ДЕНЬ СУРКА

29 января 2016 - Лика Богач
article327810.jpg
Фото из Интернета

Леха забыл русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла: когда-то он «жил как все».

Утро. На грешную землю неторопливо опускается редкий снежок. Прохожие, кутаясь в воротники и шарфы, спешат по своим делам. У одного из городских магазинов сильно помятые затяжным запоем мужички «стреляют» мелочь.

— Слышь, красавица, сдохнуть не дай, а! 50 копеек всего не хватает.

Вместо того чтобы пройти мимо или прочитать лекцию о вреде алкоголя, выуживаю из кармана 2-рублевую монету. Подаю тому, кто комплимент отвесил — он говорливый. Лехой зовут. Другие два сторонятся, имен не называют. Понимаю, не их круга мадам, потому моя щедрость и явный интерес им кажутся подозрительными. А мне дюже хочется с ними побеседовать.

— Что ж ты, Леха, пьешь-то? — беру пока тепленький.

— А чего еще делать? — Леха отвел глаза в сторону и, будто дева красная, зарделся.

Его друган тем временем сбегал за опохмелкой («бомики» везде купить можно!») и выдал каждому по пузырьку темного стекла с жидкостью. Пить не спешат, хотя видно, терпят из последних сил — на меня вопросительно взирают, дескать, будешь?

Облегченно выдохнув (делиться не придется), ловко отворачивают крышки и вливают в себя содержимое пузырьков, обильно сдабривая питие водицей из ближайшей колонки.

К стойкому запаху перегара и давно не стиранной одежды присоединилась новая нотка — лосьон, что приняли мужички, довольно приятно пах. Правда, сигаретный дым его тут же затмил.

Леха вскоре забыл все русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла, что когда-то он «жил как все»: была семья — жена и сын, работа. Что он из деревни, а какой — «секрет». Потом сократили и супружница на дверь указала. Предложила я ему другую мадемуазель найти — через газету. Но фотографироваться Леха напрочь отказался — «вдруг бывшая увидит». Эх, Леха, видно не совсем ты еще пропащий, но соблазн убежать от проблем, видимо, ой как велик!

Вон, еще один такой «убегашка». В глазах вселенская тоска — его в магазин, куда он за спиртом приходит, не пускают. Из-за запаха. Стоять рядом с ним и правда невозможно — из-за зловония желудок к горлу подскакивает. Мужик явно не хочет никого злить, потому, опираясь на косяк в холле и свою палку, ждет.

— Тяжко? — спрашиваю его.

— Да, — отвечает он тоном, не располагающим к беседе.

Не очень-то и хотелось, если честно. Девушка-продавец выносит «бомики», и пока передает ему товар и сдачу, сдерживает дыхание. А мужичок, не обращая никакого внимания на наши проблемы (это ж не ему не дышится!), семенит к выходу. Да так скоро!.

— Много у вас таких покупателей? — спрашиваю у девушки-кассира.

— Очень, — говорит. — Целый день тянутся.

Погуляв немного по залу, замечаю у кассы маленького росточка барышню. Она расправляет мятую «сотку» и просит «шесть по пятнадцать». На прилавке появились небольшие прозрачные пакеты из плотного пластика.

— Девушка, а что вы такое берете? — интересуюсь.

— Средство для стекол. Мою им, — мямлит та.

— И хорошо отмываются?

— Нормально. Все время беру.

Лихорадочно вспоминаю, когда я в последний раз мыла окна и чем. Это ж где и как надо жить, чтобы окна даже в стужу нужно было б мыть?! Загадка!

На пакете с лосьоном русским по белому написано: «для ухода за кожей лица». Барышне даже на ум не пришло прочесть, чем она стекла моет. Смутившись, она забрала у меня пакет и спешно ретировалась. Понятно, чистота прежде всего!

Елена — продавец в другом магазине. Она давно из-за прилавка наблюдает за «своей» публикой.

— Как только водка подорожала, клиентов заметно прибавилось, — говорит Елена. — Берут спирт, он дешевле.

По словам продавца, когда рухнул ДЗДС, очень многие стали ее постоянными покупателями. «Конечно, людей жалко, а что делать?». Вереница по сути больных людей год от года не становится меньше: «одни уходят, часто навсегда, приходят другие». Словно в доказательство, на пороге два паренька. Лет по 30, нормально одеты. Не скажешь, что их «бомики» «затянули». Один лосьон просит, другой рядышком стоит.

— Зачем тебе это? — не унимаюсь я.

— Не знаю, зачем они их берут, — кивает парень в сторону товарища.

Все они понимают, что не на тот путь встали: «стекла мою», «не знаю, зачем ОНИ их берут»… Им стыдно. Сиюминутно. Потом будет спасительный глоток, который заставит стыд и совесть замолчать. Завтра будет новый день. День сурка.

© Copyright: Лика Богач, 2016

Регистрационный номер №0327810

от 29 января 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0327810 выдан для произведения: Леха забыл русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла: когда-то он «жил как все».

Утро. На грешную землю неторопливо опускается редкий снежок. Прохожие, кутаясь в воротники и шарфы, спешат по своим делам. У одного из городских магазинов сильно помятые затяжным запоем мужички «стреляют» мелочь.

— Слышь, красавица, сдохнуть не дай, а! 50 копеек всего не хватает.

Вместо того чтобы пройти мимо или прочитать лекцию о вреде алкоголя, выуживаю из кармана 2-рублевую монету. Подаю тому, кто комплимент отвесил — он говорливый. Лехой зовут. Другие два сторонятся, имен не называют. Понимаю, не их круга мадам, потому моя щедрость и явный интерес им кажутся подозрительными. А мне дюже хочется с ними побеседовать.

— Что ж ты, Леха, пьешь-то? — беру пока тепленький.

— А чего еще делать? — Леха отвел глаза в сторону и, будто дева красная, зарделся.

Его друган тем временем сбегал за опохмелкой («бомики» везде купить можно!») и выдал каждому по пузырьку темного стекла с жидкостью. Пить не спешат, хотя видно, терпят из последних сил — на меня вопросительно взирают, дескать, будешь?

Облегченно выдохнув (делиться не придется), ловко отворачивают крышки и вливают в себя содержимое пузырьков, обильно сдабривая питие водицей из ближайшей колонки.

К стойкому запаху перегара и давно не стиранной одежды присоединилась новая нотка — лосьон, что приняли мужички, довольно приятно пах. Правда, сигаретный дым его тут же затмил.

Леха вскоре забыл все русские слова и перешел на ядреный мат. Из сказанного поняла, что когда-то он «жил как все»: была семья — жена и сын, работа. Что он из деревни, а какой — «секрет». Потом сократили и супружница на дверь указала. Предложила я ему другую мадемуазель найти — через газету. Но фотографироваться Леха напрочь отказался — «вдруг бывшая увидит». Эх, Леха, видно не совсем ты еще пропащий, но соблазн убежать от проблем, видимо, ой как велик!

Вон, еще один такой «убегашка». В глазах вселенская тоска — его в магазин, куда он за спиртом приходит, не пускают. Из-за запаха. Стоять рядом с ним и правда невозможно — из-за зловония желудок к горлу подскакивает. Мужик явно не хочет никого злить, потому, опираясь на косяк в холле и свою палку, ждет.

— Тяжко? — спрашиваю его.

— Да, — отвечает он тоном, не располагающим к беседе.

Не очень-то и хотелось, если честно. Девушка-продавец выносит «бомики», и пока передает ему товар и сдачу, сдерживает дыхание. А мужичок, не обращая никакого внимания на наши проблемы (это ж не ему не дышится!), семенит к выходу. Да так скоро!.

— Много у вас таких покупателей? — спрашиваю у девушки-кассира.

— Очень, — говорит. — Целый день тянутся.

Погуляв немного по залу, замечаю у кассы маленького росточка барышню. Она расправляет мятую «сотку» и просит «шесть по пятнадцать». На прилавке появились небольшие прозрачные пакеты из плотного пластика.

— Девушка, а что вы такое берете? — интересуюсь.

— Средство для стекол. Мою им, — мямлит та.

— И хорошо отмываются?

— Нормально. Все время беру.

Лихорадочно вспоминаю, когда я в последний раз мыла окна и чем. Это ж где и как надо жить, чтобы окна даже в стужу нужно было б мыть?! Загадка!

На пакете с лосьоном русским по белому написано: «для ухода за кожей лица». Барышне даже на ум не пришло прочесть, чем она стекла моет. Смутившись, она забрала у меня пакет и спешно ретировалась. Понятно, чистота прежде всего!

Елена — продавец в другом магазине. Она давно из-за прилавка наблюдает за «своей» публикой.

— Как только водка подорожала, клиентов заметно прибавилось, — говорит Елена. — Берут спирт, он дешевле.

По словам продавца, когда рухнул ДЗДС, очень многие стали ее постоянными покупателями. «Конечно, людей жалко, а что делать?». Вереница по сути больных людей год от года не становится меньше: «одни уходят, часто навсегда, приходят другие». Словно в доказательство, на пороге два паренька. Лет по 30, нормально одеты. Не скажешь, что их «бомики» «затянули». Один лосьон просит, другой рядышком стоит.

— Зачем тебе это? — не унимаюсь я.

— Не знаю, зачем они их берут, — кивает парень в сторону товарища.

Все они понимают, что не на тот путь встали: «стекла мою», «не знаю, зачем ОНИ их берут»… Им стыдно. Сиюминутно. Потом будет спасительный глоток, который заставит стыд и совесть замолчать. Завтра будет новый день. День сурка.
 
Рейтинг: +4 375 просмотров
Комментарии (1)
Sall Славик*оf # 14 августа 2018 в 18:34 0
smayliki-prazdniki-34 c0411 buket4
Популярная проза за месяц
112
107
103
100
99
98
97
95
95
94
92
91
87
84
80
78
77
Кошка 6 августа 2019 (Дмитрий Милёв)
76
76
мой август 3 августа 2019 (Елена Абесадзе)
75
74
73
73
68
64
64
64
61
57
Два билетика 8 августа 2019 (Тая Кузмина)
50