Картина - 15

3 июня 2013 - Елена Можарова
article140240.jpg

 

Есть закономерность, связанная с образом жизни ведьмы или колдуна  - они обязательно должны передать хоть часть своих способностей либо родственнику, либо близкому человеку. Без этого слишком тяжёл уход их из бренной жизни. Вольно или невольно, но с колдунами и ведьмами связано больше плохого, чем хорошего. Иногда их дар переходит случайно к человеку и не помышляющему о ворожбе или гадании.

Анастасия много переняла от Марфы. Иной раз она интуитивно находила в книгах старой ведьмы нужный ответ или ворожбу. Теперь женщина не расставалась с этими книгами, и врастала в них каждой клеточкой своей души. Односельчане стали сторониться её, и дом Анастасии постепенно оказался вне общения. Приходили к ней, но только по острой необходимости. 
         Поздними вечерами засиживалась она за гаданием. Всё пыталась найти путь к сопернице. Тоскливо  бывало в доме. Особенно зимними долгими вечерами. Однажды ей показалось, что за дверью плачет младенец. Она открыла дверь, но кроме позёмки ничего не увидела. Ногам стало студёно, и она быстро вошла обратно. Снова углубившись в книги, вдруг услышала какие–то новые звуки – брякнула чашка на кухне, а потом что–то покатилось и упало на пол. До этого никогда Анастасии не было так страшно, как сегодня. Преодолев свой страх, женщина быстро всё свернула и легла. Долго она лежала и думала о своей такой одинокой судьбе. Потом заснула. Проснулась от ощущения, что её кто–то разглядывает. Она открыла глаза, и увидела два жёлтых немигающих глаза, что уставились на неё. Груди было очень тяжело, не двигалась ни рука, ни нога. Только когда стало понятно, что это кот, ощущение страха  отпустило. Кот понял, что его уже не боятся. Он потянулся, муркнул и легко спрыгнул с кровати, освобождая женщину. 
Днём Анастасия разглядела нового постояльца. Им оказался кот бабки Марфы. Это чёрное как смоль создание с атласной шёрсткой и жёлтыми глазами оказался  совсем никому не нужным после смерти старой ведьмы. Два одиночества нашли друг друга.

Теперь вечера стали не такими длинными и пустыми. Временами кот уходил куда–то, но обязательно возвращался. После таких загулов, он приходил, садился у печки, и имел жутко хитрую и довольную физиономию. Знал он что-то такое, чего не мог поведать новой знакомой. Хозяев над собой он не признавал…

      …Старик часто наблюдал за женщиной. Он понимал, что она вынуждена влачить своё одинокое существование рядом с ним, вместо того, чтобы любить и быть любимой. Она часто пыталась разговаривать с ним, получая в ответ самое большее – смущённую улыбку, которую старик прятал в седой бороде. Как-то оставшись дома одна, Ираида тщательно изучила содержимое единственного ящика стола, что стоял посередине пустой комнаты. Среди потрёпанных газет и старых журналов лежал выцветший военный билет на имя Великанова Егора Фёдоровича. «Ну, хоть теперь знаю, как звать его!» – подумала женщина. После нехитрых подсчётов выходило, что старику больше  80 лет. Странно было его молчание. Плохо помня своё бессознательное состояние во время болезни, Ираиде всё же казалось, что она слышала его речь и не раз.

В доме не было света. Лучины горели, освещая стол, особенно тогда, когда старик сидел со старыми книгами и что–то шептал, проводя пальцем по выцветшим строчкам. Однажды Ираида очень испугалась, когда услышала писк похожий на мышиный, а затем свист. Она зажала рот рукой, чтобы не закричать, увидев,  как на плечо старика садится огромный ушастый филин, неизвестно откуда прилетевший. Старик же не шелохнулся. Только приподнял руку и нежно погладил перья филина. Тот даже прикрыл свои круглые глаза от удовольствия. С тех пор картинка стала привычной – старик изучает книги, и поглаживает сидящего на плече филина. 
         Случались и болезни в доме. Если заболевал хозяин, то лечением занималась Ираида. Многое постепенно он открывал ей с помощью своих книг. Сама того не подозревая, Ираида впитывала в себя его знания, и становилась другой как внутренне, так и внешне.

Как–то зимним вечером, Ираида готовила лекарство для старика, используя нужные коренья и травы. Она потянулась  за веточкой дурманно пахнущей травы. В этот момент филин резко вскрикнул, замахал крыльями и грозно глянул на неё глазами – фарами. «Значит, это брать нельзя!» - поняла женщина. А спустя ещё два дня филин восседал у неё на плече,  когда она, передвигаясь по дому, готовила очередное снадобье. Лёгкое клокотание филина указывало на то, что всё делается правильно. Старик выздоровел. А Ираида, сама не зная этого, постепенно  менялась.

 

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0140240

от 3 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0140240 выдан для произведения:

 

Есть закономерность, связанная с образом жизни ведьмы или колдуна  - они обязательно должны передать хоть часть своих способностей либо родственнику, либо близкому человеку. Без этого слишком тяжёл уход их из бренной жизни. Вольно или невольно, но с колдунами и ведьмами связано больше плохого, чем хорошего. Иногда их дар переходит случайно к человеку и не помышляющему о ворожбе или гадании.

Анастасия много переняла от Марфы. Иной раз она интуитивно находила в книгах старой ведьмы нужный ответ или ворожбу. Теперь женщина не расставалась с этими книгами, и врастала в них каждой клеточкой своей души. Односельчане стали сторониться её, и дом Анастасии постепенно оказался вне общения. Приходили к ней, но только по острой необходимости. 
         Поздними вечерами засиживалась она за гаданием. Всё пыталась найти путь к сопернице. Тоскливо  бывало в доме. Особенно зимними долгими вечерами. Однажды ей показалось, что за дверью плачет младенец. Она открыла дверь, но кроме позёмки ничего не увидела. Ногам стало студёно, и она быстро вошла обратно. Снова углубившись в книги, вдруг услышала какие–то новые звуки – брякнула чашка на кухне, а потом что–то покатилось и упало на пол. До этого никогда Анастасии не было так страшно, как сегодня. Преодолев свой страх, женщина быстро всё свернула и легла. Долго она лежала и думала о своей такой одинокой судьбе. Потом заснула. Проснулась от ощущения, что её кто–то разглядывает. Она открыла глаза, и увидела два жёлтых немигающих глаза, что уставились на неё. Груди было очень тяжело, не двигалась ни рука, ни нога. Только когда стало понятно, что это кот, ощущение страха  отпустило. Кот понял, что его уже не боятся. Он потянулся, муркнул и легко спрыгнул с кровати, освобождая женщину. 
Днём Анастасия разглядела нового постояльца. Им оказался кот бабки Марфы. Это чёрное как смоль создание с атласной шёрсткой и жёлтыми глазами оказался  совсем никому не нужным после смерти старой ведьмы. Два одиночества нашли друг друга.

Теперь вечера стали не такими длинными и пустыми. Временами кот уходил куда–то, но обязательно возвращался. После таких загулов, он приходил, садился у печки, и имел жутко хитрую и довольную физиономию. Знал он что-то такое, чего не мог поведать новой знакомой. Хозяев над собой он не признавал…

      …Старик часто наблюдал за женщиной. Он понимал, что она вынуждена влачить своё одинокое существование рядом с ним, вместо того, чтобы любить и быть любимой. Она часто пыталась разговаривать с ним, получая в ответ самое большее – смущённую улыбку, которую старик прятал в седой бороде. Как-то оставшись дома одна, Ираида тщательно изучила содержимое единственного ящика стола, что стоял посередине пустой комнаты. Среди потрёпанных газет и старых журналов лежал выцветший военный билет на имя Великанова Егора Фёдоровича. «Ну, хоть теперь знаю, как звать его!» – подумала женщина. После нехитрых подсчётов выходило, что старику больше  80 лет. Странно было его молчание. Плохо помня своё бессознательное состояние во время болезни, Ираиде всё же казалось, что она слышала его речь и не раз.

В доме не было света. Лучины горели, освещая стол, особенно тогда, когда старик сидел со старыми книгами и что–то шептал, проводя пальцем по выцветшим строчкам. Однажды Ираида очень испугалась, когда услышала писк похожий на мышиный, а затем свист. Она зажала рот рукой, чтобы не закричать, увидев,  как на плечо старика садится огромный ушастый филин, неизвестно откуда прилетевший. Старик же не шелохнулся. Только приподнял руку и нежно погладил перья филина. Тот даже прикрыл свои круглые глаза от удовольствия. С тех пор картинка стала привычной – старик изучает книги, и поглаживает сидящего на плече филина. 
         Случались и болезни в доме. Если заболевал хозяин, то лечением занималась Ираида. Многое постепенно он открывал ей с помощью своих книг. Сама того не подозревая, Ираида впитывала в себя его знания, и становилась другой как внутренне, так и внешне.

Как–то зимним вечером, Ираида готовила лекарство для старика, используя нужные коренья и травы. Она потянулась  за веточкой дурманно пахнущей травы. В этот момент филин резко вскрикнул, замахал крыльями и грозно глянул на неё глазами – фарами. «Значит, это брать нельзя!» - поняла женщина. А спустя ещё два дня филин восседал у неё на плече,  когда она, передвигаясь по дому, готовила очередное снадобье. Лёгкое клокотание филина указывало на то, что всё делается правильно. Старик выздоровел. А Ираида, сама не зная этого, постепенно  менялась.

 

 

Рейтинг: +1 261 просмотр
Комментарии (1)
Галина Софронова # 21 октября 2014 в 10:46 0
Интригует и захватывает ваша повесть...