Рабинович и Смерть

26 августа 2012 - Зинаида Маркина

 РАБИНОВИЧ И СМЕРТЬ

( по рассказу Марка Азова)


Действующие лица: Рабинович, Смерть, Автор

Автор: К Рабиновичу пришла смерть. Почему бы ей не заглянуть к хорошему человеку? К плохим она не ходит…. Послушайте речи провожающих… Она пришла к нему не та, что в стране исхода: дистрофическая карга, кожа и кости, бомжиха – алкоголичка из подземного перехода. Пришла вполне справная еврейская смерть: респектабельная, модно одетая. В руках портфельчик, вместо палки – японский зонтик.
С: Реб Рабинович, собирайтесь, вас ждут.
Р: Подождут, я не спешу.
С: Мы вас зовем не на собрание русской партии.
Р: Вы мне обещаете социальное жилье?
С: Быстрее, ехать надо!
Р:Я уже раз поехал…в Израиловку, ну и что?
С: Дайте мне руку, реб Рабинович, и начнем возноситься.
Р: Бросьте ваши еврейские штучки! Веизмир! Сначала хоронить захотите, я вас знаю!
С: А как же, не без этого.
Р: Завернете в грязную тряпку и под камень, знаю я вас.
С: В чистую.
Р: А потом позовете этого толстого неряху Моньку Хаймовича в стоптанных сандалиях на босу ногу и в потной майке с торчащими оттуда волосами. Бррр….Он напентюрит засаленную кипу и будет читать на иврите молитву, накарябанную русскими буквами, таки да? Вы бы улежали?
С: Бросьте капризничать! Не хотите здесь, помирайте в России.
Р: Шутите? Пусть там новые русские помирают, у них денег куры не клюют…А бедному еврею придется жить вечно. А еще могут сунуть мое тело в печку, кто тогда докажет, что это тело мое, а не бывшего полицая – антисемита? Какой сейчас месяц?
С: Декабрь на дворе.
Р: Именно. Азохен вей, как вы не понимаете: кто зимой в России пожелает умереть? Эти алкаши – могилокопатели такие денежки сдерут, умирать не захочется. Умирать надо только летом, это я
понял. А зимой не того…
С: Что вы хотите, реб Рабинович? Все вам не так и не этак.
Р: Вы знаете сколько стоит гроб? Обхохочетесь, когда узнаете, вы еще так молоды и неопытны. Нет, нет, лучше в тряпку и с потным Хаймовичем. Только на ад я не согласен, пусть это будет рай. Мне эти антисемиты и анекдотчики здесь опротивели. Как будто на свете один только Рабинович и есть. А где остальные? Хочу в рай!
С: Вы что, не еврей. Для евреев нет рая, есть ступени, они ведут к Всевышнему.
Р:Я не мальчик, у меня больные ноги, а вы…ступени, мне лифт нужен, понятно?
С: Лифта нет, но там ходить не надо, там надо изучать Тору.
Р: На иврите? Нет, не пойдет!
С: Язык Всевышнего – иврит.
Р: Опять не подходит, как я с ним буду беседовать? Знаете что, мне ничего не надо, мне здесь нравится.
Автор: Смерть была уверена в своей правоте, рассердилась на Рабиновича. А тот что ж? Ему пальца в рот не клади – сразу откусит, ушлый мужик, знает себе цену… Подумал, подсчитал свои сбережения, и решил со смертью не ссориться. Вдруг еще хуже будет?
Р: Черт с тобой, справная, я согласен, но у меня есть условие.
С: Не тяните резину, говорите. Что за нация такая, не любят евреи умирать. Что?
Р: Я должен быть спокоен за жену мою Суру, пусть живет до Мессии.
С: Так любите ее, Рабинович?
Р: Хм…Зачем мне с ней еще и там встречаться? Будет бриллианты просить. Нет, не хочу.
С: Ладно, пусть побудет здесь, на земле.
Р: А гаранты будут? Без гарантов вы меня можете обмануть. В общем, я требую трех гарантов: первый-ангел, второй-херувим, а генеральный гарант сам Господь Всевышний.
С: Претензии у вас, реб Рабинович, слишком большие. Вот оставим вас тут навсегда, узнаете.
Р: Напугала! Подумаешь, я могу жить и вечно, что мне мешает?
Автор: Расстроенная Смерть хлопнула дверью и улетела. Рабинович кликнул свою красавицу Суру, попросил выставить на стол жареного барашка, отварной картошечки, да солений. А к этому бутылочку коньячку и коробку с шоколадом. Надо это дело хорошенько обмыть, поди с того света вернулся. Слава Всевышнему, живой и невредимый.
Р: Лехаим!

© Copyright: Зинаида Маркина, 2012

Регистрационный номер №0072604

от 26 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0072604 выдан для произведения:

 РАБИНОВИЧ И СМЕРТЬ

( по рассказу Марка Азова)


Действующие лица: Рабинович, Смерть, Автор

Автор: К Рабиновичу пришла смерть. Почему бы ей не заглянуть к хорошему человеку? К плохим она не ходит…. Послушайте речи провожающих… Она пришла к нему не та, что в стране исхода: дистрофическая карга, кожа и кости, бомжиха – алкоголичка из подземного перехода. Пришла вполне справная еврейская смерть: респектабельная, модно одетая. В руках портфельчик, вместо палки – японский зонтик.
С: Реб Рабинович, собирайтесь, вас ждут.
Р: Подождут, я не спешу.
С: Мы вас зовем не на собрание русской партии.
Р: Вы мне обещаете социальное жилье?
С: Быстрее, ехать надо!
Р:Я уже раз поехал…в Израиловку, ну и что?
С: Дайте мне руку, реб Рабинович, и начнем возноситься.
Р: Бросьте ваши еврейские штучки! Веизмир! Сначала хоронить захотите, я вас знаю!
С: А как же, не без этого.
Р: Завернете в грязную тряпку и под камень, знаю я вас.
С: В чистую.
Р: А потом позовете этого толстого неряху Моньку Хаймовича в стоптанных сандалиях на босу ногу и в потной майке с торчащими оттуда волосами. Бррр….Он напентюрит засаленную кипу и будет читать на иврите молитву, накарябанную русскими буквами, таки да? Вы бы улежали?
С: Бросьте капризничать! Не хотите здесь, помирайте в России.
Р: Шутите? Пусть там новые русские помирают, у них денег куры не клюют…А бедному еврею придется жить вечно. А еще могут сунуть мое тело в печку, кто тогда докажет, что это тело мое, а не бывшего полицая – антисемита? Какой сейчас месяц?
С: Декабрь на дворе.
Р: Именно. Азохен вей, как вы не понимаете: кто зимой в России пожелает умереть? Эти алкаши – могилокопатели такие денежки сдерут, умирать не захочется. Умирать надо только летом, это я
понял. А зимой не того…
С: Что вы хотите, реб Рабинович? Все вам не так и не этак.
Р: Вы знаете сколько стоит гроб? Обхохочетесь, когда узнаете, вы еще так молоды и неопытны. Нет, нет, лучше в тряпку и с потным Хаймовичем. Только на ад я не согласен, пусть это будет рай. Мне эти антисемиты и анекдотчики здесь опротивели. Как будто на свете один только Рабинович и есть. А где остальные? Хочу в рай!
С: Вы что, не еврей. Для евреев нет рая, есть ступени, они ведут к Всевышнему.
Р:Я не мальчик, у меня больные ноги, а вы…ступени, мне лифт нужен, понятно?
С: Лифта нет, но там ходить не надо, там надо изучать Тору.
Р: На иврите? Нет, не пойдет!
С: Язык Всевышнего – иврит.
Р: Опять не подходит, как я с ним буду беседовать? Знаете что, мне ничего не надо, мне здесь нравится.
Автор: Смерть была уверена в своей правоте, рассердилась на Рабиновича. А тот что ж? Ему пальца в рот не клади – сразу откусит, ушлый мужик, знает себе цену… Подумал, подсчитал свои сбережения, и решил со смертью не ссориться. Вдруг еще хуже будет?
Р: Черт с тобой, справная, я согласен, но у меня есть условие.
С: Не тяните резину, говорите. Что за нация такая, не любят евреи умирать. Что?
Р: Я должен быть спокоен за жену мою Суру, пусть живет до Мессии.
С: Так любите ее, Рабинович?
Р: Хм…Зачем мне с ней еще и там встречаться? Будет бриллианты просить. Нет, не хочу.
С: Ладно, пусть побудет здесь, на земле.
Р: А гаранты будут? Без гарантов вы меня можете обмануть. В общем, я требую трех гарантов: первый-ангел, второй-херувим, а генеральный гарант сам Господь Всевышний.
С: Претензии у вас, реб Рабинович, слишком большие. Вот оставим вас тут навсегда, узнаете.
Р: Напугала! Подумаешь, я могу жить и вечно, что мне мешает?
Автор: Расстроенная Смерть хлопнула дверью и улетела. Рабинович кликнул свою красавицу Суру, попросил выставить на стол жареного барашка, отварной картошечки, да солений. А к этому бутылочку коньячку и коробку с шоколадом. Надо это дело хорошенько обмыть, поди с того света вернулся. Слава Всевышнему, живой и невредимый.
Р: Лехаим!

Рейтинг: 0 871 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!