Хочу все поменять!

4 октября 2013 - Зинаида Маркина
Хочу все поменять




Действующие лица:

Кузьма
Клавдия, его жена
Абраша, друг Кузьмы
тетя Цива — тетка Абрама
Рика
Соломон


Квартира Кузьмы и Клавдии. Бедно, грязно. На столе стоят пустые бутылки, валяются остатки еды. Хозяин спит на полу около стола.
Картина первая.
Кузьма: (просыпается) Фу! Ну и амбре! Сколько вчера тяпнули? Да Бог его знает… Кто же был, кто? (вспоминает). А, Васильковы были, Шиловы, Юрка тощий, Абраша … Клавка! Где ты, Клавка? Ау….
(входит Клава, полная неухоженная женщина в застиранном халате и бигудях)
Клава: Ну что тебе, Кузя? Я тут!
Куз: Что тебе Юрка тощий подарил?
Кл: Да что он может подарить? Ты что, не помнишь, что он пришел с бутылкой?
Куз: С какой? Водовки?
Кл: Если бы… С бутылкой одеколона «Гвоздика».
Куз: Ну и хорошо, душиться будешь, хотя «Жасмин» пахнет приятнее.
Кл: Чудак ты на букву «м». Он ее ,того самого, выпил, то есть. Сказал, что это дамское, а выпил сам!
Куз: Козел! Козлом был, козлом остался! Ну, до чего дошел Юрка тощий, это уже настоящий алкаш. Я, окромя «Тройняшки» ничего не пробовал, в армии вкусил.
Кл: Ты не алкаш, а выпивающий. Вот мне вчера уже полтинник стукнуло, а я ничего в жизни не видела. Кузя, а Кузя, что же нам сделать, чтобы другую жизнь увидать?
Куз: Кто его знает, наверное, надо пожить за границей, но кто нас туда пустит? Вот моему другу Абраше хорошо, он — еврей, может уехать в Израиль. Я, к сожалению, русский, да и то в смеси с цыганами.
Кл: Да, ему хорошо, разве евреям плохо бывает?
Куз: Замолчи, дура! Вечно ты к нему пристаешь со своими….Антисемитка, вот кто ты.
Кл: Какие слова ты знаешь. Да я ничего против Абрашки не имею, хороший мужик, не выпивает, не в пример тебе. Правда, с тех пор, как умерла его жена Фира, он стал такой рассеянный. Например, выпил вчера 200 грамм, а вообразил, что он у Стены Плача, стал молиться и просить у Бога вернуть Фиру, а, когда голоса божьего не услышал, стал с горя бить тарелки. Хорошо, что Васильков утащил его домой, а то бы все переколошматил…боец кухонный.

(Звонок. Входит Абрам.)
Абр: Привет, привет, друзья мои! Клавочка, с прошедшим тебя!
Кл: Помнишь, как вчера с тарелками воевал? Тащи опохмелиться!
Абр: Где я возьму? Ох, и болею я сегодня! Прости, Клавочка, не знаю, что это на меня нашло такое… Скучно мне без жены, хоть вешайся.
Куз: Иди, хоть рассольчику тяпни.
Абрам: Пожалуй. (пьет) У, полегчало чуток!
Кл: Абраша сядь, есть к тебе разговор.
Куз: Отстань от мужика, липучка!
Кл: Сейчас ты узнаешь, что я придумала.
Куз: Как всегда-очередную глупость.
Кл: Умница обдерганный! В общем, Абраша и Кузя, вы меня не перебивайте. Нам всем осточертело жить в нищете, так?
Куз и Абр: Так.
Кл: Мы все уедем в Израиль ,я знаю, как.
Куз: Как?
Абр: Как?
Кл: Я развожусь с Кузей и выхожу замуж за Абрама.
Куз: Убью, сука! А меня куда? Вот подлая баба. Сука – она всегда сука. У тебя Фира была порядочная, Абраша.
Абр: Порядочная, очень даже, Кузя. Я не хочу…
Кл: Абраша, твоя тетя Цива еще жива?
Абр: Да. Но она плохо слышит и плохо соображает.
Кл: Ничего, до Израиля доедет с Кузей, а там… будь, что будет. 

Картина вторая.

(Две семьи собираются в Израиль)
Цива: Абрашенька, мальчик, теперь что, Кузя мой муж?
Абр: Да тетя Цива, Обними его и погладь, он тебя не обидит.
Цива: Но у меня никогда не было мужа, я — девица, я боюсь!
Кл: Уже пора стать женщиной, вы теперь замужняя дама.
Абр: Тетя Цива, теперь вы замужем.
Цива: Неужели? Не верится. Но я рада.
Куз: По моему, с крышняком у нее полный разлад. Она еще захочет секса!
Цива: Нет, кекса я не хочу, а вот кефирчику с булочкой, пожалуй, с удовольствием.
Кл: Пей, Цивочка, пей, скоро поедем. Ту — ту. 
Цива: Все- все поедем?
Кл: Все — все.
Куз: Мы с ней еще намучаемся.
Кл: Она теперь твоя жена, вот и разбирайся с ней, понял?
Цива: Клавочка, девочка, а в Израиле пальмы есть?
Кл: Есть.
Цива: А обезьяны?
Кл: Есть.
Цива: тогда не поеду, боюсь обезьян.
Абр: Тетя Цивочка, Клава шутит, обезьяны живут только в зоопарке.
Куз: Хватит трепаться, опоздаем на самолет.
Цива: Ой, я боюсь летать на самолете! Я никогда не летала, предпочитаю поезд.
Кл: Все полетим, не боися.
Цива: Мы едем, едем, едем в далекие края! Тогда не страшно!
Клава: Веселые соседи, хорошие друзья!

Картина третья.

(Израиль. Съемная квартира. Все живут вместе.)
Абр: Вот и Израиль. И что сюда все рвутся? Пенсию дают поздно. А работа? Смешная у меня должность-садовник…Я просто подметаю улицы, дворник по российским меркам. (поет что-то на идиш)
(Входит Клава)
Кл: Ну, развылся! Устала ужасно. Старуха, у которой я работала сегодня, оказалась очень упрямой, все ей не так и не этак. Поди ее выкупай, она весом до полутора центнера доходит, пузо огромное на коленях лежит. А жрет! Просто не понимаю, как в нее все это лезет, только кошерное этой старой твари подавай. Ее бы в Сибирь, все бы лопала. Паучиха поганая. Ненавижу!
Абр: Не злись, Клава, все с этого начинают. С садовника, уборки, с ухода за стариками.
Кл: Надоели мне все эти морды жидовские, носатые, гнусные, обжористые. Тошнит от них. Фу!
Абр: Вот это да! Зачем ты ехала сюда?
Кл: Пошел ты… Да провались тот день… (уходит)
(Входит нарядная тетя Цива, в шляпке)
Цива: Я люблю тебя, жизнь, я люблю тебя снова и снова… Абраша, улыбнись! Чудные люди, чудная страна! Мне сказали, что я проживу здесь 120 лет. Абраша, ты знаешь, кто я теперь?
Абр: Кто, тетя Цива?
Цива: Я — активистка, член Совета ветеранов войны. (поет) Я люблю тебя жизнь, и надеюсь, что это взаимно…
Абр: А что ты там делаешь?
Цива: Регистрирую ветеранов, помогаю им в решении проблем. Скажу тебе по секрету: мне это очень нравится. И еще: у меня есть один молодой человек, он прелестный, если бы ты его увидел…
Абр: А как мы? Я, Клава, Кузя?
Цива: Пора пожить и для себя, сколько той жизни осталось? Ладно. Я сейчас уезжаю на Совет Ветеранов в Нетанию. Только переодену шляпку, в той мне, пожалуй, лучше. (уходит)
Абр: Стоило ехать, тетушка ожила и помолодела. Даже влюбилась. Где же Кузя? Его нет уже три недели. Бывает у него такое, когда с Клавкой ссорится. Сейчас узнаю. Клава!
Кл: Ну что, горе луковое?
Абр: Кузи нет 3 недели. Так долго он еще не гулял. Беспокойно ,может в полицию заявить?
Кл: Ну и что? Пьет, наверное. Ты же знаешь, он запойный.
Абр: Но в Израиле он перестал пить, даже вместо пива пьет «Колу».
Кл: Провалился бы он! Алкаши всегда так: то пьют, то нет. Завязывают, потом снова хрюкают. Отстань, Абрашка. (уходит)

Картина четвертая.

(Квартира Рики)
Куз: уже почти месяц мы с тобою вместе, а я о тебе ничего не знаю.
Рика: Лучше спишь, когда мало знаешь.
Куз: А помнишь, как мы с тобой познакомились?
Р: Да, если бы не ты…меня ,быть может, среди живых и не было. Я танцевала стриптиз, а ты подошел к стойке и попросил фруктовый коктейль. Потом обернулся и увидел ,что какой-то чокнутый набросился на меня и стал кусать мое тело. Его лицо было искажено злостью. Кровь бежала и бежала.
Куз: Я бросился скорей на помощь, за мной еще парочка мужчин. Ты была вся в крови, поздно увидели. Ты не кричала, только сильно закусила губу.
Р: У меня был просто сильный шок.
Куз: Этого маньяка увезли в полицию, а я схватил водку и стал протирать укусы. Затем попросил у хозяина бинт и перевязал раны. Хотели увезти тебя в больницу, но ты категорически отказалась.
Р: Я плохо помню, что было потом. У меня поднялась огромная температура. Я несколько раз теряла сознание. Ты целую неделю отваживался со мной. Благодаря тебе, я жива.
Куз: Вот живем мы с тобой уже месяц вместе, а не знаем друг о друге абсолютно ничего. Рика — это твое настоящее имя?
Р: Да, это сокращенное от имени Аурика, я -молдаванка и имя у меня молдавское. Мне 26 лет. А ты, действительно, Абраша?
Куз: Нет, мой любимый друг -Абраша Кауфман, а я -Кузьма Фомин, я — русский.
Р: Как ты здесь оказался: нелегал или жена еврейка?
Куз: Жена — еврейка, но брак наш фиктивный, она — старушка.
Р: Она собирается рожать? Или нет? Врешь ты все, и имя соврал…
Куз: Не совсем я плохой. Есть у меня друг, Абраша, мы приехали вместе с ним, а чтобы въехать в страну, я женился на его тете Циве. А ты как тут оказалась, смуглянка?
Р: Ехала на работу по рабочей визе, а, оказалось, везли сюда проституток, Я -балерина, теперь танцую стриптиз. Приходится. Как ты думаешь, это лучше, чем быть проституткой?
Куз: Не сказал бы… Но ,благодаря тебе, я теперь работаю под кондиционером в баре, лучше, чем на улице.
Р: Кто ты по специальности и откуда приехал?
Куз: Я из Томска, работал фельдшером на «Скорой».
Р: Это я могла догадаться по тому, как ты меня выхаживал, руки у тебя опытные. Ласковые, руки медика.
Куз: Рика, я тебя знаю так мало времени, однако чувствую, что дороже тебя и Абраши у меня человека нет. Абрам, думаю, беспокоится, ищет меня. Он всегда меня поймет. Я немолод, мне уже 47, но силенок у меня хватает. Прошу, останься со мной.
Р: Мне тоже с тобой хорошо. Милый мой, у любви возраста нет.
Куз: Зови меня так, как называла мама: Кузя.
Р: Кузя! Какое изумительное, старинное имя. Кузенька, я люблю тебя!

Картина пятая

(Съемная квартира Кауфманов-Фоминых)
Кл: Абрам, что ты там ешь?
Абр: Тортик из мацы. Вкусно. Присаживайся ко мне ,наливай чай и тоже кушай.
Кл: Ваши еврейские тортики…какие вы, такие и тортики….жуткая дрянь.
Абр: Твое дело.
Кл: Ничем тебя с места не сдвинешь. Как Фирка столько лет с тобой жила? Хоть бы взорвался разок.
Абр: Что я, бомба что ли? Я люблю тишину, спокойствие.
Кл:(бросается на него с кулаками)Скотина, скотина, жид пархатый. Убью!
Абр: Никого ты не убьешь, только болтаешь. Отстань от меня. Иди и отдыхай. Выпила, что ли?
Кл: Гад! Гад! (хватает термос, замахивается на Абр., тот отталкивает женщину)
(Абрам уходит, по дороге говорит)
Абр: Почему Кузя не звонит, что с ним? Нет, он непредсказуем, если не придет ,придется заявить в полицию.
(Клава рыдает)
(Заходят Цива и Соломон)
Цива: Соломончик, входи, ты у меня в первый раз. (увидела Клавдию) Клава, в чем дело? Ты оплакиваешь Кузьму? Он придет, не волнуйся. Я гадала на картах, он живой. (Клава убегает)
Цива: (Соломону) Друг мой! В этом доме иногда бывает такое… Но это не должно отвлекать нас от главного.
Сол: Да, да. Цивочка, что ты имеешь ввиду?
Цива: Я разве что-то имею? Да, Соломон, имею. У меня есть пенсия, есть общественная работа. Ой, тортик!
Сол: Кошерный?
Цива: Какой пещерный? Мацовый.
Сол: Перцовый?
Цива: Свожу тебя к ушнику. Иди, кушай.
Сол: Вкусно.
Цива: Это Абраша сделал, племянник мой.
Сол: У тебя есть дети?
Цива: Что ты, что ты? У меня и мужчин-то не было. Ты будешь первым, если захочешь жениться на мне.
Сол: Неужели?
Цива: Что ты хочешь мне сказать?
Сол: А что я должен сказать?
Цива: Как ты относишься ко мне?
Сол: С большой симпатией. Ты-женщина, которую я искал много лет.
Цива: Это напоминает мне гусарские романы прошлых лет, ох, как романтично! 
Сол: Конечно, я — человек практичный, бывший генерал все-таки…
Цива: Тебя не поймешь, что ты хочешь?
Сол (вытягиваясь) Милая Цива, я хочу тебе сказать…
Цива: Абраша - племянник, а не зять.
Сол: Нас обоих надо к ушнику. Так как недостатки у нас похожие, ты не была замужем, а я …почти не был женат, прошу твоей руки!
Цива: Почему руки? Тебе надо опираться?
Сол: Какая операция? Я в ней пока не нуждаюсь.
Цива: Что ты просишь, наконец?
Сол: Стань моей женой.
Цива: Ты серьезно? Я очень хочу, но я пока замужем.
Сол: Только что говорила, что ни разу не была замужем.
Цива: Кузя, друг Абраши, русский, не мог выехать в Израиль, мы с ним фиктивно расписались.
(Входят Кузя и Рика)
Цива: Вот и Кузя! Боже, где ты был столько времени? Кузя-это Соломон, мы с ним решили соединить наши судьбы. Будем жить до 120 лет.
Кузя: Ради Бога. Тетя Цива, рад за вас, поздравляю! Я дам развод, и вы поженитесь. Под хупой?
Цива: Нет, Кузя, он не слепой, дорогой мой Соломон немного глуховат только.
Куз: Счастья вам, Цива и Соломон! Мы с Рикой поедем на Кипр и тоже поженимся. Как вам моя Рика?
Сол: Обойдемся без крика. Цивочка, цветочек мой, идем…
Цива: Поздравляю, дорогие!
(Вбегает Клава)
Кл: Где ты, Кузька, шлялся, скотина? Это не дом, а дурдом. Это что за кокотка?
Куз: Это не кокотка, а Аурика. Моя любимая женщина. Это Клавдия, жена Абраши, моя бывшая супруга.
Кл: Мели, Емеля… Еще раз спрашиваю, что это за баба?
Куз: Это ты — баба, грубая и неотесанная. А Рика – прекрасная дама.
Р: Все так запутано. Не могу понять, почему Клава ревнует тебя. Вы разведены.
Кл: Что зубы скалишь? Кузя, ну их, этих жидов. Давай уедем назад, ты будешь опять работать на «Скорой». Я буду торговать овощами. Согласен, ну, Кузя?
Куз: Ты что, Клавдия? Ты сама отдала меня за тетю Циву. Вот и живи без меня. Я люблю Рику и мы будем мужем и женой, у нас много общего…
Кл: Рика. Имя — то у нее собачье.
Куз: Не смей оскорблять женщину, которую я люблю!
Кл: Нашел, кого любить: тощая, драная кошка, ни кожи, ни рожи. Что ты в ней нашел, дурила?
Куз: Этого я тебе не прощу. Убирайся отсюда и …живи, как хочешь. Знать тебя, хамку, не желаю.
Кл: Это дом мой. Здесь живу я и мой дорогой муженек Абрашечка. Абрашенька, иди и защити меня!
(Входит Абраша)
Абр: (радостно) Кузя! Вернулся целый и невредимый! Как я рад!
Кл: Они меня оскорбляют!(нарочно падает в обморок)
Р: Кузя, помоги ей…Абрам…Ей плохо…
Абр: Не беспокойтесь. Эта дама — великолепная артистка, успокойтесь. Это розыгрыш.
Куз: Ее репертуар не меняется. Абраша, познакомься ,эту женщину зовут Аурика ,и я ее просто обожаю. Она из Молдавии.
Абр: Я очень рад и желаю, чтобы вы были счастливы.
Кл:(вскакивает) Ни – ког — да! Кузя, скажи им, что ты любишь только меня, мы с тобой прожили много лет. Кузя!
Абр: Вот и отлично! Теперь я могу с тобой развестись, ты объясняешься в любви при мне другому.
Кл: Но ты — фиктивный муж.
Абр: Фиктивный брак — преступление. Поэтому, расстанемся по — хорошему, как интеллигентные люди.
Кл: У, жидяра! Ты меня еще вспомнишь! Устроили себе государство и эксплуатируют нас, русских. Да здравствуют, неофашисты! Ура!
Абр: Вон! Вон отсюда!
Кл: Сейчас вызову полицию.
Куз: Зови, тебя сразу посадят.
Абр: бери свои вещи и уходи! Чтобы ноги твоей тут не было, антисемитка!
Куз: Абраша, дружище, не обращай на эту стерву внимания. Рика, давай его познакомим с хорошей женщиной. У него была жена Фирочка, царство небесное, чудная женщина. Абрам заслуживает счастья.
Р: Конечно. Твой друг произвел на меня приятное впечатление. Давай его познакомим с Майей, нашей поварихой, она умница и хозяйка отличная.
Абр: Вот этого не надо, прошу вас.
Куз: Надо, ты не должен быть один, тем более, что тетя Цива выходит замуж.
Абр: Тетя? О чем ты говоришь, Кузя?
Кл: (уходит с чемоданом) Прощевайте! Как я рада, что вас, негодяев, не увижу. Рожи поганые. Компания змеиная!
Куз: Скатертью дорожка!
(Входят Цива и Соломон)
Сол: Еще раз: здравствуйте!
Куз: Это Соломон, жених твоей тети.
Абр: Абрам, очень приятно.
Цива: Я решила взять белую сумочку, она больше подходит к моей шляпке. (Рике) Как вы думаете?
Р: Положительно. Белое подходит к белому.
Цива (приносит сумку): Милый, идем!
Сол: До свидания.
Цива: До встречи!
(кузя, Рика, Абраша смеются)
Абр: Куьма, Аурика, прошу за стол. Есть шампанское. (выносит бутылку, разливает).
Друзья! Давайте выпьем за дружбу. Вот мы сидим за столом люди трех национальностей: русский, еврей, молдаванка, и нам очень хорошо втроем. У нас нет разногласий по национальным вопросам. Выпьем за наше братство! Если на свете попадаются такие Клавочки, надо просто не обращать на них внимания.
Куз: Страшные люди антисемиты, они устраивали погромы еврейских домов, во время войны выдавали евреев немцам. Их не сразу видно, они и не маскируются. Как Клавка. Сколько лет я прожил с ней! Не понимал, что нутро ее гнилое. Прости, Абраша!
Абр: Что поделаешь? В каждом народе не без урода. А ты, Кузьма, совсем не такой, хотя и не еврей. Ты мне вроде брата, которого у меня не было.
Рика: Абрам, как вы правы! Я очень хочу, чтобы вы стали мне добрым другом..
Абр: Без этого нельзя. Выпьем за дружбу! Выпьем за любовь!(звучит песня:»Выпьем за любовь».Абрам, Кузя, Рика о чем-то беседуют, Кузя обнимает Абрама и Рику.)
Все: Выпьем за любовь! 

© Copyright: Зинаида Маркина, 2013

Регистрационный номер №0162633

от 4 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0162633 выдан для произведения: Хочу все поменять




Действующие лица:

Кузьма
Клавдия, его жена
Абраша, друг Кузьмы
тетя Цива — тетка Абрама
Рика
Соломон


Квартира Кузьмы и Клавдии. Бедно, грязно. На столе стоят пустые бутылки, валяются остатки еды. Хозяин спит на полу около стола.
Картина первая.
Кузьма: (просыпается) Фу! Ну и амбре! Сколько вчера тяпнули? Да Бог его знает… Кто же был, кто? (вспоминает). А, Васильковы были, Шиловы, Юрка тощий, Абраша … Клавка! Где ты, Клавка? Ау….
(входит Клава, полная неухоженная женщина в застиранном халате и бигудях)
Клава: Ну что тебе, Кузя? Я тут!
Куз: Что тебе Юрка тощий подарил?
Кл: Да что он может подарить? Ты что, не помнишь, что он пришел с бутылкой?
Куз: С какой? Водовки?
Кл: Если бы… С бутылкой одеколона «Гвоздика».
Куз: Ну и хорошо, душиться будешь, хотя «Жасмин» пахнет приятнее.
Кл: Чудак ты на букву «м». Он ее ,того самого, выпил, то есть. Сказал, что это дамское, а выпил сам!
Куз: Козел! Козлом был, козлом остался! Ну, до чего дошел Юрка тощий, это уже настоящий алкаш. Я, окромя «Тройняшки» ничего не пробовал, в армии вкусил.
Кл: Ты не алкаш, а выпивающий. Вот мне вчера уже полтинник стукнуло, а я ничего в жизни не видела. Кузя, а Кузя, что же нам сделать, чтобы другую жизнь увидать?
Куз: Кто его знает, наверное, надо пожить за границей, но кто нас туда пустит? Вот моему другу Абраше хорошо, он — еврей, может уехать в Израиль. Я, к сожалению, русский, да и то в смеси с цыганами.
Кл: Да, ему хорошо, разве евреям плохо бывает?
Куз: Замолчи, дура! Вечно ты к нему пристаешь со своими….Антисемитка, вот кто ты.
Кл: Какие слова ты знаешь. Да я ничего против Абрашки не имею, хороший мужик, не выпивает, не в пример тебе. Правда, с тех пор, как умерла его жена Фира, он стал такой рассеянный. Например, выпил вчера 200 грамм, а вообразил, что он у Стены Плача, стал молиться и просить у Бога вернуть Фиру, а, когда голоса божьего не услышал, стал с горя бить тарелки. Хорошо, что Васильков утащил его домой, а то бы все переколошматил…боец кухонный.

(Звонок. Входит Абрам.)
Абр: Привет, привет, друзья мои! Клавочка, с прошедшим тебя!
Кл: Помнишь, как вчера с тарелками воевал? Тащи опохмелиться!
Абр: Где я возьму? Ох, и болею я сегодня! Прости, Клавочка, не знаю, что это на меня нашло такое… Скучно мне без жены, хоть вешайся.
Куз: Иди, хоть рассольчику тяпни.
Абрам: Пожалуй. (пьет) У, полегчало чуток!
Кл: Абраша сядь, есть к тебе разговор.
Куз: Отстань от мужика, липучка!
Кл: Сейчас ты узнаешь, что я придумала.
Куз: Как всегда-очередную глупость.
Кл: Умница обдерганный! В общем, Абраша и Кузя, вы меня не перебивайте. Нам всем осточертело жить в нищете, так?
Куз и Абр: Так.
Кл: Мы все уедем в Израиль ,я знаю, как.
Куз: Как?
Абр: Как?
Кл: Я развожусь с Кузей и выхожу замуж за Абрама.
Куз: Убью, сука! А меня куда? Вот подлая баба. Сука – она всегда сука. У тебя Фира была порядочная, Абраша.
Абр: Порядочная, очень даже, Кузя. Я не хочу…
Кл: Абраша, твоя тетя Цива еще жива?
Абр: Да. Но она плохо слышит и плохо соображает.
Кл: Ничего, до Израиля доедет с Кузей, а там… будь, что будет. 

Картина вторая.

(Две семьи собираются в Израиль)
Цива: Абрашенька, мальчик, теперь что, Кузя мой муж?
Абр: Да тетя Цива, Обними его и погладь, он тебя не обидит.
Цива: Но у меня никогда не было мужа, я — девица, я боюсь!
Кл: Уже пора стать женщиной, вы теперь замужняя дама.
Абр: Тетя Цива, теперь вы замужем.
Цива: Неужели? Не верится. Но я рада.
Куз: По моему, с крышняком у нее полный разлад. Она еще захочет секса!
Цива: Нет, кекса я не хочу, а вот кефирчику с булочкой, пожалуй, с удовольствием.
Кл: Пей, Цивочка, пей, скоро поедем. Ту — ту. 
Цива: Все- все поедем?
Кл: Все — все.
Куз: Мы с ней еще намучаемся.
Кл: Она теперь твоя жена, вот и разбирайся с ней, понял?
Цива: Клавочка, девочка, а в Израиле пальмы есть?
Кл: Есть.
Цива: А обезьяны?
Кл: Есть.
Цива: тогда не поеду, боюсь обезьян.
Абр: Тетя Цивочка, Клава шутит, обезьяны живут только в зоопарке.
Куз: Хватит трепаться, опоздаем на самолет.
Цива: Ой, я боюсь летать на самолете! Я никогда не летала, предпочитаю поезд.
Кл: Все полетим, не боися.
Цива: Мы едем, едем, едем в далекие края! Тогда не страшно!
Клава: Веселые соседи, хорошие друзья!

Картина третья.

(Израиль. Съемная квартира. Все живут вместе.)
Абр: Вот и Израиль. И что сюда все рвутся? Пенсию дают поздно. А работа? Смешная у меня должность-садовник…Я просто подметаю улицы, дворник по российским меркам. (поет что-то на идиш)
(Входит Клава)
Кл: Ну, развылся! Устала ужасно. Старуха, у которой я работала сегодня, оказалась очень упрямой, все ей не так и не этак. Поди ее выкупай, она весом до полутора центнера доходит, пузо огромное на коленях лежит. А жрет! Просто не понимаю, как в нее все это лезет, только кошерное этой старой твари подавай. Ее бы в Сибирь, все бы лопала. Паучиха поганая. Ненавижу!
Абр: Не злись, Клава, все с этого начинают. С садовника, уборки, с ухода за стариками.
Кл: Надоели мне все эти морды жидовские, носатые, гнусные, обжористые. Тошнит от них. Фу!
Абр: Вот это да! Зачем ты ехала сюда?
Кл: Пошел ты… Да провались тот день… (уходит)
(Входит нарядная тетя Цива, в шляпке)
Цива: Я люблю тебя, жизнь, я люблю тебя снова и снова… Абраша, улыбнись! Чудные люди, чудная страна! Мне сказали, что я проживу здесь 120 лет. Абраша, ты знаешь, кто я теперь?
Абр: Кто, тетя Цива?
Цива: Я — активистка, член Совета ветеранов войны. (поет) Я люблю тебя жизнь, и надеюсь, что это взаимно…
Абр: А что ты там делаешь?
Цива: Регистрирую ветеранов, помогаю им в решении проблем. Скажу тебе по секрету: мне это очень нравится. И еще: у меня есть один молодой человек, он прелестный, если бы ты его увидел…
Абр: А как мы? Я, Клава, Кузя?
Цива: Пора пожить и для себя, сколько той жизни осталось? Ладно. Я сейчас уезжаю на Совет Ветеранов в Нетанию. Только переодену шляпку, в той мне, пожалуй, лучше. (уходит)
Абр: Стоило ехать, тетушка ожила и помолодела. Даже влюбилась. Где же Кузя? Его нет уже три недели. Бывает у него такое, когда с Клавкой ссорится. Сейчас узнаю. Клава!
Кл: Ну что, горе луковое?
Абр: Кузи нет 3 недели. Так долго он еще не гулял. Беспокойно ,может в полицию заявить?
Кл: Ну и что? Пьет, наверное. Ты же знаешь, он запойный.
Абр: Но в Израиле он перестал пить, даже вместо пива пьет «Колу».
Кл: Провалился бы он! Алкаши всегда так: то пьют, то нет. Завязывают, потом снова хрюкают. Отстань, Абрашка. (уходит)

Картина четвертая.

(Квартира Рики)
Куз: уже почти месяц мы с тобою вместе, а я о тебе ничего не знаю.
Рика: Лучше спишь, когда мало знаешь.
Куз: А помнишь, как мы с тобой познакомились?
Р: Да, если бы не ты…меня ,быть может, среди живых и не было. Я танцевала стриптиз, а ты подошел к стойке и попросил фруктовый коктейль. Потом обернулся и увидел ,что какой-то чокнутый набросился на меня и стал кусать мое тело. Его лицо было искажено злостью. Кровь бежала и бежала.
Куз: Я бросился скорей на помощь, за мной еще парочка мужчин. Ты была вся в крови, поздно увидели. Ты не кричала, только сильно закусила губу.
Р: У меня был просто сильный шок.
Куз: Этого маньяка увезли в полицию, а я схватил водку и стал протирать укусы. Затем попросил у хозяина бинт и перевязал раны. Хотели увезти тебя в больницу, но ты категорически отказалась.
Р: Я плохо помню, что было потом. У меня поднялась огромная температура. Я несколько раз теряла сознание. Ты целую неделю отваживался со мной. Благодаря тебе, я жива.
Куз: Вот живем мы с тобой уже месяц вместе, а не знаем друг о друге абсолютно ничего. Рика — это твое настоящее имя?
Р: Да, это сокращенное от имени Аурика, я -молдаванка и имя у меня молдавское. Мне 26 лет. А ты, действительно, Абраша?
Куз: Нет, мой любимый друг -Абраша Кауфман, а я -Кузьма Фомин, я — русский.
Р: Как ты здесь оказался: нелегал или жена еврейка?
Куз: Жена — еврейка, но брак наш фиктивный, она — старушка.
Р: Она собирается рожать? Или нет? Врешь ты все, и имя соврал…
Куз: Не совсем я плохой. Есть у меня друг, Абраша, мы приехали вместе с ним, а чтобы въехать в страну, я женился на его тете Циве. А ты как тут оказалась, смуглянка?
Р: Ехала на работу по рабочей визе, а, оказалось, везли сюда проституток, Я -балерина, теперь танцую стриптиз. Приходится. Как ты думаешь, это лучше, чем быть проституткой?
Куз: Не сказал бы… Но ,благодаря тебе, я теперь работаю под кондиционером в баре, лучше, чем на улице.
Р: Кто ты по специальности и откуда приехал?
Куз: Я из Томска, работал фельдшером на «Скорой».
Р: Это я могла догадаться по тому, как ты меня выхаживал, руки у тебя опытные. Ласковые, руки медика.
Куз: Рика, я тебя знаю так мало времени, однако чувствую, что дороже тебя и Абраши у меня человека нет. Абрам, думаю, беспокоится, ищет меня. Он всегда меня поймет. Я немолод, мне уже 47, но силенок у меня хватает. Прошу, останься со мной.
Р: Мне тоже с тобой хорошо. Милый мой, у любви возраста нет.
Куз: Зови меня так, как называла мама: Кузя.
Р: Кузя! Какое изумительное, старинное имя. Кузенька, я люблю тебя!

Картина пятая

(Съемная квартира Кауфманов-Фоминых)
Кл: Абрам, что ты там ешь?
Абр: Тортик из мацы. Вкусно. Присаживайся ко мне ,наливай чай и тоже кушай.
Кл: Ваши еврейские тортики…какие вы, такие и тортики….жуткая дрянь.
Абр: Твое дело.
Кл: Ничем тебя с места не сдвинешь. Как Фирка столько лет с тобой жила? Хоть бы взорвался разок.
Абр: Что я, бомба что ли? Я люблю тишину, спокойствие.
Кл:(бросается на него с кулаками)Скотина, скотина, жид пархатый. Убью!
Абр: Никого ты не убьешь, только болтаешь. Отстань от меня. Иди и отдыхай. Выпила, что ли?
Кл: Гад! Гад! (хватает термос, замахивается на Абр., тот отталкивает женщину)
(Абрам уходит, по дороге говорит)
Абр: Почему Кузя не звонит, что с ним? Нет, он непредсказуем, если не придет ,придется заявить в полицию.
(Клава рыдает)
(Заходят Цива и Соломон)
Цива: Соломончик, входи, ты у меня в первый раз. (увидела Клавдию) Клава, в чем дело? Ты оплакиваешь Кузьму? Он придет, не волнуйся. Я гадала на картах, он живой. (Клава убегает)
Цива: (Соломону) Друг мой! В этом доме иногда бывает такое… Но это не должно отвлекать нас от главного.
Сол: Да, да. Цивочка, что ты имеешь ввиду?
Цива: Я разве что-то имею? Да, Соломон, имею. У меня есть пенсия, есть общественная работа. Ой, тортик!
Сол: Кошерный?
Цива: Какой пещерный? Мацовый.
Сол: Перцовый?
Цива: Свожу тебя к ушнику. Иди, кушай.
Сол: Вкусно.
Цива: Это Абраша сделал, племянник мой.
Сол: У тебя есть дети?
Цива: Что ты, что ты? У меня и мужчин-то не было. Ты будешь первым, если захочешь жениться на мне.
Сол: Неужели?
Цива: Что ты хочешь мне сказать?
Сол: А что я должен сказать?
Цива: Как ты относишься ко мне?
Сол: С большой симпатией. Ты-женщина, которую я искал много лет.
Цива: Это напоминает мне гусарские романы прошлых лет, ох, как романтично! 
Сол: Конечно, я — человек практичный, бывший генерал все-таки…
Цива: Тебя не поймешь, что ты хочешь?
Сол (вытягиваясь) Милая Цива, я хочу тебе сказать…
Цива: Абраша - племянник, а не зять.
Сол: Нас обоих надо к ушнику. Так как недостатки у нас похожие, ты не была замужем, а я …почти не был женат, прошу твоей руки!
Цива: Почему руки? Тебе надо опираться?
Сол: Какая операция? Я в ней пока не нуждаюсь.
Цива: Что ты просишь, наконец?
Сол: Стань моей женой.
Цива: Ты серьезно? Я очень хочу, но я пока замужем.
Сол: Только что говорила, что ни разу не была замужем.
Цива: Кузя, друг Абраши, русский, не мог выехать в Израиль, мы с ним фиктивно расписались.
(Входят Кузя и Рика)
Цива: Вот и Кузя! Боже, где ты был столько времени? Кузя-это Соломон, мы с ним решили соединить наши судьбы. Будем жить до 120 лет.
Кузя: Ради Бога. Тетя Цива, рад за вас, поздравляю! Я дам развод, и вы поженитесь. Под хупой?
Цива: Нет, Кузя, он не слепой, дорогой мой Соломон немного глуховат только.
Куз: Счастья вам, Цива и Соломон! Мы с Рикой поедем на Кипр и тоже поженимся. Как вам моя Рика?
Сол: Обойдемся без крика. Цивочка, цветочек мой, идем…
Цива: Поздравляю, дорогие!
(Вбегает Клава)
Кл: Где ты, Кузька, шлялся, скотина? Это не дом, а дурдом. Это что за кокотка?
Куз: Это не кокотка, а Аурика. Моя любимая женщина. Это Клавдия, жена Абраши, моя бывшая супруга.
Кл: Мели, Емеля… Еще раз спрашиваю, что это за баба?
Куз: Это ты — баба, грубая и неотесанная. А Рика – прекрасная дама.
Р: Все так запутано. Не могу понять, почему Клава ревнует тебя. Вы разведены.
Кл: Что зубы скалишь? Кузя, ну их, этих жидов. Давай уедем назад, ты будешь опять работать на «Скорой». Я буду торговать овощами. Согласен, ну, Кузя?
Куз: Ты что, Клавдия? Ты сама отдала меня за тетю Циву. Вот и живи без меня. Я люблю Рику и мы будем мужем и женой, у нас много общего…
Кл: Рика. Имя — то у нее собачье.
Куз: Не смей оскорблять женщину, которую я люблю!
Кл: Нашел, кого любить: тощая, драная кошка, ни кожи, ни рожи. Что ты в ней нашел, дурила?
Куз: Этого я тебе не прощу. Убирайся отсюда и …живи, как хочешь. Знать тебя, хамку, не желаю.
Кл: Это дом мой. Здесь живу я и мой дорогой муженек Абрашечка. Абрашенька, иди и защити меня!
(Входит Абраша)
Абр: (радостно) Кузя! Вернулся целый и невредимый! Как я рад!
Кл: Они меня оскорбляют!(нарочно падает в обморок)
Р: Кузя, помоги ей…Абрам…Ей плохо…
Абр: Не беспокойтесь. Эта дама — великолепная артистка, успокойтесь. Это розыгрыш.
Куз: Ее репертуар не меняется. Абраша, познакомься ,эту женщину зовут Аурика ,и я ее просто обожаю. Она из Молдавии.
Абр: Я очень рад и желаю, чтобы вы были счастливы.
Кл:(вскакивает) Ни – ког — да! Кузя, скажи им, что ты любишь только меня, мы с тобой прожили много лет. Кузя!
Абр: Вот и отлично! Теперь я могу с тобой развестись, ты объясняешься в любви при мне другому.
Кл: Но ты — фиктивный муж.
Абр: Фиктивный брак — преступление. Поэтому, расстанемся по — хорошему, как интеллигентные люди.
Кл: У, жидяра! Ты меня еще вспомнишь! Устроили себе государство и эксплуатируют нас, русских. Да здравствуют, неофашисты! Ура!
Абр: Вон! Вон отсюда!
Кл: Сейчас вызову полицию.
Куз: Зови, тебя сразу посадят.
Абр: бери свои вещи и уходи! Чтобы ноги твоей тут не было, антисемитка!
Куз: Абраша, дружище, не обращай на эту стерву внимания. Рика, давай его познакомим с хорошей женщиной. У него была жена Фирочка, царство небесное, чудная женщина. Абрам заслуживает счастья.
Р: Конечно. Твой друг произвел на меня приятное впечатление. Давай его познакомим с Майей, нашей поварихой, она умница и хозяйка отличная.
Абр: Вот этого не надо, прошу вас.
Куз: Надо, ты не должен быть один, тем более, что тетя Цива выходит замуж.
Абр: Тетя? О чем ты говоришь, Кузя?
Кл: (уходит с чемоданом) Прощевайте! Как я рада, что вас, негодяев, не увижу. Рожи поганые. Компания змеиная!
Куз: Скатертью дорожка!
(Входят Цива и Соломон)
Сол: Еще раз: здравствуйте!
Куз: Это Соломон, жених твоей тети.
Абр: Абрам, очень приятно.
Цива: Я решила взять белую сумочку, она больше подходит к моей шляпке. (Рике) Как вы думаете?
Р: Положительно. Белое подходит к белому.
Цива (приносит сумку): Милый, идем!
Сол: До свидания.
Цива: До встречи!
(кузя, Рика, Абраша смеются)
Абр: Куьма, Аурика, прошу за стол. Есть шампанское. (выносит бутылку, разливает).
Друзья! Давайте выпьем за дружбу. Вот мы сидим за столом люди трех национальностей: русский, еврей, молдаванка, и нам очень хорошо втроем. У нас нет разногласий по национальным вопросам. Выпьем за наше братство! Если на свете попадаются такие Клавочки, надо просто не обращать на них внимания.
Куз: Страшные люди антисемиты, они устраивали погромы еврейских домов, во время войны выдавали евреев немцам. Их не сразу видно, они и не маскируются. Как Клавка. Сколько лет я прожил с ней! Не понимал, что нутро ее гнилое. Прости, Абраша!
Абр: Что поделаешь? В каждом народе не без урода. А ты, Кузьма, совсем не такой, хотя и не еврей. Ты мне вроде брата, которого у меня не было.
Рика: Абрам, как вы правы! Я очень хочу, чтобы вы стали мне добрым другом..
Абр: Без этого нельзя. Выпьем за дружбу! Выпьем за любовь!(звучит песня:»Выпьем за любовь».Абрам, Кузя, Рика о чем-то беседуют, Кузя обнимает Абрама и Рику.)
Все: Выпьем за любовь! 
Рейтинг: +1 304 просмотра
Комментарии (2)
Надежда Шаметова # 9 октября 2013 в 23:49 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super
Зинаида Маркина # 9 октября 2013 в 23:54 0
Благодарю вас, Надюша! Одолеть такую огромную пьесу....значит, в самом деле было не скучно. 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
103
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
99
98
91
89
88
86
86
85
78
77
77
76
74
72
72
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
65
65
65
64
63