Хочу все поменять!

4 октября 2013 - Зинаида Маркина
Хочу все поменять




Действующие лица:

Кузьма
Клавдия, его жена
Абраша, друг Кузьмы
тетя Цива — тетка Абрама
Рика
Соломон


Квартира Кузьмы и Клавдии. Бедно, грязно. На столе стоят пустые бутылки, валяются остатки еды. Хозяин спит на полу около стола.
Картина первая.
Кузьма: (просыпается) Фу! Ну и амбре! Сколько вчера тяпнули? Да Бог его знает… Кто же был, кто? (вспоминает). А, Васильковы были, Шиловы, Юрка тощий, Абраша … Клавка! Где ты, Клавка? Ау….
(входит Клава, полная неухоженная женщина в застиранном халате и бигудях)
Клава: Ну что тебе, Кузя? Я тут!
Куз: Что тебе Юрка тощий подарил?
Кл: Да что он может подарить? Ты что, не помнишь, что он пришел с бутылкой?
Куз: С какой? Водовки?
Кл: Если бы… С бутылкой одеколона «Гвоздика».
Куз: Ну и хорошо, душиться будешь, хотя «Жасмин» пахнет приятнее.
Кл: Чудак ты на букву «м». Он ее ,того самого, выпил, то есть. Сказал, что это дамское, а выпил сам!
Куз: Козел! Козлом был, козлом остался! Ну, до чего дошел Юрка тощий, это уже настоящий алкаш. Я, окромя «Тройняшки» ничего не пробовал, в армии вкусил.
Кл: Ты не алкаш, а выпивающий. Вот мне вчера уже полтинник стукнуло, а я ничего в жизни не видела. Кузя, а Кузя, что же нам сделать, чтобы другую жизнь увидать?
Куз: Кто его знает, наверное, надо пожить за границей, но кто нас туда пустит? Вот моему другу Абраше хорошо, он — еврей, может уехать в Израиль. Я, к сожалению, русский, да и то в смеси с цыганами.
Кл: Да, ему хорошо, разве евреям плохо бывает?
Куз: Замолчи, дура! Вечно ты к нему пристаешь со своими….Антисемитка, вот кто ты.
Кл: Какие слова ты знаешь. Да я ничего против Абрашки не имею, хороший мужик, не выпивает, не в пример тебе. Правда, с тех пор, как умерла его жена Фира, он стал такой рассеянный. Например, выпил вчера 200 грамм, а вообразил, что он у Стены Плача, стал молиться и просить у Бога вернуть Фиру, а, когда голоса божьего не услышал, стал с горя бить тарелки. Хорошо, что Васильков утащил его домой, а то бы все переколошматил…боец кухонный.

(Звонок. Входит Абрам.)
Абр: Привет, привет, друзья мои! Клавочка, с прошедшим тебя!
Кл: Помнишь, как вчера с тарелками воевал? Тащи опохмелиться!
Абр: Где я возьму? Ох, и болею я сегодня! Прости, Клавочка, не знаю, что это на меня нашло такое… Скучно мне без жены, хоть вешайся.
Куз: Иди, хоть рассольчику тяпни.
Абрам: Пожалуй. (пьет) У, полегчало чуток!
Кл: Абраша сядь, есть к тебе разговор.
Куз: Отстань от мужика, липучка!
Кл: Сейчас ты узнаешь, что я придумала.
Куз: Как всегда-очередную глупость.
Кл: Умница обдерганный! В общем, Абраша и Кузя, вы меня не перебивайте. Нам всем осточертело жить в нищете, так?
Куз и Абр: Так.
Кл: Мы все уедем в Израиль ,я знаю, как.
Куз: Как?
Абр: Как?
Кл: Я развожусь с Кузей и выхожу замуж за Абрама.
Куз: Убью, сука! А меня куда? Вот подлая баба. Сука – она всегда сука. У тебя Фира была порядочная, Абраша.
Абр: Порядочная, очень даже, Кузя. Я не хочу…
Кл: Абраша, твоя тетя Цива еще жива?
Абр: Да. Но она плохо слышит и плохо соображает.
Кл: Ничего, до Израиля доедет с Кузей, а там… будь, что будет. 

Картина вторая.

(Две семьи собираются в Израиль)
Цива: Абрашенька, мальчик, теперь что, Кузя мой муж?
Абр: Да тетя Цива, Обними его и погладь, он тебя не обидит.
Цива: Но у меня никогда не было мужа, я — девица, я боюсь!
Кл: Уже пора стать женщиной, вы теперь замужняя дама.
Абр: Тетя Цива, теперь вы замужем.
Цива: Неужели? Не верится. Но я рада.
Куз: По моему, с крышняком у нее полный разлад. Она еще захочет секса!
Цива: Нет, кекса я не хочу, а вот кефирчику с булочкой, пожалуй, с удовольствием.
Кл: Пей, Цивочка, пей, скоро поедем. Ту — ту. 
Цива: Все- все поедем?
Кл: Все — все.
Куз: Мы с ней еще намучаемся.
Кл: Она теперь твоя жена, вот и разбирайся с ней, понял?
Цива: Клавочка, девочка, а в Израиле пальмы есть?
Кл: Есть.
Цива: А обезьяны?
Кл: Есть.
Цива: тогда не поеду, боюсь обезьян.
Абр: Тетя Цивочка, Клава шутит, обезьяны живут только в зоопарке.
Куз: Хватит трепаться, опоздаем на самолет.
Цива: Ой, я боюсь летать на самолете! Я никогда не летала, предпочитаю поезд.
Кл: Все полетим, не боися.
Цива: Мы едем, едем, едем в далекие края! Тогда не страшно!
Клава: Веселые соседи, хорошие друзья!

Картина третья.

(Израиль. Съемная квартира. Все живут вместе.)
Абр: Вот и Израиль. И что сюда все рвутся? Пенсию дают поздно. А работа? Смешная у меня должность-садовник…Я просто подметаю улицы, дворник по российским меркам. (поет что-то на идиш)
(Входит Клава)
Кл: Ну, развылся! Устала ужасно. Старуха, у которой я работала сегодня, оказалась очень упрямой, все ей не так и не этак. Поди ее выкупай, она весом до полутора центнера доходит, пузо огромное на коленях лежит. А жрет! Просто не понимаю, как в нее все это лезет, только кошерное этой старой твари подавай. Ее бы в Сибирь, все бы лопала. Паучиха поганая. Ненавижу!
Абр: Не злись, Клава, все с этого начинают. С садовника, уборки, с ухода за стариками.
Кл: Надоели мне все эти морды жидовские, носатые, гнусные, обжористые. Тошнит от них. Фу!
Абр: Вот это да! Зачем ты ехала сюда?
Кл: Пошел ты… Да провались тот день… (уходит)
(Входит нарядная тетя Цива, в шляпке)
Цива: Я люблю тебя, жизнь, я люблю тебя снова и снова… Абраша, улыбнись! Чудные люди, чудная страна! Мне сказали, что я проживу здесь 120 лет. Абраша, ты знаешь, кто я теперь?
Абр: Кто, тетя Цива?
Цива: Я — активистка, член Совета ветеранов войны. (поет) Я люблю тебя жизнь, и надеюсь, что это взаимно…
Абр: А что ты там делаешь?
Цива: Регистрирую ветеранов, помогаю им в решении проблем. Скажу тебе по секрету: мне это очень нравится. И еще: у меня есть один молодой человек, он прелестный, если бы ты его увидел…
Абр: А как мы? Я, Клава, Кузя?
Цива: Пора пожить и для себя, сколько той жизни осталось? Ладно. Я сейчас уезжаю на Совет Ветеранов в Нетанию. Только переодену шляпку, в той мне, пожалуй, лучше. (уходит)
Абр: Стоило ехать, тетушка ожила и помолодела. Даже влюбилась. Где же Кузя? Его нет уже три недели. Бывает у него такое, когда с Клавкой ссорится. Сейчас узнаю. Клава!
Кл: Ну что, горе луковое?
Абр: Кузи нет 3 недели. Так долго он еще не гулял. Беспокойно ,может в полицию заявить?
Кл: Ну и что? Пьет, наверное. Ты же знаешь, он запойный.
Абр: Но в Израиле он перестал пить, даже вместо пива пьет «Колу».
Кл: Провалился бы он! Алкаши всегда так: то пьют, то нет. Завязывают, потом снова хрюкают. Отстань, Абрашка. (уходит)

Картина четвертая.

(Квартира Рики)
Куз: уже почти месяц мы с тобою вместе, а я о тебе ничего не знаю.
Рика: Лучше спишь, когда мало знаешь.
Куз: А помнишь, как мы с тобой познакомились?
Р: Да, если бы не ты…меня ,быть может, среди живых и не было. Я танцевала стриптиз, а ты подошел к стойке и попросил фруктовый коктейль. Потом обернулся и увидел ,что какой-то чокнутый набросился на меня и стал кусать мое тело. Его лицо было искажено злостью. Кровь бежала и бежала.
Куз: Я бросился скорей на помощь, за мной еще парочка мужчин. Ты была вся в крови, поздно увидели. Ты не кричала, только сильно закусила губу.
Р: У меня был просто сильный шок.
Куз: Этого маньяка увезли в полицию, а я схватил водку и стал протирать укусы. Затем попросил у хозяина бинт и перевязал раны. Хотели увезти тебя в больницу, но ты категорически отказалась.
Р: Я плохо помню, что было потом. У меня поднялась огромная температура. Я несколько раз теряла сознание. Ты целую неделю отваживался со мной. Благодаря тебе, я жива.
Куз: Вот живем мы с тобой уже месяц вместе, а не знаем друг о друге абсолютно ничего. Рика — это твое настоящее имя?
Р: Да, это сокращенное от имени Аурика, я -молдаванка и имя у меня молдавское. Мне 26 лет. А ты, действительно, Абраша?
Куз: Нет, мой любимый друг -Абраша Кауфман, а я -Кузьма Фомин, я — русский.
Р: Как ты здесь оказался: нелегал или жена еврейка?
Куз: Жена — еврейка, но брак наш фиктивный, она — старушка.
Р: Она собирается рожать? Или нет? Врешь ты все, и имя соврал…
Куз: Не совсем я плохой. Есть у меня друг, Абраша, мы приехали вместе с ним, а чтобы въехать в страну, я женился на его тете Циве. А ты как тут оказалась, смуглянка?
Р: Ехала на работу по рабочей визе, а, оказалось, везли сюда проституток, Я -балерина, теперь танцую стриптиз. Приходится. Как ты думаешь, это лучше, чем быть проституткой?
Куз: Не сказал бы… Но ,благодаря тебе, я теперь работаю под кондиционером в баре, лучше, чем на улице.
Р: Кто ты по специальности и откуда приехал?
Куз: Я из Томска, работал фельдшером на «Скорой».
Р: Это я могла догадаться по тому, как ты меня выхаживал, руки у тебя опытные. Ласковые, руки медика.
Куз: Рика, я тебя знаю так мало времени, однако чувствую, что дороже тебя и Абраши у меня человека нет. Абрам, думаю, беспокоится, ищет меня. Он всегда меня поймет. Я немолод, мне уже 47, но силенок у меня хватает. Прошу, останься со мной.
Р: Мне тоже с тобой хорошо. Милый мой, у любви возраста нет.
Куз: Зови меня так, как называла мама: Кузя.
Р: Кузя! Какое изумительное, старинное имя. Кузенька, я люблю тебя!

Картина пятая

(Съемная квартира Кауфманов-Фоминых)
Кл: Абрам, что ты там ешь?
Абр: Тортик из мацы. Вкусно. Присаживайся ко мне ,наливай чай и тоже кушай.
Кл: Ваши еврейские тортики…какие вы, такие и тортики….жуткая дрянь.
Абр: Твое дело.
Кл: Ничем тебя с места не сдвинешь. Как Фирка столько лет с тобой жила? Хоть бы взорвался разок.
Абр: Что я, бомба что ли? Я люблю тишину, спокойствие.
Кл:(бросается на него с кулаками)Скотина, скотина, жид пархатый. Убью!
Абр: Никого ты не убьешь, только болтаешь. Отстань от меня. Иди и отдыхай. Выпила, что ли?
Кл: Гад! Гад! (хватает термос, замахивается на Абр., тот отталкивает женщину)
(Абрам уходит, по дороге говорит)
Абр: Почему Кузя не звонит, что с ним? Нет, он непредсказуем, если не придет ,придется заявить в полицию.
(Клава рыдает)
(Заходят Цива и Соломон)
Цива: Соломончик, входи, ты у меня в первый раз. (увидела Клавдию) Клава, в чем дело? Ты оплакиваешь Кузьму? Он придет, не волнуйся. Я гадала на картах, он живой. (Клава убегает)
Цива: (Соломону) Друг мой! В этом доме иногда бывает такое… Но это не должно отвлекать нас от главного.
Сол: Да, да. Цивочка, что ты имеешь ввиду?
Цива: Я разве что-то имею? Да, Соломон, имею. У меня есть пенсия, есть общественная работа. Ой, тортик!
Сол: Кошерный?
Цива: Какой пещерный? Мацовый.
Сол: Перцовый?
Цива: Свожу тебя к ушнику. Иди, кушай.
Сол: Вкусно.
Цива: Это Абраша сделал, племянник мой.
Сол: У тебя есть дети?
Цива: Что ты, что ты? У меня и мужчин-то не было. Ты будешь первым, если захочешь жениться на мне.
Сол: Неужели?
Цива: Что ты хочешь мне сказать?
Сол: А что я должен сказать?
Цива: Как ты относишься ко мне?
Сол: С большой симпатией. Ты-женщина, которую я искал много лет.
Цива: Это напоминает мне гусарские романы прошлых лет, ох, как романтично! 
Сол: Конечно, я — человек практичный, бывший генерал все-таки…
Цива: Тебя не поймешь, что ты хочешь?
Сол (вытягиваясь) Милая Цива, я хочу тебе сказать…
Цива: Абраша - племянник, а не зять.
Сол: Нас обоих надо к ушнику. Так как недостатки у нас похожие, ты не была замужем, а я …почти не был женат, прошу твоей руки!
Цива: Почему руки? Тебе надо опираться?
Сол: Какая операция? Я в ней пока не нуждаюсь.
Цива: Что ты просишь, наконец?
Сол: Стань моей женой.
Цива: Ты серьезно? Я очень хочу, но я пока замужем.
Сол: Только что говорила, что ни разу не была замужем.
Цива: Кузя, друг Абраши, русский, не мог выехать в Израиль, мы с ним фиктивно расписались.
(Входят Кузя и Рика)
Цива: Вот и Кузя! Боже, где ты был столько времени? Кузя-это Соломон, мы с ним решили соединить наши судьбы. Будем жить до 120 лет.
Кузя: Ради Бога. Тетя Цива, рад за вас, поздравляю! Я дам развод, и вы поженитесь. Под хупой?
Цива: Нет, Кузя, он не слепой, дорогой мой Соломон немного глуховат только.
Куз: Счастья вам, Цива и Соломон! Мы с Рикой поедем на Кипр и тоже поженимся. Как вам моя Рика?
Сол: Обойдемся без крика. Цивочка, цветочек мой, идем…
Цива: Поздравляю, дорогие!
(Вбегает Клава)
Кл: Где ты, Кузька, шлялся, скотина? Это не дом, а дурдом. Это что за кокотка?
Куз: Это не кокотка, а Аурика. Моя любимая женщина. Это Клавдия, жена Абраши, моя бывшая супруга.
Кл: Мели, Емеля… Еще раз спрашиваю, что это за баба?
Куз: Это ты — баба, грубая и неотесанная. А Рика – прекрасная дама.
Р: Все так запутано. Не могу понять, почему Клава ревнует тебя. Вы разведены.
Кл: Что зубы скалишь? Кузя, ну их, этих жидов. Давай уедем назад, ты будешь опять работать на «Скорой». Я буду торговать овощами. Согласен, ну, Кузя?
Куз: Ты что, Клавдия? Ты сама отдала меня за тетю Циву. Вот и живи без меня. Я люблю Рику и мы будем мужем и женой, у нас много общего…
Кл: Рика. Имя — то у нее собачье.
Куз: Не смей оскорблять женщину, которую я люблю!
Кл: Нашел, кого любить: тощая, драная кошка, ни кожи, ни рожи. Что ты в ней нашел, дурила?
Куз: Этого я тебе не прощу. Убирайся отсюда и …живи, как хочешь. Знать тебя, хамку, не желаю.
Кл: Это дом мой. Здесь живу я и мой дорогой муженек Абрашечка. Абрашенька, иди и защити меня!
(Входит Абраша)
Абр: (радостно) Кузя! Вернулся целый и невредимый! Как я рад!
Кл: Они меня оскорбляют!(нарочно падает в обморок)
Р: Кузя, помоги ей…Абрам…Ей плохо…
Абр: Не беспокойтесь. Эта дама — великолепная артистка, успокойтесь. Это розыгрыш.
Куз: Ее репертуар не меняется. Абраша, познакомься ,эту женщину зовут Аурика ,и я ее просто обожаю. Она из Молдавии.
Абр: Я очень рад и желаю, чтобы вы были счастливы.
Кл:(вскакивает) Ни – ког — да! Кузя, скажи им, что ты любишь только меня, мы с тобой прожили много лет. Кузя!
Абр: Вот и отлично! Теперь я могу с тобой развестись, ты объясняешься в любви при мне другому.
Кл: Но ты — фиктивный муж.
Абр: Фиктивный брак — преступление. Поэтому, расстанемся по — хорошему, как интеллигентные люди.
Кл: У, жидяра! Ты меня еще вспомнишь! Устроили себе государство и эксплуатируют нас, русских. Да здравствуют, неофашисты! Ура!
Абр: Вон! Вон отсюда!
Кл: Сейчас вызову полицию.
Куз: Зови, тебя сразу посадят.
Абр: бери свои вещи и уходи! Чтобы ноги твоей тут не было, антисемитка!
Куз: Абраша, дружище, не обращай на эту стерву внимания. Рика, давай его познакомим с хорошей женщиной. У него была жена Фирочка, царство небесное, чудная женщина. Абрам заслуживает счастья.
Р: Конечно. Твой друг произвел на меня приятное впечатление. Давай его познакомим с Майей, нашей поварихой, она умница и хозяйка отличная.
Абр: Вот этого не надо, прошу вас.
Куз: Надо, ты не должен быть один, тем более, что тетя Цива выходит замуж.
Абр: Тетя? О чем ты говоришь, Кузя?
Кл: (уходит с чемоданом) Прощевайте! Как я рада, что вас, негодяев, не увижу. Рожи поганые. Компания змеиная!
Куз: Скатертью дорожка!
(Входят Цива и Соломон)
Сол: Еще раз: здравствуйте!
Куз: Это Соломон, жених твоей тети.
Абр: Абрам, очень приятно.
Цива: Я решила взять белую сумочку, она больше подходит к моей шляпке. (Рике) Как вы думаете?
Р: Положительно. Белое подходит к белому.
Цива (приносит сумку): Милый, идем!
Сол: До свидания.
Цива: До встречи!
(кузя, Рика, Абраша смеются)
Абр: Куьма, Аурика, прошу за стол. Есть шампанское. (выносит бутылку, разливает).
Друзья! Давайте выпьем за дружбу. Вот мы сидим за столом люди трех национальностей: русский, еврей, молдаванка, и нам очень хорошо втроем. У нас нет разногласий по национальным вопросам. Выпьем за наше братство! Если на свете попадаются такие Клавочки, надо просто не обращать на них внимания.
Куз: Страшные люди антисемиты, они устраивали погромы еврейских домов, во время войны выдавали евреев немцам. Их не сразу видно, они и не маскируются. Как Клавка. Сколько лет я прожил с ней! Не понимал, что нутро ее гнилое. Прости, Абраша!
Абр: Что поделаешь? В каждом народе не без урода. А ты, Кузьма, совсем не такой, хотя и не еврей. Ты мне вроде брата, которого у меня не было.
Рика: Абрам, как вы правы! Я очень хочу, чтобы вы стали мне добрым другом..
Абр: Без этого нельзя. Выпьем за дружбу! Выпьем за любовь!(звучит песня:»Выпьем за любовь».Абрам, Кузя, Рика о чем-то беседуют, Кузя обнимает Абрама и Рику.)
Все: Выпьем за любовь! 

© Copyright: Зинаида Маркина, 2013

Регистрационный номер №0162633

от 4 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0162633 выдан для произведения: Хочу все поменять




Действующие лица:

Кузьма
Клавдия, его жена
Абраша, друг Кузьмы
тетя Цива — тетка Абрама
Рика
Соломон


Квартира Кузьмы и Клавдии. Бедно, грязно. На столе стоят пустые бутылки, валяются остатки еды. Хозяин спит на полу около стола.
Картина первая.
Кузьма: (просыпается) Фу! Ну и амбре! Сколько вчера тяпнули? Да Бог его знает… Кто же был, кто? (вспоминает). А, Васильковы были, Шиловы, Юрка тощий, Абраша … Клавка! Где ты, Клавка? Ау….
(входит Клава, полная неухоженная женщина в застиранном халате и бигудях)
Клава: Ну что тебе, Кузя? Я тут!
Куз: Что тебе Юрка тощий подарил?
Кл: Да что он может подарить? Ты что, не помнишь, что он пришел с бутылкой?
Куз: С какой? Водовки?
Кл: Если бы… С бутылкой одеколона «Гвоздика».
Куз: Ну и хорошо, душиться будешь, хотя «Жасмин» пахнет приятнее.
Кл: Чудак ты на букву «м». Он ее ,того самого, выпил, то есть. Сказал, что это дамское, а выпил сам!
Куз: Козел! Козлом был, козлом остался! Ну, до чего дошел Юрка тощий, это уже настоящий алкаш. Я, окромя «Тройняшки» ничего не пробовал, в армии вкусил.
Кл: Ты не алкаш, а выпивающий. Вот мне вчера уже полтинник стукнуло, а я ничего в жизни не видела. Кузя, а Кузя, что же нам сделать, чтобы другую жизнь увидать?
Куз: Кто его знает, наверное, надо пожить за границей, но кто нас туда пустит? Вот моему другу Абраше хорошо, он — еврей, может уехать в Израиль. Я, к сожалению, русский, да и то в смеси с цыганами.
Кл: Да, ему хорошо, разве евреям плохо бывает?
Куз: Замолчи, дура! Вечно ты к нему пристаешь со своими….Антисемитка, вот кто ты.
Кл: Какие слова ты знаешь. Да я ничего против Абрашки не имею, хороший мужик, не выпивает, не в пример тебе. Правда, с тех пор, как умерла его жена Фира, он стал такой рассеянный. Например, выпил вчера 200 грамм, а вообразил, что он у Стены Плача, стал молиться и просить у Бога вернуть Фиру, а, когда голоса божьего не услышал, стал с горя бить тарелки. Хорошо, что Васильков утащил его домой, а то бы все переколошматил…боец кухонный.

(Звонок. Входит Абрам.)
Абр: Привет, привет, друзья мои! Клавочка, с прошедшим тебя!
Кл: Помнишь, как вчера с тарелками воевал? Тащи опохмелиться!
Абр: Где я возьму? Ох, и болею я сегодня! Прости, Клавочка, не знаю, что это на меня нашло такое… Скучно мне без жены, хоть вешайся.
Куз: Иди, хоть рассольчику тяпни.
Абрам: Пожалуй. (пьет) У, полегчало чуток!
Кл: Абраша сядь, есть к тебе разговор.
Куз: Отстань от мужика, липучка!
Кл: Сейчас ты узнаешь, что я придумала.
Куз: Как всегда-очередную глупость.
Кл: Умница обдерганный! В общем, Абраша и Кузя, вы меня не перебивайте. Нам всем осточертело жить в нищете, так?
Куз и Абр: Так.
Кл: Мы все уедем в Израиль ,я знаю, как.
Куз: Как?
Абр: Как?
Кл: Я развожусь с Кузей и выхожу замуж за Абрама.
Куз: Убью, сука! А меня куда? Вот подлая баба. Сука – она всегда сука. У тебя Фира была порядочная, Абраша.
Абр: Порядочная, очень даже, Кузя. Я не хочу…
Кл: Абраша, твоя тетя Цива еще жива?
Абр: Да. Но она плохо слышит и плохо соображает.
Кл: Ничего, до Израиля доедет с Кузей, а там… будь, что будет. 

Картина вторая.

(Две семьи собираются в Израиль)
Цива: Абрашенька, мальчик, теперь что, Кузя мой муж?
Абр: Да тетя Цива, Обними его и погладь, он тебя не обидит.
Цива: Но у меня никогда не было мужа, я — девица, я боюсь!
Кл: Уже пора стать женщиной, вы теперь замужняя дама.
Абр: Тетя Цива, теперь вы замужем.
Цива: Неужели? Не верится. Но я рада.
Куз: По моему, с крышняком у нее полный разлад. Она еще захочет секса!
Цива: Нет, кекса я не хочу, а вот кефирчику с булочкой, пожалуй, с удовольствием.
Кл: Пей, Цивочка, пей, скоро поедем. Ту — ту. 
Цива: Все- все поедем?
Кл: Все — все.
Куз: Мы с ней еще намучаемся.
Кл: Она теперь твоя жена, вот и разбирайся с ней, понял?
Цива: Клавочка, девочка, а в Израиле пальмы есть?
Кл: Есть.
Цива: А обезьяны?
Кл: Есть.
Цива: тогда не поеду, боюсь обезьян.
Абр: Тетя Цивочка, Клава шутит, обезьяны живут только в зоопарке.
Куз: Хватит трепаться, опоздаем на самолет.
Цива: Ой, я боюсь летать на самолете! Я никогда не летала, предпочитаю поезд.
Кл: Все полетим, не боися.
Цива: Мы едем, едем, едем в далекие края! Тогда не страшно!
Клава: Веселые соседи, хорошие друзья!

Картина третья.

(Израиль. Съемная квартира. Все живут вместе.)
Абр: Вот и Израиль. И что сюда все рвутся? Пенсию дают поздно. А работа? Смешная у меня должность-садовник…Я просто подметаю улицы, дворник по российским меркам. (поет что-то на идиш)
(Входит Клава)
Кл: Ну, развылся! Устала ужасно. Старуха, у которой я работала сегодня, оказалась очень упрямой, все ей не так и не этак. Поди ее выкупай, она весом до полутора центнера доходит, пузо огромное на коленях лежит. А жрет! Просто не понимаю, как в нее все это лезет, только кошерное этой старой твари подавай. Ее бы в Сибирь, все бы лопала. Паучиха поганая. Ненавижу!
Абр: Не злись, Клава, все с этого начинают. С садовника, уборки, с ухода за стариками.
Кл: Надоели мне все эти морды жидовские, носатые, гнусные, обжористые. Тошнит от них. Фу!
Абр: Вот это да! Зачем ты ехала сюда?
Кл: Пошел ты… Да провались тот день… (уходит)
(Входит нарядная тетя Цива, в шляпке)
Цива: Я люблю тебя, жизнь, я люблю тебя снова и снова… Абраша, улыбнись! Чудные люди, чудная страна! Мне сказали, что я проживу здесь 120 лет. Абраша, ты знаешь, кто я теперь?
Абр: Кто, тетя Цива?
Цива: Я — активистка, член Совета ветеранов войны. (поет) Я люблю тебя жизнь, и надеюсь, что это взаимно…
Абр: А что ты там делаешь?
Цива: Регистрирую ветеранов, помогаю им в решении проблем. Скажу тебе по секрету: мне это очень нравится. И еще: у меня есть один молодой человек, он прелестный, если бы ты его увидел…
Абр: А как мы? Я, Клава, Кузя?
Цива: Пора пожить и для себя, сколько той жизни осталось? Ладно. Я сейчас уезжаю на Совет Ветеранов в Нетанию. Только переодену шляпку, в той мне, пожалуй, лучше. (уходит)
Абр: Стоило ехать, тетушка ожила и помолодела. Даже влюбилась. Где же Кузя? Его нет уже три недели. Бывает у него такое, когда с Клавкой ссорится. Сейчас узнаю. Клава!
Кл: Ну что, горе луковое?
Абр: Кузи нет 3 недели. Так долго он еще не гулял. Беспокойно ,может в полицию заявить?
Кл: Ну и что? Пьет, наверное. Ты же знаешь, он запойный.
Абр: Но в Израиле он перестал пить, даже вместо пива пьет «Колу».
Кл: Провалился бы он! Алкаши всегда так: то пьют, то нет. Завязывают, потом снова хрюкают. Отстань, Абрашка. (уходит)

Картина четвертая.

(Квартира Рики)
Куз: уже почти месяц мы с тобою вместе, а я о тебе ничего не знаю.
Рика: Лучше спишь, когда мало знаешь.
Куз: А помнишь, как мы с тобой познакомились?
Р: Да, если бы не ты…меня ,быть может, среди живых и не было. Я танцевала стриптиз, а ты подошел к стойке и попросил фруктовый коктейль. Потом обернулся и увидел ,что какой-то чокнутый набросился на меня и стал кусать мое тело. Его лицо было искажено злостью. Кровь бежала и бежала.
Куз: Я бросился скорей на помощь, за мной еще парочка мужчин. Ты была вся в крови, поздно увидели. Ты не кричала, только сильно закусила губу.
Р: У меня был просто сильный шок.
Куз: Этого маньяка увезли в полицию, а я схватил водку и стал протирать укусы. Затем попросил у хозяина бинт и перевязал раны. Хотели увезти тебя в больницу, но ты категорически отказалась.
Р: Я плохо помню, что было потом. У меня поднялась огромная температура. Я несколько раз теряла сознание. Ты целую неделю отваживался со мной. Благодаря тебе, я жива.
Куз: Вот живем мы с тобой уже месяц вместе, а не знаем друг о друге абсолютно ничего. Рика — это твое настоящее имя?
Р: Да, это сокращенное от имени Аурика, я -молдаванка и имя у меня молдавское. Мне 26 лет. А ты, действительно, Абраша?
Куз: Нет, мой любимый друг -Абраша Кауфман, а я -Кузьма Фомин, я — русский.
Р: Как ты здесь оказался: нелегал или жена еврейка?
Куз: Жена — еврейка, но брак наш фиктивный, она — старушка.
Р: Она собирается рожать? Или нет? Врешь ты все, и имя соврал…
Куз: Не совсем я плохой. Есть у меня друг, Абраша, мы приехали вместе с ним, а чтобы въехать в страну, я женился на его тете Циве. А ты как тут оказалась, смуглянка?
Р: Ехала на работу по рабочей визе, а, оказалось, везли сюда проституток, Я -балерина, теперь танцую стриптиз. Приходится. Как ты думаешь, это лучше, чем быть проституткой?
Куз: Не сказал бы… Но ,благодаря тебе, я теперь работаю под кондиционером в баре, лучше, чем на улице.
Р: Кто ты по специальности и откуда приехал?
Куз: Я из Томска, работал фельдшером на «Скорой».
Р: Это я могла догадаться по тому, как ты меня выхаживал, руки у тебя опытные. Ласковые, руки медика.
Куз: Рика, я тебя знаю так мало времени, однако чувствую, что дороже тебя и Абраши у меня человека нет. Абрам, думаю, беспокоится, ищет меня. Он всегда меня поймет. Я немолод, мне уже 47, но силенок у меня хватает. Прошу, останься со мной.
Р: Мне тоже с тобой хорошо. Милый мой, у любви возраста нет.
Куз: Зови меня так, как называла мама: Кузя.
Р: Кузя! Какое изумительное, старинное имя. Кузенька, я люблю тебя!

Картина пятая

(Съемная квартира Кауфманов-Фоминых)
Кл: Абрам, что ты там ешь?
Абр: Тортик из мацы. Вкусно. Присаживайся ко мне ,наливай чай и тоже кушай.
Кл: Ваши еврейские тортики…какие вы, такие и тортики….жуткая дрянь.
Абр: Твое дело.
Кл: Ничем тебя с места не сдвинешь. Как Фирка столько лет с тобой жила? Хоть бы взорвался разок.
Абр: Что я, бомба что ли? Я люблю тишину, спокойствие.
Кл:(бросается на него с кулаками)Скотина, скотина, жид пархатый. Убью!
Абр: Никого ты не убьешь, только болтаешь. Отстань от меня. Иди и отдыхай. Выпила, что ли?
Кл: Гад! Гад! (хватает термос, замахивается на Абр., тот отталкивает женщину)
(Абрам уходит, по дороге говорит)
Абр: Почему Кузя не звонит, что с ним? Нет, он непредсказуем, если не придет ,придется заявить в полицию.
(Клава рыдает)
(Заходят Цива и Соломон)
Цива: Соломончик, входи, ты у меня в первый раз. (увидела Клавдию) Клава, в чем дело? Ты оплакиваешь Кузьму? Он придет, не волнуйся. Я гадала на картах, он живой. (Клава убегает)
Цива: (Соломону) Друг мой! В этом доме иногда бывает такое… Но это не должно отвлекать нас от главного.
Сол: Да, да. Цивочка, что ты имеешь ввиду?
Цива: Я разве что-то имею? Да, Соломон, имею. У меня есть пенсия, есть общественная работа. Ой, тортик!
Сол: Кошерный?
Цива: Какой пещерный? Мацовый.
Сол: Перцовый?
Цива: Свожу тебя к ушнику. Иди, кушай.
Сол: Вкусно.
Цива: Это Абраша сделал, племянник мой.
Сол: У тебя есть дети?
Цива: Что ты, что ты? У меня и мужчин-то не было. Ты будешь первым, если захочешь жениться на мне.
Сол: Неужели?
Цива: Что ты хочешь мне сказать?
Сол: А что я должен сказать?
Цива: Как ты относишься ко мне?
Сол: С большой симпатией. Ты-женщина, которую я искал много лет.
Цива: Это напоминает мне гусарские романы прошлых лет, ох, как романтично! 
Сол: Конечно, я — человек практичный, бывший генерал все-таки…
Цива: Тебя не поймешь, что ты хочешь?
Сол (вытягиваясь) Милая Цива, я хочу тебе сказать…
Цива: Абраша - племянник, а не зять.
Сол: Нас обоих надо к ушнику. Так как недостатки у нас похожие, ты не была замужем, а я …почти не был женат, прошу твоей руки!
Цива: Почему руки? Тебе надо опираться?
Сол: Какая операция? Я в ней пока не нуждаюсь.
Цива: Что ты просишь, наконец?
Сол: Стань моей женой.
Цива: Ты серьезно? Я очень хочу, но я пока замужем.
Сол: Только что говорила, что ни разу не была замужем.
Цива: Кузя, друг Абраши, русский, не мог выехать в Израиль, мы с ним фиктивно расписались.
(Входят Кузя и Рика)
Цива: Вот и Кузя! Боже, где ты был столько времени? Кузя-это Соломон, мы с ним решили соединить наши судьбы. Будем жить до 120 лет.
Кузя: Ради Бога. Тетя Цива, рад за вас, поздравляю! Я дам развод, и вы поженитесь. Под хупой?
Цива: Нет, Кузя, он не слепой, дорогой мой Соломон немного глуховат только.
Куз: Счастья вам, Цива и Соломон! Мы с Рикой поедем на Кипр и тоже поженимся. Как вам моя Рика?
Сол: Обойдемся без крика. Цивочка, цветочек мой, идем…
Цива: Поздравляю, дорогие!
(Вбегает Клава)
Кл: Где ты, Кузька, шлялся, скотина? Это не дом, а дурдом. Это что за кокотка?
Куз: Это не кокотка, а Аурика. Моя любимая женщина. Это Клавдия, жена Абраши, моя бывшая супруга.
Кл: Мели, Емеля… Еще раз спрашиваю, что это за баба?
Куз: Это ты — баба, грубая и неотесанная. А Рика – прекрасная дама.
Р: Все так запутано. Не могу понять, почему Клава ревнует тебя. Вы разведены.
Кл: Что зубы скалишь? Кузя, ну их, этих жидов. Давай уедем назад, ты будешь опять работать на «Скорой». Я буду торговать овощами. Согласен, ну, Кузя?
Куз: Ты что, Клавдия? Ты сама отдала меня за тетю Циву. Вот и живи без меня. Я люблю Рику и мы будем мужем и женой, у нас много общего…
Кл: Рика. Имя — то у нее собачье.
Куз: Не смей оскорблять женщину, которую я люблю!
Кл: Нашел, кого любить: тощая, драная кошка, ни кожи, ни рожи. Что ты в ней нашел, дурила?
Куз: Этого я тебе не прощу. Убирайся отсюда и …живи, как хочешь. Знать тебя, хамку, не желаю.
Кл: Это дом мой. Здесь живу я и мой дорогой муженек Абрашечка. Абрашенька, иди и защити меня!
(Входит Абраша)
Абр: (радостно) Кузя! Вернулся целый и невредимый! Как я рад!
Кл: Они меня оскорбляют!(нарочно падает в обморок)
Р: Кузя, помоги ей…Абрам…Ей плохо…
Абр: Не беспокойтесь. Эта дама — великолепная артистка, успокойтесь. Это розыгрыш.
Куз: Ее репертуар не меняется. Абраша, познакомься ,эту женщину зовут Аурика ,и я ее просто обожаю. Она из Молдавии.
Абр: Я очень рад и желаю, чтобы вы были счастливы.
Кл:(вскакивает) Ни – ког — да! Кузя, скажи им, что ты любишь только меня, мы с тобой прожили много лет. Кузя!
Абр: Вот и отлично! Теперь я могу с тобой развестись, ты объясняешься в любви при мне другому.
Кл: Но ты — фиктивный муж.
Абр: Фиктивный брак — преступление. Поэтому, расстанемся по — хорошему, как интеллигентные люди.
Кл: У, жидяра! Ты меня еще вспомнишь! Устроили себе государство и эксплуатируют нас, русских. Да здравствуют, неофашисты! Ура!
Абр: Вон! Вон отсюда!
Кл: Сейчас вызову полицию.
Куз: Зови, тебя сразу посадят.
Абр: бери свои вещи и уходи! Чтобы ноги твоей тут не было, антисемитка!
Куз: Абраша, дружище, не обращай на эту стерву внимания. Рика, давай его познакомим с хорошей женщиной. У него была жена Фирочка, царство небесное, чудная женщина. Абрам заслуживает счастья.
Р: Конечно. Твой друг произвел на меня приятное впечатление. Давай его познакомим с Майей, нашей поварихой, она умница и хозяйка отличная.
Абр: Вот этого не надо, прошу вас.
Куз: Надо, ты не должен быть один, тем более, что тетя Цива выходит замуж.
Абр: Тетя? О чем ты говоришь, Кузя?
Кл: (уходит с чемоданом) Прощевайте! Как я рада, что вас, негодяев, не увижу. Рожи поганые. Компания змеиная!
Куз: Скатертью дорожка!
(Входят Цива и Соломон)
Сол: Еще раз: здравствуйте!
Куз: Это Соломон, жених твоей тети.
Абр: Абрам, очень приятно.
Цива: Я решила взять белую сумочку, она больше подходит к моей шляпке. (Рике) Как вы думаете?
Р: Положительно. Белое подходит к белому.
Цива (приносит сумку): Милый, идем!
Сол: До свидания.
Цива: До встречи!
(кузя, Рика, Абраша смеются)
Абр: Куьма, Аурика, прошу за стол. Есть шампанское. (выносит бутылку, разливает).
Друзья! Давайте выпьем за дружбу. Вот мы сидим за столом люди трех национальностей: русский, еврей, молдаванка, и нам очень хорошо втроем. У нас нет разногласий по национальным вопросам. Выпьем за наше братство! Если на свете попадаются такие Клавочки, надо просто не обращать на них внимания.
Куз: Страшные люди антисемиты, они устраивали погромы еврейских домов, во время войны выдавали евреев немцам. Их не сразу видно, они и не маскируются. Как Клавка. Сколько лет я прожил с ней! Не понимал, что нутро ее гнилое. Прости, Абраша!
Абр: Что поделаешь? В каждом народе не без урода. А ты, Кузьма, совсем не такой, хотя и не еврей. Ты мне вроде брата, которого у меня не было.
Рика: Абрам, как вы правы! Я очень хочу, чтобы вы стали мне добрым другом..
Абр: Без этого нельзя. Выпьем за дружбу! Выпьем за любовь!(звучит песня:»Выпьем за любовь».Абрам, Кузя, Рика о чем-то беседуют, Кузя обнимает Абрама и Рику.)
Все: Выпьем за любовь! 
Рейтинг: +1 254 просмотра
Комментарии (2)
Надежда Ш. # 9 октября 2013 в 23:49 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e super
Зинаида Маркина # 9 октября 2013 в 23:54 0
Благодарю вас, Надюша! Одолеть такую огромную пьесу....значит, в самом деле было не скучно. 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9