Форс. Гл.20. Ап

26 февраля 2014 - Елена Силкина
article195437.jpg
фото из интернета
музыка - Ногу Свело "Хару Мумбуру"

                                           1.

     Комнату наполнял неистово радостный солнечный свет. Морской простор, видимый из окна, вызывал желание полёта, в подражание крылану, который азартно кувыркался в потоках тёплого ветра высоко в слепящем зеленовато-голубом небе.
     Ирруор резко задёрнул старинные тяжёлые шторы и обернулся к Ире.
  -Привези мне пожалуйста мою каримму. Это музыкальный инструмент. Найдёшь в моей каюте. Ты её сразу узнаешь — маленькая, светленькая, изящная, похожая на тебя... - Улыбка освещала всё его лицо. Кроме глаз.
    -Я темноволосая, - засмущалась Ира.
   -Но кожа-то светлая... Одна не езди, попроси Сеону сопроводить, и никого по дороге не подсаживай. Посмотри по пути на Эйяу, Файетринку, Кандьори...
    Она с большим сомнением посмотрела на него. Ей не хотелось его оставлять.
     -Езжай, имхале амау.
     Дыхание моё...
     Она быстро собралась и вылетела из палаты, спотыкаясь от торопливости.
     В коридоре ей встретился Кшон Руммей, маур-врач.
   -Вовремя ты его подстрелила — в любом смысле. Быстро я его отсюда не выпущу. При таком оборудовании борта довести себя до истощения...
     Ира сделала большие глаза.
     -Не  в   э т о м   смысле, - он успокаивающе улыбнулся. - Когда закончится действие парализатора, всё снова будет работать, как часы.
     Ира сделала глаза ещё больше. Она вовсе не имела в виду   э т о т   смысл. Она с самого начала приняла на веру то, что сказал Ирруор: для мауров это — норма, и точка. Услышав об истощении, она обвинила себя — недоглядела, что именно и в каком количестве он ест и сколько времени спит.
     -А кстати, сколько часов в сутки необходимо спать маурам?
     -Не меньше десяти — двенадцати...
    В маленькой палате Ирруор тяжело повалился ничком на постель и прикрыл глаза...

                                             2.

  Сеона заявил, что весь день у него свободен, и охотно согласился сопровождать. За пульт шлюпки он Иру не пустил. Тогда она попросила лететь быстрее. А потом — ещё быстрее. Он удивился, потому что она не испугалась ни высоты полёта, ни скорости. Как мауры. Она отшутилась:
     -Какой же русский не любит быстрой езды? - и снова попросила прибавить скорость.
     До порта они добрались молниеносно. Она бегом поднялась на борт, быстро нашла требуемое, прихватила кое-что из одежды и выскочила обратно. Каримма походила на румынскую хору, шестиструнная, с привычным гитарным грифом и маленьким овальным корпусом. Ремни обняли плечи, твёрдый чехол-кейс удобно улёгся на спине... Когда Ира усаживалась в шлюпку, раздался крик.
     -Вива Раша, повсюду — наша! Эге-э-эй!
     Она обернулась. К ней с радостной улыбкой бежал Ап.
     -Как кстати! У меня на борту никого нет! Ты не очень торопишься?
     Она очень торопилась, но Апу отказать не могла и решила, что управится быстро. Сеона остался ждать в машине...
    Ап весело слонялся по рубке, слегка пошатываясь. Он снова был одет в одни только алые шорты, на шее у него болтался крестик на тонкой золотой цепочке.
     -Присаживайся. Водку будешь? С соком, с тоником, с газировкой?
     -Извини, нет. Мне сейчас крайне нужна трезвая голова.
     -Как там наш Союз поживает? СССР?
     -Нет больше Союза, Ап.
   -Погоди!!! Как так — нет? - он растерялся. - А что же есть? Ты из какой страны?
     -Из России. Союз развалился.
     -Как — развалился?!! Почему?!
   Она не смогла ему объяснить. Почему не стало огромной страны, когда большинство её знакомых было этим крайне недовольно, она не знала. Она никогда не интересовалась политикой.
    Ап так расстроился, что некоторое время молчал. Но потом вновь набросился на неё с расспросами. Он хотел знать буквально всё: как она оказалась в космосе, кто такой её маур, и так далее, и тому подобное...
     -Маур с Кахура!!! И какого ж фига ты от него удирала?! Лучше мог бы быть только человек с Хинн-Тайра! Ну ты даёшь, подруга...
       -А я откуда знала?! Ладно тебе... Лучше скажи, как это ты так спокойно тут разгуливаешь! Разве ваш корабль никто не узнаёт?
       -Он новый. Мы их всё время меняем.
   Потом он услышал, что она виделась с Хинкой, и захотел узнать подробности. Вздрагивающими руками сделал им обоим по коктейлю, взглянул на экраны...
     -Так. Пиндык. Быстро выходи через другой люк. Быстро!!!
     К кораблю Апа приближался Камбей во главе экипажа.
     Ира выскочила наружу и нырнула в шлюпку. Сеона собрался взлетать.
     -Погоди. Я хочу посмотреть.
     Ап спрыгнул вниз, минуя трап, и чуть не упал. Камбей подошёл вплотную.
     -Готов на дело? Сколько выпил?
     -Я в порядке. Готов, как пионер. Выпил всего одну бутылку.
     -Молодец. Ну-ка посмотри на меня.
     У Апа застыло лицо и изменились глаза... Как у Ирруора на Кхирпоуне.
     -Вот теперь ты в порядке. Скафандр наденешь по дороге. Поехали...
     Экипаж Оэренгайнов в полном составе загрузился в каплевидную шлюпку. За ней выстроился целый караван небольших автоматических крытых платформ, и вся процессия стремительно удалилась с территории посадочной площадки космопорта.
    -Поехали, - скомандовала Ира, размышляя. - Больше наблюдать тут не за чем.
     Сеона усмехнулся, поднимая машину в воздух...

                                              3.

     По краю шоссе размеренно передвигалась знакомая троица.
     -Давай подвезём. Ирруор не велел, но это безопасно, я их знаю.
     Похожий на уарага Изар шагал вдоль обочины, поддерживая под руку... не Ташку — другую девушку, высокую, длинноногую, большеглазую, с точеными чертами лица. Она часто спотыкалась, похоже, была пьяна. У неё на голове красовался очень густой, короткий ёжик тёмных волос. Она не сводила сияющих глаз с краснокожего мужчины и от этого спотыкалась ещё больше. Ира разочарованно отвернулась и кривила лицо до тех пор, пока белокурый Ялиска, похожий на Апа небольшим ростом, не обратился к девушке.
      -Ташка, смотри, нас снова хотят подвезти. Нам везёт.
      Ташка? Это — Ташка?!
     -О, привет! Снова ты! Не удивляйся. Это Ташка, но с другим обликом, операцию ей сделали, как она мечтала.
     Ира пришла в восхищение, тем большее, что видела счастливое лицо Ташки. Зато Изар был ещё более мрачен, чем раньше.
     Они очень скоро попросили высадить их — буквально посреди дороги.
     -Здесь же ничего нет, ни одного посёлка или дома, пустынная местность!
     -Нам это и нужно, - хмуро ответил Ялиска.
     -У вас корабль не в порту, а спрятан где-то поблизости?
     -Вроде того... Проводите нас, если хотите...
    Они все вместе сошли с дороги, запрятав шлюпку в зарослях, прошагали по направлению к морю и остановились на небольшой уединённой поляне возле груды скальных обломков.
     -Наташа... Надеюсь, ты не будешь слишком шокирована...
      Судя по тону Изара, он категорически на это не надеялся.
     Он отошёл к скале, повернулся ко всем спиной и быстро разделся. Ташка покраснела и спрятала лицо в ладони. Потом не выдержала и взглянула снова. И осела наземь.
     Изар зачерпнул с земли горсть песка и камушков и... отправил в рот. Его фигура засветилась и окуталась мерцающим прозрачным туманом.
     Ира остановилась в стороне, и ей было видно лучше всех. Она догадалась, почему Изар отвернулся — главным образом от Ташки. Наблюдать, как красивое лицо сплющивается, искажается и превращается в личину кибера — то ещё зрелище для неподготовленной барышни.
     Голова и тело раздались в стороны, слились, заблестели металлом и начали стремительно менять форму. Руки и ноги трансформировались в сверкающие манипуляторы.  В рот, который сделался широкой щелью, отправилась новая порция камней, намного больше предыдущей, потом ещё и ещё. Тело стало обтекаемым корпусом машины и быстро увеличивалось в размерах. И вскоре вместо прекрасного высокого мужчины перед ними предстал... прекрасный небольшой звездолёт.
     Ира села на землю там, где стояла, как немного ранее — Ташка.
  Ташка молча рванулась вперёд. Сеона прыгнул и перехватил её, и они рухнули на траву.
     -Что ты собралась делать? - очень мягко спросил маур.
   -Ничего, - ответила она трясущимся голосом. - Просто объясниться. Я не боюсь его и отвращения не испытываю...
     Сеона внимательно посмотрел на неё и разжал руки.
   Ташка подбежала к кораблю и обхватила манипулятор руками и ногами, повисла на нём, прильнула всем телом.
     -Ты думал, я испугаюсь?! - закричала она, обратив лицо вверх. - Я читала про людей-оборотней! Бывают оборотни-животные, а ты стал оборотнем-кораблём! Ну и что?! Мне всё равно, какой облик ты принимаешь!!!
     Металлическая рука бережно вознесла Ташку вверх и аккуратно опустила в разверстый люк.
     -Их солнце постепенно гасло. Они нашли вот такой выход — очень давно. Сами стали кораблями, - объяснил Ялиска, отправляясь следом за Ташкой.
     -Почему он опасался? Ну... что тут, собственно, такого уж особенного?!
     -Опыт, Ира. Была одна девушка, до Ташки...
     -Ну и зря. Ташка — землянка, а земляне ничего не боятся, - весело заявила Ира.
      -Земляне ничего не боятся? - усмехнулся Сеона. - Ну и самомнение у тебя!
     -У меня самомнение не только за себя, но и за свою страну, и за свою планету! - гордо ответила Ира.
     -Ладно, прощайте, - торопливо проговорил Ялиска с высоты металлической ладони. - Нам пора.
   «Прощайте. Счастья вам», - ментальный голос Изара отдался в голове оглушающим гулом. Человек-звездолёт несколько не рассчитал мощности мысленной передачи. В этом голосе прозвучала улыбка, такая лёгкая улыбка, которая на человеческом лице слегка удлиняет уголки губ. Как у Ирруора.
     «Отойдите подальше, я взлетаю».
     Ира отбежала в заросли на краю поляны и принялась смотреть сквозь ветви, Сеона последовал за ней....
     И в это время Изара накрыл колпак силового поля.

                                                 4.

     Ира вскрикнула, Сеона быстро зажал ей рот рукой.
  На поляну ринулись небольшие приземистые киберы, окружая живой звездолёт. Ими руководили из каплевидной машины, которая притаилась поодаль и была окутана защитным полем.
     -Мы мешаем ему драться! Быстро забирайся мне на спину, и уходим! Не то попадёмся, как ненужные свидетели!
     Сеона с Ирой на спине стремительно и бесшумно пополз по-пластунски к придорожным зарослям, где была оставлена шлюпка с  кахурского борта.
   Одинаковое чувство сопереживания и любопытство — человеческое и маурское — заставило их задержаться поблизости, рискуя быть схваченными.
     Изар выпалил энергетическим импульсом, и кокон силового поля, который спеленал его, взорвался и исчез. На манипуляторах повисли киберы в большом количестве, сверху спикировала этакая автоматическая «челюсть», которая попыталась поглотить небольшой звездолёт. Изар стряхнул роботов, увернулся от летающего капкана и в очередной раз стартовал, окутавшись защитным полем. Энергетический сачок догнал его и обрушил обратно на поляну.
     Оплавленные почти до основания куски скал, изрытая почва, сожжённая дотла растительность сделали поляну неузнаваемой.
     По Изару выпалили лучом, отчего погасло его защитное поле, мелкие роботы взлетели, растянув металлическую сеть, кибер-челюсть снова разинула сверкающую пасть...
   -Была бы у меня хоть небольшая бомба, я бы подобрался поближе и ликвидировал вон тот мобильный руководящий штаб, - пробормотал Сеона,  глядя на каплевидную шлюпку. Его зелёные глаза воинственно горели.
     «Я не хочу, чтобы его поймали... Я не хочу, чтобы его поймали... Господи, пусть он благополучно уйдёт от них... Господи...»
     -Помолчи, не мешай. Мы ничем не можем помочь. Я отправил сообщение в порт, на спутники и в Кандьори.
     Ира запаниковала. Разве можно помолчать мысленно?
     -Можно. Учись... Уходим!
   Кахурская шлюпка резко сорвалась с места и понеслась по направлению к Эйяу. Позади раздался мощный взрыв, вверх взлетели куски скал, обломки машин, а также — целый и невредимый Изар. Живой звездолёт свечой ушёл в зенит и молниеносно исчез в полуденном небе.
     Ира внезапно вскрикнула, а потом заплакала, оглядываясь назад.
     -Там был Ап...
     -Он наверняка остался жив. Изар не бил по эрнианской шлюпке... Нет, мы всё-таки не будем возвращаться и смотреть, мы отправимся в Эйяу...

                                                  5.

     -Сколько прошло времени, пока мы ездили?
     -Не так много. Мы в оставшееся светлое время суток успеем посмотреть всё, что тебе хочется, - улыбнулся Сеона.
     Фонарь кабины был опущен, и чёрные волосы маура отливали на солнце тёмно-вишнёвым, а зелёные, слегка раскосые глаза с вертикальными зрачками лукаво блестели.
     -Мне что-то уже неохота ни на что смотреть... Как там Ирруор? Я хочу скорей обратно. Он будет беспокоиться.
     Она отвернулась и угрюмо уставилась в окно невидящим взором.
     -С ним всё в порядке, он ведь в медцентре. Он не будет беспокоиться, ты же со мной... О чём ты думаешь? Почему тебе весь мир представляется в чёрном цвете?
     -У меня мрачный вид?
     -Ты мрачно излучаешь. У тебя мысли мечутся, как птицы в бурю. Может, я что-нибудь посоветую?
     -Что тут можно посоветовать... Я не знаю, куда бежать и что делать. Я всегда мечтала просто жить в любви и согласии с любимым мужчиной, в мире со всем окружающим. Как мои родители... - она запнулась, потом продолжила: - Происходит что-то странное. Сплошные опасности. Я жила с родителями, ни разу не была ни в детском саду, ни в пионерском лагере, и из дома-то не очень часто выходила... Было совершенно спокойно. Скучно, правда...
     Я никак не могу привыкнуть. Я устала, я хочу покоя. Я часто вспоминаю первые дни на борту у Ирруора. Как глупо было упущено это безмятежное время, каким коротким оно оказалось!.. Почему на нас всё это сыплется?!
     Она вспомнила, как сегодня утром Ирруор сидел на бортике бассейна, обняв руками колени, и взгляд у него был невесёлым и отстранённым... Одолженный ромбический килт трещал на нём по швам, а он даже не попросил привезти что-нибудь из обычной одежды для него. Забыл, наверно...
    -Потому, что Халеарн на виду. А теперь и ты вместе с ним. Он с самого начала был на виду и всегда будет, слишком активную жизнь ведёт. Надо жить тихо и незаметно, тогда никто докапываться не будет. Возможно...
   -Хочешь сказать, это так и будет продолжаться всегда — не жизнь, а сплошные приключения?
   -Боюсь, что да. Поэтому, если желаешь покоя, стоит подумать о других вариантах. Иначе в конце концов ты возненавидишь Халеарна.
    -Нет! Его не за что ненавидеть. Да и, кажется, я вообще ненавидеть не умею... Я скорее привыкну к приключениям, чем оставлю его!.. Не могу думать о других вариантах. Я — его айя.
     -О, эти древние благоглупости! Они давно устарели. Определять партнёра с помощью магии, как будто своего ума нет... Ты в это веришь? Ты же — из другой культуры!.. Самое главное — чего хочешь ты сама.
     Чего хотела она сама... Она очень хотела тихо радоваться жизни вместе с Ирруором. Он явно тоже устал от приключений, сколько можно...
    Чего хотела она сама... Она хотела никуда не ездить, а оставаться возле Ирруора. Ей не нравилось его состояние и настроение. Интенсивная терапия, да ещё сочетающая несколько курсов одновременно, поначалу хорошему самочувствию не способствует, скорее, наоборот...
     Чего хотела она сама... Не чего, а кого. Ирруора. Причём немедленно. Ох, как некстати вспомнилось всё то, что они вытворяли в постели в разное время... Внутренности скрутились в тугой ком так, что стало непереносимо больно.
   -Он сейчас не в состоянии даже утешить тебя. А я могу, - неожиданно произнёс Сеона, пристально глядя на неё. И положил ладонь на её руку.
   По руке словно побежал ток. Всё тело охватила мощная волна удовольствия. Ира почти сползла с сиденья от внезапной слабости.
       -Не смей!!! - простонала она. - Убери руки!
       -А сможешь ли ты отказаться?
  Глупому разбуженному телу, оказывается, было всё равно, на чьё прикосновение реагировать, но сознанию было не всё равно. Иру охватил неистовый гнев — в основном на себя. Она почувствовала, что вот-вот сдастся, и тогда изо всех сил закричала.
     -А-а-а-а-а!!!
     Сеона отшатнулся и зажал руками уши.
     Собственный вопль оглушил её саму и немного привёл в себя.
    -Да я лучше полезу на стенку, чем в чужую постель!!! Это Кате Петренковой всё равно, какой кот! Мне — не всё равно! Мне нужен он! Я могу и подождать, он же ждал!
      -Ждать придётся долго...
   Ира не слышала. Ярость отвлекла лишь на время.  Наорать и отказаться было просто, а вот как теперь справиться с собой...
     -Выброси картинки из головы, переключи внимание, измени энергию.
     -Не могу!!! Не умею...
     -Тогда пой! Повторяй за мной. Миа-а-арра имха-а-але...
     У-у-у, она никогда не скопирует эти мурлыкающие интонации...
     -Ты, главное, в ноты попади. Пой, тебе говорят!..
   Она упрямо снова и снова напевала охрипшим голосом короткую мелодию в несколько нот, скорчившись на полу между пультом и сиденьем, а он задумчиво смотрел на неё.
   -Оказывается, на Кэрриоле водится и такое... А Халеарн-то вовсе не был сумасшедшим...

                                            6.

     Шлюпка скользила над самым полотном дороги, фонарь кабины был поднят и поляризован. Ира изнеможённо лежала на сиденье с откинутой спинкой, уткнувшись лбом в угол.
     -Хватит прожигать взглядом несчастную стенку, вставай и приходи в себя. Халеарн должен увидеть тебя довольной и весёлой, иначе он решит, что я неправильно с тобой обошёлся, и побьёт меня, - в голосе маура звучала усмешка.
     -Ты очень правильно со мной обошёлся, - совершенно искренне сказала Ира, разворачиваясь лицом к Сеоне.
     -Это как посмотреть, - непонятно ответил он. - Ты лучше погляди в окно, там пляшет барышня-рахаль.
        -Кто?
    -Рахаль — бродяги по мирам. Где остался их собственный, никому в точности не известно. Я слыхал, они даже в параллельных мирах временами обретаются.
     -Космические цыгане, - пробормотала Ира и немедленно прилипла носом к прозрачному покрытию кабины. Снаружи солнце клонилось к закату, а погода менялась.   
   На горизонте клубились тучи, пока ещё светлые и пухлые, словно огромные комки ваты. Незаметно поднимался ветер, предвещая бурю с грозой. По полотну дороги мчались позёмкой охристые струйки нежной тонкой пыли, порой на время замирая, затем снова устремляясь дальше.
    Девушка танцевала босиком. Она слегка подбрасывала то коленом, то пяткой пышный подол длинной юбки, невесомо подпрыгивала и кружилась. Взлетала шаль, воздетая над головой в тонких руках, взлетала тёмная спутанная грива волос, метались и хлестали по смуглой шее длинные серьги ажурного металла, звенели узкие браслеты. Танцовщица-рахаль порхала так же, как крылан высоко в небе, только — на земле.
     Звенели струны музыкального инструмента, похожего на гитару странной формы. На ней играл для пляшущей девушки пожилой черноволосый мужчина.
     Сеона остановил машину, Ира выбралась наружу, чтобы видеть лучше, и незаметно подходила всё ближе и ближе, заворожённая танцем.
    Танцовщица-рахаль внезапно замерла и тут же повернулась к Ире. На округлом широкоскулом лице ярко светились большие,  карие, проницательные глаза.
   -Вы очень счастливые, вы оба... Ты и тот, другой, чёрное с золотом... Проклятый и благословенный...
     Ира быстро и молча попятилась, потом побежала и укрылась в шлюпке. Она привыкла убегать от цыган на Земле. Но эта не требовала денег, не продолжала свою речь и не пыталась догнать. Она только очень серьёзно смотрела вслед...
    Машина неслась дальше, низко, над самым полотном дороги. Ира вспоминала движения девушки-рахаль, уткнувшись лбом в стенку кабины и продолжая сочинять свой танец. О непонятных словах космической цыганки она старалась не думать.
     Неожиданно Сеона резко затормозил. Прямо перед кахурской шлюпкой жёстко грохнулся на дорогу каплевидный аппарат. Распахнулась дверца, на дорогу выскочил Ап. Он был в скафандре с откинутым за спину шлемом.
     Ира немедленно вылетела наружу, подбежала и судорожно обняла его.
     -Живой!!!
   -Предупредить хочу!!! Убирайтесь отсюда немедленно, улетайте оба прямо сегодня, прямо сейчас, ты и твой Халеарн! Отправляйтесь на Кахур, а лучше — на Тайр! Вам тут всё равно не дадут спокойно отдохнуть, живыми не уйдёте! В воде появится какой-нибудь ещё «живой волос», что-нибудь окажется на суше или в воздухе! Улетайте, пока не поздно!
     -Уже поздно! Идиот!!!
  Сверху спикировал Камбей на гравипоясе, приземлился на ноги, схватил маленького блондина за плечо, быстро затолкнул в каплевидную машину и нырнул туда сам. Эрнианский аппарат стремительно взмыл прямо вверх.
    Одновременно Сеона дёрнул Иру за локти в кахурскую шлюпку, прыгнул за пульт, и они взлетели тоже, и понеслись дальше, причём на такой скорости, что Ира только охнула от удивления. Сеона быстро глянул на неё.
     -Сейчас здесь будет воздушный бой...
   Она прижалась лицом к прозрачному металлу фонаря кабины, но никакого воздушного боя так и не увидела. Следом за эрнианской шлюпкой с разных сторон, как пули, пронеслись несколькими группами разнообразные летательные аппараты, и все молниеносно растаяли в небе...
 

                                             7.

     -Гони, кретин! Таорэн — на хвосте!
     Камбей схватил Апа за шиворот и втиснул за пульт.
  Ап спокойно, с равнодушным лицом, надел обруч тп-управления и для подстраховки положил пальцы на частично голографическую клавиатуру.
    Блестящая, как ртуть, капля пулей летела вверх. Вызванные с развороченной поляны уцелевшие трансформеры взмыли тоже, на ходу меняя внешний вид. Стая одинаковых эрнианских шлюпок, синхронно выполняя манёвры, неслась в зенит.
     Шлюпка с Апом и Камбеем находилась не впереди, не сзади, не в середине, не справа, а слева, но не с самого краю. Школьная игра «Морской бой». Угадайте, в какой тетрадной клеточке — вражеский крейсер. Среди тайриан много левшей. Левши при выборе из множества целей больше бьют вправо — инстинктивно.
     Когда корабли таорэн обрушили наземь всех трансформеров, Ап начал закладывать головоломные виражи, уворачиваясь от погони. Манеру летать на грани фола лучше всего оценили бы мауры. Обычно на таких скоростях, с такими траекториями — ведёт автоматика. Ап вёл машину сам. У него был талант пилотирования от Бога.
     Он устал бояться, ни на что не надеялся, вдобавок находился под воздействием. Так называемое мягкое зомбирование частично оставляет жертве собственное сознание и волю, поэтому сложно распознаётся. К тому же энергия Камбея отличалась настолько, что следы влияния вообще невозможно было уловить даже для специалистов-таоров. Сознавая себя лишь частично, Ап вёл машину тем более отстранённо и хладнокровно — и потому успешно...
     На безжизненной маленькой планете, на краю необитаемой звёздной системы, в стороне от основных космических трасс встретились остатки экипажа Оэренгайнов. Камбей подвёл итоги. Основной корабль был арестован в порту Валеаноче, но он являлся расходным материалом. Медлительный северный тави попался и был также арестован. Осторожный птероид удрал загодя и затерялся где-то на курортной планете. На второй, более крупной шлюпке ушли от таорэн трое — динзин, шихайт и южный тави Амшин. Это был особый лемур, его побаивался даже Камбей.
    -Итак. Операция получилась слишком громкой и неудачной. Объект ушёл. Из-за твоей гонки за двоими мертвецами мы потеряли время и чуть не попались. Хочешь ещё раз увидеть Хинку, говори что-нибудь в своё оправдание. Пять секунд молчания, и я выкидываю твоё тело в открытый космос, а затем распыляю.
     Ап безразлично повёл плечами.    
     -Халеарна и девчонку советую выпустить, если не хотим неприятностей.
     -Советуя такое, ты выказываешь себя ещё большим кретином, чем я о тебе думаю. Твоё для них предупреждение запоздало, малыш. Всё уже готово, и никто далеко не улетит. Менгея прикрепил коробочку к кахурскому борту. Как только они взлетят и удалятся на некое расстояние от системы звезды, будет дан сигнал, и от лишних свидетелей даже пыли не останется. И никаких следов тоже. Был Халеарн, нет Халеарна. Куда исчез, никому не известно. Довольно обычная судьба для мауров-авантюристов, которые шляются по космосу где попало, хоть кем они являйся. Никто не удивится.
        Ап упрямо блеснул глазами.      
        -Ты выслушаешь мои советы, если не хочешь крупно промахнуться.
        -Ну, говори. Только короче, я не люблю болтовни.
     -Мы попали между двух огней, Бей. Полагаю, ты это отлично сознаёшь. Если не выполним то, что приказали старшие Оэренгайны, нам каюк. А если выполним, то потом не поздоровится от младших.
        -Напрасно суетишься, крошка.
     -Что особенное они видели и могут сообщить? Астероида с телескопом давно не существует в природе, планеты с маяком и базой — также. Больше ничего они не видели и не знают. Так ли уж обязательно их распылять? Ты же в курсе — девчонка нужна младшему хозяину, да так, что он по всей Лтар Эмайтэн за ней охотился. А маура позарез приспичило заполучить канне Манейр, и уже давно. Формулировка старших звучала как? «Нейтрализовать с концами». Ну, так я знаю, что мы с ними сделаем.
     Они будут нейтрализованы с концами и останутся в живых наготове до того момента, как младшие выйдут из-под домашнего ареста и заберут их, кому кого надо. Сигнал на коробочку будет дан другой...
     Камбей заинтересованно наклонил голову.
     -У тебя есть идея? Я слушаю. Если идея мне понравится...

                                            8.

     Ира выскочила из шлюпки на стоянке возле больничного корпуса и мельком глянула на своё отражение в блестящем боку машины.
     -Сеона!
     -М-м? - вопросительно мурлыкнул он.
   -Я видела Аррим в облегающем платье. У маурин фигуры отличаются. Я не понимаю...
      Она демонстративно оглядела себя с головы до ног.
      -Что тебе кажется не так?
     -Это не мне кажется не так, - проворчала она. - Это вам должно казаться не так...
      -Вот ты о чём! - Сеона засмеялся. - Мауры любят экзотику, им интересно.
     Она посмотрела на него, тоже развеселилась, достала из салона машины каримму в чехле, услышала доносящуюся откуда-то музыку, запрыгала вокруг Сеоны, споткнулась и со смехом повисла у него на локте. 
     Мелодия внезапно смолкла, раздался резкий звук, словно порвалась струна.  Ира настороженно вскинула голову, но увидела только открытое окно на втором этаже. Она со всех ног побежала в корпус, заскочила в палату, не обнаружила там Ирруора, оставила в палате каримму и понеслась разыскивать своего маура.
    Она услышала голоса в комнате для посетителей на втором этаже, осторожно подкралась поближе и заглянула. Окно было распахнуто, на подоконнике лежала каримма, похожая на ту, которую привезли они с Сеоной. Ирруор лежал ничком на диване, возле него сидела зеленокожая Гериф. В одной руке у неё был планшет с рисунком, другой рукой она гладила Ирруора по волосам. И он не возражал против этого. Ире было не слышно, о чём они говорили. Она похолодела от ужаса.
     -Ты закрылся наглухо с самого утра и так и пребываешь. Тебе совсем плохо? Может, мне уйти? А то я могу рисовать круглые сутки, не замечая, что всем вокруг меня это уже давно, э-э-э... надоело.
     Ира осторожно отодвинулась от двери и на цыпочках бросилась к другой лестнице, торопясь, чтобы её не застал тут Сеона. Она сбежала на первый этаж, забилась в глухой конец коридора и там, за углом, сползла вниз по стенке, кусая губы и пальцы, чтобы не зарыдать вслух, чтобы её никто тут не нашёл.
     Он вовсе не нуждался в том, чтобы что-то ему привозить, он просто отослал её, да ещё разрешил ездить подольше...

                                               9.

     Долго плакать не получилось. Кто-то всё-таки нашёл её — непонятно каким образом, присел рядом на пол и обнял. Она взглянула сквозь пальцы рук, которыми закрывала лицо, и сквозь слёзы. Как он услышал?
     -Ты хотя бы скажешь мне на прощание, какую ошибку я сделала?
     -О звёзды! Что ты подумала?
     -Что я совершила что-то настолько не то, что ты уходишь к Гериф.
   -И ты даже не захотела побороться за меня? Необязательно кричать и швырять предметы, я знаю, что ты этого не любишь, хоть и делаешь иногда. Например, можно было подойти и аккуратно оттереть её плечом.
     Она во второй раз похолодела от ужаса.
   -Но это — твоё решение. Значит, тебе так лучше. Навязывать что-то — значит, мучить...
     -Всё было не так. Гериф просто пришла навестить и порисовать.
     -Но оно так выглядело, как будто...
     -Выглядеть могло, как угодно. Во-первых, ты не досмотрела и не увидела, чем закончилось. Во-вторых, в разное время оно ещё и не так выглядело...
     О звёзды... Я столько лет тебя ждал... Я отделывался, а нередко и откровенно отбивался от всех женщин во всех мирах... И после всего этого ты ревнуешь меня?
     Меня много раз пытались застать врасплох, когда я спал или чувствовал себя не лучшим образом. Пытались напоить, чтобы потом без помех увезти. Пытались захватить силой, большим числом народа, и, если забывали о последствиях для меня, то, боюсь, расплачивались несколько свирепо — я пускал в ход когти...
     Пытались загипнотизировать, приворожить, поработить при помощи древних артефактов и просто захватить в рабство, пробовали купить за деньги либо за что-то ещё, пытались выстроить интриги, оставить в вакууме, без дружеских связей, лишить карьеры и средств к существованию, чтобы затем милостиво подобрать и обогреть... Женщины так изобретательны... Но ни разу ни одна не сумела меня заполучить. Ни одна, кроме тебя.
     Ира перестала плакать, начала слушать с большим интересом, потом засмеялась.
     -Неужели ни разу?
     -У меня есть доказательство, если ты на него решишься.
     -?
     -Знаешь, в чём состоит суть брака, таинство брака в таких сообществах, как Кахур или Хинн-Тайр? Брак — это не просто договорённость и обещание друг другу. Официальная регистрация на бумаге либо как-то ещё давно не имеет значения, обряд из числа древних традиционных можно по желанию провести любой, он тоже особого значения не имеет, просто красивая церемония...
     Главный момент — обмен сознаниями. Точнее, никто из одного тела в другое не переселяется, термин некорректный. Обмен памятью, всем её объёмом, принятие личности другого полностью, со всеми достоинствами и недостатками...
     -У тебя нет недостатков.
     Она ожидала, что он уклонится от ответа, но он неожиданно сказал:
     -У меня иной раз недостаёт ума. Если бы доставало, то мы не попадали бы в такие ситуации. И тебя я понимал бы лучше.
      -Ситуации случаются со всеми, это не показатель. А что касается меня — тут недостаток информации, а не ума. Мы ещё мало изучили друг друга. И вообще — кто же рассчитывает на исключение, на исключение из правил?
    -Я. Я с самого начала искал похожее на себя исключение, нашёл, рассчитывал на это исключение, полетел и увёз...
     -Ну и самомнение — у обоих! - Сеона смеялся, появляясь из-за угла. - Думаете, у вас одних большая и чистая? Исключение я вижу только в одном — немереном упрямстве вопреки здравому смыслу, опять же у обоих.
     Ирруор засмеялся тоже. Он был очень доволен и потому склонен простить даже то, что их подслушали.
     Он подхватил её под локоть, собираясь повести рядом с собой.
     -Ой! Что у тебя с правой рукой? - в ужасе спросила Ира.
     Бронзовые длинные красивые пальцы были в крови.
     -А, это... Сорвал коготь, когда играл на каримме, слишком увлёкся игрой... Ерунда, скоро снова отрастёт...

                                          10.

     Они втроём вернулись в палату Ирруора.
     -Как съездила? Как вёл себя Сеона?
  -Съездила отлично, каримма дожидается тебя тут. Сеона вёл себя замечательно, очень корректно...
    -Очень корректно?! - взгляд золотых глаз, устремлённый поверх её головы, внезапно стал гневным. Она оглянулась на Сеону, который виновато опустил глаза, и вдруг догадалась.
    -Ты знал?! Ты специально отправил меня с ним, чтобы он... чтобы я... Ты... вы... Вы сговорились!!!
    -Мы не сговаривались. Незачем. И так всё было ясно, -  мрачно сказал Сеона.
  Значит, галантность может иметь вот такие выверты... Она отвела глаза и больше ни на кого не смотрела.
    -Что вам было ясно? На Земле считают, что темпераментная женщина «слаба на передок» и не в состоянии держать себя в руках, не в состоянии хранить верность. Значит, здесь думают так же... Не до-ждё-тесь! Это из анекдота...
    -Нет, здесь так не думают, просто предоставляют свободу выбора... Он хотел, чтобы ты не страдала, - ещё более мрачно сказал Сеона.
    Окно на первом этаже, но возле него — Ирруор, а у двери — Сеона. Она хотела убежать и спрятаться, но деваться было некуда. Она уставилась в пол и стояла, чуть покачиваясь.
     -Я оскорбил тебя.
     Она опомнилась. Но посмотреть на него не смогла.
     «Нет».
     «Но ты обиделась».
     «Нет... Не знаю... Голова болит...»
     Она позволила обнять себя и прислонилась к нему, не открывая глаз.
     «Ты пела слишком много для первого раза. С Песнями Силы так нельзя...»
     Она начала проваливаться в сон прямо так, стоя на ногах, и едва ощутила, как её поднимают, уносят и бережно укладывают в постель.
     Он плохо себя чувствовал и, как следствие, плохо владел собой. Поэтому она внезапно услышала:
     «Я всё-таки не ошибся тогда, в десять лет. Миарра не ошиблась...»
     Сеона ушёл, бесшумно ступая. Никто не обратил внимания на его уход...

© Copyright: Елена Силкина, 2014

Регистрационный номер №0195437

от 26 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195437 выдан для произведения:
фото из интернета
музыка - Ногу Свело "Хару Мумбуру"

                                           1.

     Комнату наполнял неистово радостный солнечный свет. Морской простор, видимый из окна, вызывал желание полёта, в подражание крылану, который азартно кувыркался в потоках тёплого ветра высоко в слепящем зеленовато-голубом небе.
     Ирруор резко задёрнул старинные тяжёлые шторы и обернулся к Ире.
  -Привези мне пожалуйста мою каримму. Это музыкальный инструмент. Найдёшь в моей каюте. Ты её сразу узнаешь — маленькая, светленькая, изящная, похожая на тебя... - Улыбка освещала всё его лицо. Кроме глаз.
    -Я темноволосая, - засмущалась Ира.
   -Но кожа-то светлая... Одна не езди, попроси Сеону сопроводить, и никого по дороге не подсаживай. Посмотри по пути на Эйяу, Файетринку, Кандьори...
    Она с большим сомнением посмотрела на него. Ей не хотелось его оставлять.
     -Езжай, имхале амау.
     Дыхание моё...
     Она быстро собралась и вылетела из палаты, спотыкаясь от торопливости.
     В коридоре ей встретился Кшон Руммей, маур-врач.
   -Вовремя ты его подстрелила — в любом смысле. Быстро я его отсюда не выпущу. При таком оборудовании борта довести себя до истощения...
     Ира сделала большие глаза.
     -Не  в   э т о м   смысле, - он успокаивающе улыбнулся. - Когда закончится действие парализатора, всё снова будет работать, как часы.
     Ира сделала глаза ещё больше. Она вовсе не имела в виду   э т о т   смысл. Она с самого начала приняла на веру то, что сказал Ирруор: для мауров это — норма, и точка. Услышав об истощении, она обвинила себя — недоглядела, что именно и в каком количестве он ест и сколько времени спит.
     -А кстати, сколько часов в сутки необходимо спать маурам?
     -Не меньше десяти — двенадцати...
    В маленькой палате Ирруор тяжело повалился ничком на постель и прикрыл глаза...

                                             2.

  Сеона заявил, что весь день у него свободен, и охотно согласился сопровождать. За пульт шлюпки он Иру не пустил. Тогда она попросила лететь быстрее. А потом — ещё быстрее. Он удивился, потому что она не испугалась ни высоты полёта, ни скорости. Как мауры. Она отшутилась:
     -Какой же русский не любит быстрой езды? - и снова попросила прибавить скорость.
     До порта они добрались молниеносно. Она бегом поднялась на борт, быстро нашла требуемое, прихватила кое-что из одежды и выскочила обратно. Каримма походила на румынскую хору, шестиструнная, с привычным гитарным грифом и маленьким овальным корпусом. Ремни обняли плечи, твёрдый чехол-кейс удобно улёгся на спине... Когда Ира усаживалась в шлюпку, раздался крик.
     -Вива Раша, повсюду — наша! Эге-э-эй!
     Она обернулась. К ней с радостной улыбкой бежал Ап.
     -Как кстати! У меня на борту никого нет! Ты не очень торопишься?
     Она очень торопилась, но Апу отказать не могла и решила, что управится быстро. Сеона остался ждать в машине...
    Ап весело слонялся по рубке, слегка пошатываясь. Он снова был одет в одни только алые шорты, на шее у него болтался крестик на тонкой золотой цепочке.
     -Присаживайся. Водку будешь? С соком, с тоником, с газировкой?
     -Извини, нет. Мне сейчас крайне нужна трезвая голова.
     -Как там наш Союз поживает? СССР?
     -Нет больше Союза, Ап.
   -Погоди!!! Как так — нет? - он растерялся. - А что же есть? Ты из какой страны?
     -Из России. Союз развалился.
     -Как — развалился?!! Почему?!
   Она не смогла ему объяснить. Почему не стало огромной страны, когда большинство её знакомых было этим крайне недовольно, она не знала. Она никогда не интересовалась политикой.
    Ап так расстроился, что некоторое время молчал. Но потом вновь набросился на неё с расспросами. Он хотел знать буквально всё: как она оказалась в космосе, кто такой её маур, и так далее, и тому подобное...
     -Маур с Кахура!!! И какого ж фига ты от него удирала?! Лучше мог бы быть только человек с Хинн-Тайра! Ну ты даёшь, подруга...
       -А я откуда знала?! Ладно тебе... Лучше скажи, как это ты так спокойно тут разгуливаешь! Разве ваш корабль никто не узнаёт?
       -Он новый. Мы их всё время меняем.
   Потом он услышал, что она виделась с Хинкой, и захотел узнать подробности. Вздрагивающими руками сделал им обоим по коктейлю, взглянул на экраны...
     -Так. Пиндык. Быстро выходи через другой люк. Быстро!!!
     К кораблю Апа приближался Камбей во главе экипажа.
     Ира выскочила наружу и нырнула в шлюпку. Сеона собрался взлетать.
     -Погоди. Я хочу посмотреть.
     Ап спрыгнул вниз, минуя трап, и чуть не упал. Камбей подошёл вплотную.
     -Готов на дело? Сколько выпил?
     -Я в порядке. Готов, как пионер. Выпил всего одну бутылку.
     -Молодец. Ну-ка посмотри на меня.
     У Апа застыло лицо и изменились глаза... Как у Ирруора на Кхирпоуне.
     -Вот теперь ты в порядке. Скафандр наденешь по дороге. Поехали...
     Экипаж Оэренгайнов в полном составе загрузился в каплевидную шлюпку. За ней выстроился целый караван небольших автоматических крытых платформ, и вся процессия стремительно удалилась с территории посадочной площадки космопорта.
    -Поехали, - скомандовала Ира, размышляя. - Больше наблюдать тут не за чем.
     Сеона усмехнулся, поднимая машину в воздух...

                                              3.

     По краю шоссе размеренно передвигалась знакомая троица.
     -Давай подвезём. Ирруор не велел, но это безопасно, я их знаю.
     Похожий на уарага Изар шагал вдоль обочины, поддерживая под руку... не Ташку — другую девушку, высокую, длинноногую, большеглазую, с точеными чертами лица. Она часто спотыкалась, похоже, была пьяна. У неё на голове красовался очень густой, короткий ёжик тёмных волос. Она не сводила сияющих глаз с краснокожего мужчины и от этого спотыкалась ещё больше. Ира разочарованно отвернулась и кривила лицо до тех пор, пока белокурый Ялиска, похожий на Апа небольшим ростом, не обратился к девушке.
      -Ташка, смотри, нас снова хотят подвезти. Нам везёт.
      Ташка? Это — Ташка?!
     -О, привет! Снова ты! Не удивляйся. Это Ташка, но с другим обликом, операцию ей сделали, как она мечтала.
     Ира пришла в восхищение, тем большее, что видела счастливое лицо Ташки. Зато Изар был ещё более мрачен, чем раньше.
     Они очень скоро попросили высадить их — буквально посреди дороги.
     -Здесь же ничего нет, ни одного посёлка или дома, пустынная местность!
     -Нам это и нужно, - хмуро ответил Ялиска.
     -У вас корабль не в порту, а спрятан где-то поблизости?
     -Вроде того... Проводите нас, если хотите...
    Они все вместе сошли с дороги, запрятав шлюпку в зарослях, прошагали по направлению к морю и остановились на небольшой уединённой поляне возле груды скальных обломков.
     -Наташа... Надеюсь, ты не будешь слишком шокирована...
      Судя по тону Изара, он категорически на это не надеялся.
     Он отошёл к скале, повернулся ко всем спиной и быстро разделся. Ташка покраснела и спрятала лицо в ладони. Потом не выдержала и взглянула снова. И осела наземь.
     Изар зачерпнул с земли горсть песка и камушков и... отправил в рот. Его фигура засветилась и окуталась мерцающим прозрачным туманом.
     Ира остановилась в стороне, и ей было видно лучше всех. Она догадалась, почему Изар отвернулся — главным образом от Ташки. Наблюдать, как красивое лицо сплющивается, искажается и превращается в личину кибера — то ещё зрелище для неподготовленной барышни.
     Голова и тело раздались в стороны, слились, заблестели металлом и начали стремительно менять форму. Руки и ноги трансформировались в сверкающие манипуляторы.  В рот, который сделался широкой щелью, отправилась новая порция камней, намного больше предыдущей, потом ещё и ещё. Тело стало обтекаемым корпусом машины и быстро увеличивалось в размерах. И вскоре вместо прекрасного высокого мужчины перед ними предстал... прекрасный небольшой звездолёт.
     Ира села на землю там, где стояла, как немного ранее — Ташка.
  Ташка молча рванулась вперёд. Сеона прыгнул и перехватил её, и они рухнули на траву.
     -Что ты собралась делать? - очень мягко спросил маур.
   -Ничего, - ответила она трясущимся голосом. - Просто объясниться. Я не боюсь его и отвращения не испытываю...
     Сеона внимательно посмотрел на неё и разжал руки.
   Ташка подбежала к кораблю и обхватила манипулятор руками и ногами, повисла на нём, прильнула всем телом.
     -Ты думал, я испугаюсь?! - закричала она, обратив лицо вверх. - Я читала про людей-оборотней! Бывают оборотни-животные, а ты стал оборотнем-кораблём! Ну и что?! Мне всё равно, какой облик ты принимаешь!!!
     Металлическая рука бережно вознесла Ташку вверх и аккуратно опустила в разверстый люк.
     -Их солнце постепенно гасло. Они нашли вот такой выход — очень давно. Сами стали кораблями, - объяснил Ялиска, отправляясь следом за Ташкой.
     -Почему он опасался? Ну... что тут, собственно, такого уж особенного?!
     -Опыт, Ира. Была одна девушка, до Ташки...
     -Ну и зря. Ташка — землянка, а земляне ничего не боятся, - весело заявила Ира.
      -Земляне ничего не боятся? - усмехнулся Сеона. - Ну и самомнение у тебя!
     -У меня самомнение не только за себя, но и за свою страну, и за свою планету! - гордо ответила Ира.
     -Ладно, прощайте, - торопливо проговорил Ялиска с высоты металлической ладони. - Нам пора.
   «Прощайте. Счастья вам», - ментальный голос Изара отдался в голове оглушающим гулом. Человек-звездолёт несколько не рассчитал мощности мысленной передачи. В этом голосе прозвучала улыбка, такая лёгкая улыбка, которая на человеческом лице слегка удлиняет уголки губ. Как у Ирруора.
     «Отойдите подальше, я взлетаю».
     Ира отбежала в заросли на краю поляны и принялась смотреть сквозь ветви, Сеона последовал за ней....
     И в это время Изара накрыл колпак силового поля.

                                                 4.

     Ира вскрикнула, Сеона быстро зажал ей рот рукой.
  На поляну ринулись небольшие приземистые киберы, окружая живой звездолёт. Ими руководили из каплевидной машины, которая притаилась поодаль и была окутана защитным полем.
     -Мы мешаем ему драться! Быстро забирайся мне на спину, и уходим! Не то попадёмся, как ненужные свидетели!
     Сеона с Ирой на спине стремительно и бесшумно пополз по-пластунски к придорожным зарослям, где была оставлена шлюпка с  кахурского борта.
   Одинаковое чувство сопереживания и любопытство — человеческое и маурское — заставило их задержаться поблизости, рискуя быть схваченными.
     Изар выпалил энергетическим импульсом, и кокон силового поля, который спеленал его, взорвался и исчез. На манипуляторах повисли киберы в большом количестве, сверху спикировала этакая автоматическая «челюсть», которая попыталась поглотить небольшой звездолёт. Изар стряхнул роботов, увернулся от летающего капкана и в очередной раз стартовал, окутавшись защитным полем. Энергетический сачок догнал его и обрушил обратно на поляну.
     Оплавленные почти до основания куски скал, изрытая почва, сожжённая дотла растительность сделали поляну неузнаваемой.
     По Изару выпалили лучом, отчего погасло его защитное поле, мелкие роботы взлетели, растянув металлическую сеть, кибер-челюсть снова разинула сверкающую пасть...
   -Была бы у меня хоть небольшая бомба, я бы подобрался поближе и ликвидировал вон тот мобильный руководящий штаб, - пробормотал Сеона,  глядя на каплевидную шлюпку. Его зелёные глаза воинственно горели.
     «Я не хочу, чтобы его поймали... Я не хочу, чтобы его поймали... Господи, пусть он благополучно уйдёт от них... Господи...»
     -Помолчи, не мешай. Мы ничем не можем помочь. Я отправил сообщение в порт, на спутники и в Кандьори.
     Ира запаниковала. Разве можно помолчать мысленно?
     -Можно. Учись... Уходим!
   Кахурская шлюпка резко сорвалась с места и понеслась по направлению к Эйяу. Позади раздался мощный взрыв, вверх взлетели куски скал, обломки машин, а также — целый и невредимый Изар. Живой звездолёт свечой ушёл в зенит и молниеносно исчез в полуденном небе.
     Ира внезапно вскрикнула, а потом заплакала, оглядываясь назад.
     -Там был Ап...
     -Он наверняка остался жив. Изар не бил по эрнианской шлюпке... Нет, мы всё-таки не будем возвращаться и смотреть, мы отправимся в Эйяу...

                                                  5.

     -Сколько прошло времени, пока мы ездили?
     -Не так много. Мы в оставшееся светлое время суток успеем посмотреть всё, что тебе хочется, - улыбнулся Сеона.
     Фонарь кабины был опущен, и чёрные волосы маура отливали на солнце тёмно-вишнёвым, а зелёные, слегка раскосые глаза с вертикальными зрачками лукаво блестели.
     -Мне что-то уже неохота ни на что смотреть... Как там Ирруор? Я хочу скорей обратно. Он будет беспокоиться.
     Она отвернулась и угрюмо уставилась в окно невидящим взором.
     -С ним всё в порядке, он ведь в медцентре. Он не будет беспокоиться, ты же со мной... О чём ты думаешь? Почему тебе весь мир представляется в чёрном цвете?
     -У меня мрачный вид?
     -Ты мрачно излучаешь. У тебя мысли мечутся, как птицы в бурю. Может, я что-нибудь посоветую?
     -Что тут можно посоветовать... Я не знаю, куда бежать и что делать. Я всегда мечтала просто жить в любви и согласии с любимым мужчиной, в мире со всем окружающим. Как мои родители... - она запнулась, потом продолжила: - Происходит что-то странное. Сплошные опасности. Я жила с родителями, ни разу не была ни в детском саду, ни в пионерском лагере, и из дома-то не очень часто выходила... Было совершенно спокойно. Скучно, правда...
     Я никак не могу привыкнуть. Я устала, я хочу покоя. Я часто вспоминаю первые дни на борту у Ирруора. Как глупо было упущено это безмятежное время, каким коротким оно оказалось!.. Почему на нас всё это сыплется?!
     Она вспомнила, как сегодня утром Ирруор сидел на бортике бассейна, обняв руками колени, и взгляд у него был невесёлым и отстранённым... Одолженный ромбический килт трещал на нём по швам, а он даже не попросил привезти что-нибудь из обычной одежды для него. Забыл, наверно...
    -Потому, что Халеарн на виду. А теперь и ты вместе с ним. Он с самого начала был на виду и всегда будет, слишком активную жизнь ведёт. Надо жить тихо и незаметно, тогда никто докапываться не будет. Возможно...
   -Хочешь сказать, это так и будет продолжаться всегда — не жизнь, а сплошные приключения?
   -Боюсь, что да. Поэтому, если желаешь покоя, стоит подумать о других вариантах. Иначе в конце концов ты возненавидишь Халеарна.
    -Нет! Его не за что ненавидеть. Да и, кажется, я вообще ненавидеть не умею... Я скорее привыкну к приключениям, чем оставлю его!.. Не могу думать о других вариантах. Я — его айя.
     -О, эти древние благоглупости! Они давно устарели. Определять партнёра с помощью магии, как будто своего ума нет... Ты в это веришь? Ты же — из другой культуры!.. Самое главное — чего хочешь ты сама.
     Чего хотела она сама... Она очень хотела тихо радоваться жизни вместе с Ирруором. Он явно тоже устал от приключений, сколько можно...
    Чего хотела она сама... Она хотела никуда не ездить, а оставаться возле Ирруора. Ей не нравилось его состояние и настроение. Интенсивная терапия, да ещё сочетающая несколько курсов одновременно, поначалу хорошему самочувствию не способствует, скорее, наоборот...
     Чего хотела она сама... Не чего, а кого. Ирруора. Причём немедленно. Ох, как некстати вспомнилось всё то, что они вытворяли в постели в разное время... Внутренности скрутились в тугой ком так, что стало непереносимо больно.
   -Он сейчас не в состоянии даже утешить тебя. А я могу, - неожиданно произнёс Сеона, пристально глядя на неё. И положил ладонь на её руку.
   По руке словно побежал ток. Всё тело охватила мощная волна удовольствия. Ира почти сползла с сиденья от внезапной слабости.
       -Не смей!!! - простонала она. - Убери руки!
       -А сможешь ли ты отказаться?
  Глупому разбуженному телу, оказывается, было всё равно, на чьё прикосновение реагировать, но сознанию было не всё равно. Иру охватил неистовый гнев — в основном на себя. Она почувствовала, что вот-вот сдастся, и тогда изо всех сил закричала.
     -А-а-а-а-а!!!
     Сеона отшатнулся и зажал руками уши.
     Собственный вопль оглушил её саму и немного привёл в себя.
    -Да я лучше полезу на стенку, чем в чужую постель!!! Это Кате Петренковой всё равно, какой кот! Мне — не всё равно! Мне нужен он! Я могу и подождать, он же ждал!
      -Ждать придётся долго...
   Ира не слышала. Ярость отвлекла лишь на время.  Наорать и отказаться было просто, а вот как теперь справиться с собой...
     -Выброси картинки из головы, переключи внимание, измени энергию.
     -Не могу!!! Не умею...
     -Тогда пой! Повторяй за мной. Миа-а-арра имха-а-але...
     У-у-у, она никогда не скопирует эти мурлыкающие интонации...
     -Ты, главное, в ноты попади. Пой, тебе говорят!..
   Она упрямо снова и снова напевала охрипшим голосом короткую мелодию в несколько нот, скорчившись на полу между пультом и сиденьем, а он задумчиво смотрел на неё.
   -Оказывается, на Кэрриоле водится и такое... А Халеарн-то вовсе не был сумасшедшим...

                                            6.

     Шлюпка скользила над самым полотном дороги, фонарь кабины был поднят и поляризован. Ира изнеможённо лежала на сиденье с откинутой спинкой, уткнувшись лбом в угол.
     -Хватит прожигать взглядом несчастную стенку, вставай и приходи в себя. Халеарн должен увидеть тебя довольной и весёлой, иначе он решит, что я неправильно с тобой обошёлся, и побьёт меня, - в голосе маура звучала усмешка.
     -Ты очень правильно со мной обошёлся, - совершенно искренне сказала Ира, разворачиваясь лицом к Сеоне.
     -Это как посмотреть, - непонятно ответил он. - Ты лучше погляди в окно, там пляшет барышня-рахаль.
        -Кто?
    -Рахаль — бродяги по мирам. Где остался их собственный, никому в точности не известно. Я слыхал, они даже в параллельных мирах временами обретаются.
     -Космические цыгане, - пробормотала Ира и немедленно прилипла носом к прозрачному покрытию кабины. Снаружи солнце клонилось к закату, а погода менялась.   
   На горизонте клубились тучи, пока ещё светлые и пухлые, словно огромные комки ваты. Незаметно поднимался ветер, предвещая бурю с грозой. По полотну дороги мчались позёмкой охристые струйки нежной тонкой пыли, порой на время замирая, затем снова устремляясь дальше.
    Девушка танцевала босиком. Она слегка подбрасывала то коленом, то пяткой пышный подол длинной юбки, невесомо подпрыгивала и кружилась. Взлетала шаль, воздетая над головой в тонких руках, взлетала тёмная спутанная грива волос, метались и хлестали по смуглой шее длинные серьги ажурного металла, звенели узкие браслеты. Танцовщица-рахаль порхала так же, как крылан высоко в небе, только — на земле.
     Звенели струны музыкального инструмента, похожего на гитару странной формы. На ней играл для пляшущей девушки пожилой черноволосый мужчина.
     Сеона остановил машину, Ира выбралась наружу, чтобы видеть лучше, и незаметно подходила всё ближе и ближе, заворожённая танцем.
    Танцовщица-рахаль внезапно замерла и тут же повернулась к Ире. На округлом широкоскулом лице ярко светились большие,  карие, проницательные глаза.
   -Вы очень счастливые, вы оба... Ты и тот, другой, чёрное с золотом... Проклятый и благословенный...
     Ира быстро и молча попятилась, потом побежала и укрылась в шлюпке. Она привыкла убегать от цыган на Земле. Но эта не требовала денег, не продолжала свою речь и не пыталась догнать. Она только очень серьёзно смотрела вслед...
    Машина неслась дальше, низко, над самым полотном дороги. Ира вспоминала движения девушки-рахаль, уткнувшись лбом в стенку кабины и продолжая сочинять свой танец. О непонятных словах космической цыганки она старалась не думать.
     Неожиданно Сеона резко затормозил. Прямо перед кахурской шлюпкой жёстко грохнулся на дорогу каплевидный аппарат. Распахнулась дверца, на дорогу выскочил Ап. Он был в скафандре с откинутым за спину шлемом.
     Ира немедленно вылетела наружу, подбежала и судорожно обняла его.
     -Живой!!!
   -Предупредить хочу!!! Убирайтесь отсюда немедленно, улетайте оба прямо сегодня, прямо сейчас, ты и твой Халеарн! Отправляйтесь на Кахур, а лучше — на Тайр! Вам тут всё равно не дадут спокойно отдохнуть, живыми не уйдёте! В воде появится какой-нибудь ещё «живой волос», что-нибудь окажется на суше или в воздухе! Улетайте, пока не поздно!
     -Уже поздно! Идиот!!!
  Сверху спикировал Камбей на гравипоясе, приземлился на ноги, схватил маленького блондина за плечо, быстро затолкнул в каплевидную машину и нырнул туда сам. Эрнианский аппарат стремительно взмыл прямо вверх.
    Одновременно Сеона дёрнул Иру за локти в кахурскую шлюпку, прыгнул за пульт, и они взлетели тоже, и понеслись дальше, причём на такой скорости, что Ира только охнула от удивления. Сеона быстро глянул на неё.
     -Сейчас здесь будет воздушный бой...
   Она прижалась лицом к прозрачному металлу фонаря кабины, но никакого воздушного боя так и не увидела. Следом за эрнианской шлюпкой с разных сторон, как пули, пронеслись несколькими группами разнообразные летательные аппараты, и все молниеносно растаяли в небе...
 

                                             7.

     -Гони, кретин! Таорэн — на хвосте!
     Камбей схватил Апа за шиворот и втиснул за пульт.
  Ап спокойно, с равнодушным лицом, надел обруч тп-управления и для подстраховки положил пальцы на частично голографическую клавиатуру.
    Блестящая, как ртуть, капля пулей летела вверх. Вызванные с развороченной поляны уцелевшие трансформеры взмыли тоже, на ходу меняя внешний вид. Стая одинаковых эрнианских шлюпок, синхронно выполняя манёвры, неслась в зенит.
     Шлюпка с Апом и Камбеем находилась не впереди, не сзади, не в середине, не справа, а слева, но не с самого краю. Школьная игра «Морской бой». Угадайте, в какой тетрадной клеточке — вражеский крейсер. Среди тайриан много левшей. Левши при выборе из множества целей больше бьют вправо — инстинктивно.
     Когда корабли таорэн обрушили наземь всех трансформеров, Ап начал закладывать головоломные виражи, уворачиваясь от погони. Манеру летать на грани фола лучше всего оценили бы мауры. Обычно на таких скоростях, с такими траекториями — ведёт автоматика. Ап вёл машину сам. У него был талант пилотирования от Бога.
     Он устал бояться, ни на что не надеялся, вдобавок находился под воздействием. Так называемое мягкое зомбирование частично оставляет жертве собственное сознание и волю, поэтому сложно распознаётся. К тому же энергия Камбея отличалась настолько, что следы влияния вообще невозможно было уловить даже для специалистов-таоров. Сознавая себя лишь частично, Ап вёл машину тем более отстранённо и хладнокровно — и потому успешно...
     На безжизненной маленькой планете, на краю необитаемой звёздной системы, в стороне от основных космических трасс встретились остатки экипажа Оэренгайнов. Камбей подвёл итоги. Основной корабль был арестован в порту Валеаноче, но он являлся расходным материалом. Медлительный северный тави попался и был также арестован. Осторожный птероид удрал загодя и затерялся где-то на курортной планете. На второй, более крупной шлюпке ушли от таорэн трое — динзин, шихайт и южный тави Амшин. Это был особый лемур, его побаивался даже Камбей.
    -Итак. Операция получилась слишком громкой и неудачной. Объект ушёл. Из-за твоей гонки за двоими мертвецами мы потеряли время и чуть не попались. Хочешь ещё раз увидеть Хинку, говори что-нибудь в своё оправдание. Пять секунд молчания, и я выкидываю твоё тело в открытый космос, а затем распыляю.
     Ап безразлично повёл плечами.    
     -Халеарна и девчонку советую выпустить, если не хотим неприятностей.
     -Советуя такое, ты выказываешь себя ещё большим кретином, чем я о тебе думаю. Твоё для них предупреждение запоздало, малыш. Всё уже готово, и никто далеко не улетит. Менгея прикрепил коробочку к кахурскому борту. Как только они взлетят и удалятся на некое расстояние от системы звезды, будет дан сигнал, и от лишних свидетелей даже пыли не останется. И никаких следов тоже. Был Халеарн, нет Халеарна. Куда исчез, никому не известно. Довольно обычная судьба для мауров-авантюристов, которые шляются по космосу где попало, хоть кем они являйся. Никто не удивится.
        Ап упрямо блеснул глазами.      
        -Ты выслушаешь мои советы, если не хочешь крупно промахнуться.
        -Ну, говори. Только короче, я не люблю болтовни.
     -Мы попали между двух огней, Бей. Полагаю, ты это отлично сознаёшь. Если не выполним то, что приказали старшие Оэренгайны, нам каюк. А если выполним, то потом не поздоровится от младших.
        -Напрасно суетишься, крошка.
     -Что особенное они видели и могут сообщить? Астероида с телескопом давно не существует в природе, планеты с маяком и базой — также. Больше ничего они не видели и не знают. Так ли уж обязательно их распылять? Ты же в курсе — девчонка нужна младшему хозяину, да так, что он по всей Лтар Эмайтэн за ней охотился. А маура позарез приспичило заполучить канне Манейр, и уже давно. Формулировка старших звучала как? «Нейтрализовать с концами». Ну, так я знаю, что мы с ними сделаем.
     Они будут нейтрализованы с концами и останутся в живых наготове до того момента, как младшие выйдут из-под домашнего ареста и заберут их, кому кого надо. Сигнал на коробочку будет дан другой...
     Камбей заинтересованно наклонил голову.
     -У тебя есть идея? Я слушаю. Если идея мне понравится...

                                            8.

     Ира выскочила из шлюпки на стоянке возле больничного корпуса и мельком глянула на своё отражение в блестящем боку машины.
     -Сеона!
     -М-м? - вопросительно мурлыкнул он.
   -Я видела Аррим в облегающем платье. У маурин фигуры отличаются. Я не понимаю...
      Она демонстративно оглядела себя с головы до ног.
      -Что тебе кажется не так?
     -Это не мне кажется не так, - проворчала она. - Это вам должно казаться не так...
      -Вот ты о чём! - Сеона засмеялся. - Мауры любят экзотику, им интересно.
     Она посмотрела на него, тоже развеселилась, достала из салона машины каримму в чехле, услышала доносящуюся откуда-то музыку, запрыгала вокруг Сеоны, споткнулась и со смехом повисла у него на локте. 
     Мелодия внезапно смолкла, раздался резкий звук, словно порвалась струна.  Ира настороженно вскинула голову, но увидела только открытое окно на втором этаже. Она со всех ног побежала в корпус, заскочила в палату, не обнаружила там Ирруора, оставила в палате каримму и понеслась разыскивать своего маура.
    Она услышала голоса в комнате для посетителей на втором этаже, осторожно подкралась поближе и заглянула. Окно было распахнуто, на подоконнике лежала каримма, похожая на ту, которую привезли они с Сеоной. Ирруор лежал ничком на диване, возле него сидела зеленокожая Гериф. В одной руке у неё был планшет с рисунком, другой рукой она гладила Ирруора по волосам. И он не возражал против этого. Ире было не слышно, о чём они говорили. Она похолодела от ужаса.
     -Ты закрылся наглухо с самого утра и так и пребываешь. Тебе совсем плохо? Может, мне уйти? А то я могу рисовать круглые сутки, не замечая, что всем вокруг меня это уже давно, э-э-э... надоело.
     Ира осторожно отодвинулась от двери и на цыпочках бросилась к другой лестнице, торопясь, чтобы её не застал тут Сеона. Она сбежала на первый этаж, забилась в глухой конец коридора и там, за углом, сползла вниз по стенке, кусая губы и пальцы, чтобы не зарыдать вслух, чтобы её никто тут не нашёл.
     Он вовсе не нуждался в том, чтобы что-то ему привозить, он просто отослал её, да ещё разрешил ездить подольше...

                                               9.

     Долго плакать не получилось. Кто-то всё-таки нашёл её — непонятно каким образом, присел рядом на пол и обнял. Она взглянула сквозь пальцы рук, которыми закрывала лицо, и сквозь слёзы. Как он услышал?
     -Ты хотя бы скажешь мне на прощание, какую ошибку я сделала?
     -О звёзды! Что ты подумала?
     -Что я совершила что-то настолько не то, что ты уходишь к Гериф.
   -И ты даже не захотела побороться за меня? Необязательно кричать и швырять предметы, я знаю, что ты этого не любишь, хоть и делаешь иногда. Например, можно было подойти и аккуратно оттереть её плечом.
     Она во второй раз похолодела от ужаса.
   -Но это — твоё решение. Значит, тебе так лучше. Навязывать что-то — значит, мучить...
     -Всё было не так. Гериф просто пришла навестить и порисовать.
     -Но оно так выглядело, как будто...
     -Выглядеть могло, как угодно. Во-первых, ты не досмотрела и не увидела, чем закончилось. Во-вторых, в разное время оно ещё и не так выглядело...
     О звёзды... Я столько лет тебя ждал... Я отделывался, а нередко и откровенно отбивался от всех женщин во всех мирах... И после всего этого ты ревнуешь меня?
     Меня много раз пытались застать врасплох, когда я спал или чувствовал себя не лучшим образом. Пытались напоить, чтобы потом без помех увезти. Пытались захватить силой, большим числом народа, и, если забывали о последствиях для меня, то, боюсь, расплачивались несколько свирепо — я пускал в ход когти...
     Пытались загипнотизировать, приворожить, поработить при помощи древних артефактов и просто захватить в рабство, пробовали купить за деньги либо за что-то ещё, пытались выстроить интриги, оставить в вакууме, без дружеских связей, лишить карьеры и средств к существованию, чтобы затем милостиво подобрать и обогреть... Женщины так изобретательны... Но ни разу ни одна не сумела меня заполучить. Ни одна, кроме тебя.
     Ира перестала плакать, начала слушать с большим интересом, потом засмеялась.
     -Неужели ни разу?
     -У меня есть доказательство, если ты на него решишься.
     -?
     -Знаешь, в чём состоит суть брака, таинство брака в таких сообществах, как Кахур или Хинн-Тайр? Брак — это не просто договорённость и обещание друг другу. Официальная регистрация на бумаге либо как-то ещё давно не имеет значения, обряд из числа древних традиционных можно по желанию провести любой, он тоже особого значения не имеет, просто красивая церемония...
     Главный момент — обмен сознаниями. Точнее, никто из одного тела в другое не переселяется, термин некорректный. Обмен памятью, всем её объёмом, принятие личности другого полностью, со всеми достоинствами и недостатками...
     -У тебя нет недостатков.
     Она ожидала, что он уклонится от ответа, но он неожиданно сказал:
     -У меня иной раз недостаёт ума. Если бы доставало, то мы не попадали бы в такие ситуации. И тебя я понимал бы лучше.
      -Ситуации случаются со всеми, это не показатель. А что касается меня — тут недостаток информации, а не ума. Мы ещё мало изучили друг друга. И вообще — кто же рассчитывает на исключение, на исключение из правил?
    -Я. Я с самого начала искал похожее на себя исключение, нашёл, рассчитывал на это исключение, полетел и увёз...
     -Ну и самомнение — у обоих! - Сеона смеялся, появляясь из-за угла. - Думаете, у вас одних большая и чистая? Исключение я вижу только в одном — немереном упрямстве вопреки здравому смыслу, опять же у обоих.
     Ирруор засмеялся тоже. Он был очень доволен и потому склонен простить даже то, что их подслушали.
     Он подхватил её под локоть, собираясь повести рядом с собой.
     -Ой! Что у тебя с правой рукой? - в ужасе спросила Ира.
     Бронзовые длинные красивые пальцы были в крови.
     -А, это... Сорвал коготь, когда играл на каримме, слишком увлёкся игрой... Ерунда, скоро снова отрастёт...

                                          10.

     Они втроём вернулись в палату Ирруора.
     -Как съездила? Как вёл себя Сеона?
  -Съездила отлично, каримма дожидается тебя тут. Сеона вёл себя замечательно, очень корректно...
    -Очень корректно?! - взгляд золотых глаз, устремлённый поверх её головы, внезапно стал гневным. Она оглянулась на Сеону, который виновато опустил глаза, и вдруг догадалась.
    -Ты знал?! Ты специально отправил меня с ним, чтобы он... чтобы я... Ты... вы... Вы сговорились!!!
    -Мы не сговаривались. Незачем. И так всё было ясно, -  мрачно сказал Сеона.
  Значит, галантность может иметь вот такие выверты... Она отвела глаза и больше ни на кого не смотрела.
    -Что вам было ясно? На Земле считают, что темпераментная женщина «слаба на передок» и не в состоянии держать себя в руках, не в состоянии хранить верность. Значит, здесь думают так же... Не до-ждё-тесь! Это из анекдота...
    -Нет, здесь так не думают, просто предоставляют свободу выбора... Он хотел, чтобы ты не страдала, - ещё более мрачно сказал Сеона.
    Окно на первом этаже, но возле него — Ирруор, а у двери — Сеона. Она хотела убежать и спрятаться, но деваться было некуда. Она уставилась в пол и стояла, чуть покачиваясь.
     -Я оскорбил тебя.
     Она опомнилась. Но посмотреть на него не смогла.
     «Нет».
     «Но ты обиделась».
     «Нет... Не знаю... Голова болит...»
     Она позволила обнять себя и прислонилась к нему, не открывая глаз.
     «Ты пела слишком много для первого раза. С Песнями Силы так нельзя...»
     Она начала проваливаться в сон прямо так, стоя на ногах, и едва ощутила, как её поднимают, уносят и бережно укладывают в постель.
     Он плохо себя чувствовал и, как следствие, плохо владел собой. Поэтому она внезапно услышала:
     «Я всё-таки не ошибся тогда, в десять лет. Миарра не ошиблась...»
     Сеона ушёл, бесшумно ступая. Никто не обратил внимания на его уход...

Рейтинг: 0 177 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!