было времени. Чем дольше я буду "шерудить рогами", как выразилась Доча, тем меньше шансов на её дальнейшее существование.

Итак, присмотримся к месту действия. Вот, в центре царский Дворец в форме подковы. Спереди площадь, полным ходом идёт стройка. Очевидно, Цезарь пожелал переделать её в римский Форум. Здесь проскочить вряд ли получится: схватят как праздношатающегося, и пошлют на работы. Значит, выбираться задами, через сад, до ограды. Вон там, в левом углу ближе всего к крепостной стене. С этим ясно. Ворота для нас не откроют, значит, преодолевать стену. Как? Тут профи нужен. Ну, или хотя бы спецприспособления: верёвки, крюки... Предположим, перелез. Дальше - ров с водой. Есть ли в ней какая-нибудь кусающая бяка? Не забыть, спросить. Далее - поля, селения-посады. Днём идти - большой риск привлечь всеобщее внимание... и задержку на неопределённое время. Ждать ночи? Нет лишнего времени: через 5 часов Доча... умрёт. Чёрт! За что мне это? Почему я? Ну, поглазел я, подумал, а тут, как в анекдоте, не думать, а прыгать надо... Хоть какой-то шанс попасть домой.
Тем же путём я вернулся к девчонкам.

- Поглазел? - встретила меня вопросом Доча.
- Впечатляет. В воде за стенами есть кусачая живность?
После небольшой паузы, Доча ответила:
- Чисто.
Ладно, будем иметь в виду, когда сиганём в  ров.
- Готов?
- Всегда готов! - подчёркнуто бодро ответил, как в далёком красногалстучном детстве отвечал пионервожатой.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0053023

от 3 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0053023 выдан для произведения:


ГЛАВА 18

Чёля спокойно вошла в "ящик", села, глянув ободряюще блестевшим глазом.


Я оглянулся на девчонок: Волга всё так же раболепно взирала на меня, а Лиза, похоже, готова была превратиться в сплошной слёзный источник.
- Пока. До встречи, - старался произнести бодро, но не получилось.
- Пока, - всхлипнула Лиза.
Волга, отвесив поклон, затянула нудный бессловесный напев.

Глубоко вздохнув, я присоединился к Чёле. Тотчас пол и стенки "ящика" мелко завибрировали, с лёгким шипением задвинулась дверца. Мы погрузились в кромешный мрак. Чёля шумно вздохнула. Я что-то хотел сказать, но не успел: дыхание перехватило и заложило уши. Как в самолёте, во время взлёта. Затем стало невыразимо трясти, как если бы самолёт бежал не по лётному полю, а по просёлочной разбитой дороге. Так и подмывало крикнуть: "Водила! Не дрова везёшь!", но я передохнуть был не в состоянии, не то, что слово выдавить.

Сколько продолжалась эта пытка, не знаю, но когда был уверен, что ещё пару секунд и я отрублюсь, вдруг наступило облегчение: мягче, затухая, стала тряска, восстановилось дыхание, в ушах со звоном и колючей болью в перепонках лопнула тишина. Прижавшись ко мне, шумно, как в жару, дышала Чёля.
- Что, приехали? - я с трудом разлепил сухие губы.

Окончательно прекратилась вибрация, дверца медленно поползла в сторону. Странно: дверца увеличилась вдвое, "ящик", соответственно, тоже. И находился он не в Страже, а был в обыкновенной стене - эдакий шкаф-купе.

Первой выбежала Чёля, и, радостно повизгивая, кинулась к противоположной стене, где стоял стол на изящных резных ножках. Над ним тускло светилась уже знакомая по пещере "свеча", она подозрительно мигала, грозя вообще погаснуть. Больше в помещении ничего не было.
Непонятно какого цвета стены на уровне глаз были расчерчены как шахматная доска: тёмный квадратик - белый квадратик.

Я, наконец, решился выйти. Собранный и натянутый как струна. Кроме скуления Чёли иных звуков не слышалось. Воздух застоялый, как в давно запертом наглухо помещении. Подошёл к столу. Чёля, положив передние лапы на столешницу, поскуливая, сверлила глазом едва различимый прямоугольник на стене.
- Приходи кума, когда меня дома нема, - подчёркнуто громко, дабы чуток ослабить напряжение, сказал я.

"Свеча" перестала мигать, освещение немного увеличилось. В стене, рядом со столом, раздался лёгкий щелчок, и образовалась ниша,  в которой стоял стул, кажется, такие зовут венскими.
Я взял стул, ниша закрылась. Стол, стул есть, не хватает яств на столе. И будет как в  сказке "То, не знаю что" или как в "Аленьком цветочке".

Не успел я завершить свою мысль, как тишину нарушил непонятный звук, но спустя минуту это стало напоминать возню у включённого микрофона. После двух-трёх "пыр-пыр" я услышал сквозь шум:
- Привет, Миха! Долго ж ты шерудишь рогами... Чикаться да опухать нам не канает...

Голос был действительно детский, - девчушки лет семи-восьми, - но манера говорить, а в особенности лексикон, предполагали взрослого... лилипута. Мне доводилось в молодости разговаривать с женщиной-лилипуткой. Очень похоже.

- Здравствуйте. Извините, что заставил ждать...
- Шамать будешь? - проигнорировала мои извинения.
- Нет. Разве что попить.
- Хоп, - в следующее мгновенье открылось оконце над столом, и выплыл подносик, на нём стояли кувшин, высокий бокал и плоская ваза с фруктами. Особняком - миска с крупной сахарной костью.
Взвизгнув, Чёля, тут же завладев костью, убралась под стол.

В кувшине был прохладительный напиток, одновременно напоминавший квас и лимонад.
- Швыряй кости... базар есть...
- Простите, а девчонки...
- Канают.

Должно быть, перевод такой: в пути. Чёрт, какой тут разговор, когда каждое слово так и эдак надо переворачивать, подбирать ему смысл из нормального языка. Да уж, базар...

- Ещё раз простите, как вас зовут?
Шум, треск, точно двигали предметы перед микрофоном.
- Доча, - наконец, пробился сквозь шум ответ.
- Как?!
- Доча. Не хлопай ушами, сироп бум варить, когда дело провернём. Слушай, и не гони порожняк...

Пока, вообщем-то понятно. Не отвлекаться на лирику ("сироп варить"), слушать Дочу и не открывать рот по пустякам. Кто против?

Голос Дочи всё время "плыл": то слышался  рядом, то оказывался где-то за стеной, и приходилось буквально вытягивать уши, не дышать, чтобы разобрать тяжеловесные жаргонные словечки.

С великим трудом, больше по интуиции, я узнал, что первостепенная задача моей Миссии добыть Корону Любелизы, которую забрал Цезарь ("падло батистовое") в придачу с Пальцем. Корона не просто украшением была на голове скульптуры - это генератор, преобразователь энергий солнца, ветра и прочих источников. Ещё работающие в полсилы некоторые узлы Системы питаются из резерва. Всей Системой управляет... Доча. Что-то вроде главного компьютера. Без генератора произошёл разлад в Системе, Доча получает энергию ("горючку") порционно, да и та на исходе. Ежечасно отключается одна ячейка Системы. На данный момент Доча контролирует лишь ближайшие Стражи, но уже лишилась "зрения". Через пару часов "оглохнет". После чего ещё часов пять-шесть сможет контролировать деятельность "органов" лишь в пределах этого помещения. Вот почему дорога каждая минутка и нет времени "варить сироп и гонять порожняки".
Во дворец Цезаря Доча ещё в состоянии перебросить, но более от неё помощи не жди: бессильна.

Доча умолкла. "Свеча" часто-часто замигала, с каждым мигом становилась тусклее. Я не на шутку испугался, что Доча ошиблась в расчётах и это её последние "конвульсии".
- Алё? Вы ещё здесь?!
- Годи, - прошелестело над головой.
Жди. Хуже нет, чем ждать да догонять.

Почти в темноте и полной тишине (даже Чёля выжидательно затихла под столом), заставив меня неприятно вздрогнуть, внезапно раздался хруст сломанной ветки, и "свеча" стала оживать. Чёля под столом облегчёно вздохнула, вскочив, метнулась к стене, где тотчас отошла "дверца" и выбежала из "ящика" Лиза. Зарёванная, но безумно счастливая, принялась лихорадочно тискать Чёлю.

Ошарашенная, начисто выбитая из колеи, Волга вышла из "ящика", и, вобрав голову в плечи, всё время, озираясь, робко приблизилась к столу.

- Па, ты узнал, что-нибудь про ребят? - подлетела Лиза, цепко ухватилась за мою руку.
- Нет. Сядь, и угомонись. И, главное, помолчи. Только слушай.
- Но...

Вновь заговорила Доча. Лиза осеклась, тяжело опустилась на стул. Чёля вернулась к кости, а Волга рухнула на колени, в полушоковом состоянии, устремив взор на звук "гласа божьего".

Огромных усилий мне стоило переводить с "фени" на нормальный язык, не дословно, конечно, но смысл информации не терялся.

Доча поведала следующее:
мы находимся внутри Священной горы, в километре от городской стены, наверху есть прибор, с его помощью я могу осмотреть Столицу, что называется "с птичьего полёта". Не просто поглазеть, а наметить возможный вариант действий. В подземелье Дворца имеется "ящик", но в каком он состоянии на данный момент Доча не знает. Во время штурма Храма, она, согласно заложенной программе, отдала команду на саморазрушение подземного хода и блокировку выходов.

Предупредив мой вопрос, Доча сказала, что Цезарь знает о наличии "ящика", но вряд ли обнаружил его. Так что засада у входа исключена.

Доча сделала минутную паузу, затем сообщила, что вынуждена на полчаса отключиться на "подпитку". "Свеча" померкла, едва теплясь.
Перед отключением Доча выдала нам ещё два стула и два бокала. Мне больше не хотелось пить, а Лиза до этого воспользовалась моим. Волга тоже отказалась от угощения. Она частично оправилась от шока, но держалась поодаль, всё время шептала видимо молитвы.


- Лиза, давай договоримся, - заговорил я, когда тишина стала неприятно давить на нервы, - ты перестаёшь капризничать и слушаешься меня. Беспрекословно! Мы с Чёлей отправимся во Дворец, а вы ждёте здесь.
- Но...
- Без "но"! И без истерик! И без дёрганий по пустякам Дочи... Ждать, и от всей силы желать нам удачи. Договорились?
- Л...ладно...
Я приблизился к ней, зашептал в самое ухо:
- И попробуй взбодрить Волгу. Боюсь, сожжёт себя самоедством. Пусть потерпит чуток. Вот добудем Корону, Доча восстановит утерянный ею Дар. Всё будет окэй.

"Свеча" мигнула и вспыхнула на полный накал, в помещении стало светло, как днём. Над головами проплыл похожий на шкворчание звук - и мы вновь услышали Дочу. Сказала, что "высосала горючку до донышка". При минимальных затратах этого хватит на 5часов 28минут. Затем полное отключение.

- По рыхлому переть буром придётся... Давай вали на верхотуру... - закончила свою речь Доча.

Шагах в трёх от меня отошёл фрагмент стены, открыв нишу. Очевидно, лифт.
- Пап... - по привычке дёрнулась Лиза.
- Годи, - неожиданно  соскользнуло у меня с языка.

Я вошёл в лифт, улыбнулся ободряюще девчонкам. Кабина закрылась, меня качнуло раз, другой - и дверь вновь раскрылась.

Небольшая комнатка с закруглёнными стенами. По центру широкой полосой по всей окружности "окно". Не успел я и шага сделать, как из пола вырос стального цвета гриб, развернул шляпку, и я увидел удобное мягкое кресло. Едва оказался в нём, как с потолка опустился разноцветный шар, вернее это напоминало футбольный мяч. Каждый квадратик имел выпуклый жёлто-малиновый глазок. Замерев на уровне глаз, "мяч" крутанулся, подставив противоположный бок, где один квадратик был крупнее остальных. В следующее мгновение из него выдвинулся раструб с двумя впалыми глазницами-окулярами. Я приник к ним, и словно очки одел. Всё окружающее исчезло: я "парил" в воздухе. Подо мной, как макет на столе, раскинулась Столица.

Первое впечатление: изумительной красоты перстень. Семигранный камень типа изумруда, но с радужными вкраплениями, филигранная огранка. Выражаясь прозой: это дворцы, здания утопающие в зелени садов, обилие рукотворных водоёмов, и всё это обнесено крепостной стеной.
Сверху панорама смотрелась великолепно: хотелось ни о чём, не думая, не торопясь, обозревать и восхищаться дивным творением, но, увы! на это у меня не было времени. Чем дольше я буду "шерудить рогами", как выразилась Доча, тем меньше шансов на её дальнейшее существование.

Итак, присмотримся к месту действия. Вот, в центре царский Дворец в форме подковы. Спереди площадь, полным ходом идёт стройка. Очевидно, Цезарь пожелал переделать её в римский Форум. Здесь проскочить вряд ли получится: схватят как праздношатающегося, и пошлют на работы. Значит, выбираться задами, через сад, до ограды. Вон там, в левом углу ближе всего к крепостной стене. С этим ясно. Ворота для нас не откроют, значит, преодолевать стену. Как? Тут профи нужен. Ну, или хотя бы спецприспособления: верёвки, крюки... Предположим, перелез. Дальше - ров с водой. Есть ли в ней какая-нибудь кусающая бяка? Не забыть, спросить. Далее - поля, селения-посады. Днём идти - большой риск привлечь всеобщее внимание... и задержку на неопределённое время. Ждать ночи? Нет лишнего времени: через 5 часов Доча... умрёт. Чёрт! За что мне это? Почему я? Ну, поглазел я, подумал, а тут, как в анекдоте, не думать, а прыгать надо... Хоть какой-то шанс попасть домой.
Тем же путём я вернулся к девчонкам.

- Поглазел? - встретила меня вопросом Доча.
- Впечатляет. В воде за стенами есть кусачая живность?
После небольшой паузы, Доча ответила:
- Чисто.
Ладно, будем иметь в виду, когда сиганём в  ров.
- Готов?
- Всегда готов! - подчёркнуто бодро ответил, как в далёком красногалстучном детстве отвечал пионервожатой.

Рейтинг: +1 634 просмотра
Комментарии (3)
0 # 3 июня 2012 в 20:40 0
Таак...Хорошо, хоть крокодилов нет)))) Странная Доча- на фене общается)))) Ну поглядим, поглядим....
Михаил Заскалько # 3 июня 2012 в 21:02 +1
Ну, крокодилов у них нет,наверно по той же причине, почему нет комаров...
Да,страноватая Доча...но всё окажется прозаично и...комично...
0 # 3 июня 2012 в 21:38 0
Не дразни, Миша...