ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Он умирает на твоих руках...

 

Он умирает на твоих руках...

23 декабря 2011 - Валентина Шунтикова
article7873.jpg

Он умирает на твоих руках,
А ведь осталось так немного…
И слёзы выступили на глазах.
А он лежит. Слишком молод…
        Первая любовь обычно приходит в школе, в то время, когда её совсем не ждешь, а тем более ещё надо учиться, и времени на прогулки под луной очень сложно найти. Но иногда так хочется всё успеть! Всё и сразу. Но это не всегда возможно. Да тем более, что дома приходится думать об учёбе, делать огромные задания, а на учёбе, наоборот, хочется быстрей сбежать из школы. Но всё-таки для друзей хоть минутку, но можно уделить…
       В моём небольшом, но дружном классе был один человечек, который нравился, к которому тянуло сильнее, чем к другим мальчикам. Но вот любовь это или нет, я не знала и считала его просто моим лучшим другом. Самым лучшим и во всём. Но он для меня только друг – так я думала раньше. Мы много времени проводили вместе, с одной стороны – это благодаря учителю, потому что именно Иван Захарович распределил нас с Димой (так зовут моего лучшего друга) за одну парту, а с другой – нам просто было очень интересно вдвоём. Но, не смотря на то, что я девчонка, мне намного проще общаться с противоположным полом, даже не знаю, почему. И частенько после уроков мы с ребятами играли в обычные детские игры: футбол, догонялки, войнушку. Но больше всего нам нравилась именно война, в ней мне обычно доставалась роль медсестры. Но я и поверить не могла, что обычная игра может превратиться в реальность…
Всё произошло внезапно... Было жаркое лето, только-только прошла пора выпускных. Мы закончили школу, и жизнь казалась прекрасной: впереди каникулы, поступление в дальнейшие образовательные учреждения, новый виток в неизведанное, которое очень хотелось постичь… Хотелось… И это осталось просто мечтой…
     Ранним утром 22 июня началось немыслимое: мы узнали, что на нашу страну напал смертельный враг, уничтожающий всё на своём пути. А мы были ещё дети. Дети, которые мечтали, верили в лучшее – что пройдём очень долгий путь, подаренный судьбой, что встретим птицу счастья, что… Много новых, захватывающих идей, которые хотелось реализовать в жизни было на тот момент в юной голове и они рухнули как камень, упавший со скалы: оставив лишь воспоминанья. Несмотря на свой возраст, мы хотели воевать, убить зло, отомстить, хоть и мщение – неверный способ…
          Наш класс записался добровольцами на фронт, но взяли не всех: снова из-за возраста – ещё юные. Тогда в дело шла смекалка: подрисовывали года, чтоб быть старше, а Димку взяли. На войну. Теперь он – солдат, но теперь война не та игра, в которой мы принимали участие в свободное от учёбы время, а настоящая, где всё по-другому. Последний раз мы с ним поговорили как-то особенно, внутри меня появились теплые чувства, которые непреодолимо тянули к нему, как магнит. Сердцу в груди было мало места, я закрыла глаза и… поцеловала, очень нежно он поцеловал в ответ. Прямо в губы, впервые, от счастья хотелось взлететь на седьмое небо, я и не думала, что я ему тоже нравлюсь, но Дима боялся мне признаться, не хотел разрушить дружбу, но – война. Она диктует свои правила. А сейчас поздно что-либо прятать, о чём-либо молчать – чувства управляли телом, управляли умом. Я прижалась к нему сильно-сильно, боялась его потерять, что он уйдет на фронт и не вернётся, ведь я только сейчас поняла, что люблю и любима. Как часто такое бывает, что узнаём важное в последний момент, когда бывает уже поздно, даже если догадывались заранее… Как часто… Димка тоже боялся меня потерять, трепетно целовал, обнимал и строго-настрого просил остаться здесь, в городе… Спустя некоторое время он ушёл…
        Я не могла свыкнуться с мыслью, что всё по-настоящему: война началась, лучший друг, вернее уже любимый парень ушёл на фронт, а я осталась здесь… Одна, совсем одна во всем городе… Страна в этот момент нуждалась в любой помощи, пусть и самой крохотной: кто не попал на фронт – работал на заводах, строил оборонительные сооружения. Всё для победы, всё для Родины! Я не хотела идти на завод, хотя все мои одноклассницы шли именно туда, я рвалась в бой, на фронт, к нему!.. 
         Выбор сделался сам по себе: чтобы быть поближе к нему, я решила, не раздумывая, стать медсестрой. И медицинская сумка с алым вышитым крестом через плечо, которую мне выдали, придала ещё больше уверенности, что меня направят именно на самую передовую, где, возможно, будет рота с любимым… Меня сначала распределили в медсанбат при госпитале, где нам, медсестрам, необходимо было научиться навыкам оказания первой медицинской помощи. И когда поступали раненые с фронта, я в каждом солдате невольно искала дорогого мне человека… Но, слава Богу, ни в первом, ни во втором, ни в третьем потоках я не нашла его, значит с ним всё хорошо! А может… Нет, он жив, я это чувствую и не хочу думать по-другому!
        И вот настал тот день, когда атаки немцев ожесточились, и большая часть медперсонала требовалась на передовую, и я не раздумывая вызвалась в числе первых. Когда меняли дислокацию, выпадало столь тихое затишье, что становилось страшно, как будто перед бурей. В такие моменты можно было передохнуть и представить, что войны нет и не было, просто кошмарный сон, что сейчас проснусь и увижу голубое небо над головой, услышу щебетанье птиц, почувствую легкий ветерок, ласкающий тело, но… Вдруг внезапный авианалет, взрывы, снова раненые. Бежишь спасти, помочь, забыв про себя, прячась в воронках от снарядов, в окопах, в искореженных грудах металла. Оттаскивая раненых в более «безопасное место», хотя на войне как на войне… 
       Ужасный обстрел, свистят пули, грохочут танки, скрип искореженного металла, гарь от взрывов бомб, бегу к очередному лежащему солдату, который нуждался в медицинской помощи. Ползком подбираюсь под оглушительным грохотом над головой, обхватываю и начинаю оттягивать его в воронку, потому что солдаты говорили, что снаряд в одну воронку не попадает дважды, я так и сделала. У бойца было легкое осколочное ранение в голову, требовалась срочная перевязка. На темном от гари и пота лице засеребрилась и побежала по щеке скупая мужская слеза. Хриплым, ослабшим голосом он произнёс чуть слышно моё имя... В то мгновение и подумать не могла, что тот, кому я оказываю очередную помощь, может быть самым родным, самым дорогим и любимым мне человеком. И только после того, когда, достав нужные медикаменты, начала очищать лицо от грязи, я испытала небольшой шок, что это мой Димка! За короткий период с начала войны он как-то резко повзрослел и возмужал, да еще в военной форме он выглядел старше. И когда наши взгляды соединились, в этот миг всё, что вокруг нас происходило, было менее важным, все эти взрывы, свист пуль ушли на второй план; вот он, наконец-то я его нашла! Но он вскоре потерял сознание… В этот момент хотелось всё отдать ради него, чтобы он жил, даже отдать свою жизнь ради любимого. Невозможно передать словами, что испытываешь в эти страшные минуты, когда мысль о том, что через секунду твой самый любимый человек может погибнуть, уйти на тот свет… Своя жизнь проносится перед глазами, ты «умираешь» вместе с ним, все краски становятся серыми, безразлично все происходящее вокруг, дрожь по телу, сердце учащенно начинает биться, руки судорожно трясутся, не можешь сказать ни слова, замирает время… Но есть шанс спасти – это единственное, что меня привело в себя: нужно бороться!.. Выглянув из воронки, оглядевшись по сторонам, я заметила недалеко от нас, рядом с искорёженным танком медсестру Татьяну, которая тоже кому-то оказывала помощь. Окликнув её, та ответила, что скоро будет помощь. С этой мыслью я опустилась к Димке, поцеловала нежно в лоб, обняла его и тихо прошептала:
         «Я с тобой, всё будет хорошо, помощь в пути…»

© Copyright: Валентина Шунтикова, 2011

Регистрационный номер №0007873

от 23 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0007873 выдан для произведения:

Он умирает на твоих руках,
А ведь осталось так немного…
И слёзы выступили на глазах.
А он лежит. Слишком молод…
        Первая любовь обычно приходит в школе, в то время, когда её совсем не ждешь, а тем более ещё надо учиться, и времени на прогулки под луной очень сложно найти. Но иногда так хочется всё успеть! Всё и сразу. Но это не всегда возможно. Да тем более, что дома приходится думать об учёбе, делать огромные задания, а на учёбе, наоборот, хочется быстрей сбежать из школы. Но всё-таки для друзей хоть минутку, но можно уделить…
       В моём небольшом, но дружном классе был один человечек, который нравился, к которому тянуло сильнее, чем к другим мальчикам. Но вот любовь это или нет, я не знала и считала его просто моим лучшим другом. Самым лучшим и во всём. Но он для меня только друг – так я думала раньше. Мы много времени проводили вместе, с одной стороны – это благодаря учителю, потому что именно Иван Захарович распределил нас с Димой (так зовут моего лучшего друга) за одну парту, а с другой – нам просто было очень интересно вдвоём. Но, не смотря на то, что я девчонка, мне намного проще общаться с противоположным полом, даже не знаю, почему. И частенько после уроков мы с ребятами играли в обычные детские игры: футбол, догонялки, войнушку. Но больше всего нам нравилась именно война, в ней мне обычно доставалась роль медсестры. Но я и поверить не могла, что обычная игра может превратиться в реальность…
Всё произошло внезапно... Было жаркое лето, только-только прошла пора выпускных. Мы закончили школу, и жизнь казалась прекрасной: впереди каникулы, поступление в дальнейшие образовательные учреждения, новый виток в неизведанное, которое очень хотелось постичь… Хотелось… И это осталось просто мечтой…
     Ранним утром 22 июня началось немыслимое: мы узнали, что на нашу страну напал смертельный враг, уничтожающий всё на своём пути. А мы были ещё дети. Дети, которые мечтали, верили в лучшее – что пройдём очень долгий путь, подаренный судьбой, что встретим птицу счастья, что… Много новых, захватывающих идей, которые хотелось реализовать в жизни было на тот момент в юной голове и они рухнули как камень, упавший со скалы: оставив лишь воспоминанья. Несмотря на свой возраст, мы хотели воевать, убить зло, отомстить, хоть и мщение – неверный способ…
          Наш класс записался добровольцами на фронт, но взяли не всех: снова из-за возраста – ещё юные. Тогда в дело шла смекалка: подрисовывали года, чтоб быть старше, а Димку взяли. На войну. Теперь он – солдат, но теперь война не та игра, в которой мы принимали участие в свободное от учёбы время, а настоящая, где всё по-другому. Последний раз мы с ним поговорили как-то особенно, внутри меня появились теплые чувства, которые непреодолимо тянули к нему, как магнит. Сердцу в груди было мало места, я закрыла глаза и… поцеловала, очень нежно он поцеловал в ответ. Прямо в губы, впервые, от счастья хотелось взлететь на седьмое небо, я и не думала, что я ему тоже нравлюсь, но Дима боялся мне признаться, не хотел разрушить дружбу, но – война. Она диктует свои правила. А сейчас поздно что-либо прятать, о чём-либо молчать – чувства управляли телом, управляли умом. Я прижалась к нему сильно-сильно, боялась его потерять, что он уйдет на фронт и не вернётся, ведь я только сейчас поняла, что люблю и любима. Как часто такое бывает, что узнаём важное в последний момент, когда бывает уже поздно, даже если догадывались заранее… Как часто… Димка тоже боялся меня потерять, трепетно целовал, обнимал и строго-настрого просил остаться здесь, в городе… Спустя некоторое время он ушёл…
        Я не могла свыкнуться с мыслью, что всё по-настоящему: война началась, лучший друг, вернее уже любимый парень ушёл на фронт, а я осталась здесь… Одна, совсем одна во всем городе… Страна в этот момент нуждалась в любой помощи, пусть и самой крохотной: кто не попал на фронт – работал на заводах, строил оборонительные сооружения. Всё для победы, всё для Родины! Я не хотела идти на завод, хотя все мои одноклассницы шли именно туда, я рвалась в бой, на фронт, к нему!.. 
         Выбор сделался сам по себе: чтобы быть поближе к нему, я решила, не раздумывая, стать медсестрой. И медицинская сумка с алым вышитым крестом через плечо, которую мне выдали, придала ещё больше уверенности, что меня направят именно на самую передовую, где, возможно, будет рота с любимым… Меня сначала распределили в медсанбат при госпитале, где нам, медсестрам, необходимо было научиться навыкам оказания первой медицинской помощи. И когда поступали раненые с фронта, я в каждом солдате невольно искала дорогого мне человека… Но, слава Богу, ни в первом, ни во втором, ни в третьем потоках я не нашла его, значит с ним всё хорошо! А может… Нет, он жив, я это чувствую и не хочу думать по-другому!
        И вот настал тот день, когда атаки немцев ожесточились, и большая часть медперсонала требовалась на передовую, и я не раздумывая вызвалась в числе первых. Когда меняли дислокацию, выпадало столь тихое затишье, что становилось страшно, как будто перед бурей. В такие моменты можно было передохнуть и представить, что войны нет и не было, просто кошмарный сон, что сейчас проснусь и увижу голубое небо над головой, услышу щебетанье птиц, почувствую легкий ветерок, ласкающий тело, но… Вдруг внезапный авианалет, взрывы, снова раненые. Бежишь спасти, помочь, забыв про себя, прячась в воронках от снарядов, в окопах, в искореженных грудах металла. Оттаскивая раненых в более «безопасное место», хотя на войне как на войне… 
       Ужасный обстрел, свистят пули, грохочут танки, скрип искореженного металла, гарь от взрывов бомб, бегу к очередному лежащему солдату, который нуждался в медицинской помощи. Ползком подбираюсь под оглушительным грохотом над головой, обхватываю и начинаю оттягивать его в воронку, потому что солдаты говорили, что снаряд в одну воронку не попадает дважды, я так и сделала. У бойца было легкое осколочное ранение в голову, требовалась срочная перевязка. На темном от гари и пота лице засеребрилась и побежала по щеке скупая мужская слеза. Хриплым, ослабшим голосом он произнёс чуть слышно моё имя... В то мгновение и подумать не могла, что тот, кому я оказываю очередную помощь, может быть самым родным, самым дорогим и любимым мне человеком. И только после того, когда, достав нужные медикаменты, начала очищать лицо от грязи, я испытала небольшой шок, что это мой Димка! За короткий период с начала войны он как-то резко повзрослел и возмужал, да еще в военной форме он выглядел старше. И когда наши взгляды соединились, в этот миг всё, что вокруг нас происходило, было менее важным, все эти взрывы, свист пуль ушли на второй план; вот он, наконец-то я его нашла! Но он вскоре потерял сознание… В этот момент хотелось всё отдать ради него, чтобы он жил, даже отдать свою жизнь ради любимого. Невозможно передать словами, что испытываешь в эти страшные минуты, когда мысль о том, что через секунду твой самый любимый человек может погибнуть, уйти на тот свет… Своя жизнь проносится перед глазами, ты «умираешь» вместе с ним, все краски становятся серыми, безразлично все происходящее вокруг, дрожь по телу, сердце учащенно начинает биться, руки судорожно трясутся, не можешь сказать ни слова, замирает время… Но есть шанс спасти – это единственное, что меня привело в себя: нужно бороться!.. Выглянув из воронки, оглядевшись по сторонам, я заметила недалеко от нас, рядом с искорёженным танком медсестру Татьяну, которая тоже кому-то оказывала помощь. Окликнув её, та ответила, что скоро будет помощь. С этой мыслью я опустилась к Димке, поцеловала нежно в лоб, обняла его и тихо прошептала:
         «Я с тобой, всё будет хорошо, помощь в пути…»

Рейтинг: +2 496 просмотров
Комментарии (6)
0 # 23 декабря 2011 в 14:43 +1
Прошу, воспримите позитивно. Тема любви, на мой взгляд никогда не будет исчерпана. Потому ищете, Валентина, ищите. Слова, фразы, предложения, сюжеты. А главное - фактуру.
Валентина Шунтикова # 26 декабря 2011 в 11:01 0
Спасибо за прочтение и за комментарий! Буду искать) super
Лидия Гржибовская # 26 декабря 2011 в 09:07 +1
Любовь, она как свет, греет, надежду даёт, но и забирает иногда силы
Мне понравился рассказ
Валентина Шунтикова # 26 декабря 2011 в 11:01 0
Благодарю Вас!!!
Игорь Нуржанов # 12 января 2012 в 09:01 +1
Медсестричку увидел только в госпитале, вернее двух Марину и Нину...
Валентина Шунтикова # 24 января 2012 в 13:50 0
Благодарю за цветы) Значит, не зря писала smile girl