ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДраматургия → МОРПЕХИ Военная проза Рассказ

МОРПЕХИ Военная проза Рассказ

9 февраля 2016 - Игорь Трохин

 
Морпехи       Военная проза       Рассказ
                       
Под покровом тёмной южной ночи, когда лик лунного месяца стыдливо спрятался за набежавшую тучку, торпедный катер тихонько закрался в маленькую бухточку на вражеском берегу и спустил на воду ялик. На море слегка штормило, и катер рыскал по курсу, подставляя нос под волну, но лишь стоило ему зайти за скалу, как волнение улеглось…
Пятёрка морпехов спустилась в шлюпку, ничем не выдавая своего присутствия и обмотав уключины тряпками, не спеша и настороженно погребла к песчаному  пляжу между острых скал. Вражеский берег угрюмо молчал, а издалека доносились отзвуки артиллерийской канонады.
Вокруг всей Одессы поблёскивало огненное кольцо залпов, а с моря били боевые корабли, поддерживая высадку десантного морского полка, рвущегося на штурм нашего родного города, который изнывал под пятой фашистских оккупантов. В самом городе кровавыми  цветками, то здесь, то там, распускались пожары…
Морпехи были заброшены в тыл на разведку, а затем должны были  выйти на встречу к  своему полку, штурмующему город. Говоря военным языком, разведгруппа вышла на рекогносцировку.
С прибрежной скалы внезапно ударил луч прожектора, побежал по воде заливчика и упёрся в торпедный катер. Загремели пулемётные очереди и трассеры понеслись в сторону моря. Катер развернулся на пятке, взревел моторами и понёсся вон из бухты.
- Полундра Братва! Расходимся! Встреча у Чёрной балки! – крикнул старшина. Морпехи стали разбегаться в складках скал и скрылись из виду.
 
                                                 ***
 
Санька полз в темноте добрый час, никого не встречая. Внезапно что – то схватило его за горло, и он ударил в темноту кинжалом. Оказалось, что он напоролся на линию связи. Так дальше  и пополз вдоль линии, перекусив её в нескольких местах. Проволока привела в бурьян, а приглядевшись в предрассветной мгле, Санька увидел часового и пасущихся на лужке коней. Он выждал и тихо пополз к часовому, держа в левой руке автомат, а в правой кинжал. Внезапно правая рука провалилась в яму и упёрлась во что – то мягкое. Из – под земли доносились громкие голоса на румынском языке.  Он рассмеялся и понял, что вляпался в одеяло, закрывающее отдушину блиндажа. Санька прорезал дырку и осторожно заглянул вниз. «Мамалыжники»  с жаром спорили,  склонившись над штабной картой, а по углам сидели телефонисты.
- Никак на штаб нарвался?  Это я удачно заполз! – подумал морпех, и полез в подсумок за гранатой. Он только собрался закинуть её в отдушину, как к блиндажу подскакали  ещё два румынских офицера. Судя по тому, как  офицерьё  засуетилось, вскочили и вытянулись по стойке «смирно», прискакал большой начальник.
 Санька зашвырнул гранату в блиндаж и кубарем покатился в бурьян.  В блиндаже рвануло, земля вспучилась, и раздались вопли раненых. Поднялась беспорядочная стрельба, а  Санька вскочил на привязанную лошадь и рванул с места в галоп. Он - оторвался!
Когда Санька выполз к переднему краю румынских окопов, уже рассвело…
Справа простучала автоматная очередь, и часовой на гребне окопа упал.
- Наши рядом, надо ползти к ним! – промелькнуло у него в голове, и он обрадовался. Тут завыли мины и стали рваться у дальних кустов одна за другой, и автомат замолк. Из ложбинки выбежали несколько  румын,  и непрерывно стреляя, развернувшись веером,  направились к дальним кустам, где сидел Санькин товарищ.  Он поднял свой автомат и дал длинную очередь.  Парочка вояк упала, а остальные удрали в кукурузу. Все стихло, только издали доносилась глухая стрельба.
Когда он подполз к кустам, то нашёл раненного Лёньку. Он лежал на боку и глухо стонал. Увидев Саньку,  он закрыл глаза и тихо прошептал:
- Саня… не откажи…нам не выбраться… пристрели!
Саня взглянул в его бледное бескровное лицо и отчётливо понял, что в этих кустах он найдёт и свой собственный конец. Лёньку в одиночку ему не утащить, а выполнить последнюю просьбу боевого товарища, он не сможет. Жалость к самому себе, своей молодой жизни, и к уходящей по капле жизни боевого друга, сжала его сердце. Всё внутри похолодело и заныло…
Санька сурово застыл, потом пересилил себя и улыбнулся. Сказал Лёньке весело, как сумел:
- Ништо! Всегда поспеется! Отсидимся: двое – не один! Давай перевяжу…
Перевязав Леню он устроил его поудобней, и дал в руки автомат, при этом сказав:
- Будешь за фланговый огонь отвечать. Лежи и нажимай на спуск, только и делов! Отобьёмся морпех, наши близко!
 
                                                 ***
Впереди, за румынскими окопами шла ожесточённая стрельба. Кусты с двумя  морпехами  оказались на пути отступающих в панике румынских солдат. Бойцы стали готовиться к последнему бою…
- Лёнь! Гранаты у тебя есть? Дай парочку!
- Три штуки в заначке, возьми!  Диск мой не тронь. Сам стрелять ещё могу. Ввалим мы сейчас «мамалыжникам», пока до нас дойдут, а Саня?
- Факт, навалим по самые уши! – сказал Санька, и они надолго замолчали.
- Наши сзади! Слышишь Саня?
 Санька и сам услышал чёткие недолгие очереди, но боялся в это поверить. Лёня зашевелился и прокричал слабым хриплым голосом:
- Братва! Морпехи! Мы здесь!
Саня высунулся из  куста и увидел мелькавшие в кукурузе две чёрные бескозырки.
- Право на борт! Свои! – замахал Санька автоматом.
На счастье ребят, к ним вышли старшина Смирнов и морпех Кузнецов.
- Теперь, повоюем! – обрадовался Санька.
От его унылого настроения не осталось и следа. Тут же он предложил всем перебежать в недалёкую балку и бить отходящих румын с фланга.  Морпехи подняли раненного товарища на руки и потащили…
Оставалось пройти метров пятьдесят, когда из ложбинки затрещали выстрелы, и вывалилось больше десятка румын. Саня полоснул из автомата, но и товарищам пришлось положить Лёньку на землю и вступить в бой. Наконец, отбившись, морпехи скатились в балку и натолкнулись на последнего бойца своего отряда – Витька. Он занял выигрышную позицию на склоне, обложился гранатами и выставил из высокой травы дуло своего автомата. Увидев ребят, он возбуждённо воскликнул:
-  А я уж подумал – мне кранты! Лежу один, как перст, а их сейчас попрёт… Ну, теперь нас хрен возьмёшь!
Лёнька лежал без сознания, и впадал в забытьё.  Бинты разбухли от крови. Санька снял свой тельник, разорвал и сделал товарищу перевязку. Старшина снял с пояса флягу и отдал последний глоток раненому.
- Держись, Лёня! – сказал старшина. – Факт, пробьёмся!
Саня глянул в сторону кустов и сказал:
- Попёрли «мамалыжники», глядите…
Из ложбинки, прямо, на те кусты, где недавно были морпехи, выбежала толпа перепуганных румын. Впереди всех бежали немцы – автоматчики, около взвода. Фрицы первыми добежали до кустов, залегли и стали стрелять по отступающим румынам.
- Что творят, суки! Как наши заградотрядовцы! – воскликнул старшина.
- Что ж, братва, поможем фрицам? – азартно воскликнул Санька.
Можно было и не стрелять, и избежать боя, но они стреляли, помогая атаке родного десантного полка.
 
                                                  ***
 
Немцы очухались и перенесли огонь на морпехов. Офицер собрал пару десятков солдат и повёл в атаку на балку. Это был уже настоящий бой. Наши отбили две атаки, но с патронами было плохо…
- Надо держаться! Готовьте гранаты! Патроны будем беречь на прорыв - дал команду старшина.
Они надолго замолчали, выжидая и подпуская фрицев поближе…
Санька достал из вещмешка офицерский «Вальтер» и посмотрел обойму.
- Шесть патронов, а нас пятеро. Хватит!
- Откуда добыл ствол? – поинтересовался Витёк.
- Ночью офицера прихлопнул. Вещь нужная, всегда пригодится.    
И они снова замолчали, вглядываясь в толпу румын и немцев, катившуюся к балке.  Были они уже близко, когда во весь свой богатырский рост,  встал старшина в полосатой тельняшке, с гранатой в правой руке, весь крепкий и ладный.
- Эй, «Мамалыжники», заполучите морпеховский подарок! – крикнул он и швырнул в набежавшую толпу гранату. Вслед за ней из балки вылетели ещё три штуки. Румыны растерялись и стали разбегаться, как ошпаренные.
Ребята рванули на прорыв. Раздались взрывы гранат и треск очередей…
Старшина тащил раненого Лёню на себе, а ребята охраняли и отстреливались последними патронами. Тяжко пришлось…
Прорвались! Румыны остались далеко за кустами, а впереди были свои.
Санька встал и сказал раненому Лёне с излишней деловитостью:
- Тут полежи, а мы пойдём за носилками. Надо своих искать!
Морпехи встали в полный рост – четыре бойца в морских тельниках, в чёрных бескозырках, все окровавленные, перевязанные обрывками форменок, но живые!  Это были сильные духом, настоящие русские морпехи, которые всегда готовы сражаться с тысячами врагов!
Непобедимая  Русская Морская пехота!
 
P. S. Посвящаю:  Дню Армии и Флота!
                              Февраль 2016 года
 
 

© Copyright: Игорь Трохин, 2016

Регистрационный номер №0329438

от 9 февраля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0329438 выдан для произведения:
 
Морпехи       Военная проза       Рассказ
                       
Под покровом тёмной южной ночи, когда лик лунного месяца стыдливо спрятался за набежавшую тучку, торпедный катер тихонько закрался в маленькую бухточку на вражеском берегу и спустил на воду ялик. На море слегка штормило, и катер рыскал по курсу, подставляя нос под волну, но лишь стоило ему зайти за скалу, как волнение улеглось…
Пятёрка морпехов спустилась в шлюпку, ничем не выдавая своего присутствия и обмотав уключины тряпками, не спеша и настороженно погребла к песчаному  пляжу между острых скал. Вражеский берег угрюмо молчал, а издалека доносились отзвуки артиллерийской канонады.
Вокруг всей Одессы поблёскивало огненное кольцо залпов, а с моря били боевые корабли, поддерживая высадку десантного морского полка, рвущегося на штурм нашего родного города, который изнывал под пятой фашистских оккупантов. В самом городе кровавыми  цветками, то здесь, то там, распускались пожары…
Морпехи были заброшены в тыл на разведку, а затем должны были  выйти на встречу к  своему полку, штурмующему город. Говоря военным языком, разведгруппа вышла на рекогносцировку.
С прибрежной скалы внезапно ударил луч прожектора, побежал по воде заливчика и упёрся в торпедный катер. Загремели пулемётные очереди и трассеры понеслись в сторону моря. Катер развернулся на пятке, взревел моторами и понёсся вон из бухты.
- Полундра Братва! Расходимся! Встреча у Чёрной балки! – крикнул старшина. Морпехи стали разбегаться в складках скал и скрылись из виду.
 
                                                 ***
 
Санька полз в темноте добрый час, никого не встречая. Внезапно что – то схватило его за горло, и он ударил в темноту кинжалом. Оказалось, что он напоролся на линию связи. Так дальше  и пополз вдоль линии, перекусив её в нескольких местах. Проволока привела в бурьян, а приглядевшись в предрассветной мгле, Санька увидел часового и пасущихся на лужке коней. Он выждал и тихо пополз к часовому, держа в левой руке автомат, а в правой кинжал. Внезапно правая рука провалилась в яму и упёрлась во что – то мягкое. Из – под земли доносились громкие голоса на румынском языке.  Он рассмеялся и понял, что вляпался в одеяло, закрывающее отдушину блиндажа. Санька прорезал дырку и осторожно заглянул вниз. «Мамалыжники»  с жаром спорили,  склонившись над штабной картой, а по углам сидели телефонисты.
- Никак на штаб нарвался?  Это я удачно заполз! – подумал морпех, и полез в подсумок за гранатой. Он только собрался закинуть её в отдушину, как к блиндажу подскакали  ещё два румынских офицера. Судя по тому, как  офицерьё  засуетилось, вскочили и вытянулись по стойке «смирно», прискакал большой начальник.
 Санька зашвырнул гранату в блиндаж и кубарем покатился в бурьян.  В блиндаже рвануло, земля вспучилась, и раздались вопли раненых. Поднялась беспорядочная стрельба, а  Санька вскочил на привязанную лошадь и рванул с места в галоп. Он - оторвался!
Когда Санька выполз к переднему краю румынских окопов, уже рассвело…
Справа простучала автоматная очередь, и часовой на гребне окопа упал.
- Наши рядом, надо ползти к ним! – промелькнуло у него в голове, и он обрадовался. Тут завыли мины и стали рваться у дальних кустов одна за другой, и автомат замолк. Из ложбинки выбежали несколько  румын,  и непрерывно стреляя, развернувшись веером,  направились к дальним кустам, где сидел Санькин товарищ.  Он поднял свой автомат и дал длинную очередь.  Парочка вояк упала, а остальные удрали в кукурузу. Все стихло, только издали доносилась глухая стрельба.
Когда он подполз к кустам, то нашёл раненного Лёньку. Он лежал на боку и глухо стонал. Увидев Саньку,  он закрыл глаза и тихо прошептал:
- Саня… не откажи…нам не выбраться… пристрели!
Саня взглянул в его бледное бескровное лицо и отчётливо понял, что в этих кустах он найдёт и свой собственный конец. Лёньку в одиночку ему не утащить, а выполнить последнюю просьбу боевого товарища, он не сможет. Жалость к самому себе, своей молодой жизни, и к уходящей по капле жизни боевого друга, сжала его сердце. Всё внутри похолодело и заныло…
Санька сурово застыл, потом пересилил себя и улыбнулся. Сказал Лёньке весело, как сумел:
- Ништо! Всегда поспеется! Отсидимся: двое – не один! Давай перевяжу…
Перевязав Леню он устроил его поудобней, и дал в руки автомат, при этом сказав:
- Будешь за фланговый огонь отвечать. Лежи и нажимай на спуск, только и делов! Отобьёмся морпех, наши близко!
 
                                                 ***
Впереди, за румынскими окопами шла ожесточённая стрельба. Кусты с двумя  морпехами  оказались на пути отступающих в панике румынских солдат. Бойцы стали готовиться к последнему бою…
- Лёнь! Гранаты у тебя есть? Дай парочку!
- Три штуки в заначке, возьми!  Диск мой не тронь. Сам стрелять ещё могу. Ввалим мы сейчас «мамалыжникам», пока до нас дойдут, а Саня?
- Факт, навалим по самые уши! – сказал Санька, и они надолго замолчали.
- Наши сзади! Слышишь Саня?
 Санька и сам услышал чёткие недолгие очереди, но боялся в это поверить. Лёня зашевелился и прокричал слабым хриплым голосом:
- Братва! Морпехи! Мы здесь!
Саня высунулся из  куста и увидел мелькавшие в кукурузе две чёрные бескозырки.
- Право на борт! Свои! – замахал Санька автоматом.
На счастье ребят, к ним вышли старшина Смирнов и морпех Кузнецов.
- Теперь, повоюем! – обрадовался Санька.
От его унылого настроения не осталось и следа. Тут же он предложил всем перебежать в недалёкую балку и бить отходящих румын с фланга.  Морпехи подняли раненного товарища на руки и потащили…
Оставалось пройти метров пятьдесят, когда из ложбинки затрещали выстрелы, и вывалилось больше десятка румын. Саня полоснул из автомата, но и товарищам пришлось положить Лёньку на землю и вступить в бой. Наконец, отбившись, морпехи скатились в балку и натолкнулись на последнего бойца своего отряда – Витька. Он занял выигрышную позицию на склоне, обложился гранатами и выставил из высокой травы дуло своего автомата. Увидев ребят, он возбуждённо воскликнул:
-  А я уж подумал – мне кранты! Лежу один, как перст, а их сейчас попрёт… Ну, теперь нас хрен возьмёшь!
Лёнька лежал без сознания, и впадал в забытьё.  Бинты разбухли от крови. Санька снял свой тельник, разорвал и сделал товарищу перевязку. Старшина снял с пояса флягу и отдал последний глоток раненому.
- Держись, Лёня! – сказал старшина. – Факт, пробьёмся!
Саня глянул в сторону кустов и сказал:
- Попёрли «мамалыжники», глядите…
Из ложбинки, прямо, на те кусты, где недавно были морпехи, выбежала толпа перепуганных румын. Впереди всех бежали немцы – автоматчики, около взвода. Фрицы первыми добежали до кустов, залегли и стали стрелять по отступающим румынам.
- Что творят, суки! Как наши заградотрядовцы! – воскликнул старшина.
- Что ж, братва, поможем фрицам? – азартно воскликнул Санька.
Можно было и не стрелять, и избежать боя, но они стреляли, помогая атаке родного десантного полка.
 
                                                  ***
 
Немцы очухались и перенесли огонь на морпехов. Офицер собрал пару десятков солдат и повёл в атаку на балку. Это был уже настоящий бой. Наши отбили две атаки, но с патронами было плохо…
- Надо держаться! Готовьте гранаты! Патроны будем беречь на прорыв - дал команду старшина.
Они надолго замолчали, выжидая и подпуская фрицев поближе…
Санька достал из вещмешка офицерский «Вальтер» и посмотрел обойму.
- Шесть патронов, а нас пятеро. Хватит!
- Откуда добыл ствол? – поинтересовался Витёк.
- Ночью офицера прихлопнул. Вещь нужная, всегда пригодится.    
И они снова замолчали, вглядываясь в толпу румын и немцев, катившуюся к балке.  Были они уже близко, когда во весь свой богатырский рост,  встал старшина в полосатой тельняшке, с гранатой в правой руке, весь крепкий и ладный.
- Эй, «Мамалыжники», заполучите морпеховский подарок! – крикнул он и швырнул в набежавшую толпу гранату. Вслед за ней из балки вылетели ещё три штуки. Румыны растерялись и стали разбегаться, как ошпаренные.
Ребята рванули на прорыв. Раздались взрывы гранат и треск очередей…
Старшина тащил раненого Лёню на себе, а ребята охраняли и отстреливались последними патронами. Тяжко пришлось…
Прорвались! Румыны остались далеко за кустами, а впереди были свои.
Санька встал и сказал раненому Лёне с излишней деловитостью:
- Тут полежи, а мы пойдём за носилками. Надо своих искать!
Морпехи встали в полный рост – четыре бойца в морских тельниках, в чёрных бескозырках, все окровавленные, перевязанные обрывками форменок, но живые!  Это были сильные духом, настоящие русские морпехи, которые всегда готовы сражаться с тысячами врагов!
Непобедимая  Русская Морская пехота!
 
P. S. Посвящаю:  Дню Армии и Флота!
                              Февраль 2016 года
 
 
 
Рейтинг: +1 398 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
110
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
83
78
76
76
75
74
65
65
64
63
61
61
60
59
57
57
56
55
55
54
51
49
49
48
45
35