Рабинович и Смерть

26 августа 2012 - Зинаида Маркина

 РАБИНОВИЧ И СМЕРТЬ

( по рассказу Марка Азова)


Действующие лица: Рабинович, Смерть, Автор

Автор: К Рабиновичу пришла смерть. Почему бы ей не заглянуть к хорошему человеку? К плохим она не ходит…. Послушайте речи провожающих… Она пришла к нему не та, что в стране исхода: дистрофическая карга, кожа и кости, бомжиха – алкоголичка из подземного перехода. Пришла вполне справная еврейская смерть: респектабельная, модно одетая. В руках портфельчик, вместо палки – японский зонтик.
С: Реб Рабинович, собирайтесь, вас ждут.
Р: Подождут, я не спешу.
С: Мы вас зовем не на собрание русской партии.
Р: Вы мне обещаете социальное жилье?
С: Быстрее, ехать надо!
Р:Я уже раз поехал…в Израиловку, ну и что?
С: Дайте мне руку, реб Рабинович, и начнем возноситься.
Р: Бросьте ваши еврейские штучки! Веизмир! Сначала хоронить захотите, я вас знаю!
С: А как же, не без этого.
Р: Завернете в грязную тряпку и под камень, знаю я вас.
С: В чистую.
Р: А потом позовете этого толстого неряху Моньку Хаймовича в стоптанных сандалиях на босу ногу и в потной майке с торчащими оттуда волосами. Бррр….Он напентюрит засаленную кипу и будет читать на иврите молитву, накарябанную русскими буквами, таки да? Вы бы улежали?
С: Бросьте капризничать! Не хотите здесь, помирайте в России.
Р: Шутите? Пусть там новые русские помирают, у них денег куры не клюют…А бедному еврею придется жить вечно. А еще могут сунуть мое тело в печку, кто тогда докажет, что это тело мое, а не бывшего полицая – антисемита? Какой сейчас месяц?
С: Декабрь на дворе.
Р: Именно. Азохен вей, как вы не понимаете: кто зимой в России пожелает умереть? Эти алкаши – могилокопатели такие денежки сдерут, умирать не захочется. Умирать надо только летом, это я
понял. А зимой не того…
С: Что вы хотите, реб Рабинович? Все вам не так и не этак.
Р: Вы знаете сколько стоит гроб? Обхохочетесь, когда узнаете, вы еще так молоды и неопытны. Нет, нет, лучше в тряпку и с потным Хаймовичем. Только на ад я не согласен, пусть это будет рай. Мне эти антисемиты и анекдотчики здесь опротивели. Как будто на свете один только Рабинович и есть. А где остальные? Хочу в рай!
С: Вы что, не еврей. Для евреев нет рая, есть ступени, они ведут к Всевышнему.
Р:Я не мальчик, у меня больные ноги, а вы…ступени, мне лифт нужен, понятно?
С: Лифта нет, но там ходить не надо, там надо изучать Тору.
Р: На иврите? Нет, не пойдет!
С: Язык Всевышнего – иврит.
Р: Опять не подходит, как я с ним буду беседовать? Знаете что, мне ничего не надо, мне здесь нравится.
Автор: Смерть была уверена в своей правоте, рассердилась на Рабиновича. А тот что ж? Ему пальца в рот не клади – сразу откусит, ушлый мужик, знает себе цену… Подумал, подсчитал свои сбережения, и решил со смертью не ссориться. Вдруг еще хуже будет?
Р: Черт с тобой, справная, я согласен, но у меня есть условие.
С: Не тяните резину, говорите. Что за нация такая, не любят евреи умирать. Что?
Р: Я должен быть спокоен за жену мою Суру, пусть живет до Мессии.
С: Так любите ее, Рабинович?
Р: Хм…Зачем мне с ней еще и там встречаться? Будет бриллианты просить. Нет, не хочу.
С: Ладно, пусть побудет здесь, на земле.
Р: А гаранты будут? Без гарантов вы меня можете обмануть. В общем, я требую трех гарантов: первый-ангел, второй-херувим, а генеральный гарант сам Господь Всевышний.
С: Претензии у вас, реб Рабинович, слишком большие. Вот оставим вас тут навсегда, узнаете.
Р: Напугала! Подумаешь, я могу жить и вечно, что мне мешает?
Автор: Расстроенная Смерть хлопнула дверью и улетела. Рабинович кликнул свою красавицу Суру, попросил выставить на стол жареного барашка, отварной картошечки, да солений. А к этому бутылочку коньячку и коробку с шоколадом. Надо это дело хорошенько обмыть, поди с того света вернулся. Слава Всевышнему, живой и невредимый.
Р: Лехаим!

© Copyright: Зинаида Маркина, 2012

Регистрационный номер №0072604

от 26 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0072604 выдан для произведения:

 РАБИНОВИЧ И СМЕРТЬ

( по рассказу Марка Азова)


Действующие лица: Рабинович, Смерть, Автор

Автор: К Рабиновичу пришла смерть. Почему бы ей не заглянуть к хорошему человеку? К плохим она не ходит…. Послушайте речи провожающих… Она пришла к нему не та, что в стране исхода: дистрофическая карга, кожа и кости, бомжиха – алкоголичка из подземного перехода. Пришла вполне справная еврейская смерть: респектабельная, модно одетая. В руках портфельчик, вместо палки – японский зонтик.
С: Реб Рабинович, собирайтесь, вас ждут.
Р: Подождут, я не спешу.
С: Мы вас зовем не на собрание русской партии.
Р: Вы мне обещаете социальное жилье?
С: Быстрее, ехать надо!
Р:Я уже раз поехал…в Израиловку, ну и что?
С: Дайте мне руку, реб Рабинович, и начнем возноситься.
Р: Бросьте ваши еврейские штучки! Веизмир! Сначала хоронить захотите, я вас знаю!
С: А как же, не без этого.
Р: Завернете в грязную тряпку и под камень, знаю я вас.
С: В чистую.
Р: А потом позовете этого толстого неряху Моньку Хаймовича в стоптанных сандалиях на босу ногу и в потной майке с торчащими оттуда волосами. Бррр….Он напентюрит засаленную кипу и будет читать на иврите молитву, накарябанную русскими буквами, таки да? Вы бы улежали?
С: Бросьте капризничать! Не хотите здесь, помирайте в России.
Р: Шутите? Пусть там новые русские помирают, у них денег куры не клюют…А бедному еврею придется жить вечно. А еще могут сунуть мое тело в печку, кто тогда докажет, что это тело мое, а не бывшего полицая – антисемита? Какой сейчас месяц?
С: Декабрь на дворе.
Р: Именно. Азохен вей, как вы не понимаете: кто зимой в России пожелает умереть? Эти алкаши – могилокопатели такие денежки сдерут, умирать не захочется. Умирать надо только летом, это я
понял. А зимой не того…
С: Что вы хотите, реб Рабинович? Все вам не так и не этак.
Р: Вы знаете сколько стоит гроб? Обхохочетесь, когда узнаете, вы еще так молоды и неопытны. Нет, нет, лучше в тряпку и с потным Хаймовичем. Только на ад я не согласен, пусть это будет рай. Мне эти антисемиты и анекдотчики здесь опротивели. Как будто на свете один только Рабинович и есть. А где остальные? Хочу в рай!
С: Вы что, не еврей. Для евреев нет рая, есть ступени, они ведут к Всевышнему.
Р:Я не мальчик, у меня больные ноги, а вы…ступени, мне лифт нужен, понятно?
С: Лифта нет, но там ходить не надо, там надо изучать Тору.
Р: На иврите? Нет, не пойдет!
С: Язык Всевышнего – иврит.
Р: Опять не подходит, как я с ним буду беседовать? Знаете что, мне ничего не надо, мне здесь нравится.
Автор: Смерть была уверена в своей правоте, рассердилась на Рабиновича. А тот что ж? Ему пальца в рот не клади – сразу откусит, ушлый мужик, знает себе цену… Подумал, подсчитал свои сбережения, и решил со смертью не ссориться. Вдруг еще хуже будет?
Р: Черт с тобой, справная, я согласен, но у меня есть условие.
С: Не тяните резину, говорите. Что за нация такая, не любят евреи умирать. Что?
Р: Я должен быть спокоен за жену мою Суру, пусть живет до Мессии.
С: Так любите ее, Рабинович?
Р: Хм…Зачем мне с ней еще и там встречаться? Будет бриллианты просить. Нет, не хочу.
С: Ладно, пусть побудет здесь, на земле.
Р: А гаранты будут? Без гарантов вы меня можете обмануть. В общем, я требую трех гарантов: первый-ангел, второй-херувим, а генеральный гарант сам Господь Всевышний.
С: Претензии у вас, реб Рабинович, слишком большие. Вот оставим вас тут навсегда, узнаете.
Р: Напугала! Подумаешь, я могу жить и вечно, что мне мешает?
Автор: Расстроенная Смерть хлопнула дверью и улетела. Рабинович кликнул свою красавицу Суру, попросил выставить на стол жареного барашка, отварной картошечки, да солений. А к этому бутылочку коньячку и коробку с шоколадом. Надо это дело хорошенько обмыть, поди с того света вернулся. Слава Всевышнему, живой и невредимый.
Р: Лехаим!

Рейтинг: 0 944 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
85
76
74
68
68
66
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
54
54
53
53
53
52
51
51
47
46
44
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40
36