ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДраматургия → МОРПЕХИ Военная проза Рассказ

МОРПЕХИ Военная проза Рассказ

9 февраля 2016 - Игорь Трохин

 
Морпехи       Военная проза       Рассказ
                       
Под покровом тёмной южной ночи, когда лик лунного месяца стыдливо спрятался за набежавшую тучку, торпедный катер тихонько закрался в маленькую бухточку на вражеском берегу и спустил на воду ялик. На море слегка штормило, и катер рыскал по курсу, подставляя нос под волну, но лишь стоило ему зайти за скалу, как волнение улеглось…
Пятёрка морпехов спустилась в шлюпку, ничем не выдавая своего присутствия и обмотав уключины тряпками, не спеша и настороженно погребла к песчаному  пляжу между острых скал. Вражеский берег угрюмо молчал, а издалека доносились отзвуки артиллерийской канонады.
Вокруг всей Одессы поблёскивало огненное кольцо залпов, а с моря били боевые корабли, поддерживая высадку десантного морского полка, рвущегося на штурм нашего родного города, который изнывал под пятой фашистских оккупантов. В самом городе кровавыми  цветками, то здесь, то там, распускались пожары…
Морпехи были заброшены в тыл на разведку, а затем должны были  выйти на встречу к  своему полку, штурмующему город. Говоря военным языком, разведгруппа вышла на рекогносцировку.
С прибрежной скалы внезапно ударил луч прожектора, побежал по воде заливчика и упёрся в торпедный катер. Загремели пулемётные очереди и трассеры понеслись в сторону моря. Катер развернулся на пятке, взревел моторами и понёсся вон из бухты.
- Полундра Братва! Расходимся! Встреча у Чёрной балки! – крикнул старшина. Морпехи стали разбегаться в складках скал и скрылись из виду.
 
                                                 ***
 
Санька полз в темноте добрый час, никого не встречая. Внезапно что – то схватило его за горло, и он ударил в темноту кинжалом. Оказалось, что он напоролся на линию связи. Так дальше  и пополз вдоль линии, перекусив её в нескольких местах. Проволока привела в бурьян, а приглядевшись в предрассветной мгле, Санька увидел часового и пасущихся на лужке коней. Он выждал и тихо пополз к часовому, держа в левой руке автомат, а в правой кинжал. Внезапно правая рука провалилась в яму и упёрлась во что – то мягкое. Из – под земли доносились громкие голоса на румынском языке.  Он рассмеялся и понял, что вляпался в одеяло, закрывающее отдушину блиндажа. Санька прорезал дырку и осторожно заглянул вниз. «Мамалыжники»  с жаром спорили,  склонившись над штабной картой, а по углам сидели телефонисты.
- Никак на штаб нарвался?  Это я удачно заполз! – подумал морпех, и полез в подсумок за гранатой. Он только собрался закинуть её в отдушину, как к блиндажу подскакали  ещё два румынских офицера. Судя по тому, как  офицерьё  засуетилось, вскочили и вытянулись по стойке «смирно», прискакал большой начальник.
 Санька зашвырнул гранату в блиндаж и кубарем покатился в бурьян.  В блиндаже рвануло, земля вспучилась, и раздались вопли раненых. Поднялась беспорядочная стрельба, а  Санька вскочил на привязанную лошадь и рванул с места в галоп. Он - оторвался!
Когда Санька выполз к переднему краю румынских окопов, уже рассвело…
Справа простучала автоматная очередь, и часовой на гребне окопа упал.
- Наши рядом, надо ползти к ним! – промелькнуло у него в голове, и он обрадовался. Тут завыли мины и стали рваться у дальних кустов одна за другой, и автомат замолк. Из ложбинки выбежали несколько  румын,  и непрерывно стреляя, развернувшись веером,  направились к дальним кустам, где сидел Санькин товарищ.  Он поднял свой автомат и дал длинную очередь.  Парочка вояк упала, а остальные удрали в кукурузу. Все стихло, только издали доносилась глухая стрельба.
Когда он подполз к кустам, то нашёл раненного Лёньку. Он лежал на боку и глухо стонал. Увидев Саньку,  он закрыл глаза и тихо прошептал:
- Саня… не откажи…нам не выбраться… пристрели!
Саня взглянул в его бледное бескровное лицо и отчётливо понял, что в этих кустах он найдёт и свой собственный конец. Лёньку в одиночку ему не утащить, а выполнить последнюю просьбу боевого товарища, он не сможет. Жалость к самому себе, своей молодой жизни, и к уходящей по капле жизни боевого друга, сжала его сердце. Всё внутри похолодело и заныло…
Санька сурово застыл, потом пересилил себя и улыбнулся. Сказал Лёньке весело, как сумел:
- Ништо! Всегда поспеется! Отсидимся: двое – не один! Давай перевяжу…
Перевязав Леню он устроил его поудобней, и дал в руки автомат, при этом сказав:
- Будешь за фланговый огонь отвечать. Лежи и нажимай на спуск, только и делов! Отобьёмся морпех, наши близко!
 
                                                 ***
Впереди, за румынскими окопами шла ожесточённая стрельба. Кусты с двумя  морпехами  оказались на пути отступающих в панике румынских солдат. Бойцы стали готовиться к последнему бою…
- Лёнь! Гранаты у тебя есть? Дай парочку!
- Три штуки в заначке, возьми!  Диск мой не тронь. Сам стрелять ещё могу. Ввалим мы сейчас «мамалыжникам», пока до нас дойдут, а Саня?
- Факт, навалим по самые уши! – сказал Санька, и они надолго замолчали.
- Наши сзади! Слышишь Саня?
 Санька и сам услышал чёткие недолгие очереди, но боялся в это поверить. Лёня зашевелился и прокричал слабым хриплым голосом:
- Братва! Морпехи! Мы здесь!
Саня высунулся из  куста и увидел мелькавшие в кукурузе две чёрные бескозырки.
- Право на борт! Свои! – замахал Санька автоматом.
На счастье ребят, к ним вышли старшина Смирнов и морпех Кузнецов.
- Теперь, повоюем! – обрадовался Санька.
От его унылого настроения не осталось и следа. Тут же он предложил всем перебежать в недалёкую балку и бить отходящих румын с фланга.  Морпехи подняли раненного товарища на руки и потащили…
Оставалось пройти метров пятьдесят, когда из ложбинки затрещали выстрелы, и вывалилось больше десятка румын. Саня полоснул из автомата, но и товарищам пришлось положить Лёньку на землю и вступить в бой. Наконец, отбившись, морпехи скатились в балку и натолкнулись на последнего бойца своего отряда – Витька. Он занял выигрышную позицию на склоне, обложился гранатами и выставил из высокой травы дуло своего автомата. Увидев ребят, он возбуждённо воскликнул:
-  А я уж подумал – мне кранты! Лежу один, как перст, а их сейчас попрёт… Ну, теперь нас хрен возьмёшь!
Лёнька лежал без сознания, и впадал в забытьё.  Бинты разбухли от крови. Санька снял свой тельник, разорвал и сделал товарищу перевязку. Старшина снял с пояса флягу и отдал последний глоток раненому.
- Держись, Лёня! – сказал старшина. – Факт, пробьёмся!
Саня глянул в сторону кустов и сказал:
- Попёрли «мамалыжники», глядите…
Из ложбинки, прямо, на те кусты, где недавно были морпехи, выбежала толпа перепуганных румын. Впереди всех бежали немцы – автоматчики, около взвода. Фрицы первыми добежали до кустов, залегли и стали стрелять по отступающим румынам.
- Что творят, суки! Как наши заградотрядовцы! – воскликнул старшина.
- Что ж, братва, поможем фрицам? – азартно воскликнул Санька.
Можно было и не стрелять, и избежать боя, но они стреляли, помогая атаке родного десантного полка.
 
                                                  ***
 
Немцы очухались и перенесли огонь на морпехов. Офицер собрал пару десятков солдат и повёл в атаку на балку. Это был уже настоящий бой. Наши отбили две атаки, но с патронами было плохо…
- Надо держаться! Готовьте гранаты! Патроны будем беречь на прорыв - дал команду старшина.
Они надолго замолчали, выжидая и подпуская фрицев поближе…
Санька достал из вещмешка офицерский «Вальтер» и посмотрел обойму.
- Шесть патронов, а нас пятеро. Хватит!
- Откуда добыл ствол? – поинтересовался Витёк.
- Ночью офицера прихлопнул. Вещь нужная, всегда пригодится.    
И они снова замолчали, вглядываясь в толпу румын и немцев, катившуюся к балке.  Были они уже близко, когда во весь свой богатырский рост,  встал старшина в полосатой тельняшке, с гранатой в правой руке, весь крепкий и ладный.
- Эй, «Мамалыжники», заполучите морпеховский подарок! – крикнул он и швырнул в набежавшую толпу гранату. Вслед за ней из балки вылетели ещё три штуки. Румыны растерялись и стали разбегаться, как ошпаренные.
Ребята рванули на прорыв. Раздались взрывы гранат и треск очередей…
Старшина тащил раненого Лёню на себе, а ребята охраняли и отстреливались последними патронами. Тяжко пришлось…
Прорвались! Румыны остались далеко за кустами, а впереди были свои.
Санька встал и сказал раненому Лёне с излишней деловитостью:
- Тут полежи, а мы пойдём за носилками. Надо своих искать!
Морпехи встали в полный рост – четыре бойца в морских тельниках, в чёрных бескозырках, все окровавленные, перевязанные обрывками форменок, но живые!  Это были сильные духом, настоящие русские морпехи, которые всегда готовы сражаться с тысячами врагов!
Непобедимая  Русская Морская пехота!
 
P. S. Посвящаю:  Дню Армии и Флота!
                              Февраль 2016 года
 
 

© Copyright: Игорь Трохин, 2016

Регистрационный номер №0329438

от 9 февраля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0329438 выдан для произведения:
 
Морпехи       Военная проза       Рассказ
                       
Под покровом тёмной южной ночи, когда лик лунного месяца стыдливо спрятался за набежавшую тучку, торпедный катер тихонько закрался в маленькую бухточку на вражеском берегу и спустил на воду ялик. На море слегка штормило, и катер рыскал по курсу, подставляя нос под волну, но лишь стоило ему зайти за скалу, как волнение улеглось…
Пятёрка морпехов спустилась в шлюпку, ничем не выдавая своего присутствия и обмотав уключины тряпками, не спеша и настороженно погребла к песчаному  пляжу между острых скал. Вражеский берег угрюмо молчал, а издалека доносились отзвуки артиллерийской канонады.
Вокруг всей Одессы поблёскивало огненное кольцо залпов, а с моря били боевые корабли, поддерживая высадку десантного морского полка, рвущегося на штурм нашего родного города, который изнывал под пятой фашистских оккупантов. В самом городе кровавыми  цветками, то здесь, то там, распускались пожары…
Морпехи были заброшены в тыл на разведку, а затем должны были  выйти на встречу к  своему полку, штурмующему город. Говоря военным языком, разведгруппа вышла на рекогносцировку.
С прибрежной скалы внезапно ударил луч прожектора, побежал по воде заливчика и упёрся в торпедный катер. Загремели пулемётные очереди и трассеры понеслись в сторону моря. Катер развернулся на пятке, взревел моторами и понёсся вон из бухты.
- Полундра Братва! Расходимся! Встреча у Чёрной балки! – крикнул старшина. Морпехи стали разбегаться в складках скал и скрылись из виду.
 
                                                 ***
 
Санька полз в темноте добрый час, никого не встречая. Внезапно что – то схватило его за горло, и он ударил в темноту кинжалом. Оказалось, что он напоролся на линию связи. Так дальше  и пополз вдоль линии, перекусив её в нескольких местах. Проволока привела в бурьян, а приглядевшись в предрассветной мгле, Санька увидел часового и пасущихся на лужке коней. Он выждал и тихо пополз к часовому, держа в левой руке автомат, а в правой кинжал. Внезапно правая рука провалилась в яму и упёрлась во что – то мягкое. Из – под земли доносились громкие голоса на румынском языке.  Он рассмеялся и понял, что вляпался в одеяло, закрывающее отдушину блиндажа. Санька прорезал дырку и осторожно заглянул вниз. «Мамалыжники»  с жаром спорили,  склонившись над штабной картой, а по углам сидели телефонисты.
- Никак на штаб нарвался?  Это я удачно заполз! – подумал морпех, и полез в подсумок за гранатой. Он только собрался закинуть её в отдушину, как к блиндажу подскакали  ещё два румынских офицера. Судя по тому, как  офицерьё  засуетилось, вскочили и вытянулись по стойке «смирно», прискакал большой начальник.
 Санька зашвырнул гранату в блиндаж и кубарем покатился в бурьян.  В блиндаже рвануло, земля вспучилась, и раздались вопли раненых. Поднялась беспорядочная стрельба, а  Санька вскочил на привязанную лошадь и рванул с места в галоп. Он - оторвался!
Когда Санька выполз к переднему краю румынских окопов, уже рассвело…
Справа простучала автоматная очередь, и часовой на гребне окопа упал.
- Наши рядом, надо ползти к ним! – промелькнуло у него в голове, и он обрадовался. Тут завыли мины и стали рваться у дальних кустов одна за другой, и автомат замолк. Из ложбинки выбежали несколько  румын,  и непрерывно стреляя, развернувшись веером,  направились к дальним кустам, где сидел Санькин товарищ.  Он поднял свой автомат и дал длинную очередь.  Парочка вояк упала, а остальные удрали в кукурузу. Все стихло, только издали доносилась глухая стрельба.
Когда он подполз к кустам, то нашёл раненного Лёньку. Он лежал на боку и глухо стонал. Увидев Саньку,  он закрыл глаза и тихо прошептал:
- Саня… не откажи…нам не выбраться… пристрели!
Саня взглянул в его бледное бескровное лицо и отчётливо понял, что в этих кустах он найдёт и свой собственный конец. Лёньку в одиночку ему не утащить, а выполнить последнюю просьбу боевого товарища, он не сможет. Жалость к самому себе, своей молодой жизни, и к уходящей по капле жизни боевого друга, сжала его сердце. Всё внутри похолодело и заныло…
Санька сурово застыл, потом пересилил себя и улыбнулся. Сказал Лёньке весело, как сумел:
- Ништо! Всегда поспеется! Отсидимся: двое – не один! Давай перевяжу…
Перевязав Леню он устроил его поудобней, и дал в руки автомат, при этом сказав:
- Будешь за фланговый огонь отвечать. Лежи и нажимай на спуск, только и делов! Отобьёмся морпех, наши близко!
 
                                                 ***
Впереди, за румынскими окопами шла ожесточённая стрельба. Кусты с двумя  морпехами  оказались на пути отступающих в панике румынских солдат. Бойцы стали готовиться к последнему бою…
- Лёнь! Гранаты у тебя есть? Дай парочку!
- Три штуки в заначке, возьми!  Диск мой не тронь. Сам стрелять ещё могу. Ввалим мы сейчас «мамалыжникам», пока до нас дойдут, а Саня?
- Факт, навалим по самые уши! – сказал Санька, и они надолго замолчали.
- Наши сзади! Слышишь Саня?
 Санька и сам услышал чёткие недолгие очереди, но боялся в это поверить. Лёня зашевелился и прокричал слабым хриплым голосом:
- Братва! Морпехи! Мы здесь!
Саня высунулся из  куста и увидел мелькавшие в кукурузе две чёрные бескозырки.
- Право на борт! Свои! – замахал Санька автоматом.
На счастье ребят, к ним вышли старшина Смирнов и морпех Кузнецов.
- Теперь, повоюем! – обрадовался Санька.
От его унылого настроения не осталось и следа. Тут же он предложил всем перебежать в недалёкую балку и бить отходящих румын с фланга.  Морпехи подняли раненного товарища на руки и потащили…
Оставалось пройти метров пятьдесят, когда из ложбинки затрещали выстрелы, и вывалилось больше десятка румын. Саня полоснул из автомата, но и товарищам пришлось положить Лёньку на землю и вступить в бой. Наконец, отбившись, морпехи скатились в балку и натолкнулись на последнего бойца своего отряда – Витька. Он занял выигрышную позицию на склоне, обложился гранатами и выставил из высокой травы дуло своего автомата. Увидев ребят, он возбуждённо воскликнул:
-  А я уж подумал – мне кранты! Лежу один, как перст, а их сейчас попрёт… Ну, теперь нас хрен возьмёшь!
Лёнька лежал без сознания, и впадал в забытьё.  Бинты разбухли от крови. Санька снял свой тельник, разорвал и сделал товарищу перевязку. Старшина снял с пояса флягу и отдал последний глоток раненому.
- Держись, Лёня! – сказал старшина. – Факт, пробьёмся!
Саня глянул в сторону кустов и сказал:
- Попёрли «мамалыжники», глядите…
Из ложбинки, прямо, на те кусты, где недавно были морпехи, выбежала толпа перепуганных румын. Впереди всех бежали немцы – автоматчики, около взвода. Фрицы первыми добежали до кустов, залегли и стали стрелять по отступающим румынам.
- Что творят, суки! Как наши заградотрядовцы! – воскликнул старшина.
- Что ж, братва, поможем фрицам? – азартно воскликнул Санька.
Можно было и не стрелять, и избежать боя, но они стреляли, помогая атаке родного десантного полка.
 
                                                  ***
 
Немцы очухались и перенесли огонь на морпехов. Офицер собрал пару десятков солдат и повёл в атаку на балку. Это был уже настоящий бой. Наши отбили две атаки, но с патронами было плохо…
- Надо держаться! Готовьте гранаты! Патроны будем беречь на прорыв - дал команду старшина.
Они надолго замолчали, выжидая и подпуская фрицев поближе…
Санька достал из вещмешка офицерский «Вальтер» и посмотрел обойму.
- Шесть патронов, а нас пятеро. Хватит!
- Откуда добыл ствол? – поинтересовался Витёк.
- Ночью офицера прихлопнул. Вещь нужная, всегда пригодится.    
И они снова замолчали, вглядываясь в толпу румын и немцев, катившуюся к балке.  Были они уже близко, когда во весь свой богатырский рост,  встал старшина в полосатой тельняшке, с гранатой в правой руке, весь крепкий и ладный.
- Эй, «Мамалыжники», заполучите морпеховский подарок! – крикнул он и швырнул в набежавшую толпу гранату. Вслед за ней из балки вылетели ещё три штуки. Румыны растерялись и стали разбегаться, как ошпаренные.
Ребята рванули на прорыв. Раздались взрывы гранат и треск очередей…
Старшина тащил раненого Лёню на себе, а ребята охраняли и отстреливались последними патронами. Тяжко пришлось…
Прорвались! Румыны остались далеко за кустами, а впереди были свои.
Санька встал и сказал раненому Лёне с излишней деловитостью:
- Тут полежи, а мы пойдём за носилками. Надо своих искать!
Морпехи встали в полный рост – четыре бойца в морских тельниках, в чёрных бескозырках, все окровавленные, перевязанные обрывками форменок, но живые!  Это были сильные духом, настоящие русские морпехи, которые всегда готовы сражаться с тысячами врагов!
Непобедимая  Русская Морская пехота!
 
P. S. Посвящаю:  Дню Армии и Флота!
                              Февраль 2016 года
 
 
 
Рейтинг: +1 424 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
90
79
76
76
75
67
67
67
64
63
62
61
60
В октябре... 25 октября 2019 (Людмила Рулёва)
60
59
58
58
57
57
56
56
55
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
55
55
53
50
50
47
42
40