Картина - 1

25 апреля 2013 - Елена Можарова
article133252.jpg

 

 

 

Полина несколько лет назад закончила университет. Сейчас она устроилась на работу в маленькую, но хорошо известную в городе адвокатскую контору. Так как жила Полина одна, то и свои средства могла откладывать, или тратить,  как сама этого бы хотела. В доме появилось много новых вещей. И чтобы скрасить  своё одиночество она зимой занималась вышивкой и рисованием, а летом путешествиями и цветами. Поначалу находиться одной в частном доме было страшновато. Но постепенно она привыкла. Раньше этот дом не знал тишины. Это было так давно. В те времена,  когда ещё проживали здесь её родители и бабушка с дедушкой. 
         Отношения  между людьми всегда не просто складываются. И их семья не была исключением. Дед и бабушка жили в гражданском браке. Редкость большая на те времена. Так случилось, что дед воспитывал и отца Полины и его сестру. Его первая жена внезапно исчезла. Детям тогда было мало лет. Отцу Полины четыре годика, а его сестре всего два. Приходилось разрываться между детьми и работой. Очень долго длились поиски, но так и закончились – ничем. До  конца своих дней дед Полины вспоминал свою жену – Ираиду. По его описанию это была необычайно красивая женщина. Он женился на ней, когда Ираиде исполнилось только семнадцать  лет, ему же на тот момент исполнилось уже двадцать два. Женился по страстной любви. Остались несколько фотографий. На них навсегда была запечатлена миниатюрная брюнетка с красивыми длинными вьющимися волосами, серо – голубыми глазами, прямым классическим носом и ярко – алыми пухлыми губами. А ещё у неё были восхитительно красивые руки. Очень часто дед, когда Полина повзрослела, брал в ладонь её руку и нежно гладил, любуясь. Каждый раз при этом повторял, что именно такие руки были у бабушки Полины. 
           После исчезновения жены, года через два, дед от вынужденной безысходности всё же женился – первый гражданский брак. У женщины тоже был ребёнок от первого неудачного замужества. И всё складывалось неплохо до тех пор, пока однажды дед не вернулся домой рано утром. Женщина приготовила детям завтрак. Она положила по два поджаренных яичка детям своего нового   мужа, а потом,  всплеснув  руками, сообщила: «Ой! А Димочке – то я и забыла сделать порцию!» и не долго думая, по одному яичку отполовинила от каждого едока для своего сынули. Увидев подобную математику, дед не задумываясь, выставил «жену» из дома. И только спустя ещё два года он привёл в дом вторую гражданскую жену,  с которой и дожил до самой смерти. Однако живя с ней и пользуясь её услугами, он,  не переставая,  боготворил первую, единственно любимую. Полина статью и внешностью напоминала её. Но только напоминала и то вскользь. Имея вьющиеся длинные волосы,  она все же не была брюнеткой. Скорее шатенкой. И глаза имела пшенично – зелёного колдовского цвета. 
          Мама часто вспоминала, что дед хоть и жил в браке, но жену особо не любил. Относился к ней скорее больше как к прислуге. Однажды они все вместе поехали на природу. Там Тамара – гражданская жена деда - обратилась к нему со словами:
- Георгий! Давайте домой собираться! Что–то устала я! 
Он стрельнул в неё суровым взглядом, а потом буквально прошипел, сощурив глаз:
- И про какой это дом ты говоришь? Где у тебя дом? О чём ты?
Тамара покраснела, но промолчала. А что тут скажешь? Частный дом,  в котором они все жили,  был оформлен именно на деда. Ей в этом доме,  и,  правда,  ничего не принадлежало. 
Этим ответом, он который раз, поставил её на «место». 
           Отец Полины всё – равно очень привязался к этой женщине, к Тамаре. Любая работа, за которую она бралась,  выполнялась качественно и добротно. Простая картошка в мундирах, сваренная ею, отличалась необыкновенным вкусом. Вроде, как она словом  владела каким – то. А слово это заключалось в тяжёлой её жизни. С малых лет она вынуждена была работать в прислугах. Образования получить не смогла. Полина, учась в школе, пробовала  обучать и свою безграмотную бабушку. Той первой, родной бабушки, девочка не знала, а эту очень любила. 
          Дед Георгий тоже умел многое мастерить. В их доме ссор почти не было. Если только размолвки. То, что случилось,  тогда на пикнике никогда больше не повторялось. Дед старался радовать свою жену мелкими презентами и сюрпризами, чтобы хоть как–то компенсировать отсутствие чувств. 
     Она в магазины почти не выходила. Поэтому все её подарочки часто были самодельными. Великолепные ажурные вазочки накрахмаленные и разноцветные. Вышитые рушники, рубашки, салфетки, всё это высшего качества. Дед носил её вещи с удовольствием. 
          Дома часто звучала музыка. У деда было пианино и мандолина. Он никогда и нигде не обучался музыке, но имел великолепный музыкальный слух, и часто сам подбирал понравившиеся песни, а иногда и придумывал мелодии. Так же он разбирался хорошо и в живописи. Как–то принёс в дом картину. На ней изображён был сельский пейзаж. Очень приятная глазу вещь. На переднем плане открывалось поле, за ним виднелся лесок и несколько сельских домиков, разбросанных по берегу спокойной речки. От картины шло  умиротворение и спокойствие. 
          Деда и бабушки давно нет в живых. Отец с мамой уехали в другой город. А вот картина осталась напоминанием о прошлых не самых плохих днях. Она висела там, где её повесил при жизни дед – в зале,  прямо над пианино. Рядом с картиной, на крышке пианино стоял канделябр с тремя свечами. Иногда Полина зажигала их, потушив основной свет. Тогда блики на картине вроде оживляли её. Казалось, что качается трава, бежит речка. И иногда даже слух воспринимал звуки ветра, шелеста травы, плеск  реки.  Сегодня как раз был такой день, когда нашло подобное настроение. Полина зажгла свечи, и села рядом с пианино. Она глубоко задумалась и снова услышала все звуки. Дрёма понесла её на своих нежных и спокойных волнах. 
          Полина очнулась. Пианино в темноте поблёскивало ослепительно белыми клавишами. Однако, девушка помнила, что не открывала его.  Она подняла глаза, услышав сильное потрескивание свечи, решила,  что догорает свеча, как это бывало раньше. Но свечи почти не обгорели. Только восковые бородки больше,  чем всегда свисали со свечей в той стороне, где была  картина.  Полина посмотрела  на картину и в ужасе прикрыла на мгновение глаза, невольно вскрикнув. На переднем плане вместо чистого поля, а вернее именно в нём, красовался крест с распятием, обозначавший недавнее захоронение. То, что раньше его не было, Полина помнила точно. Она,  едва придя в себя, бросилась к включателю, при свете  снова подбежала к картине. Картина оставалась такой как прежде. Снова выключить свет Полина побоялась…

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0133252

от 25 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0133252 выдан для произведения:

 

 

Полина несколько лет назад закончила университет. Сейчас она устроилась на работу в маленькую, но хорошо известную в городе адвокатскую контору. Так как жила Полина одна, то и свои средства могла откладывать, или тратить,  как сама этого бы хотела. В доме появилось много новых вещей. И чтобы скрасить  своё одиночество она зимой занималась вышивкой и рисованием, а летом путешествиями и цветами. Поначалу находиться одной в частном доме было страшновато. Но постепенно она привыкла. Раньше этот дом не знал тишины. Это было так давно. В те времена,  когда ещё проживали здесь её родители и бабушка с дедушкой. 
         Отношения  между людьми всегда не просто складываются. И их семья не была исключением. Дед и бабушка жили в гражданском браке. Редкость большая на те времена. Так случилось, что дед воспитывал и отца Полины и его сестру. Его первая жена внезапно исчезла. Детям тогда было мало лет. Отцу Полины четыре годика, а его сестре всего два. Приходилось разрываться между детьми и работой. Очень долго длились поиски, но так и закончились – ничем. До  конца своих дней дед Полины вспоминал свою жену – Ираиду. По его описанию это была необычайно красивая женщина. Он женился на ней, когда Ираиде исполнилось только семнадцать  лет, ему же на тот момент исполнилось уже двадцать два. Женился по страстной любви. Остались несколько фотографий. На них навсегда была запечатлена миниатюрная брюнетка с красивыми длинными вьющимися волосами, серо – голубыми глазами, прямым классическим носом и ярко – алыми пухлыми губами. А ещё у неё были восхитительно красивые руки. Очень часто дед, когда Полина повзрослела, брал в ладонь её руку и нежно гладил, любуясь. Каждый раз при этом повторял, что именно такие руки были у бабушки Полины. 
           После исчезновения жены, года через два, дед от вынужденной безысходности всё же женился – первый гражданский брак. У женщины тоже был ребёнок от первого неудачного замужества. И всё складывалось неплохо до тех пор, пока однажды дед не вернулся домой рано утром. Женщина приготовила детям завтрак. Она положила по два поджаренных яичка детям своего нового   мужа, а потом,  всплеснув  руками, сообщила: «Ой! А Димочке – то я и забыла сделать порцию!» и не долго думая, по одному яичку отполовинила от каждого едока для своего сынули. Увидев подобную математику, дед не задумываясь, выставил «жену» из дома. И только спустя ещё два года он привёл в дом вторую гражданскую жену,  с которой и дожил до самой смерти. Однако живя с ней и пользуясь её услугами, он,  не переставая,  боготворил первую, единственно любимую. Полина статью и внешностью напоминала её. Но только напоминала и то вскользь. Имея вьющиеся длинные волосы,  она все же не была брюнеткой. Скорее шатенкой. И глаза имела пшенично – зелёного колдовского цвета. 
          Мама часто вспоминала, что дед хоть и жил в браке, но жену особо не любил. Относился к ней скорее больше как к прислуге. Однажды они все вместе поехали на природу. Там Тамара – гражданская жена деда - обратилась к нему со словами:
- Георгий! Давайте домой собираться! Что–то устала я! 
Он стрельнул в неё суровым взглядом, а потом буквально прошипел, сощурив глаз:
- И про какой это дом ты говоришь? Где у тебя дом? О чём ты?
Тамара покраснела, но промолчала. А что тут скажешь? Частный дом,  в котором они все жили,  был оформлен именно на деда. Ей в этом доме,  и,  правда,  ничего не принадлежало. 
Этим ответом, он который раз, поставил её на «место». 
           Отец Полины всё – равно очень привязался к этой женщине, к Тамаре. Любая работа, за которую она бралась,  выполнялась качественно и добротно. Простая картошка в мундирах, сваренная ею, отличалась необыкновенным вкусом. Вроде, как она словом  владела каким – то. А слово это заключалось в тяжёлой её жизни. С малых лет она вынуждена была работать в прислугах. Образования получить не смогла. Полина, учась в школе, пробовала  обучать и свою безграмотную бабушку. Той первой, родной бабушки, девочка не знала, а эту очень любила. 
          Дед Георгий тоже умел многое мастерить. В их доме ссор почти не было. Если только размолвки. То, что случилось,  тогда на пикнике никогда больше не повторялось. Дед старался радовать свою жену мелкими презентами и сюрпризами, чтобы хоть как–то компенсировать отсутствие чувств. 
     Она в магазины почти не выходила. Поэтому все её подарочки часто были самодельными. Великолепные ажурные вазочки накрахмаленные и разноцветные. Вышитые рушники, рубашки, салфетки, всё это высшего качества. Дед носил её вещи с удовольствием. 
          Дома часто звучала музыка. У деда было пианино и мандолина. Он никогда и нигде не обучался музыке, но имел великолепный музыкальный слух, и часто сам подбирал понравившиеся песни, а иногда и придумывал мелодии. Так же он разбирался хорошо и в живописи. Как–то принёс в дом картину. На ней изображён был сельский пейзаж. Очень приятная глазу вещь. На переднем плане открывалось поле, за ним виднелся лесок и несколько сельских домиков, разбросанных по берегу спокойной речки. От картины шло  умиротворение и спокойствие. 
          Деда и бабушки давно нет в живых. Отец с мамой уехали в другой город. А вот картина осталась напоминанием о прошлых не самых плохих днях. Она висела там, где её повесил при жизни дед – в зале,  прямо над пианино. Рядом с картиной, на крышке пианино стоял канделябр с тремя свечами. Иногда Полина зажигала их, потушив основной свет. Тогда блики на картине вроде оживляли её. Казалось, что качается трава, бежит речка. И иногда даже слух воспринимал звуки ветра, шелеста травы, плеск  реки.  Сегодня как раз был такой день, когда нашло подобное настроение. Полина зажгла свечи, и села рядом с пианино. Она глубоко задумалась и снова услышала все звуки. Дрёма понесла её на своих нежных и спокойных волнах. 
          Полина очнулась. Пианино в темноте поблёскивало ослепительно белыми клавишами. Однако, девушка помнила, что не открывала его.  Она подняла глаза, услышав сильное потрескивание свечи, решила,  что догорает свеча, как это бывало раньше. Но свечи почти не обгорели. Только восковые бородки больше,  чем всегда свисали со свечей в той стороне, где была  картина.  Полина посмотрела  на картину и в ужасе прикрыла на мгновение глаза, невольно вскрикнув. На переднем плане вместо чистого поля, а вернее именно в нём, красовался крест с распятием, обозначавший недавнее захоронение. То, что раньше его не было, Полина помнила точно. Она,  едва придя в себя, бросилась к включателю, при свете  снова подбежала к картине. Картина оставалась такой как прежде. Снова выключить свет Полина побоялась…

Рейтинг: +1 197 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 25 апреля 2013 в 22:17 0
Интересно. Буду ждать продолжения. big_smiles_138
Елена Можарова # 25 апреля 2013 в 22:24 0
Спасибо! Постараюсь поддержать Ваш интерес и дальше!!! flower