ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Чужая земля. Глава 1. Часть 8.

 

Чужая земля. Глава 1. Часть 8.

21 января 2014 - Виктор Трушаков

8.

- …А он ему и отвечает: «Это не я!» - сквозь слёзы радости и смеха на весь коридор сказывал Карл Моисеевич очередную забавную историю из жизни, шагая вместе с Иваном Алексеевичем, чуть смеявшимся, на выход из здания по делам – «Это не я!». …Хах…

 

Сзади, догоняя  их, бежал Сергей. Он решил попросить у отца 50 долларов, дабы до своей зарплаты каждый день дарить по букетику цветов прекрасной и ещё толком незнакомой Тейлор (что же красивые девушки делают с молодыми парнями!). Они едва познакомились, а он уже думал о том, как сделать ей что-нибудь  приятное, как удивить её, как вызвать у неё ту ненаглядную улыбку в следующую долгожданную встречу.  Только это и занимало сегодня все мысли в его голове! Причём непонятно совсем по какому принципу он намеревался взять у отца только 50 долларов. Просто надо было добыть сие деньги – вот задача!

- Пап… - крикнули сзади, давние друзья обернулись.

Догнав, Сергей, тяжело дыша, объявил: - Пап, тут такое дело… – «Говорит прямо как Наталья» – заметил старший Боголюбов - … можешь, пожалуйста, дать 50 долларов?...

- Зачем это тебе? – серьёзно ответил Иван.

- Понимаешь, ты не предупредил о том, что поселишь меня жить в полуразваленный сарай – по-доброму улыбался Сергей, улыбнулся и Карл Моисеевич.  «Хорошо сказал» - подумал тот.

- Извини, – так же серьёзно отвечал отец – уж что было. Скажи спасибо, что хоть это есть…

- Да я и не жалуюсь, дело не в этом. Просто…

- Когда у тебя зарплата? – перебил Сергея отец и задал вопрос – По графику! – тут же ответил сам – Вот по графику деньги и получишь!

- Дай хоть в долг... – неуверенно сказал Сергей.

- Совет: никогда (!), никогда не бери в долг в этой грёбанной стране! – со злостью сказал отец. Сергей не понял этого ответа, да что там, он вообще ничего не понимал: ни отца, ни его слов. Штройздер уже с другим, строгим и недовольным, выражением лица наблюдал за действиями событий.

- Я же тебе как к отцу… Дай, пожалуйста! Неужели ты у своих родителей не брал денег на помощь?..

- Так всё… Ты работу всю сделал? Нет! Вот и иди, работай – не мешай начальству! Здесь я тебе не отец! И изволь говорить со мной по-английски – как все работники! – чуть не крича, заявлял Иван.

Сын в недоумении и в обиде стоял посреди коридора. Парочка, Боголюбов старший и Карл Моисеевич, быстро покинула место происшествия. Сергей вздохнул, немного постоял, и уж было собрался развернуться да устремиться туда, куда обязывала работа.

- Стой, Серёж! – услышал парень голос Штройздера – Стой!

Теперь Карл бежал за Сергеем.

- Ты не серчай на него! Трудно ему сейчас… - лицом к лицу говорил друг старшего Боголюбова.

 - Я понимаю, всё нормально, он прав… - внутри с собою не соглашаясь, молвил Сергей.

- Да какой там прав! Сын приехал, а он!.. Ладно! Вот тебе… – доставая из кармана 100 долларов в одну купюру, с восторгом изрекал Карл.

- О, нет!  - махая и головой, и телом говорил Сергей – я просил только 50…

- Бери, бери! Уж где-где, а здесь деньги никогда лишними не будут! – со сверкающими глазами проговорил Штройздер.

 

Сергей деньги взял. Карл быстро убежал. Видно, отец парня куда-то по пути зашёл, оттого его друг, имея несколько минут в запасе, решил пробежаться и таки дать парню такие нужные ему деньги. Уж очень ему нравился Сергей, очень!

 

В остальном же день Боголюбова мл. ничем не отличался от прошлых. Домой пришёл он уставший, но счастливый, в предвкушении встречи с девушкой, с непонятным, чуждым, но таким тёплым и милым именем – Тейлор. По пути он купил букет цветов из красных, кровавых роз (где утром-то их купить?), купил торт в благодарность соседям. С этим тортом он сейчас стоял в дверях комнаты Джима и Джоанны. Те были неимоверно рады гостю. Вновь милые разговоры, вопросы, ответы, вновь безвкусное какао, чёрные глаза обоих супругов и их детей, вновь эта славная обстановка. Вновь Сергей помолившись, завёл будильник на нужное время, лёг в постель и вновь очень быстро уснул…

 

 

Тейлор после занятий сразу же пошла домой. Она всё думала о нашем герое. Кто он? Зачем он здесь? Почему не любит Америку? Почему ходил босиком? Почему он так не даёт ей покоя? С этими же мыслями она читала Достоевского – «Знаете ли, до какой степени одурманения может иногда полюбить женщина?» - прочла она. С этими же мыслями села за стол ужинать.

Не желала она есть, не желала пить.  Думала, думала, думала. Повторяя одни и те же мысли в сотый раз не могла найти ответы на свои, с первого взгляда, простейшие ответы.

- Мам, а из какой страны вы меня привезли?.. – держа в руке ложку, задала вопрос Тейлор.

Родители, одновременно поперхнувшись, недоумённо посмотрели на дочь.

- Я же говорил!.. – сердито сказал отец, вышел из-за стола и начал ходить  обеспокоенно туда-сюда по кухне.

- Понимаешь, это было давно… - дрожа всем телом, говаривала мать – это было тогда…

- Мам, я это всё слышала! Успокойся папа – мне просто интересно… Так из какой я страны?

- Из России – строго и твёрдо ответил отец.

- Так значит я – Русская? – удивляясь и улыбаясь, проговорила дочь.

- Ты – американка, ты просто там родилась. Ведь твои биологические родители бросили тебя, а мы взяли… - невнятно молвила мать.

- Родитель – не тот, кто родил, а тот, кто воспитал! – махнув кулаком, железно произнес  отец.

- Ладно, хватит мучить ребёнка – пора сказать правду! – посмотрела с надеждой Маргарет на Чарльза.

- Ты из России. Ты знаешь, что мы тебя удочерили…  –  кивнула головой Тейлор на слова отца.

- Твоя биологическая мать погибла во время родов, а отец… - одушевлённо произнесла Маргарет.

- А отец спился и отказался от тебя!  – бойко досказал Чарльз.

 

Тейлор со всем вниманием слушала родителей. Те честно, со всеми подробностями, рассказывали девушке тайну её рождения, ведали ей и о причине того, что побудило их взять кровно неродного им ребёнка из детского дома в свою семью.

 

Девушка была, мягко выражаясь, оглушена рассказами родителей, была в безысходном замешательстве. Но главным маловразумительным было осознание того, что она… Русская.  Как же это так? Разносторонние чувства разрывали её разум. Такою же пораженной легла она почивать. Только вот долго не могла уснуть. Думала, думала, думала… У многих подобное случалось – мысли в голове маятником качаются во все стороны, понять ничего нельзя не выходит, как бы не заострял внимания на волнующем тебя вопросе.

 

Утро вечера мудренее. Но не в этот раз. Часто бывает так у человека – понаберётся в один день знаний, которые доселе были закрыты для него, а потом мучается от нового ещё неясного! Понять ничего не может, путается – где правда, где ложь?! А после, со временем, постепенно обдумывает все те новшества, что получил, успокаивается и всё-таки спокойно принимает всё то, что осознал. Примерно подобное и должно было сделаться с нашей героиней, но несколько позже, не сегодня. Встала она так же рано, как и всегда. Голова, ожидаемо, пухла от вопросов, мозг останавливался на одном месте, на одной мысли. Странно…  Всё то, что было близким и любимым на протяжении всех прожитых лет, всё, что было ценно и дорогим, в одно мгновение стало чужим и… не нужным. Неприятное чувство! Ах, Сергей! Больше всего она сейчас желала встретиться с ним, рассказать ему удивительную историю своей жизни… Иль не рассказывать пока ничего? Это так лишает покоя, это так радует душу – вот так живёшь спокойно себе в одном месте и вдруг, в одночасье узнаешь, что ты из другого племени, ты другая. В тебе иная кровь, в тебе иная история, иные корни… 

 

Главное не сойти с ума, главное дождаться встречи с ним!..

 

«… и дойдешь до такой черты, что не перешагнешь ее — несчастна будешь, а перешагнешь, — может, еще несчастнее будешь…» 

© Copyright: Виктор Трушаков, 2014

Регистрационный номер №0182928

от 21 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182928 выдан для произведения:

8.

- …А он ему и отвечает: «Это не я!» - сквозь слёзы радости и смеха на весь коридор сказывал Карл Моисеевич очередную забавную историю из жизни, шагая вместе с Иваном Алексеевичем, чуть смеявшимся, на выход из здания по делам – «Это не я!». …Хах…

Сзади, догоняя  их, бежал Сергей. Он решил попросить у отца 50 долларов, дабы до своей зарплаты каждый день дарить по букетику цветов прекрасной и ещё толком незнакомой Тейлор (что же красивые девушки делают с молодыми парнями!). Они едва познакомились, а он уже думал о том, как сделать ей что-нибудь  приятное, как удивить её, как вызвать у неё ту ненаглядную улыбку в следующую долгожданную встречу.  Только это и занимало сегодня все мысли в его голове! Причём непонятно совсем по какому принципу он намеревался взять у отца только 50 долларов. Просто надо было добыть сие деньги – вот задача!

- Пап… - крикнули сзади, давние друзья обернулись.

Догнав, Сергей, тяжело дыша, объявил: - Пап, тут такое дело… – «Говорит прямо как Наталья» – заметил старший Боголюбов - … можешь, пожалуйста, дать 50 долларов?...

- Зачем это тебе? – серьёзно ответил Иван.

- Понимаешь, ты не предупредил о том, что поселишь меня жить в полуразваленный сарай – по-доброму улыбался Сергей, улыбнулся и Карл Моисеевич.  «Хорошо сказал» - подумал тот.

- Извини, – так же серьёзно отвечал отец – уж что было. Скажи спасибо, что хоть это есть…

- Да я и не жалуюсь, дело не в этом. Просто…

- Когда у тебя зарплата? – перебил Сергея отец и задал вопрос – По графику! – тут же ответил сам – Вот по графику деньги и получишь!

- Дай хоть в долг... – неуверенно сказал Сергей.

- Совет: никогда (!), никогда не бери в долг в этой грёбанной стране! – со злостью сказал отец. Сергей не понял этого ответа, да что там, он вообще ничего не понимал: ни отца, ни его слов. Штройздер уже с другим, строгим и недовольным, выражением лица наблюдал за действиями событий.

- Я же тебе как к отцу… Дай, пожалуйста! Неужели ты у своих родителей не брал денег на помощь?..

- Так всё… Ты работу всю сделал? Нет! Вот и иди, работай – не мешай начальству! Здесь я тебе не отец! И изволь говорить со мной по-английски – как все работники! – чуть не крича, заявлял Иван.

Сын в недоумении и в обиде стоял посреди коридора. Парочка, Боголюбов старший и Карл Моисеевич, быстро покинула место происшествия. Сергей вздохнул, немного постоял, и уж было собрался развернуться да устремиться туда, куда обязывала работа.

- Стой, Серёж! – услышал парень голос Штройздера – Стой!

Теперь Карл бежал за Сергеем.

- Ты не серчай на него! Трудно ему сейчас… - лицом к лицу говорил друг старшего Боголюбова.

 - Я понимаю, всё нормально, он прав… - внутри с собою не соглашаясь, молвил Сергей.

- Да какой там прав! Сын приехал, а он!.. Ладно! Вот тебе… – доставая из кармана 100 долларов в одну купюру, с восторгом изрекал Карл.

- О, нет!  - махая и головой, и телом говорил Сергей – я просил только 50…

- Бери, бери! Уж где-где, а здесь деньги никогда лишними не будут! – со сверкающими глазами проговорил Штройздер.

Сергей деньги взял. Карл быстро убежал. Видно, отец парня куда-то по пути зашёл, оттого его друг, имея несколько минут в запасе, решил пробежаться и таки дать парню такие нужные ему деньги. Уж очень ему нравился Сергей, очень!

В остальном же день Боголюбова мл. ничем не отличался от прошлых. Домой пришёл он уставший, но счастливый, в предвкушении встречи с девушкой, с непонятным, чуждым, но таким тёплым и милым именем – Тейлор. По пути он купил букет цветов из красных, кровавых роз (где утром-то их купить?), купил торт в благодарность соседям. С этим тортом он сейчас стоял в дверях комнаты Джима и Джоанны. Те были неимоверно рады гостю. Вновь милые разговоры, вопросы, ответы, вновь безвкусное какао, чёрные глаза обоих супругов и их детей, вновь эта славная обстановка. Вновь Сергей помолившись, завёл будильник на нужное время, лёг в постель и вновь очень быстро уснул…

 

Тейлор после занятий сразу же пошла домой. Она всё думала о нашем герое. Кто он? Зачем он здесь? Почему не любит Америку? Почему ходил босиком? Почему он так не даёт ей покоя? С этими же мыслями она читала Достоевского – «Знаете ли, до какой степени одурманения может иногда полюбить женщина?» - прочла она. С этими же мыслями села за стол ужинать.

Не желала она есть, не желала пить.  Думала, думала, думала. Повторяя одни и те же мысли в сотый раз не могла найти ответы на свои, с первого взгляда, простейшие ответы.

- Мам, а из какой страны вы меня привезли?.. – держа в руке ложку, задала вопрос Тейлор.

Родители, одновременно поперхнувшись, недоумённо посмотрели на дочь.

- Я же говорил!.. – сердито сказал отец, вышел из-за стола и начал ходить  обеспокоенно туда-сюда по кухне.

- Понимаешь, это было давно… - дрожа всем телом, говаривала мать – это было тогда…

- Мам, я это всё слышала! Успокойся папа – мне просто интересно… Так из какой я страны?

- Из России – строго и твёрдо ответил отец.

- Так значит я – Русская? – удивляясь и улыбаясь, проговорила дочь.

- Ты – американка, ты просто там родилась. Ведь твои биологические родители бросили тебя, а мы взяли… - невнятно молвила мать.

- Родитель – не тот, кто родил, а тот, кто воспитал! – махнув кулаком, железно произнес  отец.

- Ладно, хватит мучить ребёнка – пора сказать правду! – посмотрела с надеждой Маргарет на Чарльза.

- Ты из России. Ты знаешь, что мы тебя удочерили…  –  кивнула головой Тейлор на слова отца.

- Твоя биологическая мать погибла во время родов, а отец… - одушевлённо произнесла Маргарет.

- А отец спился и отказался от тебя!  – бойко досказал Чарльз.

Тейлор со всем вниманием слушала родителей. Те честно, со всеми подробностями, рассказывали девушке тайну её рождения, ведали ей и о причине того, что побудило их взять кровно неродного им ребёнка из детского дома в свою семью.

Девушка была, мягко выражаясь, оглушена рассказами родителей, была в безысходном замешательстве. Но главным маловразумительным было осознание того, что она… Русская.  Как же это так? Разносторонние чувства разрывали её разум. Такою же пораженной легла она почивать. Только вот долго не могла уснуть. Думала, думала, думала… У многих подобное случалось – мысли в голове маятником качаются во все стороны, понять ничего нельзя не выходит, как бы не заострял внимания на волнующем тебя вопросе.

Утро вечера мудренее. Но не в этот раз. Часто бывает так у человека – понаберётся в один день знаний, которые доселе были закрыты для него, а потом мучается от нового ещё неясного! Понять ничего не может, путается – где правда, где ложь?! А после, со временем, постепенно обдумывает все те новшества, что получил, успокаивается и всё-таки спокойно принимает всё то, что осознал. Примерно подобное и должно было сделаться с нашей героиней, но несколько позже, не сегодня. Встала она так же рано, как и всегда. Голова, ожидаемо, пухла от вопросов, мозг останавливался на одном месте, на одной мысли. Странно…  Всё то, что было близким и любимым на протяжении всех прожитых лет, всё, что было ценно и дорогим, в одно мгновение стало чужим и… не нужным. Неприятное чувство! Ах, Сергей! Больше всего она сейчас желала встретиться с ним, рассказать ему удивительную историю своей жизни… Иль не рассказывать пока ничего? Это так лишает покоя, это так радует душу – вот так живёшь спокойно себе в одном месте и вдруг, в одночасье узнаешь, что ты из другого племени, ты другая. В тебе иная кровь, в тебе иная история, иные корни… 

Главное не сойти с ума, главное дождаться встречи с ним!..

«… и дойдешь до такой черты, что не перешагнешь ее — несчастна будешь, а перешагнешь, — может, еще несчастнее будешь…» 

Рейтинг: 0 223 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!