ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Форс. Гл.19. Курорт-"малина"

 

Форс. Гл.19. Курорт-"малина"

26 февраля 2014 - Елена Силкина
article195436.jpg
фото из интернета
музыка - Kaoma "Ламбада" ("Она уходит в слезах")

                                             1.

     Необходимость побежать сразу в нескольких направлениях раздирала мозг, а собственная физическая немощь бесила. Следовало срочно забраться в генератор, но позаботиться о себе было некогда. Ира пока что передвигалась на руках у маленького кхира.
   Уложить маура в капсулу энергоустановки, проконтролировав, чтобы мелкий кхирпоун проделал сию манипуляцию предельно аккуратно. Раздеть с трудом слушающимися руками Ирруора и осмотреть его. Видимых повреждений, по счастью, не обнаружилось. Перенести маура с помощью кхира к диагностической установке, чтобы убедиться, что внутренних повреждений также нет, потом уложить обратно в капсулу генератора. Запереть данную комнату медотсека, чтобы кхир туда ненароком не забрался, и вообще запереть весь медотсек. И всё остальное важное запереть также, например, помещения с двигательными установками, склады, ангары...
   А ещё — прежде, чем заняться собой — проверить, выбрались ли они из сферы влияния кхиров, отправить сообщение на ближайший маяк и станцию таорэн о том, что воздействие обезьян-эсперов внезапно начало перехлёстывать за пределы их планетной системы, занять милого монстрика едой и разными мелкими предметами, которые могут сойти за игрушки...
   Кахурский корабль мчался к ближайшей космической станции — отделу таорэн, его вела автоматика.
     Ирруор то ли спал, то ли лежал без сознания в капсуле генератора.
     Ира спала в другой энергоустановке.
  Кхирский детёныш угомонился в Ириной каюте, обвешанный блестящей бижутерией и шмотками с люрексом, хныкая во сне от переизбытка впечатлений. Лежащий рядом с ним инфор напевал голосом кахурианина, музыкальная запись была закольцована...

                                             2.

     Ирруор спал совершенно неподвижно, не меняя положение тела.
    Ира кормила и развлекала маленького кхира, круглые сутки не снимая с себя герлон, потому что учила обезьянчика обращаться с хрупкими существами аккуратно.
     Кхирпоун опустошал склад продуктов с ужасающей быстротой.
    Ему было мало инфора с музыкой и забавных мелочей, которые стали его игрушками, он пожирал информацию не менее споро, чем еду. Ира зверски устала без перерывов показывать ему всё новые и новые мысленные картинки. Он полюбил спортзал  в том же качестве, что и Ирруор — как место для энергетической подзарядки и купания. Ира пыталась ему внушить, что кушать энергию от живых существ плохо, лучше питаться природой.
     Она дала ему имя — Поун, но он пока что был не в состоянии усвоить, что конкретный бессмысленный набор звуков отождествляется с его персоной. У кхиров не было звукового языка и системы символов, на которой, как правило, основывается любая культура.
    Ира то и дело убегала от мелкого кхира, чтобы посмотреть на Ирруора. Её беспокоило, что он долго не просыпался.
     Наконец, через несколько суток, он открыл глаза. Это было очень удачно, потому что она как раз прибежала посмотреть на него в очередной раз.
     -Как ты себя чувствуешь? - она наклонилась над капсулой.
     -Сейчас узнаю.
     Он привстал и вознамерился выбраться из энергоустановки. Ира смотрела во все глаза — движения и голос вроде бодрые, но взгляд, как у пьяного или смертельно уставшего.
     -Слава всем, кому угодно! Как ты меня напугал!
     -На Кхирпоуне?
     -Нет, сейчас — долго не приходил в себя.
     Но в памяти невольно промелькнула картинка.
     -ЧТО я сделал?!!
     Он отшатнулся, упал обратно на постель в капсуле и закрыл глаза. Бронзовая рука сжалась в кулак, когти вонзились в ладонь, потекла кровь.
   Ира готова была как следует ударить себя по голове за свои неуправляемые мысли.
     -Это был не ты!!! Ты был под воздействием!
     -Теперь ты будешь бояться меня... и испытывать отвращение...
    -Нет!!! Нет, нет, нет! Ты был под влиянием! Ты вовремя предупредил меня, чтобы я запечатала герлон! Ты спас меня!
    -Я не предусмотрел, что это самое влияние может возрасти. Обычно я более осторожен...
  -Оэренгайны тоже не предусмотрели! А потом, всё равно пришлось бы уходить каким-нибудь рискованным способом, у эрниан скорость больше! Что там ещё было поблизости?
     -Небольшая «чёрная дыра».
     -Вот!!! Уж лучше кхиры!
     Он вздохнул и открыл глаза.
    -Я не боюсь тебя и не испытываю отвращение!  И я тебе сейчас это докажу!... - она принялась яростными рывками сдирать с себя герлон. - ...Вот теперь я тебя буду отвлекать, - последнюю фразу она пробормотала себе под нос, но он, разумеется, услышал.
     -Привяжи меня.
   -Что-о?!! - на мгновение Ира даже потеряла дар речи. - Я не могу так обойтись с тобой! Это... это....
   -Это не садо-мазо, это простая предосторожность. У меня в каюте есть пистолет с клейкой лентой, один из тех, какими меня пытались поймать на фабрике у Онды. Он потом подобрал и отдал мне. Принеси его и привяжи меня.
      Он сам себя теперь боится, поняла Ира.
     -Точнее, хочу проверить. Неизвестно, какие последствия невольного визита на Кхирпоун могут проявиться, когда я начну терять над собой контроль. Поэтому на всякий случай привяжи... И делай, что тебе нравится, - он произнёс это уже чуть веселее.
     Ну нееет, я буду делать то, что нравится тебе, подумала она.
     -А вот я тебя поизучаю получше. А то всё как-то не успевала.
     Он  в ответ улыбнулся лукаво и чувственно, почти, как прежде.
    Она с облегчением вздохнула и убежала за пистолетом с клейкой лентой и медицинским пластырем...
   Она очень сильно увлеклась изучением и получаемыми результатами, а потом, долгое-долгое время спустя, пришла в ужас, осознав, на что он способен реально. Тем, кто складывал мифы об инкубах, часом мауры не попадались?
     -Видишь, ничего страшного не произошло. Никаких последствий влияния.
     Он не ответил. Взгляд золотых глаз из-под ресниц из задумчивого сделался невесёлым. Последствия могут проявиться и позже...
     -Не опасайся, - помолчав, произнёс он. - Это ведь было не то, что обычно. Я же просто лежал и ничего не делал... Погоди, а зачем ты запирала дверь?
     -Чтобы маленький кхирпоун не вовремя не зашёл.
     -Что-о?!!
     -Как, по-твоему, мы оттуда выбрались, если ты вообще лежал в отключке, а я даже ползти была не в состоянии?..

                                               3.

     -Проснулся? Сможешь заняться Поуном? У меня уже в голове ни пол-мысли, а он всё новых картинок просит, маленький мой, трёхметровенький. Я просто сейчас упаду и отрублюсь там, где стою...
    -Поун? Удачно ты его назвала... Не беспокойся, я с ним справлюсь, отдыхай...
     Она, двигаясь, как сомнамбула, с довольной улыбкой забралась на его место в капсуле, свернулась в клубочек и тут же провалилась в сон.
     Некоторое время ей снилось что-то путаное и невразумительное, а потом привиделся Поун, который лежал в каком-то незнакомом помещении, тянул к ней руки, заливался слезами и ревел, как иерихонская труба...
     Она проснулась с плачем и обнаружила себя в родных объятиях.
       -Ир, как там Поун? Он спит? Мы где?
     -Он спит — в пустом помещении станции таорэн, которое специально для него оборудовали. Чтобы перевезти, его пришлось усыпить — из бортового пси-излучателя крейсера. Менее мощный импульс не подействовал бы...  Ты же всё понимаешь — это было необходимо, в противном случае он бы весь корабль разгромил. Он привязался к тебе... Мы пока висим возле станции, и ещё вопрос, удастся ли отсюда улететь...
     Она всё понимала, но это было внезапно, и она заплакала в голос, и чем нежнее и крепче он обнимал её, тем сильнее она плакала. А потом так и заснула в слезах.
   Проснулась она в очень дурном настроении, рыдания подступали к горлу. Выбралась из генератора и побежала разыскивать Ирруора. Разумеется, она нашла его в рубке. Он явно уже выбрал очередной пункт назначения,  задал курс и ставил управление на автоматику.
     Нельзя спрашивать — «куда», это плохая примета, данное слово приносит несчастье, и она мялась в дверях, вяло подыскивая формулировку.
   -Здесь недалеко есть курортная планета — Валеаноче. Нам обоим не помешает немного отдохнуть.
       -О, я как раз хотела предложить нечто похожее, - обрадовалась она.
     Он посмотрел на неё и протянул руку. Она тут же подбежала, охотно уселась на подставленное колено и всмотрелась в лицо Ирруора. Глаза были вполне разумные, усталые и невесёлые.
      -Поспать бы тебе. Автопилот в порядке, присмотреть пока что могу и я.
     -Хорошо, согласен. Как будем приближаться к системе, разбуди меня. Это часов через шесть. Район чист, но предосторожность не помешает... А ты уверена, что хочешь именно этого — чтобы я отправился поспать в одиночестве?
     -Я уверена, что тебе необходимо в первую очередь именно поспать.
  Он аккуратно снял её с колен, усадил в своё кресло и вышел. Она обеспокоилась и побежала следом. Кажется, он не так понял.
     -Я-то хочу совершенно другого, но тебе же надо отдыхать хоть иногда.
     -Успею отдохнуть, - сказал он, улыбнулся и унёс её в капсулу генератора...
     В результате на сон ему остался от силы час.

                                                   4.

     К системе звезды Ира подвела корабль с осторожностью, притормозив на большом расстоянии, и отправилась будить Ирруора. Он лежал ничком, сбив лёгкое покрывало в изножье постели, и никак не отреагировал, когда она окликнула его, погладила по волосам, легонько потрясла за плечо. Она не стала дальше его будить. Он так напугал её, когда долго не приходил в себя после Кхирпоуна. Пусть спит, она и сама могла справиться...
     Сторожевых постов было много —  вокруг и внутри системы звезды. Ира задействовала внешний бортовой сканер с программой определения типа приближающихся звездолётов на максимальную дистанцию обнаружения и неторопливо вела кахурский корабль, отвечая на все запросы от охранных комплексов.
       Валеаноче постепенно приближалась.
  Зависнув наконец над планетой, Ира полюбовалась на вид сверху. Единственный материк и множество островов смотрелись, как драгоценное ожерелье с  большой пёстрой подвеской. Ира сделала виток вокруг Валеаноче, потом запросила из службы космопорта карту и подробно изучила её.
  Космопорт находился на плато возле внутреннего моря, очертаниями напоминающего бумеранг. Вдоль западного и южного побережья располагались курортные городки: маурский Эйяу, тайрианский Кандьори, Файетринка со смешанным населением и другие.
       Ирруор спал.
       Она снова отправилась его будить.
       -Ир! Ир, проснись!
      Он очнулся, молниеносно метнул сканирующий луч, проверяя основные узлы борта и наличие защитного поля, и после этого открыл глаза. Увидел её, улыбнулся, со вкусом потянулся всем телом и спросил:
       -Мы где?
    -Мы приехали! - заулыбалась она в ответ. - Можно выходить, мы уже в порту на Валеаноче.
       Улыбка Ирруора мгновенно испарилась.
       -Я же просил разбудить меня заранее, на подлёте к системе!
      Сила его взгляда испугала её, она попятилась. Он настороженно сузил глаза.
     -Сказать, как называется то, что ты сделала? Предательство или, по меньшей мере, глупость и безответственность.
     -Ты сказал, что район чист! Ты никак не просыпался! Я отлично справилась!
    -Молчи, я с тобой не разговариваю. Я очень зол. Здесь внезапно мог оказаться кто угодно. Из-за твоей глупости могли пропасть мы оба. Ты могла пропасть! Понимаешь ты это? Нас только двое на борту. Я должен полагаться на тебя полностью. А теперь выясняется, что я не могу на тебя полагаться!
     -Тебе надо было отдохнуть! Я берегла тебя!
     -Не стоит беречь меня таким вот образом, без разрешения!
     -Не всегда есть возможность спросить!
     «Может, мне надо было спросить разрешение и на тот способ возле маяка-ловушки?»  Она удержала готовый сорваться с губ вопрос, но забыла, что маур способен услышать мысли.
         -Может, и надо было.
         Разговор пошёл куда-то совсем не туда.
   Нет, нет, только не такими словами бить её, она не совершала предательства!!! Люди не совершенны, они живые, они по временам ошибаются и срываются, это неизбежно! Если ничего никому не прощать, то отношения обречены! Она моложе, у неё нет опыта, не всегда будет возможность спросить совета, она будет ошибаться... Если он не даст ей права на ошибку...
   Самое ужасное — не коллапсары, не кхиры, не коварные эрниане. Самое ужасное — горящие золотые глаза всерьёз рассерженного Ирруора. Она не хотела видеть, она не хотела слышать, она не хотела жить. Она закусила губы, закрыла лицо руками и грохнулась на пол, потому что подломились ноги.
     В ссоре виноват тот, кто умнее. Она не даст ему даже права рассердиться и времени, чтобы отойти от гнева?.. Не дала, не смогла, повалилась на колени. Позы унижения он был не в состоянии у неё вынести, бросился к ней и подхватил с пола.
     «Пожалуйста, пожалуйста, не злись на меня, не смотри на меня такими глазами!!!»
     -Ты больше не будешь? - грустно пошутил он. - В следующий раз буди меня любым способом. Обещай.
     -Обещаю!.. Но ты так крепко спал, что и от ведра холодной воды бы не проснулся!.. Любым, говоришь? М-м-м... А можно будет потом вот этак поиграть? Ты как будто спишь, а я к тебе подкрадываюсь и... А затем — наоборот! - она тщетно пыталась скрыть слёзы, которые звучали в голосе.
     -Можно даже прямо сейчас.
     Золотые глаза горели уже совершенно другим огнём...

                                                 5.
    
     -Интересно, сумели ли уйти Оэренгайны? - сонно спросила она. - Они были дальше от Кхирпоуна, чем мы.
     -Сумели. Мама-кхира заметила первыми их, а не нас, и решила поучить сыночка охотиться. Из ментального захвата мелкого Поуна они ушли. Он рассказал мне это картинками. Спи. А я съезжу в Файетринку за разной необходимой информацией. Вечером буду...
     Она проспала пол-дня и проснулась, когда был ещё далеко не вечер, но она встревожилась. Она предполагала, что Ирруор сильно рассердится, и всё равно не усидела, взяла шлюпку и отправилась в упомянутое мауром курортное поселение на поиски.
     Файетринка находилась довольно далеко от космопорта. Ира вела машину на минимальной скорости, судёнышко скользило над самым полотном извилистой дороги. С одной стороны высились горы, с другой склон спускался к морю. Пейзаж напоминал тропики — пальмы, лианы, пышно цветущие заросли, бледное от ослепительного солнца небо, — а точнее, походил на южный берег земного Крыма.
     Возле дороги голосовала, подняв руку, тоненькая девушка в платье-мини.
  Подъехав вплотную, Ира разглядела, что это — маурина. Землянка затормозила и открыла дверь.
     -Рискуешь, - с улыбкой произнесла маурина на гала-пиджин, усаживаясь на переднее сиденье рядом с водительницей. - Я могла быть не одна. Я — Аррим Уар с Кахура. Благодарю...
    -С Кахура?! - Ира просияла ослепительной улыбкой. - Ира Жилкина. С Земли.
       -С Земли? А-а, с Кэрриолы.
       -Как ты сказала? Кэрриола?
       -Так твою планету все называют.
  Удивлённая неожиданной информацией Ира тронула машину с места, поглядывая то на дорогу, то на юную маурку. Платье сидело на девушке в обтяжку, и Ира с удивлением осознала, что у маурин совершенно другие фигуры. В облике Урсуни Мойару это не бросалось в глаза из-за одежды свободного покроя.  Верхних округлостей, свойственных человеческим девушкам, не имелось и в помине. Гибкая, стройная фигура Аррим была мальчишеской, плоской, безгрудой. В таком случае, какой же она, Ира, видится Ирруору? Ему не кажется смешным или неприятным наличие непривычных анатомических деталей?..
   От этих размышлений её отвлекла одетая в типовые комбинезоны троица, целеустремлённо передвигающаяся вдоль дороги и даже не пытающаяся голосовать. Высокий мужчина с дождиком иссиня-чёрных косичек, которые напомнили Ире об уараге Кеяне, размеренно шагал с девушкой на руках. Рядом с ним по временам вприпрыжку, а то и бегом, чтобы поспеть за своим высоким спутником, торопился молодой человек с кудрявой шапкой очень светлых волос. Великолепно сложенный мужчина, похожий на уарага, был потрясающе красив, с тёмной красно-коричневой кожей, огромными чёрными глазами и тонким орлиным  профилем. А спящая у него на руках девушка выглядела безобразно, с широким толстогубым ртом, маленькими глазками, вздёрнутым носом-картошкой и жидкими волосами. Ира пригласила троицу к себе в шлюпку.      
     Затем Ира посадила в свою машину молодого маура, который представился Сеоной, чем вызвал смех Аррим.
     -И к чему переименовался по-тайриански? Всё равно же видно, что ты маур!
     -Окружающим так привычнее. А чтоб ты не беспокоилась, сообщаю, что на самом деле я — Сэймаун Яарруммэ с Юрру. Но называть меня категорически попрошу Сеоной.
     Затем в машину пришлось посадить усталых нага и нагайну, которых вначале даже не видно было на обочине, только трава колыхалась.
       Сеона уступил нагам место в шлюпке, а сам поехал на подножке, держась одной рукой за край дверного проёма. Два сплетённых хвоста оказались переброшены на переднее сиденье и свисали рядом с Аррим.
    Миниатюрную лемурку из южных тави удалось втиснуть на переднее сиденье между Аррим и хвостами парочки нагов.
     Большой тёмный крылан тяжело плюхнулся на крышу кабины, не спрашивая разрешения. Ира только махнула рукой, пусть тоже едет. Шлюпка начала напоминать ей утренние автобусы в Москве, которые в час «пик» ходят с «виноградом» — людьми на подножках, которые виснут в дверях буквально гроздьями.
     «Интересно, шлюпка выдержит всех попутчиков?», подумала землянка.
     Шлюпка выдержала.
     Некрасивая девушка проснулась и не сводила глаз с высокого краснокожего мужчины.
     -Изар, почему я впервые увидела тебя наяву только сегодня? Почему я никогда не встречаю тебя на борту? Где ты скрываешься и почему? И почему я всё время сплю, когда мы приземляемся и взлетаем? Ялиска, хоть ты объясни!
        -Молчи, Ташка, - шикнул кудрявый блондин. - Вопросы — завтра. И тогда, боюсь, вы поменяетесь местами, а у меня проблем будет ещё больше...
      Ира косилась в зеркальце заднего вида на мужчину, похожего на уарага, и некрасивую девушку у него на руках. Они так смотрели друг на друга... Это чем-то здорово напоминало Ирины отношения с Ирруором в самом начале знакомства...
     Внезапно на сознание навалилось всё разом: страх за Ирруора, пережитые опасности, неизвестность будущего, слёзы Поуна, полубезумный от отчаяния взгляд Ташки, скрытая трагическая безнадёжность в глазах Изара... Окружающий мир стремительно заволокся туманом, рыдания перехватили горло, мешая вздохнуть. Ира зажмурилась и сползла на пол между пультом и сиденьем почти без чувств. Аррим поспешно перехватила управление машиной.
     -Эй, что с ней?! - закричал Ялиска.
  -Способности пробуждаются, - ответила ему Аррим. - Она нечаянно подключилась к этим двоим разом. - Маурина кивнула на Изара и Ташку. - А вы бы хоть получше экранировались, что ли...
     Сеона с подножки перебрался внутрь шлюпки, протиснулся на переднее сиденье, расстегнул на Ире герлон и приложил одну ладонь к её солнечному сплетению, а другую — ко лбу. Ей стало легче, она открыла глаза и с чувством неловкости забралась обратно за пульт, одной рукой застёгивая свою одежду, а Сеона молча вернулся на подножку.
     На обочине голосовало ещё много разного народа, Ира уже только разводила руками, в шлюпку больше никто не помещался...

                                               6.

       -Все внутрь и закройте двери! Гони!!! - внезапно закричала маурина. - Это — хив!
          Но Ира не успела среагировать нужным образом.
   Черноволосый мужчина весь в чёрном, внезапно появившись из придорожных зарослей, внёс внутрь с разбегу Сеону и влетел сам, повиснув на подножке в дверном проёме шлюпки вместо маура, который неожиданно оказался на коленях у Ташки.
     -Вот теперь гони! - приказал он. Его сиреневая кожа сияла в солнечном свете, бледно-фиолетовые глаза азартно сверкали. 
        -Увидишь преследователей, стреляй боевыми.
     Преследователи не замедлили появиться. Позади, быстро нагоняя, летела каплевидная шлюпка, с которой целились силовым лучом - «сачком».
  Ира прикрыла крылана на крыше защитным полем и понеслась на максимальной скорости, пару раз выпалив, почти не целясь, парализующими для острастки.
     Файетринка была уже близко. И преследователи отстали, как только Ирина шлюпка оказалась в черте города.
    -Я ведь велел тебе стрелять боевыми! Тупое животное, обезьяна несчастная...
    -Сам ты тупое животное! Я не стреляю боевыми по сапиенсам!
    -А придётся... Я тебя запомню!
    -Давай-давай. Оэренгайны уже запомнили.
    Почему-то она нисколько не испугалась его.
    -Оэренгайны? - в глазах у хива мелькнула искра интереса.
     Но больше он ничего не сказал, соскочил с подножки и бегом скрылся в лабиринте городских улиц. Ирины пассажиры постепенно покинули её шлюпку, поблагодарив на прощание.
     -Я помогу тебе найти своего соплеменника, - сказал Сеона, узнав у Иры про цель её поездки. - Точно ли он собирался именно сюда? Скорее можно ожидать, что он поехал в Эйяу или в  Кандьори. Что ему делать в Файетринке?..
     Сеона быстро просканировал городок и уверенно привёл шлюпку к одному из центральных зданий.
      -Файетринка-то — ладно, - проворчала Ира, начиная испытывать нехорошее предчувствие. - А вот что ему делать в баре?
     Заходя внутрь, она ощутила спиной чей-то пристальный взгляд и быстро обернулась. На другой стороне улицы стоял и смотрел на неё высокий тощий шихайт. Он ехидно улыбался. У Иры создалось впечатление, что шихайт откуда-то знает её...                                           

                                             7.

           Бармен колотил кулаком по музыкальному автомату.
     -Да в чём причина?! Исправен же! Почему не работает?! И плита вырубилась, и миксер, и блендер, и всё остальное, даже видео и инфор!
      -Вон сидит причина, бухая и в жутко кислом настроении, и пока эта причина отсюда не уберётся, техника работать не будет, - помощник бармена указал на пьяного вдребезги маура.
          Ира и Сеона вошли в бар и сразу увидели его.
    Он сидел за столом, уронив голову на руки. Распущенные волосы разметались по столешнице, одна чёрно-золотая прядь угодила в резко пахнущую спиртом лужу. Ира подошла и машинально поправила её, переложив на сухое место.
           Он поднял голову. Он был совершенно пьян.
    «Молчи пожалуйста. Я знаю всё, что ты скажешь. Маурам нельзя употреблять спиртное совсем, они спиваются гораздо быстрее, чем люди... Изредка я всё же это делал — напивался...»
     Удивительно, но его ментальный голос оставался совершенно трезвым, ровным и спокойным.
      -Во-первых, я ничего подобного бы не сказала, потому что не знала, а во-вторых... Если изредка, то, наверно, можно и даже нужно?
      Он глубоко вздохнул.
      «Я тебя люблю».
      « Я тебя — тоже».
  «Чрезмерный самоконтроль опасен, чреват последствиями. Например, внезапным срывом. Особенно, если извне что-нибудь подтолкнёт, спровоцирует, а то и напрямую повлияет. Ещё и поэтому я попросил связать меня на всякий случай...
     Мне особо негде напиться, мне не с кем быть до конца откровенным, я никогда не засыпаю по-настоящему глубоко...»
     -Теперь у тебя есть я. Я же понимаю, что мы принадлежим не просто к разным культурам и цивилизациям, а к разным видам. Чтобы понимать друг друга, неизбежна предельная и даже запредельная откровенность.
       Он не ответил, только притянул к себе и крепко обнял её. В самом начале их знакомства в реале не очень-то помогла ему откровенность.
     Но теперь хотя бы можно было сделать вот так... Он усадил Иру к себе на одно колено и уткнулся лбом ей в грудь. Она принялась гладить его по волосам.
     -Всё верно, теперь у меня есть ты, и тебя надо охранять.
     -Я тоже могу охранять, хоть как-то, хоть от лишних повседневных мелочей, которые в состоянии взять на себя... Я знаю, ты ничего не делаешь без основания. Что случилось?
     -Инто исчез — из-за меня... Я не предусмотрел влияние кхиров... Таори не предупредил меня...
     Была ещё четвёртая причина для того, чтобы напиться и хоть ненадолго забыться. О ней он промолчал и вслух, и мысленно. Он подозревал, что Ира всё же питает к нему отвращение, но тщательно скрывает это из жалости.
     Ира сжала зубы. Плакать об Инто она будет потом. Может, он всё-таки жив и найдётся, и плакать не придётся. А сейчас следовало позаботиться об Ирруоре.
     -Идти можешь?
    Он попробовал подняться и свалился обратно на скамью, но на этот раз не упал головой на стол, а прислонился спиной к стене.
   -Ну вот, - пошутила она. - По-моему, ты всё-таки напился до нужной кондиции.
      -Нет, наверно. Я же — в сознании.
    Сеона позвал помощника бармена, и они вдвоём с трудом дотащили Ирруора до шлюпки и уложили на заднее сиденье.
     -Поедешь с нами, поможешь, - безапелляционно велел Сеона сотруднику питейного заведения, - Я заплачУ...

                                              8.

     -Не в генератор и вообще не в медотсек. В зал-бассейн, - распорядился кахурианин, не открывая глаз, пока Сеона с помощником бармена тащили его на борт. Потом они ушли, Ира дистанционно заперла внешний люк и осталась возле Ирруора. Он лежал, не глядя на неё. Потом быстро свернулся клубком. Снова выпрямился, опрокидываясь на спину. И вдруг потребовал:
     -Выйди.
    Она помедлила. Как можно оставить его, когда ему плохо? Почему он не велел ничего делать? Точно ли он сознаёт сейчас в полной мере, что лучше всего предпринять? Может, стоило бы задействовать хотя бы аптечку?
     -От лекарств будет только хуже. Я справлюсь сам. Выйди, прошу тебя.
     Да как же она бросит его одного?!
     «Я не хочу, чтобы ты видела меня в таком состоянии».
     Наконец до неё дошло. Да его же вот-вот вывернет, и он — не Ап, чтобы спокойно принимать себя в любом виде. Она вышла очень неохотно и застыла в коридоре рядом со входом, оставив дверь приоткрытой.
     Он метался и корчился, и на это не было сил смотреть. Это походило на жестокое отравление. В самом деле маурам нельзя пить...  Как бы она хотела стать большой-большой и сильной-сильной, чтобы обнять его сразу всего целиком, укрыв от всего мира. Она и сделала это — обняла его мысленно. Неожиданно он перестал метаться и затих. А потом выговорил:
     -Зайди обратно.
     Она поспешно зашла. Другая бы обиделась — что это за обращение с ней, то выйди, то зайди, — но она понимала.
     -Сделай ещё раз то же, что ты только что сделала — мысленно... Нет, в реале не прикасайся.
     Она послушалась. Он распрямился и глубоко вздохнул.
     Она присела неподалёку, продолжая мысленно обнимать его.
   Руори амау, светик мой, ну зачем ты это сделал... Есть же другой способ расслабиться...
     -Думаю, Инто всё-таки жив и найдётся... Ты всё сделал правильно, «чёрная дыра» - это не мелкий кхир, её нельзя было бы уговорить выпустить нас... Невозможно быть самым сильным, всегда найдётся кто-то превосходящий, а тебе вовсе не надо ничего никому доказывать, ты и так для меня самый-самый... Я всё же верю Таори, у него глаза хорошие. Наверняка он имел веские основания для того, чтобы не рассказать...
     Она в конце концов смолкла. Он уже ничего не слышал, потому что просто-напросто спал, слегка улыбаясь во сне. Она прилегла рядом, продолжая мысленно обнимать его, и вскоре заснула тоже...
    Защитное поле корабля никто не включил, поэтому ничто не могло помешать приблизиться ехидному шихайту Менгее, который прикрепил к днищу кахурского «блюдца» маленькую коробочку. Округлая бляшка со сложной начинкой слилась с металлом корпуса и сделалась незаметной...

                                               9.

     Он проснулся свежим и отдохнувшим. Похмелья у него никогда не бывало. Он улыбнулся, припомнив. Перевод не совсем точный, вообще-то Руори — это «светлячок», так что по-русски звучит гораздо лучше — светик мой...
    Так. Он был пьян, а она забыла. Но космопорт хорошо охраняется, вокруг корабля никого нет, и с системами всё в порядке. Он немедленно отдал мысленную команду включить внешнее защитное поле. А потом очень аккуратно переложил спящую Иру на бортик бассейна. Она пробудилась от плеска воды.
     -Может, лучше на море съездим?
     -Хорошо.
    Ей пришлось очень быстро решить, что надеть. Из маминых поучений она запомнила, что мужчины не любят, когда женщина долго собирается для совместного выхода. Она вбежала в свою каюту и остолбенела. От хаоса, устроенного мелким кхиром, не осталось и следа. И когда Ирруор успел? Но где и что именно побросал Поун, она хотя бы видела и помнила, а вот куда всё прибрал маур... В результате она надела то, на что упал глаз, но всё же ухитрилась подобрать к бирюзовому крылатому платью-мини серебристые сандалии с тонким плетением и сумочку.
     В Файетринке Ирруор зашёл в кафе набрать еды с собой, Ира осталась поджидать его в шлюпке, поглядывая сквозь фонарь кабины на прохожих. Неожиданно в поле зрения мелькнули знакомые платиновые развевающиеся волосы. Она открыла дверцу и закричала на всю улицу:
     -Ап!!! Привет!
     Маленький блондин, одетый в одни алые шорты, резко обернулся.
     Ира выскочила из шлюпки и бросилась к нему, увидев, что он один.
     -Детская непосредственность, - с хмурой улыбкой проворчал Ап. - И тебе привет!
     Но всё-таки обнял её, довольный.
     -Как ты?
     -Как видишь. Вполне себе, если можно так сказать.
     -Новостями поделиться можешь? Об Оэренгайнах что-нибудь слышал?
   -На Валеаноче их нет. Младшие — под домашним арестом за решение личных вопросов за счёт дела, паникёрство и взрыв маяка. Старшие где-то далеко... Быстро убирайся, прячься!
     Ира послушно бросилась обратно в шлюпку.
     К Апу подошёл знакомый ей качок, одетый в чёрную кожу.
     -Я всё равно её вижу. Вы оба меня неимоверно забавляете.
     -Что-то ты сегодня благодушно настроен, Бей.
     -А у меня всё отлично сходится, как пазлы. Все, кто нынче здесь оказался, явились очень кстати. Если тут девчонка, значит, и Халеарн недалеко...
     Камбей уставился на поляризованный фонарь кабины так, как будто видел не только сквозь него, но и сквозь черепную коробку. Короткая боль кольнула Иру в висок, в памяти молниеносно всплыли недавние события. Камбей скабрезно хохотнул, потом застыл, словно сделал стойку, как охотничья собака.
     -Изар, значит... - пробубнил он себе под нос, уводя Апа...
    -Сначала хив со своей гонкой, потом шихайт подозрительный, а теперь ещё и   Ап. Прямо не курорт, а «малина», - проворчала Ира...

                                             10.    
    
    -Спустись пониже, я хочу нырнуть с борта.
    Шлюпка скользила над морем. Ира из-за пульта следила глазами за полётом крылатого существа высоко в небе. Его неожиданные рывки, напоминающие неровный полёт бабочки, подали ей несколько идей для танца, который она начала сочинять, чтобы исполнить его в светящихся бижу.
   Обнажённый Ирруор обернулся к ней от дверцы. На его лице медленно проявилась ослепительная улыбка.
     -Эйяу! - ликующий клич разнёсся над гладью тихого полуденного моря, и маур золотистой ласточкой слетел в воду, подняв тучу сверкающих брызг.
    Вид из шлюпки пугающе кружил голову. Ирруор плыл стилем баттерфляй, словно парил на высоте птичьего полёта. Прозрачная толща воды позволяла видеть дно, и разноцветные поля водорослей, обломки скал, песчаные участки выглядели, как пейзаж с борта самолёта или «тарелки».
     Ира спустила шлюпку к самой поверхности моря, когда Ирруор махнул ей рукой. Он вылез из воды и уселся на подножке-ступеньке, придерживаясь за край дверного проёма и весело болтая ногами в воздухе.
     -При чём тут маурский городок?
    -Это возглас. «Эйяу» или «яу» - что-то вроде «эгей», «эй», и может означать что угодно. Кто-то из мауров выбирал место для поселения, увидел участок побережья, очень похожий на Кахур, воскликнул в восхищении... Вот так и появилось название городка.
     Он забрался в шлюпку, когда с него стекла вода. Ира повела машину над береговой линией. Они присмотрели уединённый пляж, и Ира загнала шлюпку в заросли на обрыве так, чтобы её не было видно ни с берега, ни с моря, ни с воздуха.
    Поймав на себе горячий взгляд Ирруора, она поспешно разделась и побежала к воде, чтобы успеть хоть чуть-чуть искупаться.
     -Ты не умеешь плавать!
   -Ой, только не сейчас меня учить! На земном курорте мать вся умоталась, но так и не научила, а потом сыновья квартирных хозяев и их друзья — пятеро молодых ребят — чуть не утопили...
     -Ладно, не сейчас. Но потом обязательно...
   Некоторое время он с улыбкой смотрел, как она плещется на мелководье, потом пошёл и выудил её из воды...
     -Ой, тут же галька! А заросли колючие и трава не очень-то мягонькая... Насекомые опять же ползают...  Лучше всего в шлюпке, хоть там и тесно...
     -Я это предусмотрел. - И он достал из шлюпки пухлый матрасик...
  Они играли. Маур-наёмник и его прекрасная инопланетная пленница, неотразимая амазонка и её побеждённый противник... Во втором случае Ира постоянно сбивалась с роли, потому что принималась хихикать. Уж очень хрупкая получалась из неё воительница по сравнению с её могучим «побеждённым противником».
   В театре или на киносъёмочной площадке их бы освистали. Слишком трепетное и нежное обращение завоевателей со своими пленниками не вязалось даже с дамскими кино-романами и космической оперой...

                                            11.

     Древний маурский воин только-только одолел предводительницу вторжения инопланетных амазонок и приготовился насладиться плодами победы, но неожиданно замер, насторожённо вскинув голову.
     У мауров слух гораздо острее, чем у людей.
     -Утхай керрвяк, тагет керрвяк! - она впервые услышала, как он ругается по-маурски.
    Он схватил Иру в охапку вместе с их одеждой, бросился в заросли, затолкнул в шлюпку девушку и вещи и взялся за бластер.
      На обрыве показалась группа более-менее антропоморфных сапиенсов. Они тащили кого-то связанного по рукам и ногам и собирались спуститься к воде. Ира нашарила в вещах своё оружие.
     Несколько парализующих выстрелов, Ирруор прыгнул к попадавшим наземь налётчикам, подхватил с земли их пленника, бегом возвратился, затолкнул связанное существо в шлюпку, прыгнул за пульт и рванул машину в зенит.
     -Гериф, илэ-оо. Снова селилась уединённо, невзирая на предупреждения?
     Ира развязывала зеленокожую, местами мелкочешуйчатую девушку-ящерку, в то время как Ирруор пилотировал шлюпку на максимальной скорости, одновременно представляя барышень друг другу и поясняя.
     -Ира, познакомься. Это Гериф Ямуль, геолог. А те, кто её схватил — экипаж младших Оэренгайнов почти в полном составе. Не было только Апа и Камбея...
     -Ап сказал, что Оэренгайнов здесь нет, я тебе рассказывала. Я не знала, что он им служит.
     -Ты ему веришь?
     -Всё же думаю, он сказал мне правду. Он прятал меня от Камбея.
    -В службах порта мне сообщили то же самое — эрниан, кроме одного хива, здесь нет. Куда тебя отвезти? - спросил кахурианин у Гериф.
     -В Эйяу. У меня там есть друзья. За вещами я потом с кем-нибудь съезжу...

                                             12.

   Песчаные пляжи возле маурского городка обрамляла пышно цветущая растительность, которая спускалась к самой воде. Прибоя не было, кромка воды только лениво извивалась.
     Слабый, мягкий свет луны гладил, ласкал изгибы прекрасного тела Ирруора, который зашёл в воду почти по пояс. Кожа его сейчас казалась совсем тёмной и влажно блестела, почти светилась в полумраке. Вода слабо колыхалась на уровне бёдер, словно нежно ласкала мужские сокровища, мягко обтянутые пятнистой плёнкой. Ира настояла, чтобы он надел для купания плавки из ткани герлона. Он уступил ей, хотя вообще-то любил купаться обнажённым.
  Она не могла оторвать глаз от этого зрелища. Ей нестерпимо хотелось заменить воду своими руками и губами. Но сейчас было не до того. Она сидела на песке, одетая в герлон, с бластером на коленях, и несла караул, тревожно озираясь во все стороны.
     Ирруор наклонился к воде, зачерпнул её ладонями, поднёс к лицу.
     -Зачем ты умываешься солёной водой?
     -Я не умываюсь, просто хотел попробовать её на вкус и запах, что и сделал, - улыбаясь, ответил он. - Вода такая тёплая, что почти не ощущается. Иди сюда, - позвал он, и мягкий низкий голос отчётливо разнёсся по пляжу.
     Внезапно он издал удивлённый возглас и выскочил из воды. Ира направила на него луч от прицела. Кружок света быстро обежал всё тело и упал на мокрое бедро, где извивалось что-то тоненькое, быстро ввинчиваясь в кожу.
   -«Живой волос»! - взвизгнула Ира и выпалила парализующим. Извивающееся существо замерло и безжизненно повисло. Маур рухнул на песок, как подкошенный.
     Она бросилась к нему, и её отчаянный вопль разнёсся над полуночным морем. Она внезапно осознала, что не сможет дотащить до машины тяжёлое тело кахурианина даже ползком, тем более — подняться с такой ношей вверх по обрыву, туда, где была оставлена шлюпка.
    -Яу! Что случилось? - раздался знакомый голос, и на краю обрыва показалась тёмная фигура.
     -Сеона, помоги!!! Я не донесу его!
     Он бегом спустился вниз, осыпая глину и песок.
    -Мауры не могут без приключений, особенно этот. Это же Халеарн, ведь так?
    -Его срочно надо к врачу!
     -Дело серьёзное. Я не смогу затащить его на обрыв...
   У Сеоны был почти такой же рост, как у Ирруора, но гораздо более лёгкая фигура.
     -Погоди-ка... Если он сегодня тоже отправился на ночную прогулку...
     Сеона вскинул голову, вглядываясь в тёмный воздух над морем, потом издал пронзительный свист. Вверху раздались мощные хлопки, словно заплескался, разворачиваясь, древний корабельный парус, и на пляж спустилась большая крылатая фигура.
  -Ира, познакомься. Это Розен Мас... экхгм-м... - Сеона неожиданно поперхнулся, представляя. - Прошу прощения...  Короче, его прозывают Розеном, потому что настоящее имя никто произнести не в состоянии.
     Большое крылатое существо, ростом выше маура примерно на голову, молча согласно повело широкими плечами.
      Розен Мас на гала-пиджин означает «Розовая Мышь».
     Крылан подхватил безвольное тело кахурианина подмышки, во мгновение ока вознёс на обрыв и аккуратно опустил его возле дороги. Сеона быстро вскарабкался следом. Когда Ира догнала его, он высматривал что-то на пустынном дорожном полотне.
     Крылан всё так же молча взвился прямо вверх и быстро скрылся из глаз.
     -Что ты делаешь?
     -Хочу поймать попутную машину.
     Она вдруг сообразила.
   -Так здесь же наша шлюпка! Вон там, в зарослях! - и принялась истерически смеяться.
     Сеона очень внимательно, долгим взглядом, посмотрел на неё, потом с трудом затащил тяжёлое тело кахурианина в шлюпку, втолкнул туда же хихикающую со слезами на глазах Иру и стремительно поднял машину в воздух...

© Copyright: Елена Силкина, 2014

Регистрационный номер №0195436

от 26 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195436 выдан для произведения:
фото из интернета
музыка - Kaoma "Ламбада" ("Она уходит в слезах")

                                             1.

     Необходимость побежать сразу в нескольких направлениях раздирала мозг, а собственная физическая немощь бесила. Следовало срочно забраться в генератор, но позаботиться о себе было некогда. Ира пока что передвигалась на руках у маленького кхира.
   Уложить маура в капсулу энергоустановки, проконтролировав, чтобы мелкий кхирпоун проделал сию манипуляцию предельно аккуратно. Раздеть с трудом слушающимися руками Ирруора и осмотреть его. Видимых повреждений, по счастью, не обнаружилось. Перенести маура с помощью кхира к диагностической установке, чтобы убедиться, что внутренних повреждений также нет, потом уложить обратно в капсулу генератора. Запереть данную комнату медотсека, чтобы кхир туда ненароком не забрался, и вообще запереть весь медотсек. И всё остальное важное запереть также, например, помещения с двигательными установками, склады, ангары...
   А ещё — прежде, чем заняться собой — проверить, выбрались ли они из сферы влияния кхиров, отправить сообщение на ближайший маяк и станцию таорэн о том, что воздействие обезьян-эсперов внезапно начало перехлёстывать за пределы их планетной системы, занять милого монстрика едой и разными мелкими предметами, которые могут сойти за игрушки...
   Кахурский корабль мчался к ближайшей космической станции — отделу таорэн, его вела автоматика.
     Ирруор то ли спал, то ли лежал без сознания в капсуле генератора.
     Ира спала в другой энергоустановке.
  Кхирский детёныш угомонился в Ириной каюте, обвешанный блестящей бижутерией и шмотками с люрексом, хныкая во сне от переизбытка впечатлений. Лежащий рядом с ним инфор напевал голосом кахурианина, музыкальная запись была закольцована...

                                             2.

     Ирруор спал совершенно неподвижно, не меняя положение тела.
    Ира кормила и развлекала маленького кхира, круглые сутки не снимая с себя герлон, потому что учила обезьянчика обращаться с хрупкими существами аккуратно.
     Кхирпоун опустошал склад продуктов с ужасающей быстротой.
    Ему было мало инфора с музыкой и забавных мелочей, которые стали его игрушками, он пожирал информацию не менее споро, чем еду. Ира зверски устала без перерывов показывать ему всё новые и новые мысленные картинки. Он полюбил спортзал  в том же качестве, что и Ирруор — как место для энергетической подзарядки и купания. Ира пыталась ему внушить, что кушать энергию от живых существ плохо, лучше питаться природой.
     Она дала ему имя — Поун, но он пока что был не в состоянии усвоить, что конкретный бессмысленный набор звуков отождествляется с его персоной. У кхиров не было звукового языка и системы символов, на которой, как правило, основывается любая культура.
    Ира то и дело убегала от мелкого кхира, чтобы посмотреть на Ирруора. Её беспокоило, что он долго не просыпался.
     Наконец, через несколько суток, он открыл глаза. Это было очень удачно, потому что она как раз прибежала посмотреть на него в очередной раз.
     -Как ты себя чувствуешь? - она наклонилась над капсулой.
     -Сейчас узнаю.
     Он привстал и вознамерился выбраться из энергоустановки. Ира смотрела во все глаза — движения и голос вроде бодрые, но взгляд, как у пьяного или смертельно уставшего.
     -Слава всем, кому угодно! Как ты меня напугал!
     -На Кхирпоуне?
     -Нет, сейчас — долго не приходил в себя.
     Но в памяти невольно промелькнула картинка.
     -ЧТО я сделал?!!
     Он отшатнулся, упал обратно на постель в капсуле и закрыл глаза. Бронзовая рука сжалась в кулак, когти вонзились в ладонь, потекла кровь.
   Ира готова была как следует ударить себя по голове за свои неуправляемые мысли.
     -Это был не ты!!! Ты был под воздействием!
     -Теперь ты будешь бояться меня... и испытывать отвращение...
    -Нет!!! Нет, нет, нет! Ты был под влиянием! Ты вовремя предупредил меня, чтобы я запечатала герлон! Ты спас меня!
    -Я не предусмотрел, что это самое влияние может возрасти. Обычно я более осторожен...
  -Оэренгайны тоже не предусмотрели! А потом, всё равно пришлось бы уходить каким-нибудь рискованным способом, у эрниан скорость больше! Что там ещё было поблизости?
     -Небольшая «чёрная дыра».
     -Вот!!! Уж лучше кхиры!
     Он вздохнул и открыл глаза.
    -Я не боюсь тебя и не испытываю отвращение!  И я тебе сейчас это докажу!... - она принялась яростными рывками сдирать с себя герлон. - ...Вот теперь я тебя буду отвлекать, - последнюю фразу она пробормотала себе под нос, но он, разумеется, услышал.
     -Привяжи меня.
   -Что-о?!! - на мгновение Ира даже потеряла дар речи. - Я не могу так обойтись с тобой! Это... это....
   -Это не садо-мазо, это простая предосторожность. У меня в каюте есть пистолет с клейкой лентой, один из тех, какими меня пытались поймать на фабрике у Онды. Он потом подобрал и отдал мне. Принеси его и привяжи меня.
      Он сам себя теперь боится, поняла Ира.
     -Точнее, хочу проверить. Неизвестно, какие последствия невольного визита на Кхирпоун могут проявиться, когда я начну терять над собой контроль. Поэтому на всякий случай привяжи... И делай, что тебе нравится, - он произнёс это уже чуть веселее.
     Ну нееет, я буду делать то, что нравится тебе, подумала она.
     -А вот я тебя поизучаю получше. А то всё как-то не успевала.
     Он  в ответ улыбнулся лукаво и чувственно, почти, как прежде.
    Она с облегчением вздохнула и убежала за пистолетом с клейкой лентой и медицинским пластырем...
   Она очень сильно увлеклась изучением и получаемыми результатами, а потом, долгое-долгое время спустя, пришла в ужас, осознав, на что он способен реально. Тем, кто складывал мифы об инкубах, часом мауры не попадались?
     -Видишь, ничего страшного не произошло. Никаких последствий влияния.
     Он не ответил. Взгляд золотых глаз из-под ресниц из задумчивого сделался невесёлым. Последствия могут проявиться и позже...
     -Не опасайся, - помолчав, произнёс он. - Это ведь было не то, что обычно. Я же просто лежал и ничего не делал... Погоди, а зачем ты запирала дверь?
     -Чтобы маленький кхирпоун не вовремя не зашёл.
     -Что-о?!!
     -Как, по-твоему, мы оттуда выбрались, если ты вообще лежал в отключке, а я даже ползти была не в состоянии?..

                                               3.

     -Проснулся? Сможешь заняться Поуном? У меня уже в голове ни пол-мысли, а он всё новых картинок просит, маленький мой, трёхметровенький. Я просто сейчас упаду и отрублюсь там, где стою...
    -Поун? Удачно ты его назвала... Не беспокойся, я с ним справлюсь, отдыхай...
     Она, двигаясь, как сомнамбула, с довольной улыбкой забралась на его место в капсуле, свернулась в клубочек и тут же провалилась в сон.
     Некоторое время ей снилось что-то путаное и невразумительное, а потом привиделся Поун, который лежал в каком-то незнакомом помещении, тянул к ней руки, заливался слезами и ревел, как иерихонская труба...
     Она проснулась с плачем и обнаружила себя в родных объятиях.
       -Ир, как там Поун? Он спит? Мы где?
     -Он спит — в пустом помещении станции таорэн, которое специально для него оборудовали. Чтобы перевезти, его пришлось усыпить — из бортового пси-излучателя крейсера. Менее мощный импульс не подействовал бы...  Ты же всё понимаешь — это было необходимо, в противном случае он бы весь корабль разгромил. Он привязался к тебе... Мы пока висим возле станции, и ещё вопрос, удастся ли отсюда улететь...
     Она всё понимала, но это было внезапно, и она заплакала в голос, и чем нежнее и крепче он обнимал её, тем сильнее она плакала. А потом так и заснула в слезах.
   Проснулась она в очень дурном настроении, рыдания подступали к горлу. Выбралась из генератора и побежала разыскивать Ирруора. Разумеется, она нашла его в рубке. Он явно уже выбрал очередной пункт назначения,  задал курс и ставил управление на автоматику.
     Нельзя спрашивать — «куда», это плохая примета, данное слово приносит несчастье, и она мялась в дверях, вяло подыскивая формулировку.
   -Здесь недалеко есть курортная планета — Валеаноче. Нам обоим не помешает немного отдохнуть.
       -О, я как раз хотела предложить нечто похожее, - обрадовалась она.
     Он посмотрел на неё и протянул руку. Она тут же подбежала, охотно уселась на подставленное колено и всмотрелась в лицо Ирруора. Глаза были вполне разумные, усталые и невесёлые.
      -Поспать бы тебе. Автопилот в порядке, присмотреть пока что могу и я.
     -Хорошо, согласен. Как будем приближаться к системе, разбуди меня. Это часов через шесть. Район чист, но предосторожность не помешает... А ты уверена, что хочешь именно этого — чтобы я отправился поспать в одиночестве?
     -Я уверена, что тебе необходимо в первую очередь именно поспать.
  Он аккуратно снял её с колен, усадил в своё кресло и вышел. Она обеспокоилась и побежала следом. Кажется, он не так понял.
     -Я-то хочу совершенно другого, но тебе же надо отдыхать хоть иногда.
     -Успею отдохнуть, - сказал он, улыбнулся и унёс её в капсулу генератора...
     В результате на сон ему остался от силы час.

                                                   4.

     К системе звезды Ира подвела корабль с осторожностью, притормозив на большом расстоянии, и отправилась будить Ирруора. Он лежал ничком, сбив лёгкое покрывало в изножье постели, и никак не отреагировал, когда она окликнула его, погладила по волосам, легонько потрясла за плечо. Она не стала дальше его будить. Он так напугал её, когда долго не приходил в себя после Кхирпоуна. Пусть спит, она и сама могла справиться...
     Сторожевых постов было много —  вокруг и внутри системы звезды. Ира задействовала внешний бортовой сканер с программой определения типа приближающихся звездолётов на максимальную дистанцию обнаружения и неторопливо вела кахурский корабль, отвечая на все запросы от охранных комплексов.
       Валеаноче постепенно приближалась.
  Зависнув наконец над планетой, Ира полюбовалась на вид сверху. Единственный материк и множество островов смотрелись, как драгоценное ожерелье с  большой пёстрой подвеской. Ира сделала виток вокруг Валеаноче, потом запросила из службы космопорта карту и подробно изучила её.
  Космопорт находился на плато возле внутреннего моря, очертаниями напоминающего бумеранг. Вдоль западного и южного побережья располагались курортные городки: маурский Эйяу, тайрианский Кандьори, Файетринка со смешанным населением и другие.
       Ирруор спал.
       Она снова отправилась его будить.
       -Ир! Ир, проснись!
      Он очнулся, молниеносно метнул сканирующий луч, проверяя основные узлы борта и наличие защитного поля, и после этого открыл глаза. Увидел её, улыбнулся, со вкусом потянулся всем телом и спросил:
       -Мы где?
    -Мы приехали! - заулыбалась она в ответ. - Можно выходить, мы уже в порту на Валеаноче.
       Улыбка Ирруора мгновенно испарилась.
       -Я же просил разбудить меня заранее, на подлёте к системе!
      Сила его взгляда испугала её, она попятилась. Он настороженно сузил глаза.
     -Сказать, как называется то, что ты сделала? Предательство или, по меньшей мере, глупость и безответственность.
     -Ты сказал, что район чист! Ты никак не просыпался! Я отлично справилась!
    -Молчи, я с тобой не разговариваю. Я очень зол. Здесь внезапно мог оказаться кто угодно. Из-за твоей глупости могли пропасть мы оба. Ты могла пропасть! Понимаешь ты это? Нас только двое на борту. Я должен полагаться на тебя полностью. А теперь выясняется, что я не могу на тебя полагаться!
     -Тебе надо было отдохнуть! Я берегла тебя!
     -Не стоит беречь меня таким вот образом, без разрешения!
     -Не всегда есть возможность спросить!
     «Может, мне надо было спросить разрешение и на тот способ возле маяка-ловушки?»  Она удержала готовый сорваться с губ вопрос, но забыла, что маур способен услышать мысли.
         -Может, и надо было.
         Разговор пошёл куда-то совсем не туда.
   Нет, нет, только не такими словами бить её, она не совершала предательства!!! Люди не совершенны, они живые, они по временам ошибаются и срываются, это неизбежно! Если ничего никому не прощать, то отношения обречены! Она моложе, у неё нет опыта, не всегда будет возможность спросить совета, она будет ошибаться... Если он не даст ей права на ошибку...
   Самое ужасное — не коллапсары, не кхиры, не коварные эрниане. Самое ужасное — горящие золотые глаза всерьёз рассерженного Ирруора. Она не хотела видеть, она не хотела слышать, она не хотела жить. Она закусила губы, закрыла лицо руками и грохнулась на пол, потому что подломились ноги.
     В ссоре виноват тот, кто умнее. Она не даст ему даже права рассердиться и времени, чтобы отойти от гнева?.. Не дала, не смогла, повалилась на колени. Позы унижения он был не в состоянии у неё вынести, бросился к ней и подхватил с пола.
     «Пожалуйста, пожалуйста, не злись на меня, не смотри на меня такими глазами!!!»
     -Ты больше не будешь? - грустно пошутил он. - В следующий раз буди меня любым способом. Обещай.
     -Обещаю!.. Но ты так крепко спал, что и от ведра холодной воды бы не проснулся!.. Любым, говоришь? М-м-м... А можно будет потом вот этак поиграть? Ты как будто спишь, а я к тебе подкрадываюсь и... А затем — наоборот! - она тщетно пыталась скрыть слёзы, которые звучали в голосе.
     -Можно даже прямо сейчас.
     Золотые глаза горели уже совершенно другим огнём...

                                                 5.
    
     -Интересно, сумели ли уйти Оэренгайны? - сонно спросила она. - Они были дальше от Кхирпоуна, чем мы.
     -Сумели. Мама-кхира заметила первыми их, а не нас, и решила поучить сыночка охотиться. Из ментального захвата мелкого Поуна они ушли. Он рассказал мне это картинками. Спи. А я съезжу в Файетринку за разной необходимой информацией. Вечером буду...
     Она проспала пол-дня и проснулась, когда был ещё далеко не вечер, но она встревожилась. Она предполагала, что Ирруор сильно рассердится, и всё равно не усидела, взяла шлюпку и отправилась в упомянутое мауром курортное поселение на поиски.
     Файетринка находилась довольно далеко от космопорта. Ира вела машину на минимальной скорости, судёнышко скользило над самым полотном извилистой дороги. С одной стороны высились горы, с другой склон спускался к морю. Пейзаж напоминал тропики — пальмы, лианы, пышно цветущие заросли, бледное от ослепительного солнца небо, — а точнее, походил на южный берег земного Крыма.
     Возле дороги голосовала, подняв руку, тоненькая девушка в платье-мини.
  Подъехав вплотную, Ира разглядела, что это — маурина. Землянка затормозила и открыла дверь.
     -Рискуешь, - с улыбкой произнесла маурина на гала-пиджин, усаживаясь на переднее сиденье рядом с водительницей. - Я могла быть не одна. Я — Аррим Уар с Кахура. Благодарю...
    -С Кахура?! - Ира просияла ослепительной улыбкой. - Ира Жилкина. С Земли.
       -С Земли? А-а, с Кэрриолы.
       -Как ты сказала? Кэрриола?
       -Так твою планету все называют.
  Удивлённая неожиданной информацией Ира тронула машину с места, поглядывая то на дорогу, то на юную маурку. Платье сидело на девушке в обтяжку, и Ира с удивлением осознала, что у маурин совершенно другие фигуры. В облике Урсуни Мойару это не бросалось в глаза из-за одежды свободного покроя.  Верхних округлостей, свойственных человеческим девушкам, не имелось и в помине. Гибкая, стройная фигура Аррим была мальчишеской, плоской, безгрудой. В таком случае, какой же она, Ира, видится Ирруору? Ему не кажется смешным или неприятным наличие непривычных анатомических деталей?..
   От этих размышлений её отвлекла одетая в типовые комбинезоны троица, целеустремлённо передвигающаяся вдоль дороги и даже не пытающаяся голосовать. Высокий мужчина с дождиком иссиня-чёрных косичек, которые напомнили Ире об уараге Кеяне, размеренно шагал с девушкой на руках. Рядом с ним по временам вприпрыжку, а то и бегом, чтобы поспеть за своим высоким спутником, торопился молодой человек с кудрявой шапкой очень светлых волос. Великолепно сложенный мужчина, похожий на уарага, был потрясающе красив, с тёмной красно-коричневой кожей, огромными чёрными глазами и тонким орлиным  профилем. А спящая у него на руках девушка выглядела безобразно, с широким толстогубым ртом, маленькими глазками, вздёрнутым носом-картошкой и жидкими волосами. Ира пригласила троицу к себе в шлюпку.      
     Затем Ира посадила в свою машину молодого маура, который представился Сеоной, чем вызвал смех Аррим.
     -И к чему переименовался по-тайриански? Всё равно же видно, что ты маур!
     -Окружающим так привычнее. А чтоб ты не беспокоилась, сообщаю, что на самом деле я — Сэймаун Яарруммэ с Юрру. Но называть меня категорически попрошу Сеоной.
     Затем в машину пришлось посадить усталых нага и нагайну, которых вначале даже не видно было на обочине, только трава колыхалась.
       Сеона уступил нагам место в шлюпке, а сам поехал на подножке, держась одной рукой за край дверного проёма. Два сплетённых хвоста оказались переброшены на переднее сиденье и свисали рядом с Аррим.
    Миниатюрную лемурку из южных тави удалось втиснуть на переднее сиденье между Аррим и хвостами парочки нагов.
     Большой тёмный крылан тяжело плюхнулся на крышу кабины, не спрашивая разрешения. Ира только махнула рукой, пусть тоже едет. Шлюпка начала напоминать ей утренние автобусы в Москве, которые в час «пик» ходят с «виноградом» — людьми на подножках, которые виснут в дверях буквально гроздьями.
     «Интересно, шлюпка выдержит всех попутчиков?», подумала землянка.
     Шлюпка выдержала.
     Некрасивая девушка проснулась и не сводила глаз с высокого краснокожего мужчины.
     -Изар, почему я впервые увидела тебя наяву только сегодня? Почему я никогда не встречаю тебя на борту? Где ты скрываешься и почему? И почему я всё время сплю, когда мы приземляемся и взлетаем? Ялиска, хоть ты объясни!
        -Молчи, Ташка, - шикнул кудрявый блондин. - Вопросы — завтра. И тогда, боюсь, вы поменяетесь местами, а у меня проблем будет ещё больше...
      Ира косилась в зеркальце заднего вида на мужчину, похожего на уарага, и некрасивую девушку у него на руках. Они так смотрели друг на друга... Это чем-то здорово напоминало Ирины отношения с Ирруором в самом начале знакомства...
     Внезапно на сознание навалилось всё разом: страх за Ирруора, пережитые опасности, неизвестность будущего, слёзы Поуна, полубезумный от отчаяния взгляд Ташки, скрытая трагическая безнадёжность в глазах Изара... Окружающий мир стремительно заволокся туманом, рыдания перехватили горло, мешая вздохнуть. Ира зажмурилась и сползла на пол между пультом и сиденьем почти без чувств. Аррим поспешно перехватила управление машиной.
     -Эй, что с ней?! - закричал Ялиска.
  -Способности пробуждаются, - ответила ему Аррим. - Она нечаянно подключилась к этим двоим разом. - Маурина кивнула на Изара и Ташку. - А вы бы хоть получше экранировались, что ли...
     Сеона с подножки перебрался внутрь шлюпки, протиснулся на переднее сиденье, расстегнул на Ире герлон и приложил одну ладонь к её солнечному сплетению, а другую — ко лбу. Ей стало легче, она открыла глаза и с чувством неловкости забралась обратно за пульт, одной рукой застёгивая свою одежду, а Сеона молча вернулся на подножку.
     На обочине голосовало ещё много разного народа, Ира уже только разводила руками, в шлюпку больше никто не помещался...

                                               6.

       -Все внутрь и закройте двери! Гони!!! - внезапно закричала маурина. - Это — хив!
          Но Ира не успела среагировать нужным образом.
   Черноволосый мужчина весь в чёрном, внезапно появившись из придорожных зарослей, внёс внутрь с разбегу Сеону и влетел сам, повиснув на подножке в дверном проёме шлюпки вместо маура, который неожиданно оказался на коленях у Ташки.
     -Вот теперь гони! - приказал он. Его сиреневая кожа сияла в солнечном свете, бледно-фиолетовые глаза азартно сверкали. 
        -Увидишь преследователей, стреляй боевыми.
     Преследователи не замедлили появиться. Позади, быстро нагоняя, летела каплевидная шлюпка, с которой целились силовым лучом - «сачком».
  Ира прикрыла крылана на крыше защитным полем и понеслась на максимальной скорости, пару раз выпалив, почти не целясь, парализующими для острастки.
     Файетринка была уже близко. И преследователи отстали, как только Ирина шлюпка оказалась в черте города.
    -Я ведь велел тебе стрелять боевыми! Тупое животное, обезьяна несчастная...
    -Сам ты тупое животное! Я не стреляю боевыми по сапиенсам!
    -А придётся... Я тебя запомню!
    -Давай-давай. Оэренгайны уже запомнили.
    Почему-то она нисколько не испугалась его.
    -Оэренгайны? - в глазах у хива мелькнула искра интереса.
     Но больше он ничего не сказал, соскочил с подножки и бегом скрылся в лабиринте городских улиц. Ирины пассажиры постепенно покинули её шлюпку, поблагодарив на прощание.
     -Я помогу тебе найти своего соплеменника, - сказал Сеона, узнав у Иры про цель её поездки. - Точно ли он собирался именно сюда? Скорее можно ожидать, что он поехал в Эйяу или в  Кандьори. Что ему делать в Файетринке?..
     Сеона быстро просканировал городок и уверенно привёл шлюпку к одному из центральных зданий.
      -Файетринка-то — ладно, - проворчала Ира, начиная испытывать нехорошее предчувствие. - А вот что ему делать в баре?
     Заходя внутрь, она ощутила спиной чей-то пристальный взгляд и быстро обернулась. На другой стороне улицы стоял и смотрел на неё высокий тощий шихайт. Он ехидно улыбался. У Иры создалось впечатление, что шихайт откуда-то знает её...                                           

                                             7.

           Бармен колотил кулаком по музыкальному автомату.
     -Да в чём причина?! Исправен же! Почему не работает?! И плита вырубилась, и миксер, и блендер, и всё остальное, даже видео и инфор!
      -Вон сидит причина, бухая и в жутко кислом настроении, и пока эта причина отсюда не уберётся, техника работать не будет, - помощник бармена указал на пьяного вдребезги маура.
          Ира и Сеона вошли в бар и сразу увидели его.
    Он сидел за столом, уронив голову на руки. Распущенные волосы разметались по столешнице, одна чёрно-золотая прядь угодила в резко пахнущую спиртом лужу. Ира подошла и машинально поправила её, переложив на сухое место.
           Он поднял голову. Он был совершенно пьян.
    «Молчи пожалуйста. Я знаю всё, что ты скажешь. Маурам нельзя употреблять спиртное совсем, они спиваются гораздо быстрее, чем люди... Изредка я всё же это делал — напивался...»
     Удивительно, но его ментальный голос оставался совершенно трезвым, ровным и спокойным.
      -Во-первых, я ничего подобного бы не сказала, потому что не знала, а во-вторых... Если изредка, то, наверно, можно и даже нужно?
      Он глубоко вздохнул.
      «Я тебя люблю».
      « Я тебя — тоже».
  «Чрезмерный самоконтроль опасен, чреват последствиями. Например, внезапным срывом. Особенно, если извне что-нибудь подтолкнёт, спровоцирует, а то и напрямую повлияет. Ещё и поэтому я попросил связать меня на всякий случай...
     Мне особо негде напиться, мне не с кем быть до конца откровенным, я никогда не засыпаю по-настоящему глубоко...»
     -Теперь у тебя есть я. Я же понимаю, что мы принадлежим не просто к разным культурам и цивилизациям, а к разным видам. Чтобы понимать друг друга, неизбежна предельная и даже запредельная откровенность.
       Он не ответил, только притянул к себе и крепко обнял её. В самом начале их знакомства в реале не очень-то помогла ему откровенность.
     Но теперь хотя бы можно было сделать вот так... Он усадил Иру к себе на одно колено и уткнулся лбом ей в грудь. Она принялась гладить его по волосам.
     -Всё верно, теперь у меня есть ты, и тебя надо охранять.
     -Я тоже могу охранять, хоть как-то, хоть от лишних повседневных мелочей, которые в состоянии взять на себя... Я знаю, ты ничего не делаешь без основания. Что случилось?
     -Инто исчез — из-за меня... Я не предусмотрел влияние кхиров... Таори не предупредил меня...
     Была ещё четвёртая причина для того, чтобы напиться и хоть ненадолго забыться. О ней он промолчал и вслух, и мысленно. Он подозревал, что Ира всё же питает к нему отвращение, но тщательно скрывает это из жалости.
     Ира сжала зубы. Плакать об Инто она будет потом. Может, он всё-таки жив и найдётся, и плакать не придётся. А сейчас следовало позаботиться об Ирруоре.
     -Идти можешь?
    Он попробовал подняться и свалился обратно на скамью, но на этот раз не упал головой на стол, а прислонился спиной к стене.
   -Ну вот, - пошутила она. - По-моему, ты всё-таки напился до нужной кондиции.
      -Нет, наверно. Я же — в сознании.
    Сеона позвал помощника бармена, и они вдвоём с трудом дотащили Ирруора до шлюпки и уложили на заднее сиденье.
     -Поедешь с нами, поможешь, - безапелляционно велел Сеона сотруднику питейного заведения, - Я заплачУ...

                                              8.

     -Не в генератор и вообще не в медотсек. В зал-бассейн, - распорядился кахурианин, не открывая глаз, пока Сеона с помощником бармена тащили его на борт. Потом они ушли, Ира дистанционно заперла внешний люк и осталась возле Ирруора. Он лежал, не глядя на неё. Потом быстро свернулся клубком. Снова выпрямился, опрокидываясь на спину. И вдруг потребовал:
     -Выйди.
    Она помедлила. Как можно оставить его, когда ему плохо? Почему он не велел ничего делать? Точно ли он сознаёт сейчас в полной мере, что лучше всего предпринять? Может, стоило бы задействовать хотя бы аптечку?
     -От лекарств будет только хуже. Я справлюсь сам. Выйди, прошу тебя.
     Да как же она бросит его одного?!
     «Я не хочу, чтобы ты видела меня в таком состоянии».
     Наконец до неё дошло. Да его же вот-вот вывернет, и он — не Ап, чтобы спокойно принимать себя в любом виде. Она вышла очень неохотно и застыла в коридоре рядом со входом, оставив дверь приоткрытой.
     Он метался и корчился, и на это не было сил смотреть. Это походило на жестокое отравление. В самом деле маурам нельзя пить...  Как бы она хотела стать большой-большой и сильной-сильной, чтобы обнять его сразу всего целиком, укрыв от всего мира. Она и сделала это — обняла его мысленно. Неожиданно он перестал метаться и затих. А потом выговорил:
     -Зайди обратно.
     Она поспешно зашла. Другая бы обиделась — что это за обращение с ней, то выйди, то зайди, — но она понимала.
     -Сделай ещё раз то же, что ты только что сделала — мысленно... Нет, в реале не прикасайся.
     Она послушалась. Он распрямился и глубоко вздохнул.
     Она присела неподалёку, продолжая мысленно обнимать его.
   Руори амау, светик мой, ну зачем ты это сделал... Есть же другой способ расслабиться...
     -Думаю, Инто всё-таки жив и найдётся... Ты всё сделал правильно, «чёрная дыра» - это не мелкий кхир, её нельзя было бы уговорить выпустить нас... Невозможно быть самым сильным, всегда найдётся кто-то превосходящий, а тебе вовсе не надо ничего никому доказывать, ты и так для меня самый-самый... Я всё же верю Таори, у него глаза хорошие. Наверняка он имел веские основания для того, чтобы не рассказать...
     Она в конце концов смолкла. Он уже ничего не слышал, потому что просто-напросто спал, слегка улыбаясь во сне. Она прилегла рядом, продолжая мысленно обнимать его, и вскоре заснула тоже...
    Защитное поле корабля никто не включил, поэтому ничто не могло помешать приблизиться ехидному шихайту Менгее, который прикрепил к днищу кахурского «блюдца» маленькую коробочку. Округлая бляшка со сложной начинкой слилась с металлом корпуса и сделалась незаметной...

                                               9.

     Он проснулся свежим и отдохнувшим. Похмелья у него никогда не бывало. Он улыбнулся, припомнив. Перевод не совсем точный, вообще-то Руори — это «светлячок», так что по-русски звучит гораздо лучше — светик мой...
    Так. Он был пьян, а она забыла. Но космопорт хорошо охраняется, вокруг корабля никого нет, и с системами всё в порядке. Он немедленно отдал мысленную команду включить внешнее защитное поле. А потом очень аккуратно переложил спящую Иру на бортик бассейна. Она пробудилась от плеска воды.
     -Может, лучше на море съездим?
     -Хорошо.
    Ей пришлось очень быстро решить, что надеть. Из маминых поучений она запомнила, что мужчины не любят, когда женщина долго собирается для совместного выхода. Она вбежала в свою каюту и остолбенела. От хаоса, устроенного мелким кхиром, не осталось и следа. И когда Ирруор успел? Но где и что именно побросал Поун, она хотя бы видела и помнила, а вот куда всё прибрал маур... В результате она надела то, на что упал глаз, но всё же ухитрилась подобрать к бирюзовому крылатому платью-мини серебристые сандалии с тонким плетением и сумочку.
     В Файетринке Ирруор зашёл в кафе набрать еды с собой, Ира осталась поджидать его в шлюпке, поглядывая сквозь фонарь кабины на прохожих. Неожиданно в поле зрения мелькнули знакомые платиновые развевающиеся волосы. Она открыла дверцу и закричала на всю улицу:
     -Ап!!! Привет!
     Маленький блондин, одетый в одни алые шорты, резко обернулся.
     Ира выскочила из шлюпки и бросилась к нему, увидев, что он один.
     -Детская непосредственность, - с хмурой улыбкой проворчал Ап. - И тебе привет!
     Но всё-таки обнял её, довольный.
     -Как ты?
     -Как видишь. Вполне себе, если можно так сказать.
     -Новостями поделиться можешь? Об Оэренгайнах что-нибудь слышал?
   -На Валеаноче их нет. Младшие — под домашним арестом за решение личных вопросов за счёт дела, паникёрство и взрыв маяка. Старшие где-то далеко... Быстро убирайся, прячься!
     Ира послушно бросилась обратно в шлюпку.
     К Апу подошёл знакомый ей качок, одетый в чёрную кожу.
     -Я всё равно её вижу. Вы оба меня неимоверно забавляете.
     -Что-то ты сегодня благодушно настроен, Бей.
     -А у меня всё отлично сходится, как пазлы. Все, кто нынче здесь оказался, явились очень кстати. Если тут девчонка, значит, и Халеарн недалеко...
     Камбей уставился на поляризованный фонарь кабины так, как будто видел не только сквозь него, но и сквозь черепную коробку. Короткая боль кольнула Иру в висок, в памяти молниеносно всплыли недавние события. Камбей скабрезно хохотнул, потом застыл, словно сделал стойку, как охотничья собака.
     -Изар, значит... - пробубнил он себе под нос, уводя Апа...
    -Сначала хив со своей гонкой, потом шихайт подозрительный, а теперь ещё и   Ап. Прямо не курорт, а «малина», - проворчала Ира...

                                             10.    
    
    -Спустись пониже, я хочу нырнуть с борта.
    Шлюпка скользила над морем. Ира из-за пульта следила глазами за полётом крылатого существа высоко в небе. Его неожиданные рывки, напоминающие неровный полёт бабочки, подали ей несколько идей для танца, который она начала сочинять, чтобы исполнить его в светящихся бижу.
   Обнажённый Ирруор обернулся к ней от дверцы. На его лице медленно проявилась ослепительная улыбка.
     -Эйяу! - ликующий клич разнёсся над гладью тихого полуденного моря, и маур золотистой ласточкой слетел в воду, подняв тучу сверкающих брызг.
    Вид из шлюпки пугающе кружил голову. Ирруор плыл стилем баттерфляй, словно парил на высоте птичьего полёта. Прозрачная толща воды позволяла видеть дно, и разноцветные поля водорослей, обломки скал, песчаные участки выглядели, как пейзаж с борта самолёта или «тарелки».
     Ира спустила шлюпку к самой поверхности моря, когда Ирруор махнул ей рукой. Он вылез из воды и уселся на подножке-ступеньке, придерживаясь за край дверного проёма и весело болтая ногами в воздухе.
     -При чём тут маурский городок?
    -Это возглас. «Эйяу» или «яу» - что-то вроде «эгей», «эй», и может означать что угодно. Кто-то из мауров выбирал место для поселения, увидел участок побережья, очень похожий на Кахур, воскликнул в восхищении... Вот так и появилось название городка.
     Он забрался в шлюпку, когда с него стекла вода. Ира повела машину над береговой линией. Они присмотрели уединённый пляж, и Ира загнала шлюпку в заросли на обрыве так, чтобы её не было видно ни с берега, ни с моря, ни с воздуха.
    Поймав на себе горячий взгляд Ирруора, она поспешно разделась и побежала к воде, чтобы успеть хоть чуть-чуть искупаться.
     -Ты не умеешь плавать!
   -Ой, только не сейчас меня учить! На земном курорте мать вся умоталась, но так и не научила, а потом сыновья квартирных хозяев и их друзья — пятеро молодых ребят — чуть не утопили...
     -Ладно, не сейчас. Но потом обязательно...
   Некоторое время он с улыбкой смотрел, как она плещется на мелководье, потом пошёл и выудил её из воды...
     -Ой, тут же галька! А заросли колючие и трава не очень-то мягонькая... Насекомые опять же ползают...  Лучше всего в шлюпке, хоть там и тесно...
     -Я это предусмотрел. - И он достал из шлюпки пухлый матрасик...
  Они играли. Маур-наёмник и его прекрасная инопланетная пленница, неотразимая амазонка и её побеждённый противник... Во втором случае Ира постоянно сбивалась с роли, потому что принималась хихикать. Уж очень хрупкая получалась из неё воительница по сравнению с её могучим «побеждённым противником».
   В театре или на киносъёмочной площадке их бы освистали. Слишком трепетное и нежное обращение завоевателей со своими пленниками не вязалось даже с дамскими кино-романами и космической оперой...

                                            11.

     Древний маурский воин только-только одолел предводительницу вторжения инопланетных амазонок и приготовился насладиться плодами победы, но неожиданно замер, насторожённо вскинув голову.
     У мауров слух гораздо острее, чем у людей.
     -Утхай керрвяк, тагет керрвяк! - она впервые услышала, как он ругается по-маурски.
    Он схватил Иру в охапку вместе с их одеждой, бросился в заросли, затолкнул в шлюпку девушку и вещи и взялся за бластер.
      На обрыве показалась группа более-менее антропоморфных сапиенсов. Они тащили кого-то связанного по рукам и ногам и собирались спуститься к воде. Ира нашарила в вещах своё оружие.
     Несколько парализующих выстрелов, Ирруор прыгнул к попадавшим наземь налётчикам, подхватил с земли их пленника, бегом возвратился, затолкнул связанное существо в шлюпку, прыгнул за пульт и рванул машину в зенит.
     -Гериф, илэ-оо. Снова селилась уединённо, невзирая на предупреждения?
     Ира развязывала зеленокожую, местами мелкочешуйчатую девушку-ящерку, в то время как Ирруор пилотировал шлюпку на максимальной скорости, одновременно представляя барышень друг другу и поясняя.
     -Ира, познакомься. Это Гериф Ямуль, геолог. А те, кто её схватил — экипаж младших Оэренгайнов почти в полном составе. Не было только Апа и Камбея...
     -Ап сказал, что Оэренгайнов здесь нет, я тебе рассказывала. Я не знала, что он им служит.
     -Ты ему веришь?
     -Всё же думаю, он сказал мне правду. Он прятал меня от Камбея.
    -В службах порта мне сообщили то же самое — эрниан, кроме одного хива, здесь нет. Куда тебя отвезти? - спросил кахурианин у Гериф.
     -В Эйяу. У меня там есть друзья. За вещами я потом с кем-нибудь съезжу...

                                             12.

   Песчаные пляжи возле маурского городка обрамляла пышно цветущая растительность, которая спускалась к самой воде. Прибоя не было, кромка воды только лениво извивалась.
     Слабый, мягкий свет луны гладил, ласкал изгибы прекрасного тела Ирруора, который зашёл в воду почти по пояс. Кожа его сейчас казалась совсем тёмной и влажно блестела, почти светилась в полумраке. Вода слабо колыхалась на уровне бёдер, словно нежно ласкала мужские сокровища, мягко обтянутые пятнистой плёнкой. Ира настояла, чтобы он надел для купания плавки из ткани герлона. Он уступил ей, хотя вообще-то любил купаться обнажённым.
  Она не могла оторвать глаз от этого зрелища. Ей нестерпимо хотелось заменить воду своими руками и губами. Но сейчас было не до того. Она сидела на песке, одетая в герлон, с бластером на коленях, и несла караул, тревожно озираясь во все стороны.
     Ирруор наклонился к воде, зачерпнул её ладонями, поднёс к лицу.
     -Зачем ты умываешься солёной водой?
     -Я не умываюсь, просто хотел попробовать её на вкус и запах, что и сделал, - улыбаясь, ответил он. - Вода такая тёплая, что почти не ощущается. Иди сюда, - позвал он, и мягкий низкий голос отчётливо разнёсся по пляжу.
     Внезапно он издал удивлённый возглас и выскочил из воды. Ира направила на него луч от прицела. Кружок света быстро обежал всё тело и упал на мокрое бедро, где извивалось что-то тоненькое, быстро ввинчиваясь в кожу.
   -«Живой волос»! - взвизгнула Ира и выпалила парализующим. Извивающееся существо замерло и безжизненно повисло. Маур рухнул на песок, как подкошенный.
     Она бросилась к нему, и её отчаянный вопль разнёсся над полуночным морем. Она внезапно осознала, что не сможет дотащить до машины тяжёлое тело кахурианина даже ползком, тем более — подняться с такой ношей вверх по обрыву, туда, где была оставлена шлюпка.
    -Яу! Что случилось? - раздался знакомый голос, и на краю обрыва показалась тёмная фигура.
     -Сеона, помоги!!! Я не донесу его!
     Он бегом спустился вниз, осыпая глину и песок.
    -Мауры не могут без приключений, особенно этот. Это же Халеарн, ведь так?
    -Его срочно надо к врачу!
     -Дело серьёзное. Я не смогу затащить его на обрыв...
   У Сеоны был почти такой же рост, как у Ирруора, но гораздо более лёгкая фигура.
     -Погоди-ка... Если он сегодня тоже отправился на ночную прогулку...
     Сеона вскинул голову, вглядываясь в тёмный воздух над морем, потом издал пронзительный свист. Вверху раздались мощные хлопки, словно заплескался, разворачиваясь, древний корабельный парус, и на пляж спустилась большая крылатая фигура.
  -Ира, познакомься. Это Розен Мас... экхгм-м... - Сеона неожиданно поперхнулся, представляя. - Прошу прощения...  Короче, его прозывают Розеном, потому что настоящее имя никто произнести не в состоянии.
     Большое крылатое существо, ростом выше маура примерно на голову, молча согласно повело широкими плечами.
      Розен Мас на гала-пиджин означает «Розовая Мышь».
     Крылан подхватил безвольное тело кахурианина подмышки, во мгновение ока вознёс на обрыв и аккуратно опустил его возле самой шлюпки. Сеона быстро вскарабкался следом. Когда Ира догнала его, он уже затащил Ирруора на заднее сиденье машины и ждал землянку, сидя за пультом.
     Крылан всё так же молча взвился прямо вверх и быстро скрылся с глаз.
     Ира нырнула в кабину, и Сеона стремительно поднял машину в воздух...

Рейтинг: 0 142 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!