ЛАДОНИ МАТЕРИ - 10

 ГЛАВА 10

В этот раз мне ничего не снилось. Спал сном младенца.

Если допустить, что в этих стенах сны, как правило, сбываются, то отсутствие их может означать спокойный и безоблачный день. А можно и так трактовать: Мать мне говорит "Скатертью дорога", разумеется, в первоначальном смысле этого выражения. Ну, что ж, большое спасибо, коли так.

Разбудила меня Чёля, обеспокоенная, видимо, ранним оживлением обитателей монастыря.
В оконце заглядывал рассвет.

- Чёля, ты осознаёшь важный момент? Мы приступаем к чтению второй главы этой увлекательной книги приключений. Или ко второй серии сериала, как тебе нравится?
Чёлю, похоже, занимал иной вопрос: долго ещё ей пребывать в этом дурацком виде?
- Терпи, Чёля, и гордись: ты член команды Миссии Спасения. Может, благодарные любелизичи поставят тебе памятник. Хочешь?
Чёля вздохнула, повернулась и пошла на вход.
- Не понял? Нельзя ли яснее ответ?
Но Чёля уже лапой приоткрыла дверь и шмыгнула в образовавшуюся щель.

На завтраке присутствовала лишь одна Старшая. Остальные, как оказалось, собирали всё необходимое нам в дорогу.

Всё тщательно оговорено вчера, так что сейчас, собственно, говорить было не о чем. Молча поглощали пищу, каждый думая о своём. А по-существу, об одном и том же: что ждёт нас в пути? Удастся ли Миссия Спасения?

Перед отъездом случилось непредвиденное: Любка наотрез отказалась. Закатила форменную истерику: визжала, как недорезанный поросёнок, исцарапала все руки Лизе. На её крик сбежались юные монашки, и застыли в состоянии шока, взирая на борьбу Лизы с Любкой, и на окровавленные руки госпожи.

Лиза, сама на грани истерики, наорала на них:
- Чего вылупились? Интересно, да? Чем вы её накормили, что она сдурела?

Монашки отреагировали по-своему: плюхнулись на колени и затянули тягучий, на манер акынов, напев.

Я застал "концерт" в самом разгаре, когда зашёл за Лизой.
- Па, - едва сдерживая слёзы, кинулась ко мне дочь. - Она не хочет уходить. Смотри, что она сделала мне!
Руки по локоть в кровавых полосах, кровь капает на пол, на гирлянды цветов. Монашки со священным трепетом смотрели на эти капли.

Вбежала Волга. Не дав ей опомниться и присоединиться к своим, я быстро сказал:
- Нужно остановить кровь.

Волга наклонилась к гирлянде, сорвала несколько нежно-фиолетовых лепестков, и сунула их в рот, челюсти энергично заработали.
Поражённая Лиза моментально забыла про слёзы, про боль.

Вынув изо рта превращённые в кашицу лепестки, Волга приблизилась к Лизе, и, не забыв отвесить поклон, быстро, как мазью, смазала царапины.
- Ой! - вскрикнула Лиза. - Щекотно.

Через минуту руки вытерли, и царапины выглядели трёхдневной давности. Чудо или элементарная народная медицина?
Я спросил, как называется цветок. Волга механически изрекла заковыристое словечко, но тотчас извинилась:
- Мы не можем подобрать перевод.
Ладно, цветок я запомнил, для себя назову его... кровостой ( "кровь стой!").

- А как же Любка? - напомнила Лиза.
Виновница сидела на стойке балдахина, преспокойно намывалась, абсолютно игнорируя нас.
- Пусть остаётся, раз хочет. Нам всё равно возвращаться сюда.
Любка мявкнула.
- Молчи, идиотка! - накинулась на неё Лиза. - Что смотришь? Халявная жизнь понравилась? Спи да жри?
Любка широко зевнула, и с достоинством перешла на дальнюю стойку.
- Чёрт с тобой, оставайся! - крикнула Лиза, и выбежала из покоев.

Попасть в Столицу можно двумя путями: через пещеры, и по горам, одолев перевал.
Первый путь короткий, но на сегодня невозможный: спасаясь от преследователей, жрицы Храма обрушили в нескольких местах проход. Так что оставался один - по горам. Перевал несложный, много добротных троп, протоптанных животными.

Невольно возник у меня вопрос: почему же ни враги, ни солдатики Цезаря не добрались сюда? Элементарно, Ватсон, сказали мне: в радиусе стольких-то метров подходы к Храму Духа Любелизы охраняют Стражи. Да, всё те же "ручки от ножей".

Если они работают автономно, то на чём? Единственное предположение: солнечная энергия. А если не автономно, а управляются с общего пульта, то есть либо из Храма Матери, либо с горы, где памятник? Тогда... получается, что какой-то элемент Системы ещё в рабочем состоянии. Может, начать с этих объектов? Попытаться раскумекать, что к чему и, глядишь, получим большое подспорье.

Не откладывая в долгий ящик, я посвятил в свои мысли Волгу, а через неё Старших.
К великому сожалению, они ничего определённого не сказали. Дело в том, что у жриц Храма Матери существует свой табель о рангах. Так вот, посвящены в тайны управления механизмами были всегда трое - Верховная и две её Советницы, которых избирала и посвящала в эти ранги сама Мать. Все остальные обслуга...

Дальше можно было не объяснять, и я мягко оборвал речь, похожую на оправдание.

Проводить нас вышли все. Даже Любка, обосновавшаяся на створке распахнутых ворот.
Прощание прошло скромно, без сопливо-слёзных сантиментов, с должной грустью и ритуальными акынскими распевами монашек.

Собственно путь наш начинался с уже знакомого пастбища. Ехать нужно было всё время вправо, в сторону краснеющей разломами расщелины.

Лиза была одета, как и Волга, в скромненькое полотняное платье. Должно быть, это обычная одежда простых любелизичанок. На ногах женский вариант всё тех же сандалий.

Легенды как таковой, у нас не было. Мне пространно объяснили и убедительно заверили, что за нашим продвижением будет следить Мать. Все указания, советы я буду получать тотчас через Посредника. И намекнули, что если Дух Любелизы сменит гнев на милость, так же будет помогать.

Сказано было много, бедный Посредник измотался, как от долгой изнурительной работы.
Из всего сказанного, я уяснил одно: самое ценное в нашей экспедиции, или Миссии Спасения, - это Посредник. Стало быть, первая и важнейшая задача: оберегать Волгу, как зеницу ока. Она наша палочка-выручалочка, наши глаза и уши, наш щит и меч. Потеряв её, мы попросту окажемся безоружными немыми в стане врага.
Будем надеяться, что Мать не допустит этого.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0051778

от 30 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051778 выдан для произведения:

 ГЛАВА 10

В этот раз мне ничего не снилось. Спал сном младенца.

Если допустить, что в этих стенах сны, как правило, сбываются, то отсутствие их может означать спокойный и безоблачный день. А можно и так трактовать: Мать мне говорит "Скатертью дорога", разумеется, в первоначальном смысле этого выражения. Ну, что ж, большое спасибо, коли так.

Разбудила меня Чёля, обеспокоенная, видимо, ранним оживлением обитателей монастыря.
В оконце заглядывал рассвет.

- Чёля, ты осознаёшь важный момент? Мы приступаем к чтению второй главы этой увлекательной книги приключений. Или ко второй серии сериала, как тебе нравится?
Чёлю, похоже, занимал иной вопрос: долго ещё ей пребывать в этом дурацком виде?
- Терпи, Чёля, и гордись: ты член команды Миссии Спасения. Может, благодарные любелизичи поставят тебе памятник. Хочешь?
Чёля вздохнула, повернулась и пошла на вход.
- Не понял? Нельзя ли яснее ответ?
Но Чёля уже лапой приоткрыла дверь и шмыгнула в образовавшуюся щель.

На завтраке присутствовала лишь одна Старшая. Остальные, как оказалось, собирали всё необходимое нам в дорогу.

Всё тщательно оговорено вчера, так что сейчас, собственно, говорить было не о чем. Молча поглощали пищу, каждый думая о своём. А по-существу, об одном и том же: что ждёт нас в пути? Удастся ли Миссия Спасения?

Перед отъездом случилось непредвиденное: Любка наотрез отказалась. Закатила форменную истерику: визжала, как недорезанный поросёнок, исцарапала все руки Лизе. На её крик сбежались юные монашки, и застыли в состоянии шока, взирая на борьбу Лизы с Любкой, и на окровавленные руки госпожи.

Лиза, сама на грани истерики, наорала на них:
- Чего вылупились? Интересно, да? Чем вы её накормили, что она сдурела?

Монашки отреагировали по-своему: плюхнулись на колени и затянули тягучий, на манер акынов, напев.

Я застал "концерт" в самом разгаре, когда зашёл за Лизой.
- Па, - едва сдерживая слёзы, кинулась ко мне дочь. - Она не хочет уходить. Смотри, что она сделала мне!
Руки по локоть в кровавых полосах, кровь капает на пол, на гирлянды цветов. Монашки со священным трепетом смотрели на эти капли.

Вбежала Волга. Не дав ей опомниться и присоединиться к своим, я быстро сказал:
- Нужно остановить кровь.

Волга наклонилась к гирлянде, сорвала несколько нежно-фиолетовых лепестков, и сунула их в рот, челюсти энергично заработали.
Поражённая Лиза моментально забыла про слёзы, про боль.

Вынув изо рта превращённые в кашицу лепестки, Волга приблизилась к Лизе, и, не забыв отвесить поклон, быстро, как мазью, смазала царапины.
- Ой! - вскрикнула Лиза. - Щекотно.

Через минуту руки вытерли, и царапины выглядели трёхдневной давности. Чудо или элементарная народная медицина?
Я спросил, как называется цветок. Волга механически изрекла заковыристое словечко, но тотчас извинилась:
- Мы не можем подобрать перевод.
Ладно, цветок я запомнил, для себя назову его... кровостой ( "кровь стой!").

- А как же Любка? - напомнила Лиза.
Виновница сидела на стойке балдахина, преспокойно намывалась, абсолютно игнорируя нас.
- Пусть остаётся, раз хочет. Нам всё равно возвращаться сюда.
Любка мявкнула.
- Молчи, идиотка! - накинулась на неё Лиза. - Что смотришь? Халявная жизнь понравилась? Спи да жри?
Любка широко зевнула, и с достоинством перешла на дальнюю стойку.
- Чёрт с тобой, оставайся! - крикнула Лиза, и выбежала из покоев.

Попасть в Столицу можно двумя путями: через пещеры, и по горам, одолев перевал.
Первый путь короткий, но на сегодня невозможный: спасаясь от преследователей, жрицы Храма обрушили в нескольких местах проход. Так что оставался один - по горам. Перевал несложный, много добротных троп, протоптанных животными.

Невольно возник у меня вопрос: почему же ни враги, ни солдатики Цезаря не добрались сюда? Элементарно, Ватсон, сказали мне: в радиусе стольких-то метров подходы к Храму Духа Любелизы охраняют Стражи. Да, всё те же "ручки от ножей".

Если они работают автономно, то на чём? Единственное предположение: солнечная энергия. А если не автономно, а управляются с общего пульта, то есть либо из Храма Матери, либо с горы, где памятник? Тогда... получается, что какой-то элемент Системы ещё в рабочем состоянии. Может, начать с этих объектов? Попытаться раскумекать, что к чему и, глядишь, получим большое подспорье.

Не откладывая в долгий ящик, я посвятил в свои мысли Волгу, а через неё Старших.
К великому сожалению, они ничего определённого не сказали. Дело в том, что у жриц Храма Матери существует свой табель о рангах. Так вот, посвящены в тайны управления механизмами были всегда трое - Верховная и две её Советницы, которых избирала и посвящала в эти ранги сама Мать. Все остальные обслуга...

Дальше можно было не объяснять, и я мягко оборвал речь, похожую на оправдание.

Проводить нас вышли все. Даже Любка, обосновавшаяся на створке распахнутых ворот.
Прощание прошло скромно, без сопливо-слёзных сантиментов, с должной грустью и ритуальными акынскими распевами монашек.

Собственно путь наш начинался с уже знакомого пастбища. Ехать нужно было всё время вправо, в сторону краснеющей разломами расщелины.

Лиза была одета, как и Волга, в скромненькое полотняное платье. Должно быть, это обычная одежда простых любелизичанок. На ногах женский вариант всё тех же сандалий.

Легенды как таковой, у нас не было. Мне пространно объяснили и убедительно заверили, что за нашим продвижением будет следить Мать. Все указания, советы я буду получать тотчас через Посредника. И намекнули, что если Дух Любелизы сменит гнев на милость, так же будет помогать.

Сказано было много, бедный Посредник измотался, как от долгой изнурительной работы.
Из всего сказанного, я уяснил одно: самое ценное в нашей экспедиции, или Миссии Спасения, - это Посредник. Стало быть, первая и важнейшая задача: оберегать Волгу, как зеницу ока. Она наша палочка-выручалочка, наши глаза и уши, наш щит и меч. Потеряв её, мы попросту окажемся безоружными немыми в стане врага.
Будем надеяться, что Мать не допустит этого.

Рейтинг: +1 277 просмотров
Комментарии (1)
0 # 30 мая 2012 в 10:05 0
v