ДЕНЬ СУРКА

29 января 2016 - Лика Богач
article327810.jpg
Фото из Интернета

Леха забыл русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла: когда-то он «жил как все».

Утро. На грешную землю неторопливо опускается редкий снежок. Прохожие, кутаясь в воротники и шарфы, спешат по своим делам. У одного из городских магазинов сильно помятые затяжным запоем мужички «стреляют» мелочь.

— Слышь, красавица, сдохнуть не дай, а! 50 копеек всего не хватает.

Вместо того чтобы пройти мимо или прочитать лекцию о вреде алкоголя, выуживаю из кармана 2-рублевую монету. Подаю тому, кто комплимент отвесил — он говорливый. Лехой зовут. Другие два сторонятся, имен не называют. Понимаю, не их круга мадам, потому моя щедрость и явный интерес им кажутся подозрительными. А мне дюже хочется с ними побеседовать.

— Что ж ты, Леха, пьешь-то? — беру пока тепленький.

— А чего еще делать? — Леха отвел глаза в сторону и, будто дева красная, зарделся.

Его друган тем временем сбегал за опохмелкой («бомики» везде купить можно!») и выдал каждому по пузырьку темного стекла с жидкостью. Пить не спешат, хотя видно, терпят из последних сил — на меня вопросительно взирают, дескать, будешь?

Облегченно выдохнув (делиться не придется), ловко отворачивают крышки и вливают в себя содержимое пузырьков, обильно сдабривая питие водицей из ближайшей колонки.

К стойкому запаху перегара и давно не стиранной одежды присоединилась новая нотка — лосьон, что приняли мужички, довольно приятно пах. Правда, сигаретный дым его тут же затмил.

Леха вскоре забыл все русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла, что когда-то он «жил как все»: была семья — жена и сын, работа. Что он из деревни, а какой — «секрет». Потом сократили и супружница на дверь указала. Предложила я ему другую мадемуазель найти — через газету. Но фотографироваться Леха напрочь отказался — «вдруг бывшая увидит». Эх, Леха, видно не совсем ты еще пропащий, но соблазн убежать от проблем, видимо, ой как велик!

Вон, еще один такой «убегашка». В глазах вселенская тоска — его в магазин, куда он за спиртом приходит, не пускают. Из-за запаха. Стоять рядом с ним и правда невозможно — из-за зловония желудок к горлу подскакивает. Мужик явно не хочет никого злить, потому, опираясь на косяк в холле и свою палку, ждет.

— Тяжко? — спрашиваю его.

— Да, — отвечает он тоном, не располагающим к беседе.

Не очень-то и хотелось, если честно. Девушка-продавец выносит «бомики», и пока передает ему товар и сдачу, сдерживает дыхание. А мужичок, не обращая никакого внимания на наши проблемы (это ж не ему не дышится!), семенит к выходу. Да так скоро!.

— Много у вас таких покупателей? — спрашиваю у девушки-кассира.

— Очень, — говорит. — Целый день тянутся.

Погуляв немного по залу, замечаю у кассы маленького росточка барышню. Она расправляет мятую «сотку» и просит «шесть по пятнадцать». На прилавке появились небольшие прозрачные пакеты из плотного пластика.

— Девушка, а что вы такое берете? — интересуюсь.

— Средство для стекол. Мою им, — мямлит та.

— И хорошо отмываются?

— Нормально. Все время беру.

Лихорадочно вспоминаю, когда я в последний раз мыла окна и чем. Это ж где и как надо жить, чтобы окна даже в стужу нужно было б мыть?! Загадка!

На пакете с лосьоном русским по белому написано: «для ухода за кожей лица». Барышне даже на ум не пришло прочесть, чем она стекла моет. Смутившись, она забрала у меня пакет и спешно ретировалась. Понятно, чистота прежде всего!

Елена — продавец в другом магазине. Она давно из-за прилавка наблюдает за «своей» публикой.

— Как только водка подорожала, клиентов заметно прибавилось, — говорит Елена. — Берут спирт, он дешевле.

По словам продавца, когда рухнул ДЗДС, очень многие стали ее постоянными покупателями. «Конечно, людей жалко, а что делать?». Вереница по сути больных людей год от года не становится меньше: «одни уходят, часто навсегда, приходят другие». Словно в доказательство, на пороге два паренька. Лет по 30, нормально одеты. Не скажешь, что их «бомики» «затянули». Один лосьон просит, другой рядышком стоит.

— Зачем тебе это? — не унимаюсь я.

— Не знаю, зачем они их берут, — кивает парень в сторону товарища.

Все они понимают, что не на тот путь встали: «стекла мою», «не знаю, зачем ОНИ их берут»… Им стыдно. Сиюминутно. Потом будет спасительный глоток, который заставит стыд и совесть замолчать. Завтра будет новый день. День сурка.

© Copyright: Лика Богач, 2016

Регистрационный номер №0327810

от 29 января 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0327810 выдан для произведения: Леха забыл русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла: когда-то он «жил как все».

Утро. На грешную землю неторопливо опускается редкий снежок. Прохожие, кутаясь в воротники и шарфы, спешат по своим делам. У одного из городских магазинов сильно помятые затяжным запоем мужички «стреляют» мелочь.

— Слышь, красавица, сдохнуть не дай, а! 50 копеек всего не хватает.

Вместо того чтобы пройти мимо или прочитать лекцию о вреде алкоголя, выуживаю из кармана 2-рублевую монету. Подаю тому, кто комплимент отвесил — он говорливый. Лехой зовут. Другие два сторонятся, имен не называют. Понимаю, не их круга мадам, потому моя щедрость и явный интерес им кажутся подозрительными. А мне дюже хочется с ними побеседовать.

— Что ж ты, Леха, пьешь-то? — беру пока тепленький.

— А чего еще делать? — Леха отвел глаза в сторону и, будто дева красная, зарделся.

Его друган тем временем сбегал за опохмелкой («бомики» везде купить можно!») и выдал каждому по пузырьку темного стекла с жидкостью. Пить не спешат, хотя видно, терпят из последних сил — на меня вопросительно взирают, дескать, будешь?

Облегченно выдохнув (делиться не придется), ловко отворачивают крышки и вливают в себя содержимое пузырьков, обильно сдабривая питие водицей из ближайшей колонки.

К стойкому запаху перегара и давно не стиранной одежды присоединилась новая нотка — лосьон, что приняли мужички, довольно приятно пах. Правда, сигаретный дым его тут же затмил.

Леха вскоре забыл все русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла, что когда-то он «жил как все»: была семья — жена и сын, работа. Что он из деревни, а какой — «секрет». Потом сократили и супружница на дверь указала. Предложила я ему другую мадемуазель найти — через газету. Но фотографироваться Леха напрочь отказался — «вдруг бывшая увидит». Эх, Леха, видно не совсем ты еще пропащий, но соблазн убежать от проблем, видимо, ой как велик!

Вон, еще один такой «убегашка». В глазах вселенская тоска — его в магазин, куда он за спиртом приходит, не пускают. Из-за запаха. Стоять рядом с ним и правда невозможно — из-за зловония желудок к горлу подскакивает. Мужик явно не хочет никого злить, потому, опираясь на косяк в холле и свою палку, ждет.

— Тяжко? — спрашиваю его.

— Да, — отвечает он тоном, не располагающим к беседе.

Не очень-то и хотелось, если честно. Девушка-продавец выносит «бомики», и пока передает ему товар и сдачу, сдерживает дыхание. А мужичок, не обращая никакого внимания на наши проблемы (это ж не ему не дышится!), семенит к выходу. Да так скоро!.

— Много у вас таких покупателей? — спрашиваю у девушки-кассира.

— Очень, — говорит. — Целый день тянутся.

Погуляв немного по залу, замечаю у кассы маленького росточка барышню. Она расправляет мятую «сотку» и просит «шесть по пятнадцать». На прилавке появились небольшие прозрачные пакеты из плотного пластика.

— Девушка, а что вы такое берете? — интересуюсь.

— Средство для стекол. Мою им, — мямлит та.

— И хорошо отмываются?

— Нормально. Все время беру.

Лихорадочно вспоминаю, когда я в последний раз мыла окна и чем. Это ж где и как надо жить, чтобы окна даже в стужу нужно было б мыть?! Загадка!

На пакете с лосьоном русским по белому написано: «для ухода за кожей лица». Барышне даже на ум не пришло прочесть, чем она стекла моет. Смутившись, она забрала у меня пакет и спешно ретировалась. Понятно, чистота прежде всего!

Елена — продавец в другом магазине. Она давно из-за прилавка наблюдает за «своей» публикой.

— Как только водка подорожала, клиентов заметно прибавилось, — говорит Елена. — Берут спирт, он дешевле.

По словам продавца, когда рухнул ДЗДС, очень многие стали ее постоянными покупателями. «Конечно, людей жалко, а что делать?». Вереница по сути больных людей год от года не становится меньше: «одни уходят, часто навсегда, приходят другие». Словно в доказательство, на пороге два паренька. Лет по 30, нормально одеты. Не скажешь, что их «бомики» «затянули». Один лосьон просит, другой рядышком стоит.

— Зачем тебе это? — не унимаюсь я.

— Не знаю, зачем они их берут, — кивает парень в сторону товарища.

Все они понимают, что не на тот путь встали: «стекла мою», «не знаю, зачем ОНИ их берут»… Им стыдно. Сиюминутно. Потом будет спасительный глоток, который заставит стыд и совесть замолчать. Завтра будет новый день. День сурка.
 
Рейтинг: +4 372 просмотра
Комментарии (1)
Sall Славик*оf # 14 августа 2018 в 18:34 0
smayliki-prazdniki-34 c0411 buket4
Популярная проза за месяц
109
98
92
90
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
78
78
75
73
71
69
64
64
64
61
60
59
57
57
56
55
55
54
53
53
51
48
47
45
43
34