Ч29. Любовь Вельзевула.

20 ноября 2012 - Татьяна Стафеева

 Помощником Зиг-Рига оказался… робот-андроид. Машина поразительно напоминала киборга-копа из древнего фильма. Только глаза его не прикрывало пластиковое забрало, они широко раскрытыми взирали на мир. В искусственные гляделки были вмонтированы микрокамеры, писавшие информацию на миниатюрный диск большой емкости. На груди робо-парня крепилась табличка с инвентарным номером VIR5.

-Я здесь, босс, - сообщила ходячая железяка тоном англоязычного автоответчика – наверняка в его электронных мозгах сидит добрая сотня наречий.

 

 

-Отлично, мой мальчик! Сейчас я тебя проинструктирую! – ответил Зиг-Рига и вставил "палец" доспеха в гнездо на груди андроида прямо под табличкой VIR5, одновременно объясняя Павлу и Наталье. – Не смотрите так. Мой помощник – больше, чем просто робот – он искусственный интеллект. Его мозг четко и точно отдает распоряжение другим органам. К тому времени, когда чертяка перевернется в Павла Коваля, машина убийств будет стоять рядом и просто и элегантно свернет ему шею. В черепной коробке моего парня работают головные останки ройяна Казима, скончавшегося на ДН три года назад и завещавшего свое тело для научных экспериментов. А знаете, кем был покойный? Телохранителем! Бодигард на Ройе – дорогого стоит! Поверьте, он умеет убивать!

 

 

-А головные останки Казима не облажаются? – осведомился зав с некоторой опаской.

-Он войдет в палату только после вас. Я за ним присмотрю. А вы, Наталь, пожалуй, идите по своим делам…

-Как? – поразилась девушка.

-Так. У двери в коридоре дежурят два охранника, вам там делать нечего, - отрезал ходиж.

-Действительно, Наталь, тебе лучше заняться своими прямыми обязанностями! – поддержал его Коваль и добавил более мягким тоном. – Все закончится очень быстро, ты даже не успеешь отправить выписку о состоянии Рото-Мо раффетскому послу! Не волнуйся.

-Но может, я тоже посижу в соседней палате, - просительно проговорила Зайкина.

 

 

-Нет, нет и нет! – не допускающим возражения тоном высказался Павел Зигмундович. – Нечего всем в одном месте толпиться!

-Хватило бы и одного "нет", - кисло ответила девушка. – И потом, трое – не толпа.

-Конечно, последнее слово должно остаться за ней, - прокомментировал Павел. – Ладно, маэстро, нам пора!

Обида охватила Наталью, но она не подала вида – с ипохондрическими признаками следовало бороться. Сейчас не тот случай, чтобы стоить из себя оскорбленную невинность – дескать, она подняла весь этот кипеж, а ее же бесцеремонно убрали с арены действий.

 

 

Сидя в ординаторской, докторша никак не могла сосредоточиться на работе. Она копировала документы бездумно, механически и сопроводительное письмо печатала на автопилоте, не вникая в смысл. Отправила диппочту в ОНН, на имя посла Ки-Ваала и вскочила на ноги. Прошло достаточно времени, все уже должно закончиться. Наталья выскочила в коридор, торопливыми шагами направилась к палате Вельзевула. Дверь, возле которой дежурили охранники службы безопасности, раскрылась и появился… Павел Коваль.

 

 

Одного взгляда на него хватило девушке, чтобы понять: все идет не так, перед нею не зав, а рогатый перевертыш. Во-первых, она знала: Павлу Зигмундовичу следовало выйти в соседнюю палату, а не в коридор. При всех своих недостатках тупым он никогда не был и склерозом не страдал. Во-вторых, лицо мнимого зава казалось застывшей маской, начисто лишенной живой мимики. Глаза смотрели прямо перед собой, не мигая, без всякого выражения. "Коваль" ступал твердо, хоть и не слишком быстро. Не останавливаясь, наша героиня прошла мимо чертяки, приблизившись к одному из охранников, торопливо зашептала, кивая вслед тенеподобному:

-Вы должны убить его!

 

 

-Кого? Доктора? – шепотом же откликнулся боец.

-Это не доктор, а перевертыш! Сатана в образе нашего зава!

-С ума сошла, девочка? Фантастики начиталась? – парень покрутил у виска пальцем.

-Поверь, я не спятила, попробуй спросить у него что-нибудь! Он не ответит, не сможет! – вложив в свои слова всю силу убеждения, произнесла Наталья. – И сразу стреляй на поражение!

-Да как я могу! В медика! – недоумевал охранник.

 

 

Махнув рукой, наша героиня влетела в палату интенсивной терапии. Не объяснишь всю сложность момента несведущему, а время не терпит! Девушка увидела Коваля лежащим на полу возле кровати без признаков жизни, кинулась к нему, принялась слушать сердце, ничего не услыхала, закричала:

-Помогите! Сюда! Великий!

Тотчас же в палату ворвались охранники. Увидав лежащего Коваля, один из них присвистнул: "Оба! Еще один доктор!"

-Помогите его поднять! Скорее! Тупицы! – заорала Зайкина.

 

 

Павла взгромоздили на койку, и наша героиня принялась проводить реанимационные мероприятия. Решительно вытянула язык изо рта, вставила в глотку трубку дыхательного насоса, зафиксировав раструб на нижней челюсти, стала делать непрямой массаж сердца с помощью пресс-насадки. Одновременно появились и Зиг-Рига с помощником. Первейший все понял с одного взгляда, сухо распорядился, обращаясь к андроиду:

-Иди следом и убей второго! А вы, Наталь, прекратите! Так ему не помочь!

-Он умер? – упавшим голосом спросила девушка.

-Надеюсь, нет! Но ему нужно нечто другое. Выйдите все, я сам с ним займусь!

И Зайкина, и охранники послушно удалились из палаты.

 

 

Ввиду невозможности охватить все действо целиком, так как события разделились, окажем внимание лучеподобному, оставшемуся оживлять Павла Зигмундовича. Дабы окончательно восстановиться, окрепший перевертыш высасывал энергию нашего зава с удвоенной силой. Зиг-Рига понимал: Коваля могла спасти только ответная энегетическая инъекция, которую никто, кроме первейшего, дать не в состоянии. К счастью, именно таковая сущность находилась рядом. Великий наклонился над лицом больного, убрал трубку насоса, установленную Натальей. Из ротового отверстия его доспеха в носовую полость и раскрытый рот реанимируемого потекла струйка золотого сияния, наполненного мириадами фосфоресцирующих искр. Поток шел непрерывно, и скоро Павел вздохнул и раскрыл глаза. Увидев психиатра и ощутив на своей груди пресс-насадку, удивленно спросил:

 

 

-Где я?

-Здесь, с нами, - ответствовал Зиг-Рига Первый. – Лежите-лежите! Вам рано вставать!

-Что со мной? – глубоко вздохнув, поинтересовался зав.

-Вы чуть не умерли стараниями нашего рогатого друга, но теперь все в порядке. Мне хотелось бы знать, отчего вы не вышли в соседнюю палату, как мы ранее договаривались?

-Я сделал все так, как нужно, отвлекся на аппаратуру. Выяснилась поразительная вещь – состояние больного действительно значительно улучшилось. Показатели приборов неумолимо стремились к норме. Вельзевул лежал с закрытыми глазами. Возможно, я несколько замешкался, постоял вместо пяти десять или пятнадцать минут, но вдруг услыхал некий звук, будто что-то лопнуло.

 

 

-Надо полагать, ремни? – участливо поинтересовался ходиж.

-Они порвались легко, как старая тряпка. А рядом стоял… Павел Коваль. Убийственно наблюдать собственное "я" со стороны, доложу вам! Мы склонны преувеличивать свои достоинства и преуменьшать недостатки…

-Чем же вас не устроил собственный облик? – заинтересовался психиатр.

-Ну, вцелом картина неважная. Скажем, лицо длинновато, лоб изрезан морщинами, вид усталый и слегка потрепанный. Мне казалось, я чертовски неотразим для женского пола, но, честно говоря, сам в себя я бы не влюбился, - в голосе зава прозвучало разочарование.  

-Напротив, в тот момент вы и были чертовски неотразимы в прямом смысле этого слова. А сам процесс переворачивания?

 

 

-Ничего не видел! – отрицательно покачал головой Коваль.

-Такое зрелище прошляпили! – упрекнул ходиж. – Ладно, что было потом?

-А ничего. Больше ничего не помню. Отключился.

-Ясно. А мы напрасно прождали вас пятнадцать минут и пришли только на крик доктора Наталь. Уже и сами хотели войти, почуяли неладное… Но девушка нас опередила. Редкая натура! Присмотритесь к ней, Павел Зигмундович! – просипел первейший самым благожелательным тоном.

-Она слишком молода, - Коваль отрицательно помотал головой по подушке.

 

 

-Ставлю ее молодость против вашей опытности. Да и потом, вы сильно обожглись в личной жизни, но прошло немало лет, и вы уже вполне остыли, - возразил Великий. – В смысле, созрели… Ну, то есть, излечились…

-Умоляю, Зиг-Рига, не надо! Следующего вашего глагола я просто не переживу! – произнес Павел устало.

-Ладно, отдыхайте, наша история еще не закончилась! Чертяка в вашем облике удрал и где он сейчас, одному Богу известно – простите за неуместный каламбр!

-А где Наталь? Пусть она зайдет ко мне! – попросил Коваль.

-Непременно зайдет!

 

 

Оставим Павла Зигмундовича отдыхать и набираться сил и вернемся к нашей героине.

Едва выскочив в коридор, Наталья побежала по направлению к вахте в надежде догнать VIR5 и чертяку в образе зава. Завернув за угол, она буквально впечаталась лицом в грудь андроида, в аккурат угодила носом в табличку с инвентарным номером.

-Где он?- вскричала докторша.

-Пропал, - автоматическим голосом ответствовал помощник психиатра.

-Чертова железяка! – в сердцах воскликнула наша героиня, потеряв терпение. – Это ж надо, упустить перевертыша!

-Я не успел, некто в образе Коваля исчез!

 

 

-Блин! Мозговые останки ройяна Казима, соберитесь в кучу! Когда Зиг-Рига послал тебя за Вельзевулом, кого ты встретил в коридоре? – продолжала пытать робо-парня Зайкина.

-Уже никого. Потом видел медсестру-мариентку и врача-раффети.

-Во-Фуру и Сюр-Релиста. Любой из них может оказаться перевенутым тенеподобным, - решила девушка. – Иди, проверь лестницу у запасного выхода, да осторожнее, вдруг сатана уже перекинулся еще в кого-нибудь? Вы двое – за мной!

Последнее относилось к охранникам, полностью дезорганизованным странными событиями. Все трое двинулись на ресепшен и скоро нагнали санитара, шагавшего по направлению к лаборатории.

-Изпопу? – неожиданно остановилась Зайкина.

 

 

-Наталь, куда пропала? Даже чаю не попила! – откликнулся керт.

-А, ясно! – докторша махнула рукой и заспешила дальше, увидев постовую сестру, позвала: - Глория!

-Наталь! Что происходит? Мало ходячего доспеха, еще и живая железяка появилась! – Анжу попыталась схватить нашу героиню за рукав.

-Все нормально, потом! – увернулась та и через несколько шагов снова притормозила. – Аленка!

-Собственной персоной! Наталь, посидим вечерком в кафешке? Ты, я и Базенька?

-Да-да!

Вот уж зигзаг судьбы! Приходится подозревать каждого черте в чем! То бишь, черта в нем! Товарищей, проверенных в нелегких трудовых буднях, необходимо заставлять произносить фразы и узнавать себя! Ведь с Вельзевулом мог столкнуться каждый!

 

 

А она сама? Та ли, за кого себя выдает? А если это сумасшествие или страшный сон? Матрица вокруг или в ней самой? В чем смысл существа по имени Наталья Зайкина? Где его (существа, то бишь) рациональное ядро? Как нередко в юности ею вдруг овладело ощущение отсутствия присутствия в повседневной реальности. Доктор глубоко вздохнула и потрясла головой, дабы стряхнуть наваждение. Не время впадать в ступор и рефлексировать по поводу собственного "я" и смысла жизни вообще. Надо действовать.

 

 

На ресепшен она обратилась к дежурной: " Лула!" Та не ответила, уставившись в стол с самым мрачным видом, сердце нашей героини екнуло:

-Лула! – громче окликнула она и шепнула охранникам – Приготовьтесь!

Вернка подняла голову и увидела направленный на себя ствол бластера и напряженное лицо Зайкиной.

-Наталь! С ума сошла! В своих целиться! А ты че уставился, болван? – накинулась возмущенная вернка на охранника, тот обескуражено промолчал, только развел руками. - Что тут, в конце концов, происходит?

 

 

-Извини! Зава не видела? – спросила наша героиня.

-Нет, он же был с тобой и Великим! С тех пор и не появлялся!

-А кого-нибудь еще?

-Да много всяких тут с утра дефилировало! Кто конкретно тебя интересует?

-Все! – заявила Наталья. – И не с утра, а последние пятнадцать минут!

-Пятнадцать минут? Да никого! Транспорты не прилетали, все наши по местам!

-А посетители? Больные? Никто не выходил из отделения? – допытывалась девушка.

-Да никто-никто! Ты случаем, сама-то не заболела? Таскаешь с собой двух гоблинов с ружьями, да еще и задаешь дурацкие вопросы? К твоему сведению, сейчас время полуденного сна! Пациенты по палатам спят! – вышла из себя дежурная.

 

 

-"По палатам спят", - задумчиво повторила Наталья. - Спасибо, дорогая! – поблагодарила она Лулу, игнорируя колкости. – Идем, ребята!

Все трое пошли прочь. Донельзя раздосадованная вернка, выпучив выразительные очи, проговорила: "Офигеть, не встать!".

-И вовсе мы не гоблины! – пробормотал один из охранников. – Куда теперь двинем?

-Надо пройти по палатам. Если "зав" утек через запасный выход, робот с Великим сами разберутся, подкрепление вызовут, если надо! Лично у меня чувство, что он так и не утащил свою мерзкую задницу из отделения!

 

 

-Хоть бы! Не то придется по всему ДН рыскать в поисках его мерзкой задницы! – буркнул другой боец.

-Проверяйте по нечетной стороне, а я пойду по четной, у блока операционных идет ответвление, надо повернуть направо, все ясно? Приоткрываем дверь палаты и смотрим общую картину. Увидите хоть что-то подозрительное, немедленно зовите меня!

До блока операционных никаких казусов не произошло. Проходя мимо манипуляционной, Зайкина услыхала долгие протяжные женские стоны. По всей видимости, голос принадлежал не человеку, мариенту или керту, а представительнице более крупной расы. Типа сиккилы или граневры.[1] Наша героиня прислушалась, стоны отличались редкостной ритмичностью.

 

 

-Эй, Наталь, чего тут торчишь? – раздался сзади голос перевязочной сестры Во-Фуру.

От неожиданности Зайкина вздрогнула.

-Да вот, звуки странные…

-Действительно! – мариентка прислушалась. – Давай поглядим!

-Стой! – придержала ее доктор. – Ты куда шла?

-Сюда! Изпопу попросил. Новенькой больной из палаты Смита, сиккилы Груни, надо сделать сифонную и лечебную клизмы. Ну, а та и слыхом не слыхала, что это такое, однако снимать ритуальные шаровары перед мужской особью наотрез отказалась… Он меня попросил ее проклизмить. В самом деле, если тетка стесняется, почему не помочь!

 

 

Наталья чуть приоткрыла дверь и увидела не иначе картину содомского греха. На кушетке, застеленной водонепроницаемым покрывалом, возлежала на животе дюжая баба, а меж ее бедер с торца лежанки пристроился секс-террорист с устрашающими рогами. Стоя на коленях за кушеткой, он с методичностью робота охаживал ее в зад, буквально натягивая беззащитное тело на огромный бордовый фаллос и стаскивая с оного. Периодически  появлявшийся на свет корень чертяки вызывал удивление пополам с ужасом, ибо по форме и размерам являл собой нечто среднее между палицей богатыря и ядерной торпедой. К счастью, травм у сиккилы не наблюдалось.  Груни, видимо, сочла данный акт за процедуру клизмления, понятия не имея, в чем, собственно, она заключается. Великанша стоически терпела и лишь сдавленно стонала.

 

 

Оторопевшая Зайкина прикрыла дверь и услыхала сдавленный, словно задушенный звук: Во-Фуру, трясясь в неудержимых конвульсиях, сползала по стене вниз. Оба охранника, зажимая рты руками в форменных перчатках, горохом рассыпались в разные стороны. Вскоре с двух концов коридора раздался неудержимый рык: бойцы дали волю разбиравшему их хохоту. Наша героиня подавила рвущийся наружу порыв мощнейшей ржачки: к манипуляционной величественно двигался Зиг-Рига Первый. Заглянув в помещение, он воздел в потолок "палец" доспеха и произнес:

-Вот из-за чего теплокровные сходят с ума!

 

 

Чем добавил веселья: перевязочная сестра принялась кататься по полу, схватившись за живот и беспрерывно икая. Не выдержав, прыснула и Зайкина, но, подавив смех, пояснила:

-Видите ли, Великий, строение данной расы таково, что нужное отверстие находится внизу живота, значит, следовало перевернуть даму на спину. Вельзевул угодил, гм… несколько не туда!

-Ой, не могу больше! – стонала Во-Фуру. – Наталь, прекрати если не хочешь моей смерти!

-Доктор, уведите коллегу! - бесстрастно просипел Зиг-Рига и, когда девушки удалились, обратился к андроиду и охранникам. - Надо воспользоваться ситуацией: в финальный момент  тенеподобный станет уязвимым, как никогда. Приготовься, мальчик мой! И вы, друзья! Стреляйте прицельно в голову!

 

 

Ждать пришлось минут пятнадцать. Чертяка едва успел словить кайф до окончания полуденного сна. Безусловно, они поступали не совсем честно по отношению к бедняжке Груни, которую следовало немедленно освободить, однако слишком многое было поставлено на карту. Зад сиккилы попросту принесли в жертву Межгалактической безопасности. Наконец, перевертыш круто выгнул спину и крепко прижался к ягодицам партнерши, словно хотел влезть туда целиком, огромная башка его при этом сильно откинулась назад, облегчая задачу стрелкам.

-Пли! – скомандовал Зиг-Рига.

VIR5 выступил вперед и выпустил лазерный залп в голову Вельзевула. Охранники поддержали его прицельными очередями. Скоро башка тенеподобного превратилась в месиво из обломков костей, крови и темно-серого мозгового вещества.

 

 

-Уф! – боец охраны устало опустил бластер. – Впервые в жизни убиваю гуманоида, находящегося на пике страсти!

-Да еще на каком пике! Анальном! – добавил второй.

Парни переглянулись и невольно прыснули. Зиг-Рига философски заключил:

-Темная раса не привыкла отдавать, тем драматичнее конец нашего больного. В смысле, его финал! – конкретизировал он, увидав на лицах охранников дурацкие ухмылки.

 

 

Некоторое время понадобилось для удаления трупа из манипуляционной. Когда упакованное в пакет тело Вельзевула вывозили из отделения, в холле уже появились проснувшиеся больные. Кто-то спросил "Что случилось?", ему ответили "Скончался больной из второй палаты интенсивной терапии! В прямом смысле С-КОНЧАЛСЯ!" Несведущие не поняли, почему лица санитаров перекосились от еле сдерживаемого смеха.

 



[1] Сиккила или граневра – уроженки планет Сикки или Граневры, славившиеся высоким и крупным телосложением.  

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0094915

от 20 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0094915 выдан для произведения:

 Помощником Зиг-Рига оказался… робот-андроид. Машина поразительно напоминала киборга-копа из древнего фильма. Только глаза его не прикрывало пластиковое забрало, они широко раскрытыми взирали на мир. В искусственные гляделки были вмонтированы микрокамеры, писавшие информацию на миниатюрный диск большой емкости. На груди робо-парня крепилась табличка с инвентарным номером VIR5.

-Я здесь, босс, - сообщила ходячая железяка тоном англоязычного автоответчика – наверняка в его электронных мозгах сидит добрая сотня наречий.

 

 

-Отлично, мой мальчик! Сейчас я тебя проинструктирую! – ответил Зиг-Рига и вставил "палец" доспеха в гнездо на груди андроида прямо под табличкой VIR5, одновременно объясняя Павлу и Наталье. – Не смотрите так. Мой помощник – больше, чем просто робот – он искусственный интеллект. Его мозг четко и точно отдает распоряжение другим органам. К тому времени, когда чертяка перевернется в Павла Коваля, машина убийств будет стоять рядом и просто и элегантно свернет ему шею. В черепной коробке моего парня работают головные останки ройяна Казима, скончавшегося на ДН три года назад и завещавшего свое тело для научных экспериментов. А знаете, кем был покойный? Телохранителем! Бодигард на Ройе – дорогого стоит! Поверьте, он умеет убивать!

 

 

-А головные останки Казима не облажаются? – осведомился зав с некоторой опаской.

-Он войдет в палату только после вас. Я за ним присмотрю. А вы, Наталь, пожалуй, идите по своим делам…

-Как? – поразилась девушка.

-Так. У двери в коридоре дежурят два охранника, вам там делать нечего, - отрезал ходиж.

-Действительно, Наталь, тебе лучше заняться своими прямыми обязанностями! – поддержал его Коваль и добавил более мягким тоном. – Все закончится очень быстро, ты даже не успеешь отправить выписку о состоянии Рото-Мо раффетскому послу! Не волнуйся.

-Но может, я тоже посижу в соседней палате, - просительно проговорила Зайкина.

 

 

-Нет, нет и нет! – не допускающим возражения тоном высказался Павел Зигмундович. – Нечего всем в одном месте толпиться!

-Хватило бы и одного "нет", - кисло ответила девушка. – И потом, трое – не толпа.

-Конечно, последнее слово должно остаться за ней, - прокомментировал Павел. – Ладно, маэстро, нам пора!

Обида охватила Наталью, но она не подала вида – с ипохондрическими признаками следовало бороться. Сейчас не тот случай, чтобы стоить из себя оскорбленную невинность – дескать, она подняла весь этот кипеж, а ее же бесцеремонно убрали с арены действий.

 

 

Сидя в ординаторской, докторша никак не могла сосредоточиться на работе. Она копировала документы бездумно, механически и сопроводительное письмо печатала на автопилоте, не вникая в смысл. Отправила диппочту в ОНН, на имя посла Ки-Ваала и вскочила на ноги. Прошло достаточно времени, все уже должно закончиться. Наталья выскочила в коридор, торопливыми шагами направилась к палате Вельзевула. Дверь, возле которой дежурили охранники службы безопасности, раскрылась и появился… Павел Коваль.

 

 

Одного взгляда на него хватило девушке, чтобы понять: все идет не так, перед нею не зав, а рогатый перевертыш. Во-первых, она знала: Павлу Зигмундовичу следовало выйти в соседнюю палату, а не в коридор. При всех своих недостатках тупым он никогда не был и склерозом не страдал. Во-вторых, лицо мнимого зава казалось застывшей маской, начисто лишенной живой мимики. Глаза смотрели прямо перед собой, не мигая, без всякого выражения. "Коваль" ступал твердо, хоть и не слишком быстро. Не останавливаясь, наша героиня прошла мимо чертяки, приблизившись к одному из охранников, торопливо зашептала, кивая вслед тенеподобному:

-Вы должны убить его!

 

 

-Кого? Доктора? – шепотом же откликнулся боец.

-Это не доктор, а перевертыш! Сатана в образе нашего зава!

-С ума сошла, девочка? Фантастики начиталась? – парень покрутил у виска пальцем.

-Поверь, я не спятила, попробуй спросить у него что-нибудь! Он не ответит, не сможет! – вложив в свои слова всю силу убеждения, произнесла Наталья. – И сразу стреляй на поражение!

-Да как я могу! В медика! – недоумевал охранник.

 

 

Махнув рукой, наша героиня влетела в палату интенсивной терапии. Не объяснишь всю сложность момента несведущему, а время не терпит! Девушка увидела Коваля лежащим на полу возле кровати без признаков жизни, кинулась к нему, принялась слушать сердце, ничего не услыхала, закричала:

-Помогите! Сюда! Великий!

Тотчас же в палату ворвались охранники. Увидав лежащего Коваля, один из них присвистнул: "Оба! Еще один доктор!"

-Помогите его поднять! Скорее! Тупицы! – заорала Зайкина.

 

 

Павла взгромоздили на койку, и наша героиня принялась проводить реанимационные мероприятия. Решительно вытянула язык изо рта, вставила в глотку трубку дыхательного насоса, зафиксировав раструб на нижней челюсти, стала делать непрямой массаж сердца с помощью пресс-насадки. Одновременно появились и Зиг-Рига с помощником. Первейший все понял с одного взгляда, сухо распорядился, обращаясь к андроиду:

-Иди следом и убей второго! А вы, Наталь, прекратите! Так ему не помочь!

-Он умер? – упавшим голосом спросила девушка.

-Надеюсь, нет! Но ему нужно нечто другое. Выйдите все, я сам с ним займусь!

И Зайкина, и охранники послушно удалились из палаты.

 

 

Ввиду невозможности охватить все действо целиком, так как события разделились, окажем внимание лучеподобному, оставшемуся оживлять Павла Зигмундовича. Дабы окончательно восстановиться, окрепший перевертыш высасывал энергию нашего зава с удвоенной силой. Зиг-Рига понимал: Коваля могла спасти только ответная энегетическая инъекция, которую никто, кроме первейшего, дать не в состоянии. К счастью, именно таковая сущность находилась рядом. Великий наклонился над лицом больного, убрал трубку насоса, установленную Натальей. Из ротового отверстия его доспеха в носовую полость и раскрытый рот реанимируемого потекла струйка золотого сияния, наполненного мириадами фосфоресцирующих искр. Поток шел непрерывно, и скоро Павел вздохнул и раскрыл глаза. Увидев психиатра и ощутив на своей груди пресс-насадку, удивленно спросил:

 

 

-Где я?

-Здесь, с нами, - ответствовал Зиг-Рига Первый. – Лежите-лежите! Вам рано вставать!

-Что со мной? – глубоко вздохнув, поинтересовался зав.

-Вы чуть не умерли стараниями нашего рогатого друга, но теперь все в порядке. Мне хотелось бы знать, отчего вы не вышли в соседнюю палату, как мы ранее договаривались?

-Я сделал все так, как нужно, отвлекся на аппаратуру. Выяснилась поразительная вещь – состояние больного действительно значительно улучшилось. Показатели приборов неумолимо стремились к норме. Вельзевул лежал с закрытыми глазами. Возможно, я несколько замешкался, постоял вместо пяти десять или пятнадцать минут, но вдруг услыхал некий звук, будто что-то лопнуло.

 

 

-Надо полагать, ремни? – участливо поинтересовался ходиж.

-Они порвались легко, как старая тряпка. А рядом стоял… Павел Коваль. Убийственно наблюдать собственное "я" со стороны, доложу вам! Мы склонны преувеличивать свои достоинства и преуменьшать недостатки…

-Чем же вас не устроил собственный облик? – заинтересовался психиатр.

-Ну, вцелом картина неважная. Скажем, лицо длинновато, лоб изрезан морщинами, вид усталый и слегка потрепанный. Мне казалось, я чертовски неотразим для женского пола, но, честно говоря, сам в себя я бы не влюбился, - в голосе зава прозвучало разочарование.  

-Напротив, в тот момент вы и были чертовски неотразимы в прямом смысле этого слова. А сам процесс переворачивания?

 

 

-Ничего не видел! – отрицательно покачал головой Коваль.

-Такое зрелище прошляпили! – упрекнул ходиж. – Ладно, что было потом?

-А ничего. Больше ничего не помню. Отключился.

-Ясно. А мы напрасно прождали вас пятнадцать минут и пришли только на крик доктора Наталь. Уже и сами хотели войти, почуяли неладное… Но девушка нас опередила. Редкая натура! Присмотритесь к ней, Павел Зигмундович! – просипел первейший самым благожелательным тоном.

-Она слишком молода, - Коваль отрицательно помотал головой по подушке.

 

 

-Ставлю ее молодость против вашей опытности. Да и потом, вы сильно обожглись в личной жизни, но прошло немало лет, и вы уже вполне остыли, - возразил Великий. – В смысле, созрели… Ну, то есть, излечились…

-Умоляю, Зиг-Рига, не надо! Следующего вашего глагола я просто не переживу! – произнес Павел устало.

-Ладно, отдыхайте, наша история еще не закончилась! Чертяка в вашем облике удрал и где он сейчас, одному Богу известно – простите за неуместный каламбр!

-А где Наталь? Пусть она зайдет ко мне! – попросил Коваль.

-Непременно зайдет!

 

 

Оставим Павла Зигмундовича отдыхать и набираться сил и вернемся к нашей героине.

Едва выскочив в коридор, Наталья побежала по направлению к вахте в надежде догнать VIR5 и чертяку в образе зава. Завернув за угол, она буквально впечаталась лицом в грудь андроида, в аккурат угодила носом в табличку с инвентарным номером.

-Где он?- вскричала докторша.

-Пропал, - автоматическим голосом ответствовал помощник психиатра.

-Чертова железяка! – в сердцах воскликнула наша героиня, потеряв терпение. – Это ж надо, упустить перевертыша!

-Я не успел, некто в образе Коваля исчез!

 

 

-Блин! Мозговые останки ройяна Казима, соберитесь в кучу! Когда Зиг-Рига послал тебя за Вельзевулом, кого ты встретил в коридоре? – продолжала пытать робо-парня Зайкина.

-Уже никого. Потом видел медсестру-мариентку и врача-раффети.

-Во-Фуру и Сюр-Релиста. Любой из них может оказаться перевенутым тенеподобным, - решила девушка. – Иди, проверь лестницу у запасного выхода, да осторожнее, вдруг сатана уже перекинулся еще в кого-нибудь? Вы двое – за мной!

Последнее относилось к охранникам, полностью дезорганизованным странными событиями. Все трое двинулись на ресепшен и скоро нагнали санитара, шагавшего по направлению к лаборатории.

-Изпопу? – неожиданно остановилась Зайкина.

 

 

-Наталь, куда пропала? Даже чаю не попила! – откликнулся керт.

-А, ясно! – докторша махнула рукой и заспешила дальше, увидев постовую сестру, позвала: - Глория!

-Наталь! Что происходит? Мало ходячего доспеха, еще и живая железяка появилась! – Анжу попыталась схватить нашу героиню за рукав.

-Все нормально, потом! – увернулась та и через несколько шагов снова притормозила. – Аленка!

-Собственной персоной! Наталь, посидим вечерком в кафешке? Ты, я и Базенька?

-Да-да!

Вот уж зигзаг судьбы! Приходится подозревать каждого черте в чем! То бишь, черта в нем! Товарищей, проверенных в нелегких трудовых буднях, необходимо заставлять произносить фразы и узнавать себя! Ведь с Вельзевулом мог столкнуться каждый!

 

 

А она сама? Та ли, за кого себя выдает? А если это сумасшествие или страшный сон? Матрица вокруг или в ней самой? В чем смысл существа по имени Наталья Зайкина? Где его (существа, то бишь) рациональное ядро? Как нередко в юности ею вдруг овладело ощущение отсутствия присутствия в повседневной реальности. Доктор глубоко вздохнула и потрясла головой, дабы стряхнуть наваждение. Не время впадать в ступор и рефлексировать по поводу собственного "я" и смысла жизни вообще. Надо действовать.

 

 

На ресепшен она обратилась к дежурной: " Лула!" Та не ответила, уставившись в стол с самым мрачным видом, сердце нашей героини екнуло:

-Лула! – громче окликнула она и шепнула охранникам – Приготовьтесь!

Вернка подняла голову и увидела направленный на себя ствол бластера и напряженное лицо Зайкиной.

-Наталь! С ума сошла! В своих целиться! А ты че уставился, болван? – накинулась возмущенная вернка на охранника, тот обескуражено промолчал, только развел руками. - Что тут, в конце концов, происходит?

 

 

-Извини! Зава не видела? – спросила наша героиня.

-Нет, он же был с тобой и Великим! С тех пор и не появлялся!

-А кого-нибудь еще?

-Да много всяких тут с утра дефилировало! Кто конкретно тебя интересует?

-Все! – заявила Наталья. – И не с утра, а последние пятнадцать минут!

-Пятнадцать минут? Да никого! Транспорты не прилетали, все наши по местам!

-А посетители? Больные? Никто не выходил из отделения? – допытывалась девушка.

-Да никто-никто! Ты случаем, сама-то не заболела? Таскаешь с собой двух гоблинов с ружьями, да еще и задаешь дурацкие вопросы? К твоему сведению, сейчас время полуденного сна! Пациенты по палатам спят! – вышла из себя дежурная.

 

 

-"По палатам спят", - задумчиво повторила Наталья. - Спасибо, дорогая! – поблагодарила она Лулу, игнорируя колкости. – Идем, ребята!

Все трое пошли прочь. Донельзя раздосадованная вернка, выпучив выразительные очи, проговорила: "Офигеть, не встать!".

-И вовсе мы не гоблины! – пробормотал один из охранников. – Куда теперь двинем?

-Надо пройти по палатам. Если "зав" утек через запасный выход, робот с Великим сами разберутся, подкрепление вызовут, если надо! Лично у меня чувство, что он так и не утащил свою мерзкую задницу из отделения!

 

 

-Хоть бы! Не то придется по всему ДН рыскать в поисках его мерзкой задницы! – буркнул другой боец.

-Проверяйте по нечетной стороне, а я пойду по четной, у блока операционных идет ответвление, надо повернуть направо, все ясно? Приоткрываем дверь палаты и смотрим общую картину. Увидите хоть что-то подозрительное, немедленно зовите меня!

До блока операционных никаких казусов не произошло. Проходя мимо манипуляционной, Зайкина услыхала долгие протяжные женские стоны. По всей видимости, голос принадлежал не человеку, мариенту или керту, а представительнице более крупной расы. Типа сиккилы или граневры.[1] Наша героиня прислушалась, стоны отличались редкостной ритмичностью.

 

 

-Эй, Наталь, чего тут торчишь? – раздался сзади голос перевязочной сестры Во-Фуру.

От неожиданности Зайкина вздрогнула.

-Да вот, звуки странные…

-Действительно! – мариентка прислушалась. – Давай поглядим!

-Стой! – придержала ее доктор. – Ты куда шла?

-Сюда! Изпопу попросил. Новенькой больной из палаты Смита, сиккилы Груни, надо сделать сифонную и лечебную клизмы. Ну, а та и слыхом не слыхала, что это такое, однако снимать ритуальные шаровары перед мужской особью наотрез отказалась… Он меня попросил ее проклизмить. В самом деле, если тетка стесняется, почему не помочь!

 

 

Наталья чуть приоткрыла дверь и увидела не иначе картину содомского греха. На кушетке, застеленной водонепроницаемым покрывалом, возлежала на животе дюжая баба, а меж ее бедер с торца лежанки пристроился секс-террорист с устрашающими рогами. Стоя на коленях за кушеткой, он с методичностью робота охаживал ее в зад, буквально натягивая беззащитное тело на огромный бордовый фаллос и стаскивая с оного. Периодически  появлявшийся на свет корень чертяки вызывал удивление пополам с ужасом, ибо по форме и размерам являл собой нечто среднее между палицей богатыря и ядерной торпедой. К счастью, травм у сиккилы не наблюдалось.  Груни, видимо, сочла данный акт за процедуру клизмления, понятия не имея, в чем, собственно, она заключается. Великанша стоически терпела и лишь сдавленно стонала.

 

 

Оторопевшая Зайкина прикрыла дверь и услыхала сдавленный, словно задушенный звук: Во-Фуру, трясясь в неудержимых конвульсиях, сползала по стене вниз. Оба охранника, зажимая рты руками в форменных перчатках, горохом рассыпались в разные стороны. Вскоре с двух концов коридора раздался неудержимый рык: бойцы дали волю разбиравшему их хохоту. Наша героиня подавила рвущийся наружу порыв мощнейшей ржачки: к манипуляционной величественно двигался Зиг-Рига Первый. Заглянув в помещение, он воздел в потолок "палец" доспеха и произнес:

-Вот из-за чего теплокровные сходят с ума!

 

 

Чем добавил веселья: перевязочная сестра принялась кататься по полу, схватившись за живот и беспрерывно икая. Не выдержав, прыснула и Зайкина, но, подавив смех, пояснила:

-Видите ли, Великий, строение данной расы таково, что нужное отверстие находится внизу живота, значит, следовало перевернуть даму на спину. Вельзевул угодил, гм… несколько не туда!

-Ой, не могу больше! – стонала Во-Фуру. – Наталь, прекрати если не хочешь моей смерти!

-Доктор, уведите коллегу! - бесстрастно просипел Зиг-Рига и, когда девушки удалились, обратился к андроиду и охранникам. - Надо воспользоваться ситуацией: в финальный момент  тенеподобный станет уязвимым, как никогда. Приготовься, мальчик мой! И вы, друзья! Стреляйте прицельно в голову!

 

 

Ждать пришлось минут пятнадцать. Чертяка едва успел словить кайф до окончания полуденного сна. Безусловно, они поступали не совсем честно по отношению к бедняжке Груни, которую следовало немедленно освободить, однако слишком многое было поставлено на карту. Зад сиккилы попросту принесли в жертву Межгалактической безопасности. Наконец, перевертыш круто выгнул спину и крепко прижался к ягодицам партнерши, словно хотел влезть туда целиком, огромная башка его при этом сильно откинулась назад, облегчая задачу стрелкам.

-Пли! – скомандовал Зиг-Рига.

VIR5 выступил вперед и выпустил лазерный залп в голову Вельзевула. Охранники поддержали его прицельными очередями. Скоро башка тенеподобного превратилась в месиво из обломков костей, крови и темно-серого мозгового вещества.

 

 

-Уф! – боец охраны устало опустил бластер. – Впервые в жизни убиваю гуманоида, находящегося на пике страсти!

-Да еще на каком пике! Анальном! – добавил второй.

Парни переглянулись и невольно прыснули. Зиг-Рига философски заключил:

-Темная раса не привыкла отдавать, тем драматичнее конец нашего больного. В смысле, его финал! – конкретизировал он, увидав на лицах охранников дурацкие ухмылки.

 

 

Некоторое время понадобилось для удаления трупа из манипуляционной. Когда упакованное в пакет тело Вельзевула вывозили из отделения, в холле уже появились проснувшиеся больные. Кто-то спросил "Что случилось?", ему ответили "Скончался больной из второй палаты интенсивной терапии! В прямом смысле С-КОНЧАЛСЯ!" Несведущие не поняли, почему лица санитаров перекосились от еле сдерживаемого смеха.

 



[1] Сиккила или граневра – уроженки планет Сикки или Граневры, славившиеся высоким и крупным телосложением.  

Рейтинг: +4 378 просмотров
Комментарии (13)
Света Цветкова # 21 ноября 2012 в 14:09 +1
............ДДДаааааааааааааааа, вот это ссээээээээксссссссс................
автор мастер, что не говори, про всё со знанием дела и юморком слегка........ c0137
Татьяна Стафеева # 24 ноября 2012 в 21:00 +1
Света, спасибо, рассмеялась от души! rolf
Ольга Постникова # 21 ноября 2012 в 16:33 0
big_smiles_138 big_smiles_139 Немного вперёд забежала, с главной страницы зашла.
Татьяна Стафеева # 24 ноября 2012 в 21:01 +1
Ольга, искренне признательна! С уважением! rose
Ольга Постникова # 14 декабря 2012 в 14:09 0
36 c0411
Татьяна Стафеева # 17 декабря 2012 в 12:01 +1
Оля, меня беспокоило, как Вы воспримете этот не очень эстетичный эпизод, но надо было как-то укокошить эту особь! Уж простите, так и не додумалась ни до чего поприличнее...
36
Ольга Постникова # 18 декабря 2012 в 15:12 0
Таня, ну не всё же конфетки-бараночки". Это - жизнь и её надо понимать... и принимать. hihi
Татьяна Стафеева # 18 декабря 2012 в 19:36 +1
Ой, спасибо, да уж, чего только нет в жизни, и противоестественного тоже! С благодарностью!
38
Ольга Постникова # 18 декабря 2012 в 21:55 0
girlkiss
Елена Нацаренус # 23 июня 2013 в 20:20 +1
Замечательный выход из сложившейся ситуации... мне нравится!
Татьяна Стафеева # 24 июня 2013 в 10:57 +1
Спасибо, Леночка, с большущей признательностью!!!
Владимир Проскуров # 21 июля 2013 в 15:00 0
В любовный зной и ад бывает раем,
Коль от руки любимой умираем …
Татьяна Стафеева # 22 июля 2013 в 07:39 0
Спасибо, Владимир!
Не самая плохая смерть - от руки любимой!

music_band