МЕСТЬ ДЕСАНТНИКА.

27 ноября 2014 - Валентин Мурзов
                                                                                                             ПРОЛОГ.

            Иван Григорьевич Семёнов, сразу после окончания школы, пошёл учеником токаря на механический завод, где трудились несколько поколений Семёновых. Династия, в которую входили и мужчины и женщины всех поколений знаменитой на заводе фамилии.

               Иван учился в школе хорошо и был её гордостью, как разносторонний спортсмен. Он имел высокие разряды от первого до кандидата в мастера по боксу, по трём видам борьбы, по гирям и по лёгкой атлетике. На заводе он продолжил занятия спортом, но в секции бокса, которую возглавлял очень опытный тренер. Вскоре он получил и квалификацию токаря третьего разряда, и звание мастера спорта по боксу, выиграв несколько ответственных соревнований и войдя в юниорскую сборную РСФСР во втором среднем весе. Был он высок и строен. Добрый, симпатичный парень, душа всех компаний и баловень девчонок.

              Но вот пришла осень, и Иван был призван в ряды Советской Армии. Провожали его шумно и весело. Провожала его и любимая девушка Юля. После бурных прощаний, всех призывников загнали в вагоны, и Иван тут же завалился на полку плацкарты и заснул богатырским сном. Шёл ноябрь 1990 года.

              Его распределили, конечно же, в ВДВ. Пройдя курс молодого бойца, принял Присягу и стал настоящим солдатом. Служба у него шла, как «по маслу»! Отличник боевой и политической подготовки. Настоящий профессионал – десантник. Отличный спортсмен, ставший уже на первом году службы чемпионом вооружённых сил по боксу. Всё шло прекрасно! С Юлей они переписывались каждый день.

              И вдруг - несчастье! За четыре дня до Нового 1992 года пришла телеграмма, что его родители погибли. Домой он приехал в день похорон. Всего два часа просидел он у двух гробов самых дорогих ему людей. Дальше процессия, похороны, поминки. После поминок в заводской столовой с ним остались его самые близкие друзья. От них он узнал историю смерти его родителей. В девяносто первом году в городе стал бурно развиваться рэкет, бандитизм и прочие пороки, связанные с ними. Отец с матерью  возвращались с работы, когда несколько пьяных извергов посреди улицы на глазах у многих людей насиловали двух девушек. Отец Ивана вступился за несчастных. В потасовке отца с матерью и ещё одного мужчину зарезали.  По слухам бандиты были из группировки некоего Чумы. 
       
                                                                    
Месть 1.   
 
 
                На следующий день собрались самые надёжные, сильные и отчаянные друзья. Все они уже отслужили в Армии и многие из них в ВДВ. Их было двенадцать.  Они знали «штаб-квартиру» Чумы, ресторан «Изабелла». Каждый вечер бандиты «отдыхали» там вместе со своим главарём. Единодушно решили – смерть за смерть!

                 В 22 часа двенадцать человек в обычных пролетарских фуфайках и повязках на голове и лице, вооружённые обрезками арматуры, свернув шеи охранников, молча, ворвались в ресторан. Уже пьяные бандиты не успели даже применить оружие! В течении считанных минут более сорока человек были мертвы. Нападавшие исчезли также быстро, как и появились. Никто из обслуги ни помнил ничего, кроме фуфаек и повязок. Сколько было нападавших, чем били…

            На утро милиция обнаружила кучу пепла и небольших фрагментов фуфаек на пустыре новостройки. Рядом с пепелищем возвышалась целая гора обрезков толстенной арматуры…

            Все двенадцать друзей через два дня встретились на новогодней ёлке в Доме культуры завода.  Танцевали и веселились, как все. Со своими девчонками, жёнами и друзьями. В положенный срок Иван отправился в часть дослуживать. Провожали его теперь уже боевые товарищи и его Юленька.

Месть 2.

           Второй год службы пролетел быстро и не заметно. Побывал в горячих точках и в Чечне. Когда заканчивал службу в звании старшего сержанта, ему предложили сверхсрочную службу прапорщиком, но он отказался. Домой после дембеля вернулся в октябре 1992 года. На октябрьскую они с Юленькой сыграли свадьбу. Отцовская квартира ожила заботами молодой хозяйки. Через год у них родился мальчик. Назвали Лёшкой. Забот и радости прибавилось, а вот обстановка на заводе, где они работали, стала резко ухудшаться. Оборонные заказы исчезли. А занимали они 80% производства!  Завод залихорадило. Стали было производить бытовые изделия, но и на их производство нужны были деньги. Кредитов банки не давали. Инфляция стала достигать полутора тысяч процентов в год. Люди с завода бежали кто куда. Сокращали сотнями в день. Из пятнадцатитысячного коллектива осталось меньше тысячи. Иван упорно не увольнялся. Получал гроши. Подрабатывал, где придётся.

              Так прошло семь лет. Президентом стал В.Путин. Началась какая-то стабилизация во всём, затем и заметные улучшения. Народ вздохнул. Завод стал оживать. Получать хоть и не большие, но так нужные оборонные заказы. Пошли заказы и от смежников. И на заводе, и в семьях зазвучал смех. Появилась реальная надежда на лучшее. Лёшке исполнилось одиннадцать лет.
 
          Однажды, придя домой, Иван и Юля увидели, что их сын лежит на полу в нелепой позе, бледный и со следами пены на губах. Срочно вызвали скорую. Наркотик. Лёшку спасли, но он стал очень странным. Юля взяла отпуск, и всё время проводила с ним, провожая в школу и встречая из школы. На улицу гулять - только вместе.

           Но однажды на прогулке, он резко рванул в какую-то подворотню. Мать бросилась за ним. На какое-то время она потеряла его из вида. Но метнувшись в какой-то проход между гаражами, она вплотную нарвалась на Лёшку и какого-то молодого человека, который что-то передавал её сыну. Она с ходу вцепилась ему в волосы и в тот же миг почувствовала резкую боль в области сердца… То был нож. Лёшка что-то кричал и тормошил мать, но она его уже не слышала.

          Похороны были скромные. К этому времени не осталось в живых ни бабушек, ни дедушек, а братьев и сестёр не было ни у Ивана, ни у Юлии. Остались они только двое на всём белом свете.

          Иван, усадив перед собой сына, долго беседовал с ним о его прошлой и будущей жизни. Особенно он добивался точного описания парня, убившего Юлю. Иван понимал, что как и Юля, за сыном стопроцентно он не уследит, Ежедневные разговоры и убеждения, забота и тепло – всё, что он мог дать ребёнку. Прошёл месяц. С Лёшкой вроде бы всё наладилось, но у Ивана из головы не выходил убийца.

           Однажды, придя с работы, Иван обнаружил, что Лёшки нет. Он бросился искать его во дворах своего и соседних домов. Нашёл довольно быстро. Лёшка был мёртв. На снегу были следы волочения. То есть убили его в другом месте. Вызвав милицию и скорую, он бегом пробежал по следам до подъезда соседнего дома и сразу же вернулся к телу сына. Пока скорая помощь, пока обмеряли всё, составляли протоколы с участием понятых, всё вокруг затоптали напрочь. Лёшку убили, введя ему смертельную дозу синтетического наркотика.

         После похорон, Иван стал замкнутым и нелюдимым. Друзья и знакомые с сожалением покачивали головой – свихнулся, мол, мужик от горя. Работал он, как и прежде, но каждый вечер, а в выходные и днём, он медленно прогуливался по улицам и дворам, постепенно расширяя круги своих прогулок. Он замечал всё, что творится на улице. Видел то, чего видеть никто не мог. Выследил он и парня - убийцу и все цепочки идущие к нему и от него. И чем больше накручивал он свои круги, тем больше становилась информация о деятельности наркомафии.

          В один нехороший для приговорённых им день, ночью он оглушил убийцу кулаком по голове и на плече приволок его к гаражу, из стены которого на двухметровой высоте, торчал более, чем полуметровый острый арматурный штырь. Приставив парня к стене, Иван похлопал его по щекам, и когда тот очухался, прикрыв ему рот рукой, спросил:

- Узнал?

              Парень задёргался, пытаясь освободиться, но стокилограммовое тренированное тело Ивана, было словно железным.

- Стало быть узнал! Я тебя не буду мучить, допрашивать. Я и так всё знаю. А  приговариваю я тебя к смерти за жену и за единственного сына. Умирать будешь долго, а я буду смотреть. Ну!  Кто «за»? Я «за»!
          С этими словами, он коротко ударил головой в лицо парня, и когда тот обмяк, резко поднял его за пояс над головой, отошёл назад на три-четыре шага и, примерившись, с разбега насадил парня на штырь, который вылез из его груди в области правого лёгкого. Глаза у несчастного вылезли из орбит. Кричать он не мог, только хрипел. Он видел и слышал всё, но шевельнуться не мог.

- Ну, как?   Больно? А тем, которых ты убил, не больно было? А выглядишь ты клёво! Вот с такой рожей тебя и хоронить будут. Минус двадцать пять, наверное. Утром тебя со штыря трактором стаскивать будут. Ну, ладно! Ты подыши ещё немного, я пойду.  Дела у меня, сам понимаешь. Ты первый, но не последний. Работы у меня с вами, козлами много. Ну, что ж! До встречи в аду!

            В туже ночь в двух кварталах от первого нашли ещё одного «распространителя» со свёрнутой шеей. Милиция сразу встала на уши. Два трупа за ночь, почти в одном месте и ни каких зацепок. Явно кто-то начал сводить счёты с наркомафией. И явно, что этот человек не простой, а серьёзно подготовленный. На следующий день со свёрнутыми шеями нашли ещё троих наркокурьеров, но уже километрах в трёх от места первого преступления. И так продолжалось больше недели. Семнадцать трупов! Была объявлена охота на маньяка. Но все понимали, что это далеко не маньяк, если газеты и телевидение трещат о народном мстителе, борце с наркомафией. Для народа он был Героем!

           Иван понял, что пока надо притормозить свою деятельность. По всему городу стали мыкаться не хилые мужики с напряжённым, пытливым взглядом. Это значило, что им занимаются не только милиция, но и ФСБ, и ГРУ и другие спецслужбы.

           Жизнь пошла такая – дом-работа-дом. Читая газеты и просматривая телевизионные программы, он следил за «бурной» деятельностью стражей порядка и Закона! За него, как за серийного убийцу назначили баснословную сумму. А какие же «бабки» за него «зарядила» наркомафия?

          Прошла зима, весна и наступило лето. Тёплое, сухое. Всё утряслось и успокоилось. В одно такое прекрасное утро, в понедельник, Иван пришёл на работу с палочкой и сильно хромая. Мастер сразу предложил ему обратиться к врачу, уйти на больничный лист, но Иван, сославшись на то, что он туда и дорогу-то не знает, и что и так всё пройдёт, остался на работе. Так прошла ещё неделя, пока все знакомые не привыкли к его хромоте.

           И вдруг, телевидение, и печать взорвались новой сенсацией – «Мститель вернулся!» За одну ночь три трупа со свёрнутыми шеями! На завтра ещё два трупа! И так ещё две недели. Число жертв от мафии выросло за два периода тотального уничтожения по всему городу до тридцати девяти. Последние пять жертв -  крутые предприниматели. И опять долгий перерыв. Весь город кипел. Это уже был не просто ажиотаж, а восторг для одних и дикий страх для других.

           Прошёл месяц. И опять взрыв эмоций! Найден со свёрнутой шеей начальник одного из районных городских ГАИ, известный взяточник и движитель наркотрафика. Ещё в течение недели – ещё два начальника районных городских ГАИ. И опять тишина. Затаился Мститель! Город бушевал!

            Где-то недели через две к концу рабочего дня раздался звонок у вице-губернатора. Позвонивший сказал, что он знает, где сегодня будет маньяк, и за обещанное вознаграждение, покажет этого маньяка, ему вице-губернатору сегодня в промежутке между девятнадцатью и двадцатью одним часом, прямо на месте. Потому, что никому больше, кроме как ему, не верит. И назвал свои фамилию имя отчество, место работы и то, что он сейчас находится на работе. Это был Иван. Уже через несколько минут его вызвали к начальнику цеха. Переоделся, взял свою палочку и минут через двадцать уже сидел в кабинете у высокого начальника.

- Откуда тебе известно всё, что ты сказал?
- Выследил.
- Денег захотел?
- Не без этого. И ещё! Он осиротил детей моей любимой сестры.

            Иван знал, что в оставшееся время и в азарте никто его информацию с сестрой проверять не будет. Сейчас закрутится, потому, что времени у чиновника всего один час!

- Где он будет?
- У дома начальника милиции Советского района.
- Хорошо знаешь это место?
- Живу там.
- Укрыться нашим есть где?
- Есть.
- Поехали!

            Несколько звонков и вот кавалькада из пяти внедорожников набитых вооружёнными людьми двинулась в указанное Иваном место. Он сидел на заднем сидении джина рядом с вице-губернатором. Спереди справа и с другой стороны чиновника сидели телохранители. Перед въездом в один из дворов, Иван остановил машины. По громкой связи чиновник дал распоряжение стрелять на поражение в человека, к которому будет подходить Иван,  слушать советы Ивана и приказал выходить из машин. Добрые полтора десятка вооружённых людей растеклись по указанным Иваном местам. С вице-губернатором остались два телохранителя и Иван. Чиновник уважительно посмотрел на доносчика:

- А, соображаешь! Ни одного человека не видно! Слушай, а где всё будет происходить?
- В подъезде.
- А может быть он уже там?
- Нет! Сначала он должен получить сигнал от помощника.
- Так он не один?
- Нет.
- Я так и думал! И какой сигнал?
- Свист.
- И какой?
- Да, примерно вот такой.

           И он громко свистнул. Кто и как понял этот свист неизвестно, но откуда-то, кто-то так же громко свистнул. Охранники резко повернулись в сторону ответного свиста, и в ту же секунду послышался резки неприятный хруст. Когда охранники повернулись назад, они увидели падающее на землю тело и стоящего и улыбающегося Ивана, руки которого были в карманах брюк. Палка Ивана лежала тут же. Наведя на него автоматы, охранники на какое-то время онемели. Затем один из них скомандовал: «Группа! Ко мне!»

          Когда все собрались, долго стояли, не зная, что делать. Ранее была команда стрелять на поражение, но никто не стрелял. Все смотрели на Ивана кто с восхищением, кто с сожалением, а кто и со страхом но не стреляли.

- Всё, ребята! Я ваш! Я своё дело закончил, а невинных я не убиваю.
- Ладно, поедешь со мной! Наручники не надевать! Уважаю… Приберитесь тут согласно Закона. Поехали!

ЭПИЛОГ.

              Ивана  доставили в  СИЗО. Начальник  этого заведения, оставив допрос до утра, лично закрыл его в отдельном крыле и в отдельной камере. Окон в них не было. Забрав все запасные ключи  крыла и камеры и проинструктировав охранников, он уехал домой.

             Утром у входа в крыло нашли двух мёртвых вертухаев, которые были видимо сначала оглушены, а затем отравлены каким-то сильным боевым газом. Этот газ проник и в камеру Ивана…
 

© Copyright: Валентин Мурзов, 2014

Регистрационный номер №0255625

от 27 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0255625 выдан для произведения: ПРОЛОГ.
            Иван Григорьевич Семёнов, сразу после окончания школы, пошёл учеником токаря на механический завод, где трудились несколько поколений Семёновых. Династия, в которую входили и мужчины и женщины всех поколений знаменитой на заводе фамилии.
               Иван учился в школе хорошо и был её гордостью, как разносторонний спортсмен. Он имел высокие разряды от первого до кандидата в мастера по боксу, по трём видам борьбы, по гирям и по лёгкой атлетике. На заводе он продолжил занятия спортом, но в секции бокса, которую возглавлял очень опытный тренер. Вскоре он получил и квалификацию токаря третьего разряда, и звание мастера спорта по боксу, выиграв несколько ответственных соревнований и войдя в юниорскую сборную РСФСР во втором среднем весе. Был он высок и строен. Добрый, симпатичный парень, душа всех компаний и баловень девчонок.
              Но вот пришла осень, и Иван был призван в ряды Советской Армии. Провожали его шумно и весело. Провожала его и любимая девушка Юля. После бурных прощаний, всех призывников загнали в вагоны, и Иван тут же завалился на полку плацкарты и заснул богатырским сном. Шёл ноябрь 1990 года.
              Его распределили, конечно же, в ВДВ. Пройдя курс молодого бойца, принял Присягу и стал настоящим солдатом. Служба у него шла, как «по маслу»! Отличник боевой и политической подготовки. Настоящий профессионал – десантник. Отличный спортсмен, ставший уже на первом году службы чемпионом вооружённых сил по боксу. Всё шло прекрасно! С Юлей они переписывались каждый день.
              И вдруг - несчастье! За четыре дня до Нового 1992 года пришла телеграмма, что его родители погибли. Домой он приехал в день похорон. Всего два часа просидел он у двух гробов самых дорогих ему людей. Дальше процессия, похороны, поминки. После поминок в заводской столовой с ним остались его самые близкие друзья. От них он узнал историю смерти его родителей. В девяносто первом году в городе стал бурно развиваться рэкет, бандитизм и прочие пороки, связанные с ними. Отец с матерью  возвращались с работы, когда несколько пьяных извергов посреди улицы на глазах у многих людей насиловали двух девушек. Отец Ивана вступился за несчастных. В потасовке отца с матерью и ещё одного мужчину зарезали.  По слухам бандиты были из группировки некоего Чумы.        
                                                    Месть 1.     
 На следующий день собрались самые надёжные, сильные и отчаянные друзья. Все они уже отслужили в Армии и многие из них в ВДВ. Их было двенадцать.  Они знали «штаб-квартиру» Чумы, ресторан «Изабелла». Каждый вечер бандиты «отдыхали» там вместе со своим главарём. Единодушно решили – смерть за смерть! В 22 часа двенадцать человек в обычных пролетарских фуфайках и повязках на голове и лице, вооружённые обрезками арматуры, свернув шеи охранников, молча, ворвались в ресторан. Уже пьяные бандиты не успели даже применить оружие! В течении считанных минут более сорока человек были мертвы. Нападавшие исчезли также быстро, как и появились. Никто из обслуги ни помнил ничего, кроме фуфаек и повязок. Сколько было нападавших, чем били…
            На утро милиция обнаружила кучу пепла и небольших фрагментов фуфаек на пустыре новостройки. Рядом с пепелищем возвышалась целая гора обрезков толстенной арматуры…
            Все двенадцать друзей через два дня встретились на новогодней ёлке в Доме культуры завода.  Танцевали и веселились, как все. Со своими девчонками, жёнами и друзьями. В положенный срок Иван отправился в часть дослуживать. Провожали его теперь уже боевые товарищи и его Юленька.
Месть 2.
           Второй год службы пролетел быстро и не заметно. Побывал в горячих точках и в Чечне. Когда заканчивал службу в звании старшего сержанта, ему предложили сверхсрочную службу прапорщиком, но он отказался. Домой после дембеля вернулся в октябре 2002 года. На октябрьскую они с Юленькой сыграли свадьбу. Отцовская квартира ожила заботами молодой хозяйки. Через год у них родился мальчик. Назвали Лёшкой. Забот и радости прибавилось, а вот обстановка на заводе, где они работали, стала резко ухудшаться. Оборонные заказы исчезли. А занимали они 80% производства!  Завод залихорадило. Стали было производить бытовые изделия, но и на их производство нужны были деньги. Кредитов банки не давали. Инфляция стала достигать полутора тысяч процентов в год. Люди с завода бежали кто куда. Сокращали сотнями в день. Из пятнадцатитысячного коллектива осталось меньше тысячи. Иван упорно не увольнялся. Получал гроши. Подрабатывал, где придётся. Так прошло семь лет. Президентом стал В.Путин. Началась какая-то стабилизация во всём, затем и заметные улучшения. Народ вздохнул. Завод стал оживать. Получать хоть и не большие, но так нужные оборонные заказы. Пошли заказы и от смежников. И на заводе, и в семьях зазвучал смех. Появилась реальная надежда на лучшее. Лёшке исполнилось одиннадцать лет.  
         Однажды, придя домой, Иван и Юля увидели, что их сын лежит на полу в нелепой позе, бледный и со следами пены на губах. Срочно вызвали скорую. Наркотик. Лёшку спасли, но он стал очень странным. Юля взяла отпуск, и всё время проводила с ним, провожая в школу и встречая из школы. На улицу гулять - только вместе.
           Но однажды на прогулке, он резко рванул в какую-то подворотню. Мать бросилась за ним. На какое-то время она потеряла его из вида. Но метнувшись в какой-то проход между гаражами, она вплотную нарвалась на Лёшку и какого-то молодого человека, который что-то передавал её сыну. Она с ходу вцепилась ему в волосы и в тот же миг почувствовала резкую боль в области сердца… То был нож. Лёшка что-то кричал и тормошил мать, но она его уже не слышала.
          Похороны были скромные. К этому времени не осталось в живых ни бабушек, ни дедушек, а братьев и сестёр не было ни у Ивана, ни у Юлии. Остались они только двое на всём белом свете.
          Иван, усадив перед собой сына, долго беседовал с ним о его прошлой и будущей жизни. Особенно он добивался точного описания парня, убившего Юлю. Иван понимал, что как и Юля, за сыном стопроцентно он не уследит, Ежедневные разговоры и убеждения, забота и тепло – всё, что он мог дать ребёнку. Прошёл месяц. С Лёшкой вроде бы всё наладилось, но у Ивана из головы не выходил убийца.
           Однажды, придя с работы, Иван обнаружил, что Лёшки нет. Он бросился искать его во дворах своего и соседних домов. Нашёл довольно быстро. Лёшка был мёртв. На снегу были следы волочения. То есть убили его в другом месте. Вызвав милицию и скорую, он бегом пробежал по следам до подъезда соседнего дома и сразу же вернулся к телу сына. Пока скорая помощь, пока обмеряли всё, составляли протоколы с участием понятых, всё вокруг затоптали напрочь. Лёшку убили, введя ему смертельную дозу синтетического наркотика.
         После похорон, Иван стал замкнутым и нелюдимым. Друзья и знакомые с сожалением покачивали головой – свихнулся, мол, мужик от горя. Работал он, как и прежде, но каждый вечер, а в выходные и днём, он медленно прогуливался по улицам и дворам, постепенно расширяя круги своих прогулок. Он замечал всё, что творится на улице. Видел то, чего видеть никто не мог. Выследил он и парня - убийцу и все цепочки идущие к нему и от него. И чем больше накручивал он свои круги, тем больше становилась информация о деятельности наркомафии.
          В один нехороший для приговорённых им день, ночью он оглушил убийцу кулаком по голове и на плече приволок его к гаражу, из стены которого на двухметровой высоте, торчал более, чем полуметровый острый арматурный штырь. Приставив парня к стене, Иван похлопал его по щекам, и когда тот очухался, прикрыв ему рот рукой, спросил:
- Узнал?
        Парень задёргался, пытаясь освободиться, но стокилограммовое тренированное тело Ивана, было словно железным.
- Стало быть узнал! Я тебя не буду мучить, допрашивать. Я и так всё знаю. А  приговариваю я тебя к смерти за жену и за единственного сына. Умирать будешь долго, а я буду смотреть. Ну!  Кто «за»? Я «за»!
          С этими словами, он коротко ударил головой в лицо парня, и когда тот обмяк, резко поднял его за пояс над головой, отошёл назад на три-четыре шага и, примерившись, с разбега насадил парня на штырь, который вылез из его груди в области правого лёгкого. Глаза у несчастного вылезли из орбит. Кричать он не мог, только хрипел. Он видел и слышал всё, но шевельнуться не мог.
- Ну, как?   Больно? А тем, которых ты убил, не больно было? А выглядишь ты клёво! Вот с такой рожей тебя и хоронить будут. Минус двадцать пять, наверное. Утром тебя со штыря трактором стаскивать будут. Ну, ладно! Ты подыши ещё немного, я пойду.  Дела у меня, сам понимаешь. Ты первый, но не последний. Работы у меня с вами, козлами много. Ну, что ж! До встречи в аду!
        В туже ночь в двух кварталах от первого нашли ещё одного «распространителя» со свёрнутой шеей. Милиция сразу встала на уши. Два трупа за ночь, почти в одном месте и ни каких зацепок. Явно кто-то начал сводить счёты с наркомафией. И явно, что этот человек не простой, а серьёзно подготовленный. На следующий день со свёрнутыми шеями нашли ещё троих наркокурьеров, но уже километрах в трёх от места первого преступления. И так продолжалось больше недели. Семнадцать трупов! Была объявлена охота на маньяка. Но все понимали, что это далеко не маньяк, если газеты и телевидение трещат о народном мстителе, борце с наркомафией. Для народа он был Героем!
           Иван понял, что пока надо притормозить свою деятельность. По всему городу стали мыкаться не хилые мужики с напряжённым, пытливым взглядом. Это значило, что им занимаются не только милиция, но и ФСБ, и ГРУ и другие спецслужбы.
           Жизнь пошла такая – дом-работа-дом. Читая газеты и просматривая телевизионные программы, он следил за «бурной» деятельностью стражей порядка и Закона! За него, как за серийного убийцу назначили баснословную сумму. А какие же «бабки» за него «зарядила» наркомафия?
          Прошла зима, весна и наступило лето. Тёплое, сухое. Всё утряслось и успокоилось. В одно такое прекрасное утро, в понедельник, Иван пришёл на работу с палочкой и сильно хромая. Мастер сразу предложил ему обратиться к врачу, уйти на больничный лист, но Иван, сославшись на то, что он туда и дорогу-то не знает, и что и так всё пройдёт, остался на работе. Так прошла ещё неделя, пока все знакомые не привыкли к его хромоте.
           И вдруг, телевидение, и печать взорвались новой сенсацией – «Мститель вернулся!» За одну ночь три трупа со свёрнутыми шеями! На завтра ещё два трупа! И так ещё две недели. Число жертв от мафии выросло за два периода тотального уничтожения по всему городу до тридцати девяти. Последние пять жертв -  крутые предприниматели. И опять долгий перерыв. Весь город кипел. Это уже был не просто ажиотаж, а восторг для одних и дикий страх для других.
           Прошёл месяц. И опять взрыв эмоций! Найден со свёрнутой шеей начальник одного из районных городских ГАИ, известный взяточник и движитель наркотрафика. Ещё в течение недели – ещё два начальника районных городских ГАИ. И опять тишина. Затаился Мститель! Город бушевал!
Где-то недели через две к концу рабочего дня раздался звонок у вице-губернатора. Позвонивший сказал, что он знает, где сегодня будет маньяк, и за обещанное вознаграждение, покажет этого маньяка, ему вице-губернатору сегодня в промежутке между девятнадцатью и двадцатью одним часом, прямо на месте. Потому, что никому больше, кроме как ему, не верит. И назвал свои фамилию имя отчество, место работы и то, что он сейчас находится на работе. Это был Иван. Уже через несколько минут его вызвали к начальнику цеха. Переоделся, взял свою палочку и минут через двадцать уже сидел в кабинете у высокого начальника.
- Откуда тебе известно всё, что ты сказал?
- Выследил.
- Денег захотел?
- Не без этого. И ещё! Он осиротил детей моей любимой сестры.
            Иван знал, что в оставшееся время и в азарте никто его информацию с сестрой проверять не будет. Сейчас закрутится, потому, что времени у чиновника всего один час!
- Где он будет?
- У дома начальника милиции Советского района.
- Хорошо знаешь это место?
- Живу там.
- Укрыться нашим есть где?
- Есть.
- Поехали!
            Несколько звонков и вот кавалькада из пяти внедорожников набитых вооружёнными людьми двинулась в указанное Иваном место. Он сидел на заднем сидении джина рядом с вице-губернатором. Спереди справа и с другой стороны чиновника сидели телохранители. Перед въездом в один из дворов, Иван остановил машины. По громкой связи чиновник дал распоряжение стрелять на поражение в человека, к которому будет подходить Иван,  слушать советы Ивана и приказал выходить из машин. Добрые полтора десятка вооружённых людей растеклись по указанным Иваном местам. С вице-губернатором остались два телохранителя и Иван. Чиновник уважительно посмотрел на доносчика:
- А, соображаешь! Ни одного человека не видно! Слушай, а где всё будет происходить?
- В подъезде.
- А может быть он уже там?
- Нет! Сначала он должен получить сигнал от помощника.
- Так он не один?
- Нет.
- Я так и думал! И какой сигнал?
- Свист.
- И какой?
- Да, примерно вот такой.
           И он громко свистнул. Кто и как понял этот свист неизвестно, но откуда-то, кто-то так же громко свистнул. Охранники резко повернулись в сторону ответного свиста, и в ту же секунду послышался резки неприятный хруст. Когда охранники повернулись назад, они увидели падающее на землю тело и стоящего и улыбающегося Ивана, руки которого были в карманах брюк. Палка Ивана лежала тут же. Наведя на него автоматы, охранники на какое-то время онемели. Затем один из них скомандовал: «Группа! Ко мне!»
          Когда все собрались, долго стояли, не зная, что делать. Ранее была команда стрелять на поражение, но никто не стрелял. Все смотрели на Ивана кто с восхищением, кто с сожалением, а кто и со страхом но не стреляли.
- Всё, ребята! Я ваш! Я своё дело закончил, а невинных я не убиваю.
- Ладно, поедешь со мной! Наручники не надевать! Уважаю… Приберитесь тут согласно Закона. Поехали!
ЭПИЛОГ.
              Ивана  доставили в  СИЗО. Начальник  этого заведения, оставив допрос до утра, лично закрыл его в отдельном крыле и в отдельной камере. Окон в них не было. Забрав все запасные ключи, от крыла и камеры он уехал домой.
             Утром у входа в крыло нашли двух мёртвых вертухаев, которые были видимо сначала оглушены, а затем отравлены каким-то сильным боевым газом. Этот газ проник и в камеру Ивана…
 
Рейтинг: +2 232 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!