Азарт

13 сентября 2020 - Айдар Хатямов
article480031.jpg
Азарт Действие первое: Черный щенок - На что похоже это облако? На лилово-оранжевом небе появился маленький указательный палец. - На большого моржа. Ответил второй голос,немного младше первого. - А вот это? В небе снова появился палец. - А это на морду кота. Двое мечтательных ребят лежали на траве, посреди двора и рассматривали проплывающие мимо облака. Так продолжалось некоторое время, пока их взгляды не встретились на пролетавшем мимо самолете. Самолет летел медленно, поблескивая в лучах заходящего солнца и разделял небо на две части толстой, белой чертой. - Как думаешь, куда он летит? После долгой паузы спросил один второго. - Наверное за границу. - А почему? - Не знаю. Все туда хотят. .. а мне и тут хорошо. Сказал паренек в красной шапке. - Мне тоже. Немного погодя добавил второй. Солнце садилось, рыжий небесный окрас сменялся мягко-лиловыми тонами. Одна за другой, загорались первые звезды. Шум машин стихал. Окно дома напротив распахнулось. Из него показалось лицо женщины, выглядевшей куда старше своих лет. С мешками под глазами и пучком на голове. В ее руке дымилась сигарета. - Никита! Иди домой. Скомандовала она низким и отрывистым голосом, а затем исчезла. Никитой звали одного из ребят. Того, что носил красную шапку с большим помпоном. Ребята быстро поднялись, отряхнули друг друга и не спеша направились в сторону подъездов. Со всех сторон их окружали кирпичные высотки, балконы которых сильно отличались друг от друга. Вокруг этих дворов всегда кипела своя "другая" жизнь. Где-то на пожарной лестнице, в одних трико, стоял курящий человек. Из машин, стоящих на углу доносилась музыка и дебиловатый смех. На лавках, держа в руках стеклянные бутылки, целый день сидели загорелые и молчаливые люди, которые иногда отдыхали в подъездах. А из окон часто доносились споры, не жалевшие слов. Все здешние знали друг друга. А когда видели незнакомые лица, всегда спрашивали -Кто это? А в ответ всегда говорили имя и немного информации. - Это Костян, у него отец глухой. У малышей во дворе не было своего уголка, поэтому они тянулись к старшим и быстро становились похожими на них. А старшие становились своими родителями. Такая была жизнь. Ребята уже подходили к подъезду, как вдруг Сережа заметил что-то интересное слева, за мусорками. Это был маленький щенок. Черный, с ярко рыжими глазами. Ребята побежали к мусоркам. После, они еще минут двадцать гладили его, передавая из рук-в руки. А щенок просто радовался новому знакомству. - Возьмешь его? - Нет. Меня с ним не пустят. Наругают. - Тогда я возьму. Сказал Никита, глядя в ярко-рыжие глаза, черной дворняжки. В следующий миг, Сережа уже вешал куртку на крючок, а щенок смотрел по сторонам неуверенно шагая по прихожей. В квартире было душно и пахло жаренным луком. Мама на кухне, курила и смотрела маленький телевизор. Брат Артем лежал на диване в наушниках и листал журнал. Никто и не заметил. Действие второе: Дорога Машина истошно ревела. Из заднего окна все еще было видно дом. Парень сильно нервничал. Двое остальных пытались изображать спокойствие, но все было написано на их глазах. Все боялись. Парень снова уткнулся в окно. Снаружи одно за другим промелькали зеленые кроны деревьев. Знакомые улицы почему-то становились серыми и чужими. Меняли обличия. Раньше он не замечал столько интерестных подробностей. Солнце уже встало, но еще не согревало. Было холодно. Двое в машине что-то живо обсуждали. Лысый судорожно курил. - Скоро уже? Осторожно спросил он сидящех спереди. Никто не ответил. Наверное не услышали. Их бурный диалог продолжался. Лысый нервно курил одну за другой, постоянно смеялся и быстро, наперекосяк накидывал водителю невнятные истории. Водитель с силой сжимал руль и бегал по дороге широко раскрытыми глазами, иногда слегка кивая лысому. В такие моменты все ведут себя по разному. Кто-то прокручивал план в голове, кто-то болтал без умолку, что бы хоть как то расслабиться, а кто-то закрывался в себе, становясь пассивным зрителем, как парень сидевший сзади. Он постоянно думал о том, правильно ли поступает. - Конечно правильно. Отвечал он шепотом сам себе. Конечно правильно. Иначе не проживёшь, здохнешь под забором. Стало быть так оно и есть. Сумка сильно давила на ноги, но выпускать её из рук парень не решался. Вместо этого он легонько потянул замок в сторону и слегка её приоткрыл. Из сумки на него блеснуло сталью дуло пистолета, тем самым как бы намекая, что назад дороги уже не было. Но назад уже и не свернуть. Поэтому он немного успокоил себя, откинулся назад и расправил плечи. Подняв голову вверх, спросил снова. На сей раз значительно уверенней - Эй! Скоро уже? Действие третье: Ржавые качели Над крышей, увешанной антеннами взошло солнце. Оно пестрело через ситцевую тюль на окне. Артём открыл глаза. Это был подросток лет девятнадцати, с длинными, волнистыми волосами падающими на глаза. Бледный и худой. Как все его друзья. Быстро вскочив с дивана он пошёл на кухню поставить чайник. Мать уже встала и сейчас сидела перед телевизором. На кухне было дымно. Она снова говорила что-то про работу и образ жизни. - На себя сначала посмотри - подумал Артём. Разговор не залаживался как всегда. Не дождавшись чайника Артём быстро запрыгнул в кроссовки. В прихожей, маленький братишка играл с чем то небольшим и чёрным. Носился, махал руками и громко смеялся. - Да какая разница? Пошло оно все- подумал Артём, набрасывая на плечи спортивную куртку. Дверь квартиры захлопнулась. Из неё ещё долго доносилась поучительная брань и детский смех. На улице было куда комфортней и привычней. Здесь он чувствовал себя в своей тарелке. Ведь в каждом доме жили "свои" знакомые. Здесь дела не нужно было искать, они сами тебя находили. Улица была домом для смеха, сигаретного дыма, алкоголя и азарта. А дом был ничем иным, как средством для ночлега. Компания сидела на трибуне старой футбольной площадки. Это было их любимое место. Двое парней и три девушки. Две из которых были местными, их знал каждый. На них была местная одежда. Местный сленг резал уши, а на лице красовались местные улыбки. Но третья. Третья была другой. Она сразу бросалась в глаза. Волосы пшеничного цвета, яркие, голубые глаза с пёстрой косметикой вокруг. Алые, чувственные губы и румянец на щеках. Сидела собранно и скромно. Она была не из тех, кто сразу раскрывался незнакомцам. - Артём! Крикнул один из ребят. Она обернулась узнать, кто идёт. Приближающийся парень сразу разглядел незнакомку. Их глаза встретились. Лицо Артёма переменилось, а она смущённо отвела взгляд. Казалось тот же, но уже другой он сухо пожал руки своих закодычных друзей, набрался таки смелости и уселся рядом с загадочной незнакомкой. Сидели молча. Компания продолжала свои оживленные беседы. Артёму теперь казалось, было уже не до разговоров. Сердце его билось быстрей, чем обычно, а по спине бегали мурашки. Глаза смотрели куда-то в пространство, дыхание сбилось. Но тянуть больше было нельзя. Нужно действовать. Артём повернулся к незнакомке, она сделала то же самое. Взгляд её, спокойный и чуткий снова был направлен на него. Внутри всё перевернулось. - Артём. Робко сказал он и протянул руку. - Полина. Ответила она и вложила свою руку в его. Артём, как выражались местные "поплыл". Но не успел он сказать и слова, как вдруг сзади раздался визг колёс. Остановилась красная девятка. Из открытого окна играло что-то зарубежное и модное, а машина сверкала новизной и бодро гудела мотором. Водитель, как это было принято несколько раз надавил на педаль газа. Это привлекло внимание всей компании. Ребята замолчали, девушки раскрыли глаза от изумления. На лице незнакомки засияла улыбка. Она выскочила и упархнула к машине оставив за собой лёгкий, приятный запах разрушенных надежд. Подбежав, она прыгнула за переднее сиденье. Затем раздался громкий смех и машина с пробуксовкой ринулась вперёд. Глаза Артёма так и остались на месте, где только что стояло красное авто. Теперь он видел, как слегка покачивались на ветру дворовые ржавые качели. Действие четвёртое: Дырявая шапка. Ещё каких-то пол часа назад тихая и пустая улица , сейчас бурлила жизнью. Сначала жизнь наполнила окна, зажигая в них свет. Затем подъездные двери, которые с присущи им скрипом выпускали на улицу сонных людей. Потом и сами улицы зацокали каблуками и зашаркали ботинками. На светофорах, одна за другой начинали копиться пестрые автомобили. А на сером, затянутом небе появился тусклый, белый шар. Наступило утро. Теперь улицу было не узнать. Придорожные магазины, парикмахерские и булочные зажгли свои витрины. От них пахло чем- то знакомым. Унылые студенты, с тетрадями в руках создавали много шума, дети хныкали в руках у родителей, а работяги гурьбой шли на работу, оставляя за собой густые клубы сигаретного дыма. Дым летел по тротуару встречая жмурящиеся лица, затем миновал кустарник и заклубившись влетел в приоткрытое окно ржавого автомобиля, стоявшего на обочине. В салоне стало дымно и Артём прокашлялся. Эмоции людей внутри казалось, витали в воздухе. Их почти можно было услышать. По тому, как барабанили пальцы лысого по бардачку. По тому, как трещал кожух руля, который так крепко сжимал водитель. И по тому, как бесконечно ёрзал сзади Артём. Для всех вот-вот должен был наступить роковой, решающий, а возможно даже финальный в их жизни момент. Лысый снова закурил. Сзади Артёму было видно, как сильно тряслась его рука. Прохожие все больше заполняли улицы, от чего Артёму становилось все сложнее. Водитель молчал, не сводя глаз с дороги. Капельки пота медленно стекали с его лба. Сейчас, Артём уже не верил в успех. Не верил в своих друзей, которые только вчера пожимали ему руки и клялись, что никогда и не при каких обстоятельствах не сдадут друг друга. Не верил в то, что все может закончится хорошо. Вся его жизнь проносилась перед глазами. Он вспоминал тёплые мгновенья. Мать и отца. Ещё счастливых и дружных. Школу, детский сад. И то, как приятно было сорваться с урока на перемену. Запах столовой. Запах мандаринов на новый год. Горько сделалось, очень горько. На перекресток, из за дома повернул тяжёлый, инкассаторский автомобиль. Водитель вздрогнул, а лысый несколько раз хлопнул его по плечу. Артём всеми силами вжался в сидение. Пора! Немного прокашлявшись завёлся мотор и машина двинулась вперёд. Двое спереди натянули на головы шапки, в которых заранее проделали три дырки. Артём сделал то же самое. Действие пятое: Звон стаканов Звон стаканов. Чекаются за успех трое закодычных друзей. Сидели весь вечер и начало ночи в небольшом, старом вагончике переделанном в будку для охраны. По центру лежал большой и пыльный ковёр, у стены небольшой диван и два стула напротив. На потолке полностью обклееном пачками сигарет мерцала тусклая лампочка, на стенах красовались плакаты девушек с обнаженными причендалами. Через маленькую форточку на улицу неспешно выползал сигаретный дым. Охраняли стоянку, если можно так сказать. Разговор клеился как надо, было весело. Трое ребят, друзей со школы говорили "о том о сём". Кто, кого и сколько раз. За что и кого проучили, какие фильмы смотрели и какая же все таки шикарная была вертушка у Вандама. Плеская содержимое стакана, по центру, в безразмерном спортивном костюме метался лысый. Когда-то родители назвали его Сергеем. Ему никогда не сиделось на месте. Такой была его натура. Он и сейчас скакал, жестикулировал, играл мимикой, в попытке передать как можно больше из своих историй. Возбужденный взгляд бегал от одного слушателя к другому, а идиотская ухмылка передавала смысл историй, лучше всяких слов. Рядом, на диване, в мешковатом свитере, слегка растрепаный сидел Алексей. Отстраненный и не разговорчивый он молча выслушивал дивные рассказы. А слушал он, казалось лишь на половину, основная его часть, как и всегда думала о чем то другом. Никто и никогда не видел его улыбки. Артём сидел у двери, облокотившись на стену. Много смеялся и пил одну за другой, как это делал его отец. Часто он почти понимал, что это неправильно, но другой жизни не знал, а потому и сравнивать было не с чем. Истории сменяли другие истории. Новые походили на фантастику, а старые обрастали новыми фактами. Время летело быстро, а сиделось все комфортные. - А помните Наташу рыжую? И пошло по новой. Лето, поздний вечер, на улице ощущался слегка уловимый запах костра. Стрекотали сверчки, а вдали изредка белели огни автомобилей. В такие вечера быстро расходится не хотелось. На душе было спокойней прежнего, а в голову лезли тёплые воспоминания. Ребята часто устраивали такие посиделки. Старая компания, что может быть лучше? Под рассказы лысого и думалось лучше. Артем убрал руки за голову и с досадой вспоминал ту самую. От которой в животе становилось щекотно и жарко в груди. Вспоминал как пахли её волосы, какой игривый и таинственный был её взгляд и как быстро она упорхнула на той блестящей и шикарной девятке. Досада. Какая досада.. Артём заметил, как быстро менялся Алексей. С каждой минутой он все дальше отстранялся от своих друзей. Его голову захватила какая-то особенная мысль, это было видно по тому, как из под тяжёлых, нахмуренных бровей сверлили пол его глаза. Артём решил не придавать этому значения. Прошло ещё немного времени и Алексей, казалось полностью покинул их. Лысый тем временем ничего не замечая бродил по комнате о чем то рассуждая, руками изображая на себе женские формы. - Леха! Наконец позвал Артем. Лысый замер. А Алексей встрепенувшись, опустил локти на колени, направил голову вниз и начал из подполья. - Короче слушайте. Вас не достало это все? - Что всё? Переспросил Артём. - Да все. Вся эта жизнь. Пустая. Все, что вокруг неё. Не достали вечные проблемы. Не знаю... может меня одного это парит, но мы всегда скребем копейки. Артём у матери. Ты, лысый на рынке. А я на стройке. А отдача какая? А никакой! Меня достало, что у кого-то есть все, а у нас ничего нет. - Ты это сейчас к чему ведёшь? - Спросил лысый. Ну достало. А что дальше? Что мы можем с этим сделать? У нас такая жизнь. Мы её не выбирали. Все так живут и нам так жить велели. - Это ты сейчас только о плохом говоришь. -Присоединился Артём. Но есть же много хорошего. Мы по карьере будем расти. Разряд повышать. Пару лет и зарплату прибавят. Ещё пару лет и квартиру дадут, может быть. А с квартирой своей вообще красиво будет. - Это кто тебе сказал? - Не соглашался Алексей. Родители? Никто и ничего тебе просто так не даст. Такой шелухе как мы только лапшу на уши навешают, что бы мы свое здоровье оставляли. Что бы потом, когда состаришься тебя проще было на помойку выбросить. Никто и имени твоего не вспомнит. Как же.. квартира. Алексей положил руки на стол и не поднимая головы продолжил. - Не знаю как вы, а я отдыхать хочу. Каждый год на моря ездить. Баб на машине катать и по театрам ходить. Хочу, чтоб меня уважать начали. А у нас пока себя сам уважать не начнёшь никто и не рыпнется. Мне на будущее плевать. Лет через десять квартиру, а через двадцать меня и не станет уже. Меня такая жизнь достала. Все! Алексей вскочил на ноги и принялся возбужденна бродить взад- вперед. Некоторое время ребята смущенно молчали, глядя на него - А что ты хочешь делать? Может предложить что-то хочешь? Мыслишка есть, как жить начать красиво? -Спросил лысый. - Может и есть.. - Тогда рассказывай! Может мы тоже на моря хотим! Алексей сел на место и поднял голову. Лампа на потолке освещала его серьёзную физиономию. - А доверять я вам могу? Тихо спросил он, что добавляло его словам особенную важность. - Можешь. Хором ответили парни. - Короче тема есть одна. Верная тема. Но там команда нужна слаженная. - Так так? Лысый уселся на стул, изобразив серьёзный вид. Смотрелось очень фальшиво. - К нам на стройку раз в месяц зарплату привозят. Из сбер кассы. Инкассация, на серьёзной машине, при автоматах. Там пару лямов точно есть. На строй материалы, на затраты и так, туда-сюда. Короче в этот раз военных в ней не будет. Приедет баба одна. Без оружия. - Откуда ты знаешь? Спросил Артём. Которому, казалось не очень нравился ход беседы. - А знаю и все. Я разговор подслушал. Прораб наш общался с начальником. Пускай везут мол, не бояться. У нас тут работяги одни. Никто не узнает. .. а я вот узнал. И удачу свою упускать не собираюсь. Нам все равно не платят. А раз я свое хочу забрать, то это и не воровство получается. Артём отодвинул стул и облокотился на стенку. - Не выйдет у нас ничего. Брось ты эту идею. Глупость говоришь, так бы каждый деньги воровал, да Лысый? Лысого напротив, очень заинтересовала идея Алексея. На сколько мог он погрузился в раздумья смешанные с красивой фантазией выглядя при этом очень отрешённо. - Не знаю... Вообще то Леха дело говорит. Это ведь и не воровство получается. Меня дед один воспитывал. Как то и отблагодарить можно. Леха вон, вообще сирота. - Тебя никто не заставляет. Не хочешь, не надо. Сказал Алексей. Но потом. К нам уже не просись, не пустим. А если серьёзных дел боишься, дуй домой. К мамаше. Головой Алексей указал ему на дверь. Артёма охватило тревожное чувство. Идея казалась ему какой-то фантастической, не настоящей. И он бы ни за что не поверил в неё, если бы это сказал кто-то другой. Но Алексей словами не бросался. От этого становилось страшнее. Прежнее комфортное состояние сменилось страхом. Артёму не нравилось это. Он поднялся со стула и подошёл к выходу. Скринув металлическая дверь открылась. Уходя он оглянулся на своих друзей. Никто не смотрел на него, их головы захватила новая, азартная идея. Стеклянные глаза сверлили стену. - Счастливо! Сказал Артём и исчез за дверью. В комнату проникла вечерняя прохлада. Действие шестое: Вторая досада Спичечный коробок открылся. Из него появилась одна спичка и после нескольких безуспешных попыток все таки зашипела и вспыхнула. Желтый язычок пламени медленно последовал к папиросе, несколько раз заиграл у её основания, а затем был быстро отправлен прямиком в ближайшую лужу. Артем стоял во дворе, в котором провел все детство и часть юности оперевшись плечом на забор. По его унылому лицу и по дождливой погоде сразу становилось очевидно, что находился он там не по своей воле. Ждал маленького братика, которого, после долгих сопротивлений ему все же пришлось взять с собой. По черному асфальту, вдоль бордюров текли ручейки, капли падали с балконов и крыш, а погода сливаясь с местным колоритом создавала крайне унылый пейзаж. Ребята не играли во дворе, водитель не копошился под своим несправным авто, птицы не сидели на ветках. Не было даже редких прохожих. Время остановилось на Артёме, а Артем на одной единственной мысли, которая никак не давала ему покоя. От которой не хотелось ни есть, ни пить. Больше не хотелось заниматься привычными делами. Жизнь повернулась новой стороной. Подъездные двери распахнулись. Из них показался знакомый мальчуган, в шапке с большим помпоном. Он медленно вышагивал по ступенькам двумя руками обхватывая уже слегка набравшего черного щенка. - Наконец то! Недовольно отводя взгляд сказал Артем, затем развернулся и отправился в путь. Мальчишка за его спиной осторожно поставил пса на землю и побежал за братом. Щенок последовал за ним. Редкие прогулки очень радовали паренька. В своем брате он видел что то могучее и авторитетное. Закрытое и неизведанное. Грубое снаружи, но очень доброе внутри. - Куда мы пойдем? Бойко спросил парнишка, ухватив за руку старшего брата. - Узнаешь. Не отрывая глаз от дороги ответил Артем. Прошло еще немного времени, один унылый пейзаж сменился другим. - Хороший все таки сегодня денек. Сказал маленький Никита. - С чего ты взял? немного поразмыслив Никита продолжил. - Мы с тобой гуляем. На улице хорошая погода.. по дорогам текут ручейки, можно кораблики пускать. - А тебе лишь бы кораблики пускать. Взрослей давай. Я в твоем возрасте тебе уже мамкой был. Не до корабликов мне было. Никиту не смущал унылый настрой его брата. Другого его настроя он попросту не знал. - Хороший и все. Разве дню, для того, что бы быть хорошим нельзя просто им быть? - Что бы дню стать хорошим, ему нужно было стать днем где-нибудь в другом месте. Чего тут хорошего? Ты посмотри вокруг парень, посмотри где ты живешь и на что похожа наша жизнь. Но Никита не разделял настрой Артема. - Ну, наша жизнь .. она интересная. В ней много всего происходит. У меня есть мама, вчера она принесла мороженое. Есть ты, мой старший брат и есть черный щенок. С вами мне всегда весело. Я прекрасно поживаю. - Ты просто малой еще. - Не успокаивался Артем. Многого не знаешь. А чего знаешь, то знаешь неправильно. Я таким как ты, наивным никогда не был, сразу понимал что к чему. И в кого ты такой.. Сказал Артем не глядя на брата. Наверное в папашу своего. Ребята проходили один двор за другим. Уже давно скрылась из виду футбольное поле и трибуны, где так любил проводить время Артем, со своими друзьями. Сейчас Никита и вовсе не узнавал местности. Он не знал, куда ведет его старший брат, но от этого было еще интереснее. Его глазам открывались новые горизонты и он был очень этому рад, как рад был и его черный щенок, который всегда старался бежать впереди держа нос по ветру и размахивая маленьким хвостом. Шум ветра предвещал скорый дождь. Вороны сидевшие на ветках издавали характерное карканье. Они будто бы специально всегда появлялись там, где и без того уныло, что бы добавить серым краскам пару черных тонов. - Долго еще? Спросил Никита глядя на Артема. Он заметил, как изменилось его лицо. Теперь он, казалось думал о чем то очень важном, а важность его лица усиливалась с каждый пройденным шагом. - Уже почти пришли. Сквозь зубы ответил Артем, глядя куда-то вперед. -Я долго не буду, подождешь меня во дворе. - Нет! я с тобой хочу! Никита сделал жалостливый вид. Но Артем был не приклонен. И вот, когда очередной маленький дворик был позади он вдруг остановился перед большим и белым кирпичным домом, подъездные двери которого только что резко открылись каким то бойким мужчиной. За ним последовал такой же бойкий паренек, лет двенадцати, затем взрослая, но очень аккуратная женщина, а за ней симпатичная блондинка возрастом не старше нашего Артема. От её вида, его как будто поразило током, даже Никита почувствовал это, держась за его руку. Лицо побледнело, а глаза забегали по сторонам. Молодая и веселая семейка, с сумками и пакетами в руках тем временем следовала по двору, что то очень дружно обсуждая. На всех была яркая одежда, явно не местного пошива, а на лицах сияли улыбки. От них буквально веяло позитивом. Мужчина смотрел на свою супругу влюбленным взглядом, она смущенно улыбалась в ответ, дети казались сытыми и довольными, будто всегда были окружены вниманием и заботой. Глава семейства подошел к большой и блестящей волге цвета кофе с молоком, пошарил в кармане и достал ключи. Открыв двери автомобиля семья быстро расселась по местам, затем раздался бодрый рев мотора и вот машина, полная счастливых людей уже поехала вперед, на встречу очередным приключениям. Позади сидела она. Та самая, от которой сердце колотилось быстрее. Та, из за которой подкашивались ноги. Её улыбка прожектором освещала все вокруг. И она и её семья казались Артему чем то идеальным, даже эталонным. Будто с обложки. Наверное ехали на дачу, или еще куда. Волга проехала прямо мимо ребят, чуть коснувшись позитивной аурой их блеклых силуэтов. Никто из семейства не заметили их. Машина уехала, а ребята остались стоять столбом. Только черный щенок лаял ей в след. Все внутри Артема кипело. Обида быстро поднимаясь с ног до головы давила на глаза. Дыхание потяжелело. Туго сделалось Артему. От того, что его жизнь никогда не была и не станет похожей на ту, что пронеслась перед глазами. От того, что воспитывала его одна лишь мать и о его свободном времени ей не было никакого дела. От того, что он донашивал одежду за соседом, а Никита донашивал за ним. Поэтому она всегда казалась пожеванной и жухлой. Да. Его жизнь была другой и не от его прихоти. И от того обида сейчас особенно сильно ударила его прямо в голову. Острым и резким ударом. Надумав себе что то, он молча повернулся в сторону дома и зашагал куда торопливей прежнего. Никита с недоумением смотрел на на него, а сзади им в догонку бросился слегка располневший черный щенок. Ночь. Дождь барабанил по крыше. На потолке тусклым светом горела лампочка. Леха и лысый сидели в будке охраны стоянки. В пол голоса обсуждали готовящееся дело. Из приемника с помехами доносилась знакомая песня. Как вдруг в двери раздался торопливый стук. Ребята вздрогнули. - Кто там? спросил Алексей у двери. - Я. Ответила дверь. Шпингалет со скрипом распахнулся, дверь открылась. На пороге стоял Артем. Мокрый и замерзший. Вода струйками катилась с его волос, губы слегка дрожали. Глаза его изображали крайнюю решимость, а ладони были сзжаты в кулак. - Я готов. Действие седьмое: Взгляды Сумка упала на колени одного из пассажиров. Рука неспешно открыла молнию и исчезла внутри. Затем показалась снова с пакетом, в котором лежали два аккуратно уложенных бутерброда. - Один тебе. Рука протянула бутерброд мужчине сидевшему за рулем. -Сегодня с зятьком на рыбалку поеду. В первый раз. Сказал крупный мужчина с крошками от бутерброда в усах, сидящий в салоне небольшого грузовика. - Твоя попросила? Ответил второй, не менее крупный мужик поедавший бутерброд за рулем все того же авто. - Да нет. Сам как то подумал. В общем как бы он мне и не нравился, а ведь это не мой выбор то. Дочери. А она то его поди любит. Значит мне так и так придется смирится. ..ну и думаю, дай вытащу пацана на рыбалку. Посмотрю хоть, что вообще из себя представляет. Мы ведь с ним и не общались толком. - Ну да. Хорошая идея. А парнишка то нормальный? - Да черт его знает, нормальный или нет. Посмотрим. - Сам какой? Я надеюсь не из этих? - Неет. Местный он. ..Максим зовут. Семья вроде нормальная, отец начальник службы охраны, мать учитель. - О! Нормальная семья. Из такой семьи говна всякого не выйдет. Машина ехала не спеша, в "развалочку". А впереди сидели двое проверенных временем друзей, два боевых товарища. Прошедших рука об руку добрую половину жизни. Вместе растили детей, вместе отдыхали и даже работали вместе. О таких говорят "не разлей вода" и если встретишь такого человека сам, считай тебе крупно повезло. Теплело, день понемногу раскрывался. На улицах было людно, а движение на дорогах усилилось. В грузовике играло радио, водитель подпевал знакомый мотивчик, его товарищ, рядом пил горячий чай из термоса. - А я думаю не спроста ты его позвал. Че задумал то? Не отрывая глаз от дороги спросил водитель. - От тебя ниче не скроешь. Лучше жены меня знаешь. Ухмыльнулся усатый мужчина. Да. Не просто так. Раньше знаешь, мне было как то все равно. Ну есть и есть. Вид человеческий, порядочный вроде. А сейчас.. Усатый мужчина оторвался от завтрака и на миг задумчиво уставился в окно. В положении она.. - Да ты что! Схватился за голову водитель. Ну! От всей души поздравляю вас Виктор Палыч, желаю крепкого здоровья! Водитель обрадовавшись пожал руку своего товарища по крепче и похлопал его по плечу. Неожиданно засов за их головами открылся и в нем показалось лицо молодой девушки. Она сидела в кузове. Сзади было темно и душно, а из тонированных окон в салон едва попадал свет. - Поздравляю вас Виктор Палыч! Сказала девушка сзади и расплылась в искренней улыбке. - Спасибо дорогая. Ответил усатый мужчина. Теперь настроение было уже не рабочее. Девушка сзади снова пропала в салоне, а засов задернулся обратно. Каждый находящийся в машине еще долго немного улыбаясь думал о чем то своем и в то же время о чем то общем. Тяжелый автомобиль свернул с основной дороги и остановился на светофоре. Атмосфера была праздничная. - Ну а у тебя? Дети то есть? Спросил Виктор Палыч через некоторое время, повернувшись к стене позади. Засов распахнулся снова, из окошка показалась все та же молодая девушка. Водитель так же повернулся к ней лицом. На девичьем лице сияла улыбка, она собралась было что то сказать, как вдруг взгляд её переменился. Что то на дороге привлекло её внимание. Водитель прочел тревогу на её лице и услышал, как позади, на дороге нарастающе ревел мотор быстро приближающейся машины. Действие восьмое: Знакомое окно Унылый старик кряхтя уселся на кресло в автобусе. Немного пошарив по карманам, нащупал наконец небольшой сверток в котором хранил свои деньги и протянул монету кондуктору. Тот, с кирпичным лицом простого обывателя оторвал бумажку и протянув старику ушел. В салоне играла Таня Буланова, от разговоров было шумно. Старик облокотился головой на окно, с другой стороны которого стекали капельки дождя. Наступала осень. На улице с каждым днем становилось прохладнее, а старые кости уже не грели, поэтому старец остался в шапке и шарфе. Сейчас его вниманием завладел стоящий рядом дом. А конкретнее одно из окон, чей теплый свет слегка согревал и дарил старику букет прекрасных воспоминаний о доме. А Дома тем временем все было по старому. Мать на кухне смотрела телевизор, много курила и иногда, в слух осуждала новостного диктора. Никита в прихожей учил, уже немного повзрослевшего щенка давать лапу. А щенок вопросительно глядел на него высунув язык. Теперь в прихожей ,в углу, возле темнушки, свертком лежал матрац с надписью "Дружок", а рядом с ним лежало эмалированное блюдо. Летние сандали и кеды, на полке, сменились ботинками и сапогами. Вот и все из нового. Неожиданно для всех дверь квартиры распахнулась. На пороге стоял Артем. Вид у него был подавленный и нервный. Волосы растрепаны, глаза не поднимались. Поняв, что его заметили он не раздеваясь юркнул в туалет заперев за собой дверь. Встав возле раковины резким движением он открыл воду сильным напором и впервые за этот день взглянул на свое отражение. Хищные глаза бегали по бледному, изображавшему испуг лицу. Дыхание тяжелое, на лбу проступал холодный пот. - Артем! Артем! Выходи с нами поиграть! Раздался голос Никиты снаружи. Затем, как бы соглашаясь, пару раз тявкнул щенок. Как приятно! Невероятно приятно было слышать знакомый голос братишки. Как здорово было находится дома. - Как же я соскучился! Подумал Артем и губы его тут же задрожали от нарастающего волнения. - Идите сперва поешьте! Возразила мать. - Один весь день носится, второго домой не загонишь. Скоро совсем прозрачными станете! - Я с Артемом пойду! Ответил Никита. Глаза наполнились влагой, горечь ударила по лбу, руки затрясло и по бледному лицу Артема покатились горячие слезы. Слезы, которые как будто уже очень давно ждавшие своего момента. Артему вспомнились все теплые и домашние моменты, которые хоть совсем редко, но все же случались в его жизни. - Иду мама! С большой долей нежности ответил Артем. И бесшумно рыдая принялся снимать с себя одежду. Шея и руки были в крови. Действие девятое: Холщевая сумка Артем увидел напуганный взгляд водителя фургона. Через мгновение раздался звук распахивающихся дверей автомобиля. Он заставил включится сопротивляющееся тело. Как марионетка он выхватил тяжелый пистолет из сумки, что так долго покоилась на коленях и выскочил из машины. На улице мозг получил свежий глоток воздуха. Артем не думал ни о чем и вместе с тем обо всем сразу. В ушах звенело, а по спине бежали мурашки. Несколько быстрых шагов и он уже настиг задние двери фургона. В это время Алексей распахнул переднюю дверь и угрожая пистолетом что то прокричал водителю и его напарнику. Несколько удивленных прохожих застыли неподалеку. Артему хотелось растворится, исчезнуть, пропасть, лишь бы не быть здесь и сейчас. Но взвинченные нервы тащили его вперед. Лысый потянул за ручку задних дверей. Ещё один момент и они уже находились в салоне. Было темно. В углу сидела напуганная девушка. Красивая и нежная на вид. Глаза её были наполнены ужасом, искривленный рот издавал истерический крик. По лицу катились слезы. Страх на её лице возрастал с их приближением. Трясущимися руками она протянула им тяжелую холщевую сумку. Резким движением лысый выхватил её и принялся орать ей что то очень обидное. Сердце в груди Артема заныло, а тело бросило в жар. Внезапно для себя он понял, что никогда не забудет эту картину. Понял, что уже никогда не станет прежним. Понял то, что мораль для него теперь в далёком прошлом. Он просто стоял и наблюдал за всем, что происходит вокруг. Превратившись в пассивного зрителя прискорбных обстоятельств. Девушка кричала и плакала сидя на полу, закрыв уши руками и сморщившись. Лысый истошно орал и размахивал пистолетом брызжа слюной и совершенно забыв обо всем, а улица между тем собирала удивленных зевак. На каждом углу появлялись все новые лица, дорогу обступали школьники, работяги, чьи то матери. Кто то даже начал находить удобное положение сидя, как вдруг раздалось два мощных хлопка похожих на выстрел. За ними последовал ещё один. Ребята внутри переглянулись. Алексея не было слышно и они машинально бросились обратно на улицу. Тут Артем впервые предстал перед большой аудиторией. Десятки лиц с замиранием уставились на него. Сейчас он их не замечал. Раздался ещё один выстрел и ребята едва не свалились от неожиданности. Стрелять никто не планировал. Люди вокруг начали разбегаться в хаотичном порядке. Началась паника. Лысый смотрел по сторонам и размахивал пистолетом, целясь во всех, кого видел и несвязно кричал. Артем же действовал почти машинально. Он прижался к фургону и осторожно заглянул вперед. Впереди стояло их черное авто с распахнутыми дверьми. Из трубы на дорогу поднимался белый пар. Окно фургона было открыто, а рядом, на земле, как то совсем не аккуратно лежал Алексей. Ребята тут же бросились к нему. - Леха! Леха! Ты чего? Проорал Лысый и рукой сбросил шапку с его лица. Артем уселся сзади и подложил ладошки под его голову. На момент, старые друзья позабыли обо всем на свете. Алексей казался очень удивленным. Глаза его постоянно бегали от Лысого к Артему, а кожа сверкала болезненной белизной. Было ясно- что то случилось. Его губы дрожали и пытались что то сказать, но у него никак не выходило. Затем он скрючился и начал возится по земле, как будто в предсмертных судорогах. Увидев кровь на асфальте, под Алексеем Лысый вскочил и схватился за голову. Ребята окончательно растерялись. Мысли перемешались в плотный клубок. Действие десятое: Смена На улице ещё едва светало, а здесь в слесарном цеху работа уже началась. Это место просыпалось рано и почти никогда не засыпало насовсем. На лестницах и широких коридорах всегда были слышны чьи то голоса, а прохожие то и дело здоровались друг с другом. Опытные "старики" в пыльных робах ворчливо подгоняли молодых студентов, пришедших на практику. Женщины на складе обсуждали вчерашнее кино, играло радио, а стены повсюду были увешаны картинками от календарей прошлых лет. Шум стоял такой, что даже своих мыслей не было слышно. Пахло металлом и маслом - так пахнет человеческий труд. Мужчина в толстых очках, чьи руки сплошь были покрыты мозолями создавал сильную искру, крутя железкой по абразивному кругу, а перед обедом здесь появлялся особенный, даже волшебный запах. Запах свежего хлеба. Молодой парнишка только что закончивший работу вытер пот со лба и сняв грязные перчатки уселся на спинку стула. Разложив инструменты по полкам, ладошкой стряхнул со стола стружку и развернул большую папку конструкторской документации. - Парнишка как? Глядя на парня из курилки спросил мужик со шрамом через всё лицо. - Трудится. Ответил мужчина в спецовке по чище из которой торчал блокнот и пара шариковых ручек. Хорошо работает. На совесть. Здесь когда то батя его работал, отличным слесарем был, пока не спился. А теперь вот он сам попросился сюда. - Раз на совесть это здорово. Нам хорошие руки нужны. - Ага. Оставим его. Больно торопливый правда. Сколько говорили не спешить, все торопится куда-то. - Значит заработать хочет. Шустрый. Сказал мужчина, не спуская глаз с Артема. Артем же, ничего не замечая внимательно вглядывался в чертежи, запоминал, старался понять смысл каждого слова, каждой буквы. Работе отдавался весь, без остатка. Особо не знакомился, еду приносил с собой. В основном макароны да сосиски. Каждый рабочий день пролетал быстро и легко. Сегодня заканчивался его третий рабочий день. Станки загремели снова, люди забегали по своим рабочим местам. Механический организм ожил. Ну, до перекура.. Поздно вечером Артем вышел из раздевалки и не спеша побрел домой по длинному коридору. Вдруг его глаза зацепились за нарисованные плакаты на информационном табло. Остановившись рядом начал читать- " 22 октября организуем тур слет! Желающие могут записаться в отделе кадров" " Секция карате по пятницам. Принимаем мужчин от 18 ти 7й цех спросить Володю Просвирнина" - Читаешь? Внезапно спросил голос сзади. Артем обернулся. За его спиной стоял всё тот же мужчина, хваливший его в курилке. Мастер слесарного цеха Кирилл Владимирович. - Да. Н.. На тур слет хочу.. робко ответил Артем. - О! Хорошая мысль! В понедельник запишись. У нас молодежь активная, всегда куда - то ходит. И дискотеки бывают. - Дискотеки? Артем заметно оживился. - Ещё какие! Улыбнулся Кирилл Владимирович. Работаешь ты хорошо. Мне пока всё нравится. В понедельник подойду к начальнику цеха, на разряд будешь сдавать. Чё тянуть то, правильно? Напряженное лицо Артема на миг приобрело здоровый, розовый оттенок. - Вот! Видишь, как труд упорный ценится! Сдашь на разряд, мы тебе зарплату прибавим. А дальше видно будет, может ты вообще в мастера пойдешь! А! Кирилл Владимирович улыбнулся, блеснув золотым зубом и бодро хлопнул Артёма по плечу. - Ну давай друг. До понедельника! Коллеги пожали руки. По дороге домой Артем думал о предстоящей следующей недели и о том, предстоит ли она ему вообще. Работа, повышение, тур слет. Как много всего происходило сейчас. В настоящий момент. И как много позитива было в этом мире. Сколько всего можно узнать и сделать, имея одно лишь желание и упорство. Артем корил себя за то, что не понимал этого раньше. Родной городишка уже не казался ему таким захудалым и унылым. Сейчас он смотрел на него совсем с другой стороны. И хотелось ему только одного. Жить! Хлопнула входная дверь. - Я дома! сказал Артем. На встречу выбежал Никита и радостно тявкающий, уже немного вытянувшийся черный щенок. Артем нагнулся к нему, что бы погладить, а пес принялся усердно вылизывать его нос. Братья смеялись, а мать, оперевшись на стену с улыбкой наблюдала за происходящим. Так проходили все последние вечера. - Погоди ка! Сказал Артем и опустил руку в карман теплого пальто. Немного пошарив, достал из него яркий, голубой ремешок и застегнул его на шее собаки. - Вот теперь ты домашний! Действие одиннадцатое: Прыжок Только что кряхтящей на асфальте Леха застыл в неестественной позе. Его удивленный взгляд остановился где то на небе, среди облаков, а по расслабленному лицу катилась последняя слеза. Образовалась полная тишина. Артем сидел на асфальте, перед фургоном инкассации и смотрел на него не отрываясь. Его больше нет, было очевидно. Очевидно это было и прохожим, которые понемногу возвращаясь формировали плотное кольцо. Лысый прислонился спиной к фургону и сняв с себя дырявую шапку, принялся по детски хныкать. Леха никогда не позволял ему этого делать. Артём казался совсем поникшим. Тело расслабилось и отказывалось слушаться. В глазах начали возникать картинки, воспоминания, в которых его погибший друг всегда был для него наставником, опорой, а где то даже учителем. Счастливые моменты детства, новый год, нелепые обещания. Порой, твёрдость его характера казалась ему даже какой-то отцовской. Он взялся за голову, на которой плотно сидела его черная шапка, которая всё ещё пахла домом. тихо сказав - Что же делать Леха? Пока ребята мысленно прощались с другом, раненный охранник с трудом доставал что то из салона, помутнённый взгляд был обращен на Артема. Затем в окне появилась его окровавленная ладонь, держащая что то тяжелое. Что то, что он с большим трудом пытался вытащить из окна. Теперь можно было разглядеть, это был черный пистолет, чьё трясущееся дуло старательно пыталось сосредоточится на парне. Ещё какое то время прицеливаясь он наконец выстрелил. Ребята очнулись. Промахнулся. Тело снова встрепенула волна адреналина. Артём увидел охранника в окне и почти инстинктивно навел на него своё оружие. Лысый подбежав к двери, схватил охранника за руку, пытаясь отнять пистолет. - Стреляй! Стреляй! Мысленно Артём нажимал на курок, но палец ни в какую не поддавался. Охранник кряхтел, изо рта шла кровь, его рука с трудом, но всё же двигалась в сторону Артёма. И когда дуло смотрело ему в лоб, Лысый прокричал снова - Да стреляй же ты! Мысленная борьба перерастала в физическую. Артём чувствовал как тело неохотно выполняло команды. Вторая рука слушалась лучше, поэтому он схватил пистолет двумя руками и уже двумя пальцами стал давить на курок. Артём зажмурился, раздался выстрел. Охранник закатив глаза издал предсмертный звук. Из головы полилась алая кровь, рука безжизненно повисла из окна фургона. У Артёма сбилось дыхание. Тошнота начала подходить к горлу. Но тут, как на удачу раздался звук быстро нарастающих сирен, который снова привёл его в чувства. - Побежали! Прокричал Лысый и схватив сумку быстро исчез за фургоном. Артём вскочил, побежал за лысым и повернув, увидел лишь кольцо из прохожих. Напуганные лица, стоящие на дороге машины, открытые окна домов и трамвай из окон которого на него глядело ещё с десяток физиономий. Но лысого нигде не было. И тогда он вдруг вспомнил, что сзади, за школой находилась длинная улица, уходящая в частный сектор из которого легко можно было скрыться в лес, затаится в садах или махнуть в другой район. -Так и поступим. Подумал Артём и развернувшись, побежал на толпу прохожих. Толпа с криками расступилась перед ним. Впереди была школа с высоким металлическим забором. -Это даже на руку, если перепрыгну, не увидят куда бегу. Думал Артём и бежал так, как не бежал никогда в жизни. Сзади раздался звук тормозов милицейского УАЗа. Этот звук не перепутать ни с чем. -Ещё немного, ещё каких то пару метров! Забор приближался. - Стой! Стрелять буду! раздалось сзади. Артём подтянулся и перепрыгнул через забор. Действие двенадцатое: Финал Во дворе заводских пятиэтажек играли в футбол местные ребята. Потёртый меч летал по полю в сопровождении бурной брани. С балконов завешанных бельем за ребятами наблюдали их домашние. Кто то прикрикивал - Саня обводи, вот так вот так! В ноги прыгай! А кто то просто курил. Неподалёку, небольшими группами, за шахматами сидели старики. Шпана кучковалась на старой трибуне о чём то рассуждала и передавала бутылку "по кругу". Хмельные разговоры сопровождались дебиловатым смехом, было весело. Один из ребят, тот что сидел по центру, курил и вертел в руке что то блестящее - самодельный нож. Затем скомандовав - Двинули, сложил и убрал его во внутренний карман олимпийки. Компашка тут же подскочила и направилась в переулки для того, что бы, как они выражались "порядок наводить". В тёмных переулках, знакомых с детства иногда можно было встретить не местного. Одинокого мужчину, подростка или студента. Но не женщину, "Мы же джентельмены" В таком месте человек быстро терялся при виде скопления шпаны и легко расставался со своими вещами. Особо храброго можно было успокоить. Сегодня удача была на их стороне. Кто то незнакомый быстро семенил по краю тротуара. Было очевидно - нервничал. Шпана ускорилась и притихла. Незнакомец приближался, а компашка обменивалась ехидными ухмылками. Кулаки набитые, на ногах "фирмовые" кеды, а лица - местная достопримечательность. Наконец, когда спина незнакомца была в каких - то двух метрах самый отважный сказал. - Я извиняюсь! Человек остановился. Шпана остановилась вместе с ним. Не оборачиваясь, неизвестный сбросил с плеча рабочую сумку и засучил рукава. - Вот так подход. Сказал один из отморозков. - Да ты не горячись, мы же только.. Незнакомец повернулся. Перед ними стоял парень по годам, мужчина по виду в рабочем пальто и брюках. Руки сжаты в кулаки, одна нога немного впереди. Холодным взглядом он пробежал по каждому их них, заставляя даже самого смелого задуматься. Лицо напряженно-агрессивное, зубы стиснуты. Глядя на такого сразу было ясно- он готов на всё. - А это ты. Здорова! сказал тот, что шёл по середине и положил нож обратно в карман робко шагнул вперед, приветственно вытянув руку. Остальные последовали его примеру. - Извини. Не узнали. - Привет. Холодно ответил парнишка убрав руки в карманы. Затем развернулся подобрав сумку и молча направился дальше. - Слушай! Раздалось сзади и парень снова остановился. - А правда вы с Лысым инкассаторов ограбили? - Кто сказал? Ответил парнишка. - Да все говорят. Лысый сейчас при деньгах и всё время пьяный. Говорит мол мы с Артёмом инкассаторов ограбили, а Леху убили. - ..врёт. Ответил Артём немного погодя и направился дальше с ещё большим темпом. Ребята провожали его удивленными взглядами. Завернул за угол Артём прошёл ещё несколько домов, затем трибуны с футбольным полем, на котором по прежнему играли в футбол, а затем увидел свой подъезд, у которого стояла знакомая фигура. - Неужели она? Подумал он. Немного приблизившись стало понятно - действительно она. Полина стояла возле подъезда, немного робкая и рассматривала цепочку на своей шее. Артём не мог поверить своим глазам. Но что то внутри него изменилось. Тот образ, который он привязывал к ней, те чувства, которые сопровождали его, когда он думал про неё - исчезли. Остались в прошлом. Сейчас же он видел человека. Простого и смертного. Такого же как он и многие другие. Не было ни приятного прилива вдохновения, ни любовных флюид, летающих вокруг. Не было даже стеснения, которое так подло одолевало его в моменты её присутствия. Всё прошло. Артём подошёл к подъезду. - Кого потеряла? С не присущим для него в данной ситуации спокойствием спросил он. Услышав это Полина оживилась и взглянув на него украдкой подошла по ближе. - П.. привет Артём. - Ну здравствуй. Что то нужно? - Нужно. Не поднимая глаз ответила Полна. Выглядела она крайне неловко. Я за тобой. Мне ребята сказали, что ты теперь работаешь. И в это время с работы домой ходишь. - Больше ты слушай этих ребят. Мне домой надо. Еду готовить, с собакой гулять, а потом уроки у братишки проверить. Так, что некогда мне, извини. Засунув руку в карман Артём достал ключи и быстро исчез за подъездной дверью, оставив во дворе свою недавнюю обнадеженную любовь. Дома теперь было весело. Братья много общались и смеялись. Мать готовила ужин, а телевизор никто и не включал, не до него было. Вечером, выйдя прогуляться с собакой, Артём на всякий случай осмотрелся- никого не было. Зайдя домой он не мог уснуть и вышел на балкон. Там, без света он долго наблюдал за тем, как по одному гаснут огоньки в окнах. Раздался звук тормозов УАЗа. За эти несколько дней он понял, как многогранен мир вокруг него и сколько всего интересно и нового можно ещё узнать. Понял, что можно посвятить себя какому-нибудь делу или же наоборот, постоянно заниматься чем то новым. Понял как люди ценят труд и серьезное отношение, и то как узколобо он смотрел на всё что имеет. Прозвенел дверной звонок.

© Copyright: Айдар Хатямов, 2020

Регистрационный номер №0480031

от 13 сентября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0480031 выдан для произведения: Азарт Действие первое: Черный щенок - На что похоже это облако? На лилово-оранжевом небе появился маленький указательный палец. - На большого моржа. Ответил второй голос,немного младше первого. - А вот это? В небе снова появился палец. - А это на морду кота. Двое мечтательных ребят лежали на траве, посреди двора и рассматривали проплывающие мимо облака. Так продолжалось некоторое время, пока их взгляды не встретились на пролетавшем мимо самолете. Самолет летел медленно, поблескивая в лучах заходящего солнца и разделял небо на две части толстой, белой чертой. - Как думаешь, куда он летит? После долгой паузы спросил один второго. - Наверное за границу. - А почему? - Не знаю. Все туда хотят. .. а мне и тут хорошо. Сказал паренек в красной шапке. - Мне тоже. Немного погодя добавил второй. Солнце садилось, рыжий небесный окрас сменялся мягко-лиловыми тонами. Одна за другой, загорались первые звезды. Шум машин стихал. Окно дома напротив распахнулось. Из него показалось лицо женщины, выглядевшей куда старше своих лет. С мешками под глазами и пучком на голове. В ее руке дымилась сигарета. - Никита! Иди домой. Скомандовала она низким и отрывистым голосом, а затем исчезла. Никитой звали одного из ребят. Того, что носил красную шапку с большим помпоном. Ребята быстро поднялись, отряхнули друг друга и не спеша направились в сторону подъездов. Со всех сторон их окружали кирпичные высотки, балконы которых сильно отличались друг от друга. Вокруг этих дворов всегда кипела своя "другая" жизнь. Где-то на пожарной лестнице, в одних трико, стоял курящий человек. Из машин, стоящих на углу доносилась музыка и дебиловатый смех. На лавках, держа в руках стеклянные бутылки, целый день сидели загорелые и молчаливые люди, которые иногда отдыхали в подъездах. А из окон часто доносились споры, не жалевшие слов. Все здешние знали друг друга. А когда видели незнакомые лица, всегда спрашивали -Кто это? А в ответ всегда говорили имя и немного информации. - Это Костян, у него отец глухой. У малышей во дворе не было своего уголка, поэтому они тянулись к старшим и быстро становились похожими на них. А старшие становились своими родителями. Такая была жизнь. Ребята уже подходили к подъезду, как вдруг Сережа заметил что-то интересное слева, за мусорками. Это был маленький щенок. Черный, с ярко рыжими глазами. Ребята побежали к мусоркам. После, они еще минут двадцать гладили его, передавая из рук-в руки. А щенок просто радовался новому знакомству. - Возьмешь его? - Нет. Меня с ним не пустят. Наругают. - Тогда я возьму. Сказал Никита, глядя в ярко-рыжие глаза, черной дворняжки. В следующий миг, Сережа уже вешал куртку на крючок, а щенок смотрел по сторонам неуверенно шагая по прихожей. В квартире было душно и пахло жаренным луком. Мама на кухне, курила и смотрела маленький телевизор. Брат Артем лежал на диване в наушниках и листал журнал. Никто и не заметил. Действие второе: Дорога Машина истошно ревела. Из заднего окна все еще было видно дом. Парень сильно нервничал. Двое остальных пытались изображать спокойствие, но все было написано на их глазах. Все боялись. Парень снова уткнулся в окно. Снаружи одно за другим промелькали зеленые кроны деревьев. Знакомые улицы почему-то становились серыми и чужими. Меняли обличия. Раньше он не замечал столько интерестных подробностей. Солнце уже встало, но еще не согревало. Было холодно. Двое в машине что-то живо обсуждали. Лысый судорожно курил. - Скоро уже? Осторожно спросил он сидящех спереди. Никто не ответил. Наверное не услышали. Их бурный диалог продолжался. Лысый нервно курил одну за другой, постоянно смеялся и быстро, наперекосяк накидывал водителю невнятные истории. Водитель с силой сжимал руль и бегал по дороге широко раскрытыми глазами, иногда слегка кивая лысому. В такие моменты все ведут себя по разному. Кто-то прокручивал план в голове, кто-то болтал без умолку, что бы хоть как то расслабиться, а кто-то закрывался в себе, становясь пассивным зрителем, как парень сидевший сзади. Он постоянно думал о том, правильно ли поступает. - Конечно правильно. Отвечал он шепотом сам себе. Конечно правильно. Иначе не проживёшь, здохнешь под забором. Стало быть так оно и есть. Сумка сильно давила на ноги, но выпускать её из рук парень не решался. Вместо этого он легонько потянул замок в сторону и слегка её приоткрыл. Из сумки на него блеснуло сталью дуло пистолета, тем самым как бы намекая, что назад дороги уже не было. Но назад уже и не свернуть. Поэтому он немного успокоил себя, откинулся назад и расправил плечи. Подняв голову вверх, спросил снова. На сей раз значительно уверенней - Эй! Скоро уже? Действие третье: Ржавые качели Над крышей, увешанной антеннами взошло солнце. Оно пестрело через ситцевую тюль на окне. Артём открыл глаза. Это был подросток лет девятнадцати, с длинными, волнистыми волосами падающими на глаза. Бледный и худой. Как все его друзья. Быстро вскочив с дивана он пошёл на кухню поставить чайник. Мать уже встала и сейчас сидела перед телевизором. На кухне было дымно. Она снова говорила что-то про работу и образ жизни. - На себя сначала посмотри - подумал Артём. Разговор не залаживался как всегда. Не дождавшись чайника Артём быстро запрыгнул в кроссовки. В прихожей, маленький братишка играл с чем то небольшим и чёрным. Носился, махал руками и громко смеялся. - Да какая разница? Пошло оно все- подумал Артём, набрасывая на плечи спортивную куртку. Дверь квартиры захлопнулась. Из неё ещё долго доносилась поучительная брань и детский смех. На улице было куда комфортней и привычней. Здесь он чувствовал себя в своей тарелке. Ведь в каждом доме жили "свои" знакомые. Здесь дела не нужно было искать, они сами тебя находили. Улица была домом для смеха, сигаретного дыма, алкоголя и азарта. А дом был ничем иным, как средством для ночлега. Компания сидела на трибуне старой футбольной площадки. Это было их любимое место. Двое парней и три девушки. Две из которых были местными, их знал каждый. На них была местная одежда. Местный сленг резал уши, а на лице красовались местные улыбки. Но третья. Третья была другой. Она сразу бросалась в глаза. Волосы пшеничного цвета, яркие, голубые глаза с пёстрой косметикой вокруг. Алые, чувственные губы и румянец на щеках. Сидела собранно и скромно. Она была не из тех, кто сразу раскрывался незнакомцам. - Артём! Крикнул один из ребят. Она обернулась узнать, кто идёт. Приближающийся парень сразу разглядел незнакомку. Их глаза встретились. Лицо Артёма переменилось, а она смущённо отвела взгляд. Казалось тот же, но уже другой он сухо пожал руки своих закодычных друзей, набрался таки смелости и уселся рядом с загадочной незнакомкой. Сидели молча. Компания продолжала свои оживленные беседы. Артёму теперь казалось, было уже не до разговоров. Сердце его билось быстрей, чем обычно, а по спине бегали мурашки. Глаза смотрели куда-то в пространство, дыхание сбилось. Но тянуть больше было нельзя. Нужно действовать. Артём повернулся к незнакомке, она сделала то же самое. Взгляд её, спокойный и чуткий снова был направлен на него. Внутри всё перевернулось. - Артём. Робко сказал он и протянул руку. - Полина. Ответила она и вложила свою руку в его. Артём, как выражались местные "поплыл". Но не успел он сказать и слова, как вдруг сзади раздался визг колёс. Остановилась красная девятка. Из открытого окна играло что-то зарубежное и модное, а машина сверкала новизной и бодро гудела мотором. Водитель, как это было принято несколько раз надавил на педаль газа. Это привлекло внимание всей компании. Ребята замолчали, девушки раскрыли глаза от изумления. На лице незнакомки засияла улыбка. Она выскочила и упархнула к машине оставив за собой лёгкий, приятный запах разрушенных надежд. Подбежав, она прыгнула за переднее сиденье. Затем раздался громкий смех и машина с пробуксовкой ринулась вперёд. Глаза Артёма так и остались на месте, где только что стояло красное авто. Теперь он видел, как слегка покачивались на ветру дворовые ржавые качели. Действие четвёртое: Дырявая шапка. Ещё каких-то пол часа назад тихая и пустая улица , сейчас бурлила жизнью. Сначала жизнь наполнила окна, зажигая в них свет. Затем подъездные двери, которые с присущи им скрипом выпускали на улицу сонных людей. Потом и сами улицы зацокали каблуками и зашаркали ботинками. На светофорах, одна за другой начинали копиться пестрые автомобили. А на сером, затянутом небе появился тусклый, белый шар. Наступило утро. Теперь улицу было не узнать. Придорожные магазины, парикмахерские и булочные зажгли свои витрины. От них пахло чем- то знакомым. Унылые студенты, с тетрадями в руках создавали много шума, дети хныкали в руках у родителей, а работяги гурьбой шли на работу, оставляя за собой густые клубы сигаретного дыма. Дым летел по тротуару встречая жмурящиеся лица, затем миновал кустарник и заклубившись влетел в приоткрытое окно ржавого автомобиля, стоявшего на обочине. В салоне стало дымно и Артём прокашлялся. Эмоции людей внутри казалось, витали в воздухе. Их почти можно было услышать. По тому, как барабанили пальцы лысого по бардачку. По тому, как трещал кожух руля, который так крепко сжимал водитель. И по тому, как бесконечно ёрзал сзади Артём. Для всех вот-вот должен был наступить роковой, решающий, а возможно даже финальный в их жизни момент. Лысый снова закурил. Сзади Артёму было видно, как сильно тряслась его рука. Прохожие все больше заполняли улицы, от чего Артёму становилось все сложнее. Водитель молчал, не сводя глаз с дороги. Капельки пота медленно стекали с его лба. Сейчас, Артём уже не верил в успех. Не верил в своих друзей, которые только вчера пожимали ему руки и клялись, что никогда и не при каких обстоятельствах не сдадут друг друга. Не верил в то, что все может закончится хорошо. Вся его жизнь проносилась перед глазами. Он вспоминал тёплые мгновенья. Мать и отца. Ещё счастливых и дружных. Школу, детский сад. И то, как приятно было сорваться с урока на перемену. Запах столовой. Запах мандаринов на новый год. Горько сделалось, очень горько. На перекресток, из за дома повернул тяжёлый, инкассаторский автомобиль. Водитель вздрогнул, а лысый несколько раз хлопнул его по плечу. Артём всеми силами вжался в сидение. Пора! Немного прокашлявшись завёлся мотор и машина двинулась вперёд. Двое спереди натянули на головы шапки, в которых заранее проделали три дырки. Артём сделал то же самое. Действие пятое: Звон стаканов Звон стаканов. Чекаются за успех трое закодычных друзей. Сидели весь вечер и начало ночи в небольшом, старом вагончике переделанном в будку для охраны. По центру лежал большой и пыльный ковёр, у стены небольшой диван и два стула напротив. На потолке полностью обклееном пачками сигарет мерцала тусклая лампочка, на стенах красовались плакаты девушек с обнаженными причендалами. Через маленькую форточку на улицу неспешно выползал сигаретный дым. Охраняли стоянку, если можно так сказать. Разговор клеился как надо, было весело. Трое ребят, друзей со школы говорили "о том о сём". Кто, кого и сколько раз. За что и кого проучили, какие фильмы смотрели и какая же все таки шикарная была вертушка у Вандама. Плеская содержимое стакана, по центру, в безразмерном спортивном костюме метался лысый. Когда-то родители назвали его Сергеем. Ему никогда не сиделось на месте. Такой была его натура. Он и сейчас скакал, жестикулировал, играл мимикой, в попытке передать как можно больше из своих историй. Возбужденный взгляд бегал от одного слушателя к другому, а идиотская ухмылка передавала смысл историй, лучше всяких слов. Рядом, на диване, в мешковатом свитере, слегка растрепаный сидел Алексей. Отстраненный и не разговорчивый он молча выслушивал дивные рассказы. А слушал он, казалось лишь на половину, основная его часть, как и всегда думала о чем то другом. Никто и никогда не видел его улыбки. Артём сидел у двери, облокотившись на стену. Много смеялся и пил одну за другой, как это делал его отец. Часто он почти понимал, что это неправильно, но другой жизни не знал, а потому и сравнивать было не с чем. Истории сменяли другие истории. Новые походили на фантастику, а старые обрастали новыми фактами. Время летело быстро, а сиделось все комфортные. - А помните Наташу рыжую? И пошло по новой. Лето, поздний вечер, на улице ощущался слегка уловимый запах костра. Стрекотали сверчки, а вдали изредка белели огни автомобилей. В такие вечера быстро расходится не хотелось. На душе было спокойней прежнего, а в голову лезли тёплые воспоминания. Ребята часто устраивали такие посиделки. Старая компания, что может быть лучше? Под рассказы лысого и думалось лучше. Артем убрал руки за голову и с досадой вспоминал ту самую. От которой в животе становилось щекотно и жарко в груди. Вспоминал как пахли её волосы, какой игривый и таинственный был её взгляд и как быстро она упорхнула на той блестящей и шикарной девятке. Досада. Какая досада.. Артём заметил, как быстро менялся Алексей. С каждой минутой он все дальше отстранялся от своих друзей. Его голову захватила какая-то особенная мысль, это было видно по тому, как из под тяжёлых, нахмуренных бровей сверлили пол его глаза. Артём решил не придавать этому значения. Прошло ещё немного времени и Алексей, казалось полностью покинул их. Лысый тем временем ничего не замечая бродил по комнате о чем то рассуждая, руками изображая на себе женские формы. - Леха! Наконец позвал Артем. Лысый замер. А Алексей встрепенувшись, опустил локти на колени, направил голову вниз и начал из подполья. - Короче слушайте. Вас не достало это все? - Что всё? Переспросил Артём. - Да все. Вся эта жизнь. Пустая. Все, что вокруг неё. Не достали вечные проблемы. Не знаю... может меня одного это парит, но мы всегда скребем копейки. Артём у матери. Ты, лысый на рынке. А я на стройке. А отдача какая? А никакой! Меня достало, что у кого-то есть все, а у нас ничего нет. - Ты это сейчас к чему ведёшь? - Спросил лысый. Ну достало. А что дальше? Что мы можем с этим сделать? У нас такая жизнь. Мы её не выбирали. Все так живут и нам так жить велели. - Это ты сейчас только о плохом говоришь. -Присоединился Артём. Но есть же много хорошего. Мы по карьере будем расти. Разряд повышать. Пару лет и зарплату прибавят. Ещё пару лет и квартиру дадут, может быть. А с квартирой своей вообще красиво будет. - Это кто тебе сказал? - Не соглашался Алексей. Родители? Никто и ничего тебе просто так не даст. Такой шелухе как мы только лапшу на уши навешают, что бы мы свое здоровье оставляли. Что бы потом, когда состаришься тебя проще было на помойку выбросить. Никто и имени твоего не вспомнит. Как же.. квартира. Алексей положил руки на стол и не поднимая головы продолжил. - Не знаю как вы, а я отдыхать хочу. Каждый год на моря ездить. Баб на машине катать и по театрам ходить. Хочу, чтоб меня уважать начали. А у нас пока себя сам уважать не начнёшь никто и не рыпнется. Мне на будущее плевать. Лет через десять квартиру, а через двадцать меня и не станет уже. Меня такая жизнь достала. Все! Алексей вскочил на ноги и принялся возбужденна бродить взад- вперед. Некоторое время ребята смущенно молчали, глядя на него - А что ты хочешь делать? Может предложить что-то хочешь? Мыслишка есть, как жить начать красиво? -Спросил лысый. - Может и есть.. - Тогда рассказывай! Может мы тоже на моря хотим! Алексей сел на место и поднял голову. Лампа на потолке освещала его серьёзную физиономию. - А доверять я вам могу? Тихо спросил он, что добавляло его словам особенную важность. - Можешь. Хором ответили парни. - Короче тема есть одна. Верная тема. Но там команда нужна слаженная. - Так так? Лысый уселся на стул, изобразив серьёзный вид. Смотрелось очень фальшиво. - К нам на стройку раз в месяц зарплату привозят. Из сбер кассы. Инкассация, на серьёзной машине, при автоматах. Там пару лямов точно есть. На строй материалы, на затраты и так, туда-сюда. Короче в этот раз военных в ней не будет. Приедет баба одна. Без оружия. - Откуда ты знаешь? Спросил Артём. Которому, казалось не очень нравился ход беседы. - А знаю и все. Я разговор подслушал. Прораб наш общался с начальником. Пускай везут мол, не бояться. У нас тут работяги одни. Никто не узнает. .. а я вот узнал. И удачу свою упускать не собираюсь. Нам все равно не платят. А раз я свое хочу забрать, то это и не воровство получается. Артём отодвинул стул и облокотился на стенку. - Не выйдет у нас ничего. Брось ты эту идею. Глупость говоришь, так бы каждый деньги воровал, да Лысый? Лысого напротив, очень заинтересовала идея Алексея. На сколько мог он погрузился в раздумья смешанные с красивой фантазией выглядя при этом очень отрешённо. - Не знаю... Вообще то Леха дело говорит. Это ведь и не воровство получается. Меня дед один воспитывал. Как то и отблагодарить можно. Леха вон, вообще сирота. - Тебя никто не заставляет. Не хочешь, не надо. Сказал Алексей. Но потом. К нам уже не просись, не пустим. А если серьёзных дел боишься, дуй домой. К мамаше. Головой Алексей указал ему на дверь. Артёма охватило тревожное чувство. Идея казалась ему какой-то фантастической, не настоящей. И он бы ни за что не поверил в неё, если бы это сказал кто-то другой. Но Алексей словами не бросался. От этого становилось страшнее. Прежнее комфортное состояние сменилось страхом. Артёму не нравилось это. Он поднялся со стула и подошёл к выходу. Скринув металлическая дверь открылась. Уходя он оглянулся на своих друзей. Никто не смотрел на него, их головы захватила новая, азартная идея. Стеклянные глаза сверлили стену. - Счастливо! Сказал Артём и исчез за дверью. В комнату проникла вечерняя прохлада. Действие шестое: Вторая досада Спичечный коробок открылся. Из него появилась одна спичка и после нескольких безуспешных попыток все таки зашипела и вспыхнула. Желтый язычок пламени медленно последовал к папиросе, несколько раз заиграл у её основания, а затем был быстро отправлен прямиком в ближайшую лужу. Артем стоял во дворе, в котором провел все детство и часть юности оперевшись плечом на забор. По его унылому лицу и по дождливой погоде сразу становилось очевидно, что находился он там не по своей воле. Ждал маленького братика, которого, после долгих сопротивлений ему все же пришлось взять с собой. По черному асфальту, вдоль бордюров текли ручейки, капли падали с балконов и крыш, а погода сливаясь с местным колоритом создавала крайне унылый пейзаж. Ребята не играли во дворе, водитель не копошился под своим несправным авто, птицы не сидели на ветках. Не было даже редких прохожих. Время остановилось на Артёме, а Артем на одной единственной мысли, которая никак не давала ему покоя. От которой не хотелось ни есть, ни пить. Больше не хотелось заниматься привычными делами. Жизнь повернулась новой стороной. Подъездные двери распахнулись. Из них показался знакомый мальчуган, в шапке с большим помпоном. Он медленно вышагивал по ступенькам двумя руками обхватывая уже слегка набравшего черного щенка. - Наконец то! Недовольно отводя взгляд сказал Артем, затем развернулся и отправился в путь. Мальчишка за его спиной осторожно поставил пса на землю и побежал за братом. Щенок последовал за ним. Редкие прогулки очень радовали паренька. В своем брате он видел что то могучее и авторитетное. Закрытое и неизведанное. Грубое снаружи, но очень доброе внутри. - Куда мы пойдем? Бойко спросил парнишка, ухватив за руку старшего брата. - Узнаешь. Не отрывая глаз от дороги ответил Артем. Прошло еще немного времени, один унылый пейзаж сменился другим. - Хороший все таки сегодня денек. Сказал маленький Никита. - С чего ты взял? немного поразмыслив Никита продолжил. - Мы с тобой гуляем. На улице хорошая погода.. по дорогам текут ручейки, можно кораблики пускать. - А тебе лишь бы кораблики пускать. Взрослей давай. Я в твоем возрасте тебе уже мамкой был. Не до корабликов мне было. Никиту не смущал унылый настрой его брата. Другого его настроя он попросту не знал. - Хороший и все. Разве дню, для того, что бы быть хорошим нельзя просто им быть? - Что бы дню стать хорошим, ему нужно было стать днем где-нибудь в другом месте. Чего тут хорошего? Ты посмотри вокруг парень, посмотри где ты живешь и на что похожа наша жизнь. Но Никита не разделял настрой Артема. - Ну, наша жизнь .. она интересная. В ней много всего происходит. У меня есть мама, вчера она принесла мороженое. Есть ты, мой старший брат и есть черный щенок. С вами мне всегда весело. Я прекрасно поживаю. - Ты просто малой еще. - Не успокаивался Артем. Многого не знаешь. А чего знаешь, то знаешь неправильно. Я таким как ты, наивным никогда не был, сразу понимал что к чему. И в кого ты такой.. Сказал Артем не глядя на брата. Наверное в папашу своего. Ребята проходили один двор за другим. Уже давно скрылась из виду футбольное поле и трибуны, где так любил проводить время Артем, со своими друзьями. Сейчас Никита и вовсе не узнавал местности. Он не знал, куда ведет его старший брат, но от этого было еще интереснее. Его глазам открывались новые горизонты и он был очень этому рад, как рад был и его черный щенок, который всегда старался бежать впереди держа нос по ветру и размахивая маленьким хвостом. Шум ветра предвещал скорый дождь. Вороны сидевшие на ветках издавали характерное карканье. Они будто бы специально всегда появлялись там, где и без того уныло, что бы добавить серым краскам пару черных тонов. - Долго еще? Спросил Никита глядя на Артема. Он заметил, как изменилось его лицо. Теперь он, казалось думал о чем то очень важном, а важность его лица усиливалась с каждый пройденным шагом. - Уже почти пришли. Сквозь зубы ответил Артем, глядя куда-то вперед. -Я долго не буду, подождешь меня во дворе. - Нет! я с тобой хочу! Никита сделал жалостливый вид. Но Артем был не приклонен. И вот, когда очередной маленький дворик был позади он вдруг остановился перед большим и белым кирпичным домом, подъездные двери которого только что резко открылись каким то бойким мужчиной. За ним последовал такой же бойкий паренек, лет двенадцати, затем взрослая, но очень аккуратная женщина, а за ней симпатичная блондинка возрастом не старше нашего Артема. От её вида, его как будто поразило током, даже Никита почувствовал это, держась за его руку. Лицо побледнело, а глаза забегали по сторонам. Молодая и веселая семейка, с сумками и пакетами в руках тем временем следовала по двору, что то очень дружно обсуждая. На всех была яркая одежда, явно не местного пошива, а на лицах сияли улыбки. От них буквально веяло позитивом. Мужчина смотрел на свою супругу влюбленным взглядом, она смущенно улыбалась в ответ, дети казались сытыми и довольными, будто всегда были окружены вниманием и заботой. Глава семейства подошел к большой и блестящей волге цвета кофе с молоком, пошарил в кармане и достал ключи. Открыв двери автомобиля семья быстро расселась по местам, затем раздался бодрый рев мотора и вот машина, полная счастливых людей уже поехала вперед, на встречу очередным приключениям. Позади сидела она. Та самая, от которой сердце колотилось быстрее. Та, из за которой подкашивались ноги. Её улыбка прожектором освещала все вокруг. И она и её семья казались Артему чем то идеальным, даже эталонным. Будто с обложки. Наверное ехали на дачу, или еще куда. Волга проехала прямо мимо ребят, чуть коснувшись позитивной аурой их блеклых силуэтов. Никто из семейства не заметили их. Машина уехала, а ребята остались стоять столбом. Только черный щенок лаял ей в след. Все внутри Артема кипело. Обида быстро поднимаясь с ног до головы давила на глаза. Дыхание потяжелело. Туго сделалось Артему. От того, что его жизнь никогда не была и не станет похожей на ту, что пронеслась перед глазами. От того, что воспитывала его одна лишь мать и о его свободном времени ей не было никакого дела. От того, что он донашивал одежду за соседом, а Никита донашивал за ним. Поэтому она всегда казалась пожеванной и жухлой. Да. Его жизнь была другой и не от его прихоти. И от того обида сейчас особенно сильно ударила его прямо в голову. Острым и резким ударом. Надумав себе что то, он молча повернулся в сторону дома и зашагал куда торопливей прежнего. Никита с недоумением смотрел на на него, а сзади им в догонку бросился слегка располневший черный щенок. Ночь. Дождь барабанил по крыше. На потолке тусклым светом горела лампочка. Леха и лысый сидели в будке охраны стоянки. В пол голоса обсуждали готовящееся дело. Из приемника с помехами доносилась знакомая песня. Как вдруг в двери раздался торопливый стук. Ребята вздрогнули. - Кто там? спросил Алексей у двери. - Я. Ответила дверь. Шпингалет со скрипом распахнулся, дверь открылась. На пороге стоял Артем. Мокрый и замерзший. Вода струйками катилась с его волос, губы слегка дрожали. Глаза его изображали крайнюю решимость, а ладони были сзжаты в кулак. - Я готов. Действие седьмое: Взгляды Сумка упала на колени одного из пассажиров. Рука неспешно открыла молнию и исчезла внутри. Затем показалась снова с пакетом, в котором лежали два аккуратно уложенных бутерброда. - Один тебе. Рука протянула бутерброд мужчине сидевшему за рулем. -Сегодня с зятьком на рыбалку поеду. В первый раз. Сказал крупный мужчина с крошками от бутерброда в усах, сидящий в салоне небольшого грузовика. - Твоя попросила? Ответил второй, не менее крупный мужик поедавший бутерброд за рулем все того же авто. - Да нет. Сам как то подумал. В общем как бы он мне и не нравился, а ведь это не мой выбор то. Дочери. А она то его поди любит. Значит мне так и так придется смирится. ..ну и думаю, дай вытащу пацана на рыбалку. Посмотрю хоть, что вообще из себя представляет. Мы ведь с ним и не общались толком. - Ну да. Хорошая идея. А парнишка то нормальный? - Да черт его знает, нормальный или нет. Посмотрим. - Сам какой? Я надеюсь не из этих? - Неет. Местный он. ..Максим зовут. Семья вроде нормальная, отец начальник службы охраны, мать учитель. - О! Нормальная семья. Из такой семьи говна всякого не выйдет. Машина ехала не спеша, в "развалочку". А впереди сидели двое проверенных временем друзей, два боевых товарища. Прошедших рука об руку добрую половину жизни. Вместе растили детей, вместе отдыхали и даже работали вместе. О таких говорят "не разлей вода" и если встретишь такого человека сам, считай тебе крупно повезло. Теплело, день понемногу раскрывался. На улицах было людно, а движение на дорогах усилилось. В грузовике играло радио, водитель подпевал знакомый мотивчик, его товарищ, рядом пил горячий чай из термоса. - А я думаю не спроста ты его позвал. Че задумал то? Не отрывая глаз от дороги спросил водитель. - От тебя ниче не скроешь. Лучше жены меня знаешь. Ухмыльнулся усатый мужчина. Да. Не просто так. Раньше знаешь, мне было как то все равно. Ну есть и есть. Вид человеческий, порядочный вроде. А сейчас.. Усатый мужчина оторвался от завтрака и на миг задумчиво уставился в окно. В положении она.. - Да ты что! Схватился за голову водитель. Ну! От всей души поздравляю вас Виктор Палыч, желаю крепкого здоровья! Водитель обрадовавшись пожал руку своего товарища по крепче и похлопал его по плечу. Неожиданно засов за их головами открылся и в нем показалось лицо молодой девушки. Она сидела в кузове. Сзади было темно и душно, а из тонированных окон в салон едва попадал свет. - Поздравляю вас Виктор Палыч! Сказала девушка сзади и расплылась в искренней улыбке. - Спасибо дорогая. Ответил усатый мужчина. Теперь настроение было уже не рабочее. Девушка сзади снова пропала в салоне, а засов задернулся обратно. Каждый находящийся в машине еще долго немного улыбаясь думал о чем то своем и в то же время о чем то общем. Тяжелый автомобиль свернул с основной дороги и остановился на светофоре. Атмосфера была праздничная. - Ну а у тебя? Дети то есть? Спросил Виктор Палыч через некоторое время, повернувшись к стене позади. Засов распахнулся снова, из окошка показалась все та же молодая девушка. Водитель так же повернулся к ней лицом. На девичьем лице сияла улыбка, она собралась было что то сказать, как вдруг взгляд её переменился. Что то на дороге привлекло её внимание. Водитель прочел тревогу на её лице и услышал, как позади, на дороге нарастающе ревел мотор быстро приближающейся машины. Действие восьмое: Знакомое окно Унылый старик кряхтя уселся на кресло в автобусе. Немного пошарив по карманам, нащупал наконец небольшой сверток в котором хранил свои деньги и протянул монету кондуктору. Тот, с кирпичным лицом простого обывателя оторвал бумажку и протянув старику ушел. В салоне играла Таня Буланова, от разговоров было шумно. Старик облокотился головой на окно, с другой стороны которого стекали капельки дождя. Наступала осень. На улице с каждым днем становилось прохладнее, а старые кости уже не грели, поэтому старец остался в шапке и шарфе. Сейчас его вниманием завладел стоящий рядом дом. А конкретнее одно из окон, чей теплый свет слегка согревал и дарил старику букет прекрасных воспоминаний о доме. А Дома тем временем все было по старому. Мать на кухне смотрела телевизор, много курила и иногда, в слух осуждала новостного диктора. Никита в прихожей учил, уже немного повзрослевшего щенка давать лапу. А щенок вопросительно глядел на него высунув язык. Теперь в прихожей ,в углу, возле темнушки, свертком лежал матрац с надписью "Дружок", а рядом с ним лежало эмалированное блюдо. Летние сандали и кеды, на полке, сменились ботинками и сапогами. Вот и все из нового. Неожиданно для всех дверь квартиры распахнулась. На пороге стоял Артем. Вид у него был подавленный и нервный. Волосы растрепаны, глаза не поднимались. Поняв, что его заметили он не раздеваясь юркнул в туалет заперев за собой дверь. Встав возле раковины резким движением он открыл воду сильным напором и впервые за этот день взглянул на свое отражение. Хищные глаза бегали по бледному, изображавшему испуг лицу. Дыхание тяжелое, на лбу проступал холодный пот. - Артем! Артем! Выходи с нами поиграть! Раздался голос Никиты снаружи. Затем, как бы соглашаясь, пару раз тявкнул щенок. Как приятно! Невероятно приятно было слышать знакомый голос братишки. Как здорово было находится дома. - Как же я соскучился! Подумал Артем и губы его тут же задрожали от нарастающего волнения. - Идите сперва поешьте! Возразила мать. - Один весь день носится, второго домой не загонишь. Скоро совсем прозрачными станете! - Я с Артемом пойду! Ответил Никита. Глаза наполнились влагой, горечь ударила по лбу, руки затрясло и по бледному лицу Артема покатились горячие слезы. Слезы, которые как будто уже очень давно ждавшие своего момента. Артему вспомнились все теплые и домашние моменты, которые хоть совсем редко, но все же случались в его жизни. - Иду мама! С большой долей нежности ответил Артем. И бесшумно рыдая принялся снимать с себя одежду. Шея и руки были в крови. Действие девятое: Холщевая сумка Артем увидел напуганный взгляд водителя фургона. Через мгновение раздался звук распахивающихся дверей автомобиля. Он заставил включится сопротивляющееся тело. Как марионетка он выхватил тяжелый пистолет из сумки, что так долго покоилась на коленях и выскочил из машины. На улице мозг получил свежий глоток воздуха. Артем не думал ни о чем и вместе с тем обо всем сразу. В ушах звенело, а по спине бежали мурашки. Несколько быстрых шагов и он уже настиг задние двери фургона. В это время Алексей распахнул переднюю дверь и угрожая пистолетом что то прокричал водителю и его напарнику. Несколько удивленных прохожих застыли неподалеку. Артему хотелось растворится, исчезнуть, пропасть, лишь бы не быть здесь и сейчас. Но взвинченные нервы тащили его вперед. Лысый потянул за ручку задних дверей. Ещё один момент и они уже находились в салоне. Было темно. В углу сидела напуганная девушка. Красивая и нежная на вид. Глаза её были наполнены ужасом, искривленный рот издавал истерический крик. По лицу катились слезы. Страх на её лице возрастал с их приближением. Трясущимися руками она протянула им тяжелую холщевую сумку. Резким движением лысый выхватил её и принялся орать ей что то очень обидное. Сердце в груди Артема заныло, а тело бросило в жар. Внезапно для себя он понял, что никогда не забудет эту картину. Понял, что уже никогда не станет прежним. Понял то, что мораль для него теперь в далёком прошлом. Он просто стоял и наблюдал за всем, что происходит вокруг. Превратившись в пассивного зрителя прискорбных обстоятельств. Девушка кричала и плакала сидя на полу, закрыв уши руками и сморщившись. Лысый истошно орал и размахивал пистолетом брызжа слюной и совершенно забыв обо всем, а улица между тем собирала удивленных зевак. На каждом углу появлялись все новые лица, дорогу обступали школьники, работяги, чьи то матери. Кто то даже начал находить удобное положение сидя, как вдруг раздалось два мощных хлопка похожих на выстрел. За ними последовал ещё один. Ребята внутри переглянулись. Алексея не было слышно и они машинально бросились обратно на улицу. Тут Артем впервые предстал перед большой аудиторией. Десятки лиц с замиранием уставились на него. Сейчас он их не замечал. Раздался ещё один выстрел и ребята едва не свалились от неожиданности. Стрелять никто не планировал. Люди вокруг начали разбегаться в хаотичном порядке. Началась паника. Лысый смотрел по сторонам и размахивал пистолетом, целясь во всех, кого видел и несвязно кричал. Артем же действовал почти машинально. Он прижался к фургону и осторожно заглянул вперед. Впереди стояло их черное авто с распахнутыми дверьми. Из трубы на дорогу поднимался белый пар. Окно фургона было открыто, а рядом, на земле, как то совсем не аккуратно лежал Алексей. Ребята тут же бросились к нему. - Леха! Леха! Ты чего? Проорал Лысый и рукой сбросил шапку с его лица. Артем уселся сзади и подложил ладошки под его голову. На момент, старые друзья позабыли обо всем на свете. Алексей казался очень удивленным. Глаза его постоянно бегали от Лысого к Артему, а кожа сверкала болезненной белизной. Было ясно- что то случилось. Его губы дрожали и пытались что то сказать, но у него никак не выходило. Затем он скрючился и начал возится по земле, как будто в предсмертных судорогах. Увидев кровь на асфальте, под Алексеем Лысый вскочил и схватился за голову. Ребята окончательно растерялись. Мысли перемешались в плотный клубок. Действие десятое: Смена На улице ещё едва светало, а здесь в слесарном цеху работа уже началась. Это место просыпалось рано и почти никогда не засыпало насовсем. На лестницах и широких коридорах всегда были слышны чьи то голоса, а прохожие то и дело здоровались друг с другом. Опытные "старики" в пыльных робах ворчливо подгоняли молодых студентов, пришедших на практику. Женщины на складе обсуждали вчерашнее кино, играло радио, а стены повсюду были увешаны картинками от календарей прошлых лет. Шум стоял такой, что даже своих мыслей не было слышно. Пахло металлом и маслом - так пахнет человеческий труд. Мужчина в толстых очках, чьи руки сплошь были покрыты мозолями создавал сильную искру, крутя железкой по абразивному кругу, а перед обедом здесь появлялся особенный, даже волшебный запах. Запах свежего хлеба. Молодой парнишка только что закончивший работу вытер пот со лба и сняв грязные перчатки уселся на спинку стула. Разложив инструменты по полкам, ладошкой стряхнул со стола стружку и развернул большую папку конструкторской документации. - Парнишка как? Глядя на парня из курилки спросил мужик со шрамом через всё лицо. - Трудится. Ответил мужчина в спецовке по чище из которой торчал блокнот и пара шариковых ручек. Хорошо работает. На совесть. Здесь когда то батя его работал, отличным слесарем был, пока не спился. А теперь вот он сам попросился сюда. - Раз на совесть это здорово. Нам хорошие руки нужны. - Ага. Оставим его. Больно торопливый правда. Сколько говорили не спешить, все торопится куда-то. - Значит заработать хочет. Шустрый. Сказал мужчина, не спуская глаз с Артема. Артем же, ничего не замечая внимательно вглядывался в чертежи, запоминал, старался понять смысл каждого слова, каждой буквы. Работе отдавался весь, без остатка. Особо не знакомился, еду приносил с собой. В основном макароны да сосиски. Каждый рабочий день пролетал быстро и легко. Сегодня заканчивался его третий рабочий день. Станки загремели снова, люди забегали по своим рабочим местам. Механический организм ожил. Ну, до перекура.. Поздно вечером Артем вышел из раздевалки и не спеша побрел домой по длинному коридору. Вдруг его глаза зацепились за нарисованные плакаты на информационном табло. Остановившись рядом начал читать- " 22 октября организуем тур слет! Желающие могут записаться в отделе кадров" " Секция карате по пятницам. Принимаем мужчин от 18 ти 7й цех спросить Володю Просвирнина" - Читаешь? Внезапно спросил голос сзади. Артем обернулся. За его спиной стоял всё тот же мужчина, хваливший его в курилке. Мастер слесарного цеха Кирилл Владимирович. - Да. Н.. На тур слет хочу.. робко ответил Артем. - О! Хорошая мысль! В понедельник запишись. У нас молодежь активная, всегда куда - то ходит. И дискотеки бывают. - Дискотеки? Артем заметно оживился. - Ещё какие! Улыбнулся Кирилл Владимирович. Работаешь ты хорошо. Мне пока всё нравится. В понедельник подойду к начальнику цеха, на разряд будешь сдавать. Чё тянуть то, правильно? Напряженное лицо Артема на миг приобрело здоровый, розовый оттенок. - Вот! Видишь, как труд упорный ценится! Сдашь на разряд, мы тебе зарплату прибавим. А дальше видно будет, может ты вообще в мастера пойдешь! А! Кирилл Владимирович улыбнулся, блеснув золотым зубом и бодро хлопнул Артёма по плечу. - Ну давай друг. До понедельника! Коллеги пожали руки. По дороге домой Артем думал о предстоящей следующей недели и о том, предстоит ли она ему вообще. Работа, повышение, тур слет. Как много всего происходило сейчас. В настоящий момент. И как много позитива было в этом мире. Сколько всего можно узнать и сделать, имея одно лишь желание и упорство. Артем корил себя за то, что не понимал этого раньше. Родной городишка уже не казался ему таким захудалым и унылым. Сейчас он смотрел на него совсем с другой стороны. И хотелось ему только одного. Жить! Хлопнула входная дверь. - Я дома! сказал Артем. На встречу выбежал Никита и радостно тявкающий, уже немного вытянувшийся черный щенок. Артем нагнулся к нему, что бы погладить, а пес принялся усердно вылизывать его нос. Братья смеялись, а мать, оперевшись на стену с улыбкой наблюдала за происходящим. Так проходили все последние вечера. - Погоди ка! Сказал Артем и опустил руку в карман теплого пальто. Немного пошарив, достал из него яркий, голубой ремешок и застегнул его на шее собаки. - Вот теперь ты домашний! Действие одиннадцатое: Прыжок Только что кряхтящей на асфальте Леха застыл в неестественной позе. Его удивленный взгляд остановился где то на небе, среди облаков, а по расслабленному лицу катилась последняя слеза. Образовалась полная тишина. Артем сидел на асфальте, перед фургоном инкассации и смотрел на него не отрываясь. Его больше нет, было очевидно. Очевидно это было и прохожим, которые понемногу возвращаясь формировали плотное кольцо. Лысый прислонился спиной к фургону и сняв с себя дырявую шапку, принялся по детски хныкать. Леха никогда не позволял ему этого делать. Артём казался совсем поникшим. Тело расслабилось и отказывалось слушаться. В глазах начали возникать картинки, воспоминания, в которых его погибший друг всегда был для него наставником, опорой, а где то даже учителем. Счастливые моменты детства, новый год, нелепые обещания. Порой, твёрдость его характера казалась ему даже какой-то отцовской. Он взялся за голову, на которой плотно сидела его черная шапка, которая всё ещё пахла домом. тихо сказав - Что же делать Леха? Пока ребята мысленно прощались с другом, раненный охранник с трудом доставал что то из салона, помутнённый взгляд был обращен на Артема. Затем в окне появилась его окровавленная ладонь, держащая что то тяжелое. Что то, что он с большим трудом пытался вытащить из окна. Теперь можно было разглядеть, это был черный пистолет, чьё трясущееся дуло старательно пыталось сосредоточится на парне. Ещё какое то время прицеливаясь он наконец выстрелил. Ребята очнулись. Промахнулся. Тело снова встрепенула волна адреналина. Артём увидел охранника в окне и почти инстинктивно навел на него своё оружие. Лысый подбежав к двери, схватил охранника за руку, пытаясь отнять пистолет. - Стреляй! Стреляй! Мысленно Артём нажимал на курок, но палец ни в какую не поддавался. Охранник кряхтел, изо рта шла кровь, его рука с трудом, но всё же двигалась в сторону Артёма. И когда дуло смотрело ему в лоб, Лысый прокричал снова - Да стреляй же ты! Мысленная борьба перерастала в физическую. Артём чувствовал как тело неохотно выполняло команды. Вторая рука слушалась лучше, поэтому он схватил пистолет двумя руками и уже двумя пальцами стал давить на курок. Артём зажмурился, раздался выстрел. Охранник закатив глаза издал предсмертный звук. Из головы полилась алая кровь, рука безжизненно повисла из окна фургона. У Артёма сбилось дыхание. Тошнота начала подходить к горлу. Но тут, как на удачу раздался звук быстро нарастающих сирен, который снова привёл его в чувства. - Побежали! Прокричал Лысый и схватив сумку быстро исчез за фургоном. Артём вскочил, побежал за лысым и повернув, увидел лишь кольцо из прохожих. Напуганные лица, стоящие на дороге машины, открытые окна домов и трамвай из окон которого на него глядело ещё с десяток физиономий. Но лысого нигде не было. И тогда он вдруг вспомнил, что сзади, за школой находилась длинная улица, уходящая в частный сектор из которого легко можно было скрыться в лес, затаится в садах или махнуть в другой район. -Так и поступим. Подумал Артём и развернувшись, побежал на толпу прохожих. Толпа с криками расступилась перед ним. Впереди была школа с высоким металлическим забором. -Это даже на руку, если перепрыгну, не увидят куда бегу. Думал Артём и бежал так, как не бежал никогда в жизни. Сзади раздался звук тормозов милицейского УАЗа. Этот звук не перепутать ни с чем. -Ещё немного, ещё каких то пару метров! Забор приближался. - Стой! Стрелять буду! раздалось сзади. Артём подтянулся и перепрыгнул через забор. Действие двенадцатое: Финал Во дворе заводских пятиэтажек играли в футбол местные ребята. Потёртый меч летал по полю в сопровождении бурной брани. С балконов завешанных бельем за ребятами наблюдали их домашние. Кто то прикрикивал - Саня обводи, вот так вот так! В ноги прыгай! А кто то просто курил. Неподалёку, небольшими группами, за шахматами сидели старики. Шпана кучковалась на старой трибуне о чём то рассуждала и передавала бутылку "по кругу". Хмельные разговоры сопровождались дебиловатым смехом, было весело. Один из ребят, тот что сидел по центру, курил и вертел в руке что то блестящее - самодельный нож. Затем скомандовав - Двинули, сложил и убрал его во внутренний карман олимпийки. Компашка тут же подскочила и направилась в переулки для того, что бы, как они выражались "порядок наводить". В тёмных переулках, знакомых с детства иногда можно было встретить не местного. Одинокого мужчину, подростка или студента. Но не женщину, "Мы же джентельмены" В таком месте человек быстро терялся при виде скопления шпаны и легко расставался со своими вещами. Особо храброго можно было успокоить. Сегодня удача была на их стороне. Кто то незнакомый быстро семенил по краю тротуара. Было очевидно - нервничал. Шпана ускорилась и притихла. Незнакомец приближался, а компашка обменивалась ехидными ухмылками. Кулаки набитые, на ногах "фирмовые" кеды, а лица - местная достопримечательность. Наконец, когда спина незнакомца была в каких - то двух метрах самый отважный сказал. - Я извиняюсь! Человек остановился. Шпана остановилась вместе с ним. Не оборачиваясь, неизвестный сбросил с плеча рабочую сумку и засучил рукава. - Вот так подход. Сказал один из отморозков. - Да ты не горячись, мы же только.. Незнакомец повернулся. Перед ними стоял парень по годам, мужчина по виду в рабочем пальто и брюках. Руки сжаты в кулаки, одна нога немного впереди. Холодным взглядом он пробежал по каждому их них, заставляя даже самого смелого задуматься. Лицо напряженно-агрессивное, зубы стиснуты. Глядя на такого сразу было ясно- он готов на всё. - А это ты. Здорова! сказал тот, что шёл по середине и положил нож обратно в карман робко шагнул вперед, приветственно вытянув руку. Остальные последовали его примеру. - Извини. Не узнали. - Привет. Холодно ответил парнишка убрав руки в карманы. Затем развернулся подобрав сумку и молча направился дальше. - Слушай! Раздалось сзади и парень снова остановился. - А правда вы с Лысым инкассаторов ограбили? - Кто сказал? Ответил парнишка. - Да все говорят. Лысый сейчас при деньгах и всё время пьяный. Говорит мол мы с Артёмом инкассаторов ограбили, а Леху убили. - ..врёт. Ответил Артём немного погодя и направился дальше с ещё большим темпом. Ребята провожали его удивленными взглядами. Завернул за угол Артём прошёл ещё несколько домов, затем трибуны с футбольным полем, на котором по прежнему играли в футбол, а затем увидел свой подъезд, у которого стояла знакомая фигура. - Неужели она? Подумал он. Немного приблизившись стало понятно - действительно она. Полина стояла возле подъезда, немного робкая и рассматривала цепочку на своей шее. Артём не мог поверить своим глазам. Но что то внутри него изменилось. Тот образ, который он привязывал к ней, те чувства, которые сопровождали его, когда он думал про неё - исчезли. Остались в прошлом. Сейчас же он видел человека. Простого и смертного. Такого же как он и многие другие. Не было ни приятного прилива вдохновения, ни любовных флюид, летающих вокруг. Не было даже стеснения, которое так подло одолевало его в моменты её присутствия. Всё прошло. Артём подошёл к подъезду. - Кого потеряла? С не присущим для него в данной ситуации спокойствием спросил он. Услышав это Полина оживилась и взглянув на него украдкой подошла по ближе. - П.. привет Артём. - Ну здравствуй. Что то нужно? - Нужно. Не поднимая глаз ответила Полна. Выглядела она крайне неловко. Я за тобой. Мне ребята сказали, что ты теперь работаешь. И в это время с работы домой ходишь. - Больше ты слушай этих ребят. Мне домой надо. Еду готовить, с собакой гулять, а потом уроки у братишки проверить. Так, что некогда мне, извини. Засунув руку в карман Артём достал ключи и быстро исчез за подъездной дверью, оставив во дворе свою недавнюю обнадеженную любовь. Дома теперь было весело. Братья много общались и смеялись. Мать готовила ужин, а телевизор никто и не включал, не до него было. Вечером, выйдя прогуляться с собакой, Артём на всякий случай осмотрелся- никого не было. Зайдя домой он не мог уснуть и вышел на балкон. Там, без света он долго наблюдал за тем, как по одному гаснут огоньки в окнах. Раздался звук тормозов УАЗа. За эти несколько дней он понял, как многогранен мир вокруг него и сколько всего интересно и нового можно ещё узнать. Понял, что можно посвятить себя какому-нибудь делу или же наоборот, постоянно заниматься чем то новым. Понял как люди ценят труд и серьезное отношение, и то как узколобо он смотрел на всё что имеет. Прозвенел дверной звонок.
 
Рейтинг: 0 25 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!