МЕСТЬ ДЕСАНТНИКА.

27 ноября 2014 - Валентин Мурзов
                                                                                                             ПРОЛОГ.

            Иван Григорьевич Семёнов, сразу после окончания школы, пошёл учеником токаря на механический завод, где трудились несколько поколений Семёновых. Династия, в которую входили и мужчины и женщины всех поколений знаменитой на заводе фамилии.

               Иван учился в школе хорошо и был её гордостью, как разносторонний спортсмен. Он имел высокие разряды от первого до кандидата в мастера по боксу, по трём видам борьбы, по гирям и по лёгкой атлетике. На заводе он продолжил занятия спортом, но в секции бокса, которую возглавлял очень опытный тренер. Вскоре он получил и квалификацию токаря третьего разряда, и звание мастера спорта по боксу, выиграв несколько ответственных соревнований и войдя в юниорскую сборную РСФСР во втором среднем весе. Был он высок и строен. Добрый, симпатичный парень, душа всех компаний и баловень девчонок.

              Но вот пришла осень, и Иван был призван в ряды Советской Армии. Провожали его шумно и весело. Провожала его и любимая девушка Юля. После бурных прощаний, всех призывников загнали в вагоны, и Иван тут же завалился на полку плацкарты и заснул богатырским сном. Шёл ноябрь 1990 года.

              Его распределили, конечно же, в ВДВ. Пройдя курс молодого бойца, принял Присягу и стал настоящим солдатом. Служба у него шла, как «по маслу»! Отличник боевой и политической подготовки. Настоящий профессионал – десантник. Отличный спортсмен, ставший уже на первом году службы чемпионом вооружённых сил по боксу. Всё шло прекрасно! С Юлей они переписывались каждый день.

              И вдруг - несчастье! За четыре дня до Нового 1992 года пришла телеграмма, что его родители погибли. Домой он приехал в день похорон. Всего два часа просидел он у двух гробов самых дорогих ему людей. Дальше процессия, похороны, поминки. После поминок в заводской столовой с ним остались его самые близкие друзья. От них он узнал историю смерти его родителей. В девяносто первом году в городе стал бурно развиваться рэкет, бандитизм и прочие пороки, связанные с ними. Отец с матерью  возвращались с работы, когда несколько пьяных извергов посреди улицы на глазах у многих людей насиловали двух девушек. Отец Ивана вступился за несчастных. В потасовке отца с матерью и ещё одного мужчину зарезали.  По слухам бандиты были из группировки некоего Чумы. 
       
                                                                    
Месть 1.   
 
 
                На следующий день собрались самые надёжные, сильные и отчаянные друзья. Все они уже отслужили в Армии и многие из них в ВДВ. Их было двенадцать.  Они знали «штаб-квартиру» Чумы, ресторан «Изабелла». Каждый вечер бандиты «отдыхали» там вместе со своим главарём. Единодушно решили – смерть за смерть!

                 В 22 часа двенадцать человек в обычных пролетарских фуфайках и повязках на голове и лице, вооружённые обрезками арматуры, свернув шеи охранников, молча, ворвались в ресторан. Уже пьяные бандиты не успели даже применить оружие! В течении считанных минут более сорока человек были мертвы. Нападавшие исчезли также быстро, как и появились. Никто из обслуги ни помнил ничего, кроме фуфаек и повязок. Сколько было нападавших, чем били…

            На утро милиция обнаружила кучу пепла и небольших фрагментов фуфаек на пустыре новостройки. Рядом с пепелищем возвышалась целая гора обрезков толстенной арматуры…

            Все двенадцать друзей через два дня встретились на новогодней ёлке в Доме культуры завода.  Танцевали и веселились, как все. Со своими девчонками, жёнами и друзьями. В положенный срок Иван отправился в часть дослуживать. Провожали его теперь уже боевые товарищи и его Юленька.

Месть 2.

           Второй год службы пролетел быстро и не заметно. Побывал в горячих точках и в Чечне. Когда заканчивал службу в звании старшего сержанта, ему предложили сверхсрочную службу прапорщиком, но он отказался. Домой после дембеля вернулся в октябре 1992 года. На октябрьскую они с Юленькой сыграли свадьбу. Отцовская квартира ожила заботами молодой хозяйки. Через год у них родился мальчик. Назвали Лёшкой. Забот и радости прибавилось, а вот обстановка на заводе, где они работали, стала резко ухудшаться. Оборонные заказы исчезли. А занимали они 80% производства!  Завод залихорадило. Стали было производить бытовые изделия, но и на их производство нужны были деньги. Кредитов банки не давали. Инфляция стала достигать полутора тысяч процентов в год. Люди с завода бежали кто куда. Сокращали сотнями в день. Из пятнадцатитысячного коллектива осталось меньше тысячи. Иван упорно не увольнялся. Получал гроши. Подрабатывал, где придётся.

              Так прошло семь лет. Президентом стал В.Путин. Началась какая-то стабилизация во всём, затем и заметные улучшения. Народ вздохнул. Завод стал оживать. Получать хоть и не большие, но так нужные оборонные заказы. Пошли заказы и от смежников. И на заводе, и в семьях зазвучал смех. Появилась реальная надежда на лучшее. Лёшке исполнилось одиннадцать лет.
 
          Однажды, придя домой, Иван и Юля увидели, что их сын лежит на полу в нелепой позе, бледный и со следами пены на губах. Срочно вызвали скорую. Наркотик. Лёшку спасли, но он стал очень странным. Юля взяла отпуск, и всё время проводила с ним, провожая в школу и встречая из школы. На улицу гулять - только вместе.

           Но однажды на прогулке, он резко рванул в какую-то подворотню. Мать бросилась за ним. На какое-то время она потеряла его из вида. Но метнувшись в какой-то проход между гаражами, она вплотную нарвалась на Лёшку и какого-то молодого человека, который что-то передавал её сыну. Она с ходу вцепилась ему в волосы и в тот же миг почувствовала резкую боль в области сердца… То был нож. Лёшка что-то кричал и тормошил мать, но она его уже не слышала.

          Похороны были скромные. К этому времени не осталось в живых ни бабушек, ни дедушек, а братьев и сестёр не было ни у Ивана, ни у Юлии. Остались они только двое на всём белом свете.

          Иван, усадив перед собой сына, долго беседовал с ним о его прошлой и будущей жизни. Особенно он добивался точного описания парня, убившего Юлю. Иван понимал, что как и Юля, за сыном стопроцентно он не уследит, Ежедневные разговоры и убеждения, забота и тепло – всё, что он мог дать ребёнку. Прошёл месяц. С Лёшкой вроде бы всё наладилось, но у Ивана из головы не выходил убийца.

           Однажды, придя с работы, Иван обнаружил, что Лёшки нет. Он бросился искать его во дворах своего и соседних домов. Нашёл довольно быстро. Лёшка был мёртв. На снегу были следы волочения. То есть убили его в другом месте. Вызвав милицию и скорую, он бегом пробежал по следам до подъезда соседнего дома и сразу же вернулся к телу сына. Пока скорая помощь, пока обмеряли всё, составляли протоколы с участием понятых, всё вокруг затоптали напрочь. Лёшку убили, введя ему смертельную дозу синтетического наркотика.

         После похорон, Иван стал замкнутым и нелюдимым. Друзья и знакомые с сожалением покачивали головой – свихнулся, мол, мужик от горя. Работал он, как и прежде, но каждый вечер, а в выходные и днём, он медленно прогуливался по улицам и дворам, постепенно расширяя круги своих прогулок. Он замечал всё, что творится на улице. Видел то, чего видеть никто не мог. Выследил он и парня - убийцу и все цепочки идущие к нему и от него. И чем больше накручивал он свои круги, тем больше становилась информация о деятельности наркомафии.

          В один нехороший для приговорённых им день, ночью он оглушил убийцу кулаком по голове и на плече приволок его к гаражу, из стены которого на двухметровой высоте, торчал более, чем полуметровый острый арматурный штырь. Приставив парня к стене, Иван похлопал его по щекам, и когда тот очухался, прикрыв ему рот рукой, спросил:

- Узнал?

              Парень задёргался, пытаясь освободиться, но стокилограммовое тренированное тело Ивана, было словно железным.

- Стало быть узнал! Я тебя не буду мучить, допрашивать. Я и так всё знаю. А  приговариваю я тебя к смерти за жену и за единственного сына. Умирать будешь долго, а я буду смотреть. Ну!  Кто «за»? Я «за»!
          С этими словами, он коротко ударил головой в лицо парня, и когда тот обмяк, резко поднял его за пояс над головой, отошёл назад на три-четыре шага и, примерившись, с разбега насадил парня на штырь, который вылез из его груди в области правого лёгкого. Глаза у несчастного вылезли из орбит. Кричать он не мог, только хрипел. Он видел и слышал всё, но шевельнуться не мог.

- Ну, как?   Больно? А тем, которых ты убил, не больно было? А выглядишь ты клёво! Вот с такой рожей тебя и хоронить будут. Минус двадцать пять, наверное. Утром тебя со штыря трактором стаскивать будут. Ну, ладно! Ты подыши ещё немного, я пойду.  Дела у меня, сам понимаешь. Ты первый, но не последний. Работы у меня с вами, козлами много. Ну, что ж! До встречи в аду!

            В туже ночь в двух кварталах от первого нашли ещё одного «распространителя» со свёрнутой шеей. Милиция сразу встала на уши. Два трупа за ночь, почти в одном месте и ни каких зацепок. Явно кто-то начал сводить счёты с наркомафией. И явно, что этот человек не простой, а серьёзно подготовленный. На следующий день со свёрнутыми шеями нашли ещё троих наркокурьеров, но уже километрах в трёх от места первого преступления. И так продолжалось больше недели. Семнадцать трупов! Была объявлена охота на маньяка. Но все понимали, что это далеко не маньяк, если газеты и телевидение трещат о народном мстителе, борце с наркомафией. Для народа он был Героем!

           Иван понял, что пока надо притормозить свою деятельность. По всему городу стали мыкаться не хилые мужики с напряжённым, пытливым взглядом. Это значило, что им занимаются не только милиция, но и ФСБ, и ГРУ и другие спецслужбы.

           Жизнь пошла такая – дом-работа-дом. Читая газеты и просматривая телевизионные программы, он следил за «бурной» деятельностью стражей порядка и Закона! За него, как за серийного убийцу назначили баснословную сумму. А какие же «бабки» за него «зарядила» наркомафия?

          Прошла зима, весна и наступило лето. Тёплое, сухое. Всё утряслось и успокоилось. В одно такое прекрасное утро, в понедельник, Иван пришёл на работу с палочкой и сильно хромая. Мастер сразу предложил ему обратиться к врачу, уйти на больничный лист, но Иван, сославшись на то, что он туда и дорогу-то не знает, и что и так всё пройдёт, остался на работе. Так прошла ещё неделя, пока все знакомые не привыкли к его хромоте.

           И вдруг, телевидение, и печать взорвались новой сенсацией – «Мститель вернулся!» За одну ночь три трупа со свёрнутыми шеями! На завтра ещё два трупа! И так ещё две недели. Число жертв от мафии выросло за два периода тотального уничтожения по всему городу до тридцати девяти. Последние пять жертв -  крутые предприниматели. И опять долгий перерыв. Весь город кипел. Это уже был не просто ажиотаж, а восторг для одних и дикий страх для других.

           Прошёл месяц. И опять взрыв эмоций! Найден со свёрнутой шеей начальник одного из районных городских ГАИ, известный взяточник и движитель наркотрафика. Ещё в течение недели – ещё два начальника районных городских ГАИ. И опять тишина. Затаился Мститель! Город бушевал!

            Где-то недели через две к концу рабочего дня раздался звонок у вице-губернатора. Позвонивший сказал, что он знает, где сегодня будет маньяк, и за обещанное вознаграждение, покажет этого маньяка, ему вице-губернатору сегодня в промежутке между девятнадцатью и двадцатью одним часом, прямо на месте. Потому, что никому больше, кроме как ему, не верит. И назвал свои фамилию имя отчество, место работы и то, что он сейчас находится на работе. Это был Иван. Уже через несколько минут его вызвали к начальнику цеха. Переоделся, взял свою палочку и минут через двадцать уже сидел в кабинете у высокого начальника.

- Откуда тебе известно всё, что ты сказал?
- Выследил.
- Денег захотел?
- Не без этого. И ещё! Он осиротил детей моей любимой сестры.

            Иван знал, что в оставшееся время и в азарте никто его информацию с сестрой проверять не будет. Сейчас закрутится, потому, что времени у чиновника всего один час!

- Где он будет?
- У дома начальника милиции Советского района.
- Хорошо знаешь это место?
- Живу там.
- Укрыться нашим есть где?
- Есть.
- Поехали!

            Несколько звонков и вот кавалькада из пяти внедорожников набитых вооружёнными людьми двинулась в указанное Иваном место. Он сидел на заднем сидении джина рядом с вице-губернатором. Спереди справа и с другой стороны чиновника сидели телохранители. Перед въездом в один из дворов, Иван остановил машины. По громкой связи чиновник дал распоряжение стрелять на поражение в человека, к которому будет подходить Иван,  слушать советы Ивана и приказал выходить из машин. Добрые полтора десятка вооружённых людей растеклись по указанным Иваном местам. С вице-губернатором остались два телохранителя и Иван. Чиновник уважительно посмотрел на доносчика:

- А, соображаешь! Ни одного человека не видно! Слушай, а где всё будет происходить?
- В подъезде.
- А может быть он уже там?
- Нет! Сначала он должен получить сигнал от помощника.
- Так он не один?
- Нет.
- Я так и думал! И какой сигнал?
- Свист.
- И какой?
- Да, примерно вот такой.

           И он громко свистнул. Кто и как понял этот свист неизвестно, но откуда-то, кто-то так же громко свистнул. Охранники резко повернулись в сторону ответного свиста, и в ту же секунду послышался резки неприятный хруст. Когда охранники повернулись назад, они увидели падающее на землю тело и стоящего и улыбающегося Ивана, руки которого были в карманах брюк. Палка Ивана лежала тут же. Наведя на него автоматы, охранники на какое-то время онемели. Затем один из них скомандовал: «Группа! Ко мне!»

          Когда все собрались, долго стояли, не зная, что делать. Ранее была команда стрелять на поражение, но никто не стрелял. Все смотрели на Ивана кто с восхищением, кто с сожалением, а кто и со страхом но не стреляли.

- Всё, ребята! Я ваш! Я своё дело закончил, а невинных я не убиваю.
- Ладно, поедешь со мной! Наручники не надевать! Уважаю… Приберитесь тут согласно Закона. Поехали!

ЭПИЛОГ.

              Ивана  доставили в  СИЗО. Начальник  этого заведения, оставив допрос до утра, лично закрыл его в отдельном крыле и в отдельной камере. Окон в них не было. Забрав все запасные ключи  крыла и камеры и проинструктировав охранников, он уехал домой.

             Утром у входа в крыло нашли двух мёртвых вертухаев, которые были видимо сначала оглушены, а затем отравлены каким-то сильным боевым газом. Этот газ проник и в камеру Ивана…
 

© Copyright: Валентин Мурзов, 2014

Регистрационный номер №0255625

от 27 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0255625 выдан для произведения: ПРОЛОГ.
            Иван Григорьевич Семёнов, сразу после окончания школы, пошёл учеником токаря на механический завод, где трудились несколько поколений Семёновых. Династия, в которую входили и мужчины и женщины всех поколений знаменитой на заводе фамилии.
               Иван учился в школе хорошо и был её гордостью, как разносторонний спортсмен. Он имел высокие разряды от первого до кандидата в мастера по боксу, по трём видам борьбы, по гирям и по лёгкой атлетике. На заводе он продолжил занятия спортом, но в секции бокса, которую возглавлял очень опытный тренер. Вскоре он получил и квалификацию токаря третьего разряда, и звание мастера спорта по боксу, выиграв несколько ответственных соревнований и войдя в юниорскую сборную РСФСР во втором среднем весе. Был он высок и строен. Добрый, симпатичный парень, душа всех компаний и баловень девчонок.
              Но вот пришла осень, и Иван был призван в ряды Советской Армии. Провожали его шумно и весело. Провожала его и любимая девушка Юля. После бурных прощаний, всех призывников загнали в вагоны, и Иван тут же завалился на полку плацкарты и заснул богатырским сном. Шёл ноябрь 1990 года.
              Его распределили, конечно же, в ВДВ. Пройдя курс молодого бойца, принял Присягу и стал настоящим солдатом. Служба у него шла, как «по маслу»! Отличник боевой и политической подготовки. Настоящий профессионал – десантник. Отличный спортсмен, ставший уже на первом году службы чемпионом вооружённых сил по боксу. Всё шло прекрасно! С Юлей они переписывались каждый день.
              И вдруг - несчастье! За четыре дня до Нового 1992 года пришла телеграмма, что его родители погибли. Домой он приехал в день похорон. Всего два часа просидел он у двух гробов самых дорогих ему людей. Дальше процессия, похороны, поминки. После поминок в заводской столовой с ним остались его самые близкие друзья. От них он узнал историю смерти его родителей. В девяносто первом году в городе стал бурно развиваться рэкет, бандитизм и прочие пороки, связанные с ними. Отец с матерью  возвращались с работы, когда несколько пьяных извергов посреди улицы на глазах у многих людей насиловали двух девушек. Отец Ивана вступился за несчастных. В потасовке отца с матерью и ещё одного мужчину зарезали.  По слухам бандиты были из группировки некоего Чумы.        
                                                    Месть 1.     
 На следующий день собрались самые надёжные, сильные и отчаянные друзья. Все они уже отслужили в Армии и многие из них в ВДВ. Их было двенадцать.  Они знали «штаб-квартиру» Чумы, ресторан «Изабелла». Каждый вечер бандиты «отдыхали» там вместе со своим главарём. Единодушно решили – смерть за смерть! В 22 часа двенадцать человек в обычных пролетарских фуфайках и повязках на голове и лице, вооружённые обрезками арматуры, свернув шеи охранников, молча, ворвались в ресторан. Уже пьяные бандиты не успели даже применить оружие! В течении считанных минут более сорока человек были мертвы. Нападавшие исчезли также быстро, как и появились. Никто из обслуги ни помнил ничего, кроме фуфаек и повязок. Сколько было нападавших, чем били…
            На утро милиция обнаружила кучу пепла и небольших фрагментов фуфаек на пустыре новостройки. Рядом с пепелищем возвышалась целая гора обрезков толстенной арматуры…
            Все двенадцать друзей через два дня встретились на новогодней ёлке в Доме культуры завода.  Танцевали и веселились, как все. Со своими девчонками, жёнами и друзьями. В положенный срок Иван отправился в часть дослуживать. Провожали его теперь уже боевые товарищи и его Юленька.
Месть 2.
           Второй год службы пролетел быстро и не заметно. Побывал в горячих точках и в Чечне. Когда заканчивал службу в звании старшего сержанта, ему предложили сверхсрочную службу прапорщиком, но он отказался. Домой после дембеля вернулся в октябре 2002 года. На октябрьскую они с Юленькой сыграли свадьбу. Отцовская квартира ожила заботами молодой хозяйки. Через год у них родился мальчик. Назвали Лёшкой. Забот и радости прибавилось, а вот обстановка на заводе, где они работали, стала резко ухудшаться. Оборонные заказы исчезли. А занимали они 80% производства!  Завод залихорадило. Стали было производить бытовые изделия, но и на их производство нужны были деньги. Кредитов банки не давали. Инфляция стала достигать полутора тысяч процентов в год. Люди с завода бежали кто куда. Сокращали сотнями в день. Из пятнадцатитысячного коллектива осталось меньше тысячи. Иван упорно не увольнялся. Получал гроши. Подрабатывал, где придётся. Так прошло семь лет. Президентом стал В.Путин. Началась какая-то стабилизация во всём, затем и заметные улучшения. Народ вздохнул. Завод стал оживать. Получать хоть и не большие, но так нужные оборонные заказы. Пошли заказы и от смежников. И на заводе, и в семьях зазвучал смех. Появилась реальная надежда на лучшее. Лёшке исполнилось одиннадцать лет.  
         Однажды, придя домой, Иван и Юля увидели, что их сын лежит на полу в нелепой позе, бледный и со следами пены на губах. Срочно вызвали скорую. Наркотик. Лёшку спасли, но он стал очень странным. Юля взяла отпуск, и всё время проводила с ним, провожая в школу и встречая из школы. На улицу гулять - только вместе.
           Но однажды на прогулке, он резко рванул в какую-то подворотню. Мать бросилась за ним. На какое-то время она потеряла его из вида. Но метнувшись в какой-то проход между гаражами, она вплотную нарвалась на Лёшку и какого-то молодого человека, который что-то передавал её сыну. Она с ходу вцепилась ему в волосы и в тот же миг почувствовала резкую боль в области сердца… То был нож. Лёшка что-то кричал и тормошил мать, но она его уже не слышала.
          Похороны были скромные. К этому времени не осталось в живых ни бабушек, ни дедушек, а братьев и сестёр не было ни у Ивана, ни у Юлии. Остались они только двое на всём белом свете.
          Иван, усадив перед собой сына, долго беседовал с ним о его прошлой и будущей жизни. Особенно он добивался точного описания парня, убившего Юлю. Иван понимал, что как и Юля, за сыном стопроцентно он не уследит, Ежедневные разговоры и убеждения, забота и тепло – всё, что он мог дать ребёнку. Прошёл месяц. С Лёшкой вроде бы всё наладилось, но у Ивана из головы не выходил убийца.
           Однажды, придя с работы, Иван обнаружил, что Лёшки нет. Он бросился искать его во дворах своего и соседних домов. Нашёл довольно быстро. Лёшка был мёртв. На снегу были следы волочения. То есть убили его в другом месте. Вызвав милицию и скорую, он бегом пробежал по следам до подъезда соседнего дома и сразу же вернулся к телу сына. Пока скорая помощь, пока обмеряли всё, составляли протоколы с участием понятых, всё вокруг затоптали напрочь. Лёшку убили, введя ему смертельную дозу синтетического наркотика.
         После похорон, Иван стал замкнутым и нелюдимым. Друзья и знакомые с сожалением покачивали головой – свихнулся, мол, мужик от горя. Работал он, как и прежде, но каждый вечер, а в выходные и днём, он медленно прогуливался по улицам и дворам, постепенно расширяя круги своих прогулок. Он замечал всё, что творится на улице. Видел то, чего видеть никто не мог. Выследил он и парня - убийцу и все цепочки идущие к нему и от него. И чем больше накручивал он свои круги, тем больше становилась информация о деятельности наркомафии.
          В один нехороший для приговорённых им день, ночью он оглушил убийцу кулаком по голове и на плече приволок его к гаражу, из стены которого на двухметровой высоте, торчал более, чем полуметровый острый арматурный штырь. Приставив парня к стене, Иван похлопал его по щекам, и когда тот очухался, прикрыв ему рот рукой, спросил:
- Узнал?
        Парень задёргался, пытаясь освободиться, но стокилограммовое тренированное тело Ивана, было словно железным.
- Стало быть узнал! Я тебя не буду мучить, допрашивать. Я и так всё знаю. А  приговариваю я тебя к смерти за жену и за единственного сына. Умирать будешь долго, а я буду смотреть. Ну!  Кто «за»? Я «за»!
          С этими словами, он коротко ударил головой в лицо парня, и когда тот обмяк, резко поднял его за пояс над головой, отошёл назад на три-четыре шага и, примерившись, с разбега насадил парня на штырь, который вылез из его груди в области правого лёгкого. Глаза у несчастного вылезли из орбит. Кричать он не мог, только хрипел. Он видел и слышал всё, но шевельнуться не мог.
- Ну, как?   Больно? А тем, которых ты убил, не больно было? А выглядишь ты клёво! Вот с такой рожей тебя и хоронить будут. Минус двадцать пять, наверное. Утром тебя со штыря трактором стаскивать будут. Ну, ладно! Ты подыши ещё немного, я пойду.  Дела у меня, сам понимаешь. Ты первый, но не последний. Работы у меня с вами, козлами много. Ну, что ж! До встречи в аду!
        В туже ночь в двух кварталах от первого нашли ещё одного «распространителя» со свёрнутой шеей. Милиция сразу встала на уши. Два трупа за ночь, почти в одном месте и ни каких зацепок. Явно кто-то начал сводить счёты с наркомафией. И явно, что этот человек не простой, а серьёзно подготовленный. На следующий день со свёрнутыми шеями нашли ещё троих наркокурьеров, но уже километрах в трёх от места первого преступления. И так продолжалось больше недели. Семнадцать трупов! Была объявлена охота на маньяка. Но все понимали, что это далеко не маньяк, если газеты и телевидение трещат о народном мстителе, борце с наркомафией. Для народа он был Героем!
           Иван понял, что пока надо притормозить свою деятельность. По всему городу стали мыкаться не хилые мужики с напряжённым, пытливым взглядом. Это значило, что им занимаются не только милиция, но и ФСБ, и ГРУ и другие спецслужбы.
           Жизнь пошла такая – дом-работа-дом. Читая газеты и просматривая телевизионные программы, он следил за «бурной» деятельностью стражей порядка и Закона! За него, как за серийного убийцу назначили баснословную сумму. А какие же «бабки» за него «зарядила» наркомафия?
          Прошла зима, весна и наступило лето. Тёплое, сухое. Всё утряслось и успокоилось. В одно такое прекрасное утро, в понедельник, Иван пришёл на работу с палочкой и сильно хромая. Мастер сразу предложил ему обратиться к врачу, уйти на больничный лист, но Иван, сославшись на то, что он туда и дорогу-то не знает, и что и так всё пройдёт, остался на работе. Так прошла ещё неделя, пока все знакомые не привыкли к его хромоте.
           И вдруг, телевидение, и печать взорвались новой сенсацией – «Мститель вернулся!» За одну ночь три трупа со свёрнутыми шеями! На завтра ещё два трупа! И так ещё две недели. Число жертв от мафии выросло за два периода тотального уничтожения по всему городу до тридцати девяти. Последние пять жертв -  крутые предприниматели. И опять долгий перерыв. Весь город кипел. Это уже был не просто ажиотаж, а восторг для одних и дикий страх для других.
           Прошёл месяц. И опять взрыв эмоций! Найден со свёрнутой шеей начальник одного из районных городских ГАИ, известный взяточник и движитель наркотрафика. Ещё в течение недели – ещё два начальника районных городских ГАИ. И опять тишина. Затаился Мститель! Город бушевал!
Где-то недели через две к концу рабочего дня раздался звонок у вице-губернатора. Позвонивший сказал, что он знает, где сегодня будет маньяк, и за обещанное вознаграждение, покажет этого маньяка, ему вице-губернатору сегодня в промежутке между девятнадцатью и двадцатью одним часом, прямо на месте. Потому, что никому больше, кроме как ему, не верит. И назвал свои фамилию имя отчество, место работы и то, что он сейчас находится на работе. Это был Иван. Уже через несколько минут его вызвали к начальнику цеха. Переоделся, взял свою палочку и минут через двадцать уже сидел в кабинете у высокого начальника.
- Откуда тебе известно всё, что ты сказал?
- Выследил.
- Денег захотел?
- Не без этого. И ещё! Он осиротил детей моей любимой сестры.
            Иван знал, что в оставшееся время и в азарте никто его информацию с сестрой проверять не будет. Сейчас закрутится, потому, что времени у чиновника всего один час!
- Где он будет?
- У дома начальника милиции Советского района.
- Хорошо знаешь это место?
- Живу там.
- Укрыться нашим есть где?
- Есть.
- Поехали!
            Несколько звонков и вот кавалькада из пяти внедорожников набитых вооружёнными людьми двинулась в указанное Иваном место. Он сидел на заднем сидении джина рядом с вице-губернатором. Спереди справа и с другой стороны чиновника сидели телохранители. Перед въездом в один из дворов, Иван остановил машины. По громкой связи чиновник дал распоряжение стрелять на поражение в человека, к которому будет подходить Иван,  слушать советы Ивана и приказал выходить из машин. Добрые полтора десятка вооружённых людей растеклись по указанным Иваном местам. С вице-губернатором остались два телохранителя и Иван. Чиновник уважительно посмотрел на доносчика:
- А, соображаешь! Ни одного человека не видно! Слушай, а где всё будет происходить?
- В подъезде.
- А может быть он уже там?
- Нет! Сначала он должен получить сигнал от помощника.
- Так он не один?
- Нет.
- Я так и думал! И какой сигнал?
- Свист.
- И какой?
- Да, примерно вот такой.
           И он громко свистнул. Кто и как понял этот свист неизвестно, но откуда-то, кто-то так же громко свистнул. Охранники резко повернулись в сторону ответного свиста, и в ту же секунду послышался резки неприятный хруст. Когда охранники повернулись назад, они увидели падающее на землю тело и стоящего и улыбающегося Ивана, руки которого были в карманах брюк. Палка Ивана лежала тут же. Наведя на него автоматы, охранники на какое-то время онемели. Затем один из них скомандовал: «Группа! Ко мне!»
          Когда все собрались, долго стояли, не зная, что делать. Ранее была команда стрелять на поражение, но никто не стрелял. Все смотрели на Ивана кто с восхищением, кто с сожалением, а кто и со страхом но не стреляли.
- Всё, ребята! Я ваш! Я своё дело закончил, а невинных я не убиваю.
- Ладно, поедешь со мной! Наручники не надевать! Уважаю… Приберитесь тут согласно Закона. Поехали!
ЭПИЛОГ.
              Ивана  доставили в  СИЗО. Начальник  этого заведения, оставив допрос до утра, лично закрыл его в отдельном крыле и в отдельной камере. Окон в них не было. Забрав все запасные ключи, от крыла и камеры он уехал домой.
             Утром у входа в крыло нашли двух мёртвых вертухаев, которые были видимо сначала оглушены, а затем отравлены каким-то сильным боевым газом. Этот газ проник и в камеру Ивана…
 
Рейтинг: +2 306 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
129
120
106
100
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
93
92
91
86
81
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
59
57
56
45
43
38