ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Форс. Гл.18. Колыбельная горилле

 

Форс. Гл.18. Колыбельная горилле

26 февраля 2014 - Елена Силкина
article195434.jpg
фото из интернета
музыка -

Irish Stew of Sindidun "Why"



                                        1.

     Корабль нырнул в подпространство и заметался там по заданной программе случайных прыжков.
   Ирруор бросился в рубку, но, прежде, чем вбежать, пустил впереди себя успокаивающую энергетическую волну, на всякий случай блокировал сознание и сердце Иры и только после этого вполголоса позвал вслух:
     -Айя амау...
     И ещё раз:
     -Ира, любовь моя...
     Она не слышала.
  «Прочти, потом убей... Сначала прочти, потом убивай... Прочти, прочти, прочти...» - как безумное, отчаянное заклинание.
     Чего она ожидала? Удара когтями?
    Он одним прыжком пролетел через всю рубку, отодвинул кресло и подхватил на руки маленький, тесно сжавшийся клубочек, полный ужаса.
     -Ты всё забыла, что я тебе говорил. А я говорил, что ничего тебе не сделаю, хотя бы ты меня убивала... Айя амау, я же знаю, что ты спасала мне жизнь. И вижу, чего это тебе стоило.
     Руки и всё тело у неё были ледяными, а кожа головы — раскалённой.
   -Ты с твоим умом и новой скоростью реакции, если бы хотела улететь, то сделала бы это сразу, пока никто ничего не понял, и не стала бы разговаривать с ним вовсе, тем более изо всех сил бесить его...
     Она с безмерным удивлением распахнула глаза и посмотрела на него.
     Он понял?! Он понял! Понял!! Понял!!!
     Она подумала, что от радости у неё сейчас взорвётся сердце. Она подумала, что потеряет сознание или по меньшей мере впадёт в истерику. Но... подступающим рыданиям и хохоту словно что-то мешало. Кто-то.
     -Ты можешь стать великой актрисой. В первое мгновение я чуть не поверил.   
  И выдал всплеск эмоций, после чего мгновенно закрылся — что явилось дополнительным подтверждением для Хивинча...
     Она слабо повертела головой.
     -Неее... Я слишком сильно трачусь на игру, поэтому использую только для экстремальных ситуаций...
     -Это — только вопрос приобретения профессиональных навыков... А вот Манейр не поверила ни на секунду.
     -И не выдала?
     -Она развлекалась.
   Ира снова закрыла глаза. О Господи, ведь всё равно отношениям конец... Коты злопамятны... А она... Тоже мне, способ нашла — гордого кота поливать последними словами, он же их ей всю жизнь поминать теперь будет...
   -Не будет. Я блокировал этот участок памяти. Я уже не помню ни одного слова. Коты в самом деле злопамятны, и я ещё припомню Инто эту фразу, которая гвоздем засела у тебя в голове, - последние слова он произнёс с улыбкой.
    -Неееее, не надо ему ничего припоминать, он хороший... Тогда блокируй и у меня, а то прочтёшь ведь...
   У неё дрогнули уголки губ в попытке то ли улыбки, то ли рыдания. Ей очень хотелось провалиться на месте, хотя бы в беспамятство, но не получалось. Она изнеможённо обвисла у него на руках.
   «Я подумала, что он всё равно не выпустит тебя живым, взорвёт вместе с «тарелкой»... Я подумала, что Инто не успеет... Я подумала... Не помню...»
   -Ты верно подумала. Эрниане не оставляют следов своих махинаций. И живых свидетелей — тоже. А Оэренгайны откуда-то узнали, что именно мы были на том астероиде...
      Капсула Лиоранова генератора легко вместила их обоих.
     Ира бессильно осталась лежать в той позе, в какой Ирруор уложил её в капсулу, и не открывала глаз. Её трясло от ужасающего внутреннего холода. Она слышала рядом с собой лёгкие движения и глубокое дыхание. А потом вдруг услышала песню — вполголоса, на мурлыкающем языке, гортанном и мягком, с необычной и красивой мелодией. Песня походила на колыбельную, она убаюкивала, успокаивала, возвращала силы...
   Дрожь унялась, лицо перестало гореть. Ира с удивлением осознала, что совсем немного времени понадобилось для того, чтобы она снова почувствовала себя полной сил. Она открыла глаза, увидела Ирруора, который полулежал с ней рядом, опираясь на локоть, встретила особый, горячий взгляд золотых глаз, тут же вспыхнула ответным желанием и протянула руки, чтобы обнять. Пережитая опасность действовала на её маура вот так, она уже это знала.
     Получив молчаливое одобрение своим намерениям, он набросился на неё почти что с яростью, так что в первое мгновение она даже подумала, что это месть. Но нет, он так же, как раньше, даже почти забывшись, предусматривал различные моменты, чтобы не повредить ей, например, весом своего тела. Её неистовый и нежный маур... О, Ирруор...
        Но что-то всё же было необычно.
    -Что случилось? - спросила она во время небольшой передышки, когда обрела способность говорить.
     -Хивинч висит у нас на хвосте. Когда я бросил корабль в шиурм, он всё понял и кинулся следом. Ох, и бесится он сейчас, должно быть...
        -А как же?..
       -Корабль ведёт автоматика по программе выбора случайных координат, и у нас есть небольшая фора. Хорошо, что он погнался именно за нами, потому что я не успел предупредить Инто...

                                       2.

     Ондрил уставился в стену кают-компании и сидел неподвижно. Он сидел так уже очень долго. Вошедшего Лиорана, впрочем, заметил сразу.
       -С ними что-то происходит. Что-то очень нехорошее.
     -Успокойся. Ты ничем им не поможешь, даже если будешь сутками так сидеть. Оборви ментальную связь, не то себя изведёшь без всякой пользы, - резко сказал ему Таори.
     -А ты?! Ты отправишься туда?
     -Нет. Я нужен в другом месте. Эти двое вытащат друг друга, прекрати за них беспокоиться. А вот Инто попался серьёзно. Убирайся с моего борта, я отправляюсь туда. Ты мне там не нужен. И прекрати себя грызть. Если бы ты напросился в экипаж к Халеарну, то просто там бы не выжил, так что займись своим делом и не мешай. Тебя кто-нибудь подвезёт на твою луну, спроси у Хинки. И побудь с ней, кстати.
     Я обрежу тебе связь, если хочешь. Или попроси Хинку. Не лишишься ты своих способностей из-за этого, не волнуйся, просто перестанешь зависать, как древний компьютер. Ох же эти мне паникёры из юных цивилизаций...
     Не цепляйся, умей отпустить друзей. Они всю жизнь будут мотаться по космосу, а ты к этому не склонен. Ты будешь их видеть время от времени, вот и удовлетворись этим. Не будь рыбой-прилипалой, у тебя своя жизнь, у них своя.
       -Ирруор тоже к этому не склонен. Он бродяжничал вынужденно.
     -Да-а?! Кроме Кахура, он мог бы осесть где угодно, его на многих мирах рады видеть. А он нигде не задерживался подолгу, жажда бурной деятельности гнала всё дальше и дальше.
      -Коты привязаны к дому...
     -Некоторые — да. Но далеко не все. Иначе их не было бы столько во всех уголках космоса. Склонность к путешествиям у них не меньше, чем какие-либо привязанности. Потому что любопытство немереное... И вообще — не путай животных предков с сапиенсами, они всё же маленько различаются...
    Всё, готово. Больше ты сходить с ума не будешь. Убирайся наконец, я тороплюсь, кроме шуток. И зайди к Хинке.
        -Уже? Раз — и готово? Когда это ты успел? Мы же разговаривали.
     -Долго ли умеючи... На это не нужно много времени. Иди, кому сказал, я улетаю прямо сейчас... И не делай резких движений. Я тебе не Халеарн, могу не понять. Давай. До встречи. Когда — не знаю, об этом ещё не смотрел...
     Предупредив Ондины поползновения обняться на прощание, Лиоран почти что вытолкал остианина наружу, стремительно убрал трап и в самом деле тут же стартовал.
   Чёрный цилиндр эрнианского корабля приподнялся над парковочной площадкой, подождал открытия коридора в силовом поле, всплыл над кварталом, а потом молниеносно исчез в зеленовато-голубом небе.
     Ондрил посмотрел ему вслед и побрёл к зданию отдела таорэн.

                                            3.

     -Связи нет. Никакой — ни био-, ни техно-...
   Хинка говорила отрывисто, глядя в окно, а не на своего заместителя, Юнгзу Хасау, молодого шихайта.
    -И ничего не просматривается. Где они, все трое, и что там происходит, неизвестно...
      Она неожиданно сделала несвойственное ей движение — опустила голову.
      -Я теряю самоконтроль. Я уподобляюсь представителям юных цивилизаций. Я становлюсь профнепригодной.
   Золотые глаза шихайта с вертикальными зрачками, как у Ирруора, но не миндалевидные, а округлые, слегка прищурились.
     -Ты просто устала, тебе давно пора в отпуск, - спокойно заметил Юнгзу.
  -И что я буду в этом отпуске делать? Не люблю бессмысленного времяпрепровождения... Герхало пора в отпуск ещё более давно, но он ни разу рук не распустил.
     -Зато, похоже, серьёзно промахнулся.
     Хинка не ответила и развернулась к двери вместе с креслом.
     -Заходи, Онда. Я рада тебя видеть, но ничего радостного сообщить не могу...

                                               4.

      Инто не повезло. Или повезло, как посмотреть...
    Он следовал за кахурским кораблём на определённой дистанции, видел, что тот приземлился на планете с маяком, засёк характерный энергетический всплеск, когда маур неожиданно ушёл в подпространство, немедленно последовал его примеру, и правильно сделал, потому что маяк взорвался.
  Из внешнего астероидного пояса звёздной системы неожиданно возник огромный чёрный цилиндр эрнианского крейсера и устремился на перехват. Инто пришлось включить форсаж.
   Маленький патрульный корабль, несмотря на свою маневренность, не в состоянии уйти от крейсера. У крейсера скорость больше. Но патрульный может некоторое время лавировать, избегая пленения. Хорошо, что эрниане погнались именно за ним, подумал Инто. Халеарн успеет уйти...
       В рубке эрнианского крейсера спокойно беседовали двое.
    Массивно сложенный рыжеволосый мужчина в комбинезоне с латными наплечниками восседал за пультом, украшенном копьевидными виньетками, статная женщина с короной из золотых кос на темени, одетая в тёмное, стояла рядом и рассеянно вглядывалась во что-то, видимое только ей одной.
    -Нет, Вержен, не надо с ним разговаривать. К компромиссу прийти не удастся. Мы ничего не получим, кроме демагогии.
      -Почему — демагогии? Они выполняют свои обещания. Они сами верят в то, что говорят, и следуют своим словам.
     -И, тем не менее, это всё равно — демагогия, потому что не является реальностью. Пока они витиевато рассуждают об этике, мы берём то, что нам нужно — людей и ресурсы — и делаем дело. Как ты думаешь, почему у нас техника на несколько порядков выше уровнем, чем у них?.. А эти софисты потом ещё и пользуются плодами наших достижений, попросту внаглую похищая их.
         -Насколько я знаю, они не похищают.
     -О, разумеется, у них нет в этом особой необходимости. Некоторые из наших покупаются на их демагогию, как дети, и добровольно передают им технологии. За примером далеко ходить не надо, взять хоть твоего Летучего Мыша...
     -Летучего Мыша оставь в покое, ты ему не судья.
     -Оставлю. На данное время. Там видно будет. Пока что нужно разобраться с ретивой ищейкой. Именно этот — один из самых твердолобых, поэтому разговаривать с ним не нужно. Нужно взять его и — нет, не убить — стереть память и забросить на один из периферийных мирков. Скорей всего, его там не найдут, а если найдут, то не придерутся — авария, потеря памяти, обычное дело...
     -Хорошо, так пойдёт. Я поймаю патрульную скорлупку, а ты просканируй. Надо всё-таки выяснить, как он тут так оперативно оказался и что успел узнать...
     Инто понял, что попался серьёзно. Его корабль захватили силовым лучом, но, кроме того, некто проник сквозь защиту корабля и попытался взломать личную ментальную броню тайрианина.
     «Что здесь делает уважаемый таор?» - вопросил холодный женский голос, который мысленно звучал практически так же, как вслух.
     «Провожает друга в свадебное путешествие, канна Эскентайя Оэренгайн. Я не на дежурстве в данный момент, а по личному делу».
       «Хм. Узнал. И не солгал. Но это тебя не спасёт. Боишься?».
       «Нет», - спокойно ответил Инто.
    Он сопротивлялся до конца и, падая на пол рубки, остатками воли и сил удержал вне чуждого доступа все последние мысли, какие успели промелькнуть у него в голове...

                                                5.

     -А вот теперь пора заняться спасением наших шкурок от упёртых гарайнов.
  Ирруор взялся одной рукой за край капсулы, одним гибким движением перебросил своё тело через её бортик, молниеносно оделся и бросился в рубку, на ходу отдавая ментальные команды и застёгивая на себе своё пятнистое одеяние. Ира тоже выпрыгнула из генератора и побежала за ним следом.
     -Надень герлон, - скомандовал он, склоняясь над пультом.
   Она молча немедленно послушалась, после чего так же безмолвно опустилась в соседнее пилотское кресло и принялась наблюдать за манёврами.
     -Шиурм — это подпространство? - внезапно вспомнила она.
     -Да, по-маурски...
     И почему всё опасное выглядит так красиво?
     Каждый бросок корабля в подпространство и выход из него сопровождался переливчатой вспышкой света. Солнца, возле планетных систем которых оказывался кахурский корабль, были разного цвета. Планеты и астероиды, за которыми удавалось на несколько мгновений укрыться и увернуться от захвата, выглядели красочно.
     Даже эрнианский крейсер смотрелся очень элегантно на фоне звёздной пыли и разноцветных вспышек. Энергетический силовой сачок тоже выглядел эффектно...
      -Мы не сможем уйти, у них скорость больше.
      -Сможем. Сюда они не сунутся. Мы выждем и потом спокойно удалимся.
   Кахурское «блюдце» вынырнуло из подпространства возле очередной планетной системы и углубилось во внешний астероидный пояс.
        -Почему они сюда не сунутся?
     -Потому что это Кхирпоун. Здесь на земноподобной планете-заповеднике живут опасные хищники, и внутрь системы залетать нельзя. Смотри, эрниане уже уходят.
        Громадный корабль Оэренгайнов уходил как-то странно, бессмысленными зигзагами, словно за пульт вдруг уселся пьяный, и почему-то не торопился нырнуть в подпространство.
          -А что за хищники?
     -Кхирпоун — в переводе с тайрианского «дурная сила». Во внешнем астероидном поясе безопасно, расстояние от планеты гораздо больше того, на какое они способны достать. Это особые хищники, они... - Ирруор умолк, не договорив, на несколько секунд застыл,  потом нагнулся над пультом, ничего не объясняя.
     Некоторое время Ира сидела молча, боясь отвлечь его в ответственный момент. Потом удивилась.
     -Что ты делаешь? Куда мы летим? Ты же сказал, что туда нельзя!
     Маур не отвечал и не обращал на неё внимания, словно ничего не слышал и вообще был один в рубке.
     -Ир!
     Она подбежала и потеребила его за локоть, углядев паузу в пилотировании.
     Он развернулся всем телом, как-то странно и неуклюже, и она вскрикнула от неожиданности и страха. Красивое бронзовое лицо превратилось в застывшую пугающую маску, золотые глаза потеряли всю глубину и яркость, сделались пустыми, без малейшего проблеска мысли.
      Сошёл с ума? Заболел?
     Она протянула внезапно ослабевшую руку к клавиатуре, чтобы повернуть корабль обратно. Он молча схватил её за локоть и небрежно, без особых усилий, отшвырнул от пульта, так что она пролетела через всю рубку, ударилась о дверь и упала на пол, оглушённая, в ужасе от происходящего.
     Планета на экране приближалась так быстро, как никогда до сих пор.
     Корабль безумной кометой ворвался в атмосферу, молниеносно пронизал её и упал на поляне в лесу, вонзившись в почву ребром на пол-корпуса. Оснащение кахурского «блюдца» было чудесным — аварийная автоматика вовремя включила нужные системы и скомпенсировала удар, так что целыми и невредимыми остались и корабль, и экипаж.
     Ирруор открыл те люки, которые оказались над поверхностью почвы, и, не заботясь больше ни о чём, не оглянувшись на Иру, бросился наружу.
   Она вскочила, ахнув от боли в затылке, проверила на себе герлон, взглянула на анализатор браслета. Атмосфера за бортом была сходна с земной, так что скафандр не нужен. Она не стала его надевать, схватила бластер, пси-блок и аптечку и кинулась следом за мауром...

                                          6.

     Боже, она же не сможет догнать его, у него ноги гораздо длиннее! А если он потеряется? Есть био-пеленгация, но пока она отыщет его, может быть уже поздно! И что вообще происходит?!
     Ей хотелось затопать ногами и заорать на кого-нибудь, потребовав, чтобы всё ужасное немедленно прекратилось. Или ущипнуть себя и проснуться от кошмара. Ни то, ни другое не имело смысла, потому что не дало бы результата. Она впала в какое-то умственное оцепенение от страха и действовала машинально. Надо было догонять Ирруора, и она упорно бежала по его следу, хватая воздух широко открытым ртом, стараясь экономить силы, не представляя себе, как она сможет помочь мауру, если даже не знает, что происходит и с ним, и вообще.
     К счастью, ей было слышно, как он продирался через заросли напрямик, бежал, не разбирая дороги, далеко-далеко впереди.
     Спотыкаясь от усталости, запинаясь о кочки и коряги, она спешила по ясно видимому следу. Пока ещё ясно видимому.
    Задыхаясь, Ира в отчаянии схватилась за фиолетовую коробочку. Остановить маура любой ценой, даже вырубив на время его сознание! К её ужасу оказалось, что аппарат не действует, словно кто-то сломал его, лишил энергии, сжёг.
     Линия примятой травы и изломанных веток чахлых зарослей вела всё дальше, взбираясь по склону. Открылась лысая верхушка холма с громадной земляной пещерой. А возле пещеры...
     Ира резко остановилась и едва не повалилась из-за инерции и усталости на четвереньки.
     Возле пещеры на задних лапах, готовясь схватить добычу, стояла гигантская бурая обезьяна, похожая на гориллу. Бегущий Ирруор был ей ростом по колено.
   Он бежал прямо к обезьяне. Она схватила его передней лапой поперёк туловища и унесла в пещеру. А он совсем не сопротивлялся этому. Иру, которая не успела выскочить из зарослей, циклопическая горилла не заметила.
    Ира стояла на ватных от страха ногах и машинально озиралась. Лес был хилым, больным, словно что-то высасывало из него все соки, и странно пустым, тихим. Не наблюдалось ни зверей, ни птиц, ни насекомых.
     Как вызволить Ирруора? Обезьяна его не съест, он в герлоне, но запросто может откусить мауру голову, ведь капюшон у него не надет.
     Едва не теряя сознание от страха, она тем не менее рассматривала возможности скрытно подобраться к пещере. Обезьяна разрешила её сомнения, снова выйдя наружу. Ира подняла лучемёт.
     Бластер оказался таким же безжизненным, как пси-блок. Из дула не вырвалось ни одной, даже самой слабой световой вспышки.
     Ира повернулась и побежала. Она прекрасно понимала, что это конец. В чахлом лесу спрятаться негде, на любом самом высоком дереве чудовищная горилла достанет её, и убежать от монстра невозможно. Но нельзя же просто стоять, ждать, пока тебя съедят, и ничего не делать.
     Перед глазами вдруг оказались не заросли, а поляна на вершине холма, отверстие входа в пещеру и гигантская горилла возле него. Ира осознала, что бежит уже не прочь от чудовища, а прямо к нему, лишь тогда, когда оказалась вплотную к обезьяне. Та протянула лапы, схватила её, и Ира мгновенно вознеслась в воздух на высоту около десятка метров.
     Обезьяна, неторопливо переваливаясь, вошла в пещеру, швырнула Иру на земляной пол, снова выбралась наружу и привалила ко входу огромный камень. В пещере стало значительно темнее, но с потолка через небольшое отверстие слабо сочился дневной свет.
     Ира с трудом, ощущая дикую слабость, отползла в сторону и огляделась. У дальней стены лежал Ирруор. Он немного приподнял голову, посмотрел на неё и уронил голову обратно.
   Она увидела его глаза, они снова светились разумом, но были словно затуманены болью или слабостью.
       -Ир, что с тобой? Что происходит? Почему ты...
     -Разве ты ещё не поняла? Эта обезьяна захватила моё сознание, заставила меня приземлиться и прийти сюда, и теперь она хорошо пообедает. Быстро надень капюшон и запечатай!
     -Она не сможет нас съесть, мы в герлонах! Ты тоже надень капюшон!
     -Уже не могу...
   Она ватными от слабости руками натянула прозрачную плёнку себе на голову и залепила шов, а потом попробовала доползти до маура, чтобы запечатать на нём герлон полностью, но не сумела сдвинуться с места.
     -...Ей и не нужно нас есть. Она будет пить энергию, пока мы не умрём. И герлоны ей в этом не помешают.
       Ира ахнула.
     «Обезьяна-эспер! Сверхчеловеческие возможности и обезьянье сознание и этика!»
     -Именно. Кхирпоуны высосали энергию из всего живого на своей планете, уничтожив таким образом всю фауну и большую часть флоры, и теперь выуживают добычу из космоса — тех, кто неосторожно углубился в планетную систему. Радиус их действия внезапно и значительно вырос... - голос Ирруора звучал тихо и бездыханно.
    Они молча посмотрели друг на друга. Он — с горечью и отчаянием, она — с ужасом.
     -От гарайнов мы ушли. Видимо, с концами...

                                                   7.

     Значит, и жизнь, и круиз, и все мечты заканчиваются здесь, и выхода нет?
     Ира судорожно оглядывалась кругом, не в состоянии принять эту мысль и смириться с ней. Убежать от телепата-гипнотизёра, воздействующего на астрономическом расстоянии, невозможно. Да ещё неизвестно, в каком состоянии «блюдце» после такой посадки. Но всё же...
   В дальнем углу огромной неровной пещеры громоздилась куча травы, которая внезапно зашевелилась. Вначале показались лохматая голова и плечи, потом из шуршащей груды выбралось всё существо целиком — уменьшенная раза в два копия циклопической гориллы, её детёныш.
     Обезьянчик поднялся на задние лапы и заковылял к Ире. Он схватил её в охапку, повертел в разные стороны, разглядывая, потыкал пальцем в живот, куснул за ногу, потом за голову, и захныкал, потому что не добился никакого результата.
     Ирруор отчаянным усилием попытался до них добраться, но прополз только два шага и ткнулся лицом в пол.
     В это время вернулась взрослая горилла, отвалила от входа кусок скалы и неторопливо проковыляла в пещеру. Чудовищная мамаша одобрительно посмотрела на своего детёныша, что-то ласково проворчала, потом оглянулась на маура и оскалилась. Её явно забавляли излучаемые им эмоции. Она подошла к гориллёнку и показала ему новую игру — как можно подбрасывать живую игрушку в воздух и ловить её, а иногда ронять на пол и пинать ногой.
     И тогда маур заговорил — неожиданно ясным и сильным голосом.
    -Вы, кхиры, настолько зарвались, вытягивая энергию из всего окружающего, что вот-вот полностью дестабилизируете и свою планету, и свою звезду, и получите глобальную катастрофу, которая уничтожит всю систему вместе с вами.  Планета распадётся в пыль, солнце взорвётся... Если нас отпустить, мы сможем привести помощь, и тогда планету возможно будет спасти, и вы останетесь в живых... Я знаю, что зачатки разума у тебя есть, может, поймёшь хотя бы картинки...
       Ирруор обессиленно прикрыл глаза.
       Гигантская кхира пришла в ярость, оглушительно зарычала, потом умолкла и пристально уставилась на маура.
     У него напряглось всё тело и потемнело лицо от прилива крови. Незримая терзающая лапа гнула и ломала его, стремясь подчинить, потом вдруг на мгновение отпустила. Он затих, силясь вдохнуть поглубже, но через секунду снова начал корчиться, сопротивляясь.
     То, что произошло дальше, было ещё страшнее. Он молниеносно взметнулся на ноги, словно не валялся только что без сил, и набросился на Иру, как голодный хищник, но в полностью запечатанном герлоне она была недосягаема ни для когтей, ни для зубов. Ира судорожно зажмурилась, чтобы не видеть. Её швыряли и катали, как пойманную мышь, как тряпичную куклу. И внезапно всё прекратилось. Она открыла глаза.
     Маур лежал посреди пещеры без сознания,  мелкий кхирпоун спрятался за грудой травы у дальней стены. Мамаша-горилла снова ушла.
     Ира уставилась в неровный земляной потолок широко раскрытыми глазами. Видимо, конец придёт совсем скоро. Ни уползти, ни уйти,  ни улететь. За что им двоим всё это — столько приключений, и все смертельно опасные? А данное, судя по всему, будет последним.
     Поторопились они улететь с Лтар Эмайтэн. Можно было ещё погулять по Зарингару, полюбоваться на затейливо выстроенные здания, поездить на байке, полетать на гравипоясе, посмотреть выставки, послушать концерты, навестить ласковых тави... Ирруор мог бы побольше заняться пением...
     Она припомнила, как звучала в его исполнении прекрасная маурская колыбельная, которую он пел ей всего несколько часов назад, целую жизнь назад...

                                               8.

     Её снова потыкали пальцем в живот. Она открыла глаза и увидела рядом с собой морщинистое тёмное личико с треугольным разляпистым носом, обрамлённое бурой щёткой лохматой шерсти, из которой торчали большие уши.
     Маленький кхирпоун сидел рядом на корточках и сосредоточенно смотрел на неё. Потом он что-то нечленораздельно промычал. Ира не поняла, и он ещё раз требовательно потыкал её пальцем. Чего он хотел?
     Обезьянчик упорно мычал и хныкал, и она вдруг с изумлением узнала в этих звуках несколько нот колыбельной Ирруора. Гориллёнок хотел, чтобы она пела! Он увидел и услышал то, что она вспоминала!
  Вот ещё не доставало — помирая, развлекать детёныша инопланетного монстра... Но она невольно снова вспомнила, как пел маур, как обнимал её, успокаивая и утешая...
     Обезьяныш, подражая и забавляясь, взял Иру в передние лапы и побаюкал, будто куклу. Это была жестокая пародия на поведение Ирруора в день похищения. Ира заплакала. Потом опомнилась и посмотрела на гориллёнка.
     О Господи, у него был почти человеческий, вдумчивый взгляд! Он что же — воспринял её мысленные картинки? Они ему понравились? Ирруор пытался что-то передать взрослой кхире, а может, гораздо лучше получится с мелким?
     У друзей-соседей на Земле была собака итальянской пастушьей породы —  маремма. Этого кобеля по кличке Маркиз, похожего на кавказскую овчарку, такого же большого, пушистого и лобастого, но полностью белоснежного и очень ласкового, Ира иногда выгуливала во дворе вместо хозяев по их просьбе.   
      Маркиз был норовистым, любил гулять бегом и нередко тянул за поводок совсем не в ту сторону, куда следовало. Он весил сорок с лишним килограмм,  и удержать его при помощи одной только физической силы было сложно.
     Ира как-то прочла в мемуарах циркового семейства Дуровых про опыты с телепатией при общении с животными и попробовала разговаривать с Маркизом.
    Если она считала, что собака упорно бежит в неподходящее для прогулки место, то сразу начинала представлять себе картинку. «Маркиз, там стёкла, лапы порежешь», «Маркиз, там много больших собак, мы с ними не справимся, и забор высокий, быстро не убежишь, перескочить нельзя»... Маркиз отлично понимал и тут же поворачивал обратно.
  Теперь она начала разговаривать с маленьким кхиром мысленными картинками, как когда-то — с земной соседской собакой.
   Она представила в подробностях, как кхирпоун катается на каком-нибудь симпатичном транспортном средстве, играет в мяч, летает на гравипоясе, рисует, ест вкусности, слушает музыку, в том числе маурскую колыбельную, которая ему явно очень понравилась.
     Но для того, чтобы получить всё это, сначала надо унести обоих пленников отсюда и улететь с ними вместе. Надо отвалить камень от входа, взять их обоих на руки и отнести к кораблю, и при этом замести следы, главным образом энергетические, чтобы мама-кхира не обнаружила раньше времени бегство.
     А если остаться тут, то все взорвутся и перестанут жить. Тогда как, улетев, можно будет сообщить другим, которые помогут сохранить планету и солнце, а в результате — жизнь маме и другим кхирам...
     Маленький кхирпоун смотрел на неё и напряжённо морщил лоб...

                                              9.

  Обезьянчик размышлял очень долго, кривил тёмное морщинистое лицо, вздыхал и хныкал.
    Ира уже решила, что ничего из её затеи не получится, когда мелкий кхирпоун судорожно вздохнул, боязливо, бочком, подобрался ко входу в пещеру и попробовал сдвинуть камень с места. Он наваливался сначала плечом, потом всем телом. Его сил явно не хватало, он ведь приходился по пояс своей страшной мамаше. Но он возобновлял попытки снова и снова, пыхтел, кряхтел, хныкал и упрямо толкал камень в разные стороны. Время от времени маленький кхир останавливался, чтобы отдышаться, замирал и словно прислушивался к чему-то, наклоняя голову то к одному, то к другому плечу, затем заново приступал к преодолению преграды. И наконец камень поддался, качнулся и с шумом вывалился наружу.
   Обезьянчик подошёл к мауру и землянке, сморщился, словно собирался заплакать, и подхватил обоих с земляного пола. Ему было тяжело, всё-таки он был ещё маленький. У Ирруора бессильно запрокинулась голова, Ира испытала мгновение безумного ужаса, ожидая, что у маура вот-вот переломится шея, но маленький кхирпоун понял, перехватил свою ношу поудобнее, словно охапку дров, и неуклюже побежал из пещеры. Ира напомнила картинкой, что их всех следует энергетически прикрыть.
       Просека, проложенная Ирруором, была хорошо видна, но слишком узка для обезьянчика, он с трудом протискивался со своей живой ношей через коридор среди изломанных ветвей. К сожалению, Ира не видела другой возможности отыскать кахурский корабль, поскольку ни один прибор из её экипировки не работал. К тому же, этот путь был кратчайшим.
   Ира старалась не думать о том, что будет, если мать-кхира некстати возвратится в пещеру, обнаружит побег и нагонит их.
     Маленький кхир, который вообще-то был ростом раза в два выше Ирруора,  тяжело топал по больному лесу, всё сокращая шаги. К кораблю он подошёл совсем медленно, всхлипывая. Он боялся.
   Код в ленточке на руке сработал. «Блюдце» выпустило механические манипуляторы и выкопалось из почвы, люки задраились, остался открытым только самый большой из них.
    Маленький кхирпоун, ведомый картинками, занёс маура и землянку в тамбур, потом через коридор в рубку, маура аккуратно опустил на пол, а Иру поднёс к пульту.
     Она на мгновение испугалась, что не сможет от слабости поднять руки, потом вспомнила про возможность ментальных команд... 

                                                       10.

  Стартуя, Ира блокировала пульт на все последующие команды на определённое время, задав автоматический курс до ближайшей базы, чтобы мама-кхирпоун не сумела их остановить. Кхира могла бы поймать своим биополем и автоматику, но слишком долго занималась пилотами, как привыкла делать до сих пор...
     Серебристый, сверкающий в лучах чахлого солнца диск улетал в зенит, а внизу бурая обезьяна циклопического роста истошно выла, круша вокруг себя умирающий лес. Небесная железяка уносила её единственного детёныша, и кхира чувствовала, что навсегда.

© Copyright: Елена Силкина, 2014

Регистрационный номер №0195434

от 26 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195434 выдан для произведения:
фото из интернета
музыка -

Irish Stew of Sindidun "Why"



                                        1.

     Корабль нырнул в подпространство и заметался там по заданной программе случайных прыжков.
   Ирруор бросился в рубку, но, прежде, чем вбежать, пустил впереди себя успокаивающую энергетическую волну, на всякий случай блокировал сознание и сердце Иры и только после этого вполголоса позвал вслух:
     -Айя амау...
     И ещё раз:
     -Ира, любовь моя...
     Она не слышала.
  «Прочти, потом убей... Сначала прочти, потом убивай... Прочти, прочти, прочти...» - как безумное, отчаянное заклинание.
     Чего она ожидала? Удара когтями?
    Он одним прыжком пролетел через всю рубку, отодвинул кресло и подхватил на руки маленький, тесно сжавшийся клубочек, полный ужаса.
     -Ты всё забыла, что я тебе говорил. А я говорил, что ничего тебе не сделаю, хотя бы ты меня убивала... Айя амау, я же знаю, что ты спасала мне жизнь. И вижу, чего это тебе стоило.
     Руки и всё тело у неё были ледяными, а кожа головы — раскалённой.
   -Ты с твоим умом и новой скоростью реакции, если бы хотела улететь, то сделала бы это сразу, пока никто ничего не понял, и не стала бы разговаривать с ним вовсе, тем более изо всех сил бесить его...
     Она с безмерным удивлением распахнула глаза и посмотрела на него.
     Он понял?! Он понял! Понял!! Понял!!!
     Она подумала, что от радости у неё сейчас взорвётся сердце. Она подумала, что потеряет сознание или по меньшей мере впадёт в истерику. Но... подступающим рыданиям и хохоту словно что-то мешало. Кто-то.
     -Ты можешь стать великой актрисой. В первое мгновение я чуть не поверил.   
  И выдал всплеск эмоций, после чего мгновенно закрылся — что явилось дополнительным подтверждением для Хивинча...
     Она слабо повертела головой.
     -Неее... Я слишком сильно трачусь на игру, поэтому использую только для экстремальных ситуаций...
     -Это — только вопрос приобретения профессиональных навыков... А вот Манейр не поверила ни на секунду.
     -И не выдала?
     -Она развлекалась.
   Ира снова закрыла глаза. О Господи, ведь всё равно отношениям конец... Коты злопамятны... А она... Тоже мне, способ нашла — гордого кота поливать последними словами, он же их ей всю жизнь поминать теперь будет...
   -Не будет. Я блокировал этот участок памяти. Я уже не помню ни одного слова. Коты в самом деле злопамятны, и я ещё припомню Инто эту фразу, которая гвоздем засела у тебя в голове, - последние слова он произнёс с улыбкой.
    -Неееее, не надо ему ничего припоминать, он хороший... Тогда блокируй и у меня, а то прочтёшь ведь...
   У неё дрогнули уголки губ в попытке то ли улыбки, то ли рыдания. Ей очень хотелось провалиться на месте, хотя бы в беспамятство, но не получалось. Она изнеможённо обвисла у него на руках.
   «Я подумала, что он всё равно не выпустит тебя живым, взорвёт вместе с «тарелкой»... Я подумала, что Инто не успеет... Я подумала... Не помню...»
   -Ты верно подумала. Эрниане не оставляют следов своих махинаций. И живых свидетелей — тоже. А Оэренгайны откуда-то узнали, что именно мы были на том астероиде...
      Капсула Лиоранова генератора легко вместила их обоих.
     Ира бессильно осталась лежать в той позе, в какой Ирруор уложил её в капсулу, и не открывала глаз. Её трясло от ужасающего внутреннего холода. Она слышала рядом с собой лёгкие движения и глубокое дыхание. А потом вдруг услышала песню — вполголоса, на мурлыкающем языке, гортанном и мягком, с необычной и красивой мелодией. Песня походила на колыбельную, она убаюкивала, успокаивала, возвращала силы...
   Дрожь унялась, лицо перестало гореть. Ира с удивлением осознала, что совсем немного времени понадобилось для того, чтобы она снова почувствовала себя полной сил. Она открыла глаза, увидела Ирруора, который полулежал с ней рядом, опираясь на локоть, встретила особый, горячий взгляд золотых глаз, тут же вспыхнула ответным желанием и протянула руки, чтобы обнять. Пережитая опасность действовала на её маура вот так, она уже это знала.
     Получив молчаливое одобрение своим намерениям, он набросился на неё почти что с яростью, так что в первое мгновение она даже подумала, что это месть. Но нет, он так же, как раньше, даже почти забывшись, предусматривал различные моменты, чтобы не повредить ей, например, весом своего тела. Её неистовый и нежный маур... О, Ирруор...
        Но что-то всё же было необычно.
    -Что случилось? - спросила она во время небольшой передышки, когда обрела способность говорить.
     -Хивинч висит у нас на хвосте. Когда я бросил корабль в шиурм, он всё понял и кинулся следом. Ох, и бесится он сейчас, должно быть...
        -А как же?..
       -Корабль ведёт автоматика по программе выбора случайных координат, и у нас есть небольшая фора. Хорошо, что он погнался именно за нами, потому что я не успел предупредить Инто...

                                       2.

     Ондрил уставился в стену кают-компании и сидел неподвижно. Он сидел так уже очень долго. Вошедшего Лиорана, впрочем, заметил сразу.
       -С ними что-то происходит. Что-то очень нехорошее.
     -Успокойся. Ты ничем им не поможешь, даже если будешь сутками так сидеть. Оборви ментальную связь, не то себя изведёшь без всякой пользы, - резко сказал ему Таори.
     -А ты?! Ты отправишься туда?
     -Нет. Я нужен в другом месте. Эти двое вытащат друг друга, прекрати за них беспокоиться. А вот Инто попался серьёзно. Убирайся с моего борта, я отправляюсь туда. Ты мне там не нужен. И прекрати себя грызть. Если бы ты напросился в экипаж к Халеарну, то просто там бы не выжил, так что займись своим делом и не мешай. Тебя кто-нибудь подвезёт на твою луну, спроси у Хинки. И побудь с ней, кстати.
     Я обрежу тебе связь, если хочешь. Или попроси Хинку. Не лишишься ты своих способностей из-за этого, не волнуйся, просто перестанешь зависать, как древний компьютер. Ох же эти мне паникёры из юных цивилизаций...
     Не цепляйся, умей отпустить друзей. Они всю жизнь будут мотаться по космосу, а ты к этому не склонен. Ты будешь их видеть время от времени, вот и удовлетворись этим. Не будь рыбой-прилипалой, у тебя своя жизнь, у них своя.
       -Ирруор тоже к этому не склонен. Он бродяжничал вынужденно.
     -Да-а?! Кроме Кахура, он мог бы осесть где угодно, его на многих мирах рады видеть. А он нигде не задерживался подолгу, жажда бурной деятельности гнала всё дальше и дальше.
      -Коты привязаны к дому...
     -Некоторые — да. Но далеко не все. Иначе их не было бы столько во всех уголках космоса. Склонность к путешествиям у них не меньше, чем какие-либо привязанности. Потому что любопытство немереное... И вообще — не путай животных предков с сапиенсами, они всё же маленько различаются...
    Всё, готово. Больше ты сходить с ума не будешь. Убирайся наконец, я тороплюсь, кроме шуток. И зайди к Хинке.
        -Уже? Раз — и готово? Когда это ты успел? Мы же разговаривали.
     -Долго ли умеючи... На это не нужно много времени. Иди, кому сказал, я улетаю прямо сейчас... И не делай резких движений. Я тебе не Халеарн, могу не понять. Давай. До встречи. Когда — не знаю, об этом ещё не смотрел...
     Предупредив Ондины поползновения обняться на прощание, Лиоран почти что вытолкал остианина наружу, стремительно убрал трап и в самом деле тут же стартовал.
   Чёрный цилиндр эрнианского корабля приподнялся над парковочной площадкой, подождал открытия коридора в силовом поле, всплыл над кварталом, а потом молниеносно исчез в зеленовато-голубом небе.
     Ондрил посмотрел ему вслед и побрёл к зданию отдела таорэн.

                                            3.

     -Связи нет. Никакой — ни био-, ни техно-...
   Хинка говорила отрывисто, глядя в окно, а не на своего заместителя, Юнгзу Хасау, молодого шихайта.
    -И ничего не просматривается. Где они, все трое, и что там происходит, неизвестно...
      Она неожиданно сделала несвойственное ей движение — опустила голову.
      -Я теряю самоконтроль. Я уподобляюсь представителям юных цивилизаций. Я становлюсь профнепригодной.
   Золотые глаза шихайта с вертикальными зрачками, как у Ирруора, но не миндалевидные, а округлые, слегка прищурились.
     -Ты просто устала, тебе давно пора в отпуск, - спокойно заметил Юнгзу.
  -И что я буду в этом отпуске делать? Не люблю бессмысленного времяпрепровождения... Герхало пора в отпуск ещё более давно, но он ни разу рук не распустил.
     -Зато, похоже, серьёзно промахнулся.
     Хинка не ответила и развернулась к двери вместе с креслом.
     -Заходи, Онда. Я рада тебя видеть, но ничего радостного сообщить не могу...

                                               4.

      Инто не повезло. Или повезло, как посмотреть...
    Он следовал за кахурским кораблём на определённой дистанции, видел, что тот приземлился на планете с маяком, засёк характерный энергетический всплеск, когда маур неожиданно ушёл в подпространство, немедленно последовал его примеру, и правильно сделал, потому что маяк взорвался.
  Из внешнего астероидного пояса звёздной системы неожиданно возник огромный чёрный цилиндр эрнианского крейсера и устремился на перехват. Инто пришлось включить форсаж.
   Маленький патрульный корабль, несмотря на свою маневренность, не в состоянии уйти от крейсера. У крейсера скорость больше. Но патрульный может некоторое время лавировать, избегая пленения. Хорошо, что эрниане погнались именно за ним, подумал Инто. Халеарн успеет уйти...
       В рубке эрнианского крейсера спокойно беседовали двое.
    Массивно сложенный рыжеволосый мужчина в комбинезоне с латными наплечниками восседал за пультом, украшенном копьевидными виньетками, статная женщина с короной из золотых кос на темени, одетая в тёмное, стояла рядом и рассеянно вглядывалась во что-то, видимое только ей одной.
    -Нет, Вержен, не надо с ним разговаривать. К компромиссу прийти не удастся. Мы ничего не получим, кроме демагогии.
      -Почему — демагогии? Они выполняют свои обещания. Они сами верят в то, что говорят, и следуют своим словам.
     -И, тем не менее, это всё равно — демагогия, потому что не является реальностью. Пока они витиевато рассуждают об этике, мы берём то, что нам нужно — людей и ресурсы — и делаем дело. Как ты думаешь, почему у нас техника на несколько порядков выше уровнем, чем у них?.. А эти софисты потом ещё и пользуются плодами наших достижений, попросту внаглую похищая их.
         -Насколько я знаю, они не похищают.
     -О, разумеется, у них нет в этом особой необходимости. Некоторые из наших покупаются на их демагогию, как дети, и добровольно передают им технологии. За примером далеко ходить не надо, взять хоть твоего Летучего Мыша...
     -Летучего Мыша оставь в покое, ты ему не судья.
     -Оставлю. На данное время. Там видно будет. Пока что нужно разобраться с ретивой ищейкой. Именно этот — один из самых твердолобых, поэтому разговаривать с ним не нужно. Нужно взять его и — нет, не убить — стереть память и забросить на один из периферийных мирков. Скорей всего, его там не найдут, а если найдут, то не придерутся — авария, потеря памяти, обычное дело...
     -Хорошо, так пойдёт. Я поймаю патрульную скорлупку, а ты просканируй. Надо всё-таки выяснить, как он тут так оперативно оказался и что успел узнать...
     Инто понял, что попался серьёзно. Его корабль захватили силовым лучом, но, кроме того, некто проник сквозь защиту корабля и попытался взломать личную ментальную броню тайрианина.
     «Что здесь делает уважаемый таор?» - вопросил холодный женский голос, который мысленно звучал практически так же, как вслух.
     «Провожает друга в свадебное путешествие, канна Эскентайя Оэренгайн. Я не на дежурстве в данный момент, а по личному делу».
       «Хм. Узнал. И не солгал. Но это тебя не спасёт. Боишься?».
       «Нет», - спокойно ответил Инто.
    Он сопротивлялся до конца и, падая на пол рубки, остатками воли и сил удержал вне чуждого доступа все последние мысли, какие успели промелькнуть у него в голове...

                                                5.

     -А вот теперь пора заняться спасением наших шкурок от упёртых гарайнов.
  Ирруор взялся одной рукой за край капсулы, одним гибким движением перебросил своё тело через её бортик, молниеносно оделся и бросился в рубку, на ходу отдавая ментальные команды и застёгивая на себе своё пятнистое одеяние. Ира тоже выпрыгнула из генератора и побежала за ним следом.
     -Надень герлон, - скомандовал он, склоняясь над пультом.
   Она молча немедленно послушалась, после чего так же безмолвно опустилась в соседнее пилотское кресло и принялась наблюдать за манёврами.
     -Шиурм — это подпространство? - внезапно вспомнила она.
     -Да, по-маурски...
     И почему всё опасное выглядит так красиво?
     Каждый бросок корабля в подпространство и выход из него сопровождался переливчатой вспышкой света. Солнца, возле планетных систем которых оказывался кахурский корабль, были разного цвета. Планеты и астероиды, за которыми удавалось на несколько мгновений укрыться и увернуться от захвата, выглядели красочно.
     Даже эрнианский крейсер смотрелся очень элегантно на фоне звёздной пыли и разноцветных вспышек. Энергетический силовой сачок тоже выглядел эффектно...
      -Мы не сможем уйти, у них скорость больше.
      -Сможем. Сюда они не сунутся. Мы выждем и потом спокойно удалимся.
   Кахурское «блюдце» вынырнуло из подпространства возле очередной планетной системы и углубилось во внешний астероидный пояс.
        -Почему они сюда не сунутся?
     -Потому что это Кхирпоун. Здесь на земноподобной планете-заповеднике живут опасные хищники, и внутрь системы залетать нельзя. Смотри, эрниане уже уходят.
        Громадный корабль Оэренгайнов уходил как-то странно, бессмысленными зигзагами, словно за пульт вдруг уселся пьяный, и почему-то не торопился нырнуть в подпространство.
          -А что за хищники?
     -Кхирпоун — в переводе с тайрианского «дурная сила». Во внешнем астероидном поясе безопасно, расстояние от планеты гораздо больше того, на какое они способны достать. Это особые хищники, они... - Ирруор умолк, не договорив, на несколько секунд застыл,  потом нагнулся над пультом, ничего не объясняя.
     Некоторое время Ира сидела молча, боясь отвлечь его в ответственный момент. Потом удивилась.
     -Что ты делаешь? Куда мы летим? Ты же сказал, что туда нельзя!
     Маур не отвечал и не обращал на неё внимания, словно ничего не слышал и вообще был один в рубке.
     -Ир!
     Она подбежала и потеребила его за локоть, углядев паузу в пилотировании.
     Он развернулся всем телом, как-то странно и неуклюже, и она вскрикнула от неожиданности и страха. Красивое бронзовое лицо превратилось в застывшую пугающую маску, золотые глаза потеряли всю глубину и яркость, сделались пустыми, без малейшего проблеска мысли.
      Сошёл с ума? Заболел?
     Она протянула внезапно ослабевшую руку к клавиатуре, чтобы повернуть корабль обратно. Он молча схватил её за локоть и небрежно, без особых усилий, отшвырнул от пульта, так что она пролетела через всю рубку, ударилась о дверь и упала на пол, оглушённая, в ужасе от происходящего.
     Планета на экране приближалась так быстро, как никогда до сих пор.
     Корабль безумной кометой ворвался в атмосферу, молниеносно пронизал её и упал на поляне в лесу, вонзившись в почву ребром на пол-корпуса. Оснащение кахурского «блюдца» было чудесным — аварийная автоматика вовремя включила нужные системы и скомпенсировала удар, так что целыми и невредимыми остались и корабль, и экипаж.
     Ирруор открыл те люки, которые оказались над поверхностью почвы, и, не заботясь больше ни о чём, не оглянувшись на Иру, бросился наружу.
   Она вскочила, ахнув от боли в затылке, проверила на себе герлон, взглянула на анализатор браслета. Атмосфера за бортом была сходна с земной, так что скафандр не нужен. Она не стала его надевать, схватила бластер, пси-блок и аптечку и кинулась следом за мауром...

                                          6.

     Боже, она же не сможет догнать его, у него ноги гораздо длиннее! А если он потеряется? Есть био-пеленгация, но пока она отыщет его, может быть уже поздно! И что вообще происходит?!
     Ей хотелось затопать ногами и заорать на кого-нибудь, потребовав, чтобы всё ужасное немедленно прекратилось. Или ущипнуть себя и проснуться от кошмара. Ни то, ни другое не имело смысла, потому что не дало бы результата. Она впала в какое-то умственное оцепенение от страха и действовала машинально. Надо было догонять Ирруора, и она упорно бежала по его следу, хватая воздух широко открытым ртом, стараясь экономить силы, не представляя себе, как она сможет помочь мауру, если даже не знает, что происходит и с ним, и вообще.
     К счастью, ей было слышно, как он продирался через заросли напрямик, бежал, не разбирая дороги, далеко-далеко впереди.
     Спотыкаясь от усталости, запинаясь о кочки и коряги, она спешила по ясно видимому следу. Пока ещё ясно видимому.
    Задыхаясь, Ира в отчаянии схватилась за фиолетовую коробочку. Остановить маура любой ценой, даже вырубив на время его сознание! К её ужасу оказалось, что аппарат не действует, словно кто-то сломал его, лишил энергии, сжёг.
     Линия примятой травы и изломанных веток чахлых зарослей вела всё дальше, взбираясь по склону. Открылась лысая верхушка холма с громадной земляной пещерой. А возле пещеры...
     Ира резко остановилась и едва не повалилась из-за инерции и усталости на четвереньки.
     Возле пещеры на задних лапах, готовясь схватить добычу, стояла гигантская бурая обезьяна, похожая на гориллу. Бегущий Ирруор был ей ростом по колено.
   Он бежал прямо к обезьяне. Она схватила его передней лапой поперёк туловища и унесла в пещеру. А он совсем не сопротивлялся этому. Иру, которая не успела выскочить из зарослей, циклопическая горилла не заметила.
    Ира стояла на ватных от страха ногах и машинально озиралась. Лес был хилым, больным, словно что-то высасывало из него все соки, и странно пустым, тихим. Не наблюдалось ни зверей, ни птиц, ни насекомых.
     Как вызволить Ирруора? Обезьяна его не съест, он в герлоне, но запросто может откусить мауру голову, ведь капюшон у него не надет.
     Едва не теряя сознание от страха, она тем не менее рассматривала возможности скрытно подобраться к пещере. Обезьяна разрешила её сомнения, снова выйдя наружу. Ира подняла лучемёт.
     Бластер оказался таким же безжизненным, как пси-блок. Из дула не вырвалось ни одной, даже самой слабой световой вспышки.
     Ира повернулась и побежала. Она прекрасно понимала, что это конец. В чахлом лесу спрятаться негде, на любом самом высоком дереве чудовищная горилла достанет её, и убежать от монстра невозможно. Но нельзя же просто стоять, ждать, пока тебя съедят, и ничего не делать.
     Перед глазами вдруг оказались не заросли, а поляна на вершине холма, отверстие входа в пещеру и гигантская горилла возле него. Ира осознала, что бежит уже не прочь от чудовища, а прямо к нему, лишь тогда, когда оказалась вплотную к обезьяне. Та протянула лапы, схватила её, и Ира мгновенно вознеслась в воздух на высоту около десятка метров.
     Обезьяна, неторопливо переваливаясь, вошла в пещеру, швырнула Иру на земляной пол, снова выбралась наружу и привалила ко входу огромный камень. В пещере стало значительно темнее, но с потолка через небольшое отверстие слабо сочился дневной свет.
     Ира с трудом, ощущая дикую слабость, отползла в сторону и огляделась. У дальней стены лежал Ирруор. Он немного приподнял голову, посмотрел на неё и уронил голову обратно.
   Она увидела его глаза, они снова светились разумом, но были словно затуманены болью или слабостью.
       -Ир, что с тобой? Что происходит? Почему ты...
     -Разве ты ещё не поняла? Эта обезьяна захватила моё сознание, заставила меня приземлиться и прийти сюда, и теперь она хорошо пообедает. Быстро надень капюшон и запечатай!
     -Она не сможет нас съесть, мы в герлонах! Ты тоже надень капюшон!
     -Уже не могу...
   Она ватными от слабости руками натянула прозрачную плёнку себе на голову и залепила шов, а потом попробовала доползти до маура, чтобы запечатать на нём герлон полностью, но не сумела сдвинуться с места.
     -...Ей и не нужно нас есть. Она будет пить энергию, пока мы не умрём. И герлоны ей в этом не помешают.
       Ира ахнула.
     «Обезьяна-эспер! Сверхчеловеческие возможности и обезьянье сознание и этика!»
     -Именно. Кхирпоуны высосали энергию из всего живого на своей планете, уничтожив таким образом всю фауну и большую часть флоры, и теперь выуживают добычу из космоса — тех, кто неосторожно углубился в планетную систему. Радиус их действия внезапно и значительно вырос... - голос Ирруора звучал тихо и бездыханно.
    Они молча посмотрели друг на друга. Он — с горечью и отчаянием, она — с ужасом.
     -От гарайнов мы ушли. Видимо, с концами...

                                                   7.

     Значит, и жизнь, и круиз, и все мечты заканчиваются здесь, и выхода нет?
     Ира судорожно оглядывалась кругом, не в состоянии принять эту мысль и смириться с ней. Убежать от телепата-гипнотизёра, воздействующего на астрономическом расстоянии, невозможно. Да ещё неизвестно, в каком состоянии «блюдце» после такой посадки. Но всё же...
   В дальнем углу огромной неровной пещеры громоздилась куча травы, которая внезапно зашевелилась. Вначале показались лохматая голова и плечи, потом из шуршащей груды выбралось всё существо целиком — уменьшенная раза в два копия циклопической гориллы, её детёныш.
     Обезьянчик поднялся на задние лапы и заковылял к Ире. Он схватил её в охапку, повертел в разные стороны, разглядывая, потыкал пальцем в живот, куснул за ногу, потом за голову, и захныкал, потому что не добился никакого результата.
     Ирруор отчаянным усилием попытался до них добраться, но прополз только два шага и ткнулся лицом в пол.
     В это время вернулась взрослая горилла, отвалила от входа кусок скалы и неторопливо проковыляла в пещеру. Чудовищная мамаша одобрительно посмотрела на своего детёныша, что-то ласково проворчала, потом оглянулась на маура и оскалилась. Её явно забавляли излучаемые им эмоции. Она подошла к гориллёнку и показала ему новую игру — как можно подбрасывать живую игрушку в воздух и ловить её, а иногда ронять на пол и пинать ногой.
     И тогда маур заговорил — неожиданно ясным и сильным голосом.
    -Вы, кхиры, настолько зарвались, вытягивая энергию из всего окружающего, что вот-вот полностью дестабилизируете и свою планету, и свою звезду, и получите глобальную катастрофу, которая уничтожит всю систему вместе с вами.  Планета распадётся в пыль, солнце взорвётся... Если нас отпустить, мы сможем привести помощь, и тогда планету возможно будет спасти, и вы останетесь в живых... Я знаю, что зачатки разума у тебя есть, может, поймёшь хотя бы картинки...
       Ирруор обессиленно прикрыл глаза.
       Гигантская кхира пришла в ярость, оглушительно зарычала, потом умолкла и пристально уставилась на маура.
     У него напряглось всё тело и потемнело лицо от прилива крови. Незримая терзающая лапа гнула и ломала его, стремясь подчинить, потом вдруг на мгновение отпустила. Он затих, силясь вдохнуть поглубже, но через секунду снова начал корчиться, сопротивляясь.
     То, что произошло дальше, было ещё страшнее. Он молниеносно взметнулся на ноги, словно не валялся только что без сил, и набросился на Иру, как голодный хищник, но в полностью запечатанном герлоне она была недосягаема ни для когтей, ни для зубов. Ира судорожно зажмурилась, чтобы не видеть. Её швыряли и катали, как пойманную мышь, как тряпичную куклу. И внезапно всё прекратилось. Она открыла глаза.
     Маур лежал посреди пещеры без сознания,  мелкий кхирпоун спрятался за грудой травы у дальней стены. Мамаша-горилла снова ушла.
     Ира уставилась в неровный земляной потолок широко раскрытыми глазами. Видимо, конец придёт совсем скоро. Ни уползти, ни уйти,  ни улететь. За что им двоим всё это — столько приключений, и все смертельно опасные? А данное, судя по всему, будет последним.
     Поторопились они улететь с Лтар Эмайтэн. Можно было ещё погулять по Зарингару, полюбоваться на затейливо выстроенные здания, поездить на байке, полетать на гравипоясе, посмотреть выставки, послушать концерты, навестить ласковых тави... Ирруор мог бы побольше заняться пением...
     Она припомнила, как звучала в его исполнении прекрасная маурская колыбельная, которую он пел ей всего несколько часов назад, целую жизнь назад...

                                               8.

     Её снова потыкали пальцем в живот. Она открыла глаза и увидела рядом с собой морщинистое тёмное личико с треугольным разляпистым носом, обрамлённое бурой щёткой лохматой шерсти, из которой торчали большие уши.
     Маленький кхирпоун сидел рядом на корточках и сосредоточенно смотрел на неё. Потом он что-то нечленораздельно промычал. Ира не поняла, и он ещё раз требовательно потыкал её пальцем. Чего он хотел?
     Обезьянчик упорно мычал и хныкал, и она вдруг с изумлением узнала в этих звуках несколько нот колыбельной Ирруора. Гориллёнок хотел, чтобы она пела! Он увидел и услышал то, что она вспоминала!
  Вот ещё не доставало — помирая, развлекать детёныша инопланетного монстра... Но она невольно снова вспомнила, как пел маур, как обнимал её, успокаивая и утешая...
     Обезьяныш, подражая и забавляясь, взял Иру в передние лапы и побаюкал, будто куклу. Это была жестокая пародия на поведение Ирруора в день похищения. Ира заплакала. Потом опомнилась и посмотрела на гориллёнка.
     О Господи, у него был почти человеческий, вдумчивый взгляд! Он что же — воспринял её мысленные картинки? Они ему понравились? Ирруор пытался что-то передать взрослой кхире, а может, гораздо лучше получится с мелким?
     У друзей-соседей на Земле была собака итальянской пастушьей породы —  маремма. Этого кобеля по кличке Маркиз, похожего на кавказскую овчарку, такого же большого, пушистого и лобастого, но полностью белоснежного и очень ласкового, Ира иногда выгуливала во дворе вместо хозяев по их просьбе.   
      Маркиз был норовистым, любил гулять бегом и нередко тянул за поводок совсем не в ту сторону, куда следовало. Он весил сорок с лишним килограмм,  и удержать его при помощи одной только физической силы было сложно.
     Ира как-то прочла в мемуарах циркового семейства Дуровых про опыты с телепатией при общении с животными и попробовала разговаривать с Маркизом.
    Если она считала, что собака упорно бежит в неподходящее для прогулки место, то сразу начинала представлять себе картинку. «Маркиз, там стёкла, лапы порежешь», «Маркиз, там много больших собак, мы с ними не справимся, и забор высокий, быстро не убежишь, перескочить нельзя»... Маркиз отлично понимал и тут же поворачивал обратно.
  Теперь она начала разговаривать с маленьким кхиром мысленными картинками, как когда-то — с земной соседской собакой.
   Она представила в подробностях, как кхирпоун катается на каком-нибудь симпатичном транспортном средстве, играет в мяч, летает на гравипоясе, рисует, ест вкусности, слушает музыку, в том числе маурскую колыбельную, которая ему явно очень понравилась.
     Но для того, чтобы получить всё это, сначала надо унести обоих пленников отсюда и улететь с ними вместе. Надо отвалить камень от входа, взять их обоих на руки и отнести к кораблю, и при этом замести следы, главным образом энергетические, чтобы мама-кхира не обнаружила раньше времени бегство.
     А если остаться тут, то все взорвутся и перестанут жить. Тогда как, улетев, можно будет сообщить другим, которые помогут сохранить планету и солнце, а в результате — жизнь маме и другим кхирам...
     Маленький кхирпоун смотрел на неё и напряжённо морщил лоб...

                                              9.

  Обезьянчик размышлял очень долго, кривил тёмное морщинистое лицо, вздыхал и хныкал.
    Ира уже решила, что ничего из её затеи не получится, когда мелкий кхирпоун судорожно вздохнул, боязливо, бочком, подобрался ко входу в пещеру и попробовал сдвинуть камень с места. Он наваливался сначала плечом, потом всем телом. Его сил явно не хватало, он ведь приходился по пояс своей страшной мамаше. Но он возобновлял попытки снова и снова, пыхтел, кряхтел, хныкал и упрямо толкал камень в разные стороны. Время от времени маленький кхир останавливался, чтобы отдышаться, замирал и словно прислушивался к чему-то, наклоняя голову то к одному, то к другому плечу, затем заново приступал к преодолению преграды. И наконец камень поддался, качнулся и с шумом вывалился наружу.
   Обезьянчик подошёл к мауру и землянке, сморщился, словно собирался заплакать, и подхватил обоих с земляного пола. Ему было тяжело, всё-таки он был ещё маленький. У Ирруора бессильно запрокинулась голова, Ира испытала мгновение безумного ужаса, ожидая, что у маура вот-вот переломится шея, но маленький кхирпоун понял, перехватил свою ношу поудобнее, словно охапку дров, и неуклюже побежал из пещеры. Ира напомнила картинкой, что их всех следует энергетически прикрыть.
       Просека, проложенная Ирруором, была хорошо видна, но слишком узка для обезьянчика, он с трудом протискивался со своей живой ношей через коридор среди изломанных ветвей. К сожалению, Ира не видела другой возможности отыскать кахурский корабль, поскольку ни один прибор из её экипировки не работал. К тому же, этот путь был кратчайшим.
   Ира старалась не думать о том, что будет, если мать-кхира некстати возвратится в пещеру, обнаружит побег и нагонит их.
     Маленький кхир, который вообще-то был ростом раза в два выше Ирруора,  тяжело топал по больному лесу, всё сокращая шаги. К кораблю он подошёл совсем медленно, всхлипывая. Он боялся.
   Код в ленточке на руке сработал. «Блюдце» выпустило механические манипуляторы и выкопалось из почвы, люки задраились, остался открытым только самый большой из них.
    Маленький кхирпоун, ведомый картинками, занёс маура и землянку в тамбур, потом через коридор в рубку, маура аккуратно опустил на пол, а Иру поднёс к пульту.
     Она на мгновение испугалась, что не сможет от слабости поднять руки, потом вспомнила про возможность ментальных команд... 

                                                       10.

  Стартуя, Ира блокировала пульт на все последующие команды на определённое время, задав автоматический курс до ближайшей базы, чтобы мама-кхирпоун не сумела их остановить. Кхира могла бы поймать своим биополем и автоматику, но слишком долго занималась пилотами, как привыкла делать до сих пор...
     Серебристый, сверкающий в лучах чахлого солнца диск улетал в зенит, а внизу бурая обезьяна циклопического роста истошно выла, круша вокруг себя умирающий лес. Небесная железяка уносила её единственного детёныша, и кхира чувствовала, что навсегда.

Рейтинг: 0 125 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!