ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Доверие контролёра . глава11.

 

Доверие контролёра . глава11.

11 апреля 2013 - Александр Короленко

 

                                                Глава одиннадцатая.

 

 

 

   Мария жила в здоровенном трёхэтажном доме, отделанном рваным камнем. Рядом стоянка, на которой находились лёгкий кабриолет и здоровенный внедорожник, оба жёлтые, что за идиотский цвет? В стороне припарковался ещё один жёлтый лимузин, и в нём сидело двое человек. Я знал это, хоть за тонировкой в цвет кузова и не было видно. Маша за рулила на стоянку, и мы вылезли из машины.

- Муж –то против не будет? – спросил я её, косясь на громаду дома, многовато для одной.

- Я не замужем, - улыбнулась она, в глазах мелькнуло что –то непонятное, лукавое. – Пойдём, ты наверное, голодный?

- Это да! – ухмыльнулся я. – Аж переночевать негде!

Та рассмеялась, как от удачной шутки, а я подумал – неужели не слышала такой набивший всем оскомину прикол?

- Так вот ты на кого меня променяла! – услышал я полный театрального трагизма голос, да ещё по педерастически нараспев. – А я –то думаю, что ж такое, любовь развеялась как дым!

Повернулся, и увидел худого мужика, с высокомерным взглядом, глаза горят праведным огнём, губы трясутся. Рядом с ним громила, широкий, метра под два ростом, совершенно тупой взгляд, в нелепом клетчатом костюме и с шарфом, в такую –то жару…

- Альберт, уходи! – твёрдо ответила Мария. – У нас нет ничего общего, иди к чёрту. Поищи дурочку в другом месте.

- Я пришёл за своими подарками! – воскликнул тот. – Или ты забыла, что подарила мне вон того «Бродягу»?

Он кивнул на джип на стоянке.

- Забирай и проваливай! – с презрением прошипела Мария, синие глаза потемнели от гнева, и ей так это шло, что я невольно залюбовался.

- А как насчёт моих золотых браслетов? – не унимался Альберт, орошая слюной асфальт. – Или ты отдала их этому ничтожеству?

 - Слышь ты, фраер! – сказал я ему. – Базар фильтруй, если зубы не жмут.

- Он ещё и дерзит! – всплеснул руками этот ушлёпок. – Гаврила, врежь ему.

Гаврила исподлобья зарычал, и по-медвежьи попёр на меня, расставив руки в стороны. Он меня что, до смерти решил за обнимать? Ладно… Шагнул навстречу, и ударил прямым в кадык. Тот, хрипя, упал на колени, и схватился за горло, а я тем временем, хлопнул ему ладонями по ушам, чем полностью вывел его из строя.  Повернулся к Альберту:

- Ну как? Подарки целиком заберёшь или по частям?

- Что вы себе позволяете? – худой вытаращил глаза, пятясь от меня. - Я вызову жандармов!

- Лучше врачей себе вызови! – схватил его за ухо, крепко сжал и строго спросил. – тебе «Бродяга ещё нужен?

- Нет!!! – заверещал Альберт, извиваясь, и схватившись за мою руку, пытаясь освободить свой ушной отросток от захвата.

- Подаришь мне его? – ухо затрещало.

- Да, я дарю!!! – заорал бедолага, слёзы брызнули из глаз. – Он твой!

Я отпустил отверженного влюблённого, тот упав на задницу, вскочил, и побежал к своей машине.

- Альберт! – крикнул я ему в след.

- Чего? – обернулся тот, уставился на меня с обидой и злостью, ухо его алело, как пионерское знамя.

- Ещё раз тебя увижу, по- обрываю остальные плавники, на голове и везде! Понял меня? И Гаврилу забери!

   Но здоровяк уже поднялся с карачек, и пошатываясь, побрёл следом за приятелем. Они уселись в машину, и развернувшись, с пробуксовками полетели прочь от нас. Я засунул пальцы в рот, и проводил их свистом, под заливистый смех Марии.

- А ты хулиган! – отсмеявшись, произнесла девушка. – Пошли в дом, защитник!

Вошли в широкие двери, оказались в шикарной гостиной, через неё попали на кухню. Мария полезла в огромный холодильник, а я уселся за громадный овальный стол.

- У тебя нет слуг?

- Они в отгуле сегодня! – обернулась она.

- И чего ради?

Она как –то особенно улыбнулась, и её зрачки расширились, она смотрела мне в глаза, а синеве её очей просто тонул. Какая же необычная женщина, я чувствовал, что влюбляюсь в неё с каждой секундой, было ощущение, что я нашёл что –то важное для себя, что нельзя терять, никак нельзя.

    Встал и подошёл к ней, обнял девушку, поцеловал в губы. Закружилась голова, я подхватил её на руки, и потащил в гостиную на диван. Кинозвезда отвечала на мои поцелуи, грудь её вздымалась, глаза Марии были закрыты, она явно получала удовольствие. Хорошо, что закрыты, подумал я ненароком, а то с моей опухшей мордой только и целовать таких красоток. Хмыкнул от этой мысли, и она тут же вопросительно посмотрела на меня.

- Да я по поводу своего хлебала разбитого комплексую, мол, правильно, что не смотришь, - растеряно пробормотал я, а она хрипло произнесла:

- Иди сюда, мой красавчик!

И меня накрыло мощное дежавю, но секундой позже я уже забыл об этом, мы накинулись с яростью друг на друга, срывая одежду…

 

       Только вечером она накормила меня, сидел, совершенно голый на кухне, и поедал блины с мясом. Она расположилась рядом, в тончайшем шёлковом халатике, и смотрела на меня, как только могут смотреть любящие бабы. Вспомнилась история одноногого сталкера, я аж поперхнулся блином, не, да ну на, не может быть…

- Ты говоришь, актриса, включи фильм с тобой. Очень любопытно! – сказал Машке, а она улыбнувшись, взяла пульт, и в дальнем углу кухни включился квадратный экран огромного телевизора, пощёлкала каналами, остановилась на третьем.

- Меня постоянно крутят по телевизору!

А там и вправду показывали Машку, какой –то мюзикл, типа индийского, все пляшут и поют, морды счастливые. А с ней в паре выделывает замысловатые па ногами, уже знакомый мне Альберт.

- Познакомились на сьёмках, показался нормальным мужиком, - смущённо произнесла Маша, и переключила канал. Какая –то студия, и мне вовсю обсасывали кости.

«Так кто же господин Воропаев на самом деле? – надрывался толстомордый ведущий, тряся своим тройным подбородком. – Герой или преступник? Отправляйте сообщения на номера, представленные на экране, и участвуйте в голосовании. А пока лидирует позиция герой, она предварительно набрала пять миллионов голосов, против сорока тысяч, считающих Алексея преступником. Однозначно, народ ошибаться не может…»

- Им что, заняться больше нечем? – спросил я у Машки, открывая бутылку пива.

- Если не они, то что бы с тобой было… - грустно ответила моя звезда и переключила канал, теперь показывали документальный фильм о нелёгкой службе солдат на Секторах.

- Угу! – а сам проверил наличие «хвоста». Так и сидят эти четверо, в двух машинах, по концам улицы. Не иначе, как меня в роли живца держат, согласен, мало ли кто на меня решит выйти.

Остаток вечера провели за любовными ласками, а затем так и уснули, в обнимку.

 

   Снилось, что гружу какие –то бочки в грузовик, вокруг незнакомые лица, тётка с пулемётом наперевес, Машка с плюшевым медведем в обнимку, стоит, улыбается мне, а у самой в груди дыра сквозная, с мяч футбольный…

Проснулся весь в поту, девушка сладко сопит во сне, приснится же такой бред… Встал с постели, пошёл на кухню, днём я заметил там ноутбук, вот и решил им сейчас воспользоваться. Достал из холодильника бутылку пива, открыл её, подняв крышку, запустил компьютер. Так, не «виндовз», но разобраться можно, принцип тот же.  Влез в местный интернет, набрал в поисковике Мария Лампасс, и меня завалило ссылками и фотографиями звезды, всё ясно, она с самого детства живёт в этом городе. Набрал своё имя, я тоже, оказывается, весьма популярен здесь, много фоток с момента моего освобождения, вот рожа, как у бомжа со свалки, да ещё не бритый, красавчик ещё тот.

Задержал взгляд на фотографии блоггера из города Саймонус, некто Неж, я стою с двумя людьми, которых мне показывала на мобильнике Машка, старый мужик в зеркальных очках, морда страшная, ухмылка на губах, и та красивая брюнетка, моя жена, я обнимал ей за талию, а она меня, и довольно лукаво смотрела в камеру. Когда же я успел жениться, просто в голове не укладывается…

     Но ничего нового я о себе не узнал – служил на каких –то Секторах, затем меня толи убили, толи я пропал без вести, и недавно только объявился. И у меня повстанцы, с которыми я воевал, похитили мою жену. А меня припутали за дезертирство, и помощь этим самым повстанцам… Но чую, не в этом дело, раз спрашивали про какой –то портал, похоже, что я какой – то ключ в чьей то игре, очень надеюсь, не контролёра, который сейчас сидит в своей берлоге и обгладывает мои мослы… Но тот не смог бы навести такой масштабный глюк, слишком сложный, да и попросту – зачем?

- Не спится? – меня сзади обняла Маша, её распущенные волосы щекотали мою шею, а спиной я почувствовал прикосновение высокой груди.

- Хрень снится всякая! – ответил я. – Я вот думаю о том, чем же мне заняться теперь по жизни. Как найти своё место?

- Будешь моим телохранителем! – ответила девушка, и подвинув стул, уселась напротив. – Как раз я выгнала за пьянство одного идиота, и теперь нуждаюсь в защитнике, но не сразу, как утрясётся вокруг тебя шумиха.

- И платить будешь? – усмехнулся я, а у самого было такое чувство, что я знаю Машку всю жизнь, непонятное и странное ощущение, спишу его на мою потерю памяти.

- И не сомневайся! – лукаво прищурилась кинозвезда. – Аванс ты уже получил!

Посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись, я встал, и поцеловал её в губы, провёл ладонью по её щеке, а она прижалась к ней, как кошка.

- Мой клинок и шпага к вашим услугам, прелестница! – сказал ей, пытаясь пародировать Боярского. – Ни один гвардеец кардинала не приблизится к вашей красоте!

- Чего? – синие глаза округлились.

- Проехали! – видать, Дюма тут не в моде, махнул рукой. – Я конечно же согласен, Маш, только вот что…

- Что? – Мария вся была во внимании.

- Считаю, что нам не следует афишировать о наших чувствах. Я вроде как несчастный вдовец, а тут уже кручу любовь с любимицей публики… Это в первую очередь ударит по тебе, такое допустить я не могу, понимаешь?

 Маша согласно кивнула.

- Может со стороны и дико, но я никакой жены не помню, поэтому убиваться по поводу её пропажи, от чистого сердца не смогу. Зато рад, что встретил тебя, у меня такое чувство, что я тебя знаю долгое время.

А вот себя вообще не узнаю, подумалось, чего -то какой –то я не такой, как обычно, сейчас галантный весь, как раньше, до Зоны. Испортился под зелёным небом, по ходу…

- Пойдём я тебя намажу одной чудо –мазью, все твои синяки и ссадины пройдут!

 

 С утра пошёл в туалет, заглянул в зеркало и обомлел – все следы побоев на лице пропали, интересная мазь, вот только щетина портила всю красоту. Достойной бритвы я не нашёл, поэтому пришлось пользоваться женской, с красной пластиковой ручкой, позор для сурового сталкера. Но так или иначе, к завтраку спустился бодрым и посвежевшим, тело уже не болело и ломило, как вчера.

На кухне вовсю орудовала служанка, тётка лет сорока, весьма скромного вида, не удивился бы, если узнал, что она поёт в церковном хоре.

- Это Марина, - представила её Маша. – А это Лёша!

- Очень приятно! – поклонилась тётка, и поставила перед нами поднос с тарелками овсяной каши.

- Я пожалуй, чаю попью…

 

     Этот город поразил своим размахом и чистотой, оказалось, что это вообще столица громадной империи. Причудливых форм небоскрёбы, каждый имел индивидуальный дизайн и расцветку, со стороны выглядело очень красиво. Огромная масса машин, как я заметил, тут самый блатной цвет – жёлтый, какое –то извращение.

 Маша отправилась спать дальше, ну а я не смог усидеть дома, уселся в «Рысь» и поехал осматривать достопримечательности, заодно купить себе одежду, телефон и мыльно-рыльные принадлежности. Тем более с утра позвонил какой-то Машкин высокопоставленный кореш и сказал, что безопасность отдала мне мой дом обратно, что радовало, к нему я первым делом и направился. Удивился, когда не обнаружил слежку за собой, странно, местные органы производили впечатление довольно бестолковых, наши бы хрен отцепились, или я что –то не понимаю.

    Вчера не понял, видимо не до этого было, а сейчас дошло – тут был обыск, но проведённый очень аккуратно. Ничего не сломано, вещи лежат аккуратно, похоже на то, что искавшие точно знали, где искать. Поднялся на второй этаж, побродил по комнатам, выглянул в окно – неплохо, на заднем дворе оказался бассейн. Вышел к нему, сел на шезлонг. Соседи подозрительно косятся из-за невысокого забора, у соседки груди, какие я видел только в интернете, хрен обхватишь, её бы в Зону продать, такие деньги можно поднять…

  Заметил рядом в траве что –то белое, нагнулся – да это же «айфон»! Итак, сегодня пятница, двадцать девятое августа 2014 года, это что-же, прошёл год с момента, что я помню?

  Зарядки мало совсем, пробежался по адресной книге – никого не знаю. Залез в фотки -  так, я, снова я, я с каким –то парнем, одет в «Булат», а тот в «Берилле». Валы в руках, на фоне «Навары», опять я, только с той девчонкой, что якобы моя жена. Вот мы с ней на фоне чёрной «ауди», а номера-то российские, тридцать девятый регион. Это мне ничего не сказало, дальше на фотках незнакомые люди, многие с оружием. А вот следующий снимок очень любопытный – мы с Машей, в броне-костюмах, на фоне той же «Ауди», рядом стоит тушкан. Что за бред вообще? Интересная у меня жизнь была, вероятно, не зря память стёрли… Дальнейшие фотки ничего не прояснили, всё те же незнакомые рожи.

Зато просмотр видео неслабо меня озадачил, а было из всего два. На первом, самом свежем, мы с женой, какой –то тёткой, и мужиками, которых показывала вчера на своём мобильнике Маша. Пьём пиво в каком –то баре, сидим, обсуждаем цены на золото, ничего конкретного, ага, я назвал жену Дашей, небо зелёное, значит мы здесь, в этом мире. На втором видео Маша, лежит на траве в броне-костюме, а в груди дыра, мля, да я это во сне сегодня видел… Рядом с ней какой-то молодой парень, тоже мёртвый, у него рана вообще кошмарно выглядит. Следом из микроавтобуса вытаскивают меня, кто-то орёт:

- Что с Лёхой? – голос девичий, полный отчаяния, камера трясётся, её суют в карман, и дальше только звук. – Машка, она что, мертва?

- Живой он, только без чувств, скоро оклемается! – голос писклявый, почти фальцет. – а вот Маше с Пашей не повезло.

- Что случилось? На них напали зомби?

- Их снайпер обстрелял, Лёха его потом убил, и сам вырубился. Пипец полнейший! Эх, Машка… Лёшка с ума сойдёт, когда очнётся, он же себе не простит никогда…

Затем шелест, и запись кончается.

    Сидел, полностью потерянный, голове туман, вообще какая-то чертовщина происходит… Машка что, выжила? Так когда она стала тут актрисой, за год, сняла кучу фильмов, а ведь тому видео год с копейками… Ничего не сходится, какое –то безумие, и о каких зомби была речь?

- Господин Воропаев, у меня привет от повстанческого движения! – слышал голос над ухом, аж подскочил от неожиданности. Около шезлонга стоял молодой парень с кейсом в руке, он потянул его мне и исчез, бросив на прощание:

- Мы не забываем своих друзей!

Какого хрена, я не чую его на радаре, соседей чую, а его нет, что – то тут не то. Положил кейс на шезлонг и открыл его. Ряды пачек местных баксов и пистолет, похож на «глок», такой же прямоугольный, взял ствол в руки, отсоединил магазин – в нём маленькие серебристые патроны.

- Господин Воропаев! – услышал я голос из громкоговорителя. – Вы окружены, сопротивляться бесполезно, вы на прицеле у снайпера! Положите оружие в чемодан, и отойдите десять шагов влево!

Вот попадалово, да меня, никак, подставили по полной!

 Выполнил требования, отошёл в сторону.

- Лечь на землю, руки за голову!

Лёг на землю, и знакомо щёлкнули наручники на запястьях.

- Недолго погулял? – услышал я знакомый голос. – Я ж тебе обещал, что скоро увидимся!

- С тобой, Зеленцов, погуляешь, пёс ты конвойный! – ухмыльнулся я. – Ты ж меня подставил, сучара!

- А как ты хотел? – усмехнулся тот, и вопреки ожиданиям, никто не пнул меня в бочину, значит, и журналюг снимать захват позвал, вот ушлёпок… - Пакуйте…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Александр Короленко, 2013

Регистрационный номер №0130141

от 11 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0130141 выдан для произведения:

 

                                                Глава одиннадцатая.

 

 

 

   Мария жила в здоровенном трёхэтажном доме, отделанном рваным камнем. Рядом стоянка, на которой находились лёгкий кабриолет и здоровенный внедорожник, оба жёлтые, что за идиотский цвет? В стороне припарковался ещё один жёлтый лимузин, и в нём сидело двое человек. Я знал это, хоть за тонировкой в цвет кузова и не было видно. Маша за рулила на стоянку, и мы вылезли из машины.

- Муж –то против не будет? – спросил я её, косясь на громаду дома, многовато для одной.

- Я не замужем, - улыбнулась она, в глазах мелькнуло что –то непонятное, лукавое. – Пойдём, ты наверное, голодный?

- Это да! – ухмыльнулся я. – Аж переночевать негде!

Та рассмеялась, как от удачной шутки, а я подумал – неужели не слышала такой набивший всем оскомину прикол?

- Так вот ты на кого меня променяла! – услышал я полный театрального трагизма голос, да ещё по педерастически нараспев. – А я –то думаю, что ж такое, любовь развеялась как дым!

Повернулся, и увидел худого мужика, с высокомерным взглядом, глаза горят праведным огнём, губы трясутся. Рядом с ним громила, широкий, метра под два ростом, совершенно тупой взгляд, в нелепом клетчатом костюме и с шарфом, в такую –то жару…

- Альберт, уходи! – твёрдо ответила Мария. – У нас нет ничего общего, иди к чёрту. Поищи дурочку в другом месте.

- Я пришёл за своими подарками! – воскликнул тот. – Или ты забыла, что подарила мне вон того «Бродягу»?

Он кивнул на джип на стоянке.

- Забирай и проваливай! – с презрением прошипела Мария, синие глаза потемнели от гнева, и ей так это шло, что я невольно залюбовался.

- А как насчёт моих золотых браслетов? – не унимался Альберт, орошая слюной асфальт. – Или ты отдала их этому ничтожеству?

 - Слышь ты, фраер! – сказал я ему. – Базар фильтруй, если зубы не жмут.

- Он ещё и дерзит! – всплеснул руками этот ушлёпок. – Гаврила, врежь ему.

Гаврила исподлобья зарычал, и по-медвежьи попёр на меня, расставив руки в стороны. Он меня что, до смерти решил за обнимать? Ладно… Шагнул навстречу, и ударил прямым в кадык. Тот, хрипя, упал на колени, и схватился за горло, а я тем временем, хлопнул ему ладонями по ушам, чем полностью вывел его из строя.  Повернулся к Альберту:

- Ну как? Подарки целиком заберёшь или по частям?

- Что вы себе позволяете? – худой вытаращил глаза, пятясь от меня. - Я вызову жандармов!

- Лучше врачей себе вызови! – схватил его за ухо, крепко сжал и строго спросил. – тебе «Бродяга ещё нужен?

- Нет!!! – заверещал Альберт, извиваясь, и схватившись за мою руку, пытаясь освободить свой ушной отросток от захвата.

- Подаришь мне его? – ухо затрещало.

- Да, я дарю!!! – заорал бедолага, слёзы брызнули из глаз. – Он твой!

Я отпустил отверженного влюблённого, тот упав на задницу, вскочил, и побежал к своей машине.

- Альберт! – крикнул я ему в след.

- Чего? – обернулся тот, уставился на меня с обидой и злостью, ухо его алело, как пионерское знамя.

- Ещё раз тебя увижу, по- обрываю остальные плавники, на голове и везде! Понял меня? И Гаврилу забери!

   Но здоровяк уже поднялся с карачек, и пошатываясь, побрёл следом за приятелем. Они уселись в машину, и развернувшись, с пробуксовками полетели прочь от нас. Я засунул пальцы в рот, и проводил их свистом, под заливистый смех Марии.

- А ты хулиган! – отсмеявшись, произнесла девушка. – Пошли в дом, защитник!

Вошли в широкие двери, оказались в шикарной гостиной, через неё попали на кухню. Мария полезла в огромный холодильник, а я уселся за громадный овальный стол.

- У тебя нет слуг?

- Они в отгуле сегодня! – обернулась она.

- И чего ради?

Она как –то особенно улыбнулась, и её зрачки расширились, она смотрела мне в глаза, а синеве её очей просто тонул. Какая же необычная женщина, я чувствовал, что влюбляюсь в неё с каждой секундой, было ощущение, что я нашёл что –то важное для себя, что нельзя терять, никак нельзя.

    Встал и подошёл к ней, обнял девушку, поцеловал в губы. Закружилась голова, я подхватил её на руки, и потащил в гостиную на диван. Кинозвезда отвечала на мои поцелуи, грудь её вздымалась, глаза Марии были закрыты, она явно получала удовольствие. Хорошо, что закрыты, подумал я ненароком, а то с моей опухшей мордой только и целовать таких красоток. Хмыкнул от этой мысли, и она тут же вопросительно посмотрела на меня.

- Да я по поводу своего хлебала разбитого комплексую, мол, правильно, что не смотришь, - растеряно пробормотал я, а она хрипло произнесла:

- Иди сюда, мой красавчик!

И меня накрыло мощное дежавю, но секундой позже я уже забыл об этом, мы накинулись с яростью друг на друга, срывая одежду…

 

       Только вечером она накормила меня, сидел, совершенно голый на кухне, и поедал блины с мясом. Она расположилась рядом, в тончайшем шёлковом халатике, и смотрела на меня, как только могут смотреть любящие бабы. Вспомнилась история одноногого сталкера, я аж поперхнулся блином, не, да ну на, не может быть…

- Ты говоришь, актриса, включи фильм с тобой. Очень любопытно! – сказал Машке, а она улыбнувшись, взяла пульт, и в дальнем углу кухни включился квадратный экран огромного телевизора, пощёлкала каналами, остановилась на третьем.

- Меня постоянно крутят по телевизору!

А там и вправду показывали Машку, какой –то мюзикл, типа индийского, все пляшут и поют, морды счастливые. А с ней в паре выделывает замысловатые па ногами, уже знакомый мне Альберт.

- Познакомились на сьёмках, показался нормальным мужиком, - смущённо произнесла Маша, и переключила канал. Какая –то студия, и мне вовсю обсасывали кости.

«Так кто же господин Воропаев на самом деле? – надрывался толстомордый ведущий, тряся своим тройным подбородком. – Герой или преступник? Отправляйте сообщения на номера, представленные на экране, и участвуйте в голосовании. А пока лидирует позиция герой, она предварительно набрала пять миллионов голосов, против сорока тысяч, считающих Алексея преступником. Однозначно, народ ошибаться не может…»

- Им что, заняться больше нечем? – спросил я у Машки, открывая бутылку пива.

- Если не они, то что бы с тобой было… - грустно ответила моя звезда и переключила канал, теперь показывали документальный фильм о нелёгкой службе солдат на Секторах.

- Угу! – а сам проверил наличие «хвоста». Так и сидят эти четверо, в двух машинах, по концам улицы. Не иначе, как меня в роли живца держат, согласен, мало ли кто на меня решит выйти.

Остаток вечера провели за любовными ласками, а затем так и уснули, в обнимку.

 

   Снилось, что гружу какие –то бочки в грузовик, вокруг незнакомые лица, тётка с пулемётом наперевес, Машка с плюшевым медведем в обнимку, стоит, улыбается мне, а у самой в груди дыра сквозная, с мяч футбольный…

Проснулся весь в поту, девушка сладко сопит во сне, приснится же такой бред… Встал с постели, пошёл на кухню, днём я заметил там ноутбук, вот и решил им сейчас воспользоваться. Достал из холодильника бутылку пива, открыл её, подняв крышку, запустил компьютер. Так, не «виндовз», но разобраться можно, принцип тот же.  Влез в местный интернет, набрал в поисковике Мария Лампасс, и меня завалило ссылками и фотографиями звезды, всё ясно, она с самого детства живёт в этом городе. Набрал своё имя, я тоже, оказывается, весьма популярен здесь, много фоток с момента моего освобождения, вот рожа, как у бомжа со свалки, да ещё не бритый, красавчик ещё тот.

Задержал взгляд на фотографии блоггера из города Саймонус, некто Неж, я стою с двумя людьми, которых мне показывала на мобильнике Машка, старый мужик в зеркальных очках, морда страшная, ухмылка на губах, и та красивая брюнетка, моя жена, я обнимал ей за талию, а она меня, и довольно лукаво смотрела в камеру. Когда же я успел жениться, просто в голове не укладывается…

     Но ничего нового я о себе не узнал – служил на каких –то Секторах, затем меня толи убили, толи я пропал без вести, и недавно только объявился. И у меня повстанцы, с которыми я воевал, похитили мою жену. А меня припутали за дезертирство, и помощь этим самым повстанцам… Но чую, не в этом дело, раз спрашивали про какой –то портал, похоже, что я какой – то ключ в чьей то игре, очень надеюсь, не контролёра, который сейчас сидит в своей берлоге и обгладывает мои мослы… Но тот не смог бы навести такой масштабный глюк, слишком сложный, да и попросту – зачем?

- Не спится? – меня сзади обняла Маша, её распущенные волосы щекотали мою шею, а спиной я почувствовал прикосновение высокой груди.

- Хрень снится всякая! – ответил я. – Я вот думаю о том, чем же мне заняться теперь по жизни. Как найти своё место?

- Будешь моим телохранителем! – ответила девушка, и подвинув стул, уселась напротив. – Как раз я выгнала за пьянство одного идиота, и теперь нуждаюсь в защитнике, но не сразу, как утрясётся вокруг тебя шумиха.

- И платить будешь? – усмехнулся я, а у самого было такое чувство, что я знаю Машку всю жизнь, непонятное и странное ощущение, спишу его на мою потерю памяти.

- И не сомневайся! – лукаво прищурилась кинозвезда. – Аванс ты уже получил!

Посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись, я встал, и поцеловал её в губы, провёл ладонью по её щеке, а она прижалась к ней, как кошка.

- Мой клинок и шпага к вашим услугам, прелестница! – сказал ей, пытаясь пародировать Боярского. – Ни один гвардеец кардинала не приблизится к вашей красоте!

- Чего? – синие глаза округлились.

- Проехали! – видать, Дюма тут не в моде, махнул рукой. – Я конечно же согласен, Маш, только вот что…

- Что? – Мария вся была во внимании.

- Считаю, что нам не следует афишировать о наших чувствах. Я вроде как несчастный вдовец, а тут уже кручу любовь с любимицей публики… Это в первую очередь ударит по тебе, такое допустить я не могу, понимаешь?

 Маша согласно кивнула.

- Может со стороны и дико, но я никакой жены не помню, поэтому убиваться по поводу её пропажи, от чистого сердца не смогу. Зато рад, что встретил тебя, у меня такое чувство, что я тебя знаю долгое время.

А вот себя вообще не узнаю, подумалось, чего -то какой –то я не такой, как обычно, сейчас галантный весь, как раньше, до Зоны. Испортился под зелёным небом, по ходу…

- Пойдём я тебя намажу одной чудо –мазью, все твои синяки и ссадины пройдут!

 

 С утра пошёл в туалет, заглянул в зеркало и обомлел – все следы побоев на лице пропали, интересная мазь, вот только щетина портила всю красоту. Достойной бритвы я не нашёл, поэтому пришлось пользоваться женской, с красной пластиковой ручкой, позор для сурового сталкера. Но так или иначе, к завтраку спустился бодрым и посвежевшим, тело уже не болело и ломило, как вчера.

На кухне вовсю орудовала служанка, тётка лет сорока, весьма скромного вида, не удивился бы, если узнал, что она поёт в церковном хоре.

- Это Марина, - представила её Маша. – А это Лёша!

- Очень приятно! – поклонилась тётка, и поставила перед нами поднос с тарелками овсяной каши.

- Я пожалуй, чаю попью…

 

     Этот город поразил своим размахом и чистотой, оказалось, что это вообще столица громадной империи. Причудливых форм небоскрёбы, каждый имел индивидуальный дизайн и расцветку, со стороны выглядело очень красиво. Огромная масса машин, как я заметил, тут самый блатной цвет – жёлтый, какое –то извращение.

 Маша отправилась спать дальше, ну а я не смог усидеть дома, уселся в «Рысь» и поехал осматривать достопримечательности, заодно купить себе одежду, телефон и мыльно-рыльные принадлежности. Тем более с утра позвонил какой-то Машкин высокопоставленный кореш и сказал, что безопасность отдала мне мой дом обратно, что радовало, к нему я первым делом и направился. Удивился, когда не обнаружил слежку за собой, странно, местные органы производили впечатление довольно бестолковых, наши бы хрен отцепились, или я что –то не понимаю.

    Вчера не понял, видимо не до этого было, а сейчас дошло – тут был обыск, но проведённый очень аккуратно. Ничего не сломано, вещи лежат аккуратно, похоже на то, что искавшие точно знали, где искать. Поднялся на второй этаж, побродил по комнатам, выглянул в окно – неплохо, на заднем дворе оказался бассейн. Вышел к нему, сел на шезлонг. Соседи подозрительно косятся из-за невысокого забора, у соседки груди, какие я видел только в интернете, хрен обхватишь, её бы в Зону продать, такие деньги можно поднять…

  Заметил рядом в траве что –то белое, нагнулся – да это же «айфон»! Итак, сегодня пятница, двадцать девятое августа 2014 года, это что-же, прошёл год с момента, что я помню?

  Зарядки мало совсем, пробежался по адресной книге – никого не знаю. Залез в фотки -  так, я, снова я, я с каким –то парнем, одет в «Булат», а тот в «Берилле». Валы в руках, на фоне «Навары», опять я, только с той девчонкой, что якобы моя жена. Вот мы с ней на фоне чёрной «ауди», а номера-то российские, тридцать девятый регион. Это мне ничего не сказало, дальше на фотках незнакомые люди, многие с оружием. А вот следующий снимок очень любопытный – мы с Машей, в броне-костюмах, на фоне той же «Ауди», рядом стоит тушкан. Что за бред вообще? Интересная у меня жизнь была, вероятно, не зря память стёрли… Дальнейшие фотки ничего не прояснили, всё те же незнакомые рожи.

Зато просмотр видео неслабо меня озадачил, а было из всего два. На первом, самом свежем, мы с женой, какой –то тёткой, и мужиками, которых показывала вчера на своём мобильнике Маша. Пьём пиво в каком –то баре, сидим, обсуждаем цены на золото, ничего конкретного, ага, я назвал жену Дашей, небо зелёное, значит мы здесь, в этом мире. На втором видео Маша, лежит на траве в броне-костюме, а в груди дыра, мля, да я это во сне сегодня видел… Рядом с ней какой-то молодой парень, тоже мёртвый, у него рана вообще кошмарно выглядит. Следом из микроавтобуса вытаскивают меня, кто-то орёт:

- Что с Лёхой? – голос девичий, полный отчаяния, камера трясётся, её суют в карман, и дальше только звук. – Машка, она что, мертва?

- Живой он, только без чувств, скоро оклемается! – голос писклявый, почти фальцет. – а вот Маше с Пашей не повезло.

- Что случилось? На них напали зомби?

- Их снайпер обстрелял, Лёха его потом убил, и сам вырубился. Пипец полнейший! Эх, Машка… Лёшка с ума сойдёт, когда очнётся, он же себе не простит никогда…

Затем шелест, и запись кончается.

    Сидел, полностью потерянный, голове туман, вообще какая-то чертовщина происходит… Машка что, выжила? Так когда она стала тут актрисой, за год, сняла кучу фильмов, а ведь тому видео год с копейками… Ничего не сходится, какое –то безумие, и о каких зомби была речь?

- Господин Воропаев, у меня привет от повстанческого движения! – слышал голос над ухом, аж подскочил от неожиданности. Около шезлонга стоял молодой парень с кейсом в руке, он потянул его мне и исчез, бросив на прощание:

- Мы не забываем своих друзей!

Какого хрена, я не чую его на радаре, соседей чую, а его нет, что – то тут не то. Положил кейс на шезлонг и открыл его. Ряды пачек местных баксов и пистолет, похож на «глок», такой же прямоугольный, взял ствол в руки, отсоединил магазин – в нём маленькие серебристые патроны.

- Господин Воропаев! – услышал я голос из громкоговорителя. – Вы окружены, сопротивляться бесполезно, вы на прицеле у снайпера! Положите оружие в чемодан, и отойдите десять шагов влево!

Вот попадалово, да меня, никак, подставили по полной!

 Выполнил требования, отошёл в сторону.

- Лечь на землю, руки за голову!

Лёг на землю, и знакомо щёлкнули наручники на запястьях.

- Недолго погулял? – услышал я знакомый голос. – Я ж тебе обещал, что скоро увидимся!

- С тобой, Зеленцов, погуляешь, пёс ты конвойный! – ухмыльнулся я. – Ты ж меня подставил, сучара!

- А как ты хотел? – усмехнулся тот, и вопреки ожиданиям, никто не пнул меня в бочину, значит, и журналюг снимать захват позвал, вот ушлёпок… - Пакуйте…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +1 166 просмотров
Комментарии (2)
Алексей Прохоров # 16 апреля 2013 в 10:39 0
Хорошо и легко читается. Интересные повороты сюжета (может Вирус и не такой уж негодяй). А больше всего нравится то, что Вы не делаете из своих героев суперменов, все знающих, могущих и понимающих. Герои живые, как из соседнего подъезда. Буду ждать продолжения.
С уважением
Александр Короленко # 16 апреля 2013 в 18:51 0
Спасибо Алексей, постараюсь не разочаровать!!!! smile